К ОГЛАВЛЕНИЮ                           РАЗДЕЛ V АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

Глава  16.АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

§ 1. Административный процесс: сущность, виды

Процесс — совокупность последовательных действий, соверша­емых для достижения определенного результата; порядок осуще­ствления какой-либо деятельности. В таком понимании говорят, например, о законодательном, бюджетном, землеустроительном про­цессе и т. п.

Государственно-управленческая деятельность имеет процессу­альную форму.

С юридических позиций процесс есть реализация норм мате­риального права. Деятельность по реализации материальных ад­министративно-правовых норм можно рассматривать в качестве ад­министративного процесса. Он предназначен для того, чтобы обес­печить применение указанных правовых норм в сфере государ­ственного управления в целях достижения юридических резуль­татов (последствий), предполагаемых диспозицией нормы.

Данная функция составляет прерогативу субъектов исполни­тельной деятельности, осуществляемой в процессуальной форме. Именно в такой форме происходит юридически-властная реализа­ция задач и функций исполнительной власти. Но процесс правопри­менения не сводится лишь к обеспечению соблюдения соответству­ющих правил поведения (диспозиции). В равной мере на долю субъ­ектов исполнительной власти приходится и реализация санкций материальных административно-правовых норм. Соответственно возможен двоякий подход к пониманию сущности и назначения административно-процессуальной деятельности, а именно: право-применителъный и правоохранительный.

При характеристике административного процесса прежде всего необходимо учитывать общие качества, присущие этим двум на­правлениям его практического воплощения в повседневной государ­ственно-управленческой деятельности. Эти качества, во-первых,


находятся в прямой зависимости от основного признака процесса в его юридическом понимании и, во-вторых, органически связаны с определяющими свойствами деятельности' по практической реали­зации исполнительной власти. Последние находят свое выражение в юридической властности и односторонности волеизъявлений со­ответствующих субъектов исполнительной власти. Административ­но-процессуальная деятельность не может осуществляться вне вли­яния этих свойств, поскольку она фактически проявляется как один из элементов, характеризующих исполнительную власть в динамике (наряду с формами, методами ее осуществления и т. п.).

Есть еще одно важное обстоятельство, без учета которого нель-3h понять сущность административного процесса и, соответственно, административно-процессуальной деятельности. Его суть заключа­ется в том, что реально административно-правовые отношения все­гда воспринимаются только как процессуальные. Это означает, что особенности данного вида правовых отношений получают свое вы­ражение прежде всего и главным образом в процессуальной форме.

В целом проблема административного процесса до сих пор у нас полностью не решена как в теоретическом, так и в законодатель­ном или ином юридическом варианте. Об этом, в частности, свиде­тельствует тот факт, что начиная с 60-х гг. ведется непрекращаю­щаяся дискуссия по этому поводу. В результате сложились два подхода к ее решению, причем оба они имеют право на существо­вание.

1. Административный процесс иногда рассматривается как со­вокупность всех действий, совершаемых исполнительными орга­нами (должностными лицами) для реализации возложенных на них задач и функций. В таком понимании административный процесс трактуется в качестве самой государственно-управленческой дея­тельности во всем многообразии ее практических проявлений. С фактической стороны, действительно, отождествление деятельно­сти по управлению с процессуальной деятельностью оправданно. С чисто же юридической стороны дело обстоит иначе.

Действующее российское законодательство и подзаконные ад­министративно-правовые нормы не содержат доброкачественной юридической основы для того, чтобы можно было руководствоваться столь широким пониманием административного процесса. Речь мо­жет идти лишь о частичных вариантах регламентации тех или иных сторон повседневно осуществляемых управленческих действий, раз­нообразных по своему назначению, юридическому содержанию и последствиям. Существующий нормативно-правовой материал, по­зволяющий объединить любые управленческие действия под эгидой административного процесса, крайне разрознен; единые правила совершения таких действий в большинстве случаев отсутствуют, хотя значимость их бесспорна. Действительно, должны существовать


общие правила, например, разработки административно-правовых актов, как нормативных, так и индивидуальных; единые правила совершения различного рода распорядительных действий по реали­зации запретов, разрешений, дозволений и прямых предписаний, контрольно-надзорных, разрешительных, регистрационных, коорди­национных и прочих полномочий, реализуемых субъектами испол­нительной власти. Конечно, такого рода правила существуют, но они формулируются применительно к конкретным управленческим дей­ствиям конкретных исполнительных органов (должностных лиц), причем далеко не во всех случаях. Содержатся они в разрозненных, нескоординированных правовых актах различного назначения и различной юридической силы. Господствующим является ведом­ственный подход к формированию такого рода правил. Все это — свидетельство того, что административно-процессуальное законода­тельство в его совершенном и универсальном варианте пока еще отсутствует.

Практически речь идет о различного рода административных процедурах и соответствующих им административно-процедурных правилах. Создание на их основе свода (кодекса) — перспективная задача, прямо связанная с укреплением правовой базы государ­ственно-управленческой деятельности, механизма реализации за­дач и функций исполнительной власти.

2. Существует и иная трактовка процесса вообще, админист­ративного — в частности. Она базируется на традиционно сложив­шихся взглядах на процессуальную деятельность в юридическом смысле как на чисто юрисдикционную. В данном случае за основу берется осуществление правоохранительной функции. Процесс при этом отождествляется с осуществлением правосудия по гражданс­ким и уголовным делам, а в последнее время — и по администра­тивным делам. Именно в таком аспекте определяется функциональ-но-компетенционное содержание судебной власти (ст. 118 Консти­туции РФ).

Однако юрисдикционную функцию, причем в значительном объеме, повседневно и на различных уровнях системы государствен­ного управления осуществляют исполнительные органы (должнос­тные лица) непосредственно, то есть во внесудебном порядке. Та­кого рода их действия выражают реализацию одного из составных элементов их административной право- и дееспособности. Это зна­чит, что тем самым они осуществляют административную юрис­дикцию. Такого рода юрисдикция, однако, не является главным и определяющим содержание государственно-управленческой дея­тельности признаком, что характерно для функционирования судеб­ных органов. В основе юрисдикционной деятельности лежит рас­смотрение и разрешение спорных вопросов применения материаль­ных правовых норм, правовая оценка поведения тех или иных лиц,


применение в необходимых случаях при негативной оценке их по­ведения предусмотренных действующим законодательством мер го­сударственного (юридического) принуждения. Так, в частности, и поступают судебные органы при рассмотрении правовых споров, давая тем самым основу для понимания реального юридического содержания юрисдикции и юрисдикционной деятельности.

Данные позиции в целом применимы и для характеристики юрисдикционной деятельности исполнительных органов (должнос­тных лиц). В рамках своей управленческой компетенции они впра­ве, а во многих случаях — обязаны рассматривать и разрешать ад-министративно-правовые споры, самостоятельно оценивать пра­вомерность поведения участников управленческих общественных отношений, применять в необходимых случаях меры администра­тивной ответственности. Они совершают при этом действия, совпадающие по своему назначению и характеру с теми, которые осуществляются в рамках судебного процесса или судебной юрис­дикции.

Таковы исходные позиции, необходимые для правильного по­нимания административного процесса в его наиболее распростра­ненных вариантах. Основу для формирования его понятия как в широком (правоустановительном и правоприменительном), так и в узком (юрисдикционном) или собственном смысле, следовательно, составляет административно-процессуальная деятельность, которая понимается в двух вариантах:

а) административно-процедурном',

б) административно-юрисдикционном.

Конечно, оба варианта имеют некоторые сходные черты: пре­имущественно внесудебный порядок; индивидуальный, как прави­ло, характер дел; их регламентация нередко в одном нормативно-правовом акте (например, установлен единый порядок рассмотре­ния заявлений, предложений и жалоб граждан, хотя администра­тивно-правовой спор налицо лишь в последнем случае) и т. п.

Более существенно разграничение между ними, проводимое по следующим основаниям.

Во-первых, либо исполнительный орган (должностное лицо) совершает действия, не связанные с необходимостью рассмотрения и разрешения административно-правового спора, либо его действия обязательно связываются с возникающей в сфере государственно­го управления спорной ситуацией. Нельзя относить к администра­тивно-процессуальной деятельности юрисдикционного характера любого рода правоохранительные действия исполнительных орга­нов (должностных лиц), если их предмет не составляет конкретно­го административно-правового спора. Иначе говоря, юрисдикцион-ная деятельность не тождественна правоохранительной. Последняя более широка по своему объему.


Например, при осуществлении контрольно-надзорных полно­мочий процессуальные действия налицо (выбор того или иного ва­рианта проверочных действий, процедура их осуществления), од­нако административно-правовой спор при этом отсутствует. Он мо­жет возникнуть по результатам такого рода действий (например, при обжаловании примененных санкций). Значит, приведенный при­мер иллюстрирует административно-процессуальную деятельность неюрисдикционного характера. Налицо — административно-проце­дурная акция, равно как и в случаях совершения разрешитель­ных, регистрационных, поощрительных, стимулирующих и иных уп­равленческих действий. Аналогично может быть решен вопрос о соотношении рассмотрения заявлений граждан, которые, как пра­вило, связаны с реализацией субъективных прав, и жалоб, в кото­рых всегда инициируется конкретный административно-правовой спор.

Во-вторых, правовая оценка поведения участников управлен­ческих общественных отношений осуществляется в рамках обоих вариантов административного процесса. Однако при осуществлении административно-юрисдикционной деятельности она обязательно предполагает таковую в отношении сторон возникшего спора, в то время как при административно-процедурной деятельности право­вая оценка является условием удовлетворения соответствующих ходатайств (например, выдачи разрешения, лицензии и т. п.). Она может и отсутствовать, когда соответствующие процедуры ее не требуют (например при подготовке управленческого решения). Для юрисдикции же она обязательна.

В-третьих, в обоих вариантах фигурируют индивидуальные административные дела, однако — различные по своему характе­ру. Такого рода дела в административных процедурах лишены спор­ного характера. Кроме того, в этих процедурах индивидуальные дела нередко вообще отсутствуют (например, в административном делопроизводстве, то есть в работе со служебной документацией).

В-четвертых, при осуществлении административной юрисдик­ции принуждение — возможный результат разрешения админис­тративно-правового спроса. Свое выражение оно находит в приме­нении к виновной стороне соответствующих мер административной или иной юридической ответственности. Административные проце­дуры лишены этого признака, так как они используются не для приведения в действие механизма ответственности, а как процес­суальное средство реализации иных целей государственно-управ­ленческой деятельности, включая и применение административно-принудительных средств, не носящих характера юридической от­ветственности (предупреждение и пресечение).

В-пятых, административно-процедурная деятельность, как правило, не отличается сложностью (например, для регистрации


общественного объединения достаточно подачи заявления и учре­дительных документов), а потому и не требует детальной регла­ментации, что характерно для всех случаев, когда предметом про­цессуальной деятельности является административно-правовой спор.

С учетом изложенного к административно-процедурным делам можно отнести многие из тех, которых нередко относят к админи­стративному процессу, понимаемому в широком смысле, как-то: по изобретениям и открытиям, по патентам; по различным ходатай­ствам государственных и негосударственных формирований; по административному надзору; по применению административно-при­нудительных мер, лишенных характера юридической ответствен­ности; по приему на работу (службу); по приватизации имущества; по поощрению и т. п. Часто порядок рассмотрения и разрешения такого рода дел, равно как и юрисдикционных, характеризуют еди­ным термином — "производство". Тем не менее различия между двумя вариантами административно-процессуальной деятельности не следует игнорировать.

 

Следующая

§ 1. Государственное управление
§ 4. Система правовых актов о государственной службе
§ 3. Подведомственность дел
§ 5. Фонды
§ 5. Субъекты исполнительной власти
Поиск товаров
Search Results from «Озон» Право. Юриспруденция
2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования