153.  Обязательства из неосновательного 
   обогащения(понятие и виды)
                                                       
   561. Понятие обязательств из неосновательного обога-
щения. Не                                        
   может считаться окончательно установленным,  получил
   ли  признание  в  классическом  римском  праве общий
   принцип, что факт нахождения в имуществе одного лица
   обогащения за счет имущества другого лица без доста-
   точного для того  юридического  основания  порождает
   всегда  обязательство  первого  о возврате неоснова-
   тельного обогащения второму. Вместе с тем, совершен-
   но бесспорно, что в некоторых определенных категори-
   ях случаев такое обязательство возникало.  Так как в
   этих случаях обязательство возникает из дозволенного
   действия,  но договора между сторонами нет,  а между
   тем  последствия наступают сходные с возникающими из
   договоров,  то эта разновидность обязательств  также
   принадлежит к числу obligationes quasi ex contractu.
   562. Виды.  Обязательства из неосновательного обога-
   щения получили защиту посредством кондикционного ис-
   ка (condictio).  Было бы,  однако, неправильно отож-
   дествлять condictiones и  иски  из  неосновательного
   обогащении:  с помощью condictio защищалось и стипу-
   ляционное обязательство,  и обязательство из займа и
   др. Обязательства из неосновательного обогащения яв-
   ляются лишь одним из случаев применения  кондикцион-
   ного иска.                                          
   Основное деление кондикций делалось римскими юриста-
   ми по предмету иска:  в зависимости от того, состав-
   лял ли предмет иска certa pecunia, certa res или in-
   certum,  различались condictio certae pecuniae, con-
   dictio certae rei,  condictio incerti. Основными ка-
   тегориями обязательств из неосновательного  обогаще-
   ния были:  a) condictio indebiti (иск о возврате не-
   должно уплаченного); б) condictio ob rem dati (иск о
   возврате предоставления, цель                       
которого не осуществилась);  в) condictio ex саusа fur-
tiva  (иск  о  возврате  полученного вследствие кражи),
condictio ex iniusta causa (по несправедливому или неп-
равильному основанию).                                 
   В отдельных  случаях давался также общий иск о возв-
   рате неосновательного обогащения (condictio sine ca-
   usa).                                               
                                                       
   154. Condictio indebiti
                                                       
   563. Понятие. Ошибочный платеж долга, в действитель-
   ности не существующего,  порождает обязательство по-
   лучившего  предмет долга вернуть полученное уплатив-
   шему;  для осуществления требования о возврате  оши-
   бочно уплаченного служила condictio indebiti.       
   Поскольку нет долга,  нет основания для платежа, нет
   основания для  оставления  в  имуществе  получившего
   платеж - предмета платежа.                          
                                                       
   Is quoque  nоn debitum accepit ab eo qui per errorem
   solvit,  re obligatur. Nam proinde ei condici potest
   si  paret  eum dare oportere,  ac si mutuum accepis-
   set...  sed haec species obligationis nоn videtur ex
   contractu  consistere,  quia  is  qui solvendu animo
   dat,  magis distrahere vult negotium quam contrahere
   (Гай 3.  91).  - Принявший платеж по несуществующему
   долгу от лица,  уплатившего по  ошибке,  обязывается
   re.  От него можно истребовать полученное по формуле
   "если окажется,  что он должен дать", как если бы он
   получил взаймы... Но этот вид обязательства, как ка-
   жется возникает не из договора, так как тот, кто пе-
   редает ценности с намерением платежа,  скорее желает
   прекратить сделку, чем вступить в договор.          
                                                       
   В этом отрывке Институций  Гая  дана  характеристика
   condictio  indebiti как обязательства "как бы из до-
   говора":  отсутствие договора (лицо платит с намере-
   нием ликвидировать юридические связи с другим лицом,
   а не с тем,  чтобы установить такие связи) и призна-
   ние юридических последствий,  сходных с теми,  какие
   влечет за собой заключение договора (в данном случае
   - займа).                                           
   564. Необходимые предпосылки. Необходимые предпосыл-
   ки для предъявления condictio  indebiti  сводятся  к
   следующим:                                          
   (1) Факт платежа, совершенного платящим с намерением
   погасить определенный долг.  Платеж может выразиться
   в любом                                             
   имущественном предоставлении,  будет  ли то передача
   определенных ценностей (денег,  других вещей, обяза-
   тельственных  прав  и  т.д.) в имущество получателя,
   или освобождение получателя от ка- кого-либо  обяза-
   тельства и вообще уменьшение пассива имущества полу-
   чателя (например, прекращение его долга по отношению
   к  платящему):  получающий платеж,  другими словами,
   может обогатиться или путем поступления в  его  иму-
   щество новой ценности или путем предупреждения выхо-
   да из его имущества ценности, уже имеющейся в соста-
   ве этого имущества.                                 
   (2) Несуществование  долга,  погашение которого име-
   лось в виду лицом,  совершающим платеж.  Непризнание
   за  долгом  исковой силы (так называемое натуральное
   обязательство, см. п. 282) не приравнивается к несу-
   ществованию долга (naturalis obligatio manet et ideo
   solutum repeti non potest,  D. 12. 6. 19. pr., - ос-
   тается  натуральное  обязательство  и  потому нельзя
   требовать возврата уплаченного).  Само собой разуме-
   ется, что если долг хотя и существует, но кредитором
   является не тот,  кому совершается платеж, или долж-
   ником - не тот, кто платит, платеж признается совер-
   шенным по несуществующему долгу.                    
                                                       
   Indebitum est non tantum,  quod omnino non  debetur,
   sed et quod alii debetur si alii solvatur, aut si id
   quod alius debebat,  alius quasi ipse debeat  solvat
   (D. 12.6.65.9. Paulus). - "Недолжное" - это не толь-
   ко то,  что вообще не есть предмет долга,  но и  то,
   что следует одному, а платится другому, или - должен
   один,  а платит другой,  как будто он  сам  является
   должником.                                          
                                                       
   Правда, в другом месте (D.  12.  6. 44) тот же Павел
говорит:                                               
   "repetitio nulla est ab eo qui suum recepit, tametsi
   ab alio quam vero debitore solutum est" (т.е. нельзя
   требовать уплаченное обратно от  того,  кто  получил
   свое,  хотя бы платеж был произведен не должником, а
   другим лицом).  Но здесь берется другой  фактический
   состав: не сказано, что это другое лицо платит quasi
   ipse debeat. Во втором фрагменте, без всякого проти-
   воречия с первым,  выражено лишь общеизвестное поло-
   жение,  что по обязательствам, содержание которых не
   рассчитано на личные свойства именно данного должни-
   ка  (обязательство  художника  написать  картину   и
   т.п.),  допускается  исполнение как самим должником,
   так и другим лицом за него.  Уплаченное раньше срока
   не считается уплаченным недолжно и не подлежит возв-
   рату:  in diem debitor все-таки debitor (D.  12.  6.
   10);  наоборот, платеж условного долга в этом случае
   приравнивается к платежу  несуществующего  долга  (D
   12. 6. 16).                                         
   (3) Платеж  несуществующего долга должен быть произ-
   веден ошибочно вследствие  извинительного  заблужде-
   ния. Si quis indebitum ignorans solvit, per hanc ac-
   tionem condicere potest; sed si sciens se non debere
   solvit, cessat repetitio - если кто-нибудь по незна-
   нию платит недолжное,  он может с помощью этого иска
   потребовать обратно; если же он платит, зная, что не
   должен,  возврат не допускается (D.  12.  6.  1. 1).
   "Cuius per errorem dati repetitio est, eius consulto
   dati donatio",  т.е.  если  что-нибудь  платится  по
   ошибке, то имеет место истребование обратно, если же
   это платится намеренно, сознательно, то это рассмат-
   ривается как дарение (D. 50. 17. 53. Paulus). He до-
   пускался возврат уплаченного ex causa  iudicati,  на
   основании  судебного решения,  хотя бы такое решение
   оказалось не имеющим силы (D. 5. 1. 74. 2).         
   565. Предмет кондикции. Предметом condictio indebiti
   является обогащение получившего платеж,  т.е. посту-
   пившие в состав имущества (или сохранившиеся в  иму-
   ществе благодаря платежу) ценности или их эквивален-
   ты.  Quod indebitum per errorem solvitur,  aut ipsum
   aut  tantundem repetitur - если по ошибке платят не-
   должное,  то можно истребовать обратно или  уплачен-
   ное, или такое же количество (D. 12. 6. 7).         
   Если ценность,  поступившая по платежу,  погибает по
   случайной причине,  condictio  indebiti  не  дается,
   т.е.  риск  случайной  гибели передаваемых предметов
   несет лицо, совершающее платеж.                     
   Вместе с полученным платежом возвращаются и  всякого
   рода  приращения - quod rei solutae accessit,  venit
   in condictionem (D. 12. 6. 15. pr.), например, прип-
   лод от рабыни, намыв участка, плоды от вещи и т.д.  
                                                       
   155. Condictio ob rem dati
   (иск о возврате предоставления,  
цель которого не осуществилась)
   566. Datio ob causam и  ob  rem.  Противопоставление
   causa и res, которое делает в ниже приводимом отрыв-
   ке римский юрист,  приурочивается к пониманию causa,
   как causa praeterita,  т.е. имевшей место в прошлом,
   и res, как будущей цели:                            
                                                       
   Damus aut ob causam aut ob rem:  ob causam praeteri-
   tam veluti;  cum ideo do, quod aliquid a te consecu-
   tus sum vel quia aliquid a te factum est, ut, etiam-
   si falsa causa sit, repetitio eius pecuniae non sit;
   ob rem vero datur,  ut aliquod sequatur, quo non se-
   quente repetitio competit (D. 12. 6. 52. Pomponius).
   - Мы даем или ob causam или ob rem:  ob causam - это
   значит ввиду прошлого основания, например, я даю по-
   тому, что получил нечто от тебя, или потому, что то-
   бою нечто сделано; в этих случаях, если даже основа-
   ние оказалось мнимым, требовать возврата денег нель-
   зя; ob rem, ввиду                                   
   определенного дела, дается с тем, чтобы нечто после-
   довало за этим; если этого не последует, имеет место
   возврат данного.                                    
                                                       
   В тех случаях, когда causa также относится к будуще-
   му, и затем не осуществляется, требование о возврате
   предоставления признается;  в праве Юстиниана в этих
   случаях иск называют condictio causa data causa  non
   secuta (т.е. кондикция, даваемая в тех случаях, ког-
   да предоставление сделано ввиду определенной  causa,
   а она не осуществилась).                            
                                                       
   Si ob  causam promisit,  causa tamen secuta non est,
   dicendum est condictionem locum habere (D. 12.7.1.1.
   Ulpianus).-Если  лицо приняло обязательство,  имея в
   виду определенное основание, а это основание не осу-
   ществилось,  то  следует  признать,  что имеет место
   condictio.                                          
                                                       
   Таким образом,  condictio ob rem dati дается  в  тех
   случаях,  когда  одно  лицо получает за счет другого
   какую-нибудь имущественную ценность ввиду определен-
   ной цели,  определенного основания,  а это основание
   не осуществилось.                                   
   567. Необходимые условия этой кондикции. Для возник-
   новения  этой разновидности квази-контрактных обяза-
   тельств требуется наличие следующих условий:        
   (1) Предоставление имущественной выгоды одним  лицом
   другому: передача права собственности, принятие пер-
   вым лицом обязательства в пользу второго,  погашение
   обязательства второго лица в отношении первого и пр.
   (2) Предоставление  имущественной выгоды должно быть
   сделано, имея в виду определенную цель, определенное
   основание,  предполагающее наступление какого-то бу-
   дущего события,  с которым связывается  предоставле-
   ние;  например, вещи передаются в качестве приданого
   в связи с ожидаемым браком;  уплачивается определен-
   ная сумма для организации поездки лица по определен-
   ному делу в другой город и т. д.                    
   (3) Цель или основание,  в виду которых сделано пре-
   доставление,  не осуществляется. Fundus dotis nomine
   traditus si nuptiae insecutae non fuerint, condicti-
   one  repeti potest - если участок передан в качестве
   приданого, а брак не состоялся, можно требовать кон-
   дикционным  иском возврата предоставленного (D.  12.
   4. 7. 1).                                           
   568. Предмет иска. При наличии названных условий ли-
   цо,  за счет которого обогатилось другое лицо, имеет
   к последнему кондикционный иск о возврате сделанного
   предоставления (с плодами,  приращениями и т.п.) (D.
   12. 4. 7. 1).                                       
                                                       
    156.  Condictio ex causa furtiva  
и  condictio  exiniusta causa
    (возврат полученного от кражи и 
   по незаконному основанию)
                                                       
   569. Понятие кондикции из  противозаконного  основа-
   ния.  По  этому вопросу в Дигестах имеется следующее
   указание:                                           
                                                       
   Sabinus probavit veterum opineonem existimantium  id
   quod ex iniusta causa apud aliquem sit, posse condi-
   ci:  in qua sententia etiam Celsus est (D. 12.5. Б).
   - Сабин одобрял мнение древних юристов,  полагавших,
   что то,  что находится у кого-нибудь по  незаконному
   основанию,  может быть истребовано с помощью condic-
   tio; такого мнения держится и Цельз. 
                       
   Это место источников понималось некоторыми учеными в
   том смысле, что в конце республики (когда жил Сабин)
   сложилось путем обычая общее правило,  что факт  на-
   хождения  в  имуществе одного лица ценностей другого
   по неправомерному основанию дает возможность  истре-
   бовать от него это незаконное обогащение. Однако но-
   вейшие исследования этого вопроса  заставляют  приз-
   нать, что приведенный отрывок Дигест нельзя понимать
   так широко.  Именно для  классического  права  можно
   считать бесспорным,  вопервых, существование condic-
   tio ex causa furtiva:  вещи,  полученные посредством
   кражи, естественно, не становятся собственностью во-
   ра,  и могут быть  виндицированы  собственником:  но
   odio furum (no выражению Гая,  4. 4) буквально - "из
   ненависти к ворам",  т.е.  для предоставления  собс-
   твеннику  больших удобств для истребования своих ве-
   щей - допустили также и кондикционный иск для  возв-
   рата полученного посредством кражи (иск, предполага-
   ющий деликт - кражу,  но основанный все-таки на res,
   на  получении вором известных ценностей из имущества
   другого). Далее, известны были другие отдельные слу-
   чаи безнравственного или противозаконного получения:
   condictio ob turpem causam,  т.е.  возврат того, что
   получено лицом бесчестно, по такому основанию, кото-
   рое позорит его (сюда можно отнести также и кражу). 
   Наконец, было допущено применение  кондикции  в  от-
   дельных  случаях  неправомерного получения лицом из-
   вестных ценностей за счет другого (condictio ex ini-
   usta causa),  например, признавалась (хотя не едино-
   душно - Лабеон возражал) кондикция за лицом, насиль-
   ственно лишенным владения земельным участком (si qu-
   is de fundo vi deiectus sit) (D. 47. 2. 25. 1); con-
   dictio ex iniusta causa допускалась для истребования
   вещей, взятых одним из супругов у другого - res amo-
   tae (применять к взаимным отношениям между су-      
   пругами понятие  furtum находили неудобным) (D.  25.
2. 1; 6. 5; 25);                                       
   для истребования заложенной вещи  по  уплате  долга,
   обеспеченного залогом,  и доходов, полученных от за-
   ложенной вещи после уплаты долга (D. 12. 1. 4. 1).  
   Случаи condictio ex causa furtiva, ob turpem causam,
   ex iniusta causa имеют ту особенность, что, наряду с
   объективным моментом -  обогащения  одного  лица  за
   счет другого (вследствие чего обязательство характе-
   ризуется как возникающее re, т.е. так же, как реаль-
   ные контракты, откуда причисление к obligationes qu-
   asi ex contractu),  здесь имеет место и субъективный
   момент  - недобросовестность обогатившегося (должни-
   ка).                                                
   570. Condictio ex causa furtiva.  Condictio ex causa
   furtiva (или просто condictio furtiva) дается только
   тому,  за чей счет обогатился вор, т.е. собственнику
   вещи (а не всякому,  вообще заинтересованному),  как
   было бы,  если бы это был деликтный иск:  in furtiva
   re soli domino condictio competit - из кражи кондик-
   ция дается одному только собственнику (D. 13. 1. 1).
   Ответчиком  по  иску является только вор (и его нас-
   ледники - D.  13.  1. 9); всякого рода соучастники и
   пособники  вора  отвечают по деликтному иску - actio
   furti,  но не по condictio furtiva: proinde etsi ope
   consilio alicuius furtum factum sit, condictione non
   tenebitur, etsi furti tenetur - если кража совершена
   с помощью или по совету какого-нибудь лица, то, хотя
   оно и отвечает по actio furti,  по condictio furtiva
   оно отвечать не будет (D. 13. 1. 6).                
   Предметом condictio furtiva является,  прежде всего,
   возврат похищенного;  но ввиду  преступного  способа
   получения чужого имущества, вор, кроме того, отвеча-
   ет за случайную гибель вещи (durat condictio  aesti-
   mationis  eius  - кондикция сохраняется на стоимость
   вещи) (D.  13.1.8.  рг.),  причем вор обязан в  этом
   случае уплатить наивысшую цену,  какую вещь имела за
   время между похищением и присуждением (D.  13. 1. 8.
   1);  наконец,  по  condictio  furtiva должны быть не
   только возвращены все фактически  полученные  плоды,
   но  и  все те,  какие мог бы получить потерпевший от
   кражи (D. 13. 1. 20).                               
   571. Condictio ob turpem и ob iniustam causam. В об-
   щем,  на тех же положениях строится и присуждение по
   condictio ob turpem causam и по condictio ob  inius-
   tam causam, предполагая, что безнравственность осно-
   вания обогащения имеется только на стороне обогатив-
   шегося.                                             
                                                       
   Ubi autem  et dantis et accipientis turpitudo versa-
   tur, non posse repeti dicimus: veluti si pecunia de-
   tur, ut male iudicetur (D. 12.5.3). - в тех случаях,
   когда имеет место порочное поведение  и  со  стороны
   дающего  и со стороны получающего,  мы считаем,  что
   нельзя                                              
   требовать возврата  предоставления,  например,  если
   уплатили денежную сумму за неправосудное решение.   
                                                       
    157.  Общий иск о возврате неосновательного 
   обогащения (condictiones sine causa)
                                                       
   572. Общая condictio sine causa.  Помимо специальных
   видов condictiones, изложенных в предыдущих парагра-
   фах, в источниках встречаются отдельные случаи, ког-
   да  condictio  дается  в силу одного факта неоснова-
   тельного обогащения за чужой  счет:  condictio  sine
   causa, без ближайшего определения.                  
   573. Примеры  применения  общей кондикции.  Примеры,
   относящиеся к классическому  праву,  можно  обобщить
   так:  кондикция дается в тех случаях, когда вещи од-
   ного лица фактически  потреблены  другим  или  стали
   принадлежать ему на праве собственности (чужие день-
   ги смешаны с собственными  деньгами  данного  лица),
   так  что собственник вещей утрачивает виндикационный
   иск для истребования их.  В этих случаях,  на  место
   утраченной виндикации,  дается condictio:  consumpta
   pecunia condictionem habet - раз деньги израсходова-
   ны,  дается condictio (D.  12.  1. 19. 1). Отдельные
   случаи такой condictio sine causa находим в источни-
   ках следующие.                                      
   Беглый раб дал взаймы другому лицу деньги своего do-
minus;                                                 
   так как раб мог передать право собственности на вещи
   dominus  только  с согласия последнего,  то в данном
   случае mutuum не возникал,  и dominus мог свои nummi
   (монеты) виндицировать,  при условии,  конечно, если
   они сохранялись у получившего и можно  было  устано-
   вить,  какие именно монеты принадлежат истцу.  "Если
   же ты (получивший), - говорит юрист, - sine dolo ma-
   lo  consumpsisti - без злого умысла израсходовал эти
   деньги (или,  добавим,  просто смешал их со своими),
   можно  предъявить  condictio  для истребования соот-
   ветствующей суммы" (D.  12. 1. 11. 2). Такие же пос-
   ледствия наступают при получении взаймы от сумасшед-
   шего (D. 44. 7. 24).                                
   Другой пример. Совершено дарение одним супругом дру-
   гому,  не разрешавшееся в Риме: si quidem exstet res
   (подаренная), vindicetur, si consumpta sit, condica-
   tur hactenus, quatenus locupletior, quis eomm factus
   est (D. 24. 1. 5. 18), т.е. если подаренная вещь ос-
   тается у одаренного,  она подлежит виндикации;  если
   она потреблена,  дается condictio в размере обогаще-
   ния одаренного супруга.  Этот пример стоит как-бы на
   грани между такой общей condictio sine causa и  con-
   dictio ex iniusta causa, как говорит Гай в D. 24. 1.
   6:                                                  
   quod ex non concessa donatione retinetur, id aut si-
   ne causa aut ex iniusta causa retineri intellegitur:
   ex quibus causis condictio nasci solet (т.е.        
   то, что кто-нибудь удерживает в своем  имуществе  из
   недозволенного  дарения,  считается удерживаемым без
   основания или по неправомерному основанию:  из  этих
   оснований обычно вытекает condictio).               
   Встречаются указания  на  применение  condictio sine
   causa даже в таких случаях,  когда обогащение одного
   за счет другого происходит помимо человека, действи-
   ем природы; например, еа, quae vi fluminum importata
   sunt,  condici possunt, т.е. то, что принесено силой
   течения,  может быть истребовано посредством condic-
   tio (D. 12. 4. 2).                                  
   Разновидность condictio sine causa представляет слу-
   чай,  когда известная ценность поступает в имущество
   данного лица на законном основании, но затем это ос-
   нование отпало (causa finita); например, в обеспече-
   ние обязательства был дан задаток: обязательство ис-
   полнено,  а задаток остался у кредитора;  его  можно
   истребовать посредством condictio sine causa (D. 19.
   1. 11. 6); другой пример: condictio sine causa дава-
   лась для истребования расписки должника,  оставшейся
   у кредитора,  несмотря на погашение долга (С.  4. 9.
   2).                                                 
                                                       
                                                       
   Глава 39
 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ДЕЛИКТОВ
                                                       
    158. Публичные и частные деликты
                                                       
   574. В  ряду  оснований  возникновения  обязательств
   видное место занимают деликты,  delicta,  maleficia.
   Деликт - это противоправное  действие,  правонаруше-
   ние.  В зависимости от последствий,  связанных с де-
   ликтами,  они разделялись в римском праве на публич-
   ные  деликты,  delicta publica,  и частные,  delicta
   privata1.  Публичными  деликтами  были  те,  которые
   признавались  нарушающими интересы государства в це-
   лом и влекли за собою телесное наказание, а иногда и
   смертную казнь - crimina capitalia - или имуществен-
   ное взыскание,  по общему правилу, поступавшее в до-
   ход  государства.  Дела об этих деликтах были подве-
   домственны особым уголовным судам и  разрешались  по
   специальным   правилам  судопроизводства.  Наоборот,
   частные деликты рассматривались  как  посягательства
   только на интересы частных лиц; иски из таких делик-
   тов предъявлялись потерпевшими частными лицами.  Де-
   нежные штрафы,  на взыскание которых были направлены
   эти иски,  поступали потерпевшему и  взыскивались  в
   общем порядке, установленном для разрешения имущест-
   венных споров.  В том же порядке  рассматривались  и
   дела  о  тех  delicta privata,  которые в древнейшее
   время влекли за собою телесное наказание.           
   Несмотря на то,  что со времени законов XII таблиц и
   до  периода империи римская система частных деликтов
   претерпела значительные  изменения,  и  выработанные
   претором  и  юристами  положения постепенно смягчили
   казуистический характер древнейшего права в этой об-
   ласти,  однако,  римское право никогда не выработало
   общего принципа,  в силу которого подлежал бы возме-
   щению всякий имущественный вред,  причиненный проти-
   воправным действием.  Наоборот,  деяние признавалось
   деликтом лишь при существовании соответствующей осо-
   бой нормы о данном роде деяний,  - если оно было от-
   несено  к числу деликтов законом или преторским пра-
   вом. Существовал и последовательно                  
   1Термин delicta publica неизвестен источникам  римс-
   кого права.  Источники употребляют выражения indicia
   publica,  crimina. Термин delicta publica - поздней-
   шего происхождения и получил широкое распространение
   как термин, отчетливо противополагающий соответству-
   ющую  группу деликтов delicta privata.  Изучение de-
   licta publica не входит в задачи настоящего  учебни-
   ка.                                                 
                                                       
                                                       
   пополнялся круг деликтов, но не было единого понятия
   деликта.  В этом смысле ход развития обязательств из
   деликтов  родственен  процессу  развития  договорных
   обязательств,  которые  также  навсегда  остались  в
   римском  праве  обязательствами из признанных правом
   контрактов и приравненных к ним  соглашений,  но  не
   обязательствами из любого законного соглашения.  Тем
   не менее, в ходе исторического развития обязательств
   из  деликтов  сложились  некоторые черты,  общие для
   всех деликтных исков и определившие тем самым основ-
   ное содержание обязательств из деликтов.            
                                                       
    159. Развитие частных деликтов
                                                       
   575. Период частной мести.  Можно думать, что обяза-
   тельства из деликтов исторически предшествовали обя-
   зательствам из контрактов. И вполне вероятно, как то
   думают многие историки римского права  (Жирар,  Пок-
   ровский),  что  понятию  обязательства  из  деликтов
   предшествовала мысль об ответственности правонаруши-
   теля, выражавшейся в том, что он обрекался мести по-
   терпевшего. Лишь недавно начавшее крепнуть государс-
   тво еще не брало на себя воздействия на правонаруши-
   теля,  оставляя право этого воздействия за потерпев-
   шим. Это - первая стадия развития правовых норм, от-
   носящихся к деликтам.                               
   576. Период добровольных соглашений о замене частной
   мести возмещением вреда. Совершенно понятно, однако,
   что скоро в интересах поддержания необходимого  гос-
   подствующим  классам спокойствия и порядка государс-
   тво оказалось  вынужденным  определить  с  известной
   степенью точности условия,  при которых месть потер-
   певшего является правомерной и исключает новую месть
   со стороны того, на кого она была направлена. А в то
   же время и по  тем  же  соображениям  целесообразным
   оказалось  и  охранять  соглашения правонарушителя с
   потерпевшим,  в силу которых потерпевший отказывался
   от частной мести, получая от нарушителя определенное
   имущественное возмещение. Это вторая стадия развития
   обязательства  из деликтов,  отражаемая законами XII
   таблиц в постановлениях о  посягательствах  на  лич-
   ность iniuria.  Законы XII таблиц допускают месть за
   членовредительство,  membrum ruptum, если не состоя-
   лось  добровольное  соглашение  между сторонами:  si
   membrum rupsit, ni cum eo pacit, talio esto.        
   577. Период  композиций.  Следующая,  третья  стадия
   развития  обязательств из деликтов знаменуется уста-
   новлением государством обязательных композиций, т.е.
   штрафов,  которые  правонарушитель уплачивает потер-
   певшему, но которыми последний обязан удовлетворить-
   ся,  не прибегая уже к мести.  Переход к этой стадии
   также находит себе выражение в законах  XII  таблиц:
   уплата денежного штрафа может быть,  как указано вы-
   ше, установлена соглашением сторон в случаях членов-
   редительства, membrum ruptum, но она является единс-
   твенным юридическим последствием менее тяжких  ране-
   ний, os fractum. Точно так же мщение может быть уст-
   ранено соглашением сторон о штрафе,  если вор задер-
   жан с поличным,  наоборот, только к уплате денежного
   возмещения присуждается вор, не задержанный с полич-
   ным.                                                
   578. Развитие понятие деликта.  Наконец, в последней
   стадии развития обязательств из  деликтов  некоторые
   delicta privata становятся delicta publica. Обостря-
   ющаяся  классовая  борьба  и  растущие  противоречия
   внутри класса рабовладельцев побуждают уже государс-
   тво считать нарушающими не только частные,  но и об-
   щегосударственные интересы отдельные деяния, с кото-
   рыми первоначально связывалось только удовлетворение
   непосредственно  потерпевшего  лица  или  его семьи:
   убийство,  а при определенных условиях  и  некоторые
   насильственные  действия  и т.п.  начинают преследо-
   ваться государством, независимо от воли потерпевшего
   и влекут за собою наказание, налагаемое государством
   в порядке осуществления уголовного правосудия.      
                                                       
    160. Характерные черты частных деликтов 
                                                       
   579. Прекращение обязательства смертью  правонаруши-
   теля.  Описанный ход исторического развития,  нераз-
   рывно связанный с обострением классовой борьбы в Ри-
   ме, ростом пауперизации низших слоев населения и все
   большей неустойчивостью власти господствующих  клас-
   сов, сказался целым рядом черт на системе обязатель-
   ств из частных деликтов в  развитом  римском  праве.
   Так,  только историческим происхождением этих обяза-
   тельств объясняется правило о прекращении,  по край-
   ней  мере  некоторых из них,  смертью потерпевшего и
   общее  правило  о  прекращении   этих   обязательств
   смертью  правонарушителя,  но не его capitis deminu-
   tio:                                                
   месть, по воззрению римлян,  должна быть  направлена
   на виновника правонарушения,  но не на его наследни-
   ков,  в то же время  capitis  deminutio,  изменявшая
   правовое  положение  человека,  не отражалась на его
   физическом существовании,  а только оно и было нужно
   для осуществления мести.                            
   580. Ответственность   нескольких  правонарушителей.
   Только исконной идеей мести может быть объяснено то,
   что в случае совместного совершения деликта несколь-
   кими лицами штрафной иск мог быть предъявлен к  каж-
   дому из них отдельно, что размер подлежавшего уплате
   штрафа в ряде случаев значительно превышал          
   размер убытков  потерпевшего,  что  иски  погашались
   краткой годичной давностью: тот, кто не мстит тотчас
   же, предполагается простившим.                      
   581. Особенности ноксальной ответственности. Истори-
   ческим  происхождением деликтных обязательств объяс-
   няются и особенности actiones noxales:  эти  иски  о
   возмещении ущерба или о выдаче причинивших ущерб жи-
   вотных или рабов,  предъявлялись не к собственнику
   животного или раба,  а к тому , кто владел ими в мо-
   мент предъявлении иска, и имели целью дать потерпев-
   шему  возможность  либо  получить возмещение ущерба,
   если владелец животного или раба согласится  возмес-
   тить ущерб, либо проявить свое чувство мести в отно-
   шении животного или раба,  если  владелец  животного
   или  раба  предпочтет выдать того или другого потер-
   певшему.                                            
   Как ни значительны были следы  исторического  проис-
   хождения обязательств из деликтов,  однако со време-
   нем, наряду с исками, направленными на взыскание ро-
   еnа,  частного штрафа, заменившего древнейшую месть,
   появились и другие иски,  направленные на возмещение
   причиненных  деликтом  убытков  в собственном смысле
   слова. А Институции Юстиниана, вслед за Гаем, разли-
   чают  даже  три вида исков из деликтов:  a) actiones
   poenales,  штрафные иски; б) actiones rei persecuto-
   riae,  иски, направленные на возмещение причиненного
   деликтом вреда,  и в) actiones mixtae, иски, направ-
   ленные  одновременно как на взыскание штрафа,  так и
   на возмещение убытков (Гай.  4. 6-9; I. 4. 6. 16-19)
   (см. п. 56). Однако, значение этого деления исков из
   деликтов на три категории представляется  не  вполне
   ясным.  Можно сказать с определенностью одно: юристы
   в отдельных случаях ссылаются на это деление для то-
   го,  чтобы оправдать отступление от тех начал, кото-
   рым обязательства из деликтов были подчинены в древ-
   нейшее время: так, переход иска к наследникам потер-
   певшего обосновывается в отдельных случаях тем,  что
   actio habet (continet) rei persecutionem (D.  4.  2.
   16, 2; D. 4. 7. 46). Тем же соображением обосновыва-
   ется  отпадение  иска  против лиц,  причинивших вред
   совместно с нарушителем,  уже возместившим потерпев-
   шему убытки (D. 4. 2. 14. 15;                       
   D. 4. 3. 17) и т.п.                                 
   Несомненно и другое: весь ход развития римского пра-
   ва в области деликтов, постепенный переход от неког-
   да твердо фиксированной роепа к возмещению причинен-
   ных деликтом убытков,  - ясно свидетельствует о воз-
   растании роли денег в римском хозяйстве,  о развитии
   обмена,  об усилении значения торговли.  Однако,  от
   следов  своего  исторического  происхождения римская
   система деликтов не освободилась никогда, как не ос-
   вободилось от них и римское договорное право.       
                                                       
                                                       
   Глава 40
 ОТДЕЛЬНЫЕ ДЕЛИКТЫ
                                                       
   161.lniuria
                                                       
   582. Iniuria по древнему цивильному праву.  Iniuria,
   посягательство на личность, претерпевает, в качестве
   основания  возникновения обязательств,  значительные
   изменения,  начиная с законов XII таблиц и вплоть до
   периода империи.                                    
   В законах  XII  таблиц  iniuria - это посягательство
   только на телесную неприкосновенность римского граж-
   данина и притом посягательство, выражающееся в опре-
   деленных,  предусмотренных законом действиях, из ко-
   торых каждое влечет за собою отличные от других пос-
   ледствия. Законы XII таблиц знают три вида iniuria: 
   (1) Самую тяжкую степень составляет  членовредитель-
   ство, membrum ruptum, которое влечет за собою мщение
   потерпевшего по началу:  око за око, зуб за зуб (ta-
   lio), если не достигнуто соглашение между сторонами:
   si membrum rupsit ni cum eo pacit talio esto.       
   (2) Вторую степень составляют менее тяжкие поврежде-
   ния,  os fractum, которые влекут за собою уже только
   обязанность уплатить потерпевшему  штраф  в  размере
   300 ассов, если потерпевшим был свободный человек, и
   в размере 150 ассов, если ранение причинено рабу.   
   (3) Наконец,  третьей наиболее легкой степенью iniu-
   ria  было  нанесение побоев (без ранения),  оскорби-
   тельных ударов и т.п. - verberatio, pulsatio - кото-
   рые  влекли  за собою обязанность нанесшего их упла-
   тить штраф в 25 ассов.                              
   Таким образом,  в законах XII таблиц iniuria охваты-
   вает  только  посягательства на телесную неприкосно-
   венность, которые влекут за собою обязанность уплаты
   штрафа  в  раз  навсегда для отдельных видов iniuria
   установленном размере.                              
   583. Iniuria по преторскому праву. Обе эти черты де-
   ликта  iniuria были глубоко изменены преторским пра-
   вом.  Из посягательства на физическую неприкосновен-
   ность  iniuria  была превращена в деликт против лич-
   ности вообще,  в посягательство как на телесную неп-
   рикосновенность, так и на личные нематериальные бла-
   га человека:                                        
   честь, семейные отношения и т.п.  Некоторые исследо-
   ватели (как например,  Иеринг) отмечают двойственную
   функцию iniuria в той                               
   постановке, какую придало этому  деликту  преторское
   право:  "реалистическую", при помощи которой охраня-
   лась физическая личность,  и "идеальную",  служившую
   делу  защиты  как нематериальных личных благ,  так и
   главным образом стоявших за ними имущественных инте-
   ресов господствующих групп, не находивших себе иного
   способа защиты в римской  системе  деликтных  обяза-
   тельств.                                            
   Но претор  не  только  значительно  расширил понятие
   iniuria. Он соответственно изменил и порядок ответс-
   твенности за iniuria: вместо исков о взыскании твер-
   до установленных сумм  штрафа,  была  введена  actio
   iniuriarum  aestimatoria,  по  которой сумма штрафа,
   при наличии iniuria atrox, в каждом отдельном случае
   устанавливалась претором,  а в остальных случаях оп-
   ределялась судьей in iudicio.                       
   584. Дальнейшее развитие iniuria.  Дальнейшее разви-
   тие  ответственности  за  iniuria заключалось в том,
   что изданный во время диктатуры Суллы закон lex Cor-
   nelia  de  iniuriis  превратил в delicta publica от-
   дельные виды физических посягательств на личность  и
   насильственное  вторжение  в чужое жилище:  pulsare,
   verberare,  vi domum introire. Императорское законо-
   дательство  распространило уголовную ответственность
   и на другие виды iniuria, и в конце концов предоста-
   вило  потерпевшему во всех случаях iniuria право вы-
   бора между actio iniuriarum aestimatoria и уголовным
   преследованием.  Это последнее и стало по свидетель-
   ству Гермогениана обычным последствием iniuria.     
   Таким образом, в исторической судьбе iniuria отража-
   ются все основные черты истории римских деликтов во-
   обще:  исторический путь роеnа от акта частной мести
   через добровольную,  а отчасти и обязательную компо-
   зицию,  к наказанию,  налагаемому уголовным судом, и
   постепенный  переход от крайне казуистической харак-
   теристики состава деликта к  более  обобщенному  его
   определению.                                        
                                                       
    162. Furtum
                                                       
   585. Содержание  furtum.  Своеобразен  и интересен и
   второй известный уже законам XII таблиц деликт;  во-
   ровство, furtum. Основной деликт против собственнос-
   ти furtum не совпадал, однако с кражей в современном
   смысле.  Его  содержание  было шире:  это был деликт
   против имущественных прав вообще.                   
   Павел говорил, что -                                
                                                       
   furtum est contrectatio rel fraudulosa lucri facien-
   di gratia vel ipsius rei vel etiam usus eius posses-
   sionisve (D.  47. 2.1. 3). - кража есть намеренное в
   целях  создания  для себя выгоды присвоение себе или
   самой вещи, или даже пользования ею, либо владения. 
                                                       
   Таким образом, для наличия furtum нужно было намере-
   ние  создать для себя имущественную выгоду противоп-
   равным воздействием на чужую и, согласно возобладав-
   шему взгляду юристов,  движимую вещь, нужен был ani-
   mus furandi.  Нужно было чтобы нарушитель действовал
   invito domino, т.е. против воли собственника. Но са-
   мая contrectatio могла заключаться не только в  тай-
   ном  похищении вещи,  подобно современной краже,  не
   только в присвоении найденной вещи и не только в де-
   янии раба, который, совершая побег, сам похищал себя
   у господина (D.  47. 2. 61), но также и в действиях,
   которые в современном праве были бы признаны присво-
   ением, растратой или мошенничеством.                
   Более того, с некоторого времени наряду с furtum rei
   появился furtum usus, деликт, заключавшийся в проти-
   воправном пользовании вещью,  например,  со  стороны
   депозитария,  принявшего  вещь на хранение без права
   пользования ею со стороны нанимателя или  ссудополу-
   чателя,  которые пользуются чужой вещью противно до-
   говору найма или ссуды, а также furtum possessionis,
   заключавшийся  в лишении владения вещью лица управо-
   моченного на такое владение,  например, залогодержа-
   теля по ручному залогу, добросовестного владельца, у
   которых вещь должна быть отобрана не иначе,  как  по
   суду и т.п.                                         
   586. Furtum manifestum и nес manifestum.  По законам
   XII таблиц furtum влек за собой штрафной иск,  actio
   furti,  направленный на уплату двойной стоимости по-
   хищенной вещи (in duplum),  если это был furtum  пес
   manifestum, т.е. когда вор не был пойман с поличным.
   При наличии  же  furtum manifestum,  т.е.  в случае,
   когда вор пойман с поличным, он подвергался телесно-
   му наказанию. Этим наказанием могло быть даже немед-
   ленное убийство вора в случаях вооруженной или  ноч-
   ной кражи. В остальных случаях furtum manifestum ма-
   гистрат отдает - addicit вора потерпевшему,  и  было
   спорно, становился ли вор немедленно рабом потерпев-
   шего или пребывал в течение 60 дней в правовом поло-
   жении iudicatus, т.е. должника, который в случае не-
   выкупа его в течение указанного срока третьим лицом,
   мог быть продан в рабство trans Tiberim             
   (Гай. 3. 189).                                      
   С различиями  в последствиях furtum пес manifestum и
   furtum manifestum связаны  и  постановления  законов
   XII  таблиц о порядке производства обыска.  Первый -
   торжественный с  соблюдением  особых  формальностей,
   обыск  lance licioque влек за собою ответственность,
   как за furtum manifestum лица, у которого украденная
   вещь была обнаружена путем такого обыска. Второй вид
   обыска,  производившегося без соблюдения особых фор-
   маль-                                               
   ностей, но  в присутствии свидетелей,  влек за собою
   ответственность по actio furti concepti in  triplum,
   т.е.  в  размере  тройной стоимости похищенной вещи,
   лица,  у которого эта вещь была обна- ружена и кото-
   рое  вправе было предъявить в порядке регресса actio
   ftirti oblati в том же размере к тому,  у кого  вещь
   бьша им добросовестно приобретена.                  
   На почве преторских реформ система штрафных исков из
   furtum изменилась: наряду с actio furti пес manifes-
   ti  in duplum,  с actio furti concepti и actio furti
   oblati in triplum претор, упразднив телесное наказа-
   ние  за  furtum manifestum и приравнивавшиеся к нему
   случаи, ввел для всех этих случаев три иска in quad-
   ruplum: actio furti manifesti против вора, задержан-
   ного с поличным, actio furti поп exhibiti против то-
   го,  у кого вещь была обнаружена путем обыска, и ac-
   tio furti prohibiti против того,  кто  сопротивлялся
   такому обыску.                                      
   Но уже  задолго  до времени Юстиниана actiones furti
   concepti,  oblati, prohibiti, non exhibiti отпали, и
   в  праве Юстиниана сохраняется единый штрафной инфа-
   мирующий иск actio furti против воров,  пособников и
   укрывателей, направленный на взыскание двойной стои-
   мости вещи в случаях furtum пес manifestum и четвер-
   ной в случаях furtum manifestum. Этот иск может быть
   предъявлен не только собственником,  но и владельцем
   вещи,  и detentor'ом, и вообще любым лицом, интересы
   которого нарушены furtum'ом.                        
   Существование наряду с штрафным  иском  actio  furti
   также  и  actiones rei persecutoriae обусловливалось
   простым и очевидным положением:  воровство не  может
   служить  основанием возникновения права собственнос-
   ти.  Поэтому, независимо от ответственности по actio
   furti,  вор  обязан  возвратить похищенную вещь.  Ее
   возвращение обеспечивали на общих  началах  виндика-
   ции, actio ad exhibendum, interdictum utrubi, а так-
   же иски из договоров, на основании которых вещью об-
   ладало лицо, совершившее furtum usus:               
   actio depositi  directa,  actio  commodati directa и
т.п.                                                   
   Но в тех случаях, когда предъявление этих исков было
   невозможно,  как,  например, предъявление виндикации
   после гибели похищенной вещи,  потерпевший  вынужден
   был ограничиться предъявлением actio furti.  В целях
   ее восполнения и была введена condictio furtiva, ко-
   торую собственник похищенной вещи,  но не другое по-
   терпевшее лицо,  был вправе предъявить вместо винди-
   кации.  Явно противореча общим началам, согласно ко-
   торым право собственности защищалось не обязательст-
   венным, а вещным иском, condictio furtiva была вмес-
   те с тем чистой actio rei persecutoria:             
   в отличие от штрафной actio furti,  этот иск прекра-
   щался не смертью,  a capitis deminutio ответчика,  а
   равно и возмещением вреда одним  из  лиц,  совместно
   причинивших его, и не мог быть предъявлен в качестве
   actio noxalis.                                      
                                                       

РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО
Вперед
Назад
2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования