7.Закон
    17.  Понятие закона в республиканском Риме.  В
   древнем Риме законом являлось решение комиций -  на-
   родного  собрания (рори-lus) того или иного вида (по
   куриям,  центуриям,  трибам). Для полной силы закона
   требовалось содействие трех органов римского        
государства. Такими являлись:  (1)  Магистрат,  имевший
   ius cum populo agendi - право созывать народное соб-
   рание (консул, диктатор, претор), должен был сначала
   выработать письменный проект закона (rogatio legis),
   ис-прошение закона. (2) Народ, собранный магистратом
   в  комиций,  мог принять или отвергнуть проект цели-
   ком,  но не обсуждал его,  так что весь процесс про-
   хождения закона сводился к вопросу магистрата, пред-
   лагающего закон, и положительного или отрицательного
   ответа со                                           
стороны народа ("как просишь" - uti rogas, или "стою на
   старом законе" - antique legem). (3) Наконец, закон,
   предложенный магистратом и принятый народом, нуждал-
   ся  в  ратификации  или  одобрении со стороны сената
   (auctoritas patrum).  Принятые таким образом  законы
   носили  название leges rogatae.  Испрошенным законам
   противополагались к концу                           
республики законы, устанавливавшиеся по делегации зако-
   нодателя полководцами в завоеванных провинциях  (le-
   ges datae). 
18. Виды законов по санкции их. Формули-
   ровка принятых законов распадалась на три части:  а)
   надпись (praescriptio),  указывавшая имена инициато-
   ров закона, вид народного собрания и обстоятельства,
   вызвавшие издание закона; б) rogatio - содержание   
самого закона и в) санкция (sanctio).  Последняя содер-
   жала гарантии соблюдения закона. Со стороны этих га-
   рантий различались: leges perfectae, minus quam per-
   fectae и leges imperfectae.  Первыми считались зако-
   ны, воспрещавшие какой-либо юридический акт и объяв-
   лявшие  его  ничтожным,  вторая категория боролась с
   нежелательными актами  угрозой  невыгодных  последс-
   твий, не объявляя ничтожными самых актов.
            
 Minus quam perfecta lex est qu-
   ae vetat aliquid fieri,  et si factum sit,  non res-
   cindit,  sed poenam iniungit ei qui contra legem fe-
   cit (Ulp.  1.1.2).-Менее,  чем законченным, является
   закон, запрещающий какое-либо действие, но, если оно
   совершится, не отменяющий его,  а налагающий штраф 
на того, кто поступил вопреки закону. 
   
 Третья категория законов содер-
   жала только воспрещение актов, без угрозы невыгодны-
   ми последствиями.  Республиканскому законодательству
   было свойственно избегать издания  leges  perfectae.
   Последующее время, особенно при императорах, измени-
   ло в  обратную сторону законодательную политику, и 
с V в. при сомнении всякий воспрещающий закон считался
    lex per fecta (С.  1.14.  5).
   19. Отмирание республиканского законодательства в эпоху 
    принципата. Август,  стре-
   мясь поддержать иллюзию народного суверенитета,  пы-
   тался возобновить законодательную деятельность коми-
   ций для своих реформ, желая подкрепить их мнимой во-
   лей народа. Но к концу I в. н.э. народные собрания
 перестали проводить зако-
ны, хотя их законодательная власть не была  упразднена.
   Последнее  упоминание о народных собраниях находится
   в аграрном законе конца I в. н.э. (D. 47. 21. 3. 1).
    8. Эдикты магистратов и преторское право
 20. Эдикты магистратов.
    Третий чисто римский источник права,
   перешедший  от  республиканского Рима,  представляли
   эдикты магистратов (претора,  курульного эдила, пра-
   вителя  провинции).  При  вступлении в должность ма-
   гистрат издавал эдикт,  в котором объявлял программу
   своей  деятельности,  обязательную для него на время
   его службы. Особенно большое значение получили эдик-
   ты преторов (содержавшие указания, при каких обстоя-
   тельствах                                           
будет даваться судебная защита). Эдикты преторов послу-
   жили источником образования особой системы  преторс-
   кого (или гонорарного, от honores, почетные должнос-
   ти) права.  В эпоху принципата за преторами сохраня-
   лось  прежнее  право  издавать  эдикты.  По-прежнему
   эдикт ставится наравне с                            
цивильным правом. Однако независимое положение преторов
и самостоятельное осуществление  ими  своей  власти  не
согласовались  больше с новыми формами государственного
устройства.  Издание преторами своих эдиктов (ius  edi-
cendi) формально не прекратилось, но они не могли всту-
пать в конфликт с  императорской  властью.  Подчиненные
сенату преторы потеряли всякую инициативу. Сенат обычно
предписывал преторам проводить свои постановления  (вы-
носившиеся под сильным влиянием императоров), и те пос-
лушно предоставляли специальные иски. Вводилось уже ма-
ло нового в эдикты предшественников, а новые статьи до-
бавлялись только по предложениям сената или особо влия-
тельных юристов. Конечно, в начале принципата таково же
было влияние и императора,  но  усиление  императорской
юрисдикции  пока было направлено на содействие преторс-
кому формулярному процессу,  который номинально остался
неприкосновенным.                                      
   21. Кодификация преторского права. Дальнейшее разви-
тие  пре-торской  деятельности  формально потеряло свое
основание,  когда при Адриане,  в целях закрепления от-
дельных постановлений преторского права, юристу Сальвию
Юлиану было поручено собрать, пересмотреть и привести в
порядок  накопившиеся к тому времени материалы постоян-
ного эдикта - edictum perpetuum (125-138 гг. н.э.). Со-
держание  прежних  эдиктов  в совокупности было оконча-
тельно зафиксировано. Другими словами, была произведена
кодификация преторского права. Правда, edictum perpetu-
um не был признан законом, но, по предложению императо-
ра,  особый  сенатусконсульт  объявил его неизменяемым;
право делать прибавления и  дополнения  было  оставлено
лишь за императором.  Последний, с момента редактирова-
ния эдикта,  заменил viva vox iuris civilis - живой го-
лос  цивильного  права.  Преторы  продолжали выставлять
эдикт в Риме и в провинциях,  но только в окончательной
редакции Юлиана.  Юлиановская редакция эдикта не сохра-
нилась,  однако благодаря вызванным кодификацией эдикта
и в основном дошедшим до нас обширным комментариям Гая,
Ульпиана и Павла стало возможным восстановить и текст и
расположение  содержавшихся  в  эдикте  постановлений и
формул. Существование комментария Гая также к провинци-
альному эдикту - edictum provinciale - заставляет пред-
полагать,  что Юлиан кодифицировал не только эдикт  го-
родских преторов, но и эдикт провинциальных правителей.
Эдикт же преторов перегринов остался,  по-видимому, вне
кодификации.  Если источники совершенно определенно го-
ворят об одном эдикте, то это происходит в силу уравне-
ния в 212 г. н.э. юридического положения свободных оби-
тателей Римской империи,  для которых другие эдикты по-
теряли всякое значение.  Эдикт распадался на определен-
ное число титулов небольшого объема  с  заглавиями  (de
iudiciis,  de  rebus creditis и т.  д.) и охватывал две
части.  В главной части были опубликованы отдельные мо-
менты и пункты исков,  clausulae edictales,  в дополни-
тельной - приведены типовые формуляры исков.  В  эдикте
не  соблюдалось особой системы,  так как содержание его
складывалось исторически, в течение веков, и обусловли-
валось практическими соображениями и историческими слу-
чайностями.  Содержание эдикта вытекало при  республике
из  компетенции (officium) судебных магистратов и уста-
навливалось ими по  соображениям  современной  политики
правящего класса.                                      
   22. Отношение между цивильным и  преторским  правом.
Между  цивильным  и преторским правом имело место живое
взаимодействие;  некоторые правила ius civile воспроиз-
водились  в эдикте,  и обратно,  достижения преторского
права переходили в область  ius  civile.  Императорские
конституции и рескрипты,  развивая цивильное право, шли
иногда путем заимствований из  эдикта.  Процесс  такого
взаимодействия захватывал различные институты права.  В
некоторых областях права на  почве  преторского  эдикта
сложились целые новые институты.  Так, рядом с dominium
ex iure Quiritium (квиритской собственностью)  возникла
так называемая бонитарная (in bonis esse - см. п. 193),
наряду с цивильным наследником (heres) стал  преторский
владелец наследства (bonorum possessor - см. п. 236). В
других институтах благодаря преторско-                 
му эдикту преобразовывалось содержание  институтов  ци-
   вильного  права.  Уже было указано,  как две области
   права - области цивильного и преторского права  -  в
   процессе  отмеченного  выше  взаимодействия медленно
   сближались между  собой.  После  кодификации  эдикта
   Сальвием Юлианом,  при Адриане,  это сближение стало
   еще более                                           
тесным. Правда, формальное противоположение двух систем
в силу римского консерватизма сохранялось до Юстиниана,
как историческое переживание. Но еще с эпохи классичес-
ких юристов началось слияние цивильного  и  преторского
права  в  один юридический порядок.  С особой быстротой
оно пошло в IV и V вв.  н.э. и оказало огромное влияние
на  структуру всех институтов и их систематическую раз-
работку. Нормы и институты, которые кажутся часто новы-
ми в кодификации Юстиниана, в сущности представляют ре-
зультат начавшегося за три столетия слияния  этих  двух
систем права. Об этом свидетельствует автор первых двух
книг Институций Юстиниана - Дорофей:
                   
   Sed cum  paulatim tam ex usu hominum quam ex consti-
tutionum emendationibus coepit in unam consonantiam ius
civile   et   praetorium   iungi   constitutum   est...
(1.2.10.3). - Но так как постепенно, из обычая людей, с
одной стороны и нововведений конституций, с другой, ци-
вильнее  право  начало  приходить  к   единообразию   с
првторским, то было установлено... 
                    
   Этот текст, включенный в элементарное руководство VI
в. н.э., передает чрезвычайно важный факт в истории ис-
точников римского права, как вполне естественный. Текст
указывает,  что постепенно путем практики, очевидно су-
дебной и деловой,  а также под воздействием императорс-
ких конституций,  исправлявших действующий закон,  воз-
никло новое право.
                                     
    9.  Сенатусконсульты
 23. В начале принципата превратились
    в законодательные акты постановления сената
   (редкие  при  республике).  С I до середины III в.в.
   н.э. сенатусконсульты являлись основной формой зако-
   нодательства,  хотя  и прикрываемой старой формулой,
   что сенат                                           
только полагает,  советует и рекомендует (censet, vide-
tur,  placet).  В сена-тусконсультах  нередко  давались
лишь общие принципиальные положения, а затем предостав-
лялось преторам указать в эдикте средства их практичес-
кого осуществления,  так что некоторые сенатусконсульты
можно назвать неоформленными законами. Сенатские законы
назывались так же,  как и законы в юридическом обиходе,
по имени или прозванию тех лиц,  кто их предложил (иск-
лючение S. С. Macedonianum - см. п. 466). Сенат не имел
законодательной инициативы. Его постановления чаще все-
го  являлись  лишь  оформлением предложений императора,
которые тот в силу своей власти  мог  вносить  в  сенат
письменно или устно, так называемая oratio principis in
senatu habita - речь императора,  произнесенная в сена-
те.                                                    
   
 10.  Юриспруденция
 24. Деятельность старых республиканских юристов.
     Римская юриспруденция ведет свое
   начало от практической деятельности юристов  респуб-
   ликанского периода. Развивавшаяся экономика и услож-
   нение форм оборота предъявляли  новые  разнообразные
   запросы,                                            
требовавшие точной  формулировки  прав  рабовладельцев.
Рядом  с  этим противоречия интересов крупных землевла-
дельцев и богачей-ростовщиков на почве различия  приме-
нявшихся теми и другими методов эксплуатации крестьян и
других малоимущих слоев населения,  в частности -  про-
винциалов,  в  свою очередь,  делало необходимой помощь
юристов в целях наилучшего  урегулирования  возникавших
вопросов.                                              
   Юристы, являвшиеся представителями  класса  рабовла-
   дельцев,  с  успехом разрешали ставившиеся им жизнью
   задачи:  закрепление  прав  собственника,  выработку
   форм договоров и т.  п.  В республиканский период их
   деятельность имела практический характер  и  выража-
   лась  в редактировании формальных актов (cavere),  в
   руководстве ведением судебных дел  (agere),  в  даче
   советов  (respondere).  По  дошедшим до нас отрывкам
   сочинений                                           
республиканских юристов  и  ссылкам  на  них позднейших
   юристов следует признать,  что уже тогда юридическая
   техника достигла довольно высокого уровня.  Деятель-
   ность  старых  республиканских  юристов  выражалась,
   прежде  всего,  в толковании права.
  Itа in civitale
   nostra aut iure,  id est lege, constituitur, aut est
   propri-um ius civile, quod sine scrlpto in sola pru-
   dentium interpretatione con-sistit  (D.  1.2.  2.12.
   Pomponlus). - Так и в нашем государстве [правосудие]
   строится или на основании права, т. е. писаного закона,
 или действует собственноецивильное право, которое 
   устанавливается без записи,одним толкованием
    знатоков права.
 В этих словах Пом-
   пония подчеркнута творческая роль римского  толкова-
   ния законов и его значение как источника права. Так,
   путем толкования XII таблиц были выработаны институ-
   ты эман-                                            
ципации (освобождения) детей от отцовской власти,  нас-
ледования по закону и др.  Путем  толкования  развилась
большая часть институтов цивильного права. Древнее тол-
кование III-II вв.  до н.э.  строго держалось словесной
формы,  в которую облекались законы или сделки. Цицерон
рисует это состояние и метод словами  -  veteres  verba
tenuerunt  -  древние  держались  за слова (pro Murena,
11),  подчеркивая консерватизм методов старого толкова-
ния.                                                   
   25. Литературные произведения старых юристов.  В со-
ответствии  с практическим характером деятельности ста-
рых республиканских юристов  их  литературная  деятель-
ность  выражалась  в  комментариях к законам XII таблиц
(таков комментарий Элия Пета Ката,  II в.  до  н.э.,  в
трех  частях:  объяснения текста,  толкования юристов и
исковые формулы). Более поздние произведения дают обоб-
щение практики,  ряд юридических правил - regulae (Марк
Порций Ка-тон - отец и сын, II до н. э.). Наконец, поя-
вились  систематические комментарии по отдельным систе-
мам цивильного и преторского права.  Кв. М. Сцевола (I
в. до н.э.) был составителем первого подробного изложе-
ния цивильного права в 18 книгах.  Сервий Сульпиций Руф
(I  в.  до  н.э.)  дал  первый комментарий пре-торского
эдикта.  Его ученик Алфен Вар комментировал обе системы
(цивильного и преторского) права в 40 книгах дигест.   
   Из других республиканских юристов нужно назвать Мар-
ка  Манилия,  Марка  Юния Брута и Публия Муция Сцеволу
(II в.  до н.э.), о которых позднейшие юристы говорили,
что они "основали цивильное право" (D.  1.  2.  2. 39).
Выдающимся юристом бьш также Цицерон (I в. до н. э.).  
   26. Деятельность классических юристов. Особого расц-
вета римская юриспруденция достигла в период принципата
(I-III вв.  н.э.),  признаваемый за классический. В эту
именно эпоху право частной собственности,  частное пра-
во, достигло своего высшего развития. Это обусловливало
широкое развитие деятельности юристов.                 
   Задачи, стоявшие  перед юристами классической эпохи,
отличались большой сложностью.  Классовые  противоречия
все  больше углублялись и обострялись,  восстания рабов
приняли такие формы и размеры, что весь рабовладельчес-
кий строй оказывался в опасности, и требовались чрезвы-
чайные меры для обеспечения господства верхушки  рабов-
ладельческого класса.  Беспрерывно росли и противоречия
между различными группировками свободного населения.  С
другой стороны, рост государственной территории, расши-
рение торгового оборота, развитие и усложнение всех хо-
зяйственных  отношений вызывали необходимость соответс-
твующих изменений правовой надстройки.  Необходимо было
проявить гибкость и разрешать вновь возникающие вопросы
в интересах господствующего класса,  в первую очередь -
в целях закрепления неограниченного права собственности
рабовледельцев на рабов и права собственности на землю.
   Классические юристы  успешно справились со стоявшими
перед ними задачами.  Верные своему практическому  нап-
равлению,  они в своих кратких и весьма четких решениях
отдельных казусов удовлетворяли новые запросы  жизни  в
соответствии  с интересами господствующего класса.  При
этом нередко наблюдалось, что, устанавливая по существу
новые принципы, римские юристы приурочивали их к старым
понятиям и  подкрепляли  ссылкой  на  авторитет  старых
юристов:  в  этом  сказывался  присущий римским юристам
консерватизм.  Но, наряду с этим, в их деятельности, и,
прежде всего,  в толковании закона определенно сказыва-
лось и прогрессивное начало. На место прежнего сло-вес-
но-грамматического толкования законов и сделок является
толкование ex voluntate,  основанное на отыскании  воли
закона или сторон.  Как говорит Цельз,  scire leges поп
hoc est verba earum tenere,  sed vim ac potestatem  (D.
1.  3.  17). знать законы-это не значит держаться за их
слова, но [понимать] их силу и значение [мощь].        
   Классические юристы не отходили,  однако,  без нужды
   от грамматически-словесного толкования.  При отсутс-
   твии  в словах закона или сделки какой-либо двусмыс-
   ленности недопустимо особо ставить вопрос о  воле  -
   quaestio voluntatis.
  Cum in verbis nulla ambiguitas
   est,  non debet adrnitti voluntatis quaestio (D. 32.
   25.1). - Когда слова не возбуждают никаких разногла-
   сий, не следует допускать [постановки] вопроса о воле.
   
  Отходя  от  старого,  строго  цивильного  права
   (strictum ius),  новое толкование направилось в сто-
   рону  искания aequum et bonum - справедливого и доб-
   рого. Это новое толкование опиралось на зачатки тог-
   дашней науки. Реторическая теория толкования права к
   концу республики вошла в систему обучения,  достигла
   зрелости  и  оказала  глубокое  влияние  на  римскую
   юриспруденцию. Она примыкала к аристотелевской      
науке и  ставила себе целью научить своих учеников воз-
можно логичному толкованию.  Реторическая теория  энер-
гично протестовала против старого формализма и букваль-
ного толкования,  из которого проистекало, что высочай-
шее  право - summum ius - становилось глубочайшей несп-
раведливостью - summa iniuria. В спорных случаях теория
внушала искать настоящей воли законодателя, выявлять те
цели, которые преследовал законодатель                 
(ratio legis),  в юридических же сделках цели,  которые
   ставили  себе договаривающиеся стороны (lex contrac-
   tus). 
 27.  lus respondendi. В республиканскую эпоху
   не  существовало  юрисконсультов  и заинтересованные
   лица обычно обращались к тем,  к кому имели доверие.
   Август и его преемники,  в целях привлечения на свою
   сторону авторитетного сословия юристов,             
предоставили некоторым  наиболее выдающимся юристам ius
publice respondendi - право давать официальные консуль-
тации по поручению императора, ex auctoritate principis
(D. 1. 2. 2. 48-50; Гай. 1.7) в ответ на запросы, обра-
щавшиеся к императору. Responsa (ответы) таких привиле-
гированных юристов имели такую же силу, как и собствен-
ные  императорские  толкования,  и были обязательны для
судей.                                                 
   28. Классические юристы.  В период от I до середины
III в.в. работали многие выдающиеся юристы, совмещавшие
глубину  теоретических знаний,  практические дарования,
педагогически-воспитательное влияние и,  наконец, оста-
вивших литературное наследие.  Целую эпоху в этом отно-
шении составил юрист начала принципата  М.  А.  Лабеон,
приверженец  республиканских  идей,  новатор  в области
права (plurima innovare instituit).  Лабеон оказал про-
должительное влияние на дальнейшее развитие юриспруден-
ции и считается основателем юридической школы  прокули-
анцев (названной по имени его ближайшего ученика Проку-
ла).  Его политический противник Капитон, имевший мень-
шее значение,  был основателем другой юридической школы
- сабиньянской, названной по имени его знаменитого уче-
ника Мазурия Сабина (незнатного происхождения,  достиг-
шего только к 50 г.  всаднического звания).  Сабин  был
величайшим юристом I в.  н.э., комментировавшим цивиль-
ное право.  Из школы прокулианцев вышли Ювенций Цельз -
отец и сын. Из сабинианцев во II в. надо отметить Саль-
вия Юлиана, получившего при Адриане поручение кодифици-
ровать  преторское право и успешно выполнившего это по-
ручение (см. п. 21). Ученик Сабина - Африкан много сох-
ранил от своего учителя, следуя ему иногда дословно, но
отличается трудностью для понимания.  Трудно сказать, к
какой школе относился Помпоний,  которому история римс-
кого права обязана сведениями о развитии  юриспруденции
и отдельных ее представителях (D. 1. 2. 2. 47-53). Пос-
ледним сабинианцем считается Гай,  не отличавшийся глу-
биной,  но оставивший учебное руководство - Институции,
написанные с большой ясностью.  К III в. н.э. относится
стоящий вне школ Эмилий Папиниан, острейший среди римс-
ких казуистов,  блестящий по сжатости стилист,  ставший
для позднейших поколений "первым из всех" (primus omni-
um).  Папиниан занимал выдающееся место по совершенству
формы  и  точности приемов подведения отдельных случаев
под соответствующие правила и нормы права.             
   Менее яркими, но также крупными юристами III в. н.э.
были Павел и Ульпиан. Павел являлся представителем того
направления  юристов,  которые видели основную задачу в
собирании,  обработке и комментировании работ предшест-
венников.  Он  был все же более смел и оригинален,  чем
действовавший несколько позднее в  том  же  направлении
многоречивый Ульпиан.                                  
   29. Упадок юриспруденции. С середины III в. н.э. на-
чинается упадок юриспруденции.  Если в эпоху принципата
юристы были нужны императору в качестве одного из кана-
лов  для проведения и поддержки императорской политики,
то при доминате эта их роль оказалась уже  законченной.
Императорская власть стала абсолютной, и воля императо-
ра оказалась единственным источником права. Ius respon-
dendi больше не дается; юристы работают главным образом
в качестве чиновников императорской канцелярии.  Однако
responsa классических юристов сохранили значение источ-
ника права:  в 426 г.  был издан закон  "о  цитировании
юристов", признававший обязательное значение за сочине-
ниями Папи-ниана,  Павла,  Ульпиана,  Гая, Модестина (и
тех юристов, сочинения которых приводится этими автора-
ми).  При различии мнений этих юристов,  предписывалось
придерживаться мнения, за которое высказалось большинс-
тво,  а при равенстве голосов  отдавалось  предпочтение
мнению Папиниана.                                      
   Из юристов эпохи домината сколько-нибудь  выдающимся
   можно  признать Гермогениана (приблизительно IV в.).
   30.  Юридическая литература.  Юридическая литература
   классической  эпохи  была чрезвычайно разнообразна и
   различно освещала  проблемы  права.  Для  начинающих
   назначались  элементарные  руководства  - институции
   (institutiones, enchiridia), определения            
(definitiones), правила  (regulae).  Практическим целям
служили сборники консультаций и казусов - ответы, пись-
ма,  проблемы и диспутации (responsa, epistolae, quaes-
tiones, disputationes). Более обширные работы представ-
ляли  комментарии к эдикту,  книги по цивильному праву,
комментарии к Кв.  Муцию и М.  Сабину,  где  излагалась
прежняя система ius civile (libri iuris civilis).  Нас-
тоящие своды давали дигесты,  в которых рассматривалось
одновременно  и  преторское и цивильное право.  Сюда же
относились комментарии к отдельным законам, сенатускон-
сультам, монографии по отдельным отраслям права, специ-
альные монографии по законодательству - своду XII  таб-
лиц, императорскому законодательству.                  
Наибольшей популярностью  пользовались  краткие элемен-
тарные руководства - institutiones.  Обучение юристов в
республиканском  Риме  выражалось  в  допущении молодых
юристов к слушанию даваемых консультаций и к обсуждению
с ними отдельных казусов (instruere). В конце республи-
ки стали вести систематическое чтение лекций (institue-
re).  В  качестве  пособия  к этим занятиям и появились
institutiones.  Наибольшей  популярностью  пользовались
Институции Гая. В конце классического периода появились
Институции Марциана, Каллистрата, Павла и Ульпиа-на. Но
они  не  могли  затмить  старых  Институций  Гая (II в.
н.э.), послуживших в дальнейшем образцом институционной
системы.  Их своеобразную систему можно назвать доктри-
нальной;  при отсутствии или лишь кратком  рассмотрении
исторического  материала  все сосредоточено на догмати-
ческом  изложении  действующего  права.  Институционная
система излагает право и его применение не разрозненно,
в случайном смешении казуистики,  как это делали упоми-
навшиеся  выше "Вопросы" и "Ответы",  "Правила" и "Спо-
ры", а стремится весь материал расчленить, с точки зре-
ния общих правовых категорий, какими прежде всего явля-
ются лица, вещи и иски.                                
   Институции Гая  дополняются  еще его сочинением "Res
quotid-ianae" ("Повседневные дела"). В совокупности они
дают краткий обзор всего действующего права,  привлекая
к изложению две системы - цивильного и преторского пра-
ва,  с преобладанием догматического изложения над исто-
рическим. Институции Гая получили широкое распростране-
ние  у юристов и грамматиков последующей эпохи,  а в VI
в.  н.э. они, правда, в искаженном и переработанном ви-
де,  были внесены в кодификацию Юстиниана (см.  п. 38).
Еще в V в.  н.э.  они распространялись в Италии в спис-
ках,  в своем подлинном виде.  Один из таких списков, с
ошибками и искажениями, был найден в библиотеке в Веро-
не ученым Нибуром (1816 г.). Текст институций был стерт
и покрыт сверху посланиями Иеронима ( VIII или IX  в.).
Восстановленная рукопись - палимпсест (т. е. пергамент,
текст которого был ранее соскоблен и по нем было  напи-
сано  что-нибудь заново) известен под названием Веронс-
кой.  В 1933 г.  в Александрии были куплены у антиквара
пергаментные листы с отрывками Гая,  дополняющие Верон-
сюий палимпсест.  Они называются то  "новыми  отрывками
Гая",  то - Александрийский, Египетский и Флорентийский
Гай (по месту находки и  хранения.  Существуют  русские
переводы, Институций Гая - Расснера (1888г.), Дыдынско-
го (1890-1892 гг.), М. Бобина - III и IV книг (Харьков,
1892 г).                                               
   Из обширной литературы юристов-классиков  до  нас  в
   полном виде дошло очень немного и часто в искаженном
   виде.  Помимо упомянутых выше Институций Гая следует
   отметить:  (1) Так называемые fragmenta Ulpiani. До-
   шедшая до нас рукопись была написана в Галлии в Х в.
   и  найдена  в библиотеке Ватикана.  В ней содержатся
   извлечения из сочинения Ульпиана - liber  singularis
   regularum. Написано это сочинение по системе        
Институций Гая. (2) Sententiarum libri quinque ad fili-
   um - называемые sententi-ae receptae Павла.  Принад-
   лежность их Павлу сомнительна.  Это  руководство  по
   гражданскому и уголовному праву и процессу благодаря
   полноте и относительной краткости было широко       
распространено и  особо отмечено в законе о цитировании
   (см. п. 29). В послеклассическую эпоху было издано в
   сокращенном и переработанном виде.  Извлечения вошли
   в Вестготский свод законов. 
 31.  Позднейшие литературные памятники.
    Из более поздних памятников IV и V
   вв.  эпохи домината дошли:  (1) Так называемые Frag-
   menta Vaticana - рукопись, найденная в 1821 г. в Ва-
   тиканской библиотеке; она представляет собой сборник
   ius  и leges и содержит семь глав:  о купле-продаже,
   узуфрукте,  приданом, опеке, дарении и прокураторах.
   Ius представлено                                    
в извлечениях из сочинений Папиниана,  Ульпиана и Павла
(Гай не представлен). Leges - почти исключительно конс-
титуции до 318 г.,  а  также  три  многоречивых  закона
Константина  и один Валентиниана I от 372 г.  О проис-
хождении сборника ничего не известно.  Труд, по-видимо-
му,  составлен до 438 г.,  так как Кодекс Феодосия (см.
п. 35) в нем не упоминается.                           
   (2) Collatio legum Mosaicarum et Romanamm (неизвест-
   ного автора) в трех рукописях VIII-XI вв.,  содержит
   сопоставление  законов  Моисея и римского права в 16
   главах,  относящихся  преимущественно  к  уголовному
   праву. (3) Consultatio veteris cuiusdam iurisconsul-
   ti.  Это сборник мнений юриста (имя  которого  неиз-
   вестно),  жившего,  по-видимому, в Галлии, в конце V
   или начале VI в.  Автор дает советы (главным образом
   из области договорного права) своим доверителям. (4)
   Leges saeculares - сирийско-римский законник,  кото-
   рый пользовался большим влиянием на Востоке и не был
   вытеснен законодательством Юстиниана. Книга излагает
   римское право весьма неполно, часто не понимая и ис-
   кажая смысл путем добавлений,                       
по-видимому, из  местного  права.  В основание положены
изречения- классических юристов,  но, в результате уси-
ленной и часто непонятной переработки,  они почти неуз-
наваемы. Работа была на-                               
писана первоначально по-гречески,  затем переведена  на
   сирийский язык, и этот перевод подвергся переработке
   на арабском и армянском языках.
   11. Императорские конституции 

   32. Виды конституций. В эпоху принципата
   издавались конституции в четырех основных формах: а)
   эдикты  - общие распоряжения (по названию продолжав-
   шие практику республиканских магистратов, но сущест-
   венно отличавшиеся от эдиктов магистратов, поскольку
императорские эдикты содержали не программу деятельнос-
   ти, а постановления, обязательные для всех должност-
   ных лиц и населения); б) декреты - решения по судеб-
   ным  делам;  в)  рескрипты - ответы на поступавшие к
   императорам вопросы;  г) мандаты - инструкции чинов-
   никам  по  административным и судебным вопросам.  Из
   этих четырех форм в период домината мандаты  выходят
   из  употребления;  декреты  и  рескрипты  имеют силу
   только по конкретным делам,  в связи с которыми  они
   даны, и, таким образом, основной формой закона явля-
   ется императорский эдикт. Многочисленность и разбро-
   санность  императорских  конституций вызвали потреб-
   ность их объединения.  Последовавшее в конце III  в.
   разделение  империи  на  две половины придало задаче
   такого собрания и политическое значение.  Оно назна-
   чено было служить                                   
символом единства права,  при  политическом  разделении
   государственного аппарата. Инициатива по кодификации
   конституций,  однако,  не была взята на себя  прави-
   тельством. Кодификация была произведена частными ли-
   цами.
33. Codex Gregorianus. В конце III в. (295 г.)
   был выпущен Codex Gregorianus, названный так по име-
   ни автора,  Грегориана. Он собрал конституции, начи-
   ная с Адриана и кончая современными ему. В подлинном
   виде этот кодекс но сохранился, но в                
значительной части вошел в ряд других памятников (Frag-
   menta Vaticana, Collatio legum Mosaicarum et Romana-
   rum,  lex romana Visigothorum, lex romana Burgundio-
   rum).  Оригинальной системы составитель не выработал
   и из 19 книг,  на которые распадается этот кодекс, в
   13 книгах следовал системе преторского  эдикта  пос-
   ледней редакции. Книги делились на титулы с предмет-
   ными рубриками; но материал размещался              
неравномерно и  пестро.  В пределах титулов конституции
приведены в хронологическом порядке с указанием адреса-
тов  и  времени  издания (inscriptio и subscriptio).  В
14-й и следующих книгах трактовались уголовное право  и
процесс.  Принятое  к практическому применению собрание
Грегориана пользовалось официальным признанием и  авто-
ритетом в последующие два века, пока его не отменил Ко-
декс Юстиниана.                                        
   34. Codex Hermogenianus.  Дополнением к первому соб-
ранию явился после 295 г.  второй codex, названный Her-
mogenianus по имени составителя Гермогениана. Он трижды
пересматривался составителем, который подверг большинс-
тво конституций тщательной редакции. Всего было собрано
120 конституций,  разделенных по содержанию на 69 титу-
лов,  без  объединения в книги.  Система и расположение
титулов этого кодекса не могут быть восстановлены.     
   35. Codex Theodosianus. Первым официальным собранием
конституций был  Codex  Theodosianus.  Восточно-римский
император  Феодосий II (402-450 гг.) или,  вернее,  его
правительство,  имел широкие  кодификационные  планы  -
опубликовать сборник императорских конституций со вклю-
чением ius,  т.  е.  произведений классиков. Обширность
программы затормозила это предприятие, и в конце концов
были собраны только императорские  конституции.  Кодекс
был  переслан  в Рим и принят соправителем Феодосия II,
Валентинианом III.  Несмотря на то, что кодекс был сос-
тавлен на Востоке,  он имел на Западе,  в Галлии, более
продолжительное влияние и применялся  там  даже  тогда,
когда был отменен на Востоке Кодексом Юстиниана. Кодекс
Феодосия сохранился в многочисленных рукописях и  пере-
издавался как в средние века, так и в новое время.     
   Кодекс распадается на 16 книг,  разделенных по пред-
   метным титулам.  В кодексе Феодосия получили отраже-
   ние изменения, которые произошли в государственной и
   частно-правовой  сфере  рабовладельческого государс-
   тва.  Открытый абсолютизм монархии  восточного  типа
   был  ярко  отражен в общественной и служебной иерар-
   хии.                                                
Потрясения, вызванные  революцией III в.  в экономике и
праве,  заставили пересмотреть  ряд  вопросов  частного
права, связанных с землевладением, и т. п. В частности,
следует отметить процесс закрепощения,  начиная со сво-
бодного прежде колона и кончая высшими сословиями.     
                                                       
                                                       
Глава 2
  КОДИФИКАЦИЯ  ЮСТИНИАНА
  12.  Задачи и процесс кодификационных работ
    при Юстиниане
 36. Задачи кодификации.
    Устремления юстиниановского периода (первая
   половина VI в.)  были  направлены  на  осуществление
   грандиозной   и  непосильной  задачи  восстановления
   единства Римской империи.  К этой цели сводилась по-
   литика и в области                                  
законодательства. Законодательная политика ставила  за-
   дачей  из двух потоков памятников прошлого - импера-
   торских законов (leges) и работ классических юристов
   (ius) - создать свод законов, пригодных для примене-
   ния в новых политических и  экономических  условиях.
   Для                                                 
того чтобы старые источники права  превратить  в  живые
источники  нового  права,  нужно  было создать из хаоса
текстов,  законов, конституций одно стройное целое. Пе-
ред  юристами  была  поставлена еще задача использовать
все, что дало развитие права за три столетия, прошедшие
между классическим периодом и этой эпохой,  т. е. отра-
зить изменения,  которые претерпело римское  право  при
пересадке его с Запада на Восток,  под греческими, вос-
точными и христианскими влияниями,  а также и тех изме-
нений,  которые происходили на Востоке под влиянием за-
падной после-классической  литературы.  Таким  образом,
свод  законов Юстиниана является в основном компиляцией
из существовавших до того  источников,  но  многократно
преобразованных, переделенных и обобщенных. Кодификация
Юстиниана отличается от предыдущих кодификаций  несрав-
ненно  большим  размахом и более высокой творческой си-
лой. В ней обнаруживается не только более широкая осно-
ва  источников и более обильное их использование,  но и
гораздо более тщательная обработка избранных текстов.  
   37. Объем кодификации. Предыдущие своды были сборни-
ками только leges;  вопрос о собирании материалов  ius,
поставленный при Феодосии II,  не был реализован. Пред-
варительные сборники и хрестоматии по ius  были  плодом
работ и знаний беритской и константинопольской правовых
школ,  где еще в V в. н.э. укрепилось изучение римского
права. Преподаватели стремились приспособить классичес-
кие труды к новому порядку вещей,  установленному абсо-
лютной  монархией.  Эти-то  труды и были использованы в
кодификации Юстиниана.  Кодификация имеет много  недос-
татков,  особенно в самой технике законодательства,  но
имеются и положительные стороны, в частности, в области
некоторых нововведений.                                
   Характерно было стремление  соединить  разнообразные
ветви римского права (например,  цивильное и преторское
право,  цивильное и право народов Италии и провинций) и
удалить отжившие институты (mancipatio, in iure cessio,
fiducia) (см.  пп. 196, 197, 407 и др.). В иных случаях
ясно  видны попытки придать новое содержание перешедшим
от прошлого правовым понятиям и институтам и таким  пу-
тем сохранить их жизненность (например, litter-arum ob-
ligatio in ius vocatio, litis contestatio) (см. пп. 53,
74.  449).  Новый  законодательный  труд стремился быть
продолжением развития классического права  и  устранить
недостатки  его,  выступавшие  до того времени в трудах
юристов и императорских конституциях.  Составители уде-
ляли  внимание новым правовым воззрениям;  в результате
этого римское частное право сделалось  более  пригодным
для восприятия его в дальнейшем новыми народами.       
   38. Ход  кодификации.  Руководство  кодификационными
работами было возложено на magister officiorum и quaes-
tor sacri palatii Трибониана. Юстиниан назначил 13 фев-
раля 528 г.  комиссию из десяти членов, с участием Три-
бониана и константинопольского преподавателя права Тео-
фила;  этой  комиссии  было поручено составить в первую
очередь свод конституций. Три прежних собрания облегчи-
ли работу комиссии,  и 7 апреля 529 г. собрание консти-
туций было опубликовано как Codex lustinianus и  вместе
с тем было запрещено пользоваться старыми собраниями.  
   Пока шли работы по  кодификации  конституций,  целый
ряд спорных вопросов, разделявших старых юристов и выз-
вавших закон о цитировании,  был решен в 529  г.  путем
отдельных  (до  50) императорских конституций (quinqua-
ginta decisiones).  Было еще издано свыше  200  законов
для преобразования старого права, причем некоторые инс-
титуты были совсем устранены, другие реформированы.    
   Кодификация юридической литературы была возложена 15
декабря 530 г.  на комиссию из  семнадцати  членов  под
председательством  Трибониана  с участием Теофила и бе-
ритского профессора Дорофея.  Закон  о  цитировании  не
связывал  комиссии,  и  она могла привлекать всех iuris
auctores.  Компиляторы должны были из  громадной  массы
правовой литературы выбирать самое необходимое (непрак-
тичное исключать или переделать,  не допускать повторе-
ний  и  противоречий)  и  обработать для свода законов.
Сокращения,  добавления и изменения старых текстов были
прямо                                                  
предписаны, с   предоставлением   компиляторам  свободы
действий в этом отношении.  Этим  правом  весьма  часто
пользовались,  и множество текстов было "улучшено", как
хвастливо уверяет император. Изменения, или, как их на-
зывали,  "улучшения", касались не только отдельных тех-
нических выражений, относящихся к устаревшим правоотно-
шениям  и  заменявшихся  терминами  действующего  права
(вместо mancipatio ставилась traditio, вместо fiducia -
pignus и т. д.), но и целые фразы и части фраз вычерки-
вались, другие переделывались и вводились новые. Многие
из этих изменений открыты и стали известны под названи-
ем interpolationes с XVI в.  Работа по обнаружению  ин-
терполяций ведется и до настоящего времени. От интерпо-
ляций следует отличать глоссы,  т.  е. объяснения непо-
нятных слов и терминов переписчиками и читателями,  по-
падавшие в самые тексты в рукописях и до  компиляторов.
Собраны были сочинения 39 юристов,  неполный список ко-
торых приложен к старейшей  рукописи  (Index  Florenti-
nus).  План  производства  выборки из сочинений юристов
был установлен наперед.  Материал разделен на 50  книг,
которые, кроме 30-32 книг, распадаются на титулы. Книга
1 служила введением,  книги 2-46 следуют  системе  пре-
тор-ского  эдикта со значительными изменениями и допол-
нениями, книги 47 и 48 отведены уголовному праву и про-
цессу, книга 49 - обжалованию, финансам и военному пра-
ву, последняя, 50 книга - муниципальному праву и особым
дополнениям.                                           
   Для ускорения работы комиссии она разделилась на три
подкомиссии,  собиравшие:  первая - произведения по ци-
вильному праву (так называемая Сабиновская масса  сочи-
нений),  вторая  - по преторскому праву (так называемая
эдиктальная масса),  третья  -  произведения  Папиниана
(так  называемая  Папиниановская  масса) и кое-где сюда
присоединилась группа приложений (так называемый Appen-
dix).  Выборки, произведенные в секциях, сводились вое-
дино на общих собраниях комиссии и размещались в книгах
под  соответствующими  титулами.  Все собрание получило
наименование Digesta, завещанное классической литерату-
рой (т.е. собрание юридических материалов).            
   16 декабря 533 г.  законченная работа была опублико-
вана  как Digesta или Pandectae lustiniani.  Применение
старых источников было воспрещено, и во избежание конт-
роверз были запрещены также всякие комментарии.  Допус-
кались только дословные переводы, краткие указатели со-
держания  отдельных  мест (индексы),  выдержки и парал-
лельные сопоставления соответствующих текстов (паратит-
лы).  В  сомнительных  случаях  надлежало обращаться за
разъяснениями к императору.  Цитируются места из Дигест
буквой D и цифровыми указаниями книги,  титула и отрыв-
ка, например: D. 45. 1. 122. 2.                        
   Во время  работ комиссии компиляторов Дигест на Три-
бониана,  Теофила и Дорофея было  возложено  поручение
составить  институции  для замены устаревших Институций
Гая.  Результат их работы был опубликован на  латинском
языке 21 ноября 533 г. Издание этого руководства-закона
преследовало цель ввести в правовую область полную  яс-
ность  и  представить  всю науку законов (tota legitima
scientia). По институциям должны были изучать право на-
чинающие студенты тогдашних университетов, которым было
дано название lustiniani novi.                         
   Институции Юстиниана,  по  существу,  составлены  по
старым институциям.  Прототипом были почти целиком  ис-
пользованные Институции Гая, а сам автор, живший в кон-
це II в., называется в VI в. "нашим Гаем". В конце инс-
титуций прибавлен титул, относящийся к iudicia publica.
Однако институции были подновлены и содержали ссылки на
современные законы.  Таким образом, система этих инсти-
туций распадалась на введение,  часть первую -  "лица",
вторую - "вещи",  и последнюю - права на вещи, наследс-
твенное и обязательственное право.  Третья книга посвя-
щена  искам,  система  которых  захватывала и четвертую
книгу до 17-го отдела.  Конец четвертой книги  посвящен
публичному праву.                                      
   По стилю изложения первой части институций (I  и  II
книги) усматривают авторство профессора беритской школы
Дорофея,  а второй (III и IV книги)  -  Теофила,  обоих
участников редакционной комиссии Юстиниана. Перу Теофи-
ла принадлежит еще краткое изложение институций,  назы-
ваемое  по-гречески  парафразой.  Способ  цитирования -
буква I (институции),  цифры обозначают книгу и титул и
дальнейшие подразделения L2.20.pr. (principium - нача-
ло).                                                   
   В целях  включения вновь изданных во время кодифика-
ционных работ конституций и согласования leges  с  соб-
ранным  в Дигестах ius приступлено было к новой редак-
ции Кодекса Юстиниана.  Опять была образована  комиссия
из пяти членов под председательством Трибониана.  Новое
произведение было опубликовано 16  ноября  534  г.  под
именем  Codex  repetitae praelectionis - второй исправ-
ленной редакции,  отменившей старый кодекс.  До  нашего
времени  дошла  только  эта редакция,  состоявшая из 12
книг,  распадающихся на титулы. В пределах титула конс-
титуции расположены в хронологическом порядке.  Попада-
ются также конституции поздневизантийского  происхожде-
ния,  на греческом языке. Конституции, включенные в ко-
декс,  хотя изменены менее, чем сочинения юристов в Ди-
гестах, но все же заключают много интерпо-             
ляций. Для цитирования употребляется буква С (Codex), с
   соответствующими цифровыми указателями книги, титула
   и номера конституции: С. 8. 44. 21.1. Кодекс вступил
   в силу 29 декабря 534 г. Конституции, изданные после
   второй  редакции кодекса,  составили фактически чет-
   вертую часть собрания - Novellae (leges) -  Новеллы,
   хотя официально они не были объединены. Это- консти-
   туции Юстиниана,  изданные между 535-565 гг. и обра-
   зовавшие обширное                                   
дополнение. Они относятся большей  частью  к  государс-
твенному  управлению  и церковному строю,  но некоторые
содержат и гражданско-правовые определения  из  области
семейного и наследственного права.  Они свидетельствуют
о проникновении начал провинциального (восточного) пра-
ва в римское.  Из 168 новелл современного издания боль-
шинство издано на греческом языке. Собирались и издава-
лись они в разном объеме, при преемниках Юстиниана.    
   Все издание,  несмотря на разновременное происхожде-
ние отдельных частей,  рассматривалось как единое зако-
нодательное произведение.  Это  чрезвычайно  важно  для
правильного  толкования права этой эпохи.  Для научного
толкования текстов (особенно  в  Дигестах)  применяется
"двойное толкование".  Текст юриста принимается сначала
как часть единой кодификации.  Но  для  понимания  того
смысла, который вкладывал отдельный юрист в свои слова,
необходимо тщательно очистить его от компиляторских ре-
тушевок и исправлений и затем восстановить смысл, кото-
рый отрывок имел в обстановке времени своего написания.
Это уже чисто исследовательская и научная задача.
      
    13.  Corpus iuris civilis 
39. Составные части Corpus iuris civilis.
     Появившееся к 534 г. окончатель-
   ное собрание является основным источником для изуче-
   ния римского права.  В XII в. оно получило сохраняю-
   щееся доныне название Corpus iuris  civilis  -  свод
   гражданского права.                                 
Состоит оно из четырех основных частей: (1) Institutio-
   nes  -  в четырех книгах;  (2) Digesta (Pandectae) в
   составе 7 частей и 50 книг,  432 титулов и 9123  от-
   дельных фрагментов;  (3) Codex - в 12 книгах, предс-
   тавлявший свод важнейших императорских указов (cons-
   titutiones)  от  Адриана до Юстиниана;  (4) Novellae
   (leges) - 168 новелл (новых законов), изданных Юсти-
   нианом  после  второй редакции кодекса.  Древнейшими
   рукописями Corpus iuris civilis являются:  а) Инсти-
   туций - Туринская (IX в.); б) Дигест - Флорентийская
   (VI-VIIВВ.) и "Vulgata" (XI в.);  в) Кодекса  -  Ве-
   ронская (VIII в.).                                  
                                                       

РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО
Вперед
Назад
2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования