Право. Библиотека: TXT
Указы Президента РФ и проблемы их совершенствования (Окуньков)
           Указы Президента РФ и проблемы их совершенствования

     Сложившееся, видимо, практически у каждого ощущение бесчисленности и 
неисполняемости принятых в последние годы законов и указов удачно облек в 
слова А. Солженицын: "Сколько Указов, Указов, Указов, Законов, Законов прогудели 
над нашими головами самолетными армадами ("Мы учились эти 5 лет", - на живом 
теле России, да). Однако большей частью их даже и не прочли, а кто и читал 
- забыл и, уж конечно, никто не выполнял... А самые-то неумолимые указы - 
о борьбе с коррупцией и борьбе с преступностью - безнадежно зависают, ибо 
наша преступность и коррупция - естественное следствие безмозглых "реформ" 
и государственной расхлябанности"*(1).
     Многие полагают, что чем указов меньше, тем лучше для России, ибо чем 
не выполнять заведомо невыполнимое или вредное для общества, предпочтительнее 
повременить с принятием новых документов. Но у указного права имеются и приверженцы. 
Они объясняют, что в 1991-1995 гг. - в первые годы президентства Б. Ельцина 
- такая практика была обусловлена явным дефицитом федеральных законов. Эпохи 
реформ вообще трудно укладываются в "прокрустово ложе" старого законодательства. 
Законы неизбежно отстают от потребностей времени, тем более в те периоды, 
когда при определении политического курса идет конфронтация между законодательной 
и исполнительной властями. В условиях острого конфликта с законодателем Президент 
и Правительство не могут ограничиваться только исполнением законов - к тому 
же устаревших, не согласующихся с Конституцией. В результате активная роль 
исполнительной власти становится общепризнанной.
     Еще в начале ХХ в. отдельные государствоведы пришли к выводу о том, что 
"узкая" теория исполнительной власти (сводящая функции последней только к 
исполнению законов) навсегда, бесповоротно сдана в политический архив*(2). 
Забота об интересах народа, удовлетворении потребностей общественной жизни 
- задача не только законодательной, но и исполнительной власти, и способность 
решать ее - главный критерий оценки деятельности власти.
     В пределах закона Правительство правит страной, т. е. свободно, по своему 
разумению, руководит государственной и общественной жизнью. Но как поступать 
Президенту и Правительству, если соответствующих законов нет?
     Существуют разные пути достижения политического компромисса, в том числе 
принятие временных мер, например, делегирование высшему исполнительному органу 
законодательных полномочий. В ряде стран на конституционном уровне предусмотрена 
процедура срочного (до 10 дней) рассмотрения и принятия неотложных законов 
по инициативе правительства, которое в целях принятия закона может поставить 
вопрос о доверии правительству.
     Признание в непродуманности и необоснованности многих важных государственных 
решений прозвучало в Послании Президента В.В. Путина Федеральному Собранию 
(2000 г.). Трудности реализации многих действующих законов (а это в равной 
мере относится к указам и другим подзаконным актам) объективно требуют либо 
пересмотра данных документов, либо принятия неординарных мер для обеспечения 
их исполнения. Неэффективность принятых законов Президент объяснил также тем, 
что само государство во многом способствует диктату теневой экономики, разгулу 
коррупции и массовому оттоку капитала за рубеж. В.В. Путин убежден в том, 
что неэффективное государство является главной причиной длительного и глубокого 
экономического кризиса*(3).
     Значительное число нормативных указов Президента издано фактически в 
режиме конкурирующей компетенции с законодательной властью и Правительством. 
Объяснение тому находят в якобы особой роли Президента, его обширных полномочиях, 
касающихся не только исполнительной, но и законодательной власти. Заметим, 
что подобные акты были типичны для конституционных монархий и включались в 
массив чрезвычайноуказного законодательства, основанного на праве главы государства 
в известных случаях принимать меры и предписывать нормы, относящиеся к компетенции 
законодательных органов.
     Искажение конституционных принципов верховенства федеральных законов 
и разделения властей становится особенно очевидным, поскольку на основе указов 
законодательного характера происходит фактическое соединение в одном лице 
власти законодательной и исполнительной. При подобной организации власти, 
как утверждал Монтескье, свободы не будет, так как весьма вероятно, что обладающий 
такими правами монарх (применительно к российской ситуации - Президент) "станет 
создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять 
их".
     Для выяснения сути президентских актов полезно прежде всего обратиться 
к истории.
     К числу основных дефектов указов - как в начале ХХ в., так и в настоящее 
время - отечественные юристы относят вторжение главы государства в сферу правового 
регулирования парламента, что, однако, не исключает широкой компетенции исполнительной 
власти при условии непротиворечия подзаконных актов закону. Издание правовых 
указов представляет собой естественную функцию главы исполнительной власти 
(Президента) и Правительства. Юридическим основанием правового указа, на взгляд 
Н.М. Коркунова и В.М. Гессена, является не делегация законодательной, а природа 
правительственной деятельности*(4).
     Оригинальным и для современной юриспруденции представляется мнение В.М. 
Гессена, обосновывавшего существование указов и утверждавшего, что между областями 
исключительной компетенции - а) верховного управления - права опубликования 
законов, права помилования, "пожалования орденов и титулов", назначения определенных 
категорий должностных лиц и б) законодательной власти, - определяемыми Конституцией, 
"лежит средняя, нейтральная область конкурирующей деятельности той и другой. 
До тех пор, пока то или иное отношение общественной жизни остается нерегламентированным 
в законодательном порядке, его регламентация в порядке управления является 
не только возможной, но часто необходимой"*(5).
     Исходя из этого, право издания нормативных указов и правительственных 
постановлений в соответствии с духом и буквой Конституции и без противоречия 
законам является неизбежной функцией главы государства и центрального Правительства. 
Для таких указов, по мнению В.М. Гессена, не требуется и поручения со стороны 
законодательной власти, поскольку оно "не только не предоставляет правительству 
новых, ему не принадлежащих полномочий, но, напротив, ограничивает полномочия, 
принадлежащие ему. Оно обязывает правительство к изданию указа, который мог 
бы быть издан по его усмотрению... Поручение может иметь или не иметь места; 
во всяком случае, все то, что не должно быть регламентировано законом, может 
быть регламентировано правовым указом"*(6). Собственно, такой доктринальный 
подход во многом разделяет и Конституционный Суд Российской Федерации, но 
в своем толковании президентских указов он пошел еще дальше, о чем будет сказано 
особо.
     Как правило, широкий диапазон правотворческой деятельности Президента 
его сторонники объясняют целесообразностью, ибо государственная жизнь, особенно 
на этапе реформаторских преобразований, не может жить только ожиданиями закона. 
Учитывая потребности общества, высшие государственные органы должны своевременно 
решать не только насущные социальные проблемы, но и задачи стратегического 
направления в развитии государства. Президент, Правительство, исполнительная 
власть по своей природе весьма подвижны, они представляют как бы постоянную 
творческую доминанту государственной власти.
     Вместе с тем российская дореволюционная доктрина отрицательно относилась 
к идее скрытых полномочий и практике издания даже на основе делегации указов, 
вторгающихся в область исключительной компетенции законодательной власти. 
Верховенство права в государственной жизни страны не только предполагает, 
но и требует последовательного и строгого соблюдения подзаконности в действиях 
исполнительной власти. Наличие надзаконных полномочий у главы государства 
противоречит существу правового государства. Особенно это касается государств, 
которые только встают на демократический, конституционный путь развития, сбрасывают 
"оковы" тоталитаризма и диктатуры.
     При исследовании содержания указов наиболее сложной представляется проблема 
соотношения законности и целесообразности. Приоритет целесообразности над 
законностью, с точки зрения видного российского реформатора П.А. Столыпина, 
заключается в том, что для решения насущных государственных проблем полезно 
использовать указную практику, имея в виду, что "обстоятельства, оправдывающие 
принятие чрезвычайных мер, подлежат свободной субъективной оценке одного правительства"*(7). 
В ответе на запрос членов Государственного совета, данном им 1 апреля 1911 
г., содержатся весьма спорные доводы в пользу законодательных указов, оправдывающие 
их принятие при чрезвычайных обстоятельствах (например, медлительность палат 
при принятии законопроекта в тех случаях, когда настоятельность и безотлагательность 
его принятия очевидны). "Законодательные учреждения обсуждают, голосуют, а 
действует и несет ответственность правительство, и от этой ответственности 
оно себя освободить не может, оно не может прикрыться буквой закона..."*(8).
     Научная доктрина, напротив, рассматривала чрезвычайные указы как исключение 
и ставила серьезные правовые "сдержки и противовесы" их расширению. В среде 
государствоведов преобладало убеждение в том, что указ по своей сути подзаконен. 
Это вытекало и из действующих законов, принятых в ходе реформ 1905-1906 гг. 
Глава Российской империи, согласно Основным государственным законам от 23 
апреля 1906 г., "в порядке верховного управления издает в соответствии с законами 
указы для устройства и приведения в действие различных частей государственного 
управления, а равно повеления, необходимые для исполнения законов".
     Следовательно, в те годы теория и конституционная практика негативно 
относились к восполнению в законах пробелов без ведома парламента, даже если 
оно осуществлялось посредством указов главы государства. Только через последующее 
представление в Государственную Думу и путем специальной процедуры рассмотрения 
чрезвычайных указов такие исключения становились возможными.
     Доктрина широкой сферы указного права (в современной отечественной интерпретации) 
медленно, но неуклонно завоевывала свои позиции в конституционной практике. 
Если сначала речь шла о праве Президента только принимать исключительные меры 
для предотвращения грозящей государству опасности, то в 1991 г. законодатели 
делегировали ему (сроком на 1 год) право принимать указы по вопросам законодательного 
регулирования в области экономики. После принятия Конституции 1993 г. возможность 
Президента устанавливать первичные нормы была легализирована в решениях Конституционного 
Суда*(9), ее объяснили новым статусом Президента (ст.80 Конституции). Делегации 
этого права Президенту парламентом Конституция не предусматривала. Что же 
получилось?
     Поскольку в России единая система исполнительной власти подконтрольна 
и фактически подчиняется Президенту, то он получил непосредственную возможность 
реализовывать через эту систему свой политический курс*(10). Таким образом, 
"судьбоносные" указы законодательного характера 90-х годов принимались единолично 
главой государства нередко вопреки воле законодателей в заведомо опережающем 
парламент правотворческом темпе. Заметим, что в правовой системе России достаточного 
противовеса "указным" вольностям и злоупотреблениям пока нет. Реальность такова, 
что по российской Конституции ни парламент, ни суд не наделены правом отменять 
нормативные указы, противоречащие федеральным законам. Признание указов антиконституционными 
- явление исключительно редкое в российской практике, хотя такие указы появлялись 
не единожды. В то же время, согласно трактовке Конституционного Суда, принятие 
Президентом указов при отсутствии законов или пробелов в них признано допустимым 
исходя из обязанности главы государства обеспечивать прямое действие Конституции.
     К сожалению, проблема разрешения коллизий между указом и законом путем 
отмены незаконных указов до сих пор остается открытой. Она решена пока лишь 
в отношении оценки конституционности указов.
     Необходимость "опережающего нормотворчества" Президента мотивировалась 
Б. Ельциным в Послании Федеральному Собранию 16 февраля 1995 г. главным образом 
масштабами законодательства. "Объем предстоящей законодательной работы настолько 
громаден, что парламент еще не скоро удовлетворит потребности практики в качественных 
законах. В этих условиях Президент обязан своими нормативными указами восполнять 
правовые пробелы"*(11). Иначе говоря, на первое место выдвигался фактор целесообразности, 
что, естественно, не встретило активной поддержки среди большинства правоведов. 
"Вне всякого сомнения, предложенная концепция ничего общего не имеет ни с 
Конституцией, ни с конституционностью. Под фактом восполнения пробелов при 
желании можно принять такой указ, который вступит в противоречие с демократическими 
устоями государства"*(12).
     К тому же в результате подобной интерпретации само понятие пробела в 
законодательстве при кажущейся ясности этого явления стало весьма неопределенным, 
так как неясно, где границы пробелов, в рамках которых Президент издает указы 
законодательного свойства. Что подразумевается под пробелом - фрагментарная 
правовая норма, которая объективно необходима для полноты закона и его реализации, 
но отсутствует в связи с недосмотром законодателя, или полноценный федеральный 
закон, который пока не принял парламент? Иными словами, пробел - это отсутствие 
конкретной нормы в законе или отсутствие закона вообще?
     Российская Конституция определяет, что федеральные законы принимаются 
Государственной Думой (ст.105), а также что по предметам ведения Российской 
Федерации принимаются федеральные конституционные законы, имеющие прямое действие 
на всей территории государства (ст.76). Следовательно, принятие вместо законов 
указов, действующих впредь до принятия закона (т. е. неопределенно долго, 
поскольку сроки принятия законов не указаны), - явление в принципе недопустимое.
     Не выдерживает критики довод о правовой полноценности указов для возникновения, 
прекращения и изменения тех или иных общественных отношений в тот период, 
пока нет соответствующих законов. Издание такого рода указов Б. Ельцин обосновывал 
особым статусом должностного лица, принимающего решения. "Указы Президента 
- это акты не главы исполнительной власти, а главы государства. Другими словами, 
их абсолютно подзаконный характер не очевиден"*(13). На этом сомнительном 
постулате делается попытка обосновать временную законодательную функцию Президента, 
и в результате получается, что до принятия соответствующих законов восполнение 
правовых пробелов с помощью нормативных актов главы государства "вполне естественно 
и правомерно"*(14). Совершенно игнорируется при этом требование ст.90 Конституции 
о том, что акты Президента не должны противоречить Конституции и федеральным 
законам, т. е. имеют по определению подзаконный характер. Такое требование 
тем более обязательно для главы государства - гаранта Конституции, стоящего 
на страже незыблемости устоев конституционного строя.
     В теоретическом плане наиболее слабым аргументом является утверждение 
о том, что необходимость выполнения главой государства функции гаранта Конституции 
обусловливает возможность издания Президентом нормативных указов (в том числе 
законодательного характера) для обеспечения действия конституционных положений.
     Уместно вспомнить, что еще в начале XX в. авторитетный русский правовед 
Б.А. Кистяковский, исследуя соотношение титула "неограниченный самодержец" 
с полномочиями императора и Государственной Думы, закрепленными в Основных 
законах России (1906 г.), сделал вывод о том, что "не государственный строй 
определяется ими (титулами. - Л. О.), а они определяются государственным строем"*(15). 
В современных же условиях происходит прямо противоположное: некоторые исследователи 
пытаются статус Президента (ст.80 Конституции) поставить выше основ государственного 
строя (ст.1-16 Конституции). На наш взгляд, следует проявить максимум правовой 
осмотрительности в оценке значения термина "гарант Конституции, прав и свобод 
человека и гражданина" (ч.2 ст.80 Конституции) для нормотворческой деятельности 
главы государства, имея в виду незыблемость принципов верховенства Конституции 
и разделения властей (ст.4 и 10 Конституции) для организации государственной 
власти в России.
     По существу, в последнее десятилетие ХХ в. в России реализуется попытка 
навязать обществу некую верховную власть главы государства, стоящего над парламентом 
и Правительством. Происходящее напоминает о дискуссии, весьма актуальной в 
XIX - начале XX в., об особой роли монарха в конституционном государстве. 
Однако на рубеже ХХ-XXI вв. монархический принцип как аргумент для усиления 
президентских прерогатив выглядит явно устаревшим и неубедительным. Да и как 
закончилось самодержавие в России в 1917 г., хорошо известно.
     На наш взгляд, в статусе главы государства как гаранта Конституции, прав 
и свобод личности нет неопределенности, поскольку реализация его подкрепляется 
конкретными полномочиями. Следить за соблюдением Конституции, прав и свобод 
личности - это типичная функция полноценного главы государства, наделенного 
не только представительскими полномочиями. Она касается и контроля Президента 
за осуществлением конституционных положений в деятельности государственных 
органов путем непосредственного обращения к нарушителям, а также обращений 
в Конституционный Суд, приостановления актов исполнительной власти субъектов 
федерации, применения мер воздействия к должностным лицам, нарушающим Конституцию. 
Надзорная функция главы государства в большей степени имеет политико-правовой 
аспект, связанный с профилактикой конституционной безопасности государства. 
В 2000 г. Президентом издано немало указов о приостановлении актов исполнительной 
власти субъектов федерации, противоречащих Конституции РФ и федеральным законам, 
что сыграло значительную профилактическую роль в обеспечении законности*(16).
     Появление указного правотворчества в России во многом обусловлено слабостью 
парламента, который не смог последовательно и консолидированно отстаивать 
интересы избирателей и свои законодательные прерогативы. Исторический опыт 
показывает: как только злоупотребление главы государства указным правом вызывает 
решительный протест общественности, парламента и судебной власти, сила законодательных 
указов начинает ослабевать, а политическая доктрина начинает пересматриваться. 
К примеру, если немецкие правоведы в начале XIX в. последовательно отстаивали 
право главы государства издавать указы по предметам законодательного регулирования 
без участия парламента, то позднее, формируя основы конституционного правопорядка, 
они кардинально пересмотрели подход к законодательству, что получило отражение 
в принятых во второй половине XIX в. конституциях Австрии и других стран. 
Чрезвычайные (законодательные) указы стали исключением, поскольку обусловливались 
жесткими процедурами, в частности, могли приниматься только в перерывах между 
сессиями парламента. Кроме того, парламент имел гарантированное право отменять 
такие указы. Позднее указанный подход стал типичным для конституций большинства 
западноевропейских стран. В настоящее время авторитарная тенденция, выраженная 
в указном праве, проявляется преимущественно в тех странах, где только начинаются 
процессы движения к реальной демократии и гражданскому обществу.
     Для становления правовой системы и определения в ней места указов исключительно 
важно, чтобы трактовка статусных (титульных) характеристик главы государства 
(ст.80 Конституции) была органически увязана с принципами конституционного 
строя и внутренней логикой конституционных приоритетов. Заметим, что ни одна 
статья главы 1 "Основы конституционного строя" Конституции РФ не содержит 
и намека на верховную власть Президента в управлении государственными делами 
и на особую роль указа как источника права. А это значит, что принцип разделения 
властей не может быть ограничен действиями главы государства и иметь некое 
вспомогательное значение при интерпретации указов Президента в сфере исполнительной 
власти.
     По Конституции РФ Президент имеет значительные полномочия, реализация 
которых требует принятия нормативных указов. Главным образом это касается 
сферы организации обороны и безопасности государства, деятельности исполнительной 
власти, государственной службы, взаимодействия властей. Существенно, что необходимость 
издания нормативных указов прямо вытекает из федеральных законов. Как правило, 
федеральные законы уточняют, конкретизируют, детализируют полномочия Президента 
и Правительства в отдельных сферах управления (организация исполнительной 
власти, руководство внешней политикой, определение основных направлений государственной 
политики и др.). В большинстве случаев именно на законодательном уровне раскрывается 
конкретное назначение многих конституционных установлений, проводится разграничение 
сферы правового регулирования по компетенции и формам ее реализации. В качестве 
иллюстрации такого подхода обратимся к Федеральному закону "Об обороне"*(17). 
В нем детализированы полномочия не только упомянутых носителей федеральной 
власти, но и других органов, вплоть до органов местного самоуправления, по 
выполнению важнейшей функции государства - обороны. Естественно, нормативное 
регулирование этих отношений не исчерпывается одним законом. В нем содержатся 
отсылки к соответствующим правовым актам - указам Президента, которые принимаются 
в рамках его полномочий. Таким образом, федеральный закон становится обязательным 
инструментом для реализации Президентом своих конституционных обязанностей 
и издания подзаконных правовых установлений. Важно только, чтобы законодатель 
не переусердствовал, предоставляя Президенту полномочия в тех областях, где 
традиционно ответственно Правительство, к примеру, в определении государственной 
политики мелиорации земель*(18).
     По-прежнему ведущим направлением в деятельности главы государства является 
политическое, директивное руководство, включающее, как правило, и идеологический 
фактор. Глава государства в эпоху радикальных преобразований неизбежно берет 
на себя функцию главного политического реформатора. Действующая Конституция 
РФ впервые предоставила Президенту право определять основные направления внутренней 
и внешней политики. С появлением этого полномочия парламент перестал претендовать 
на гегемонию в определении политической линии государства. Теоретически при 
принятии законов и утверждении бюджета можно сделать многое, но практика показывает, 
что, в отличие от американского Конгресса, отстаивающего свои прерогативы 
обладателя "государственного кошелька", российский парламент выступает в несколько 
иной ипостаси, и это можно было заметить в ходе рассмотрения бюджета на 2001 
год. (Любопытно, из какой стоимости барреля нефти исходили в спорах с Правительством 
американские конгрессмены?)
     Отличительной чертой многочисленных программных и директивных указов 
является, как правило, их комплексный характер - они содержат не только политические 
установки, но и нормативные предписания. Многие из указов 90-х годов знаменовали 
радикальные нововведения в экономике, организации государственной власти, 
формировании институтов гражданского общества. В то же время непроработанность 
и фрагментарность социальной программы в сочетании с желанием в сжатые сроки 
осуществить разгосударствление собственности путем ускоренной приватизации 
привели к негативным результатам. А отсутствие надежного государственного 
контроля за законностью и эффективностью проводимых изменений создали самые 
благоприятные условия для коррупции и организованной экономической преступности. 
Новая власть стоит перед жестким выбором: либо смириться с беспределом, либо 
попытаться бороться с ним.
     Во многом описанная практика иллюстрирует традиционный для нас метод 
"проб и ошибок". Можно привести десятки примеров принятия популистских, декларативных 
и непросчитанных с точки зрения последствий указов. Какие надежды учителя, 
преподаватели вузов возлагали на первый указ Президента от 11 июля 1991 г. 
"О первоочередных мерах по развитию образования в РСФСР"! Увы, это был не 
продуманный государственный шаг, а некий фантом, ставший следствием президентских 
выборов 1991 г. Данный пример выявляет один из главных дефектов радикального 
реформирования с помощью указного права: многие распоряжения "спускались сверху" 
без тщательного анализа последствий принимаемых мер, без совета с широким 
кругом специалистов, без общественной поддержки, без жесткого контроля. Отметим, 
что скоропалительные меры, которые осуществлялись в соответствии с указами, 
порой и скорректировать-то было некому, ведь окружение Президента просто боялось 
сказать ему о допущенных ошибках и реальном положении дел с реализацией указов.
     Главная проблема, видимо, имеет субъективный характер и заключается в 
осознании главой государства своей высокой миссии гаранта Конституции, прав 
и свобод человека и гражданина. Отсюда с непреложностью следует, что правовые 
акты Президента должны быть образцом правотворчества, иначе можно говорить 
лишь о конституционной фикции. Отметим особую значимость законопослушания 
самого Президента, официального признания им верховенства федеральных законов 
и обязательности их исполнения. Такая требовательность могла бы стать самым 
наглядным примером для правового воспитания не только олигархов, но и всех 
российских граждан.
     В связи с этим нельзя не сказать о недопустимости двойных стандартов. 
Так, в деятельности Президента Б. Ельцина несоблюдение этого правила выражалось 
в том, что он неоднократно в своих Посланиях Федеральному Собранию обращал 
внимание на повышение авторитета закона, но в то же время в обход законов 
активно внедрял указное право, причем ряд указов противоречил нормам действующих 
федеральных законов. Отметим также, что федеральные законы неоднократно и 
порой обоснованно подвергались острой критике за их низкое качество, что, 
естественно, не способствовало их реализации и повышению авторитета законодателя. 
Но ведь их подписывал и обнародовал Президент, хотя при необходимости мог 
отклонить и возвратить на повторное рассмотрение, а преодолеть вето Президента, 
как известно, очень трудно.
     В наше время сохранили актуальность выводы видного государствоведа А.С. 
Алексеева, сделанные в 1913 г. Он писал о том, что с конституционно-правовой 
точки зрения институт указного права стоит "в принципиальном противоречии 
с основными требованиями правового государства; с точки зрения политической 
- это не корректив представительства (т.е. парламента. - Л. О.), а удобное 
средство в руках правительственной власти вносить и при конституционном порядке 
свободу усмотрения в области законодательства; с точки зрения исторической 
- не необходимый момент в развитии конституционных учреждений и не институт, 
сложившийся в органической с ними связи, а преходящий эпизод в политической 
жизни небольшой группы государств, эпизод, который отойдет в прошлое вместе 
с целым рядом аналогичных ему явлений, представляющих собой законодательные 
отзвуки пережитого порядка"*(19). К сожалению, "эпизод" (по историческим меркам) 
с указным правом перерос в драматическую эпопею становления правовой системы 
в России.
     Современные исследователи указов видят исторический урок в том, что "фактически 
свободная от каких-либо ограничений и развивающаяся исключительно по усмотрению 
Президента указная практика препятствует законодательному регулированию общественных 
отношений и умаляет значение федеральных законов"*(20).
     Некоторое угасание указного законотворчества пока еще не стало устойчивой 
тенденцией в современной России несмотря на то, что уменьшение такого рода 
указов в 1999-2000 гг., несомненно, имеет место. На наш взгляд, достаточно 
упомянуть Указ Президента РФ от 27 сентября 2000 г. N 1709, которым "впредь 
до вступления в силу соответствующего федерального закона" реформируется управление 
государственным пенсионным обеспечением со ссылкой на полномочия, предусмотренные 
ст.80, 90 Конституции*(21). Поддержка обширной законодательной программы Президента 
и Правительства Государственной Думой во многом снимает актуальность издания 
временных законозаменяющих указов.
     Президент в связке с Правительством должен действовать в интересах граждан, 
стремясь к демократическим переменам в государственной и общественной жизни. 
Такая политическая реальность требует обеспечения согласованных действий органов 
законодательной и исполнительной власти. Отсюда вытекает необходимость выработки 
единой программы проведения реформ, их согласованности, пользования одними 
и теми же средствами в достижении единой цели. Без такой социально ориентированной 
программы власть обречена на вечное "шараханье" из стороны в сторону, расширяя 
базу для коррумпированности аппарата. Политическая жизнь России ежедневно 
доказывает эту необходимость.
     Носители государственной власти в России даже при наличии конституционного 
принципа разделения властей на самом деле вынуждены сотрудничать друг с другом. 
К примеру, роль Президента в законодательном процессе такова, что при возникновении 
неразрешимых разногласий между палатами Федерального Собрания и Правительством 
он вынужден выступать в качестве посредника, а его представители - членов 
согласительных комиссий. Постепенно приходит понимание того, что такая тактика 
- единственно разумная, ведь если конфликт между главой государства и палатами 
парламента зайдет далеко и приобретет затяжной характер, то законодательная 
деятельность застопорится. Механизм законотворчества приходит в непригодность 
при противостоянии властей, предъявлении каждой из них претензий на свое верховенство.
     Нельзя упускать из виду и другую национальную особенность. Конституционная 
практика свидетельствует о том, что ни одна мера (правительственная или законодательная) 
практически не может быть осуществлена против воли главы государства. Это 
особенно проявилось в периоды обострения отношений между Государственной Думой 
и Президентом.
     В прошлые годы даже в тех радикальных случаях, когда парламенту удавалось 
преодолеть вето Президента, находились "советчики", которые предлагали пути 
для нейтрализации спорных законов вплоть до неподписания их Президентом даже 
после преодоления его вето или возврата без рассмотрения по процедурным причинам. 
Такие факты (хотя и немногочисленные) все же имели место, несмотря на конституционную 
обязанность главы государства промульгировать и обнародовать принятый закон.
     Для цивилизованного переустройства общественно-экономического уклада 
и создания правового государства нет иного пути, кроме принятия парламентом 
адекватных требованиям времени федеральных законов. Это, конечно, требует 
высокого уровня организации законодательной деятельности, включая обязательные 
правовые и иные экспертизы законопроектов, результаты которых были бы известны 
общественности и внимательно рассматривались депутатами. Но многие законы 
остаются "вещью в себе", если не обеспечены необходимыми подзаконными актами, 
инициативными действиями главы государства и Правительства. Без указов Президента 
и постановлений Правительства такие правовые акты "зависают" над правовым 
полем (в качестве примеров достаточно вспомнить федеральные законы "Об основах 
государственной службы Российской Федерации", "О ветеранах" и др.).

Л.А. Окуньков,
директор Института законодательства и сравнительного
правоведения при Правительстве РФ

-------------------------------------------------------------------------
     *(1) Солженицын А.И. Россия в обвале. М., 1998. С. 54-55.
     *(2) Гессен В.М. Основы конституционного права. Пг., 1918. С. 53.
     *(3) Выступление В.В. Путина при представлении ежегодного Послания Федеральному 
Собранию 8 июля 2000 г. // Российская газета. 2000. 11 июля.
     *(4) Гессен В.М. Указ. соч. С. 53; Коркунов Н.М.Указ и закон. С. 27.
     *(5) Гессен В.М. Указ. соч. С. 54-55.
     *(6) Гессен В.М. Указ. соч. С. 54-55.
     *(7) Столыпин П.А. Нам нужна Великая Россия... // Полное собрание речей 
в Государственной Думе и Государственном Совете: 1906-1911 гг. М., 1991. С. 
345-352.
     *(8) Там же.
     *(9) См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 30 апреля 
1996 г. N 11-П по делу о проверке конституционности п.2 Указа Президента РФ 
от 3 октября 1994 г. N 1969 // СЗ РФ. 1996. N 19. Ст. 2320.
     *(10) Указ Президента РФ от 3 октября 1994 г. N 1969 "О мерах по укреплению 
единой системы исполнительной власти в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1994. 
N 24. Ст. 2598.
     *(11) Послание Президента РФ Федеральному Собранию "О действенности государственной 
власти в России". М., 1996. С. 99-100.
     *(12) Зиновьев А.В. Конституционное право России: проблемы теории и практики. 
М.; СПб., 2000. С. 230.
     *(13) Послание Президента РФ Федеральному Собранию "О действенности государственной 
власти в России". С. 99-100.
     *(14) Там же.
     *(15) Кистяковский Б.А. Философия и социология права. СПб., 1998. С. 
530.
     *(16) См., напр.: Указы Президента РФ от 1 сентября 2000 г. N 1605, N 
1609; от 9 сентября 2000 г. N 1620, N 1621 // СЗ РФ. 2000. N 36. Ст. 3635, 
3637; N 38. Ст. 3777, 3778.
     *(17) СЗ РФ. 1996. N 23. Ст. 2750; 2000. N 1. Ст. 6.
     *(18) См.: Федеральный закон от 10 января 1996 г. N 4-ФЗ "О мелиорации 
земель" // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 142.
     *(19) Алексеев А.С. Происхождение чрезвычайно-указного права и его политическое 
значение // Юридический вестник. М., 1913. С. 74.
     *(20) Лучин В.О., Мазуров А.В. Указы Президента. М., 2000. С. 193.
     *(21) СЗ РФ. 2000. N 40. Ст. 3936.

Международная защита авторских прав (Носов)
Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами (Пчелинцева)
Законодательства о борьбе с рецидивом преступлений (Алексеев)
Конституция СССР 1936 года, текст
Закон О несостоятельности, банкротстве, постатейные комментарии
ТГП вкратце, учебник
Подоходный налог с физических лиц и гражданско-правовые договоры (Тотьев)
Практикум (Гришаев, Глушкова)
Разрешение коллективных трудовых споров (Власов, Крапивин)
Cпоры о праве на недвижимость, судебная практика (Горохов)
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
American Black Walnut 8" Gavel Brand New

$30.98
End Date: Monday Dec-18-2017 12:50:00 PST
Buy It Now for only: $30.98
|
Crisnel Gavel & Sound Block Handcrafted Walnut Wood for Judge Lawyer Student NEW

$12.99
End Date: Sunday Jan-7-2018 19:30:27 PST
Buy It Now for only: $12.99
|
Wooden Handcrafted Wood Hammer Gavel Sound Block for Lawyer Court Judge Auction

$12.99
End Date: Friday Jan-12-2018 17:42:27 PST
Buy It Now for only: $12.99
|
Wooden Handcrafted Wood Gavel Sound Block for Lawyer Judge Auction Sale US

$14.99
End Date: Thursday Jan-4-2018 8:58:17 PST
Buy It Now for only: $14.99
|
Search Results from «Озон» Право в сфере бизнеса
 
Владимир Никонов, Иван Полонейчик Магнетические тексты. Как убеждать, "соблазнять" словом и зарабатывать на этом деньги
Магнетические тексты. Как убеждать, "соблазнять" словом и зарабатывать на этом деньги
Эта книга - настоящее руководство по "волшебству". Мастера продающих текстов Иван Полонейчик и Владимир Никонов создали обучающее пособие феноменального действия - вы даже не замечаете, как учитесь по ходу чтения.
Здесь собран огромный опыт мировых гуру копирайтинга и при этом нет ничего лишнего. Только главные и безотказные приемы манипуляции сознанием читателя. Вы узнаете, в чем тайна идеального заголовка, как грамотно расставить "зацепки" для глаз, избежать слов, "убивающих" ваш текст, и простыми средствами типографики сделать текст привлекательным и работающим.
Кроме рекламных техник прямого воздействия тут есть множество полезных рекомендаций по литературному мастерству. Как создать захватывающую историю, отредактировать текст и проверить силу его влияния. А еще - зарядиться мощной энергетикой и удержать собственное вдохновение.
Книга написана с хорошим юмором - читайте и получайте удовольствие....

Цена:
319 руб

Михай Чиксентмихайи Эволюция личности The Evolving Self: A Psychology for the Third Millennium
Эволюция личности
Цитата
"Как ни странно, жизнь становится безоблачной и ясной именно тогда, когда эгоистические удовольствия и личный успех перестают руководить человеком. Когда личность растворяется в трансцендентной цели - создании прекрасных стихов или отличной мебели, исследовании движения галактик или заботе о счастье ребенка, - она становится неуязвимой для повседневных страхов и трудностей".

О чем книга
В первых двух книгах - "Поток" и "В поисках потока" - самый цитируемый психолог современности рассказывает о состоянии счастья, потока, в который человек погружается, занимаясь любимым делом. В этой книге он обозначает контуры идеального будущего. Говорит о том, что экологический, экономический кризисы и кризис взаимоотношений должны остановить люди, живущие в состояние потока. Будущее человечества возможно, только если каждая личность будет развиваться и эволюционировать. Если человек сможет избавиться от того, что тянет нас назад, и от разрушающих природных инстинктов и от попыток общества, власти и средств массовой информации навязать нам свою точку зрения. "Эволюция личности" - это книга о будущем человечества.

Почему книга достойна прочтения
- Эта книга не поможет выгодно вложить деньги или обеспечить хорошую пенсию.
- Она не поможет похудеть, бросить курить или продвинуться по карьерной лестнице.
- Она не даст жителям городка в Скалистых горах точных инструкций, как спасти форель или сохранить воду.
- "Эволюция личности" предлагает более глубокое понимание направления развития жизни на Земле и благодаря этому позволяет каждому яснее осознавать возможный смысл его собственной жизни.

Для кого эта книга
Для людей всех профессий и возрастов, для всех, кто хочет жить полноценной жизнью и получать удовольствие каждый день, а не от случая к случаю.

Кто автор
Михай Чиксентмихайи (р. 1934) - один из самых авторитетных психологов в мире. В юности эмигрировал в США из Европы, где родился и вырос, после окончания Чикагского университета занимается исследованиями, приносящими ему всемирную славу. Заслуженный профессор и директор центра исследований качества жизни Клермонтского университета (США), член Американской академии образования, Американской академии наук и искусств и Национальной академии исследований досуга, автор около 20 книг, наиболее известная из которых - "Поток" - переведена на 30 языков.

Ключевые понятия
Счастье, самореализация, психология, личность, эволюция, поток, будущее, смысл жизни....

Цена:
509 руб

Дон Фэйлла 45-секундная презентация, или Уроки на салфетках The 45 Second Presentation That Will Change Your Life
45-секундная презентация, или Уроки на салфетках
Это краткое, но исчерпывающее практическое руководство рассказывает о многоуровневом маркетинге. Концепция уроков, на которой основана книга, разрабатывалась и выверялась несколько лет, что позволяет автору уверенно утверждать: используя его опыт, вы сможете работать в MLM более уверенно и эффективно, а значит, по-настоящему преуспеть в этом самом передовом бизнесе XXI века.

Для широкого круга читателей....

Цена:
206 руб

Дмитрий Фалеев Бахтале-зурале! Цыгане, которых мы не знаем
Бахтале-зурале! Цыгане, которых мы не знаем
Цитата
"...Творческие люди оттого и прославляют цыганскую жизнь (зачастую не зная ее изнанки), что она им сродни, и они точно так же ощущают себя в окружающем обществе как бы вне закона, на подпольном положении, потому что у искусства свои законы и они гораздо древнее любой из существующих ныне конституций, древнее России, древнее христианства, потому что сложились еще при Гомере, а это, согласитесь, адская древность. Диковатый сад искусства, на взгляд обывателя, - такой же неправильный и беспорядочный, как цыганский табор: ведь в нем распускаются любые цветы. Которые "можно" и которые "нельзя". Само слово "богема" (фр. boheme) в буквальном переводе означает "цыганщина", "цыганский дух". Однако задумаемся: если снаружи нам что-то и кажется откровенным хаосом, анархией или смутой, это вовсе не значит, что оно не имеет высокоразвитой структуры внутри. Если бы цыгане и впрямь оказались такими беспринципными раздолбаями и шантрапой, какими их обычно представляют, этот народ и его культура давно бы исчезли, потеряв свое лицо в превратностях кочевий. Но они не потеряли, а даже напротив - приобрели такую разноликость, которая на первых порах сшибает с толку любого этнографа."
Дмитрий Фалеев

О чем книга
Что за народ - цыгане? Как получилось, что, расселившись по всему миру, они нигде не стали своими, везде остаются на особом положении? Как изменилась их жизнь в современной России, и чем отличаются новые цыгане от новых русских? Что такое цыганский закон, цыганская правда, цыганская мораль? Откуда идет поверье, что Иисус Христос разрешил цыганам воровать и обманывать людей? В этой веселой и лиричной книге самые невероятные приключения и судьбы описаны с этнографической достоверностью. С любовью, горечью и беспощадной честностью автор изображает сцены из жизни хорошо знакомых ему цыган, преимущественно котляров.

Почему книга достойна прочтения
В книге содержатся увлекательные истории из быта цыган в России, жизненный уклад которых почти не изменился, несмотря на грандиозные перемены в обществе XX - XXI веков.

Для кого эта книга
Эта книга для всех, кто интересуется повседневной культурой различных народов, этнографией, фольклором и историей.

Кто автор
Дмитрий Фалеев - родился в 1981 году в Иваново. Окончил факультет журналистики Ивановского государственного университета. Живет в Иваново. Лауреат премии "Дебют" в номинации "крупная проза".

Ключевые понятия
Цыгане, цыганский табор, этнос, этнография, этнология, котляры, народы России, цыгане России....

Цена:
256 руб

Лейл Лаундес Знакомства и связи. Как легко и непринужденно знакомиться с кем угодно и превращать незнакомых людей в друзей и партнеров
Знакомства и связи. Как легко и непринужденно знакомиться с кем угодно и превращать незнакомых людей в друзей и партнеров
Восхищались ли вы когда-нибудь теми удачливыми людьми, у которых есть все, о чем только можно мечтать? Они уверенно выступают на деловых встречах и непринужденно болтают на вечеринках, у них самая интересная работа, самые красивые спутники жизни, самые крутые друзья. Однако многие из таких людей ничуть не умнее вас, и выглядят они ничуть не лучше. Секрет их успеха сводится к одному: успешные люди более искусно общаются с окружающими их собратьями.
Эта книга, ставшая продолжением бестселлера Лейл Лаундес "Как говорить с кем угодно и о чем угодно", рассказывает 
о новых приемах эффективного общения из арсенала успешных людей, чтобы и вы смогли достичь совершенства 
в игре, которая называется жизнью, и получить в ней то, чего вы хотите. Вы научитесь:
• Легко и непринужденно знакомиться с людьми, которых вы увидите впервые, и уверенно общаться с ними.
• Внушать доверие окружающим и вдохновлять их в любых ситуациях, завоевывая уважение друзей и коллег.
• Находить новых друзей и заводить полезные знакомства везде, где бы вы ни были.
Книга учитывает новые реалии современной жизни: возросшую роль интернета, электронной почты и мобильной связи в наших коммуникациях, новые тенденции в современном деловом этикете.
"В нашей жизни есть два типа людей: те, кто, входя в комнату, говорят: “А вот и я!”, и те, кто произносит: “А вот и ты!”" 

Лейл Лаундес

...

Цена:
489 руб

Дэвид Лэкс, Джеймс Себениус Переговоры в трех измерениях. Мощные инструменты для изменения правил игры при заключении самых важных сделок 3-D Negotiation
Переговоры в трех измерениях. Мощные инструменты для изменения правил игры при заключении самых важных сделок
Большинство методик учат нас лишь тактике поведения за столом переговоров. Но тактика и приемы ведения переговоров - это лишь одно измерение переговорного процесса, утверждают авторы концепции "трехмерных переговоров". Для заключения успешных сделок опытные переговорщики обязательно используют два других измерения. Во-первых, они "проектируют сделку", стараясь включить в переговорный процесс наиболее ценных (выгодных) для себя партнеров и тщательно анализируя их интересы и соответственно структурируя переговоры и обсуждаемое соглашение. Во-вторых, они создают наиболее благоприятные исходные условия для ведения переговоров, беря на себя инициативу в переговорах задолго до личной встречи со своими оппонентами.
Прочитав эту книгу, вы будете иметь в своем распоряжении целый арсенал новых стратегий ведения переговоров, которые позволят вам добиться выдающихся результатов, невозможных при использовании обычных тактических приемов и уловок. В книге собрано множество практических методик и интересных приемов; авторы наглядно демонстрируют, как использование трехмерного подхода позволяет заключить выгодные соглашения в любых ситуациях и обстоятельствах.
Издание содержит закладку-ляссе.
...

Цена:
434 руб

Роберт Грин Мастер игры Mastery
Мастер игры
Толпа ненавидит героев. Толпа никогда не знает, кто прав, но ей всегда известно, кто в ответе. Поэтому герой в одиночестве принимает решения и наказывает толпу за ее ничтожество. Герой тот, кто учится на своих ошибках, а чужие превращает в свой успех. Новая книга Роберта Грина учит извлекать пользу из неизбежного и быть уверенным в результате. Писатель мастерски излагает свои идеи и технологии. Грин дает безупречные советы, а это немного лучше, чем просто хорошие советы....

Цена:
979 руб

Хиз Дэн, Хиз Чип Ловушки мышления. Как принимать решения, о которых вы не пожалеете
Ловушки мышления. Как принимать решения, о которых вы не пожалеете

Принимать решения сложно. Еще сложнее принимать правильные решения. Когда дело доходит до выбора, наш мозг оказывается несовершенным инструментом: ему мешают предубеждения, иррациональные соображения, сомнения и даже интуиция. Как не растеряться и научиться выбирать лучший вариант развития событий – без стресса и без уступок своим страхам? Авторы этой книги предлагают четыре простых шага, которые помогут не только в бизнесе, но во всей жизни.

Если вы стремитесь сделать лучший выбор, приготовьтесь к знакомству с четырьмя врагами, влияющими на ваши решения, и с инструментами, с помощью которых можно им противостоять.

На русском языке публикуется впервые.

2?е издание, переработанное.

...

Цена:
349 руб

Маличевский Владимир Переговоры без страха и тревог
Переговоры без страха и тревог

«Переговоры без страха и тревог» – бесценное практическое пособие для менеджеров и специалистов по продажам, в котором ясно, доступно и увлекательно изложены составляющие результативной работы на переговорах.

Книга написана Владимиром Маличевским, психологом, бизнес-тренером, создателем множества эффективных методик для управленцев. Автор-практик анализирует психологические предпосылки успеха на переговорах, излагает методы избавления от неуверенности в себе, помогает понять те скрытые механизмы, которыми пользуются Ваши партнеры для принятия решения, раскрывает секреты успешного влияния на собеседника.

Если Вы недавно начали заниматься продажами и ведете много переговоров, мы рекомендуем обратить самое пристальное внимание на эту книгу и задания, которые в ней содержатся. Выполнив приведенные в книге упражнения, Вы овладеете новыми и эффективными инструментами, так необходимыми в Вашей работе.

Перед Вами второе, исправленное и улучшенное издание книги. Так как первое издание пользовалась значительным успехом у читателей, автор решил существенно переработать и дополнить книгу практическими приемами и навыками, и тем самым создать универсальное пособие для повышения квалификации в области результативных коммуникаций в сфере продаж.

...

Цена:
80 руб

Дженнингс Кен Brainiac. Удивительные приключения в мире интеллектуальных игр
Brainiac. Удивительные приключения в мире интеллектуальных игр

Эта книга Кена Дженнингса, американского программиста и 74-кратного победителя популярной телевизионной викторины Jeopardy! автобиографична. На примере собственной жизни автор раскрывает закулисье американских телеигр и исследует историю и современность интеллектуальных игр в Америке. Но в первую очередь книга не о нем самом, а о великом феномене тривии. В русском языке нет аналога этого слова, зато сам феномен давно и хорошо знаком.

Тривия – это любой интересный, нетривиальный факт, и вопрос, написанный по этому факту, и игра в вопросы и ответы, построенная на интересных фактах. Все вместе.

Поэтому книга – для людей любопытных. А раз любопытство лежит в основе почти всех представлений человека о мире, то она еще и для людей, стремящихся к знаниям. То есть не только для тех, кто ценит знания как результат, но и для тех, кому нравится сам процесс их приобретения.

...

Цена:
299 руб

2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования