Право, права человека, онлайн справочник
Юридическая сущность категории предприятия в доктрине и законодательстве Германии, Франции и Италии

Юридическая сущность категории предприятия в доктрине и законодательстве Германии, Франции и Италии

Вовлечение предприятий в торговый оборот побудило ученых-правоведов к разработке в рамках категорий частного права понятия предприятия как предмета договорных, а также деликтных обязательств. При этом в Италии и во Франции, в которых оборот предприятий (коммерческих фондов) был урегулирован законодательством, разработка теорий велась в рамках нормативно очерченных границ. В Германии же категория предприятия не предусмотрена законом, а учитывая весьма категоричное определение вещи в Германском гражданском уложении*(1) (далее - ГГУ), правовое осмысление этого экономического явления было связано с немалыми теоретическим сложностями и обусловило появление разнообразных учений о сущности предприятия и прав на него.

О зарождении в науке права категории предприятия можно говорить приблизительно с конца 17 в. Пионером в области законодательного оформления категории предприятия в Европе была Франция. Появление и дальнейшее развитие во французском праве самостоятельной категории коммерческих фондов - fonds de commerce, - связано с принятием 2 и 17 марта 1791 г. декретов, провозгласивших свободу хозяйственной деятельности и отменивших характерную для средневековья цеховую организацию производства. В средние века fonds de commerce являлись лишь рабочим инструментом хозяина предприятия, личность которого составляла сущность всего дела и определяла расположение клиентов. Если владелец умирал, не имея преемников, то и fonds de commerce исчезали вместе с ним, поскольку не могли быть переданы, как единое целое, другим лицам. С провозглашением же свободы хозяйственной деятельности коммерческие фонды были отделены от личности предпринимателя. Предприятие как целое, как единый организм приобрело самостоятельную ценность, которую можно было передать третьим лицам. Такое разделение предприятия и предпринимателя привело к мысли о том, что fonds de commerce имеют собственную ценность, отличную от стоимости составляющих их частей. Эти обстоятельства стали предпосылками к развитию законодательства о фондах как особом объекте оборота.

Законом от 17 марта 1909 г. о продаже и залоге коммерческих фондов ("Loi relative a la vente et au nantissement des fonds de commerce", далее - Закон 1909 г.) были урегулированы вопросы купли-продажи, внесения в уставной капитал и залога таких фондов. Ордонансом N 2000-912 от 18 сентября 2000г. положения о fonds de commerce были перенесены в текст Торгового Кодекса*(2) (далее - ФТК).

Для обозначения предприятия как объекта прав в современном французском праве и доктрине используются термины "fonds de commerce" (коммерческие фонды), "entreprise" (собственно предприятие) и "etablissement de commerce" (торговое заведение). Как отмечает М. Педамон термин entreprise является рамочным понятием, notion cardre*(3), и можно говорить скорее о праве на предприятие, чем о правах предприятия*(4), хотя единства мнений в вопросе о том, является ли предприятие (entreprise) субъектом или объектом хозяйственной деятельности во французской доктрине нет*(5). При этом многие авторы выражают сомнение в том, являются ли "entreprise" и "etablissement de commerce" юридическими категориями вообще, а не обозначают фактические понятия*(6). И хотя еще в середине прошлого века Р. Саватье выражал сомнение в целесообразности выбора законодателем категории коммерческих фондов, юридическая концепция которых, "созданная в условиях статичной экономики, основанной на присвоении плодов имущества, сложившаяся в период экономического либерализма мальтузианской мелкой буржуазии, сейчас осуждена на исчезновение благодаря динамическим поискам возможностей дальнейшего развития"*(7), именно коммерческие фонды, а не предприятие (enterprise), до сих пор являются законодательной категорией, хотя нормативной дефиниции его, как и определения природы и содержания нет.

Лишь в части второй ст. L141-5 ФТК указаны объекты, на которые распространяется преимущественное право продавца в отсутствие соответствующего положения в договоре, а в части третьей ст. L142-2 ФТК в качестве составных частей закладываемых fonds de commerce, на которые распространяется право залога в отсутствие упоминания об этом в договоре, указаны коммерческое обозначение (nom commercial), вывеска (enseigne), право найма торгово-промышленных помещений (bail commercial) и клиентела (clientele et achalandage). Кроме того, стороны могут включить сюда и оборотные средства (mobilier commercial, materiel et outilage), патенты, лицензии, торговые марки, образцы, модели, а также авторские права (часть 1 ст. L142-2 ФТК). В связи со скупостью законодательных разъяснений основную роль в определении понятия и содержания fonds de commerce играют доктрина и судебная практика.

Одним из наиболее известных определений fonds de commerce является предложенное Коэном: "...движимая имущественная совокупность, состоящая в основном из нетелесных элементов, а также дополняющих их телесных элементов, предназначенная для осуществления торговой деятельности, не имеющей публичного характера"*(8).

По поводу правовой природы коммерческих фондов во французской доктрине существует много различных теорий. Судебная практика, прежде всего Кассационный Суд по гражданским делам, рассматривает fonds de commerce как universalite juridique*(9) - юридическую совокупность, что подчеркивает тот факт, что предприятие, как единое целое, имеет свою индивидуальность, отличную как от личности предпринимателя, так и от составляющих его частей; но при этом такая совокупность не выпадает из общего имущества коммерсанта и не охватывает права требования и долги.

Креме определяет universalite juridique как "промежуточное состояние близкое к юридическому лицу, в котором достигается максимум концентрации, управляемое личными силами предпринимателя, совместными усилиями нескольких лиц или органами организации, а также простая совокупность вещей, объединенных единой экономической целью и обладающих в этой связи индивидуальностью с точки зрения права"*(10).

Представление о universalite juridique близко к теориям, рассматривающим fonds de commerce как universalite de fait (фактическую совокупность) и universalite sui generis (совокупность особого рода). С практической же точки зрения по поводу разногласий между сторонниками этих теорий высказался Сендье: "Много споров ведется о том, являются ли fonds de commerce юридической или фактической совокупностью. Это противоречие ... не имеет особого значения, поскольку и те, и те согласны в том, что права требования и долги, связанные с деятельностью предприятия, сюда не включаются"*(11).

Теории, рассматривающие fonds de commerce как целевое имущество, совокупность прав (universalite de droit) или неимущественные личные блага, были отвергнуты как несоответствующие позитивному французскому праву. Представления же о фондах как о простом наборе различных вещей с момента принятия Закона 1909г., закрепившего их особый статус, более не поддерживаются.

Господствующим в настоящее время является понимание fonds de commerce как совокупности (universalite), будь то правовой, будь то фактической или sui generis, в отношении которой и составных частей которой действуют особые предписания*(12). С правовой точки зрения fonds de commerce являются движимой нетелесной индивидуально-определенной вещью. В этой связи, в отсутствие особых правил к ним применяются общие положения о движимых вещах. При выпадении какого-либо предмета из ее состава, он начинает подчиняться собственному режиму.

Важным следствием такого понимания является то, что fonds de commerce, как единое целое, не зависят от изменения (в том числе выпадения) отдельных составляющих их частей. Кроме того, из этого следует и неделимость фондов, что нашло отражение в ст. L143-10 ФТК.

В поисках определения предприятия юристы часто обращались к теории народного хозяйства. Основываясь на экономическом определении предприятия как "организации средств производства и деятельности людей", немецкий юрист Е. Якоби говорит о предприятии как об "объединении материальных благ и людей"*(13). Своеобразное толкование можно найти у Ф. Шиммельпфеннинга: "не стремление к получению прибыли является определяющим для предприятия, - пишет он, - а рисковый характер этой прибыли"*(14).

Экономико-философским является понимание предприятия как системы, в соответствии с которым предприятие представляет собой "сложную (биологическую), динамическую и открытую систему, которая, благодаря указанным качествам, способна создавать дополнительную стоимость (Wertsynergien)"*(15). Ценность предприятия (goodwill) является проявлением его системности, выражает его способность образовывать добавочную стоимость и качественно отличается от других составных частей торгового дела.

Своеобразной реакцией на усиление роли предприятия в экономической жизни и отделение его от предпринимателя стало появление теорий, персонифицирующих предприятия как хозяйственные единицы.

Уже в 1827 г. судья Верховного суда земли Гессен Хассенпфлюг заключил, что торговое заведение, существующее под определенной фирмой, в силу своей значимости и известности должно рассматриваться как самостоятельный субъект права*(16). E. Беккер не признавал предприятие субъектом права, но считал, что следует разделять личное имущество предпринимателя и имущество предприятия как целевое*(17). Такое имущество имеет собственные активы и пассивы и противостоит, прежде всего, третьим лицам, и лишь затем - своим владельцам*(18). В. Эндеманн, развивая теорию Беккера, пришел к выводу, что предприятие, как целевое имущество, представляет собой юридическое лицо*(19). Он считал, что категория предприятия должна "наделяться тем содержанием, которое обуславливает и допускает профессиональное ведение торгового дела"*(20). Не владелец, а само предприятие предполагалось участником оборота, субъектом, в определенной степени персонифицируемым (индивидуализируемым) посредством фирмы. Владелец же был своего рода представителем предприятия. Можно признавать или не признавать торговое дело юридическим лицом, но в любом случае, писал В. Эндеманн, "предприятие живет своей жизнью... У предприятия есть собственный характер и развитие, которые зависят далеко не только от владельца. Предприятию, а не личности принципала, отдают сотрудники, да и сам принципал, свои силы. Предприятие создает коммерсанта, а не наоборот. Предприятие как таковое, а не коммерсант, определяет во многих случаях желание третьих лиц вступать с ним в деловые отношения. Именно предприятие является получателем кредита"*(21). По мнению В. Эндеманна, правопорядок должен воспринять сложившиеся таким образом фактические отношения и признать предприятие самостоятельным субъектом права - носителем прав и обязанностей. Непродолжительное время и Имперский верховный суд поддерживал это учение*(22).

Такое стремление юриспруденции того времени к обособлению торгового дела вплоть до признания его субъектом прав содействовало формированию единообразной нормативной базы о предприятиях: признание субъектом имело бы следствием обособление его от собственников. Торговое общество являлось бы в этом случае не владельцем, а управляющим*(23).

В современной науке эта теория нашла поддержку с позиций социальной юриспруденции в трудах T. Райзера*(24). Он определяет предприятие как "организацию, основной задачей которой является производство или распределение товаров и услуг в обществе"*(25). Именно эта цель отличает его от других организаций, например, школ, больниц и т.п.

Ударом по догматичной структуре торгового права, как пишет T. Райзер, стали новеллы в немецком акционерном праве, принятые в 1965 г., многие положения которых, в особенности относящиеся к праву концернов, адресуют свои предписания предприятию как субъекту, носителю прав и обязанностей. Анализируя эти нормы, T. Райзер отмечает, что и с содержательной точки зрения они направлены не на общества владельцев капитала, а на предприятия как производственные единицы. В результате автор приходит к выводу, что немецкое право находится на пути от права коммерсантов к праву предприятий и делает решительные шаги по признанию предприятия юридическим лицом, хотя для этого еще многое необходимо сделать*(26).

Предвидя же главное возражение противников теории персонификации о неправосубъектности предприятия, T. Райзер отвечает на это следующим. "Понятие юридического лица опирается на то, что "персонифицируемому" социальному явлению приписываются свойства, характеризующие живых людей как субъектов, что оно, одним словом, признается подобием личности и статуса физического лица. Забытая в свое время идея Отто ф. Гирке о реальности личности обществ вновь приобретает теоретическую актуальность. Так, Ларенц отмечает, что общество должно быть похоже не на человека как на наделенного разумом и самосознанием существо, а на "человека как деятеля, как активного фактора социальных процессов", и это подобие проявляется в наделении общества, подобно физическому лицу, правами и обязанностями, без необходимости признания его в этой связи лицом в этическом смысле или "человеком". Именно поэтому юридическое лицо не является ни фикцией, ни своевольным решением законодателя, ни простой юридико-технической искусственной категорией, а аналогией, основывающейся на реальной действительности и лишь в ней находящей свои границы...

Как система подчиненных единой цели интеракций организация подобна человеку в том, что посредством многочисленных, взаимосвязанных друг с другом действий вступает в контакт с окружающим миром и воздействует на него. И не имеет значения, что в одном случае действует один человек, а в другом несколько, поскольку достаточно уже того, что они выполняют единую функцию. В этом смысле организация, как выразился Larenz, являясь деятелем и активным фактором социальных процессов, аналогична физическому лицу. И постольку поскольку право презюмирует человека способным к действиям, было бы правомерным наделить путем признания правосубъектности подобным качеством и организации"*(27).

Рассмотренные теории отмечают и даже доводят до крайности роль права, согласно которой оно призвано оформлять экономические отношения и реагировать на их изменения. Но нельзя забывать, что право и формализм - это тесно связанные понятия и одни и те же экономические явления могут принимать различные правовые формы. Это касается и статуса юридического лица - статуса прежде всего формального, обусловленного в большинстве законодательств мира необходимостью государственной регистрации. Предприятие, как хозяйственная единица, может выступать в качестве субъекта, в том числе юридического лица, однако не в связи со своими экономическими качествами, а лишь после выполнения установленных законом формальностей. Юридическое лицо - это лишь форма выступления предприятия в хозяйственном обороте.

Продолжительные дискуссии о соотношении понятий предприятия как экономической категории и юридического лица как субъекта прав велись и в отечественной литературе*(28).

На протяжении долгого времени в Германии много сторонников имела теория, рассматривавшая предприятие как совокупность имущества. Поскольку предприятие, возможность отчуждения и наследования которого предусмотрена § 22 Германского торгового уложения*(29) (далее - ГТУ), нельзя отнести ни к одному из существующих объектов прав, сторонники этой теории предложили разложить все относящееся к нему имущество на отдельные объекты и рассматривать предприятие как сумму имеющихся у него вещей и прав, идентифицируя последнее тем самым с его имуществом.

Такое "атомистическое понимание"*(30) предприятия впоследствии было несколько изменено. Во-первых, в состав имущества были отнесены и пассивы. Далее, практика показала, что, как правило, цена успешно работающих предприятий гораздо больше, чем сумма стоимостей составляющих их частей, что обусловило включение сюда и т.н. шансов (Chancen). Таким образом, сложилось следующее определение предприятия: это "совокупность всего того, что относится (принадлежит) к конкретному торговому делу (промыслу)"*(31). В этом смысле предприятие признавалось обособленным имуществом.

Однако, как отмечает Х. Райше, согласно действующему немецкому праву при отчуждении торгового дела в его состав могут вообще не включаться некоторые значительные части, как актива, так и пассива, что, однако, не будет нарушать "личности" предприятия*(32). Кроме того, в ряде случаев материальный компонент бывает весьма незначительным (как, например, у издательств газет, страховых компаний и т.п.) или состоять в основном из денег (банки). Эти обстоятельства побудили теоретиков искать новые решения проблемы сущности предприятия.

Противоположную теории предприятия как имущества позицию занял Л. Геллер, рассматривая предприятие как "сообщение вовне о готовности к осуществлению сбытовых операций"*(33). Исходя из того, что при отчуждении торгового дела многие составные части могут исключаться и что оно не совпадает с имуществом, он делает вывод, что всем видам предприятий присуща одна общая характеристика: явная воля субъекта поставлять на рынок в обмен на деньги осуществляемую на его предприятии работу*(34). Из этого следует, что любое предприятие состоит не из чего иного, как "из постоянной готовности субъекта к осуществлению сбыта обозначаемых именем предприятия товаров и сообщении об этой готовности вовне"*(35). Такое сообщение связано с указанием либо гражданского имени коммерсанта либо его фирмы, с обозначением продукции (торговой марки, названия газеты) либо используемой им специфической производственной технологии (Betriebsanlage) или ее обозначения (Etablissementsname). В силу одного (или нескольких) из указанных моментов каждое предприятие приобретает тот фактор, который обуславливает его индивидуальность и непрерывность (Kontinuitat). Поэтому, как считает Л. Геллер, под отчуждением предприятия следует понимать передачу таких постоянных специфических факторов из сферы власти одного субъекта в распоряжение другого*(36). Если же рассматривать предприятие как нечто иное, чем просто набор вещей, то передача осуществляемого под определенной фирмой или характеризуемого зарегистрированной торговой маркой предприятия невозможна ни в какой иной форме, кроме как путем передачи фирмы или марки*(37).

Теми же предпосылками, что и Геллер, руководствовался при построении своей теории O. Писко. Для него деятельность лица, осуществляющего дело, является единственно существенной при определении понятия предприятия. При этом материальные компоненты играют лишь роль принадлежностей*(38). Свою позицию он объясняет тем, что существуют и продаются и такие предприятия, материальная основа которых либо несравнимо мала, либо вообще отсутствует. Свою ценность такие заведения получают лишь в силу того, что они обеспечивают или делают возможным успех своей профессиональной деятельности. В качестве особого объекта имущества, который в любом случае может быть предметом отчуждения, аренды и обращения взыскания, Писко рассматривает ту сумму, на которую цена предприятия превышает стоимость входящих в его состав вещей*(39). Именно этим излишком оплачивается предприятие в собственном смысле слова, противопоставляемое таким образом орудиям труда (Betriebsmittel).

Фактором, обеспечивающим в будущем успешное производство продукции, О. Писко называет "организацию средств производства" ("Organisation der Produktionsmittel"). Кроме того, необходимо наличие "обеспеченной возможности сбыта" ("gesicherte Absatzgelegenheit"): именно она отличает уже существующее предприятие от впервые создаваемого*(40). Исходя из этого, O. Писко предлагает такое определение: "предприятием в объективном смысле является обеспечивающая или способствующая успешному ведению хозяйства организация средств производства или обеспеченная возможность сбыта"*(41).

Передачу предприятия с правовой точки зрения он рассматривает как неважный фактический акт. "Передача" же "организации средств производства" происходит посредством "введения в производство" (Einfuhrung in den Betrieb*(42). Для передачи "обеспеченной возможности сбыта" необходимо совершения акта, последствием которого был бы переход возможности сбыта непосредственно на приобретателя. Если же для этого требуются продолжительные мероприятия или воздержание от действий со стороны бывшего владельца, то таковые являются предметом обязательственно правовой сделки, а не отчуждения; и именно это оплачивает покупатель*(43).

Таким образом, взгляд О. Pisko можно отнести к теориям, рассматривающим предприятие исключительно как деятельность (Tatigkeit)*(44). Он, как и Геллер, занимает позицию прямо противоположную более ранним учениям о предприятии как совокупности имуществ, объясняя это тем, что при отчуждении дела и активы и пассивы могут вообще не затрагиваться, что говорит о том, что предприятие - это нечто иное, чем его имущество*(45). Как отмечает Ю. ф. Гирке, сторонники этого учения "выхватили" из экономической науки понятие организации средств производства для построения своих теорий*(46).

Критики теории O. Писко, указывали на то, что для многих предприятий материальный компонент играет существенную роль, а "возможности сбыта", представляющиеe собой ничто иное, как клиентуру (Kundschaft), не являются объектом прав и не могут быть переданы, поскольку "воля клиентов есть их собственная, свободная воля"*(47). Обозначение же входящих в состав предприятия вещей как его принадлежностей не соответствует действующему немецкому праву, поскольку принадлежности могут быть только у вещи*(48).

Своеобразный синтез понимания предприятия как деятельности и необходимого для ее осуществления материального компонента нашел отражение в законодательстве Италии. Многие положения о предприятиях и предпринимательской (коммерческой) деятельности были перенесены в Книгу пятую ("О труде") Гражданского Кодекса Италии 1942 г.*(49) (далее - КГ Италии) из отмененного в апреле 1942 г. Торгового Кодекса 1882 г. Торговый Кодекс, оперируя понятиями "impresa" (дело, бизнес, предпринимательская деятельность) и "azienda" (имущественный комплекс), не делал между ними текстуального различия: и это, как отмечает Д. Фанелли, было тем более понятно, поскольку c экономической точки зрения предприятие как таковое - как организация факторов производства - представляет собой неразрывное единство деятельности предпринимателя, материального и человеческого компонентов, с помощью которых эта деятельность осуществляется*(50). По определению экономистов, предпринимательское дело (impresa) - "это комплексная реальность, находящаяся в движении: значение, внутренняя сущность и истинная природа ее проявляются именно в этой комплексности и в этом движении и, таким образом, в координируемом и продолжительном взаимодействии человеческих усилий (труда), направленных на вещи, и самих вещей (природы, капитала)"*(51). И поэтому невозможно, казалось бы, разъединить организованную деятельность (impresa) от результата таковой - имущественного комплекса (azienda)*(52).

Ныне действующий Гражданский Кодекс Италии 1942 г. проводит четкое различие в терминологии при употреблении понятий "impresa" и "azienda", однако определение дает лишь последнему. Согласно ст. 2555 ГК Италии предприятие как объект прав (azienda) представляет собой имущественный комплекс, используемый предпринимателем для осуществления предпринимательской деятельности (impresa).

Некоторые авторы предлагали рассматривать торговое дело (impresa) как целое, а имущественный комплекс (azienda) как его часть; другие (Гидини) - считали первое юридической совокупностью (universitas juris), а второе - фактической (universitas facti)*(53). Часть ученых ключевым в понятии торгового дела (impresa) видели элемент динамики, в понятии же имущественного комплекса (azienda) - элемент статики*(54).

Г. Фанелли определяет "impresa" как "профессиональное осуществление организованной экономической деятельности на рынке товаров и услуг"*(55). Как отмечает A. Трабукки, определяющим в понятии торгового дела (impresa) - ключевой фигуры современного хозяйства, - является не предприниматель (субъект) и не совокупность вещей, составляющих имущественный комплекс (azienda), а нечто такое, что проявляется исключительно в жизни и движении предприятия, что представляет собой комбинацию действий по организации лиц и материальных ресурсов, направленных на производство или обмен*(56). "Торговое дело (impresa) можно мысленно представить как живую клетку в мире производства и торговли; она состоит из предпринимателя, осуществляющего деятельность - ядра такой клетки, если оставаться в рамках избранной метафоры, - и организованного единства средств производства и людей (сотрудников), либо только первых или только вторых. Предприниматель, заботящийся о снабжении предприятия вещами, необходимыми для осуществления деятельности, несет ответственность по обязательствам предприятия; однако последнее время, по мере увеличения полномочий управляющего (директора), все большее значение приобретает процесс деперсонификации предприятия"*(57).

По мнению И. Наталино, ключевым в понятии предприятия как имущественного комплекса, является организация, вне зависимости от прав на вещи и иное имущество, составляющие его*(58). При этом предприниматель является субъектом прав и субъектом организационной деятельности, предприятие как имущественный комплекс является объектом прав*(59).

* * *

Все рассмотренные теории уделяют внимание какому-либо аспекту такого экономического явления как предприятие. Теории, персонифицирующие предприятие, отмечают его неделимость с экономической точки зрения. Предприятие - это хозяйственная единица, это некий замкнутый процесс, объединенный производственной целью.

Этими же предпосылками руководствовались и ученые, искавшие правовое определение предприятия в экономической науке. Проведение параллелей с экономической теорией несомненно важно, поскольку право не должно быть оторвано от реальных хозяйственных отношений. Но не допустим и прямой перенос экономических определений при формировании правовых теорий, поскольку понятийный аппарат этих наук различен.

Наиболее очевидным с точки зрения права является понимание предприятия как некоего набора вещей и прав, объединенных единой экономической целью. Такое понимание целиком укладывается в рамки правовых категорий.

Однако ограниченность такого подхода, связанная с тем, что часто имущественный компонент предприятия бывает весьма незначительным, заставляет ученых искать иное объяснение сущности предприятия: а именно в той деятельности, которую ведет предприниматель, благодаря которой создается дополнительная стоимость предприятия. И хотя очевидно, что как таковая деятельность непередаваема, эта особенность предопределяет ту специфику, которой должны отличаться нормы об обороте предприятий по сравнению с простой передачей вещей и прав.

Возможно, как отмечает П. Гизеке, принципиально неверно пытаться сформулировать единое определение предприятия, поскольку не существует "исчерпывающего понятия его. Более того, с точки зрения науки права предприятие - это лишь фактическая категория"*(60). Ю.Ф. Гирке считал, что экономическое понятие предприятия является слишком "статичным" для права. Правопорядок изучает, отмечает он, лишь "функциональное влияние хозяйственного единства", поскольку "отдельные законы и нормы воспринимают, формируют и оценивают его (хозяйственное единство - О.К.) в целях создания собственных правовых категорий и понятий. Законы разрушают единство, чтобы отразить и оценить их правовое влияние"*(61).

К.Д. Овчинникова,

аспирантка кафедры гражданского права

МГУ им. М.В. Ломоносова

"Законодательство", N 9, сентябрь 2004 г.

------------------

*(1) В редакции закона от 2.1.2002 (BGBl. I S. 42, ber. S. 2909), последние изменения внесены законом от 23.7.2002 (BGBl. I S. 2850). Электронную версию ГГУ с последними изменениями можно найти на сайте: "http://dejure.org/gesetze/BGB".

*(2) Ordonnance N 2000-912 du 18 septembre 2000 relative a la partie Legislative du code de commerce.

*(3) Jauffret Alfred/Mestre Jacques. Droit commercial. Paris, 1989. P. 86.

*(4) См.: Houin Roger/Pedamon Michel. Droit commercial: actes de commerce et commercants : activite commerciale et concurrence. Paris, 1980. P. 178.

*(5) См.: Houin Roger/Pedamon Michel. Droit commercial: actes de commerce et commercants : activite commerciale et concurrence. Paris, 1990. P. 430.

*(6) См.: Dammann Reinhard/Sonnenberger Hans Jurgen. Franzosisches Handels- und Wirtschaftsrecht. Heidelberg, 1991. S. 195.

*(7) Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 159.

*(8) Cohen. Цит. по: Kunzler Gertrud. Das nantissement du fonds de commerce. F.a.M., 1960. S. 12.

*(9) Cass. Civ. 26.01.1914, D. 1914.1.112.

*(10) Cremieu. Цит. по: Kunzler Gertrud. Op. cit. S. 13.

*(11) Ibid.

*(12) Исключение здесь сделано лишь в отношении объектов промышленной собственности, которые, даже находясь в составе fonds de commerce, подчиняются собственным правилам.

*(13) Jakibi E. Цит. по: Gierke v. J. Das Handelsunternehmen // Zeitschrift fur das Gesamte Handelsrecht und Konkursrecht. Bd. 111. S. 3.

*(14) Schimmelpfenning Ferdinand. Das Unternehmen in der Bilanz. Greifswald, 1921. S. 3.

*(15) Waschull Dirk. Das Unternehmen im engeren Sinne als verfassungsrechtliches Eigentum: zum Begriff des Eigentums in Art. 14 GG. Baden-Baden, 1999. S. 48.

*(16) См.: Raiser T. Das Unternehmen als Organisation: Kritik und Erneuerung der juristischen Unternehmenslehre. Berlin, 1969. S. 71 ff.; Ittenbach Hans-Jorg Handelsrechtssysteme in Deutschland, Frankreich und England: Entwicklung, Ausgestaltung und Zukunftsperspektiven. F.a.M., 1994. S. 108.

*(17) Bekker E.I. Zweckvermogen, insbesondere Peculium, Handelsvermogen und Actiengesellschaften // Zeitschrift fur das Gesamte Handelsrecht und Konkursrecht. Bd. 4 (1861). S. 499.

*(18) Ibid. S. 499, 537.

*(19) См.: Endemann Wilhelm. Das deutsche Handelsrecht. Heidelberg, 1876. S. 54 -73.

*(20) Ibid. Op. cit. S. 62.

*(21) Endemann Wilhelm: Цит. по: Schmidt Karsten. Handelsrecht. Koln-Berlin-Bonn-Munchen, 1999. S. 78.

*(22) См.: Reiche Helmut. Das Recht am Unternehmen. Greifswald, 1920. S. 28.

*(23) См.: Schmidt Karsten. Op. cit. S. 79.

*(24) См.: T. Raiser. Op. cit. S. 166 ff.

*(25) Ibid. S. 115.

*(26) См.: Ibid. S. 166.

*(27) Ibid. S. 170-171.

*(28) См., например: Флейшиц Е.А. Торгово-промышленное предприятие в праве западно-европейском и РСФСР. Л., 1924; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950; Пушкин А.А. Юридическая личность промышленного предприятия, треста, комбината // Советское государство и право. 1956. N 6; Генкин Д.М. Правовое положение государственного социалистического предприятия // Советское государство и право. 1965. N 9; Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М., 1962 и др.

*(29) От 10.05.1897 (RGBl. I S. 219), последние изменения внесены законом от 19.12.1998 (BGBl. I S. 3836). Электронную версию ГТУ с последними изменениями можно найти на сайте: "http://www.handelsgesetzbuch.de".

*(30) Такое определение этой теории было дано Isay, поскольку здесь единая сделка разбивается на отдельные части (См.: Isay. Das Recht am Unternehmen. Berlin, 1910).

*(31) Staub. Цитата по: Reiche Helmut. Op. cit. S. 31.

*(32) См.: Reiche Helmut. Op. cit. S. 31.

*(33) "Kundbarkeit der Absatzbereitschaft" - См.: Geller Leo. Das Unternehmen und seine Beziehung zu Firma, Schild und Warenziechen. MunchenLeipzig, 1913. Его же Das Recht der wirtschaftlichen Konkurrenz. Im osterrechischen Zentralbl. fur die juristische Praxis. Bd. 7. 1889.

*(34) Geller Leo. Op. cit. S. 132.

*(35) Geller Leo: Цит. по Pisko Oskar. Op. cit. S. 12.

*(36) См.: Geller Leo. Op. cit. S. 133, 137.

*(37) Pisko Oskar. Op. cit. S. 13.

*(38) См.: Ibid. S. 15 ff.

*(39) См.: Ibid. S. 16.

*(40) См.: Ibid. S. 17.

*(41) Ibid. S. 19.

*(42) Ibid. S. 23.

*(43) См.: Ibid. S. 19.

*(44) Этой же позиции придерживались и Wolff, Schubert-Goldern, Iacusiel, Binder, Sohm: См.: Reiche Helmut. Op. cit. S. 36. Funote 85. А так же Muller и Erzbach, определявшие предприятие как "духовную организацию ("geistige Organisation") с составляющими ее или принадлежащим к ней вещами и обязанностями: См.: Gierke v. J. Op. cit. S. 2.

*(45) Pisko Oskar. Op. cit. S. 7.

*(46) Gierke v. J. Op. cit. S. 2.

*(47) Reiche Helmut. Op. cit. S. 37.

*(48) См.: Ibid. S. 38.

*(49) R.D. 16 marzo 1942, n. 262 Approvazione del testo del Codice Civile (Pubblicato nella edizione straordinaria della Gazzetta Ufficiale, n. 79 del 4 aprile 1942).

*(50) См.: Fanelli Giuseppe. Introduzione alla teoria guiidica dell'impresa. Milano, 1950. P. 35-37.

*(51) Ibid. P. 66.

*(52) См.: Ibid. P. 37.

*(53) См.: Ibid. P. 67-68.

*(54) См.: Ibid. P. 70.

*(55) Ibid. P. 79.

*(56) См.: Trabucchi Alberto. Instituzioni di Diritto Civile. Padova, 1978. P. 315-316.

*(57) См.: Ibid. P. 316.

*(58) См.: Irti Natalino. Priprieta`e impresa. Napoli, 1965. P. 107.

*(59) См.: Trabucchi Alberto. Op.cit. P. 334.

*(60) Gieseke Paul. Die rechtliche Bedeutung des Unternehmens. Festschrift fur E. Heymann. Bd. 2. Weimar, 1940. S. 112 ff. См. также: Gieseke Paul. Der Rechtsbegriff des Unternehmens und seine Folgen. Berlin, 1950.

*(61) Gierke v. J. Op. cit. S. 7.


просмотров: 662
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
1787 INSTITUTIONS OF FRENCH LAW

$13.95
End Date: Wednesday Jun-19-2019 17:02:36 PDT
Buy It Now for only: $13.95
|
Vintage Wood Gavel (9.5" x 3.5")

$0.99 (0 Bids)
End Date: Monday May-27-2019 17:21:00 PDT
|
'David Davis' Supreme Court Justice Lithograph 1889

$17.76
End Date: Sunday Jun-9-2019 11:16:17 PDT
Buy It Now for only: $17.76
|
PRINTED 448 PAGE HARDCOPY Mueller Special Council Report Trump Russia Collusion

$49.99 (0 Bids)
End Date: Thursday May-23-2019 19:23:46 PDT
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Поиск товаров: право (Russian Edition)
Search Results from «Озон» Право. Юриспруденция
 
 Гражданский Кодекс Российской Федерации. Части 1, 2, 3, 4
Гражданский Кодекс Российской Федерации. Части 1, 2, 3, 4
Настоящее издание содержит текст Гражданского кодекса Российской Федерации по состоянию на 1 марта 2018 года....

Цена:
217 руб

 Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая, третья и четвертая. Текст с изменениями и дополнениями на 1 октября 2017 года
Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая, третья и четвертая. Текст с изменениями и дополнениями на 1 октября 2017 года

Настоящее издание содержит текст Гражданского кодекса Российской Федерации с изменениями и дополнениями на 1 октября 2017 года с удобной навигацией.
К изменениям, вступающим в силу позднее, вместе с редакцией нормы, действующей на эту дату, приводится норма в новой редакции и указывается дата, с которой она вступает в силу.

...

Цена:
323 руб

Тогоева О. Дела плоти. Интимная жизнь людей Средневековья в пространстве судебной полемики
Дела плоти. Интимная жизнь людей Средневековья в пространстве судебной полемики
Эта книга рассказывает о том, о чем обычно молчат исторические источники, – о частной жизни людей эпохи Средневековья и раннего Нового времени, об их личных переживаниях, о супружеской любви и об изменах, о неразделенных чувствах, о дружбе, обидах, попытках решить семейные проблемы самостоятельно или прибегая к помощи официальных инстанций. Героями историй, собранных здесь, стали самые простые обыватели, о которых почти никогда не упоминалось в хрониках, в теологических сочинениях, дидактических трактатах или художественных произведениях. Эти люди могли попасть в поле зрения историка, только если оказывались замешаны в различные преступления и ими начинал интересоваться суд. Материалы уголовных расследований, которые велись во Французском королевстве на протяжении многих столетий, позволяют отчасти проникнуть в сокровенные тайны его обитателей, услышать, как и что они говорили о самых интимных моментах свой жизни, узнать, что для них было допустимо обсуждать публично, а что нет, понять, какими правовыми и общекультурными представлениями они руководствовались. Книга адресована историкам, правоведам, филологам, культурологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся историей повседневности и частной жизни....

Цена:
921 руб

 Федеральный закон "О рекламе". Текст с изменениями и дополнениями на 2017 г.
Федеральный закон "О рекламе". Текст с изменениями и дополнениями на 2017 г.
В этой книге вы найдете текст Федерального закона «О рекламе» с самыми последними изменениями. Благодаря удобному формату вы сможете всегда иметь эту книгу при себе, а продуманная навигация по тексту сделает работу с книгой легкой и приятной. Эта книга для юристов, производителей товаров и услуг, специалистов по созданию рекламы, потребителей, работников телевидения, радио, средств массовой информации, занимающихся вопросами размещения и трансляции рекламы, а также для студентов и преподавателей юридических вузов....

Цена:
65 руб

 Гражданский кодекс Российской Федерации. Части 1, 2, 3 и 4
Гражданский кодекс Российской Федерации. Части 1, 2, 3 и 4
Настоящее издание содержит текст Гражданского кодекса Российской Федерации по состоянию на 20 июня 2018 года....

Цена:
152 руб

 Все о платном и бесплатном образовании
Все о платном и бесплатном образовании
Право на образование является одной из ключевых социальных гарантий, защищенных Конституцией Российской Федерации.
Однако любое право имеет свои механизмы реализации, которые описываются Федеральным законом "Об образовании" и подзаконными актами, опирающимися на положения Конституции, Федерального закона и других юридических актов. Знание точных формулировок и положений этих законов необходимо как для граждан, добивающихся реализации своих законных прав, так и для работников сферы образования, вынужденных отвечать на запросы и жалобы.

Предлагаемый справочник разбит на тематические разделы, включающие в себя избранные статьи основного отраслевого закона, инструкции и положения, относящиеся к теме, а также юридические комментарии и ответы на наиболее частые и каверзные вопросы к этим статьям.
Подобная подача материала делает справочник удобным для работы источником информации как для обычных людей, столкнувшихся с теми или иными вопросами образовательной деятельности (от детского сада до докторантуры), так и для работников образования, получающих сборник актуальных редакций законов и комментариев к ним по своей основной деятельности....

Цена:
35 руб

 Федеральный закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц"
Федеральный закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц"
Текст Закона подготовлен с использованием профессиональной юридической системы "Кодекс", сверен с официальным источником....

Цена:
55 руб

 Общевоинские уставы Вооруженных сил Российской Федерации с Уставом военной полиции. Тексты на 2019 год
Общевоинские уставы Вооруженных сил Российской Федерации с Уставом военной полиции. Тексты на 2019 год
?Настоящее издание содержит тексты Общевоинских уставов Вооруженных сил Российской Федерации в ред. Указа Президента РФ от 07.12.2016 № 161. • "Устав внутренней службы Вооруженных сил Российской Федерации"; • "Дисциплинарный устав Вооруженных сил Российской Федерации"; • "Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных сил Российской Федерации"; • "Строевой устав Вооруженных сил Российской Федерации"; • "Устав военной полиции Вооруженных сил Российской Федерации"....

Цена:
372 руб

Рене Давид, Камилла Жоффре-Спинози Основные правовые системы современности Les grands systemes de droit contemporains
Основные правовые системы современности
В мировой юридической литературе книга известного французского ученого Рене Давида имеет высочайший рейтинг. Она положила начало одному из основных направлений сравнительного правоведения - комплексному изучению правовой карты современного мира.

Блестящая эрудиция, глубина научного обобщения, гуманные социальные позиции автора делают книгу интересной для ученых-юристов, преподавателей, студентов и тех, кто находится в поиске правовых знаний....

Цена:
802 руб

Уильям Фуллер Внутренний враг. Шпиономания и закат императорской России The Foe Within: Fantasies of Treason and the End of Imperial Russia
Внутренний враг. Шпиономания и закат императорской России
Уильям Фуллер, признанный специалист по российской военной истории, избрал темой своей новой книги печально знаменитое дело полковника С.Н.Мясоедова и генерала В.А.Сухомлинова. Привлекая еще не использованные историками следственные материалы, автор соединяет полный живых деталей биографический рассказ с анализом полицейских, разведывательных, судебных практик и предлагает проницательную реконструкцию шпиономании военных и политических элит позднеимперской России. Центральные вопросы, вокруг которых строится книга: как и почему оказалось возможным инкриминировать офицерам, пусть морально ущербным и нечистым на руку, но не склонявшимся никогда к государственной измене и небесталанным, наитягчайшее в военное время преступление и убедить в их виновности огромное число людей? Как отозвались эти "разоблачения" на престиже самой монархии? Фуллер доказывает, что в мышлении, риторике и псевдоюридических приемах устроителей судебных процессов 1915-1917 годов в зачаточной, но уже зловещей форме проявились главные черты будущих большевистских репрессий - одержимость поиском козлов отпущения и презумпция виновности....

Цена:
380 руб

2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования