Право. Библиотека: TXT
Криминалистическая ситуалогия. Монография (Волчецкая)

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ  
СИТУАЛОГИЯ

Монография
Москва 
 1997

ББК 67.99(2) 94
Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография. / Под ред. проф. Н.П. Яблокова. Москва; Калинингр. ун-т. - Калининград, 1997. - 248 с. - ISBN 5-88874-081-0.


С учетом современных науковедческих воззрений на содержание и структуру научной теории в монографии излагается криминалистическая теория ситуаций. Отражено основное содержание криминалистической ситуалогии: определены ее предмет и объект, метод, задачи, сформулированы основные принципы ситуационного подхода. Разработана классификационная схема криминальных, следственных, оперативно-розыскных, экспертных и судебных ситуаций, являющихся объектами криминалистического исследования.
Исследованы проблемы ситуационного подхода к анализу криминального события и криминалистической деятельности. Разработана методика моделирования следственных ситуаций, показаны возможности моделирования как средства оптимизации принятия следственных решений.
 Предлагаемая в работе методика ситуационного моделирования  предназначена для  практической работы следователя (мысленного анализа следственных ситуаций, реконструкции криминальных ситуаций, моделирования тактических решений преступника, принятия собственных тактических решений).
Книга адресована студентам, аспирантам, преподавателям криминалистики, а также работникам правоохранительных органов.


Рецензенты: С.И. Цветков, профессор кафедры криминалистики МГУ 
им. М.В.Ломоносова, доктор юридических наук; кафедра криминалистики КВШ МВД РФ.




ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ....................................................................................................................... 3

Глава 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ
  СИТУАЛОГИИ

1.1. Предпосылки формирования криминалистичеcкой ситуалогии 
как элемента общей теории криминалистики .............................................. 7

1.2. Понятие и предмет криминалистической ситуалогии .............................. 20

1.3. Понятийный аппарат (язык) криминалистической
ситуалогии ..................................................................................................... 37

Глава 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЪЕКТА ТЕОРИИ

2.1. Понятие, сущность и виды ситуаций, исследуемых криминалистикой . 48

2.2. Ситуации преступной (криминальной) деятельности .............................. 61

2.3. Ситуации уголовно-процессуальной и криминалистической 
деятельности .................................................................................................. 86

Глава 3. СИТУАЦИОННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ В КРИМИНАЛИСТИКЕ 
И В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

3.1. Моделирование как метод научного познания ....................................... 115

3.2. Моделирование в структуре ситуационного подхода 
в криминалистике и следственной практике ........................................... 138

3.3. Методика ситуационного моделирования в познании 
криминальных ситуаций ............................................................................ 154

3.4. Ситуационное моделирование в разрешении следственных 
ситуаций ....................................................................................................... 177

Глава 4. ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ
СИТУАЛОГИИ

4.1. Значение ситуационного подхода в криминалистической науке .......... 194

4.2. Криминалистическая ситуалогия в практике борьбы 
с преступностью .......................................................................................... 214

4.3. Применение ситуационного моделирования в обучении 
криминалистике .......................................................................................... 229

Библиографический список .................................................................................... 241







ВВЕДЕНИЕ

Важным условием повышения эффективности криминалистических рекомендаций является организация криминалистического научного знания, ориентированного на конкретные ситуации. Научно-технический прогресс в различных областях знания и интенсивное развитие криминалистики создают предпосылки для появления ряда новых научных направлений. Одним из таких направлений и является криминалистическая ситуалогия, которая, основываясь на известных достижениях, позволяет интегрировать криминалистические знания, формулировать новые положения и подходы в традиционных разделах науки.
Более двадцати лет в криминалистической науке разрабатывается проблематика следственных ситуаций. И несмотря на то, что не во всем бесспорны отдельные положения, к настоящему времени ее вполне можно считать зрелым и сформировавшимся учением. С начала 80-х годов криминалисты пытались интерпретировать сущность ситуаций совершения преступления (разработки Л.Г.Видонова, Н.А.Селиванова, И.М.Лузгина, Н.П.Яблокова, Л.Л.Каневского, А.Ф.Облакова и других криминалистов). Появились отдельные теоретические разработки по ситуациям, возникающим в экспертной практике (Т.А.Седова, Е.Р.Россинская). В теории оперативно-розыскной деятельности практически нашел свое место термин "оперативная ситуация". По сути дела, начались исследования в области судебных ситуаций (В.К. Гавло, Л.М.Лукьянова).
Таким образом, появилась необходимость в интеграции знаний о всех ситуациях, исследуемых криминалистикой в рамках общей теории о криминалистических ситуациях, которая свела бы их в единую целостную систему и выявила бы общие закономерности познания ситуаций и работы с ними.
Впервые идея о создании теории ситуаций высказана Г.Л.Грановским (1985 г.) и развита нами в кандидатской диссертации "Ситуационное моделирование в расследовании преступлений" (1991 г.). Отдельные стороны этой проблемы получили развитие в ряде работ российских криминалистов. В 1988 г. Л.Я.Драпкиным была защищена докторская диссертация по теме "Основы криминалистической теории следственных ситуаций". В ней автор затронул ряд вопросов, касающихся понятия, сущности, классификационных основ и разрешения следственных ситуаций. Однако в отличие от настоящего исследования указанные проблемы криминалистической ситуалогии Л.Я.Драпкиным не рассматриваются.
Криминалистическая ситуалогия разрабатывает методические основы познания, исследования, типизации и разрешения не только следственных, но и целого ряда иных, изучаемых криминалистикой, ситуаций. Попытка сформулировать целостную теорию криминалистических ситуаций предпринята впервые.
Основное значение работы заключается прежде всего в том, что автором была предпринята попытка решить проблему построения концептуальных основ, содержания, структуры, принципов построения и основных функций общей криминалистической теории ситуаций не только умозрительно, но и на базе обширного эмпирического материала с учетом тенденций развития современного научного знания. Изложенная методология познания ситуаций усиливает актуальность исследования указанной проблематики, дает возможность получить о ней обобщенное представление, выявить перспективные направления, позволяет наполнить такое сочетание новым содержанием, соответствующим современному научному уровню разработки проблемы.
Тема данного исследования актуальна для криминалистики и с точки зрения внутренней логики развития науки. В последние годы в криминалистике появляется целый ряд новых научных учений и теорий. К примеру, теория криминалистического моделирования, теория принятия решений, учение о следственной ситуации, об алгоритмизации и планировании расследования. Однако до настоящего времени указанные направления развивались как бы самостоятельно. В такой ситуации возникает необходимость в появлении интегрирующей научной теории, отвечающей за связь между различными разделами и учениями криминалистики, с одной стороны, и между рекомендациями науки и практической деятельностью - с другой. Криминалистическая ситуалогия как раз и способствует интеграции научных криминалистических теорий. Более того, в рамках ситуалогии криминалистические знания должны интегрироваться со знаниями из других научных дисциплин с единственной целью: оптимизировать процесс реализации научных рекомендаций криминалистики.
В криминалистике объективно должна существовать система научных положений, объединенных в теорию и представляющих собой "выход" из системы научного знания и "вход" в практическую деятельность. Роль связующего звена между криминалистической наукой и практикой расследования и призвана сыграть криминалистическая ситуалогия.
Ситуационный подход все более прочно завоевывает свои позиции в самых различных областях юридической науки и практической деятельности, поскольку он позволяет установить связь между различными разделами и учениями науки, с одной стороны, и между рекомендациями науки и практической деятельностью - с другой. В последнее время ситуационный подход стал все шире использоваться в целом ряде других наук юридического цикла: теории государства и права, в ряде отраслей процессуального и материального права. Однако вопросы ситуационной методологии практически ни в одной из наук не рассматривались и, более того, исследования во многих юридических отраслевых науках проводились с опорой именно на криминалистические разработки по проблемам ситуационного подхода.
Если рассматривать криминалистику как науку о доказывании юридических фактов, то ее выводы и рекомендации с успехом и несомненной практической пользой можно использовать не только в уголовном судопроизводстве, но и в процессуальном праве в целом. Поскольку любой юридический процесс есть не что иное, как высокоорганизованный способ разрешения конфликтных ситуаций. Основные положения криминалистической ситуалогии способны оказать свое положительное влияние и на целый ряд отраслей материального права, поскольку проблематика принятия решений является весьма важным фактором правоприменительной деятельности. На обеспечение процесса принятия правовых решений ориентированы кодексы, их комментарии, юридические справочники, компьютерные системы, основанные на знаниях. Криминалистическая ситуалогия в силу своей универсальности способна стимулировать дальнейшие научные изыскания не только в криминалистике, но и в теории права и государства, в уголовном, гражданском, арбитражном и административном процессе, теории оперативно-розыскной деятельности, судебной экспертологии, прокурорском надзоре.





Глава 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ СИТУАЛОГИИ

1.1. Предпосылки формирования криминалистической 
ситуалогии как элемента общей теории криминалистики

В настоящее время одним из наиболее перспективных направлений в криминалистике можно считать ситуационный подход к расследованию преступлений, позволяющий решать как традиционные, так и вновь возникающие криминалистические задачи на принципиально новой основе. Ведь в ходе расследования преступления следователю приходится иметь дело с огромным многообразием различных криминалистических ситуаций, которые ему надо адекватно воспринимать, правильно оценивать, а при необходимости и грамотно разрешать.
Ситуационный подход с каждым годом все больше и больше овладевает мышлением криминалистов. К настоящему времени в криминалистической науке уже, пожалуй, подходит к концу процесс формирования теории следственных ситуаций, в которой определено понятие, выявлена сущность, разработаны классификационные основы следственных ситуаций. Теория следственных ситуаций включает в качестве важнейшей своей части проблему закономерных взаимосвязей между следственными ситуациями и поведением следователя, обвиняемого и других участников расследования. Этот ее аспект имеет непосредственное отношение к вопросам общей теории криминалистики, в том числе и к определению предмета науки. В этом же плане следует рассматривать и закономерные связи между поведением преступника и ситуацией преступления, и криминалистически значимые закономерности преступного поведения в целом.
Следует учитывать и то, что для криминалистики крайне важен ситуационный анализ преступлений. Тем более что согласно современным научным представлениям о предмете криминалистики в него включается не только следственная, но и криминальная деятельность, также имеющая ситуационную природу1.
Именно ситуационный подход к преступной деятельности позволяет осуществить научную разработку дифференцированных методических рекомендаций, указывающих на специфические особенности расследования сходных видов преступлений в зависимости от различных криминальных ситуаций: в каком регионе, в какое время года, в помещении или вне его протекала ситуация совершения преступления, имелись ли очевидцы на месте происшествия и т.д. Следовательно, исследование в криминалистике вопроса о криминальных ситуациях, выделение их специфики, построение классификационной схемы может принести несомненную пользу главным образом для решения общих вопросов расследования преступления. Поскольку именно криминальная ситуация обусловливает информационную насыщенность исходной следственной ситуации. В конечном итоге в методическом криминалистическом плане ситуационность частной методики обусловлена ситуационностью самого преступления.
Объективная необходимость формирования криминалистической теории ситуаций связана с проблемой повышения эффективности криминалистических рекомендаций, максимальной их направленности на практическую следственную деятельность. "Знание - необходимый элемент и предпосылка практической деятельности человека, совокупность идей человека, в которых он выражает свое теоретическое овладение предметом. Чтобы знание служило средством практического овладения процессами и вещами, оно должно определенным образом выражать их специфическое содержание и закономерности объективной реальности и видеть вещи не только такими, каковы они в природе, но и какими они могут быть в результате практической деятельности"2. Важным условием повышения эффективности криминалистических рекомендаций является организация криминалистического научного знания, ориентированного на конкретные ситуации.
В криминалистической науке постепенно обозначилась тенденция использования ситуационного подхода для решения самых разнообразных задач криминалистической техники, тактики и методики. Причем использование ситуационного подхода целесообразно во всех разделах криминалистики.
Так, к примеру, исследуя проблемы применения дерматоглифических исследований в следственной практике, В.В. Яровенко выделяет "новые технические средства и приемы обнаружения, фиксации, изъятия папиллярных узоров ладонных поверхностей и пальцев рук в различных следственных ситуациях"1.
О ситуационном подходе в криминалистической технике упоминает и Е.П. Ищенко, отмечающий, что "одним из эффективных путей разрешения сложных проблемных ситуаций, характерных для первоначального этапа расследования неочевидных преступлений, является применение следователем современных научно-технических средств"2. Так, применение, в частности, ЭВМ и их системное использование в рамках автоматизированной системы управления позволяют резко ускорить сбор и обработку информации. При принятии следственных решений стало возможным учитывать всю (или почти всю) необходимую информацию о ситуации, используя оптимальные методы из разработанной системы экономико-математических данных.
Бесспорна несомненная роль и значение использования ситуационного подхода для решения самых различных тактических задач криминалистики. Разными учеными исследована роль и определено значение следственных ситуаций в организации и планировании расследования1, соотношение следственных и экспертных ситуаций, возникающих при проведении экспертизы2.
В настоящее время, пожалуй, именно ситуационный подход является наиболее перспективным направлением и в криминалистической методике, особенно при решении проблемы повышения эффективности криминалистических рекомендаций, максимальной их ориентацией на практическую деятельность следователей, лиц производящих дознание, экспертов и судей.
Ситуационный подход характерен и для работ Г.А.Густова, направленных на поиск алгоритмов расследования в различных исходных следственных ситуациях3.
Кроме того, ситуационный подход оказался весьма результативным и для углубленной разработки некоторых традиционных фундаментальных понятий криминалистики, таких, как механизм преступления, криминалистическая характеристика преступления, тактическое решение.
И поскольку все технические, тактические, методические рекомендации реализуются в конкретных следственных ситуациях, можно сделать вывод о том, что роль связующего звена между криминалистической наукой и практикой расследования преступлений и должна сыграть криминалистическая теория ситуаций, адаптирующая криминалистические рекомендации к конкретным фрагментам действительности.
Назрела необходимость интеграции знаний о всех ситуациях, попадающих в сферу криминалистики в рамках общего учения о криминалистических ситуациях, которое: свело бы их в единую целостную систему; выявило бы общие закономерности их познания и работы с ними.
Современное состояние достаточно зрелого учения о следственной ситуации, формирование основ теории криминальных ситуаций, разработки по вопросам экспертных, оперативно-розыскных и судебных ситуаций обусловливают возникновение теоретического построения более общего уровня - криминалистической ситуалогии.
Вместе с тем возникает вопрос: теорией или учением будет являеться ситуалогия? На него сложно ответить однозначно, поскольку трактовка науковедческих категорий "учение", "теория" в криминалистике, к примеру, весьма различна. В частности, исследуя проблемы криминалистической науки, Р.С.Белкин в разделе "Система частных криминалистических теорий и тенденции ее развития" рассматривает в качестве равноуровневых элементов такой системы как различные криминалистические учения, так и криминалистические теории1.
Для верного разрешения этого вопроса обратимся к философским научно-методологическим исследованиям этой проблематики.
"Теория выступает как наиболее сложная и развитая форма научного знания, другие его формы - учения, законы, классификации составляют базу ее формирования. С другой стороны, они нередко сосуществуют с теорией, взаимодействуют с ней в системе науки, входя в теорию на правах ее элементов"2.
Причем, зрелая теория должна не только являться суммой взаимосвязанных между собой учений, но и содержать в себе определенный механизм построения знания, воплощать некоторые программы исследования. Все это и создает целостность теории как единой системы знания.
Общая теория криминалистики по своей структуре представлена системой частных криминалистических теорий, тесно между собой связанных и отражающих основные элементы предмета криминалистики. Развитие науки и техники, изменение структурного и качественного показателей преступности и вместе с тем совершенствование методов борьбы с нею объективно предполагают совершенствование существующих и появление новых криминалистических теорий. Весьма справедливо по этому поводу замечание Р.С. Белкина о том, что "система частных криминалистических теорий, являясь замкнутой понятийной системой, в то же время представляет собой открытую систему, число элементов которой является конечным только в данный момент, поскольку развитие науки предполагает появление новых частных криминалистических теорий"1.
Именно поэтому актуальнейшей задачей криминалистической науки в настоящее время является создание в рамках методологии криминалистики единой концептуальной теории ситуаций, интегрирующей в себе как учение о следственной ситуации, так и учение о ситуации криминальной, разрабатывающей классификационные схемы ситуаций и определяющей основные методы и способы работы с ситуациями.
Идея о необходимости формирования в криминалистике ситуалогии была предложена Г.Л. Грановским2 и развита нами в 1991 году3. Развитие криминалистики, научно-технический прогресс в других областях знания за истекшие годы подтвердили обоснованность этого вывода. Кроме того, нельзя не отметить того, что проблематика ситуаций актуальна не только лишь для криминалистики. К исследованию ситуаций привлекается все более пристальное внимание ученых самых различных областей знания. Это вызвано тем, что при ситуационном подходе многие понятия науки способны получить новую неожиданную и весьма плодотворную интерпретацию.
Так, говоря о состоянии и перспективах распространения ситуационного подхода в науках юридического цикла, отметим что понятия "криминогенная ситуация", "простая жизненная ситуация" весьма широко используются в криминологии. В криминологическом смысле ситуация отграничивается от свойств личности правонарушителя, с одной стороны, и от его поступка, поведения в данной ситуации - с другой. Ситуационный подход позволяет здесь оценить соотношение объективных, долговременных и одномоментных (ситуационных) факторов, образующих в своей совокупности неправомерный поступок.
Становление и разработка ситуационного подхода в криминалистике в значительной степени является предпосылкой для формирования основ юридической теории ситуаций. Именно в этом состоит интегрирующая функция науки криминалистики, поскольку если рассматривать ее как науку о доказывании юридических фактов, то выводы и рекомендации, предлагаемые криминалистикой, с успехом и несомненной практической пользой можно использовать не только в уголовном судопроизводстве. Под несколько иным углом зрения ситуационный подход позволяет взглянуть на процессуальное право в целом (уголовный, гражданский, арбитражный, административный процесс).
По сути дела, любой юридический процесс представляет собой высокоорганизованный способ разрешения конфликтных ситуаций. Причем упрочение и развитие правового государства, совершенствование и развитие общественных отношений способствуют повышению юридического профессионализма в разрешении конфликтов, возникающих в общественной жизни. Кроме того, юридический процесс есть форма, посредством которой государственные органы способны разрешать и неконфликтные ситуации, к примеру, ситуации организационно-управленческого типа.
В известной степени теоретическая интерпретация отдельных положений криминалистической ситуалогии способна оказать свое положительное влияние и на целый ряд отраслей материального права, поскольку проблематика принятия решений является весьма важным фактором правоприменительной деятельности. На обеспечение процесса принятия правовых решений ориентированы кодексы, их комментарии, юридические справочники, компьютерные системы, основанные на знаниях. Вместе с тем разработка проблематики тактических решений в юридической науке стала возможной после проведения серии исследований в рамках ситуационного подхода, с позиций которого в правоприменительной деятельности ключевой проблемой становится ситуационное моделирование, а основным понятием - юридический факт как обстоятельство, с которым правовые нормы связывают наступление определенных правовых последствий.
На сегодняшний день отдельными учеными справедливо отмечен некий консерватизм в теории юридических фактов. Юридический факт - явление многоаспектное, допускающее неоднозначные подходы и различные толкования. В частности, в рамках ситуационного подхода юридический факт целесообразно рассматривать в контексте социальных ситуаций, внутри которых они формируются. В этом ракурсе можно заметить, что юридический факт - вполне определенная жизненная ситуация, характеризующаяся своеобразными деталями и частностями, в типовом, обобщенном виде предусмотренная нормой права.
Идеальная модель юридическая факта (фактического состава) закрепляется в гипотезе юридической нормы или нескольких из них. Правовое регулирование юридически значимых социальных ситуаций неизбежно требует обобщения, типизации таких ситуаций.
Представляется, что рассмотрение юридического факта как основания для принятия юридического решения и соответственно подход к правовому регулированию как к разрешению социальных ситуаций может в значительной мере обогатить учение о юридических фактах. Категория ситуации четко определяет роль и место юридических фактов в механизме правового регулирования. С этих позиций функция юридических фактов состоит в том, чтобы зафиксировать юридически значимую ситуацию. Уже само появление юридического факта свидетельствует о наличии юридически значимой ситуации, что в свою очередь позволяет использовать типовую программу, заложенную в норме права, то есть "запустить в действие" весь механизм правового регулирования.
Исследуя соотношение юридического факта и социальной ситуации, можно прийти к следующим выводам:
1. При помощи юридического факта идентифицируют социальную ситуацию, четко ее обозначают и фиксируют в правовом регулировании.
2. Именно в такой роли юридический факт - это своеобразный сигнал о наличии (либо отсутствии) той или иной социальной юридически значимой ситуации.
3. Юридический факт отграничивает юридически значимую социальную ситуацию от аналогичных смежных1.
Более того, понятие "ситуация" (проблемная ситуация) в известных рамках может быть использована для определения объекта законодательной политики. Ведь в конечном итоге назначение законодательства и юридической науки заключается в том, чтобы своевременно предвидеть и способствовать разрешению проблемных ситуаций, возникающих в общественной жизни.
Немалое значение для формирования криминалистической ситуалогии сыграло внутреннее развитие криминалистики как науки, появление новых перспективных, тесно связанных с ситуалогией направлений и учений. Так, например, с проблематикой ситуаций тесно связана теория принятия решений2, теория прогнозирования1. Проблема криминалистической характеристики преступлений неразрывно связана с проблематикой ситуаций2. Поскольку необходимость в обращении следователя к типовым криминалистическим характеристикам обусловлена в большей мере проблемной ситуацией расследования, характеризующейся негативными условиями: недостатком доказательственной и ориентирующей информации по конкретному уголовному делу. С криминалистической ситуалогией в неразрывной связи находится учение о версии и планировании расследования, которое строится на ситуационной основе. С криминалистической ситуалогией связана и разработка в криминалистике проблем теории моделирования.
Таким образом, рассмотрение всех связей криминалистической ситуалогии с другими теориями криминалистики позволяет сделать вывод о наличии в структуре криминалистики своей роли и своего места ситуационного подхода к разнообразным криминалистическим процессам и явлениям. В свою очередь криминалистическая ситуалогия также по своей сути является фактором, интегрирующим в одну систему целый ряд криминалистических теорий и учений.
В настоящее время в подавляющем большинстве следственные работники работают с различными ситуациями либо исходя из своего опыта, либо интуитивно, поскольку в большинстве вузов обучение студентов криминалистике ведется традиционно, по старинке, без учета ситуационных факторов.
В условиях роста количества совершаемых преступлений, наметившейся тенденции к снижению их раскрываемости, деятельность следователей и лиц, производящих дознание, становится все более трудной. Это определяется усложнением решаемых ими тактически задач, а также и объемом научного знания, которое должно быть использовано при решении, огромным количеством факторов, требующих тщательного анализа в течение крайне ограниченного количества времени.
Кроме того, нельзя не принимать во внимание и условия, в которых в большинстве случаев следователю приходится оценивать ситуации: стрессы, ограниченность информации, противодействие заинтересованных лиц, недостаток практического опыта, материальных ресурсов, остутствие необходимых методических разработок. Названные условия, конечно же, не могут не сказываться крайне отрицательно на оптимальности выбора решения следователем в той или иной следственной ситуации.
Таким образом, в криминалистической науке сложилась своего рода проблемная ситуация, для разрешения которой требуется соответствующая криминалистическая теория, для создания которой сложился целый ряд следующих предпосылок:
*  развитие системы частных криминалистических теорий (учения о следственной ситуации, формирование учения о криминальной ситуации) - установление связей и взаимозависимостей между ними;
*  ситуационная природа явлений, изучаемых криминалистикой;
*  дальнейшее более глубокое развитие общей теории криминалистики;
*  развитие смежных отраслей знания: появления разработок о ситуации в философии, социологии, психологии, интеграция знания, создание кибернетических методов ситуационного управления и моделирования, становление ситуационного подхода в общественных науках.
Таким образом, криминалистическая ситуалогия - это общая криминалистическая теория, представляющая собой совокупность упорядоченных и систематизированных знаний, описывающих и объясняющих суть криминальных и криминалистических ситуаций, исследующая их формирование, возникновение, генезис и вооружающая методикой диагностики ситуаций и управления ими.
Представляется, что основные положения криминалистической ситуалогии могут быть с успехом применены в следующих областях.
В практической деятельности по борьбе с преступностью, причем в самых разнообразных ее сферах: доследственной, следственной деятельности, а также экспертной, оперативно-розыскной и судебной практике. Одним из прикладных аспектов криминалистической ситуалогии является правовое регулирование деятельности следователя в конкретных следственных ситуациях, в которых проявляется взаимодействие норм уголовно-процессуального права с криминалистическими рекомендациями.
В практике борьбы с преступностью основные положения ситуалогии могут способствовать:
- моделированию и реконструкции криминальной ситуации и уяснению генезиса преступного события;
- моделированию и последующей диагностике наличной следственной ситуации, в конечном итоге для управлению ею, поскольку именно в первую очередь следователь должен владеть ситуацией и оказывать влияние на ее развитие в благоприятном для расследования направлении;
- определению оптимальной стратегии и тактики следственных действий и тем самым повышению эффективности их проведения;
- определению наиболее вероятного исхода ситуаций тактического риска;
- диагностике конфликтогенных и предупреждению конфликтных ситуаций.
В криминалистической науке разработка основных положений ситуалогии имеет весьма существенное значение для дальнейшего упрочения ситуационного подхода и тем самым прогрессивного развития теории криминалистики и составляющих ее теорий и учений. Представляется, что именно ситуационный подход способствует интеграции рекомендаций криминалистической техники, тактики в частных методиках расследования.
Использование ситуалогии в основных положениях криминалистической методики позволяет найти перспективные направления ее развития. Создание частных криминалистических методик в недалеком будущем может пойти не столько по основным группам уголовно-правовых составов, сколько по типовым исходным следственным ситуациям и следственно-поисковым задачам по их разрешению. К примеру, задача розыска неизвестного преступника по целому ряду уголовных дел, для расследования которых существуют различные частные криминалистические методики расследования убийств, изнасилований, краж, грабежей, разбоев, дорожно-транспортных преступлений и т. д., в большинстве случаев обусловлена не конкретным видом преступления, а однотипной следственно-поисковой задачей.
Кроме того, сама постановка проблемы создания единого учения о ситуациях в рамках криминалистической науки может служить методологической основой и для создания новых криминалистических учений и частных теорий: о криминальных ситуациях; об оперативно-розыскных ситуациях; об экспертных ситуациях; о судебных ситуациях.
Учение о взаимодействии личности и ситуации, в рамках которого могут быть развернуты социально-психологические исследования, связанные с проблемами мотивации в сфере уголовного судопроизводства и методики расследования. Поскольку истинные мотивы и цели деятельности, изучение которых чрезвычайно важно для повышения эффективности криминалистических рекомендаций, в настоящее время во многом остаются вне сферы научных исследований, осуществляемых в криминалистической тактике и методике.
Велико также и значение использования данных криминалистической ситуалогии в дидактических целях. Криминальные и следственные ситуации с успехом используются как для обучения студентов криминалистике, так и при повышении квалификации следственных кадров. Моделирование типовых, индивидуальных криминальных и следственных ситуаций позволяет формировать ситуационное мышление и эвристические навыки в решении нестереотипных следственных задач.
Метод ситуационного моделирования, о чем также свидетельствует и эвристика1, является основой в обучении студентов принятию решений в нестандартных ситуациях. Криминалистическая ситуалогия интегрируясь с криминалистической теорией принятия решений позволяет создать автоматизированные системы поддержки принятия следственных решений, ориентированные на типовые следственные ситуации.
Таким образом, к настоящему времени созрели все реальные предпосылки для дальнейшего развития начавшей свое формирование криминалистической ситуалогии - общей криминалистической теории ситуаций, разрабатывающей методические основы ситуационного подхода и интегрирующей знания соответствующих учений о следственных, криминальных, экспертных, оперативно-розыскных и судебных ситуациях.

1.2. Понятие и предмет криминалистической 
ситуалогии

Исследование криминалистической ситуалогии необходимо начать с определения ее сущности, выявления специфики предмета и объекта, определения места в системе науки криминалистики.
Вопрос о сущности научной теории довольно неоднозначно рассматривается в научной литературе. Представляется, что анализ результатов таких исследований небезынтересен и для криминалистической теории ситуаций.
"Научная теория представляет собой определенную систему взаимосвязанных понятий и высказываний об объектах, изучаемых с ее помощью"2.
"Теория - это система научного знания, описывающая и объясняющая некоторую совокупность явлений и сводящая открытые в данной области закономерные связи к единому объединяющему началу"1.
В приведенных формулировках акцентировано внимание на качество теории как системы понятий и высказываний об изучаемом объекте. Безусловно, теория является совокупностью понятий и высказываний, между собой взаимосвязанных, а не представленных в виде разрозненных суждений, и это особо значимо для получения представлений о теории как о целостной концепции, относящейся к единому объекту исследования.
Довольно кратко определил научную теорию М.В.Мостепаненко, считающий, что "научная теория представляет собой наиболее глубокую и концентрированную форму выражения научного знания"2. В данном определении автор подчеркнул, что главное в теории не поверхностное рассмотрение явлений, а та форма научного знания, которая раскрывает сущность отображаемого объекта. То есть теоретическое знание в отличие от эмпирического есть знание о сущности.
На объяснительной и прогностической функции теории акцентирует свое внимание В.Н.Карпович, отмечая то, что "научная теория в конечном счете представляет собой не что иное, как систему законов, с помощью которых мы понимаем и предсказываем происходящее"3.
Что же касается непосредственно криминалистической теории, то ее определяют как систему понятий, принципов, концепций, знаний о закономерных связях, относящихся к проблемам как общих для всей науки криминалистики, так и относящихся к отдельным ее частям. Первые - представляют собой общие криминалистические теории (учения), вторые - частные теории1.
Частные криминалистические теории, будучи подчиненными по их отношению к общей теории криминалистики, в свою очередь могут различаться по степени общности своего предмета, могут отражать большую или меньшую предметную область, более или менее значительную группу явлений и процессов2.
Частной криминалистической теорией не может быть всякая совокупность отдельных теоретических положений, пусть даже весьма значительных и относящихся целиком к предметной области криминалистической науки. Отдельные теоретические построения только тогда могут быть объединены в частную криминалистическую теорию, когда они относятся лишь к строгой совокупности явлений, связанных к тому же между собой органически.
Выявление связей между отдельными теоретическими построениями при условии, что они доказаны и что они устойчивы, специфичны, позволяют рассматривать какую-либо совокупность знаний в качестве образования более высокого порядка - системы.
Рассматривая криминалистическую теорию как систему, мы можем выделить основной критерий, определяющий необходимость ее формирования - возникновение нового знания. При этом знание возникает уже и в силу самих системных свойств теории, а также и в процессе развития этой системы. Уже сам процесс систематизации научного знания при интеграции его в теорию приводит к появлению нового знания, не сводимого к знанию, содержавшимуся в отдельных положениях.
Попытка построения типовых моделей криминальной и следственной ситуаций связана с интеграцией знания, касающегося проблем принятия решений, криминалистической характеристики преступления и криминалистической характеристики расследования со знаниями из других научных дисциплин: кибернетики, информатики, психологии, теории управления. И возникающее новое знание, к примеру, касающееся методики построения информационной модели расследуемого события, - это уже качественно другое знание, не сводимое к исходным его составляющим теориям и учениям.
Вопрос о сущности научной теории весьма детально исследовал Г.И.Рузавин. Он определил научную теорию как концептуальную систему, с помощью которой отображаются определенные закономерности функционирования и развития соответствующих реальных систем, как систему абстрактных понятий и утверждений, представляющих собой идеализированное отображение действительности1.
Г.И.Рузавин также выявил и основные элементы, присущие всякой (в том числе и криминалистической) научной теории: "Во-первых, модель, которая с помощью абстрактных объектов описывает в идеализированной форме некоторые закономерности поведения реальных систем; во-вторых, исходные понятия, фундаментальные законы и принципы, посредством которых выражаются связи и отношения между абстрактными объектами идеализированной модели; 
в-третьих, вся совокупность логических следствий, которая вытекает их фундаментальных законов и принципов"2.
Указанные компоненты, разумеется, отличают и любую развитую криминалистическую теорию, хотя и не все вышеназванные компоненты в той или иной теории, особенно на различных этапах ее формирования, будут равнозначны. Но уже простое их наличие безусловно отличает теорию от простого описания криминалистикой явлений и объектов, даже и при условии систематизации такого описания.
В качестве идеализированной модели, являющейся первым и наиболее главным элементом теории криминалистической ситуалогии, можно назвать событие преступления, представленное системой взаимосвязанных абстрактных объектов "преступник", "потерпевший", "следы преступления", "способ его совершения", образующие в своей совокупности модель криминального события; а также информационные блоки - "следственная обстановка", "следователь", "следственные действия", "тактические приемы, комбинации и операции", "криминалистические средства, приемы и методы", "время, условия расследования", представляющие во взаимосвязи модель процесса раскрытия и расследования преступления.
В любой криминалистической теории эти объекты идеализированы, "очищены от всего многообразия воздействий", которые испытывают реальные предметы, процессы и явления. Такая идеализация в теоретическом исследовании не только возможна, но и необходима, для того, чтобы вскрыть главные и важнейшие связи этих объектов.
"Все подобные системы абстрактных объектов вместе с законами, описывающими взаимодействие между этими объектами, имеют смысл только потому, что они дают приблизительно верное отображение существенных свойств и отношений реальных предметов и явлений. Это означает, что в научном исследовании можно отвлечься от весьма сложной и запутанной картины изучаемых реальных систем и вместо них анализировать отношения между абстрактными объектами теории"1.
Например, отображая и исследуя криминальные и следственные ситуации, следователь соответственно строит их мысленные модели. С учетом модели криминальной ситуации и на основе модели ситуации следственной следователем разрабатывается наиболее эффективный комплекс следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по разрешению следственной ситуации.
Таким образом, исходя из вышеизложенного, криминалистическую ситуалогию (общую криминалистическую теорию ситуаций) мы можем представить в виде конструктивной логически развертывающейся концептуальной модели учения о ситуациях, возникающих и исследуемых в сфере уголовного судопроизводства.
Как справедливо отметил Р.С.Белкин, "предмет частной криминалистической теории становится организующим началом для ее содержания, которое подчинено структуре предмета, отражает связи между элементами его системы, формы проявления данных объективных закономерностей в той предметной области, которая составляет объект познания в этой теории"1.
Предмет криминалистической ситуалогии - это закономерности объективной реальности, связанные с ситуациями, изучаемыми криминалистикой и поэтому включает в себя:
а) закономерности образования ситуации;
б) закономерности ее межэлементных связей;
в) закономерности связей между ситуациями различной природы (к примеру, между посткриминальной и исходной следственной ситуациями);
г) повторяемость процессов возникновения типовых ситуаций;
д) обусловленность принимаемых решений наличной следственной ситуацией;
е) обусловленность построения информационной модели расследуемого события на основе исследования моделей криминальных ситуаций;
ж) обусловленность частных криминалистических методик исходными следственными ситуациями;
з) обусловленность создания криминалистических характеристик отдельных видов преступлений на основе типовых моделей криминальных ситуаций преступлений этого вида.
Объект криминалистической ситуалогии. Объектом любой частной криминалистической теории принято считать те явления, процессы, связи и отношения, то есть ту часть предметной области, в которой проявляются изучаемые теорией объективные закономерности. В содержании теории объект выступает как научный факт, а предметная область - как совокупность таких научных фактов1.
Частная теория должна исследовать свой объект с самых различных сторон и аспектов, изучая генезис, выявляя его компонентный состав, межэлементные структурные связи и компоновку. Причем данные проявления объекта и его составляющих необходимо исследовать в различных условиях, поскольку объект складывается в результате воздействия на него самых разнообразных факторов.
Научное познание объекта проходит, как правило, несколько циклов и этапов. Так, на первоначальном этапе необходимо собрать конкретные эмпирические факты, которые в ходе их изучения и научного исследования приобретают статус научных фактов. В силу этого на последующих этапах, на уровне теории все логические процедуры и операции выполняются не непосредственно с эмпирическими, а уже с научными фактами.
Научные факты обязательно должны быть зафиксированы тем или иным образом: в виде простого или формализованного описания, по типу кодированной информации. Кроме того, собранным фактам следует давать соответствующую научную интерпретацию. Заметим, однако, что факты, подлежащие интерпретации, должны быть строго систематизированы. В процессе изучения уголовных дел, то есть в ходе обобщения и систематизации эмпирических фактов происходит переход от эмпирического уровня познания к теоретическому, на котором и осуществляется интерпретация фактов в рамках объясняющей их теории.
В этом ракурсе В.А.Штофф, исследующий методологию научного познания, весьма справедливо в свое время отметил, что "выявление различных свойств событий и других явлений внешнего мира как существенных признаков, на основании которых определенные факты объединяются и сравниваются с другими фактами, противопоставляются им и т.д., означает использование ранее накопленных теоретических знаний, с помощью которых эта процедура осуществляется. Ибо для отбора существенных признаков нужно знать уже заранее, какие из наблюдаемых признаков существенны, а какие нет"1.
Объектом криминалистической теории ситуации является все многообразие ситуаций, относящихся к предмету криминалистической науки. Криминалистика как одна из прикладных наук уголовно-правового цикла изучает и обеспечивает своими теоретическими выкладками и практическими рекомендациями поисково-познавательную деятельность в уголовном процессе, связанную с раскрытием, расследованием преступлений и судебным рассмотрением уголовных дел. Соответственно в качестве объекта криминалистической теории ситуаций в первую очередь будут выступать ситуации, возникающие в уголовно-процессуальной сфере, в которых различные лица осуществляют свои процессуальные функции. В зависимости от их процессуального положения можно выделить следственные, оперативно -розыскные, экспертные и судебные ситуации, которые, в свою очередь, имеют большое количество разнообразных разновидностей в зависимости от целого ряда критериев: вида преступления, этапа расследования, проводимого следственного действия и т.д.
Кроме того, в предмет криминалистики включается и криминальная деятельность, поскольку обстоятельства познаваемых в уголовном процессе событий как криминальной, так и не криминальной природы имеют значение для установления истины и принятия оптимальных и целесообразных правовых и криминалистических решений. Соответственно к объекту криминалистической теории ситуаций следует отнести и огромное многообразие криминальных ситуаций, то есть ситуаций совершения преступления. Криминальные ситуации объединяют действия преступника на различных этапах: это и подготовка к преступлению, и непосредственно само преступное деяние, это и действия преступника и иных лиц по уничтожению или сокрытию следов преступления.
Объектом криминалистической ситуалогии являются и структурные элементы ситуации, представляющие собой факты, отношения, процессы и явления, возникающие в криминальной среде, уголовном судопроизводстве, которые в своей совокупности и образуют ситуацию. Исходя из этого объект криминалистической ситуалогии как часть объективной реальности, изучаемой в криминалистике, представляет собой довольно сложное, неодномерное образование, в котором можно выделить несколько подсистем.
Содержание криминалистической ситуалогии представлено совокупностью следующих элементов:
1) определение понятия ситуации, адаптированного к сфере уголовного судопроизводства;
2) определение структуры ситуации;
3) выявление отдельных видов ситуаций, попадающих в сферу исследования криминалистики, создание их классификационной схемы;
4) разработка алгоритмов по трансформации неблагоприятных для следствия ситуаций в благоприятные;
5) разработка методических основ ретроспективного моделирования криминальных ситуаций;
6) исследование субъективных и объективных факторов, предопределяющих динамику ситуации;
7) определение роли и места ситуационного подхода в криминалистической технике, тактике, методике расследования отдельных видов преступлений;
8) определение основных направлений и специфики применения ситуационного моделирования в криминалистической дидактике.
Место в системе криминалистики. Содержание криминалистической ситуалогии определяет ее место в общей теории криминалистики. Принципы систематизации криминалистических теорий и основные структурные звенья таких систем рассматриваются криминалистической систематикой - специальным разделом общей теории криминалистики, созданном на основных положениях системно-структурного подхода.
Однако сложность заключается в том, что на сегодняшний день в науке весьма неоднозначен подход разных авторов к уяснению сущности общей теории криминалистики.
Так, к примеру, Р.С. Белкин утверждает, что "общая теория - это научное отражение всего предмета криминалистики, включая ее науковедческую часть, основное содержание которой составляет система частных криминалистических теорий, взятая в целом"1.
Исходя из этого определения общая теория криминалистики есть, по сути дела, совокупность составляющих ее частных теорий. Однако сам же Р.С.Белкин в своих дальнейших рассуждениях отмечает, что частные криминалистические теории "могут быть "более общими" и "менее общими", отражая соответственно большую или меньшую предметную область, более или менее значительную группу явлений и процессов"2. Такая терминология представляется нам не вполне четкой.
"Общая теория криминалистики - это раздел науки, содержащий учения, теории, которые являются общими для всех отраслей этой науки и имеют приложения только к практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, а не к самой науке1, - полагает А.А.Эйсман, называя общей теорией лишь один из разделов криминалистической науки - ее теоретические и методологические основы.
Нам представляется, что наиболее логичной и обоснованной выглядит позиция Н.А.Селиванова, который в отличие от вышеназванных авторов, считает, что "криминалистическая теория - это система понятий, принципов, знаний о закономерных связях, касающихся как общей для всей науки криминалистики проблем, так и относящихся к ее отдельным частям. Первые представляют собой общие криминалистические теории, а вторые - частные"2.
По нашему мнению, есть смысл в использовании однозначного толкования основных терминов языка криминалистической науки. В частности, всю совокупность криминалистических знаний целесообразно именовать теорией криминалистики.
В свою очередь, содержание теории криминалистики будет представлено совокупностью как общих, так и частных криминалистических теорий. Соответственно к общим криминалистическим теориям мы отнесем те, положения которых могут быть использованы во всех разделах криминалистической техники, тактики и методики; распространены как на анализ преступной, так и криминальной деятельности.
Думается, что с этих позиций к общим криминалистическим теориям можно отнести, например: теорию криминалистической идентификации; криминалистическую теорию прогнозирования; криминалистическую теорию причинности; криминалистическую теорию моделирования; криминалистическую теорию принятия решений; криминалистическую ситуалогию.
Скорее всего, именно в разделе науки: "Теоретические и методологические основы криминалистики" предпочтительнее было бы и рассматривать названные общие криминалистические теории.
В качестве структурных элементов общей криминалистической теории могут выступать отдельные учения. Частные криминалистические теории обычно применимы к тому или иному разделу криминалистической науки (тактике, методике или технике) либо представляют собой составное учение, часть какой-либо общей криминалистической теории (например, учение о криминальных ситуациях как часть криминалистической ситуалогии).
К частным криминалистическим теориям преступления и его расследования можно, например, отнести: теорию криминалистической классификации преступлений; учение о личности преступника; криминалистическую виктимологию; учение о механизме следообразования; учение о способах совершения и сокрытия преступления, учение о криминалистической версии; учение о розыске; криминалистические основы судебного следствия; теоретические основы организации и планирования расследования и т.д.
В предлагаемой нами структуре криминалистической науки в каждом разделе раскрываются свои специфические закономерности объективной действительности, составляющие ее предмет.
Таким образом, криминалистическая ситуалогия, являясь теорией высокого уровня общности, должна развиваться в рамках криминалистической методологии, а ее основные положения найти свое применение в криминалистической технике, тактике и методике.
Характеристика криминалистической ситуалогии была бы неполной без исследования вопроса о ее связях с другими научными теориями, понятиями различных наук как юридического, так и неюридического цикла.
При рассмотрении вопросов ее науковедческих аспектов обнаруживается целый комплекс связей данной теории с философией, семиотикой, социологией, логикой.
Исследование свойств объектов теории вызывает необходимость обращаться в ряде случаев к отдельным положениям теории права и государства, уголовного права и процесса, криминологии, судебной статистики, а в некоторых случаях и определять границы аспектов изучения объекта между криминалистикой и названными науками.
Разумеется, нельзя не учитывать и того, что накопление знаний об объекте криминалистической ситуалогии осуществляется в рамках целого ряда криминалистических теорий и учений, таких, как криминалистическая теория принятия решений, теории прогнозирования и моделирования, исходящих из рассмотрения отдельных его сторон, граней, закономерностей. В свою очередь, развитие основных теоретических положений криминалистической ситуалогии имеет огромное значение для дальнейшего развития существующих криминалистических теорий и учений. К примеру, криминалистическая теория моделирования обогатилась учением о ситуационном моделировании, имеющем как один из видов моделирования свою специфику и отличительные особенности1. Теория принятия решений опирается на теоретические посылки криминалистической ситуалогии при создании разнообразных классификаторов криминальных и следственных ситуаций.
Вместе с тем считаем необходимым подчеркнуть, что названные теории никоим образом не дублируют исследования друг друга, но находятся в состоянии непрерывного взаимодействия, взаимообогащения и обмена результатами.
Однако, упоминая о связях криминалистической ситуалогии с другими теориями криминалистики, необходимо различать многоуровневость таких связей.
Во-первых, все криминалистические теории связаны с между собой тем, что в своей совокупности они образуют единую науку. И чем более полно представлена теоретическая база криминалистики системой взаимосвязанных теорий, тем более адекватно теория криминалистики отражает предмет науки в целом.
Во-вторых, следует учитывать и наличие вертикальных связей, отражающих взаимосвязь общих и частных теорий криминалистики.
В-третьих, теории одного уровня объединены общим отображаемым объектом познания, что обусловливает их горизонтальные связи. Например, с криминалистической ситуалогией очень тесно связана теория принятия решений. Уже сама по себе постановка проблемы следственной ситуации не имеет смысла без обращения к проблематике принятия решений. Ведь скорее всего именно в подготовке тактического решения - смысл анализа следственной ситуации. Без этого, без четко фиксированной связи понятий "ситуация - решение" сама постановка проблемы следственной ситуации теряет целевую направленность и прикладное значение.
Таким образом, именно взаимоотношением криминалистических теорий на основе связей всех названых разновидностей и обеспечивается целостность общей системы криминалистики.
Функции теории. Криминалистическая ситуалогия, как и любая научная теория, обладает рядом функций, в числе которых можно назвать: информационную, эвристическую, объяснительную, прикладную и прогностическую.
Так, информационная функция теории предполагает обобщенное описание, систематизированную информацию о свойственных криминалистической ситуалогии параметров, взаимодействии ее элементов, месте в системе более высокого уровня, внешних связях, перспективах развития. То описание, представленное в форме понятий, правил, законов содержит информацию о принципах и задачах ситуалогии, ее объектах и классификационных единицах, подходах и процедуре деятельности по познанию и моделированию ситуаций, направлениях в использовании полученных результатов и их перспективах.
Эвристическая функция ситуалогии. Криминалистическая ситуалогия не просто констатирует факты, описывая эмпирический материал, но также ставит своей задачей получение нового знания: оригинальных по своей сути идей, концепций, подходов, принципов, методов и решений. Все это позволяет создать принципиально новую систему знания в области ситуационного подхода на криминалистической основе, определить ее потенциальные возможности и перспективы дальнейшего развития.
Объяснительная функция. Задачей любой научной теории, и том числе криминалистической ситуалогии, является не столько описание, сколько объяснение отражаемого ею реального существующего объекта со всеми характерными для него признаками, во всех взаимосвязях и взаимообусловленностях.
Практическая функция криминалистической ситуалогии состоит в том, что основные ее научные положения должны быть эффективно реализованы в практической деятельности. Внедрение ее результатов в следственную, оперативно-розыскную, судебную и экспертную практику, в практику научных исследований и учебно-педагогическую деятельность выступает в качестве предпосылки оптимизации названных видов деятельности.
Прогностическая функция ситуалогии заключается в том, что исследование и описание теорией своего объекта на данном этапе развития науки сочетается с указанием ее перспектив, с выявлением тенденций дальнейшего развития научного знания в рамках данной теории и связанных с ней научно-практических систем. Криминалистическая ситуалогия определяет направления и формы дальнейшего изучения различных видов ситуаций и ожидаемых перспектив развития криминалистического знания в целом.
Методология частной теории представляет собой систему познавательных приемов, которые используются как в ходе построения самой теории, так и в процессе применения теории в практике познания ее предметной области. В этом плане необходимо видеть разницу между терминами "методы науки" и "научные методы", то есть различать методы изучения объекта теории и методы ведения исследовательской работы.
Причем методология любой криминалистической теории может включать в себя как все методы, известные общей теории криминалистики, так и только часть их, в случаях, если какие-то из специальных методов не находят своего применения.
Традиционно методы, используемые в криминалистике, принято делить как по трехчленной системе (всеобщий, общенаучные и специальные), так и по четырехчленной, включающей в себя помимо перечисленных также и частнонаучные методы. Проанализируем их применение в рамках криминалистической ситуалогии.
Как известно, гносеологической основой любой науки и основополагающим подходом к познанию любых объектов, процессов и явлений является диалектический метод. Законы и категории материалистической диалектики имеют всеобщее значение для познавательной деятельности человека в целом и для деятельности по расследованию преступлений в частности. Эти законы и категории, являясь методологической основой криминалистической теории ситуаций, позволяют объективно рассмотреть ее предметную область, методологию и методы познания ее объекта.
Так, например, соблюдение закона о всеобщей связи и взаимосвязи объектов материального мира требует подхода к различным объектам теории ситуаций в непрерывной связи с социальной действительностью. Кроме того, этот закон позволяет рассматривать ситуационный подход к криминальной и криминалистической деятельности во взаимосвязи с аналогичным подходом к другим видам деятельности: социально-экономической, правоохранительной и т.д. Представляется, что такое взаимодействие является важным источником их взаимного обогащения.
В свою очередь, закон о непрерывном развитии и изменении объектов материального мира требует рассмотрения объектов познания с учетом их непрерывного изменения и развития. В связи с этим ситуационные модели и прогнозы должны быть скорректированы в соответствии с изменяющейся социальной действительностью.
Закон перехода количественных изменений в качественные также проявляет свое действие в криминалистической теории ситуаций. Его содержание, по существу, пронизывает весь информационный процесс познания всего огромного спектра соответствующих ситуаций.
Методологическое значение диалектического метода не исчерпывается тем, что законы и категории диалектики служат основой для практической деятельности по познанию и разрешению ситуаций. Применение этих законов и категорий, кроме того, служит основным фундаментом для разработки и развития самой криминалистической теории ситуаций как концептуального теоретического учения.
Общенаучные методы основаны на применении определенной последовательности мыслительных операций к объекту познания теории. В результате этого создается система выводов относительно связи объекта теории с теми условиями, в которых он существует.
Из числа общенаучных методов в криминалистической ситуалогии широко применяются такие, как наблюдение, описание, анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование, аналогия, сравнение, моделирование, эксперимент.
Метод сравнения может быть использован при выявлении относительной устойчивости компонентов ситуации и их изменении во времени и пространстве.
Метод эксперимента нашел свое применение при апробации компьютерных систем, моделирующих криминальные и следственные ситуации, используемых при расследовании конкретных уголовных дел.
Дедуктивной метод - метод познания от общего к частному. Имея явно прогностическую направленность, используется при прогнозировании развития ситуации и выражается в том, что поиск прогнозной информации для ситуации осуществляется преимущественно посредством версионного процесса.
Индуктивной метод, дополняя дедуктивный, помогает вскрыть внутренние связи элементов каких-либо событий, фактов, предметов, а также установить причинные связи возникновения того или иного явления, являющегося содержанием того или иного компонента ситуации.
Значение метода абстрагирования состоит в том, что его применение значительно помогает отсеять всю несущественную для ситуации информацию. Особое значение этот метод приобретает при построении типовой модели ситуации, поскольку там "чистота" информации желательна максимальной.
Метод аналогии используется при построении модели реальной ситуации на основе типовой модельной информации.
Анализ и синтез находят свое применение в криминалистической теории ситуаций как поисковые и исследовательские методы. Несмотря на то, что по своему содержанию эти методы не адекватны, они существенно дополняют друг друга. Так, метод анализа используется при выявлении основных элементов криминальной и следственной ситуаций, следственной обстановки и позволяет создать классификаторы этих понятий. Метод синтеза применяется при построении сложных многовариантных ситуационных моделей, объединяющих в одной структуре разнородные классификаторы (например, классификаторы следственной ситуации, следственной обстановки, следственных версий, тактических задач, следственных действий, оперативно-розыскных и организационно-технических мероприятий). Что, в свою очередь, возможно при использовании метода моделирования.
Метод моделирования при его применении в криминалистической ситуалогии является оптимальным средством познания ситуаций и средством поиска оптимальных путей их разрешения путем наименьших затрат.
Вопрос о методах, используемых криминалистической ситуалогией, приобретает особую актуальность еще и с тех позиций, что криминалистическая ситуалогия является методологической базой и организующим началом для всех учений о ситуациях более низшего звена - ее составных частей.
Структура криминалистической ситуалогии. Нам представляется, что содержание криминалистической ситуалогии должны составить следующие разделы:
1. Понятие и методологические основы ситуационного подхода.
2. Понятийный аппарат криминалистической ситуалогии.
3. Классификация ситуаций, изучаемых криминалистикой.
4. Структура и основное содержание ситуаций, используемых при расследовании преступлений.
5. Ситуационное моделирование в исследовании и оценке ситуаций.
6. Основные направления применения ситуационного подхода в криминалистике и следственной практике.
Кроме того, составными частями криминалистической ситуалогии будут являться учения: о криминальных ситуациях; о следственных ситуациях; о судебных ситуациях; об оперативно-розыскных ситуациях; об экспертных ситуациях.


1.3. Понятийный аппарат (язык) 
криминалистической ситуалогии

Любая теория предполагает наличие своего терминологического аппарата - языка науки. Язык науки создается для решения специфических научных задач и предназначен для описания соответствующей предметной области. Он служит эффективным средством мышления в рамках конкретной научной теории и поэтому должен быть в высшей степени специализирован для воспроизведения неповторимости предмета своего исследования. Язык научной теории предназначен прежде всего как для однозначного выражения результатов научного познания, так и для самой научно-познавательной деятельности.
Р.С. Белкин, исследуя проблематику языка криминалистической науки, справедливо отметил, что язык криминалистики "это не какой-то особый, доступный только узкому кругу специалистов понятийно-терминологический аппарат. Такого языка нет и быть не может. Речь идет о системе понятий, во-первых, обыденного и общенаучного характера, во-вторых, функционирующих в структуре языка криминалистики, специфических для этой области знаний и понятий"1. Представляется, что язык криминалистики формируется в рамках соответствующих криминалистических теорий, описывающих те или иные стороны предмета криминалистики.
Криминалистические категории и понятийный аппарат теории ситуаций как основа формирования криминалистической теории имеют особый смысл, поскольку ситуалогия является интегрирующей теорией и соответственно позволяет добиться однозначности в используемой различными криминалистическими теориями терминологии. А как справедливо отметил И.Г. Герасимов, "однозначное отношение вводимых терминов, знаков и понятий к выявленным факторам и предполагаемым свойствам принципиально важно для всех познавательных действий, а прежде всего для эмпирической проверки законов, теорий, гипотез. Эта цель обеспечивается применением системы правил и определений"1.
Криминалистическая ситуалогия, как и любая иная научная теория, также должна иметь свой понятийный аппарат - язык, воплощающий идеальное содержание теории в научные термины и понятия. Научный язык не только позволит создать криминалистическую ситуалогию как абстрактную модель изучаемого объекта, но и даст возможность использовать ее результаты в области борьбы с преступностью средствами и методами криминалистики. Таким образом, можно констатировать, что язык криминалистической ситуалогии - это система используемых ею общих и частных понятий, выражаемых терминами, определениями или формально определенных при помощи соответствующих знаков и символов.
Язык науки и его анализ представляет собой сложную многоаспектную проблему. В историческом плане проблема языка науки существует столько, сколько существует само научное сознание. Различные авторы излагали свое понимание сущности этого явления.
"Язык науки - специфическое знаковое образование, являющееся средством и способом существования научного мышления, детерминированного как объектом исследования, так и совокупностью практических связей, в которые включен любой объект анализа"2.
В сфере науки язык рассматривается и как "способ достижения, выражения и фиксации знаний"3.
"Язык криминалистики - система ее общих и частных понятий, выражаемых определениями и обозначениями (знаками, терминами)"1.
Практически все исследователи в словосочетании "язык науки" слово "язык" употребляют не в его обыденном привычном смысле, обозначая им некий социокультурный или лингвистический феномен, а скорее в его метафизическом понимании, поскольку в науковедении под языком науки понимается "не лингвистическое явление, а понятийная структура"2.
Кроме того, традиционно в язык науки включается и вся совокупность знаковых средств, используемых для образования и функционирования ее понятийного аппарата - научные термины. Научная терминология представляет собой языковую форму предметного выражения мысли. Знаковая единица теории - термин, специфика проявления которого состоит в том, что смысл термина становится понятным не из семантического указания, а из понимания теории исследуемого объекта.
Значение терминов научной теории носит концептуальный характер: система знаний определенного термина задается системным содержанием самой теории. Объект содержания научной теории представлен в виде предложений некоторого языка, включающего термины и правила оперирования ими.
Однако и криминальные ситуации и ситуации уголовно-процессуальной деятельности в представленной идеализированной модели описываются при помощи криминалистических понятий и категорий.
Криминалистические категории и понятийный аппарат теории ситуаций как основа формирования криминалистической теории имеет особый смысл, поскольку именно формирование четкого понятийного аппарата позволяет добиться однозначности в используемой теорией терминологии. В настоящее время криминалистика обладает уже достаточно большим научным аппаратом. И вместе с тем некоторым криминалистическим терминам еще свойственна неоднозначность трактовок, что порождает их нечеткость и расплывчатость. Систематизация и упорядочение терминологии - задача теории криминалистики.
В криминалистике смена научных теорий, переход от одной к другой сопровождается изменением значения научных терминов. В этой связи возникает два взаимосвязанных вопроса: а) насколько радикально происходит изменение значений научных терминов при смене научных теорий? б) как можно зафиксировать значение этих терминов?
По всей вероятности, назрела необходимость выработки единых и однозначных понятий как в юридической терминологии в целом, так и в криминалистическом научном аппарате в частности. Поскольку, согласно современным науковедческим воззрениям, язык научной теории должен выполнять ряд функций: коммуникативно-информационную; мыслеоформляющую; объединительно-регламентирующую1.
Так, коммуникативно-информационная функция является начальной, исходной для рациональной деятельности, в ней обращается внимание на язык как на средство общения, передачи и распространение знаний. В частности, именно эта функция языка криминалистической ситуалогии позволяет ориентировать криминалистику на использование ситуационного подхода во всех разделах названой науки.
Мыслеоформляющая функция позволяет не только зафиксировать знание, но и придать мысли конкретные формы, это языковая форма самоотражения, преобразующая языковые понятия в категории и закономерности.
К сожалению, в настоящее время при сопоставлении терминологий различных наук обнаруживается неодинаковое отношение ученых к терминологическим единицам, фиксирующим понятия данной научной области. В результате чего возникают различные толкования одних и тех же понятий, препятствующие однозначной трактовке терминов.
К примеру, понятие "механизм преступления", имеющее ситуационную природу, рассматривается весьма неоднозначно в криминалистической и криминологической науке.
В криминалистике под механизмом преступления понимается комплексное многоаспектное явление, включающее в себя "временной и динамический порядок связи отдельных этапов, обстоятельств, факторов подготовки, совершения и сокрытия следов преступления, позволяющих воссоздать картину процесса его совершения"1. В то время как в криминологии таким же термином "механизм преступления", по сути дела, обозначают лишь механизм преступного поведения2.
Вопрос о механизме преступления не один десяток лет разрабатывается криминалистами, установившими то, что основное назначение моделирования механизма преступления - это решение целого комплекса следственно-поисковых задач. С позиций же криминологических исследований правильнее было бы вести речь не о механизме конкретного преступления, а о механизме преступного поведения, что традиционно и исследовалось в криминологии. Данный пример наглядным образом показывает необходимость выработки точности единых междисциплинарных научных формулировок и понятий.
Объединительно-регламентирующая функция научного языка и выступает в качестве условия создания одноязычного знания, объединяя тем самым все научное сообщество. Именно поэтому и необходимо заниматься проблемами языка науки, который позволяет стремиться к однозначному пониманию термина в той или иной юридической науке.
Язык криминалистической научной теории представляет собой систему абстрактных понятий и утверждений, описывающих идеализированное отображение действительности. Основные элементы, присущие криминалистической теории:
1) модель, которая с помощью абстрактных объектов описывает в идеализированной форме некоторые закономерности поведения реальных систем;
2) исходные понятия, фундаментальные законы и принципы, посредством которых выражаются связи и отношения между абстрактными объектами идеализированной модели;
3) совокупность логических следствий, которая вытекает из фундаментальных законов и принципов.
Указанные компоненты отличают любую развитую криминалистическую теорию, хотя и не все они в той или иной теории, особенно на различных этапах ее формирования, будут равнозначны. Но уже простое их наличие безусловно отличает теорию от простого описания криминалистикой явлений и объектов, даже и при условии систематизации такого описания.
В качестве идеализированной модели, которая является первым и наиболее главным элементом криминалистической ситуалогии, можно назвать событие преступления, представленное системой взаимосвязанных абстрактных объектов "преступник", "потерпевший", "следы преступления" "способ его совершения", образующие в своей совокупности модель криминального события. В криминалистической ситуалогии при переводе в абстрактные научные понятия эти объекты идеализируются, очищаются от всего многообразия воздействий, которые испытывают реальные объекты. Такая идеализация в теоретическом исследовании не только возможна, но и необходима, чтобы вскрыть главные и важнейшие связи этих объектов.
"Все подобные системы абстрактных объектов вместе с законами, описывающими взаимодействие между этими объектами, имеют смысл только потому, что они дают приблизительно верное отображение существенных свойств и отношений реальных предметов и явлений. Это означает, что в научном исследовании можно отвлечься от весьма сложной и запутанной картины изучаемых реальных систем и вместо них анализировать отношения между абстрактными объектами теории"1.
Научный аппарат криминалистики благодаря ситуалогии пополнился рядом понятий, определение которых возможно только на основе ситуационного подхода. К числу таких понятий относятся: следственная ситуация, криминальная ситуация, модель расследуемого события и ряд других.
Ряд фундаментальных понятий криминалистики, таких как, например тактическое решение, механизм преступления, криминалистическая характеристика преступления и целый ряд других, в настоящее время вообще не могут быть интерпретированы в отрыве ситуационного подхода.
Исследуя перспективы развития научного аппарата общей криминалистической теории, Р.С. Белкин обозначил следующие тенденции.
1. Расширение круга употребляемых определений.
2. Изменение существующих определений.
3. Дифференциация определений.
4. Унификация терминологии криминалистики.
5. Разработка знаковых систем криминалистики2.
Полагаем, что по аналогичным тенденциям будет развиваться и язык криминалистической ситуалогии. Однако заметим, что одним из перспективных направлений развития языка криминалистической ситуалогии можно считать его формализацию.
Методика ситуационного моделирования, требующая формализованного описания ситуации, может быть использована в практической деятельности следователя: а) для мысленной реконструкции криминальной ситуации; б) для адекватного мысленного отображения наличной следственной ситуации и принятия на ее основе оптимального тактического решения; в) при использовании им компьютерных программ поддержки принятия тактических решений. Ситуационное моделирование применяется также и учеными-криминалистами при создании многовариантных ситуационных моделей криминальных ситуаций или при разработке ситуационных моделей процесса расследования.
Однако в любом мысленном ли, машинном ли варианте моделирования каждому субъекту ситуационного моделирования приходится оперировать различными потоками информации. Во-первых, информацией о каждом значимом элементе ситуации, о всей совокупности элементов ее составляющих и сложных функциональных связях между ними. Во-вторых, ситуационное моделирование требует знания основных теоретических положений криминалистики, учета опыта следственной практики.
В силу того, что ситуация как объект ситуационного моделирования - довольно сложное системное образование, состоящее из взаимосвязанных и взаимообусловленных компонентов, которые, в свою очередь, сами являются сложными системными образованиями со своими системными связями, возникает необходимость в формализации криминалистической информации, используемой в процессе ситуационного моделирования.
Появляется потребность в максимальной объективизации криминалистических данных, в использовании точных, в том числе машинных, методов исследования. Этому должна предшествовать выработка аксиоматизированных понятий и в целом языка, достаточно формализованного, чтобы им можно было описать не одну конкретную, а все аналогичные (типовые) ситуации. Важная роль здесь будет принадлежать также и знаковому моделированию.
Вполне возможна разработка синтезированных мысленно-знаковых ситуационных моделей, ярким свидетельством чему являются соответствующие разработки, предложенные Г.А.Густовым1. Однако в сравнении с мысленной компьютерная модель типовой ситуации имеет существенные преимущества. Основное различие таких систем связано не столько с объемом информации о ситуации и скоростью ее обработки, сколько с количеством и разветвленностью зафиксированных в компьютере связей. Компьютерная модель позволяет описать ее более полно и на основе анализа такой ситуации разработать более подробные криминалистические рекомендации по ее разрешению.
Язык криминалистической ситуалогии, как и язык любой научной теории, основан на системе принципов, постулатов и аксиом. Для однозначности понимания определим смысл основных терминов, составляющих стержневое содержание этой теории.
Основные термины криминалистической ситуалогии

Ситуация. Ситуация вообще (общеметодологическое понимание) - это обстановка, положение, создавшееся в результате стечения каких-либо обстоятельств.
Ситуативный - вызванный определеными условиями, возникающий в определенных условиях.
Ситуационный - относящийся к ситуации.
Ситуационные компоненты (компонентный состав ситуации). Компоненты ситуации - это основные наиболее крупные образования, лежащие в основе ситуации. В свою очередь сами компоненты состоят из того или иного количества элементов. То или иное сочетание компонентов ситуации и обусловливает ее индивидуальность и неповторимость.
Субъект ситуации. Под субъектом ситуации обычно подразумевают лицо, находящееся внутри ситуации и способное активно влиять на ее динамику.
Модель ситуации. Модель ситуации - это искусственное (мысленное, материальное или иное) образование, описывающее основные параметры ситуации, помогающее оценке ситуации, принятию решения на ее основе.
Проблемная ситуация. Проблемной называется та ситуация, в рамках которой существует препятствие на пути поставленной субъектом цели и которая может быть разрешена только определенными средствами. Проблемная ситуация характеризует взаимодействие субъекта и его окружения, а также психологическое состояние познающей личности, включенной в объективную и противоречивую по своему содержанию среду.
Криминальная ситуация. Под криминальной ситуацией понимается совокупность материальных и социально-психологических условий, создаваемых индивидуальным сочетанием элементов преступной деятельности в тех пространственно-временных рамках, в которых она осуществляется субъектом преступления.
Криминальная обстановка - это обстановка, сложившаяся в определенном регионе, характеризующаяся активной деятельностью в ней криминальных элементов и сочетанием криминогенных факторов, называется криминальной.
Криминогенная ситуация - это ситуация, предшествующая совершению преступления, реально содержащая в себе условия и обстоятельства, благоприятные для реализации преступного замысла.
Следственная ситуация - это степень информационной осведомленности следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка которого позволяют следователю принять наиболее целесообразные по делу решения.
Следственная обстановка - наиболее стабильный компонент следственной ситуации, содержащий факторы, относящиеся к внешней среде расследования.
Ситуационный анализ - метод, включающий в себя процесс осознания и оценки всей совокупности компонентного состава ситуации и ее межкомпонентных связей.
Диагностика ситуации - определение типа ситуации, той или иной ее разновидности.
Ситуационное управление это - возможность активного влияния на ситуацию извне ее субъекта или иного лица с целью трансформации ситуации в требуемом для управляющего лица направлении.
Разрешение ситуации - это активное влияние на нее со стороны субъекта, результатом действий которого является переход ситуации в новое качество, замена ее другой, качественно новой в цепи бесконечной смены ситуаций.
Ситуационное моделирование перспективное и ретроспективное. Ситуационное моделирование - это метод исследования ситуаций, включающий в себя построение модели реальной ситуации и проведение с ней различного рода мысленных экспериментов: прогнозирования направлений ее развития и (или) "проигрывание" на ней предполагаемых решений по управлению ситуацией с целью выбора оптимального.
Ретроспективное ситуационное моделирование (направленное в прошлое) - создание модели ситуации, которая на момент исследования утратила свое существование.
Перспективное ситуационное моделирование (направленное в будущее) - создание модели ситуации, которая возможно возникнет в перспективе.
Формализованное описание ситуации - описание ситуации формально-логическим способом.





Глава 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЪЕКТА ТЕОРИИ

2.1. Понятие, сущность и виды ситуаций,
изучаемых криминалистикой

Для фундаментального исследования объекта криминалистической теории ситуаций понятие ситуации необходимо предварительно рассмотреть в общеметодологическом плане, выявить все то общее, что присуще всем ситуациям, определить основную их сущность, характерные особенности, отличающие понятие ситуации от других, смежных, близких и родственных понятий, таких как, к примеру, обстановка, условия, деятельность и т.д. Следует изучить структурную основу ситуаций, а также исследовать особенности основных компонентов, составляющих основу любой ситуации. Наконец, найти методологически правильный подход к научному изучению, исследованию и познанию ситуации, к анализу практических путей и способов управления ситуациями.
Кроме того, для полного и всестороннего исследования ситуаций есть смысл проследить особенности их специфического проявления в самых различных сферах и областях науки и практики. Ведь поскольку криминалистика является прикладной наукой и одним из ее главных назначений является привнесение достижений научно-технического прогресса в практику борьбы с преступностью, большое значение для совершенствования как теоретических, так и практических основ криминалистики приобретают достижения естественных, технических и общественных наук.
В криминалистике активно и весьма результативно реализуются многие идеи, теории, подходы не только философской методологии, но также и психологии, социологии, науки управления, других наук неюридического профиля. Именно поэтому следует детально исследовать теоретические наработки, касающиеся социальных ситуаций (социология), психологических взаимоотношений в ситуациях (психология), особенностей выработки у обучаемых ситуационного мышления (педагогика). Несомненный интерес для криминалистики представляет и исследование ситуаций в теории ситуационного управления.
С учетом указанных позиций следует рассмотреть специфику ситуационного подхода к сфере правового регулирования, выявить особенности ситуаций, регулируемых этой сферой, обозначить их отличия от иных видов ситуаций. И наконец, в обширном классе юридически значимых ситуаций исследовать особенности ситуаций, затрагивающих криминологическую, уголовно-правовую, уголовно-процессуальную и криминалистическую сферы.
Именно по такому пути мы пойдем, исследуя объект криминалистической теории ситуаций, поскольку методологически оправданно рассмотреть объект теории от общего к частному, постепенно сужая рамки исследуемого объекта, выделяя все то общее, что роднит ситуации криминалистической сферы со всеми остальными видами ситуаций и отмечая исключительную их специфику и характерные черты.
В любой области человеческой деятельности объективно складывается некоторая совокупность фактических обстоятельств, между которыми существует причинная, временная, пространственная или иная связь и которые в силу этой связи образуют целостную систему элементов, называемую ситуацией.
Семантически термин "ситуация" обозначает совокупность условий и обстоятельств, создающих те или иные отношения, обстановку, положение1.
В прикладном аспекте ситуация - это обстановка, оцениваемая субъектом для принятия решения по ее оптимальной трансформации.
С познавательных позиций ситуация - это состояние составляющих ее компонентов в конкретно определенный момент (срез) времени.
Важное свойство всех ситуаций - конкретность, то есть существование в конкретно-определенных пространственно-временных рамках. Ситуации могут быть как ограничены небольшим пространством и длиться доли секунды (например, дорожно-транспортное происшествие), так и охватываться огромной территорией, сохраняясь в течение длительного периода времени (к примеру, военные события в Чеченской республике).
Для ситуаций характерна также и повторяемость. Безусловно, сама ситуация во всех своих чертах индивидуальна. Полное повторение ситуации во всех ее чертах и особенностях - явление практически невозможное. Даже при абсолютно полном повторе состояния всех компонентов ситуации обязательно изменится ее временной фактор. То есть речь здесь идет о повторении основных, общих черт ситуации, о возникновении однотипной ситуации на качественно изменившейся основе и в иной обстановке. Это качество ситуации весьма существенно и значимо с учетом того, что прошлые уже по опыту знакомые субъекту ситуации фиксируются в его сознании и существенно влияют на восприятие им новой однотипной ситуации. На такой основе субъект как бы входит в новую ситуацию, одновременно превращая ее в ситуацию известную и легко разрешаемую. В подобных ситуациях субъект принимает уже не однажды избранные им решения как бы автоматически, в силу привычки, и в структуре принятия решения сознательный элемент, ассоциируемый с идеей выбора, здесь исчезает.
Временные и пространственные параметры в структуре ситуации занимают особое место, поскольку существование ни одного из элементов ситуации немыслимо вне определенного времени и пространства. Установление временных отношений позволяет объединить разнородные компоненты в систему (ситуацию).
Ситуация проистекает в ограниченных рамках времени, которое, в свою очередь, можно подразделять на фазы, этапы, эпизоды, в том числе и на основе общепринятой шкалы времени.
Весьма внушительное число ситуаций складывается под влиянием различных социальных факторов, возникает в результате тех или иных отношений субъектов. Хотя возможны и иные пути образования ситуаций: в результате действий сил природы, вызывающих стихийное бедствие и т.д.
Помимо пространственно-временных характеристик ситуации, особая роль среди прочих ее составляющих компонентов принадлежит, безусловно, субъекту, который способен своими действиями трансформировать наличную ситуацию в качественно новую.
В той или иной ситуации человек никогда не оказывается случайно, к этому его подводит вся цепочка предыдущих развивающихся ситуаций. Кроме того, и сами ситуации в свою очередь постоянно оказывают влияние на личность, предлагая ей для выбора те или иные варианты поведения. Ситуация, преломляясь через психику субъекта, провоцирует совершение им того или иного поступка в зависимости от социальных установок личности (морально-нравственных ценностей и личностных ориентаций), а также от ряда биологических и психологических факторов. К примеру, совершение преступления в состоянии аффекта, алкогольного или наркотического опьянения, участие в реализации преступных намерений несовершеннолетнего - лица, не способного полностью отдавать отчет в совершаемых им действиях.
Причем, чем сложнее ситуация, тем сложнее механизм такого взаимодействия. В конечном итоге и совершение преступления - это результат взаимодействия внешних факторов и внутренних качеств человека.
Попадание личности в ту или иную ситуацию может зависеть от самых разнообразных причин, в том числе, например, и от ее наклонностей, взглядов и интересов. Именно поэтому лица с асоциальной направленностью могут инициировать криминальные ситуации или же нередко сами стремятся попасть в те криминогенные ситуации, в которых они могут рассчитывать на удовлетворение своих потребностей.
Определяя понятие и выявляя сущность ситуации, следует четко различать объективное содержание ситуации и субъективное значение ситуации, придаваемое ей субъектом в зависимости от его взглядов, опыта, наклонностей, характера. Поскольку довольно часто объективное содержание ситуации может довольно сильно отличаться от того, как ее воспринимает познающий субъект. Однако в любом случае не следует упускать из виду того, что в конечном итоге субъект поступает исходя не из того, какая ситуация есть в реальности, а исходя из того, как он ее воспринял и оценил.
Именно в связи с особенностью восприятия ситуации субъектом выделяют и так называемые проблемные ситуации, содержащие противоречие, не имеющее однозначного решения и представляющие собой соотношение обстоятельств и условий, в которых разворачивается деятельность индивида или группы. Проблемная ситуация характеризует взаимодействие субъекта и его окружения, а также психическое состояние познающей личности, включенной в объективную и противоречивую по своему содержанию среду.
Осознание какого-либо противоречия в процессе деятельности субъекта приводит к появлению его потребности в новых знаниях о том неизвестном, которое позволило бы разрешить возникшее противоречие. Объективизация неизвестного в проблемной ситуации осуществляется в форме вопроса, заданного субъектом самому себе, и является начальным звеном мыслительного взаимодействия субъекта с объектом ситуации. В ходе такого взаимодействия происходит поиск ответа на вопрос о новом знании относительно предмета, способа или условий действия.
Социально-психологический аспект проблемной ситуации связан с отношением к ней познающего субъекта, в котором выражены: его интересы, уровень понимания ситуации, эмоциональное ее восприятие.
Проблемная ситуация может возникнуть естественным способом - в результате появления противоречия между характером возникающей проблемы и степенью готовности субъекта к ее решению. Проблемная ситуация может быть создана и искусственно, к примеру в дидактических целях для обучения студентов криминалистической тактике.
Объектами криминалистической ситуалогии будет являться все многообразие изучаемых криминалистикой ситуаций, то есть ситуаций, возникающих и исследуемых на стадиях возбуждения, расследования и рассмотрения уголовных дел. Представляется, что к ним следует отнести:
1. Все ситуации системы "преступление": криминальные ситуации во всем многообразии их проявлений.
2. Ситуации уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.
3. Ситуации, возникающие в самой криминалистической науке.
Такие ситуации целесообразно исследовать в генезисе их развития, выделяя соответствующие этапы и периоды их возникновения.
I этап - бескриминальный.
Любое уголовно-релевантное событие проистекает из цепи непрерывно сменяющих друг друга простых жизненных (бескриминальных) ситуаций. В подавляющем своем большинстве они представлены многообразием социальных ситуаций. Социальная ситуация - локализованный в пространстве и времени фрагмент социальной жизни, характеризующийся качественной определенностью своего содержания и относительно стабильным составом участников. Существование социального субъекта можно рассматривать как непрерывную цепь сменяющих друг друга различных социальных ситуаций, которые он либо создает целенаправленно, либо вовлекается в них по тем или иным причинам.
Некоторые авторы, по нашему мнению, справедливо выделяют признаки социальной ситуации, называя в их числе то, что:
- социальная ситуация характеризуется определенной пространственно-временной локализацией и тем самым дифференцируется от социального процесса, который, как правило, растянут в пространстве и во времени;
- для социальной ситуации характерна относительная стабильность состава ее участников, то есть социальных субъектов, прямо или косвенно связанных с ее созданием или изменением, в том числе с ее разрешением;
- ситуация - явление относительно целостное, органичное, единое по содержанию1.
В качестве юридически значимых социальных ситуаций традиционно рассматривают те из них, которые затрагивают общественные блага и ценности, охраняемые законом. Они урегулированы при помощи правовых средств - норм права, правоотношений, актов применения права.
При появлении криминогенных факторов социальная ситуация может трансформироваться в криминогенную, которая довольно часто предшествует совершению преступления, реально содержит в себе условия и обстоятельства, благоприятные для реализации преступных замыслов.
II этап - криминальный период.
Однако вовсе не любое развитие социальной или криминогенной ситуации ведет к перерастанию их в криминальную (ситуацию совершения преступления). Для возникновения криминальных ситуаций необходимо, чтобы в предшествующей ситуации начал осуществлять преступные действия некий субъект, преследующий преступные цели или имеющий асоциальную установку. Действия такого субъекта открывают серию криминальных ситуаций, представляющих собой систему из сочетания предкриминальных, собственно криминальных и посткриминальных ситуаций.
III этап - криминалистический 
(этап поисково-познавательной деятельности).
В случае обнаружения признаков преступления компетентными органами возникает цепочка ситуаций криминалистической сферы. Исключение здесь составляют, пожалуй, лишь латентные преступления, в которых на смену посткриминальным ситуациям приходят социальные, простые жизненные ситуации.
В числе криминалистических ситуаций можно выделить: доследственную; следственную; оперативно-розыскную; экспертную, а также судебную ситуации.
IV этап - научного криминалистического 
исследования (этап создания частных методик 
и рекомендаций по расследованию преступлений).
Исследуем основные из названных ситуаций.
Криминалистические ситуации.
Криминалистика как одна из прикладных наук уголовно-правового цикла изучает и обеспечивает своими теоретическими выкладками и практическими рекомендациями поисково-познавательную деятельность в уголовном процессе, связанную с раскрытием, расследованием преступлений и судебным рассмотрением уголовных дел. Соответственно, в качестве основного объекта криминалистической теории ситуаций в первую очередь будут выступать ситуации, возникающие в уголовно-процессуальной сфере, в которых различные лица осуществляют свои процессуальные функции. В зависимости от их процессуального положения можно выделить следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные ситуации, которые, в свою очередь, имеют огромное количество самых разнообразных разновидностей в зависимости от целого ряда критериев: от вида преступления, этапа расследования, проводимого следственного действия и т.д.
К настоящему времени в науке нет единого подхода к вопросу о видах ситуаций, попадающих в сферу криминалистических исследований. Разные авторы называют самые различные виды ситуаций.
К примеру, В.Ф. Робозеров, анализируя специфику корыстных преступлений, выделяет в них "типичные следственно-оперативные ситуации" 1.
В.А. Снетков предлагает выделять технико-криминалистические ситуации. По его мнению, технико-криминалистическая ситуация должна рассматриваться в качестве частной по отношению к следственной ситуации и ситуации осмотра места происшествия. Она представляет собой систему факторов, оказывающих влияние на деятельность по применению технико-криминалистических средств при работе с вещественными доказательствами1.
В.С. Зеленецкий ведет речь о доследственных ситуациях в уголовном процессе. Выделяя доследственные ситуации в уголовном судопроизводстве, он мотивирует это тем, что до возбуждения уголовного дела также осуществляется производство о преступном деянии. В соответствии с УПК - это предварительная проверка поступившего сообщения о преступлении2.
Уголовный процесс состоит из относительно самостоятельных, но объективно взаимосвязанных уголовно-процессуальных производств. Понятие тех или иных уголовно-процессуальных ситуаций может быть сформулировано в зависимости от конкретного вида производства и объективных условий, в которых оно осуществляется. Общее у следственных, судебных и экспертных ситуаций то, что они могут возникать и осуществляться лишь после возбуждения уголовного дела. В силу этого мы полагаем, что доследственные ситуации целесообразно рассматривать в качестве одной из разновидностей оперативно-розыскных ситуаций.
А.Ф. Облаков выделяет так называемые "криминалистические ситуации", хотя фактически именует ими ситуации следственные3.
И.А. Копылов отмечает, что "... термин "следственная" не совсем удачен, поскольку допускает возможность двойственного толкования: ситуация, складывающаяся в процессе следствия, и ситуация - в которой оказывается следователь. Правильнее было бы именовать ситуацию криминалистической"1.
Следует отметить, что неоднозначность применяемой терминологии ведет к неоправданному смешиванию разнородных понятий и тем самым существенно затрудняет их научное и практическое использование.
Мы предлагаем все ситуации, изучаемые криминалистикой, систематизировать следующим образом. Предварительно, в зависимости от сферы их возникновения выделить ситуации, возникающие:
1) в криминальной деятельности;
2) в практике борьбы с преступностью;
3) в самой криминалистической науке.
Ситуации, в которых готовится, совершается и скрывается преступление, считаем целесообразным именовать ситуациями криминальной деятельности (представленные соответственно: предкриминальной, собственно криминальной и посткриминальной ситуациями).
В свою очередь, ситуации, возникающие в период расследования и рассмотрения уголовных дел, обозначим как ситуации следственно-поисковой и судебной деятельности (имеющие в своем составе: следственную, экспертную, оперативно-розыскную и судебную ситуации).
Родовым понятием обозначенных выше ситуаций будет понятие "ситуации, изучаемые криминалистикой".
Кроме того, внутри каждого типа и класса ситуаций также можно выделить свои виды ситуаций2.
Криминальные ситуации.
Кроме того, в предмет криминалистики включается и криминальная деятельность, поскольку обстоятельства познаваемых в уголовном процессе событий как криминальной, так и некриминальной природы имеют значение для установления истины и принятия оптимальных и целесообразных правовых и криминалистических решений.
Криминальные ситуации объединяют действия преступника на различных этапах: это и подготовка к преступлению, и непосредственно само преступное деяние, это и действия преступника и иных лиц по уничтожению или сокрытию следов преступления.
Ситуации криминалистической науки.
Кроме того, различные по своему состоянию ситуации могут возникать и в самой криминалистической науке, которые также необходимо вовремя правильно диагностировать, грамотно оценивать и своевременно разрешать. Причем разрешаются такие ситуации соответственно учеными-криминалистами на основе анализа практики и теоретических изысканий.
Проблемная ситуация, возникшая в практике борьбы с преступностью, становится объектом научного исследования. В свою очередь, исследование этой проблемной ситуации в науке порождает постановку научной проблемы, основу которой составляет противоречие между знанием о потребностях практики и ее организацией в определенных практических и теоретических действиях и незнанием путей и средств реализации этих действий.
Постановка научной проблемы означает выход за пределы изученного в сферу того, что должно быть изучено. Причем здесь может возникнуть два типа ситуаций.
Во-первых, ситуация, возникающая в процессе научного познания, представленного взаимодействием трех компонентов: субъекта познания (ученого), предмета познания или же объекта познания и средств познания. По сути дела, это есть упрощенный вариант ситуационной модели экспериментальной науки "ученый - средство познания - предмет познания". В такой модели варианты ситуации обусловлены вариабельностью ее структурных элементов.
Во-вторых, необходимо также выделить и ситуации, которые периодически складываются в самой науке при множестве субъектов - исследователей. Проиллюстрируем последнее следующим примером из криминалистической науки.
В последние годы метод моделирования получил весьма широкое распространение в уголовном судопроизводстве и стал использоваться для решения самых разнообразных задач и проблем. Причем довольно часто ученые стали обращаться к этому методу, исключительно отдавая дань моде и, по сути дела, называя моделями реальные объекты, давно уже изученные в следственной практике. В подтверждение к сказанному рассмотрим весьма небезынтересные цитаты из научной литературы последних лет.
Так, О.Я. Баев отмечает, что "понятие следственной ситуации, которым оперирует криминалистика, есть модель реальной ситуации, возникновение которой возможно при расследовании отдельных видов преступлений"1.
В.В. Клочков и В.А. Образцов считают, что "криминалистическое понятие преступления и криминалистическую характеристику преступления можно рассматривать как типовые информационные модели, состоящие из нескольких частей, также моделей, но более низкого уровня"2.
"... программы подготовки и производства отдельных следственных действий, программы тактических операций и этапов расследования представляют собой специфические мысленные модели перспективного характера"3.
И.Н. Сорокотягин пришел к выводу, что "в сущности, планирование - это мысленное моделирование расследования"1.
И.А. Возгрин утверждает, что "переход в криминалистической методике от описательного способа изложения программ расследования к формализованным моделям в виде алгоритмов последовательности следственных действий представляется важным моментом в совершенствовании частных методик"2.
А В.Н. Кудрявцев и вовсе заключает, что "все наши представления о преступлении - это модели", подкрепив свой вывод цитатой из работы философа И.Б.Новика: "...Познать объект - значит построить его мысленную модель"3.
Цитирование подобного рода можно продолжить. В криминалистике моделью стали называть и ситуацию, и план, и программу, и версию. След обуви, кадры видеозаписи следственного действия - тоже, как оказалось, модели.
Таким образом, по мере усиления интереса ученых к проблемам использования моделирования в науке стала складываться парадоксальная ситуация: понятия модели и моделирования в криминалистике оказались расплывчатыми, а критерии применения этого метода неопределенными. Метод моделирования при таком его активном использовании оказался настолько универсальным, что стал выступать чуть ли не в качестве единственного средства познания истины при расследовании преступлений.
Соответственно, чтобы разрешить возникшую проблемную ситуацию в криминалистической науке, потребовалось четко определить, что конкретно следует понимать под моделью, когда и для чего возникают необходимости в применении этого метода в криминалистике и практике борьбы с преступностью1.
Проблемные ситуации в криминалистической науке порождаются самыми разнообразными обстоятельствами: в ходе научного исследования, в результате реализации научных рекомендаций для практического использования, в процессе обобщения следственной, оперативно-розыскной, экспертной и судебной практики. Выявление новых проблем криминалистической науки в значительной степени стимулирует ее развитие, поскольку, как весьма справедливо отметил В.Н. Карпович, "прогресс знания состоит в постановке, уточнении и решении новых проблем"2.
Поэтому важно установить основные пути, которые могут привести к обнаружению новых научных криминалистических проблем, а соответственно и появлению проблемных ситуаций, новых противоречий между фактами и накопленным знанием. Своевременное осознание, правильная оценка и грамотное разрешение проблемных научных ситуаций и позволяют стимулировать теоретические разработки в области криминалистики.


2.2. Ситуации преступной (криминальной)
деятельности

В процессе расследования конкретного преступления перед следователем стоят две взаимосвязанные задачи: 1) раскрыть преступление, установив основные черты произошедшего события, как бы "определить для себя" что же в действительности произошло; 2) расследовать преступление, то есть при помощи процессуальных средств и методов донести сущность установленного события для другого познающего субъекта (например, для суда).
Однако поскольку на момент расследования преступление в подавляющем большинстве случаев уже не существует в реальной действительности, с целью его познания следователь, на основании имеющейся о преступлении информации, выстраивает в своем сознании информационную модель расследуемого события. Любое преступное событие, имея ситуационную природу, развивается в пространстве и во времени, поэтому для успешной мысленной реконструкции всех деталей преступного события необходимо грамотно и адекватно воссоздать все его составляющие ситуации.
Анализируя отдельные криминологические и криминалистические исследования, можно заметить, что авторы нередко говорят о "ситуации совершения преступления" или об "обстановке совершения преступления", подразумевая под этим конкретные условия и обстоятельства, в которых произошло криминальное событие. В целях изучения криминалистической характеристики отдельных видов преступлений нужно разработать понятие криминальной ситуации для обозначения системы условий и обстоятельств, локализуемых пространством, временем, материальной обстановкой места происшествия, субъектом преступления и иными компонентами, в которых осуществлялись подготовка, совершение и сокрытие преступления.
В зависимости от имеющейся исходной информации о преступлении можно моделировать преступление последовательно, отталкиваясь от предкриминальной ситуации, выстраивая ситуации в их временной последовательности. Или же, взяв за основу посткриминальную ситуацию, мысленно реконструировать событие как бы назад во времени по типу "обратной раскрутки события".
Материалы следственной практики, результаты опроса следственных кадров свидетельствуют о том, что следователи нередко затрудняются определить структуру преступления, выяснить механизм следообразования, то есть получить полное и достаточно четкое представление о преступлении как о реальном явлении, что существенно затрудняет криминалистический анализ расследуемого события. В связи с этим некоторыми авторами справедливо высказывается мнение о том, что уже созрели все предпосылки для формирования криминалистической теории преступления (учения о следах преступления), которая давала бы следователям представление о преступлении как целостном реальном явлении, а также указывала бы на закономерности образования материальных и идеальных следов преступления конкретного вида, облегчающих его раскрытие и расследование1. Полагаем, что результаты разработки теоретических положений о криминальных ситуациях могли бы стать составной частью такого учения.
Исследуя развитие данной проблемы, отметим, что процесс формирования научных представлений о ситуациях, характерных для периода совершения преступления начался сравнительно недавно - лишь в 80-х годах. Причем в подавляющем большинстве случаев вопрос о криминальной ситуации специально никем из авторов не исследовался, а лишь затрагивался ими попутно, при рассмотрении тех или иных проблем.
Так, к примеру, Л.Г.Видонов, исследуя вопросы расследования убийств, совершенных без очевидцев, среди элементов криминалистической характеристики этих преступлений выделил и "криминальные ситуации, предшествующие преступлению"2.
Несмотря на то, что это была едва ли не самая первая попытка осмысления данного феномена и тем уже ценная, подобный подход все же нельзя признать бесспорным, поскольку автор криминалистическое по сути понятие "криминальная ситуация" фактически свел к криминологическому понятию "криминогенная ситуация". Нам же представляется, что это несколько различные явления и соответственно понятия, а в интересах науки и практики расследования преступлений все же есть смысл в их дифференциации.
Скорее всего криминальную ситуацию следует рассматривать в качестве одного из возможных вариантов развития ситуации криминогенной. Хотя и заметим, что в криминальную перерастает не всякая из криминогенных ситуаций, а лишь та, в которой начинает действовать субъект, имеющий преступные цели или асоциальные установки.
Г.Л. Грановский, рассматривая вопрос о ситуационной экспертизе, подразделил криминальные ситуации на конечную, сложившуюся после события преступления; исходную, которая была до преступления; и промежуточные, которые формировались на различных этапах преступления. Однако такие ситуации он назвал криминалистическими и отнес к ним часть объектов, составляющих вещную обстановку места происшествия1.
Существенный вклад в развитие представлений о криминальных ситуациях внес И.М. Лузгин. Рассматривая проблемы моделирования при расследовании преступлений, он отметил, что "криминальная ситуация представляет собой объективно сложившуюся систему противоправных, общественно-опасных действий (бездействий) человека и их последствий в конкретных условиях места и времени. Для криминальной ситуации характерны определенная связь обстоятельств, способствующих преступлению, психологических факторов, комплекс признаков, характеризующих деяние как преступление"2. При этом он заметил, что в сфере уголовного судопроизводства целесообразно выделять: криминальные ситуации, характеризующие процесс совершения преступления; следственные ситуации, характеризующие процесс его расследования; судебные ситуации, характеризующие судебное рассмотрение дела1. Тем самым, взяв за основу сферу возникновения ситуаций, И.М.Лузгин вполне однозначно разграничил ситуации криминальные и следственные.
Казалось бы, такой подход открыл реальные перспективы для глубокой разработки проблемы, однако дальнейшее ее развитие пошло, на наш взгляд, явно не по конструктивному пути.
Так, С.Е. Еркенов в криминалистическую характеристику преступлений, связанных с незаконным занятием рыбным промыслом, включил и "описание типичных криминальных и следственных ситуаций", тем самым объединяя в ней элементы, имеющие различное происхождение и природу2. Можно вполне согласиться с тем, что включение типовых криминальных ситуаций в криминалистическую характеристику преступления является вполне приемлемым. Однако в отношении следственных ситуаций автор скорее всего допустил ошибку, поскольку к криминалистической характеристике преступлений они никакого отношения иметь не могут, а скорее являются элементом криминалистической характеристики деятельности по расследованию преступлений3.
Другой ученый, Л.Л. Каневский, однозначно разграничивая системы "преступление" и "расследование", отметил, что в криминалистическую характеристику преступления входит не следственная, а лишь та ситуация, которая отражает обстановку, способ, механизм совершения преступления и т.д."4. Однако далее, при определении криминальной ситуации, автор указывает, что "она представляет собой совокупность отдельных элементов криминалистических характеристик преступлений и других обстоятельств совершенного преступления, выявленных к моменту обнаружения общественно опасного деяния"1. Таким образом, Л.Л. Каневский криминальную ситуацию фактически свел к исходной следственной, а точнее - к состоянию ее информационного компонента.
Комментируя сказанное, заметим, что криминальная ситуация возникает не в связи с расследованием и не для него, хотя и может выступать в качестве объекта для криминалистического анализа. И с этих позиций довольно трудно согласиться с категорическим утверждением Л.Л. Каневского, что криминальные ситуации обязательно всегда являются исходными для следственных, ведь, например, для латентных преступлений это как раз и не характерно.
Довольно близко подошел к пониманию сути анализируемого явления А.Ф. Облаков, который отметил, что "познание криминальной ситуации (ситуации совершения преступления) осуществляется с помощью криминалистической характеристики как идеального представления о преступлениях определенной категории и их последствиях и формирующихся криминалистических ситуаций как конкретных условий возбуждения и расследования дела"2. Но и он не сумел преодолеть противоречия в трактовке этого понятия, утверждая, что криминалистическая ситуация - "это существующая на определенный момент расследования (судебного следствия) или характерная для этого процесса или отдельного его этапа совокупность явлений, детерминированных обстоятельствами совершения преступления и его расследования и образующих определенные проблемы, связанные с получением и проверкой доказательств, а криминальная ситуация характеризуется, главным образом, рядом таких факторов, которые образуют в своей совокупности причины конкретного деяния и условия, благоприятствующие его совершению"1. Думается, что в первом из определений криминалистической ситуации автор свел ее к простой сумме двух разноплановых понятий криминалистики: следственной и криминальной ситуаций. Во втором - понятием криминальной ситуации обозначена, по сути дела, ситуация криминогенная.
Имеются и другие подходы к анализу вопроса о криминальных ситуациях. Например, Н.П.Яблоков обратил внимание на весьма существенное свойство этих ситуаций: их способность являться носителем криминалистически значимой информации, детерминировать следы и иные последствия преступлений. В отличие от других ученых он уже тогда увидел разницу между криминальной и криминогенной ситуациями, разделив их и указав, что криминальная ситуация возникает в момент происшествия2.
Иногда термином "ситуация" обозначают состояние среды, в которой замышлялось, готовилось и было совершено преступление. Именно в этом смысле говорят о ситуации в момент совершения преступления, о ситуации на месте происшествия и т.д.3
Анализ имеющихся на сей предмет исследований позволяет прийти к следующим выводам.
Понятие криминальной ситуации к настоящему времени уже прочно утвердилось в криминалистике и постепенно начинает оказывать влияние на решение целого ряда научных и практических вопросов. Причем криминальная ситуация - это вовсе не криминогенная ситуация, хотя в большинстве случаев и возникает на основе последней и следует за нею в генезисе преступного события. Криминальная ситуация является элементом системы "преступление", однако ее моделирование имеет важное значение для системы "расследование". Отталкиваясь от этой основы, сделаем попытку изложить свою концепцию криминальных ситуаций.
Полагаем, что с позиций системного анализа криминальную ситуацию целесообразно рассматривать в качестве одного из звеньев в цепи непрерывно сменяющих друг друга ситуаций. Исходными звеньями такой своеобразной цепи будет являться множество сменяющих друга различных сочетаний жизненных и социальных ситуаций. Причем названные ситуации далеко не всегда напрямую связаны с ситуацией криминальной.
В подавляющем большинстве случаев непосредственно криминальной ситуации всегда предшествует ситуация криминогенная. Криминогенные ситуации некоторых видов преступлений имеют производную функцию, обусловливающую темп, быстроту принятия и реализации решения преступником. В этом смысле о ситуации или отдельных ее элементах, связанных с состоянием и поведением потерпевших, можно говорить как о задающей степень детализации целей и мотивов. Криминогенные ситуации, обусловливающие возникновение тех или иных преступлений, имеют различные специфические элементы.
Например, хищениям из предприятий часто предшествуют недостатки и нарушения в хранении и использовании материальных и денежных ценностей. Преступлениям несовершеннолетних сопутствует безнадзорность детей, отсутствие за ними контроля со стороны родителей. Бытовые насильственные преступления предвосхищает совместное распитие спиртных напитков преступником и его жертвой. Совершению неосторожных транспортных преступлений предшествуют неудовлетворительное состояние дорожного покрытия, неблагоприятные погодные условия, поведение других водителей, провоцирующее азарт самоутверждения и т.д.
То есть до преступления имеет место локализованная в пространстве и времени та или иная жизненная ситуация. Взаимодействие с ней потенциального субъекта предстоящей криминальной ситуации происходит самыми различными способами: либо субъект в том или ином виде создает ее сам, либо сознательно приходит к соответствующей ситуации, или же в ситуацию его вовлекают другие лица, возможно, даже сам потерпевший. Если указанная ситуация помогает в реализации преступных целей и намерений, то мы отнесем ее к типу криминогенных.
Вместе с тем предшествующая преступлению ситуация также может быть нейтральна для реализации преступных в ней намерений, и даже мешать субъекту в осуществлении преступных намерений. Таким образом, уже в тот момент, когда преступник попадает в ситуацию, в которой он впоследствии совершит преступление, - ситуация становится предкриминальной. Причем по своему характеру предкриминальная ситуация может носить криминогенный характер, а может таковою и не быть.
С учетом вышеотмеченного мы можем выделить следующие виды предкриминальных ситуаций:
*  криминогенные;
*  нейтральные по возможности реализации в них преступных намерений;
*  неблагоприятные для совершения в них преступления.
В свою очередь, не любое развитие криминогенной ситуации ведет к ее перерастанию в собственно криминальную. Для того, чтобы это произошло, необходимо, чтобы в криминогенной ситуации начал действовать субъект, преследующий преступные цели или даже только имеющий асоциальные установки. Подобного рода действия субъекта в ранее сложившейся криминогенной ситуации трансформируют ее в серию криминальных.
Понимание криминальной ситуации должно быть дифференцированным применительно к этапам преступной деятельности субъекта в окружающей среде. Именно поэтому целесообразно выделение самостоятельных и в то же время объективно взаимосвязанных звеньев: а) ситуаций, предшествующих преступлению (предкриминальных); б) ситуаций совершения преступления (собственно криминальных); в) ситуаций, сложившихся после совершения преступления (посткриминальных).
Вопросы классификации криминальных ситуаций представляют несомненный интерес в связи с наметившейся тенденцией формализации знаний и созданием различного рода автоматизированных компьютерных обучающих и иных справочно-консультационных правовых систем.
Классификационные основы систематизации криминальных ситуаций дают возможность разрабатывать дифференцированные частные методики расследования, основанные на различных классификационных признаках. В качестве таких оснований могут выступать самые различные параметры, которые мы рассмотрим ниже.
Предкриминальная ситуация.
Предкриминальная ситуация - система условий и обстоятельств, места и времени, характер взаимоотношений субъекта и объекта преступления, детерминирующие способ его совершения. Моделирование предкриминальной ситуации позволяет понять мотив преступления и выбор цели, а также указывает на закономерные связи с собственно и посткриминальными ситуациями.
Как правило, предкриминальные ситуации формируются и существуют в период подготовительных действий преступника во всем многообразии их возможных проявлений: осмысление и разработка различных вариантов поведения, сопоставление их с окружающей обстановкой, средой, выбор способа действия и сокрытия преступления, наконец оценка способа действия по прибытии на место, его корректировка. Названные действия составят основу предкриминальной ситуации только в том случае, если они не предусмотрены в диспозиции соответствующей уголовно-правовой нормы. Однако если же подготовительные действия преступника все-таки охвачены диспозицией соответствующей нормы, то они войдут в содержание собственно криминальной ситуации.
Предкриминальная ситуация может быть как благоприятной, так и неблагоприятной для субъекта преступления. В случае ее неблагоприятности субъект либо принимает решение об отказе от совершения преступления и выжидает благоприятного момента, либо сам создает другую, удобную для него ситуацию. Иногда, несмотря на неблагоприятность предкриминальной ситуации, преступник все же не отказывается от своего преступного замысла.
Предкриминальная ситуация может играть решающую роль в ситуативных, в том числе аффективных, преступлениях. У нее может быть стимулирующая роль разной интенсивности: такая ситуация может оказаться нейтральна для поведения субъекта, либо, наоборот, затруднять действия преступника.
Установление отмеченных обстоятельств весьма существенно не только в криминалистическом, но также и в уголовно-правовом аспекте.
Взаимодействие субъекта с предкриминальной ситуацией может свидетельствовать об упорстве преступника. Если, к примеру, он преодолевал существенные препятствия для достижения преступного результата, это указывает на его упорство, иногда и на особую дерзость намерений.
Место ситуации в механизме конкретного преступления всегда связано со стимулированием и дальнейшим развитием в преступном поведении криминогенных свойств личности. В ситуативных преступлениях предкриминальная ситуация может определить также спонтанное возникновение мотива. Взаимодействие личности и ситуации проявляется и в механизме преступного поведения наиболее криминогенных слоев населения, предпочитающих преступный образ жизни, профессиональное занятие преступлениями.
Преступники в ряде случаев осознанно формируют такую ситуацию, которая наиболее благоприятна для совершения спланированного преступления. Готовясь к совершению преступления, преступник активно создает благоприятную ситуацию, внося в соответствующую жизненную ситуацию те или иные изменения.
Так, незаметно проникнув в офис фирмы "Технезис плюс", имея умысел совершить хищение компрометирующих документов, а также крупной денежной суммы, гражданин Б. в одном из кабинетов неожиданно для себя столкнулся с охранником Савченко. Для разрешения такой неблагоприятной для совершения преступления ситуации, Б. совершил убийство Савченко1.
Взаимодействие личности и предкриминальной ситуации фактически имеет место и тогда, когда констатируется явное несоответствие повода и содержания преступных действий. В большинстве таких случаев лицо уже заранее мобилизовано на преступление, готово к его совершению. Речь идет о наличии криминальной установки. В данном случае адекватного повода к началу преступления уже не нужно.
По вариантам возникновения ситуаций, в которых принимается и реализуется решение о конкретном преступлении, могут быть выделены следующие группы ситуаций.
1. Ситуации, заранее создаваемые преступниками (например, внедрение в охрану предприятия одного из соучастников).
2. Ситуации, непреднамеренно создаваемые ими же (приведение себя в состояние сильного опьянения).
3. Ситуации, возникшие в результате правонарушающих или аморальных действий преступника.
4. Ситуации, возникающие в результате виктимного поведения потерпевшего (к примеру, агрессивно вызывающее поведение потерпевшего в конфликте).
5. Ситуации, появляющиеся в результате легкомысленного, непредусмотренного поведения будущих потерпевших, третьих лиц.
6. Ситуации, созданные длительным пребыванием лица в неблагоприятных условиях жизни и деятельности.
7. Ситуации, возникшие в результате экстремальных состояний личности преступника вследствие его болезни, усталости, под влиянием неблагоприятных метеорологических условий.
Собственно криминальная ситуация.
Собственно криминальная ситуация - это система сложившихся условий и обстоятельств, в которых реализовывается преступный замысел субъекта. В собственно криминальных ситуациях преступник совершает действия, непосредственно направленные на достижение преступного результата.
Попытаемся проанализировать процесс формирования криминальной ситуации с точки зрения ее внутреннего содержания. Прежде всего отметим, что большая часть предметов, процессов и явлений, которые становятся элементами или же объектами преступной деятельности, существуют объективно как часть окружающей среды и вовлекаются в криминальную ситуацию вне зависимости от воли субъекта. Другая часть становится ими после их использования преступником в ходе подготовки, совершения или сокрытия преступления. То есть каждый отдельно взятый элемент преступной деятельности имеет ряд своих внутренних свойств, выполняющих определенные функции, некоторые из которых вовлекаются сами или при помощи субъекта в сферу преступной деятельности либо случайно, ситуативно, либо целенаправленно для достижения преступного результата. При этом в ходе вовлечения объектов, явлений и процессов в орбиту преступной деятельности значение приобретает не только количественный, но и качественный фактор, характеризующий данные объекты, явления и процессы. Получается, что любой отдельно взятый элемент структуры преступной деятельности или обстановки задействован в конкретной криминальной ситуации лишь какой-то своей отдельной стороной, частью. Вовлечение в ситуацию какой-то иной стороны этого же объекта может повлечь за собой качественное изменение ситуации. И такого рода "калейдоскопное" сочетание отдельных, случайно задействованных или целенаправленно выбранных сторон каждого из элементов и определяет индивидуальность той или иной криминальной ситуации, накладывает специфику на ее возникновение и дальнейшее развитие.
Появляется собственно криминальная ситуация в момент начала действий субъекта преступления и представляет собой конкретное, индивидуальное сочетание не всех, а отдельных сторон и качеств элементов преступной деятельности. Существует она в виде совокупности материальных, социальных, психологических и иных условий.
Посткриминальная ситуация.
В посткриминальных ситуациях развиваются последующие события после совершения преступления. К таким ситуациям мы отнесем условия, в которых осуществляется уничтожение или происходит сокрытие следов преступления и реализуются иные способы уклонения субъектов преступления от уголовной ответственности.
Иногда в посткриминальных ситуациях преступник теряет самоконтроль: проявляет интерес к следствию по делу; продает или использует сам имущество, нажитое преступным путем; с целью поднятия своего авторитета показывает свою осведомленность в преступном событии. В других посткриминальных ситуациях преступник прибегает к инсценировке преступления несчастным случаем, уничтожает следы на месте происшествия, что к моменту расследования преступного события существенно меняют картину преступления. Поэтому в подобных случаях при создании следователем информационной модели расследуемого события особенно важным является моделирование посткриминальной ситуации.
Посткриминальная ситуация, как правило, завершает цепь ситуаций криминальной деятельности, за которой в большинстве случаев следует система ситуаций сферы уголовного судопроизводства.
Заметим, однако, что для латентных преступлений характерно иное. Посткриминальная ситуация, завершая цепь криминальных ситуаций, не выходит на серию уголовно-процессуальных или криминалистических ситуаций, а замыкается на цепи очередных бескриминальных, то есть простых жизненных ситуациях.
Таким образом, мы определим криминальную ситуацию как совокупность материальных и социально-психологических условий, создаваемых индивидуальным сочетанием элементов преступной деятельности в тех пространственно-временных рамках, в которых она осуществляется субъектом преступления.
Изучение уголовных дел дает основание полагать, что криминальная ситуация формируется на основе сочетания и взаимодействия элементов криминальной деятельности, которая имеет довольно сложную структуру.
В теории она представлена в качестве системы1 таких элементов, как субъект, объект, процесс, обстановка, средства, мотивы, цели и результаты преступной деятельности2.
Таким образом, структурный состав любой криминальной ситуации можно представить в качестве совокупности следующих компонентов: субъект, объект преступления, иные участники преступного события, деятельностная сторона ситуации (действия преступника и действия потерпевшего), мотивы, цели и результаты преступного деяния, а также время, место и обстановка совершения преступления. В зависимости от цели исследования данные элементы целесообразно сгруппировать тем или иным образом.
Так, мотивация конкретного преступления реализуется во взаимодействии с определенным комплексом объективно существующих внешних обстоятельств, ситуацией конкретного преступления. С учетом этого целесообразна такая группировка структурного состава криминальной ситуации:
а) обстоятельства, локализующие преступление по времени, месту, кругу участников и свидетелей;
б) свойства людей, предметов, влияющих на образ действий преступника;
в) обстоятельства хранения вещей и особенности поведения, положения, состояния людей, которые учитываются преступником при выборе и реализации преступного варианта поведения и потерпевшим при определении своего способа действий.
В то же время следует иметь в виду и то, что в свою очередь каждый из названных элементов сам является системным образованием со своим компонентным составом и связями.
Попытаемся проанализировать процесс формирования криминальной ситуации, рассмотрев основные, наиболее значимые ее элементы.
Пространственно-временные факторы.
Временные параметры и место совершения преступления в структуре криминальной ситуации занимают особое место. Ни один из элементов криминальной ситуации немыслим вне определенных пространственно-временных координат. Время и место совершения преступления имеют двоякую роль: с одной стороны, наряду с другими они являются элементами криминальной ситуации, и, с другой - они же являются объединительным началом, позволяя все элементы организовать в единую ситуацию.
Криминалистическая характеристика времени гораздо шире, чем его уголовно-правовое понимание. В уголовно-правовом аспекте интерес представляет лишь время совершения преступления, в криминалистическом - также и время его подготовки, сокрытия следов преступления, время протекания тех или иных процессов, явлений.
Время как атрибут материи обладает целым рядом присущих ему свойств и качеств, основные из которых позволяют произвести ту или иную его классификацию.
Топологические свойства времени характеризуют однонаправленность времени, его необратимость, структуру временных отношений, прерывность и непрерывность, то есть свойства, определяемые такой характеристикой времени, как его последовательность.
Последовательность представляет собой определенный порядок протекания тех или иных процессов и явлений. Знание последовательности помогает определить многие криминалистически значимые обстоятельства, например последовательность образования следов на месте происшествия (до или после полученной травмы выполнил подозреваемый представленный текст, одновременно ли были заполнены документ и его реквизиты) и т.д.
Метрические свойства времени связаны с длительностью протекания процессов и выражают их временную протяженность. Длительность следует отнести к количественным качествам.
В следственной практике это, например, время, в течение которого произошло возгорание объекта; время, необходимое для того, чтобы на месте поврежденной почвы восстановился травяной покров.
Становление времени, с одной стороны, раскрывает всеобщность изменения и характеризует состояние между действительностью и возможностью, а с другой - условие, при котором какое-то явление уже возникло, но полностью не развилось. Становление связано с появлением сигнала о произошедшем взаимодействии, несущего информацию о времени данного взаимодействия. Каждое взаимодействие отражает время его происхождения.
Процесс доказывания по уголовному делу предполагает определение момента времени, в течение которого образовались те или иные изменения, вызванные действиями преступника (например, время совершения выстрела, момент взлома преграды, период, когда у водителя мотоцикла еще имелась возможность предотвращения наезда и проч.).
Как мы отметили, в основу классификации криминалистических свойств времени положены вышеотмеченные свойства времени. Описание материальных объектов, событий с использованием всех основных свойств времени допустимо именовать временными характеристиками.
Так, при характеристике структурных элементов криминальной ситуации необходимо различать следующие разновидности времени.
1. Момент времени - мгновение, отражающее начало (окончание) движения или взаимодействия материальных тел в пространстве (момент начала движения транспортного средства, пешехода). Момент времени является точкой отсчета при определении таких его свойств, как длительность и последовательность.
2. Временной интервал - временная характеристика какого-либо явления, события с точки зрения их длительности, то есть развития и протекания между двумя моментами (точками отсчета). (Время ношения преступником обуви в момент от совершения преступления до производства криминалистической трасологической экспертизы обуви).
3. Временные отношения - это характеристика ряда событий, явлений с позиции последовательности, то есть хронологии их возникновения, развития, исчезновения. В том числе и определение:а) какое событие было первым; б) последовательности нанесения телесных повреждений. Временные отношения обязательно предполагают взаимосвязь во времени не менее двух объектов, событий, действий.
Так, например, скорость движения автомобиля гораздо точнее будет определена при учете длины тормозного пути, деформации кузова и прочих последствий преступления1.
Дифференцировать криминальные ситуации по временным параметрам можно в зависимости от большей или меньшей величины временного интервала. Так, выделим криминальные ситуации одномоментные, продолжающиеся, длящиеся. По структурной сложности временного интервала: простые (одноэтапные), сложные (многоэтапные).
Криминальные ситуации можно классифицировать по сезонам, времени года, по времени суток (происходившие в ночные, дневные часы) и т.д.
Возможно также и выделение отрезков времени, соответствующих каким-то конкретным обстоятельствам (прибытие поезда, обеденный перерыв).
Информация о субъекте преступления.
Субъект преступления, являясь наиболее активным действующим лицом криминальной ситуации, в ходе осуществления преступной деятельности проявляет целый спектр разнообразных своих свойств и качеств, существенно влияющих на качественную сторону самой ситуации. Получение информации о преступнике, особенно скрывшемся с места происшествия, имеет весьма существенное значение для раскрытия преступления, в частности, может служить целям его поиска, а также и выбору тактической линии следователя. Систематизация информации о личности преступника имеет и самостоятельное значение (см. ст. 68 УПК РФ - предмет доказывания по уголовному делу).
Вопросы изучения личности преступника являются также предметом исследования криминологов, однако разница между криминологической и криминалистической моделями преступника состоит в том, что для криминалистики существенный интерес представляют не только личностные качества, но также и социальные, биологические и некоторые иные стороны субъекта преступления. Таким образом, криминалистическая модель субъекта преступления несколько шире по объему, чем криминологическая модель личности преступника, отражает в основном особенности мотивационной сферы и обусловленность возникновения преступных замыслов и рассматривает личность преступника в генезисе преступного поведения.
Для определения сущности криминалистического изучения преступника выделим основные его аспекты, которые представлены совокупностью следующих компонентов.
1. Антропологические признаки личности (анатомические и функциональные).
2. Социально-демографические признаки, включающие в себя: 
а) социальный статус личности, то есть ее принадлежность к определенному социальному слою и группе с социально-демографической характеристикой (ф.и.о., пол, возраст, место жительства, образование, место работы, семейное положение и проч.); б) социальные функции (роли) личности, представляющие собой совокупность деятельности лица в системе общественных отношений как гражданина, члена трудового коллектива, семьянина и проч.; в) нравственно-психологическая характеристика преступника - отношение личности к социальным ценностям и выполняемым социальным функциям (идеологическое мировоззрение, отношение к труду, к семье, досугу, отношение к закону, правопорядку, самооценка).
3. Психологическая сторона личности (эмоциональные, волевые, интеллектуальные особенности, темперамент, психическая среда обитания). Следует также учитывать и особенности личности в отношении ее психического здоровья - как психические аномалии, так и различного рода пограничные состояния - психопатия, алкоголизм, наркомания, слабоумие в форме дебильности, не исключающее вменяемости, травмы центральной нервной системы. Как свидетельствует экспертная и судебная практика, такие состояния существенно снижают сопротивляемость лица к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных, ослабляют механизм внутреннего контроля в ситуации, облегчают совершение ситуативных преступлений. Психические аномалии наиболее часто встречаются у лиц, совершающих тяжкие насильственные преступления (убийства, изнасилования, телесные повреждения), у рецидивистов, преступников, не имевших определенных занятий и жилья. Относительно распространены они и у несовершеннолетних преступников.
4. Побудительная сфера личности (потребности, интересы, мотивы, установки).
5. Криминологические признаки (степень антиобщественного поведения, наличие судимостей).
Своеобразие ситуационного подхода состоит и в том, что учение о криминальной ситуации должно конструироваться с учетом не только криминалистических, но и криминологических критериев. Именно такой тандем позволит в другом ракурсе взглянуть на генезис криминальной ситуации, криминологический механизм преступления, механизм преступного поведения.
Для личности преступника характерна криминогенная деформация правовой психологии. Такие лица отличаются от других своей общественной опасностью, проявляющейся в особых нравственных ориентациях и мотивах (неуважение к закону). Однако формируется общественная опасность лица еще до совершения преступления. Именно поэтому при изучении конкретной криминальной ситуации нужно учитывать не только свойства личности, проявившиеся в данной ситуации, но и весь комплекс его социальных и психических черт, иных свойств и качеств лица, как участника социальных отношений.
В качестве классификационных оснований криминальных ситуаций по их субъекту могут выступать: признаки преступника, цель и мотив, по которым возникают криминальные ситуации, признаки объектов преступления, признаки средств преступления. Так, к примеру, по различным качествам и особенностям субъекта преступления можно выделить ситуации, в которых действуют: а) совершеннолетний либо несовершеннолетний субъект; б) мужчина или женщина; в) вменяемое лицо или человек с психическими аномалиями; 
г) субъект с уравновешенными психологическими качествами или акцентуированная личность; д) лица, имеющие особые отношения с объектом преступного посягательства; е) рецидивисты; ж) сезонные работники; з) лица, отбывающие наказание в исправительно-трудовых учреждениях или находящиеся в следственных изоляторах; 
и) иностранцы.
Факторы, характеризующие поведение обвиняемого.
В ходе принятия преступником решения о преступном поведении (что характерно для умышленных преступлений) он прогнозирует ситуацию совершения преступления, моделирует будущий образ своих действий, способ совершения преступления, сокрытия его следов. Структура мысленного обдумывания преступником предстоящей ситуации преступления примерно такова:
*  переработка имеющейся информации;
*  разработка вариантов поведения;
*  сравнение их с окружающей обстановкой;
*  оценка вариантов;
*  выбор решения.
Но следует учесть и то, что большинство преступников при принятии решения оценивают далеко не все критерии ситуации. Мотивы действий преступников в криминальных ситуациях можно дифференцировать следующим образом.
1. Корыстные (побуждающие к обогащению).
2. Стремление поддержания минимального жизненного уровня (своего и близких).
3. Поддержание элементарных жизнеобеспечивающих потребностей лица как биологического существа (удовлетворение потребности в пище, защите от холода, сексуальные потребности и проч.).
4. Пренебрежительное отношение к требованиям общества, нормам социального поведения, мешающим осуществлению личных планов, целей, желаний.
5. Враждебное отношение к окружающему миру, людям под влиянием личных неудач, зависти, социального дискомфорта, в результате которого возникает желание причинить зло окружающим, даже лично незнакомым или провоцирующим конфликт.
6. Межличностные конфликты, в основе которых лежит неприязнь, обида, ревность, месть, зависть и т.д.
7. Агрессивность, жестокость как самоцель, проявление извращенной потребности в самоутверждении, самореализации, национальный экстремизм, религиозный фанатизм, иные формы групповой солидарности, подчинение давлению авторитета, приказа, угрозы (при альтернативах поведения).
8. Стремление поддержать уровень комфорта, соответствующий требованиям престижа в служебной или бытовой среде, к которой принадлежит лицо.
9. Враждебность к государственному или общественному строю, стремление насильственно изменить его.
Соответственно в криминальных ситуациях неосторожных преступлений можно выделить следующие мотивы:
1. Пренебрежительно-легкомысленное отношение к нормам, регулирующим права и обязанности участников дорожного движения и эксплуатации источников повышенной опасности (операторы, диспетчеры).
2. Завышенная самооценка, самоутверждение себя, как имеющего права на любой риск должностного лица.
3. Стремление избежать неблагоприятных последствий в случае неисполнения распоряжения, указания, ориентирующего на соблюдение норм безопасности1.
Кроме того, определенной спецификой обладает мотивация действий субъектов в аффективных состояниях, в которых доминирующим побуждением является уже само состояние аффекта.
Объект как элемент криминальной ситуации.
Как известно, в качестве объектов преступного посягательства выступают права граждан, социальные отношения, сами граждане (физические лица), различные материальные блага и т.д. Однако с учетом специфики нашего исследования остановим свое внимание на особенностях выявления и использования криминалистически значимой информации о потерпевшем как объекте преступного посягательства.
Личность и поведение потерпевшего могут играть довольно существенную роль в мотивации преступного поведения и в ситуации, в которой оно осуществляется.
По некоторым данным, особенно активным и значимым элементом криминальной ситуации в каждой второй-третьей криминальной ситуации бытовых насильственных преступлений, в каждой третьей криминальной ситуации изнасилования, в двух ситуациях из пяти, возникающих при совершении дорожно-транспортных преступлений, в восьми из десяти ситуаций мошенничества оказывается личность потерпевшего1.
Роль личности потерпевшего и его поведение в криминальной ситуации зависит от следующих факторов:
*  особенностей его состояния (усталость, опьянение);
*  состояния его физического здоровья (дефекты органов чувств, мешающие наблюдать за окружающей обстановкой);
*  состояния психического здоровья;
*  действий потерпевшего, носящих противоправный, иной антиобщественный или легкомысленный характер.
*  нарушения известных потерпевшему правил, охраняющих его личную безопасность;
*  действий, демонстрирующих пренебрежение к заботе о своем достоинстве, чести, охране своего имущества;
*  сокрытия ими уже имевших место посягательств со стороны тех же лиц или в аналогичной ситуации.
Действия потерпевшего имеют влияние и на протекание посткриминальных ситуаций. Например, ими может быть обусловлена латентность преступлений. К примеру, о совершенном изнасиловнии довольно большое число потерпевших попросту не заявляют о случившемся.
Обстановка совершения преступления.
Каждое преступление существует в определенной взаимосвязи с другими внешними системами, которые и образуют его среду. Взаимосвязь преступления с окружающей средой - проблема междисциплинарная в юридической науке. Ее криминалистическое значение предопределяется важностью результатов изучения преступной среды для адекватного моделирования генезиса криминальной ситуации, механизма преступления, процесса следообразования и тем самым влияния на выявление, раскрытие и расследование преступлений.
Окружающая среда - сложное многокомпонентное явление, в котором в зависимости от ракурса познания могут быть выделены различные по характеру и содержанию элементы.
В криминалистической литературе получило распространение понятие обстановки совершения преступления как фрагмента окружающей среды, причем понятие это рассматривается как более широкое по объему к понятию обстановки места происшествия.
Изучение самых разнообразных индивидуальных криминальных ситуаций, а также их последующая типизация позволили заключить то, что любая криминальная ситуация возникает в результате взаимодействия двух систем: преступной деятельности и обстановки преступления.
Обстановка преступления в данном контексте понимается нами в самом широком смысле. В отличие от понимания ее только как "вещественной", материальной обстановки1, мы подразумеваем ее в качестве совокупности следующих факторов: вещественных, пространственно-конструктивных, природно-климатических, физико-химических, временных, производственно-бытовых, поведенческо-психологических2.
Поскольку все ситуации криминальной деятельности происходят в конкретных условиях места, времени, проявления специфических природно-климатических или каких-то иных, особо значимых для конкретного виды преступления факторов, все эти особенности, с одной стороны, учитываются преступником при принятии им своих решений, реализации преступных намерений, и, с другой стороны, они же впитывают, вбирают в себя все следы преступления.
"Внимательное, вдумчивое изучение обстановки как бы вводит в атмосферу преступления, заканчивающуюся на окружаемом, и не столько видимую, сколько чувствуемую и угадываемую. Проникновение в обстановку и обстоятельства преступления ведет к отчетливому пониманию случившегося, к постижению внутренней связи между действиями, совершенными преступной волей и отражением их во вне. Такое понимание дает возможность не только мысленно воссоздать картину преступления, но и понять мотивы, руководившие преступником при совершении преступления"1.
Признаки окружающей среды как элемент обстановки преступления позволяют классифицировать криминальные ситуации по следующим параметрам.
Учет климатических факторов дифференцирует ситуации, проистекающие, к примеру, в условиях пониженных, повышенных температур, вечной мерзлоты и т.д.
Весьма значимы в криминальных ситуациях и сезонные погодные факторы: заснеженные зимы, наводнения, проливные дожди. Свою специфику вносят и особенности природного ландшафта: горная лесистая местность, пустыни.
Место протекания криминальных ситуаций позволяет дифференцировать криминальные ситуации в зависимости от наличия или отсутствия строгой локализации в пространстве: а) происходящие в жилищах - или вне их; б) в населенных пунктах - или вне их; в) на дорогах между населенными пунктами или в непосредственной близости от них, либо на значительном удалении от дорог.
Исследование вопроса о криминальной ситуации требует отграниченная понятия "криминальная ситуация" от ряда других, используемых в криминалистике смежных понятий, таких как "обстановка совершения преступления", "событие преступления".
Нам представляется, что преступная деятельность - это непрерывный процесс возникновения, разрешения и взаимоперехода предкриминальных, собственно криминальных и посткриминальных ситуаций. В этом ракурсе событие преступления следует рассматривать не как генезис одной единственной криминальной ситуации, а как последовательную смену нескольких из них.
Еще более близки понятия "криминальная ситуация" и "обстановка совершения преступления". Некоторые авторы даже не видят принципиальной разницы между ними1. Тем не менее, если признать то, что обстановка совершения преступления - это "система, включающая в себя материальные, социально-психологические элементы окружающей преступника и специально выбранной им среды"2, то криминальная ситуация - это условия, создаваемые индивидуальным сочетанием отдельных проявлений элементов преступной деятельности уже после начала действий (бездействий) субъекта преступления. Таким образом, понятие криминальной ситуации несколько шире, чем понятие обстановки совершения преступления, поскольку она входит в криминальную ситуацию на правах одного из ее элементов.
В завершение, выделяя прикладной аспект исследуемой проблемы, отметим, что поэтапная мысленная реконструкция криминальной ситуации:
*  помогает в определении направлений расследования;
*  может быть использована в процессе доказывания;
*  позволяет прогнозировать действия преступника в предкриминальной, собственно криминальной и посткриминальной ситуациях;
*  дает возможность следователю проследить преступление в динамике, способствует установлению механизма совершения преступления;
*  позволяет изучить генезис преступления и тем самым построить информационную модель расследуемого события. А как справедливо отметили В.В.Клочков и В.А.Образцов, "глубокое и всестороннее исследование генезиса преступления можно рассматривать как один из общих принципов методики расследования"1.


2.3. Ситуации уголовно-процессуальной 
и криминалистической деятельности

Понятие деятельности по выявлению и расследованию преступлений уже прочно вошло в обиход криминалистов. В.А.Образцов в качестве структурных элементов этой деятельности выделяет: субъект, объект, цели и задачи деятельности по расследованию преступлений, средства (криминалистическая техника, версии, планы расследования, следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия), процесс деятельности (по сути дела, - это стадии), систему доказательств и сформулированную на их основе логическую модель преступления (результаты)2.
Так же как и криминальная, уголовно-процессуальная и криминалистическая деятельность могут быть рассмотрены с позиций ситуационного подхода. Расследованию также присуща ситуационность, ибо для него типична смена различных ситуаций, обусловленных многими факторами, и прежде всего характером самого преступления, его последствиями, наличием доказательств, условиями, в которых проводится расследование.
В ходе возбуждения уголовного дела, раскрытия и расследования преступления, судебного рассмотрения дела возникает различная по степени сложности соответствующая обстановка, на основе оценки которой ее субъекты (следователь, эксперт, судья и т.д.) принимают организационные, тактические и процессуальные решения и выбирают соответствующие средства, приемы и методы своих действий. Это, в свою очередь, обусловлено тем, что уголовно-процессуальная и криминалистическая деятельность зависят от целого ряда самых разнообразных факторов: конкретных условий места и времени, поведения ее участников, взаимосвязей с другими процессами объективной действительности.
Эта сложная система взаимодействий и взаимообусловленностей в конечном итоге и образует то конкретное состояние, положение, определенный расклад сил, в которых приходится действовать соответствующему субъекту уголовно-процессуальной и криминалистической деятельности. В зависимости от субъекта, обязанного оценивать и разрешать ту или иную ситуацию, мы выделим: следственную, оперативно-розыскную, экспертную и судебную ситуации. Рассмотрим особенности каждой из них.
Следственная ситуация.
Проблема следственной ситуации достаточно долго разрабатывалась в криминалистической науке, тем не менее следует признать то, что пока осталось еще некоторое количество вопросов, толкуемых неоднозначно.
Начнем с того, что в науке пока отсутствует общепризнанное определение следственной ситуации, а немалое число имеющихся формулировок иногда даже и противоречат друг другу. Так, некоторые авторы определяют следственную ситуацию как обстановку, в которой осуществляется расследование (Р.С.Белкин, В.И.Шиканов)1. Такого рода определение следственной ситуации и дано в немецком криминалистическом словаре, в котором она определена как "совокупность обстоятельств, условий и развития событий, которые обусловливают действия полиции и влияют на них"2.
Другие ученые понимают ситуацию как совокупность информации, характеризующей состояние расследования по уголовному делу без учета обстановки и условий, в которых оно происходит (А.Н. Васильев, В.К. Гавло)1.
С подобных позиций следственная ситуация рассматривается как некая информационная среда, в которой действует следователь. Она характеризуется главным образом наличием источников информации о событии преступления, их содержанием. Здесь верно подчеркивается познавательный характер расследования, указывается, что процесс установления и доказывания обстоятельств преступления - это работа с информацией. Однако следственная ситуация не может быть сведена только к характеристике информационной среды. Она обязательно должна в себя включать и различные аспекты работы следователя.
Именно поэтому ряд авторов придерживается концепции, согласно которой следственная ситуация выступает как совокупность доказательственной, тактической, методической и организационной информации, а также и некоторых элементов обстановки, в которой осуществляется расследование (Н.П.Яблоков, Н.А.Селиванов, И.Ф.Герасимов)2.
В целом суть имеющихся разногласий по подходу и раскрытию сущности следственной ситуации может быть сведена к следующему. Одна группа ученых признает, что следственная ситуация находится как бы "внутри" процесса расследования (А.Н.Васильев, В.К.Гавло, И.Ф. Герасимов, Л.Д. Самыгин). Так, из анализа определений следственной ситуации, данных И.Ф.Герасимовым и В.К.Гавло, следует, что она выступает как совокупность фактических данных о преступлении, совокупность обстоятельств по уголовному делу или же как совокупность факторов, непосредственно характеризующих сам процесс расследования.
Другая группа ученых утверждает, что следственная ситуация по отношению к процессу расследования носит преимущественно внешний характер (Р.С.Белкин, Н.П.Яблоков, В.И.Шиканов, Н.А.Селиванов).
Так, Р.С.Белкин, основываясь на том, что по словарному определению ситуация - это сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение, определяет ситуацию как "совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование"1.
Хотя представляется, что при определении понятия ситуации не совсем удачным является применение термина "условия", логический смысл которого сводится к среде, в которой пребывают и без которой не могут существовать предметы и явления2. Но ведь компонентный состав следственной ситуации не ограничивается только средой, но и включает в себя также и поведенческие структуры и элементы.
Отдельные авторы утверждают, что следственная ситуация на правах структурного элемента входит в состав криминалистической характеристики преступления3. Так, Д.А.Турчин полагает, что "следственная ситуация - это одномоментная криминалистическая характеристика на определенном этапе ее развития"4.
Разграничивая указанные понятия, мы вовсе не беремся отрицать и имеющуюся между ними общность. Оба они органически связаны с процессом ведения следствия, а также тесно соседствуют и переплетаются как теоретические категории методики расследования, составляющие основу разработки способов расследования преступлений. Но одновременно с этим не следует упускать из виду того, что оба эти понятия имеют также и довольно существенные различия.
Так, следственная ситуация - это понятие, характеризующее процесс расследования, его состояние на том или ином этапе. В то же время криминалистическая характеристика преступления содержит информацию, относящуюся к преступлению, а точнее, информацию, характеризующую преступление для целей расследования. Эти существенные различия и позволяют считать следственную ситуацию и криминалистическую характеристику преступления вполне самостоятельными структурными элементами понятийного аппарата криминалистики.
Между тем пересечение этих понятий происходит через информационный компонент следственной ситуации. Если же попытаться соотнести понятия "криминалистическая характеристика преступления" и "криминалистическая характеристика расследования", то, по всей вероятности, их общность как раз и будет прослеживаться через понятие "следственная ситуация", в частности, через ее информационный компонент.
Весомый вклад в развитие и становление учения о следственных ситуациях внес Л.Я.Драпкин: им разработана классификационная схема ситуаций, создана уникальная методика работы с ситуациями по их адекватному отображению и разрешению. И вместе с тем весьма своеобразна позиция Л.Я.Драпкина по поводу сущности следственной ситуации, которая понимается им как информационная модель.
Автор, в частности, отмечает, что хотя следователь фактически и действует в реальной обстановке, но прежде чем что-либо предпринять, ему необходимо получить информацию о существенных чертах реальной обстановки, создать ее адекватную модель.
В силу таких рассуждений получается, что в процессе расследования конкретного преступления следователь вынужден непосредственно руководствоваться не самой ситуацией, а информационной моделью реальной ситуации1.
Нам представляется, что понимание реальной ситуации как ее информационной модели, создаваемой следователем в ходе расследования, происходит от стирания граней между понятиями "моделирование" и "познание". Во многих исследованиях далеко не всеми авторами учитывается тот факт, что модель есть не само знание, а только лишь средство для его получения. Именно поэтому в криминалистике называют моделями и планы, и программы, и алгоритмы, и даже ситуации2.
Необходимо помнить об одной из главных характеристик моделирования: его опосредованности. Модель в процессе познания выступает в качестве "среднего звена" между объектом познания, существующим в реальности, и субъектом, его познающим. Моделирование можно использовать как один из методов познания следственных ситуаций (причем не единственно возможный), модель ситуации есть не что иное, как только "инструмент" познания, но никак не сама реальность, в которой следователь осуществляет расследование и исходя из которой принимает решение. Не следует упускать из виду и того, что для каждого оригинала может быть создан целый ряд моделей, отличных друг от друга степенью сходства и отдельными, вводимыми в них параметрами и элементами.
Например, в процессе оценки одной и той же конкретной следственной ситуации следователь и надзирающий прокурор могут построить различные ее модели и тем самым по-разному ее оценить, однако объективное содержание ситуации от этих оценок никоим образом не изменится.
Поэтому при решении вопроса о том, что же есть следственная ситуация: реальная обстановка, характеризующая расследование, или ее информационная модель, необходимо исходить из того, что следователь принимает решения и действует при вполне реальных обстоятельствах, в реально существующих условиях, индивидуальное сочетание которых и создает конкретную следственную ситуацию.
Что же касается "внешнего" или "внутреннего" характера ситуации, то есть включения в ее содержание информационно-познавательного или процессуально-тактического аспекта - полагаем, что оба они являются характеризующими параметрами следственной ситуации.
Между тем в определениях многих ученых не всегда учитывается целевой аспект (т.е. то, для чего необходимы познание и оценка ситуации), тогда как ситуация, отражая закономерности познавательного процесса, прежде всего определяет тактическую цель, которая вместе с ситуацией обусловливает принятие решения.
Одна из главных особенностей следственной ситуации состоит в том, что в информационном плане она является отражением криминальной ситуации, образующей преступление. Сохранившиеся последствия преступления - его следы, фрагменты обстановки - оказываются теми источниками информации, которые "включаются" в исходную следственную ситуацию в качестве ее основных компонентов.
Причем любая следственная ситуация может быть рассмотрена в двух аспектах: а) в практическом - как конкретная жизненная ситуация, возникшая при расследовании по уголовному делу, находящемуся в производстве следователя; б) в теоретическом - как типизированная применительно к определенному виду преступлений и даже шире - как научная абстрагированная категория, используемая в классификационных, методических и учебных целях.
Таким образом, следственная ситуация - это сложившееся на конкретный момент расследования положение, характеризующееся:
*  состоянием следственной обстановки;
*  степенью познания криминальной ситуации;
*  тактико-процессуальными особенностями следствия;
*  психологическими его особенностями;
*  планово-организационным обеспечением следственной деятельностью.
Исходя из этого мы определим следственную ситуацию как степень информационной осведомленности следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка которого позволяют следователю принять наиболее целесообразные по делу решения.
Возникает вопрос: следует ли в понятие ситуации включать ее оценку субъектом расследования, которая необходима в процессе принятия следователем процессуальных, тактических и управленческих решений?
Некоторые ученые отвечают на него положительно. Например, И.Ф.Герасимов указал, что "в понятие ситуации наряду с объективными факторами обязательно входит и оценочный субъективный момент"1.
В принципе любой познавательный процесс содержит в себе не только отражение в сознании субъекта познаваемого объекта, но также и его оценку. Оценка следственных ситуаций происходит на протяжении всего процесса расследования. Отыскание и систематизация криминалистически значимой информации, отчасти и определяющей содержание следственной ситуации, невозможны без оценки следователем процесса и результатов этой познавательной деятельности. Правильная, адекватная оценка следственных ситуаций - важнейшее условие для принятия следователем продуманных и взвешенных решений по уголовному делу. Однако, прежде чем оценить ситуацию, к моменту оценки необходимо сформулировать свое о ней представление, определить ее компоненты и связи между ними, поскольку нельзя оценить нечто, еще не отраженное в сознании. А если ситуация в сознании уже сформирована, то, следовательно, ее оценка уже находится за пределами ее содержания.
Поэтому мы полагаем, что включение в число компонентов, составляющих содержание следственной ситуации ее фактического состояния, условий и других обстоятельств расследования является весьма спорным. Оценка ситуации относится, скорее всего, не к содержательной, а к методико-познавательной категории.
При изучении следственной ситуации разными учеными нередко акцентируется внимание на таких ее качествах, как динамичность и информационно-тактическая подвижность. Эти свойства ситуации уже исследованы многими криминалистами1, хотя в противовес распространенному мнению, Т.С.Балугина отметила как раз статичность ситуаций, считая ее более важной чертой, чем динамичность.
Безусловно, ситуация - это состояние расследования именно в конкретно определенный момент времени. Однако, сформировавшись в каком-то виде к моменту возбуждения уголовного дела, в ходе расследования она, трансформируясь, сменяется одна другой, переходит в качественно новое состояние, приобретая одни и изменяя другие признаки. И поскольку осознание, уяснение сути и оценка следственной ситуации напрямую связаны с перспективой ее развития - необходим акцент именно на динамической стороне ситуации.
Как раз в связи с такой чертой ситуации, как ее динамика, В.А.Образцов и В.Г.Танасевич высказали мнение о том, что в структуре следственной ситуации можно проследить две взаимосвязанные и взаимообусловленные подсистемы: фактическую и перспективную1.
Представляется, что лишь в том случае, если признать, что оценка следственной ситуации является одним из элементов ее структуры, есть смысл выделять в ней фактическую и перспективную части, поскольку именно оценка ситуации и будет являться ее перспективной частью. Наверное, и оценочный момент, и принятие на основе оценки ситуации последующего решения, составляющие "перспективное" в следственной ситуации, лежат все же за пределами ее содержания.
Следственная ситуация представляет собой системное образование, формируемое сочетанием различного рода компонентов и функциональными связями между ними. Что же входит в содержание следственной ситуации?
На сегодняшний день наибольшее распространение получила структурная схема ситуации, предложенная Р.С. Белкиным, который выделяет в следственной ситуации компоненты: 1) информационного; 2) психологического; 3) процессуально-тактического; 4) материального и организационно-технического характера.
Отдавая должное весьма удачному решению данной проблемы, позволим себе заметить, что в отношении раскрытия содержания каждого из названных компонентов, позиция Р.С.Белкина не во всем бесспорна. Так, к примеру, в компонент процессуально-тактического характера Р.С.Белкин включает "возможность избрания меры пресечения...", в организационно-технический - "возможность мобильного маневрирования наличными силами"1 (курсив наш. - Т.В.).
Представляется, что отмеченные обстоятельства относятся, скорее, к оценке ситуации, а как далее указывает сам же Р.С. Белкин, "оценка в ее содержание входить никак не может"2.
Кроме того, отдельными авторами называется и другие варианты компонентного состава следственной ситуации. Так, И.М.Лузгин выделил в следственной ситуации следующие компоненты:
1) информация о событии, содержащем признаки преступления, и о лицах, причастных к этому событию;
2) объективные условия, характеризующие процесс получения этой информации (место, время, климатические условия, использованные научно-технические средства и т.д.);
3) силы и средства, имеющиеся в распоряжении следователя;
4) позиция подозреваемого, потерпевшего, свидетелей, результаты их противодействия установлению истины;
5) контакты следователя с оперативно-розыскными работниками, различными специалистами;
6) иные факторы, препятствующие или способствующие успешному решению криминалистических задач (к примеру, утрата обнаруженных при осмотре вещественных доказательств, явка преступника с повинной и проч)3.
В.А. Образцов выделяет, например, компоненты информационного, криминалистического, психологического, материально-технического, кадрового, правового и иного порядка4.
И.А.Возгрин включает в ее содержание специфику совершенного преступления, особенности информации о событии преступления, ее полноту, достоверность и относимость, содержание проведенного к определенному моменту времени расследования, его результаты, а также и условия расследования, то есть уровень научной организации и управления данного следственного аппарата, степень обеспеченности криминалистическими и специальными средствами, загруженность следователя и т.д.1
Однако, поскольку основным действующим лицом в следственной ситуации является все же следователь, который ее оценивает, осуществляет в ней свои основные профессиональные функции, наконец, управляя ситуацией, трансформирует ее тем или иным образом, появляется вопрос о том, входит ли информация о самом следователе в структуру следственной ситуации?
Авторы, исключающие из структуры следственной ситуации данные, характеризующие следователя, игнорируют то обстоятельство, что они являются важнейшим компонентом ситуации, оказывающей влияние на принятие решений другими участниками процесса. С учетом этих данных и другой информации о следственной ситуации руководитель следственной бригады определяет конкретные задачи и функции следователя, прокурор принимает решение о передаче дела в производство другому следователю, обвиняемый корректирует свое поведение. В указанном смысле значение следственной ситуации выходит не только за рамки криминалистической тактики, но в известной мере выступает как междисциплинарная категория, имеющая отношение, например, к науке прокурорского надзора1.
Анализируя указанные структурные схемы следственной ситуации, мы предлагаем следующий подход к решению этого вопроса. Полагаем, что все компоненты, влияющие на формирование следственной ситуации, целесообразно подразразделить на три основные группы. Содержание любой следственной ситуации, как правило, детерминируют следующие факторы: а) относящиеся к расследуемому событию, определяющие степень достоверности и полноту информационной модели расследуемого события к моменту оценку следственной ситуации; б) характеризующие саму систему расследования, его процессуальное, тактическое состояние, психологические взаимоотношения участников предварительного расследования и т.д.; 
в) относящиеся к внешней среде, в которой ведется расследование, определяющие так называемую следственную обстановку.
Именно разнообразное сочетание названных факторов, их специфические особенности и создают индивидуальность и своеобразие каждой конкретной следственной ситуации.
Однако обращает на себя внимание то, что компоненты первой и второй групп (т.е. факторы, относящиеся к расследуемому событию, и соответственно факторы, относящиеся к самому процессу расследования) варьируются и изменяются в каждой новой ситуации. Это обусловлено и огромным разнообразием исходных следственных ситуаций, и индивидуальной неповторимостью психологических особенностей участников уголовного процесса, их отношениями к расследуемому событию, к следователю, к самому процессу расследования.
Компоненты же третьей группы, характеризующие своеобразие следственной обстановки и включаемые некоторыми авторами в содержание следственной ситуации, являются относительно стабильными, повторяемыми в разнообразных ситуациях, при расследовании различных уголовных дел. Поэтому следственная обстановка может быть включена в каждую индивидуальную ситуацию, складывающуюся у конкретного следователя, в конкретном регионе, в качестве блока неизменяемой информации, так называемой "константы" в отличие от "переменных" факторов первой и второй групп.
Исследуем более подробно внутреннее содержание каждого из факторов, определяющих содержание следственной ситуации.
Факторы, относящиеся к расследуемому событию, которые составляют так называемый информационный компонент следственной ситуации, показывают степень осведомленности следователя о преступлении и лице,его совершившем.
Информационный компонент следственной ситуации отражает то, в какой степени и каким образом происходит реконструкция криминальной ситуации, всего расследуемого события в целом: какая информация о преступлении и в каком объеме имеется в исходной следственной ситуации, какая необходимая для расследования информация отсутствует, если принятая типовая версия справедлива. Как реализовать имеющуюся в распоряжении следователя информацию для поиска недостающей? Какие противоречия в информационной модели расследуемого события имеются?
Факторы, характеризующие саму систему расследования, содержат в себе следующие моменты.
Во-первых, процессуально-тактический и организационно-управленческий аспекты: какие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия уже проведены на момент оценки следственной ситуации, избрана ли (и какая именно) мера пресечения в отношении подозреваемого, какие тактические приемы, операции были уже использованы следователем, каков эффект их применения. То есть здесь группируются сведения об объеме, полноте, сроках и качестве следственной и оперативно-розыскной работы, проделанной по расследуемому уголовному делу.
Во-вторых, следует выделить и психологический аспект: а) личностные характеристики отдельных участников уголовного процесса (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля): их психологические и интеллектуальные особенности, моральные и иные качества; б) взаимодействие указанных участников уголовного процесса между собой, их отношение к расследуемому событию, к следователю, к самому процессу расследования.
Факторы, относящиеся к внешней среде, в которой ведется расследование, и характеризующие следственную обстановку.
В ходе анализа содержательной стороны следственной ситуации наряду с вышеназванными компонентами, которые изменяются от ситуации к ситуации и выступают в качестве "переменных факторов", обусловливающих индивидуальность и своеобразие каждой конкретной ситуации, можно выделить и компоненты постоянного, относительно неизменяющегося характера - "константные".
Именно они, как правило, остаются стабильными на протяжении всего процесса расследования, и даже при расследовании целого ряда уголовных дел. Эти компоненты учитываются следователем при принятии решения по уголовному делу, но на динамику конкретной ситуации в большинстве случаев никакого влияния не оказывают, равно как и не определяют ее индивидуальности. Полагаем, что такого рода сведения образуют компонент следственной ситуации - следственную обстановку, характеризующую внешние условия процесса расследования.
В криминалистической литературе разрабатывалась проблема следственной обстановки как некой управленческой категории, однако не в связи со структурой следственной ситуации. Так, А.Н.Васильев и Н.П.Яблоков в свое время предложили выделять так называемую "стратегическую обстановку", в которой ведется расследование дела и "тактическую обстановку", в которой осуществляется конкретная тактическая операция или проводится то или иное следственное действие1.
Эту идею поддержал и Л.Д.Самыгин, который в понятие "стратегическая обстановка вложил смысл влияния на расследование крупномасштабных событий политического или социально-экономического характера2. С этим вполне можно согласиться, поскольку, к примеру, условия военного времени, обстановка стихийного бедствия весьма существенно влияют не только на расследование конкретного уголовного дела, но и на уголовно-процессуальную деятельность региона в целом.
Для определения содержания понятия "следственная обстановка" необходимо определить ее компонентный состав, а затем проанализировать группы сведений, входящих на правах элементов в тот или иной ее компонент.
Полагаем, что своеобразие конкретной следственной обстановки определяют следующие факторы.
1. Компонент, характеризующий условия расследования в рамках единой взаимосвязанной системы.
2. Компонент, описывающий социальные системы различного уровня, которые так или иначе связаны со следствием.
3. Компонент, характеризующий психологические особенности субъектов расследования, а также их взаимодействие между собой.
4. Компонент, отражающий специфику региональных особенностей, природно-климатических и иных условий.
5. Компонент, характеризующий криминологическую обстановку региона, степень противодействия преступных группировок следствию.
Рассмотрим более подробно содержание каждого из названных компонентов. Так, в первый компонент, характеризующий условия расследования в рамках единой системы, войдет информация о количественном составе следственного аппарата, числе уголовных дел, находящихся в производстве, обеспечении следователей средствами связи, транспортом, о техническом вооружении следствия, наличии коммуникативных связей между дежурными частями и следственно-оперативными группами на местах происшествий. Сюда же можно отнести и системы высшего уровня, осуществляющие внешнее управление расследованием, а также и прокурорский надзор за ним, поскольку все они создают определенные условия для работы, заботятся о материальном и научно-методическом обеспечении расследования. В их число можно включить и АСУ (автоматизированные системы управления) и АИС (автоматизированные информационные системы) органов МВД и прокуратуры со специальными функциональными подсистемами "следствие". Основными функциями этих систем являются контроль и надзор, оказание необходимой научно-технической и методической помощи, учет и анализ результатов расследования.
Второй компонент включает в себя различные социальные системы, связанные со следствием, то есть разнообразные государственные органы, например, экспертные учреждения, некоторые частные учреждения (детективные, охранные службы), предприятия связи, транспортные предприятия, научные институты, общественные пункты охраны порядка, информационно-аналитические системы и учетные аппараты различных других правоохранительных органов. Разумеется, сюда включены службы, находящиеся во внешней среде, за пределами системы "расследование".
Что касается компонента психологического характера, то его содержание должна составить информация об уровне профессиональной подготовки и деловых качествах следователя, его правосознании, гражданской позиции, о его коммуникативных свойствах, проявляемых во взаимодействии с сотрудниками смежных служб. При необходимости сюда может быть введена аналогичная информация и о других лицах, имеющих непосредственное отношение к системе "расследование".
Региональные и природно-климатические особенности, составляющие соответствующий компонент следственной обстановки, являются весьма значимыми в ней факторами. К примеру, условия большого города, пограничных или портовых городов требуют адаптации к ним традиционных частных криминалистических методик1. Здесь же должны учитываться и природно-климатические факторы, к примеру неблагоприятные условия, плохо сохраняющие вещественные доказательства, затрудняющие производство следственных действий.
В содержании следственной обстановки можно выделить и криминологическую обстановку региона, а также, как это было предложено Л.Д.Самыгиным, и степень противодействия преступных группировок следствию1. Для расследования, к примеру, организованных преступлений довольно типична ситуация, при которой в орбиту уголовного процесса вовлечены два - три обвиняемых и несколько подозреваемых, обычно из числа второстепенных членов преступной группировки, а главные участники этой деятельности остаются длительное время неустановленными и, используя это, активным образом пытаются влиять на расследование уголовного дела, противодействовать следствию. Более того, тактической и организационной стороне следствия они часто противопоставляют свои тактические и организационные способности по сокрытию следов преступлений, дезориентации и дезинформации следователя. Оперативно-розыскным мероприятиям они нередко противопоставляют свои контрмероприятия, к примеру наблюдению - контрнаблюдение.
В криминалистической литературе имеются предложения дифференцировать следственную ситуацию и следственную обстановку. Например, С.И.Цветков причину необходимости такой дифференциации видит в следующем. "Во-первых, критерии следственной обстановки сохраняются в течение длительного времени, а критерии следственной ситуации меняются крайне быстро. Во-вторых, возможность воздействовать на следственную обстановку у следователя практически отсутствует, в то время как новая следственная ситуация во многом складывается в результате его действий. В-третьих, если следователь является субъектом анализа следственной ситуации, то по отношению к следственной обстановке его квалификация, возможности и другие факторы могут сами по себе рассматриваться как следственная обстановка"2.
Нам представляется, что среди названных компонентов следственной ситуации приоритетная роль принадлежит компоненту информационного характера, поскольку степень осведомленности следователя об обстоятельствах совершения преступления, о лице, его совершившем, о возможных доказательствах и источниках информации имеет преобладающее значение при оценке ситуации. Особенно существенно значение этого компонента для исходных следственных ситуаций. Не случайно в криминалистической методической литературе производится вычленение типовых исходных следственных ситуаций для последующей разработки на этой основе соответствующих методических рекомендаций1.
Заметим, что не следует смешивать компоненты, составляющие содержание следственной ситуации, с объективными и субъективными факторами, способными оказать существенное влияние на становление или изменение ситуации. В числе таких объективных факторов можно назвать:
- особенности криминальной ситуации, от которой во многом зависит характеристика исходной следственной ситуации;
- этапы расследования (первоначальный, последующий, заключительный);
- виды и качество источников информации по уголовному делу;
- способность вещественных и иных доказательств к сохранению заложенной в них информации и т.д.
В свою очередь, субъективные факторы являются производными от действий субъекта расследования и поведения некоторых иных участников уголовного процесса и включают в себя субъективные качества следователя или лица, производящего дознание (жизненный опыт, профессиональное мастерство, умение всесторонне и правильно анализировать все многообразие фактических данных, сложившихся к определенному моменту расследования уголовного дела). К таким факторам можно отнести и психологические особенности взаимодействия следователя с уголовным розыском, другими службами, поскольку, как доказано психологами, личностные отношения между работниками коллектива или взаимодействующих коллективов значительно предопределяют выполнение ими своих служебных обязанностей1.
Существенный интерес представляет вопрос о классификации следственных ситуаций, которая дает возможность свести в единую систему огромное их многообразие. Различными авторами предлагается целый ряд классификационных схем подобного рода, в которых в качестве классификационных оснований в большинстве случаев выступают характеристики одного из ситуационных компонентов2.
На сегодняшний день разработки в сфере следственных ситуаций должны носить характер инженерной разработки, направленной на создание информационной системы в рамках ситуационного моделирования. Информационная система, описывающая следственные ситуации, имеет огромное значение как для повышения эффективности научных исследований, так и для алгоритмизации процесса принятия тактических решений при расследовании преступлений как на базе компьютерных систем, так и в безмашинной форме.
В основе информационной системы, моделирующей следственные ситуации, должен лежать классификатор проблемной ситуации. Он представляет собой системы взаимосвязанных по вертикали и горизонтали непротиворечивых однозначных понятий, позволяющих адекватно описывать следственную обстановку и следственную ситуацию.
Особый практический интерес представляет деление ситуаций на типовые и индивидуальные (конкретные). Конкретная следственная ситуация отражает индивидуальность и своеобразие того или иного момента расследования. В силу этого она включает в себя большое количество частностей: специфических, только ей присущих деталей и взаимосвязей.
Вместе с тем в каждой ситуации обязательно присутствует ряд признаков, делающих ее похожей на другие ситуации такого же типа, то есть типовые. Следовательно, процесс выявления типовых ситуаций есть результат отвлечения от частностей, а его прикладное значение состоит в том, что типизация следственных ситуаций необходима для построения частных криминалистических методик. Выявление же специфики конкретной ситуации требуется для верного применения этих методик и решения процессуальных, тактических и управленческих задач расследования.
Особо подчеркнем, что от типовой следует отличать ситуацию типичную (что, заметим, упускается из виду большинством криминалистов)1, под которой следует понимать такую ситуацию, в информационной структуре которой преобладают общие, часто повторяющиеся черты. К числу же специфических ситуаций следует отнести те, в информационной структуре которых превалируют атипичные, то есть сугубо индивидуальные, редко встречаемые черты.
Следственные ситуации можно разделить на ситуации расследования и ситуации отдельных следственных действий. Ситуации расследования характеризуют состояние следствия с позиций результативности проделанной работы к определенному моменту следствия. В ситуациях такого рода акцентируется внимание на методической стороне процесса расследования. Ситуации следственных действий характеризуют обстановку в рамках конкретного следственного действия и, как правило, не детерминированы видом преступления.
Кроме того, ситуации можно разделить на простые и сложные. Сложной является ситуация, в которой существующая информационная неопределенность требует построения ее нескольких вероятностных моделей. И напротив, ситуация считается простой тогда, когда имеющейся о ней информации вполне достаточно для построения ее однозначной модели.
Типовые ситуации, в отличие от типичных, целесообразно выделять с учетом роли составляющих ее компонентов. Л.Я.Драпкин предложил дифференцировать следственные ситуации на пять классификационных подгрупп: проблемные; конфликтные; тактического риска; организационно-неупорядоченные; смешанные1.
Такая классификация представляет особую ценность при использовании метода ситуационного моделирования, суть которого заключается в том, что большое число конкретных ситуаций разделяется на несколько обобщенных групп ситуаций, для которых разрабатываются оптимальные программы принятия решения и проведения практических действий.
Признавая в целом несомненную ценность разработанной Л.Я.Драпкиным классификации по указанным основаниям, остановимся на ряде спорных моментов. Вызывает сомнение целесообразность выделения группы так называемых "смешанных" ситуаций, в числе которых Л.Я.Драпкин называет те, которым в одинаковой мере присущи черты как проблемности, так и конфликтности, тактического риска. Но, наверное, с таким же успехом можно любую сложную, к примеру, конфликтную или же проблемную ситуацию именовать смешанной, поскольку трудности, которые необходимо преодолевать следователю, не встречаются, как правило, в "чистом", изолированном виде.
Заслуживает полного одобрения идея выделения группы ситуаций, основу которых составляют сложности логико-познавательного характера. Однако, по нашему мнению, в литературе совершенно справедливо высказывается мнение о некорректности именования их "проблемными". Как показывает следственная практика, в расследовании нет и не может быть непроблемных следственных ситуаций. Любая ситуация, с которой сталкивается следователь вплоть до окончания расследования, может быть рассмотрена как проблемная. Скорее всего, предпочтительнее было бы назвать подобные ситуации "ситуациями познавательного типа".
Несколько неудачным представляется нам и название "организационно-неупорядоченные ситуации". Наверное, точнее было бы выделить группу ситуаций "организационно-управленческого типа ", в которую наряду с организационно-упорядоченными входили бы и организационно-неупорядоченные ситуации.
Мы предлагаем в зависимости от количества, характера и содержания формирующих ситуацию факторов выделить:
*  ситуации познавательного типа;
*  ситуации организационно-управленческого типа;
*  конфликтные ситуации;
*  ситуации тактического риска.
С учетом этапа расследования отметим ситуации первоначального, последующего и заключительного этапов. Соответственно по характеру оцениваемого момента выделим исходные, промежуточные и завершающие ситуации.
Для ситуаций первоначального этапа расследования характерным является наличие минимального объема проделанной по уголовному делу работы и незначительное количество полученной информации. Анализ этих ситуаций в основном опирается на эвристическую деятельность следователя, в которой главное место занимает его способность анализировать, сопоставлять отдельные обстоятельства, прогнозировать направления расследования и т.д.
Для промежуточных следственных ситуаций характерен определенный объем проделанной работы и собранных доказательств, наличие определенной совокупности ориентирующей и доказательственной информации, раскрывающей отдельные стороны механизма преступления, позиции проходящих по делу лиц и другие факторы.
Завершающие следственные ситуации позволяют следователю подвести итоги расследования, окончательно выстроить информационную модель расследуемого события, процессуальным образом отразить ее основные моменты в обвинительном заключении.
Взяв за основание качественную характеристику возможностей достижения промежуточных целей расследования, выделим ситуации благоприятные и неблагоприятные для следствия. Благоприятными принято считать ситуации, при которых достижение конечных целей расследования возможно при затрате минимальных усилий следствия. В свою очередь, неблагоприятные следственные ситуации характеризуются наличием ряда сложно преодолимых препятствий для расследования (например, отсутствие у следователя достаточной информации о преступлении, активное противодействие следствию со стороны заинтересованных лиц и т.д.).
В завершение отметим, что анализ и оценка следственной ситуации вместе со следственной обстановкой имеет весьма существенное прикладное значение, поскольку способствует:
а) выдвижению обоснованных следственных версий, определению дальнейших путей расследования;
б) выбору оптимального сочетания и последовательности проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;
в) использованию наиболее целесообразных направлений взаимодействия следователя с органами дознания, иными службами;
г) разработке наиболее эффективных тактических приемов, комбинаций и операций;
д) выявлению причин и условий, способствующих совершению преступлений.
Экспертные ситуации.
В числе следственных действий, при производстве которых надо учитывать как общую следственную ситуацию по делу, так и конкретную тактическую ситуацию следует назвать и экспертизу. Это относится не только к так называемой ситуационной экспертизе, сущность которой состоит в реконструкции криминальной ситуации по результатам осмотра места происшествия, но и к любой другой.
Экспертной ситуацией, по нашему мнению, следует считать ту ситуацию, которая возникает в ходе производства экспертизы и разрешение которой лежит, как правило, на эксперте.
Так, к примеру, при проведении КЭМВИ, на первоначальной аналитической стадии изучения объектов эксперт убедился в том, что присланные на экспертизу объекты: куртка потерпевшей и свитер подозреваемого находились в контакте вследствие неправильной их упаковки. А поскольку основным вопросом эксперту был вопрос о наличии наложения микрочастиц одного объекта на другой, проведение экспертизы в указанной ситуации стало нецелесобразным1.
В других экспертных ситуациях невозможность дачи заключения может быть вызвана неосторожными действиями самого эксперта. Так, при проведении дактилоскопической экспертизы в ходе экспертного исследования эксперт уронил ампулу с промедолом, на которой имелись отпечатки пальцев рук подозреваемого2.
Назначению экспертизы должно предшествовать тщательное изучение следователем сложившейся ситуации расследования. Оценка наличной информации и источников ее получения позволяет следователю определить целесообразность проведения той или иной экспертизы и принять решение о ее назначении, правильно выбрать момент назначения экспертизы и объем задания эксперту, оценить значение ее результатов для сложившейся следственной ситуации и расследования дела в целом.
Уяснение следственной ситуации на момент назначения экспертизы важно не только для следователя, но и для эксперта. Нечеткое представление эксперта о следственной ситуации приводит к тому, что, редактируя формулировки вопросов следователя, эксперты порой необоснованно сужают объем задания, а также не выходят за пределы задания в порядке экспертной инициативы, когда это диктуется интересами установления истины по делу.
Изучение экспертной практики показывает, что в настоящее время обозначилась тенденция уменьшения количества выводов в порядке экспертной инициативы согласно ст. 191 УПК РФ. Так, по данным Т.А.Седовой, в 73% случаев вопросы об относимости объекта к той или иной конкретной группе или недостаточно определенные вопросы о соответствии, одинаковости представленных на исследование веществ были заменены экспертами на весьма широкие неконкретные вопросы об общей родовой и групповой принадлежности1. В этом случае эксперты внесли не только редакционные изменения, но и сузили объем задания, чего они делать не вправе. В ситуации острого дефицита доказательственной информации, чем и характеризовались изучаемые дела, на момент назначения экспертизы для следователей было важно получить не только самые общие характеристики исследуемых объектов, но и более конкретные данные о их происхождении.
В связи с этим следует признать целесообразным указывать в постановлениях о назначении экспертизы на те моменты следственной ситуации, которые имеют значение для правильного уяснения экспертами данных (помимо указанных в вопросах), существенных для дела. Это поможет экспертам правильно ориентироваться при формулировании своих вопросов и принятии решений о выходе в порядке экспертной инициативы за пределы задания следователя.
Оперативно-розыскные ситуации.
К оперативным ситуациям мы отнесем те, которые складываются в оперативно-розыскной деятельности. Однако в настоящем исследовании мы не будем останавливать на них свое внимание в силу того, что изучение подобного рода ситуаций - предмет теории оперативно-розыскной деятельности.
Судебные ситуации.
Вынесение законных, справедливых и обоснованных судебных решений возможно только на основе всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и при учете соответствующей судебной ситуации. Из чего следует, что всесторонность, полнота и объективность судебного следствия обеспечиваются не только соблюдением требований уголовно-процессуального закона, но и грамотным применением рекомендаций криминалистики. Однако вопрос о разработке учения о судебных ситуациях в рамках криминалистики небесспорен, и даже сама его постановка вызывает определенный интерес среди ученых.
Поскольку криминалистика возникла как наука о методах расследования преступлений, первоначальной сферой применения ее рекомендаций была исключительно область предварительного расследования. Однако дальнейшее развитие криминалистической науки и судебной практики показало, что ее рекомендации с успехом могут применяться и в процессе судебного следствия.
Пожалуй, одним из первых поставил эту проблему А.Цыпкин1. На необходимость ее научной разработки указывали в свою очередь также К.Гарин и М. Гродзинский2. Первые подробные и основательные рекомендации по методике судебного следствия были разработаны процессуалистами И.Т. Перловым, Р.Д. Рахуновым, М.С. Строговичем. Криминалисты, первыми из которых были Л.Е. Ароцкер, С.П. Митричев, стали заниматься этой проблемой несколько позднее. К настоящему времени исследования по вопросам тактики судебного следствия значительно активизировались1.
Вместе с тем немалое число ученых и в настоящее время не относят судебное следствие к предмету криминалистики. Причем аргументируют они это по-разному. К примеру, тем, что "потребность разработки криминалистикой вопросов судебного следствия никем и ничем не доказана и выглядит неким навязыванием того, что практике не требуется. А заслуживающие внимания вопросы планирования судебного следствия являются предметом изучения процессуальной науки"2.
Нам представляется, что это не совсем верно, поскольку, в принципе, с таких же позиций можно рассмотреть и тактические вопросы предварительного следствия, многие положения которого также регламентированы УПК РФ и детально разработаны учеными-процессуалистами.
Безусловно, в порядке ведения судебного следствия есть положения основополагающие и поэтому четко регламентируемые законом. Это и есть предмет ведения процессуалистов. Но, кроме того, для оптимизации судебной деятельности могут быть даны и указания методического характера, основанные на законе, но являющиеся положениями необязательного методического характера, открывающие суду творческий простор в установлении истины по делу, рассчитанные на конкретные судебные ситуации. Исходя из этого все же следует учитывать разницу между процессуальной регламентацией следственного действия и тактикой его проведения.
Кроме того, на отрицательное мнение об исследовании в рамках криминалистики тактики судебного следствия во многом повлияло то обстоятельство, что некоторые авторы следственные рекомендации автоматически переносят на судебное следствие, без учета специфики последнего. Это вряд ли можно признать правильным, поскольку изучение возможностей и пределов применения данных криминалистики в судебном следствии выявило необходимость выработки таких криминалистических рекомендаций, предназначенных исключительно для суда, ориентированных на конкретные судебные ситуации.
По всей вероятности, развитие интегрирующей по своей сути теории - криминалистической ситуалогии - позволит подвести черту в дискуссии о целесообразности включения в предмет криминалистики судебного следствия. Ситуационный подход позволяет учитывать индивидуальность и специфику тактических особенностей каждой из рассматриваемых стадий.
Однако для создания конкретных методик по ведению судебного следствия, необходимо предварительно разработать учение о судебных ситуациях. В противном случае все даваемые рекомендации окажутся безадресными.
В.К.Гавло, пожалуй, одним из первых исследовал судебное следствие с позиций ситуационного подхода. Им же предложено и определение судебных ситуаций. "Под судебной ситуацией следует понимать складывающуюся в ходе судебного следствия обстановку, характеризующуюся наличием у суда установленных на предварительном следствии и в суде доказательств события преступления и лица, его совершившего, и условиями и обстоятельствами, в которых эти доказательства исследуются и добываются новые, характеризующие состояние и перспективу судебного следствия в целях установления истины по делу"1.
Именно ситуационный подход к судебной практике является сегодня наиболее перспективным. Так, например, разные авторы предлагают и многие судьи используют различные методы составления плана судебного следствия, принимая во внимание то, что выбор того или иного варианта зависит от характера преступления, количества подсудимых, объема предъявленного обвинения, совокупности собранных органами расследования доказательств, профессиональных навыков и личного опыта судьи. Однако, кроме всех перечисленных факторов, потребности практики диктуют настоятельную необходимость при принятии судебных решений учитывать, верно отображать, грамотно оценивать и умело разрешать конкретную судебную ситуацию. При этом план судебного следствия должен быть многовариантен, с учетом всех реально возможных в ходе судебного следствия ситуаций, связанных с проверкой той или иной судебной версии.
Тактические приемы судебных действий также должны быть ориентированы на конкретные судебные ситуации.
Например, моделируя предстоящие судебные допросы подсудимых Малкова и Харитонова, судья принял тактическое решение исходя из следующих обстоятельств. В соответствии со ст. 279 УПК РФ суд вправе устанавливать любой порядок исследования доказательств. Из материалов уголовного дела усматривалось то, что подсудимый Харитонов в совершении преступления играл более активную роль, чем Малков, отличался грубостью и дерзостью, был ранее судим. Малков, наоборот, преступление совершил впервые, чистосердечно раскаивался. Исходя из судебной ситуации, судья решил вначале допросить Малкова с целью, чтобы Харитонов своим поведением не оказывал на него негативное влияние1.
Разработка учения о судебных ситуациях весьма перспективна, поскольку позволит использовать достижения криминалистики не только в уголовном, но также в гражданском и арбитражном процессе. Заметим, что в настоящее время осуществлены попытки на основе ситуационного подхода использования данных криминалистики в гражданском судопроизводстве и административном процессе.






Глава 3. СИТУАЦИОННОЕ  МОДЕЛИРОВАНИЕ 
В  КРИМИНАЛИСТИКЕ  И  В  РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

3.1 Моделирование как метод научного познания

В процессе расследования конкретного уголовного дела следователь: а) мысленно поэтапно "воссоздает" (реконструирует) ситуацию совершения преступления (криминальную ситуацию); б) периодически осмысливает и анализирует возникающую ситуацию расследования (следственную ситуацию), поскольку на основе ее оценки принимает соответствующие процессуальные и тактические решения. Следователю, как в аналогичных ситуациях и другим субъектам расследования, постоянно приходится сталкиваться с различного рода ситуациями, которые нужно адекватно воспринимать, профессионально анализировать, а при необходимости и правильно разрешать.
Для этой цели можно использовать весь арсенал имеющихся методов и способов познания ситуаций, таких как, например, анализ, синтез, абстрагирование. Метод моделирования охватывает различные уровни познания, позволяет осуществить связь между эмпирическим и рациональным. Он органически связан с другими методами познания - наблюдением, экспериментом, описанием и т.д. Вместе с тем применение названных методов в комплексе с моделированием приобретает и определенную специфику.
К примеру, метод наблюдения предполагает непосредственное восприятие объекта, при котором между субъектом и объектом познания нет промежуточных звеньев. При моделировании также используется наблюдение, но в качестве наблюдаемого объекта выступает модель, а не сам реальный объект.
Эксперимент, проводимый в реальности, требует определенной затраты существенного времени, сил и средств. В этом отношении эксперимент на модели проводится гораздо проще, а результаты исследования с полным основанием могут быть перенесены на реальный объект.
Есть основания полагать, что моделирование, отчасти "вплетающее" в свою конструкцию вышеперечисленные методы, является оптимальным средством познания ситуаций, имеет богатые потенциальные возможности и широкие перспективы.
Рассмотрим основное понятие и сущность этого метода, а также специфику его использования для решения разнообразных криминалистических задач. В последнее время метод моделирования постепенно становится одним из основных инструментов познавательной деятельности человека, выступает в качестве существенной характеристики современного стиля мышления. Возрастание роли моделирования в научном познании можно объяснить внутренней логикой развития конкретной науки, необходимостью в большинстве случаев опосредованного познания объективной реальности. В этом плане можно констатировать, что появление и развитие моделирования вызвано переходом современных наук с описательно-эмпирического уровня на уровень абстрактно-теоретический.
Этот эффективный метод познания используется абсолютно различными науками и отраслями знаний1, и если ранее бытовало мнение о том, что удел моделирования - лишь технические и естественные науки, то теперь его использование и в науках общественных считается уже целесообразным и, более того - перспективным.
Особо следует отметить проникновение моделирования в науки юридического цикла, что в гносеологическом аспекте следует рассматривать как объективный и закономерный процесс дальнейшего развития методологии права. Пожалуй, наибольшее распространение этот метод получил в сфере уголовного судопроизводства, в которой к настоящему времени уже разработаны методики мысленного, знакового и компьютерного моделирования для решения самых разнообразных криминалистических задач1.
Выделяя исторический аспект рассматриваемой проблемы, отметим, что основы рекомендаций по использованию моделирования в следственной практике заложены в работах основателя криминалистики Г.Гросса и содержатся также в трудах основоположников российской криминалистики В. Громова и И.Якимова. Они, еще не используя в своих трудах терминов "модель", "моделирование", рекомендовали следователям воссоздавать при расследовании мысленную картину произошедшего события и использовать ее для поисков виновного.
Сам же термин "модель" вошел в обиход криминалистов в начале 80-х годов благодаря работам И.М.Лузгина, получив широкое распространение в дальнейшем в связи с развитием криминалистической методологии и кибернетики. Различные аспекты использования моделирования в криминалистике разрабатывались Г.А.Густовым, В.Я.Колдиным, Н.С.Полевым, А.И.Баяновым, М.Н.Хлынцовым. В их работах рассматривались актуальные для своего времени вопросы: делались попытки определения сущности моделирования, были рассмотрены специфические особенности использования отдельных его видов, устанавливались правовые основания и условия реализации этого метода в уголовном судопроизводстве. Однако по мере усиления интереса ученых к проблеме моделирования понятие моделирования в криминалистике стало расплывчатым, неопределенным и многосмысленным. В связи с чем появилась необходимость в определении понятия, сущности моделирования и критериев использования этого метода в уголовном судопроизводстве.
Любая наука, которая так или иначе сталкивается с моделированием, обязательно вторгается в область философских исследований. В силу этого целесообразно начать анализ сущности и определения понятия "модель" с рассмотрения некоторых общефилософских позиций по исследуемому вопросу.
Моделированию как методу научного познания посвящен целый ряд философских исследований, в которых исследована его эволюция, логические, гносеологические и частнонаучные аспекты1. В то же время, несмотря на возросшую интенсивность исследований в этой области, проблематика, связанная с выявлением сущности моделирования, пределов и возможностей его использования, далеко еще не исчерпана. Так, наверное, каждый исследователь при анализе обширного круга научной литературы по проблеме моделирования открывает для себя целый спектр значений термина "модель". В арсенале современной науки едва ли можно найти еще такое понятие, которое встречалось бы на страницах печати столь часто и в столь разных значениях.
"Мы будем называть моделью всякую материальную вещь, в которой заключена копия того или иного оригинала"2.
"Модель - физическая система или математическое описание, отображающее существенные свойства или характеристики изучаемых объектов, процессов или явлений"3.
"Все наше миросозерцание от своего наиболее обыденного до наиболее возвышенного представляет собой собрание моделей"1.
Анализ многочисленных определений модели позволил нам выделить три основные концепции.
Так, ряд авторов определяет модель чрезмерно узко, ограничивая ее действие одной или несколькими функциями из множества у модели имеющихся2. Такого рода определения дают, как правило, представители частных наук применительно к проблемам и в соответствии с задачами своей отрасли знаний, поскольку в каждой из них используются конкретные типы и виды моделей, выполняющие строго определенные функции.
Другие ученые несколько преувеличивают гносеологическое значение моделирования, наделяя модель гораздо большей ролью, в соответствии с которой она выступает в качестве чуть ли не единственного средства познания3.
Более предпочтительной нам видится третья концепция, авторы которой предлагают обобщенное, синтезированное, а посему и универсальное понятие модели, претендующее на общефилософский характер4.
"Под моделью понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна заменить его так, что ее изучение даст нам новую информацию об этом объекте"1.
Отмеченная концепция позволяет выделить: а) основные виды процесса моделирования: материальное и мысленное перспективное и ретроспективное; б) возможность в процессе использования моделей воспроизводить либо сам объект (явление) в целом, либо только отдельные его свойства; в) возможность опосредованного получения необходимой информации об исследуемом объекте, явлении, процессе.
Существующие в науке определения "моделирования" тоже в своей основе неоднозначны. Можно констатировать, что в них прослеживаются две крайние позиции: расширительное толкование моделирования, иногда слияние его с познавательной деятельностью человека вообще2; и - узкое, вплоть до ограничения его рамками одного из видов моделирования, сведения к описанию объекта или явления3.
Детальный анализ основных имеющихся определений позволяет заключить, что моделирование может объединять в себе несколько различных процессов. Это: 1) создание, конструирование моделей путем отбора информации соответствующего направления; 2) их использование; 3) проведение различного рода модельных экспериментов; 4) формирование суждений об изучаемом реальном объекте; 5) получение нового знания.
Итак, согласно целому ряду определений моделирования, этот метод объединяет все пять вышеперечисленных функций в совокупности. В другой группе определений моделирование сводится к выполнению хотя бы одной из названных функций, в третьем - к сочетанию двух - трех.
Так что же представляет собой моделирование: все частные случаи использования моделей, или же это сугубо познавательный метод? Скорее всего, с научных позиций нецелесообразно рассматривать в качестве моделирования любой акт моделирования. Так, нет смысла в употреблении термина "модель" для обозначения какого-либо типа конструкции или "идеального варианта" - образца, с которого копируется другой подобный объект. В научном понимании моделирование есть сугубо познавательный метод, в этом его смысл и назначение.
При определении сущности моделирования предлагаем исходить из следующих посылок.
*  Не следует переоценивать роли моделирования, не стоит сводить его к познанию, поскольку это лишь один из общенаучных методов познания.
*  Любое мысленное представление следователя (как, впрочем, и иного любого субъекта моделирования) далеко не всегда является мысленной моделью. В моделировании главное - процесс исследования, а точнее - процесс опосредованного получения нового знания.
*  Этот метод весьма эффективно может быть использован в следственной практике для решения целого ряда самых разнообразных криминалистических задач. Однако его применение целесообразно лишь в строго определенных случаях, когда у следователя возникает необходимость в получении информации опосредованным путем. А именно:
1) когда объект познания существовал в прошлом, и его уже нет на момент исследования (например, преступное событие, криминальные ситуации);
2) когда объект познания, возможно, будет существовать в будущем (возможная следственная ситуация в ходе предстоящего допроса, моделируемая в процессе подготовки к нему);
3) когда объект существует реально на момент исследования, однако он либо чрезмерно сложен, либо вовсе недоступен для познания;
4) в тех случаях, когда познаваемый процесс протекает или слишком быстро или же, наоборот, слишком медленно (отдельные виды следственных экспериментов).
Обнаружившаяся "путаница с моделями" в криминалистике1 как раз и происходит в силу неучета отдельными авторами одной из главных характеристик моделирования - его опосредованности. Модель в процессе познания выступает в качестве "среднего звена" между объектом познания, существующим в реальности, и субъектом, его познающим. Модель - всего лишь инструмент исследования (а не сама реальность), одно из возможных средств познания.
Как образно отметил М.Вартофский: "Модели не есть полноценные "граждане" (представители. - Т.В.) реального мира. Их функция: репрезентативность, их задача - представление, замещение какого-либо объекта в ходе его исследования и познания"2.
С учетом особенностей использования этого метода в практике расследования преступлений, можно заключить, что используемое в криминалистике моделирование - это метод, заключающийся в создании мысленной или материальной модели, (обладающей необходимым для исследования сходством с находящимся в сфере уголовного судопроизводства оригиналом), а также в последующем исследовании этой модели в качестве средства получения криминалистически значимой информации, необходимой для раскрытия, расследования и предупреждения преступления.
В свою очередь, под используемой в криминалистике моделью мы понимаем искусственно созданную материальную или идеальную систему, воспроизводящую и заменяющую исследуемое криминальное событие или отдельные ситуации и обстоятельства его совершения, а также ситуации и обстоятельства его расследования так, что ее изучение позволит получить об оригинале информацию, необходимую для успешного решения практических, научных и дидактических криминалистических задач.
Как мы отметили, понятие "модель" охватывает собой объекты с весьма широким спектром признаков, свойств и характеристик. Именно этим обстоятельством и обусловлены существенные трудности, возникающие при попытках рационального упорядочивания элементов модельного множества в форме определенной классификационной схемы.
Несмотря на ряд предложений по этому вопросу (В.А.Веников, И.В.Новик, В.А.Штофф, Я.Г.Неуймин), в настоящее время в философии пока еще не разработано достаточно развитой, обоснованной, а главное, общепринятой классификации, учитывающей все разновидности используемых человеком моделей. В силу широкомасштабности охвата, с общефилософских позиций это, скорее всего, является задачей трудноразрешимой, хотя в отдельных областях науки создание такой классификационной схемы представляется вполне реальным.
В криминалистике указанный вопрос находится в стадии начальной разработки, на данный момент имеются лишь отдельные попытки систематизации криминалистических моделей по различным основаниям1.
Большинство криминалистов, опираясь на философские исследования, единодушны в том, что первостепенным основанием классификации моделей является способ их построения. Так, разнообразные способы реализации моделирования позволяют выделить следующие его виды (а следовательно, и соответствующие классы моделей):
- материальное (предметное);
- мысленное (идеальное, умозрительное);
- логико-математическое и кибернетическое;
- информационно-компьютерное.
Выделяя разнообразные виды моделирования и классы моделей, вместе с тем подчеркнем и их тесную взаимосвязь. Так, например, связь мысленных и материальных моделей обусловлена тем, что еще до построения модели из какого-либо материала, человек ее обосновывает, рассчитывает, представляет мысленно. "И самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале процесса имелся в представлениях человека, т.е. идеально"1.
Материальные модели используются в следственной практике преимущественно при производстве следственных действий и экспертиз. Этот вид моделирования является наиболее разработанным и в теоретическом аспекте2. Среди материальных моделей можно выделить также и основные подгруппы:
а) геометрически подобные модели (пространственно-подобные), среди которых в криминалистике наиболее часто называют макет и муляж;
б) физически подобные модели, к числу которых можно, к примеру, отнести видеомагнитофонные записи следственных действий, фонограмму голоса человека, используемую в процессе опознания по голосу.
Использование в следственной практике логико-математического, кибернетического, информационно-компьютерного моделирования связано с возможностью широкого внедрения ЭВМ и компьютерной техники в деятельность органов предварительного расследования. Сущность математического моделирования в криминалистике состоит в трансформации криминалистической проблемы в математическую задачу, ее решение посредством средств математического аппарата, а также криминалистическая интерпретация полученных математических результатов.
"В расследовании можно выявить массу однотипных ситуаций и соответствующих им действий следователя, которые могут быть использованы для создания алгоритма расследования в типичных следственных ситуациях (а в перспективе и алгоритма расследования отдельного вида преступления)"1. Разработка и внедрение таких моделей в следственную практику - важнейшая насущная задача криминалистической науки.
И.М.Лузгин, на наш взгляд, обоснованно полагает, что в качестве особого вида моделирования можно рассматривать реконструкции вещественные и ситуационные. В следственной практике под реконструкцией понимают восстановление, а точнее - воссоздание объектов или ситуаций по останкам, снимкам, описаниям или по другим сохранившимся данным2. К подобного рода моделям можно отнести реконструкцию лица по черепу, изображение преступника, составленное при помощи фоторобота, ИКР. Следственное действие - проверку показаний на месте - также можно рассматривать в качестве одного из вариантов реконструкции криминальной ситуации.
Необходимость в проведении реконструкции нередко возникает и в самых различных следственных ситуациях. Так, при расследовании убийства, совершенного А.Б.Блажисом, для проведения проверки показаний на месте следователю потребовалось восстановить вещную обстановку в комнате, где произошло убийство, поскольку в момент следствия мебель в комнате обвиняемого Блажиса была переставлена.
Используя показания свидетелей, в ходе проведения проверки показаний на месте следователь реконструировал (смоделировал) вещную обстановку места происшествия1.
Следует отметить мысленное моделирование, которое занимает особое место в криминалистике, наиболее распространено в практике расследования, в то время как теоретическая его разработка, по существу, далеко еще не закончена.
На первоначальном этапе расследования практически всегда имеет место информационная неопределенность, которая, создавая логико-познавательные барьеры для следователя, ставит ряд проблем и порождает ряд ситуаций, требующих грамотного их осознания и оперативного разрешения. В силу своих особенностей мысленное моделирование выступает в качестве необходимого познавательного средства, во многом помогающего процессу управления расследованием. Можно заключить, что создание мысленных информационных моделей является объективной необходимостью: а) в процессе воссоздания криминального события посредством мысленной реконструкции ситуаций, его составляющих; б) в ходе уяснения сущности следственной ситуации для решения частных тактических задач и определения общих направлений расследования.
Среди мысленных моделей, в свою очередь, выделяют:
1. Образные (иконические, неформализованные) модели, являющиеся по своей форме психическим образом, а в гносеологическом аспекте - одним из средств получения нового знания.
В следственной практике эта группа моделей используется, пожалуй, наиболее часто. Изучение практики показало, что большинство следователей, часто не осознавая используемое ими моделирование как процесс, фактически на всем протяжении расследования создают в своем сознании образные модели и работают с ними (воссоздание общей картины преступления, подготовка к предстоящему следственному действию и др.).
2. Образно-знаковые (символические, частично формализованные) модели, представленные разного рода условными знаками (буквенными или графическими). Многие исследователи подчеркивают, что при затруднениях мысли полезно обращаться к наглядным построениям (знаковым моделям), которые нередко становятся источником идей для новых исследователей. В криминалистике к знаковым моделям можно отнести сетевые графики планирования расследования1, а также выраженные средствами графических построений приложения к протоколам следственных действий, выполняемые в соответствии со ст.141 УПК РСФСР.
В свое время А.Р.Ратинов указал на наличие двух типов мысленных моделей: вероятностых и достоверных2. Отталкиваясь от этого утверждения, И.М.Лузгин отметил, что "вероятностные модели выступают в качестве средства познания, достоверные же являются его результатом и конечной целью"3.
Признавая наличие таких характеристик моделирования, как вероятность и достоверность, мы все же полагаем, что целесообразнее было бы рассматривать их не как типы, а как этапы мысленного моделирования. Поскольку, вероятнее всего, речь в данном контексте идет не о разных моделях, а о трансформации одной и той же модели.
С учетом специфических особенностей расследования, акцентируем также внимание и на двух основных направлениях, в которых могут работать модели: ретроспективном, обращенном в прошлое, и перспективном, обращенном к исследованию событий (обстоятельств, явлений) будущего.
Пожалуй, вышеизложенными положениями и исчерпывается общность предлагаемых криминалистами классификаций моделей.
Переходя к более детальному их рассмотрению, отметим, что И.М.Лузгин, например, предлагает выделять виды моделей в зависимости от сферы их применения в криминалистике. Так, он называет модели, используемые: а) при производстве следственных действий для получения доказательственной информации; б) в экспертной практике; в) в оперативно-розыскной деятельности; г) в организационно-управленческой деятельности1.
Представляется, что перечень сфер применения моделей не во всем бесспорен. При необходимости определить в нем место, к примеру, "информационной модели расследуемого события", сталкиваешься с затруднениями. Класс моделей, "используемых при производстве следственных действий", для нее чересчур узок, а класс моделей, "используемых в организационно-управленческой деятельности", объединяет в себе модели, выполняющие несколько иные функции.
Представляется, что в зависимости от сферы использования в криминалистике, целесообразно выделить модели, применяемые:
а) в следственной практике; б) в сфере оперативно-розыскной деятельности; в) в экспертной практике; г) в судебной деятельности.
Г.А.Густов разработал детальную схему классификации криминалистических мысленных моделей2. По степени выраженности Г.А.Густов выделяет мысленные материализованные модели (зафиксированные в материальных источниках) и нематериализованные. В зависимости от вида моделируемого объекта он различает моделирование событий, действий, процессов; моделирование лиц и предметов. По степени абстрактности различает: модели, воссоздающие единичный объект (конкретного происхождения); типовые модели, среди которых выделяет общую типовую модель, типовую модель отдельного вида преступления, типовую модель отдельного следственного действия.
В указанный перечень типовых моделей, как нам представляется, необходимо добавить типовые модели следственных ситуаций, а также типовые модели личности преступника (с учетом специфики определенных видов преступлений).
В зависимости от объема отражения изучаемого объекта выделяются общие, (отражающие объект исследования в целом) и частные модели (отражающие часть объекта). По точности воспроизведения Г.А.Густов различает вероятностные и достоверные модели.
Свою классификацию криминалистических моделей предлагает и М.Н.Хлынцов. Так, он выделяет модели частные и общие. Согласно этой концепции в разряд общих моделей попадают те, в которых исследуются наиболее существенные вопросы расследования, например общее направление расследования. К частным моделям М.Н.Хлынцов относит такие, в которых исследуются отдельные вопросы, связанные с конкретными предметами. Это, например, модели внешности преступника, его психологических особенностей, взаимоотношений с другими участниками процесса; места происшествия, действия, явления; производства отдельного следственного действия; мероприятий по предупреждению преступлений. По цели исследования автор выделяет организационные, идентификационные и ориентирующие модели.
Кроме того, в криминалистической литературе можно встретить и перечни подлежащих моделированию объектов. Так, А.И.Баянов полагает, что мысленному моделированию целесообразно подвергать такие объекты, как: а) расследуемое событие в целом или отдельное его обстоятельство (эпизод); б) ситуации следственные и тактические, процесс расследования в целом, а также отдельное следственное действие или ряд действий в одном следственном действии; в) направления (пути) в расследовании уголовного дела1.
В отличие от А.И.Баянова, называющего объекты системы "расследование", И.М.Лузгин выделяет объекты системы "преступление", называя в их числе: различные предметы, разрушенные полностью или частично в результате действий преступника или случайных факторов; обстановку на месте происшествия; следы рук, ног, транспорта и проч.; документы; прижизненный облик потерпевшего; криминальные ситуации и т.д.1
Пожалуй, этим и исчерпываются имеющиеся на сей день в криминалистике классификации моделей. Опираясь на них, мы полагаем, что при определении классификационных оснований начать следовало бы с выявления основных существенных компонентов самого процесса моделирования, к которым относятся:
1) субъект моделирования;
2) задача, решаемая субъектом при помощи этого метода (заметим, что вне контекста задач понятие модели не имеет смысла);
3) объект моделирования (оригинал);
4) способ моделирования.
Каждый из названных элементов целесообразно рассматривать в качестве самостоятельного классификационного основания.
С учетом субъекта моделирования, а соответственно и сферы использования этого метода можно выделить модели, применяемые: в криминалистической науке; в сфере уголовного судопроизводства; в криминалистической педагогической практике.
Причем внутри каждой из групп можно выделить и свои подгруппы. Например, в сфере уголовного судопроизводства применяются группы моделей, используемых: а) в следственной деятельности; б) в экспертной практике; в) в оперативно-розыскной; г) в судебной деятельности.
В зависимости от задач, решаемых субъектом моделирования, следует различать: эвристические, прогностические, ситуационные, а также дидактические модели.
Язык описания модели во многом определяется спецификой самого оригинала, а также задачами модельного исследования. В этом плане можно выделить три основных класса моделей: 1) материальные (подвиды: функционально и пространственно подобные); 2) кибернетические; 3) мысленные (подвиды: формализованные, неформализованные). Причем указанные классы моделей, исследуя прошлое либо будущее, могут соответственно выступать как ретроспективные и перспективные.
В прикладном аспекте особый интерес представляет классификация криминалистических моделей в зависимости от объекта моделирования. Такого рода иерархическая система объектов моделирования позволила бы: определить возможности и пределы использования этого метода в практике расследования преступлений; изучить взаимосвязь и взаимозависимость всех объектов; проследить роль и функциональное значение того или иного объекта в их общей системе.
Что же в криминалистике можно рассматривать в качестве объектов для моделирования, чем представлена их система? Основываясь на том, что "криминалистика - это наука, исследующая закономерности преступного поведения, механизм его отражения в источниках информации, особенности деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений и разрабатывающая на этой основе средства и методы указанной деятельности с целью обеспечения надлежащего применения процессуально-материальных правовых норм"1, можно заключить, что в самом общем плане в качестве объектов криминалистики выступают две взаимообусловленные системы: "преступление" и "расследование".
Теоретически моделированию могут подлежать все объекты, изучаемые криминалистикой. Соответственно, целесообразно выделять модели, замещающие при исследовании объекты системы "преступление", (поскольку на момент расследования она уже больше не существует, так как существовала в прошлом), и аналогично - модели системы "расследование", используемые при решении перспективных задач тактического и стратегического характера.
При анализе больших систем в настоящее время получил широкое распространение системный подход, отличающийся от классического (индуктивного) тем, что последний "рассматривает систему путем перехода от частного к общему и синтезирует (конструирует ее путем слияния ее компонентов, разработанных отдельно. В отличие от этого, системный подход предполагает последовательный переход от общего к частному, когда в основе решения лежит цель, причем исследуемый объект выделяется из окружающей среды"1. Заметим, что важным условием системного подхода является выделение структуры системы - совокупных связей между ее элементами, отражающие их взаимодействие.
Итак, в системе "преступление" можно выделить, в первую очередь, информационную модель расследуемого события, концентрирующую в себе всю совокупность информации о нем. На правах элементов информационной модели расследуемого события можно рассматривать модели таких объектов, как место, время и обстановка совершения преступления, мотив и цель его совершения; орудия, средства и последствия преступления; объект преступного посягательства; свидетели; способ и механизм совершения преступления.
Вышеназванные объекты могут быть объединены одним пространственно-временным фактором - соответствующей криминальной ситуацией, которая и сама является специфическим объектом моделирования в криминалистике.
Свои элементы имеет и система "расследование". Моделироваться может, во-первых, весь процесс расследования в целом (в этих случаях строится модель процесса расследования). В течение последних лет в криминалистике в рамках криминалистической тактики и методики активно рассматривается идея построения моделей расследования. Информационными моделями процесса расследования преступлений являются, по существу, разработки Г.А.Густова, в которых в качестве элементов модели выступают следственная ситуация и мероприятия, связанные с оптимальными воздействиями на них. Практически все современные разработки в сфере криминалистического планирования также связаны с попыткой создания моделей процесса расследования1.
Во-вторых, моделированию могут подвергаться и такие объекты следственной деятельности, как организация и планирование расследования; тактическая комбинация; следственное действие; тактический прием; а также и следственная ситуация - динамическая ситуация, во многом определяющая процесс и ход расследования всего уголовного дела.
Отмеченные модели (как системы "расследование", так и системы "преступление") могут быть как типовыми, так и индивидуальными. Так, "знания о преступлениях, накопленные теорией криминалистики, выступают в форме типовых моделей преступной деятельности и криминального события. Знания же о преступлении, полученные в процессе практического расследования, выступают в форме индивидуальной модели расследуемого преступления"2.
Придавая моделированию важную роль в расследовании преступлений, мы тем самым вовсе не беремся утверждать то, что моделирование является главным и единственным познавательным средством в следственной практике. Безусловно, одновременно с моделированием следователь должен активно использовать и другие методы познания, оперировать различными формами отражения и изучения действительности. Поэтому нет смысла без особой необходимости использовать моделирование для объяснения процессов и явлений, уже имеющих традиционные теоретические объяснения и практическое тому подтверждение.
Например, в криминалистической литературе встречаются предложения рассматривать уголовное дело в качестве модели. "Не будет ошибкой рассматривать уголовное дело как особый вид модели - информационный аналог конкретного события"1. "Свое материальное воплощение модель конкретного криминального события и его расследования находит в уголовном деле, в котором, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, содержится упорядоченная по делу система доказательств"2.
Рассмотрение уголовного дела в качестве модели криминального события представляется нам в корне неверным. Содержащиеся в уголовном деле такие документы, как опись материалов дела, справка о судимости подозреваемого, характеристики проходящих по делу лиц, полученные с их места работы, отдельные поручения следователя и т.д., без сомнения, к преступлению никакого отношения не имеют, а, скорее, характеризуют процесс его расследования. Таким образом, в уголовном деле отражается информация как о преступлении, так и о его расследовании. Но целесообразно ли рассматривать уголовное дело как модель преступления и его расследования, как это предлагает В.К. Гавло? С позиций практика, ведущего расследование, на этот вопрос вряд ли можно ответить положительно. Хотя в целом подход, предлагаемый В.К.Гавло, и может в конечном итоге оказаться целесообразным при его рассмотрении исключительно с позиций научных исследований.
Продолжая мысль о неоправданной подмене понятий в криминалистике, считаем необходимым остановиться также и на вопросе о соотношении понятий "информационная модель расследуемого события" и "криминалистическая характеристика преступления". В настоящее время в науке этот вопрос рассматривается авторами неоднозначно: либо указанные понятия отождествляются1 - "по своей природе криминалистическая характеристика является информационной моделью события и поэтому служит его аналогом"2, либо вообще ставится под сомнение целесообразность использования понятия "криминалистическая характеристика преступления"3.
Полагаем, что "информационная модель расследуемого события" и "криминалистическая характеристика преступления" - различные, хотя и взаимосвязанные понятия, необходимость использования в криминалистике каждого из которых очевидна. Оба из них весьма специфичны, имеют в криминалистической науке и следственной практике свое непосредственное назначение и выполняют строго отведенную им роль.
Так, в процессе расследования уголовного дела следователь, выясняя сущность произошедшего криминального события, строит в своем сознании его мысленную модель (так называемую "информационную модель расследуемого события"). Таким образом, информационная модель расследуемого события - это не искусственно созданное теоретическое построение, а результат практического абстрагирования. По мере получения следователем информации о преступлении и лице, его совершившем, эта модель становится более полной и менее схематичной. Информационная модель расследуемого события - именно динамическая система, поскольку ее построение осуществляется параллельно с ходом самого расследования (причем эта система никогда не бывает завершенной в начале следствия). Более того, информационная модель расследуемого события первоначально оценивается как вероятная вследствие неполноты информационного насыщения и лишь по мере расследования приобретает во всех ее элементах или в отдельной части их достоверное знание. Заметим, что вплоть до вынесения по делу приговора построенная следователем информационная модель расследуемого события в целом всегда будет вероятностной, т.е. иметь предположительный характер.
При построении модели конкретного расследуемого события следователь, как правило, опирается на информацию типового характера, содержащуюся в криминалистической характеристике соответствующего вида преступления. Причем криминалистическая характеристика преступления - "это динамическая система (совокупность) соответствующих взаимосвязанных общих и индивидуальных признаков преступления, ярче всего проявляющихся в способе и механизме преступного деяния, обстановке его совершения и отдельных чертах личности его субъекта, данные которой имеют важное значение для разработки методов расследования"1.
С целью решения вопроса о соотношении "информационной модели расследуемого события" и "криминалистической характеристики преступления" проследим генезис последней.
Для создания криминалистической характеристики преступлений определенного вида (что, заметим, является прерогативой ученых криминалистов, а никак не практиков следователей) есть необходимость в обобщении значительного массива уголовных дел соответствующей категории, уже расследованных следователями и рассмотренных судами. Проанализировав конкретное уголовное дело с позиций криминалистики, выделив в нем информацию о субъекте, объекте, месте, времени совершения преступления, его обстановке и механизме (и т.д.), ученый-исследователь (но не следователь!) составляет тем самым индивидуальную криминалистическую характеристику конкретного преступления2. Заметим, что эта индивидуальная характеристика самостоятельного значения не имеет, а является своего рода промежуточным звеном в научном исследовании.
На основе обобщения представительного количества уголовных дел, с учетом выявленных им индивидуальных криминалистических характеристик, исследователь строит обобщенную типовую модель преступлений определенного вида. Подчеркнем, что именно модель, а не типовую криминалистическую характеристику, поскольку для выработки достоверной, однозначно расцениваемой криминалистической характеристики с полученной информацией необходимо провести ряд экспериментов (что с криминалистической характеристикой не производится), таких как выявление закономерностей и случайностей, определение корреляционных связей и вычисление корреляционных зависимостей и т.д. Здесь и обнаруживает себя принципиальная разница между типовой информационной моделью и криминалистической характеристикой преступления, несмотря на имеющуюся общность их структуры, в основу которой положена структура преступной деятельности.
Так, криминалистическая характеристика преступления - замкнутая информационная система, содержащая в себе знание достоверного характера, представленная, как правило, вербально. Информационная модель (типовая) - система, содержащая в себе как достоверное, так и вероятностное знание, в отличие от криминалистической характеристики может быть представлена как вербально, так и графически, в знаковом варианте, изображена на дисплее компьютера и т.д. Как правило, в сравнении с криминалистической характеристикой преступления, модель характеризуется более высоким уровнем формализации, что существенно упрощает проводимые с ней эксперименты (с криминалистической характеристикой преступления - какие-либо эксперименты исключены).
То есть постепенно из знания вероятностного характера (типовая модель) проявляется знание достоверного характера (криминалистическая характеристика определенного вида преступлений). Таким образом, типовую криминалистическую характеристику мы представляем как результат исследования, проводимого на типовой модели преступлений определенного вида, конечный результат и продукт этого модельного исследования, который в процессе конкретного практического расследования и используется следователем для построения индивидуальной информационной модели криминального события и работы с нею, т.е. для установления истины по конкретному уголовному делу.
Резюмируя, отметим, что универсальность моделирования способна обеспечить решение целого ряда криминалистических задач.
Во-первых, это задачи эвристического и познавательного порядка (прикладного характера), к которым можно отнести:
а) кодирование, хранение (по типовому либо индивидуальному признаку) информации, необходимой для расследования преступления;
б) исследование имеющихся данных по конкретному уголовному делу, получение дополнительно криминалистически значимой информации.
Во-вторых, задачи, относящиеся к процессу организации и управления расследованием преступления, при решении которых модели выполняют организационно-управленческую, ретроспективную либо прогностическую функции.
В-третьих, целесообразно выделить задачи научно-исследовательского характера (обобщение следственной, экспертной и судебной практики), призванные в конечном итоге обеспечить разработку и внедрение криминалистических методик по расследованию отдельных видов преступлений1.
И наконец, в-четвертых, задачи дидактического плана (учебно-педагогического характера), решаемые посредством внедрения моделирования в качестве инструмента учебного процесса и метода выработки оптимального варианта подготовки специалиста по борьбе с преступностью.
Основываясь на указанных задачах, мы можем четко очертить сферу применения моделирования в криминалистике, отнеся к ней:
- практическую деятельность следователя по расследованию конкретного преступления (включая сюда решение как тактических, так и стратегических задач;
- научно-исследовательскую деятельность по изучению следственной, судебной и экспертной практики;
- а также учебно-педагогическую деятельность, включающую в себя подготовку специалистов в области криминалистики и переподготовку следственных кадров.


3.2. Моделирование в структуре ситуационного подхода 
в криминалистике и следственной практике

Ситуационный подход - чрезвычайно многогранное и многоплановое направление, которое реализуется в самых различных научных сферах и областях деятельности (кибернетике, социологии, психологии, педагогике, юриспруденции), в различных типах исследования (качественном и количественном, аналитическом и синтетическом, индуктивном и дедуктивном), на различных уровнях познания (философском, специально-научном, эмпирическом).
Ситуационный подход позволяет:
*  осуществить диагноз ситуации для решения главных задач;
*  сформулировать цели и выявить принципиальный путь их достижения;
*  изучить характеристику ситуации и отделить те факторы, которые влияют на принятие решений, разработать альтернативные курсы действий;
*  оценить каждую альтернативу и определить, которая из них наилучшим образом соответствует требованиям ситуации.
Суть ситуационного подхода не столько в названых процедурах, сколько в попытке теоретически сформулировать эмпирически проверить и затем практически рекомендовать различные типовые решение применительно к каждой из типовых ситуаций из их ясно сформулированного набора.
В настоящее время значение и перспективы ситуационного подхода в юридической науке и практике весьма велики. Ситуационный подход приобретает огромное значение и актуальность для совершенствования правоприменительной деятельности в сфере самых различных отраслей как процессуального, так и материального права, к примеру, в административном, уголовном, трудовом, экологическом праве, в гражданском и арбитражном праве и процессе. Полагаем, что это определяется следующими факторами.
1. Оценка и типизация соответствующей ситуации составляет основу процесса принятия решений, через который осуществляется взаимосвязь между наукой и юридической практикой, а практические рекомендации, сформулированные в различных юридических науках, реализуются именно в ходе принятия юридических решений субъектами правоприменительной деятельности.
2. На обеспечение процесса принятия правовых решений в типовых правовых ситуациях ориентированы кодексы, их комментарии, юридические справочники, а также разнообразные методические разработки, базы данных, компьютерные системы, основанные на знаниях.
3. Основное содержание практических умений и навыков, приобретаемых в вузах юридического профиля и в процессе профессиональной деятельности юриста, также связано с ориентацией на соответствующие типовые правовые ситуации.
Ситуационный подход может дать позитивные результаты при исследовании отдельных общеправовых проблем. Так, анализ ситуации позволяет точнее уяснить сущность юридического факта, его социальный источник, поскольку юридический факт есть не что иное как фрагмент социальной ситуации. Закрепляя юридический факт, законодатель тем самым фиксирует основное содержание социальной ситуации, позволяет ее идентифицировать в процессе применения права. Ситуационный подход дает возможность увидеть, что юридический факт и действие субъекта внутри правоотношения - не разрозненные явления, а звенья единой развивающейся ситуации, элементы механизма ее урегулирования.
Ситуационный подход к юридическим фактам может оказаться полезным при формализации юридических норм, автоматизированном поиске правовой информации.
Идеальная модель юридического факта (фактического состава) закрепляется в гипотезе юридической нормы или нескольких из них. Правовое регулирование социально значимых ситуаций неизбежно требует их обобщения и типизации. В связи с этим возникает вопрос о практической значимости ситуационного подхода к теории юридических фактов.
Представляется, что рассмотрение юридического факта как основания для принятия юридического решения и соответственно подход к правовому регулированию как к разрешению социальных ситуаций может в значительной мере обогатить учение о юридических фактах. Роль и значение этого состоит в следующем.
Во-первых, категория ситуации четко определяет роль и место юридических фактов в механизме правого регулирования. С этих позиций функция юридических фактов состоит в том, чтобы зафиксировать юридически значимую ситуацию. Появление юридического факта свидетельствует о наличии юридически значимой ситуации, что, в свою очередь, позволяет использовать типовую программу, заложенную в норме права, то есть "запустить" в действие весть механизм правового регулирования.
Во-вторых, ситуационный подход дает возможность исследовать юридические факты и правовые последствия в единой системе. В этом плане юридические факты и действия субъектов внутри правоотношения - не разрозненные явления, а звенья единой генетически развивающейся социальной ситуации, элементы ее урегулирования.
В-третьих, поскольку юридический факт - это фрагмент социальной ситуации, детальный анализ ситуации позволяет полнее представить сущность юридического факта. Так, ситуация безвестного отсутствия в социальном аспекте характеризуется целым рядом признаков: прерываются родственные, семейные связи, остается имущество и проч. Тем не менее в законе закреплены лишь два юридических факта, необходимых и достаточных для идентификации такой ситуации - это отсутствие сведений о месте пребывания гражданина и срок - один год. Короче говоря, в качестве юридических фактов выступают не всякие, а лишь ключевые элементы ситуации, фиксирующие главное в ее социальном содержании1.
И наконец, в-четвертых, ситуационный подход весьма перспективен в осуществлении автоматизированного поиска правовой информации, поскольку социальная ситуация в конечном итоге более точный ориентир, чем юридические факты, выбор которых не всегда адекватен содержанию регулируемых правом отношений.
В прикладном же аспекте данный подход позволяет точнее обозначить задачу правоохранительных органов, которая состоит не столько в том, чтобы зафиксировать наличие юридического факта, сколько в том, чтобы установить регулируемую законом социальную ситуацию и оптимально разрешить ее.
Ситуационный подход позволяет внести принципиально новую струю в научную разработку проблем правотворчества и правоприменительной практики. В процессе разработки норм права правоприменительный орган из множества ситуаций должен выделить ситуацию - юридический факт. Между тем не совсем точное закрепление фактов в нормах права либо их неправильная правовая оценка ведут к тому, что в результате одним обстоятельствам законодатель не придает должного значения, другим же - приписывает несвойственные им качества. Юридический факт - не просто передающее звено между нормой права и правоотношением, а активное свойство правового регулирования.
Для комплексной реализации возможностей ситуационного моделирования и теории принятия решений в различных отраслях права и юридических науках первоначально необходимо сосредоточить усилия юристов на разработке классификаторов юридических фактов в рамках теории права. При этом в классификаторе должны быть выделены общеправовые юридические факты и юридические факты отраслей права.
Классификаторы юридических фактов и сконструированные на их базе ситуационные модели позволят:
*  в нормотворческой деятельности конструировать на научной основе гипотезы норм права;
*  приблизить процесс легального, научного и аутентичного толкования норм права к потребностям правоприменительной деятельности;
*  разработать более эффективные тезаурусы для поиска правовой информации в автоматизированных правовых системах;
*  создавать ситуационно-моделирующие и экспертные компьютерные системы для различных отраслей права.
И все же хотя в правовых науках проблема ситуационного подхода к юридическим фактам и обозначена, тем не менее она не может считаться достаточно изученной, особенно с позиций современных информационных технологий. Пожалуй, из всех юридических наук именно в криминалистике ситуационный подход получил наибольшее развитие.
В самых различных отраслях знаний накоплен определенный опыт реализации модельного подхода к решению целого ряда разномасштабных и разноуровневых ситуационных задач. К настоящему времени уже созданы теоретические основы ситуационного управления. Разработан и успешно апробирован в практике модельный метод управления динамическими ситуационными системами(, суть которого заключаются в построении компьютерной модели исследуемой ситуации и в выборе соответствующего алгоритма по ее разрешению. Практические разработки в этом направлении ведутся и в криминалистике, в которой создан целый ряд обучающих программ, а также программ поддержки принятия следственных решений.
Важнейшей составной частью моделирования любой деятельности, в том числе и деятельности по расследованию преступлений, является моделирование ситуаций, в которых эта деятельность осуществляется.
Надо заметить, что и разработка проблематики тактических решений в юридической науке стала возможной после проведения серии исследований в рамках ситуационного подхода, с позиций которого в правоприменительной деятельности ключевой проблемой становится ситуационное моделирование, а основным понятием - юридический факт как обстоятельство или условие, с которым правовые нормы связывают наступление определенных правовых последствий.
В чем же состоит сущность ситуационного моделирования, каковы его процессуальные, логические и психологические аспекты? В сфере уголовного судопроизводства ситуационное моделирование должно использоваться в соответствии с принципом законности и нормами права. Поэтому первостепенное значение приобретает решение вопроса о допустимости этого метода в уголовном процессе.
При расследовании преступлений методологическая функция процессуальной нормы состоит в том, что она служит критерием оценки законности проведения следственных действий, приемов и средств расследования, собственных решений следователя и решений других лиц1. Справедливо и то, что "метод сам по себе не может быть законным или незаконным, если это действительно научный метод познания. Законными или незаконными могут быть пути, формы и цели применения этого метода в доказывании"2.
Названные положения с полным основанием можно отнести и к использованию ситуационного моделирования в следственной практике. Его научная обоснованность, достоверно получаемые с его помощью результаты, соответствие указанным в законе условиям, а также опыт использования моделирования как техническими, так и общественными науками - служат достаточными основаниями допустимости этого метода в процессе собирания, исследования и оценки доказательств. Тем не менее, поскольку широкие возможности ситуационного моделирования правовыми нормами предусмотрены быть не могут, при его правовой регламентации следует опираться на общие условия допустимости научно-технических средств и методов, применяемых в уголовном процессе (ст. ст. 2, 3, 141 УПК РФ), а также учитывать регулирование законом правоотношений, возникающих в связи с его использованием (например, ст. ст. 133, 185, 190 УПК РФ).
Кроме того, для обеспечения гарантий правомерности применения этого метода на предварительном следствии необходимо следить, чтобы все условия процессуального режима проводимого следственного действия полностью распространялись и на моделирование.
Например, при использовании компьютерной техники в ходе того или иного следственного действия в его протоколе или в заключении эксперта необходимо зафиксировать как информацию, вводимую в базу данных, так и источники ее получения. Если при этом использовались программы или пакет программ, защищенных авторскими правами, следует указывать их соответствующие реквизиты (выходные данные).
Что касается применения ситуационного моделирования в организационно-управленческой деятельности следователя (в ходе планирования расследования, в процессе принятия тактического решения, оценки следственной ситуации), то оно правовой регламентации и не требует, поскольку специальных правоотношений здесь и не возникает. Организационно-управленческая деятельность следователя осуществляется, как правило, в соответствии с рекомендациями криминалистики.
Психологические аспекты ситуационного моделирования связаны главным образом с определением его роли и места в системе целенаправленной деятельности человека. Существенной особенностью здесь является то, что в этой процедуре наиболее полно реализуются как отражательные, так и регуляторные функции психики.
В ходе решения разнообразных криминалистических задач в сознании следователя появляется динамическая модель проблемной ситуации, требующая своего осмысления и разрешения. Между тем еще до построения модели субъекту необходимо иметь четкое представление о структуре моделируемого объекта. Именно со структурой той или иной ситуации следователь и будет выстраивать ее модель. Причем анализ и синтез информации о ситуации в соответствии с ее структурными компонентами значительно упрощает интеллектуальное осознание и правильное понимание сути исследуемой ситуации. Ведь даже отсутствие информации о каком-либо ее компоненте уже можно расценивать как некое знание: следователю по крайней мере известно, какую именно информацию требуется ему искать.
К психологическим особенностям этого метода можно отнести и то, что процесс ситуационного моделирования наряду с репродуктивной включает в себя и продуктивную деятельность1.
Выполнение репродуктивной деятельности представляет собой воспоминание, воспроизведение ранее известного для использования его в решении тех или иных задач. Так, при возникновении сложностей в отображении или разрешении ситуации мысль следователя может обратиться к собственному запасу знаний и опыту (здесь мы имеем в виду общественный и профессиональный опыт следователя, знание им криминалистических характеристик преступлений определенного вида и соответствующих криминалистических характеристик расследования) для отыскания необходимой информации.
К примеру, проводя осмотр места происшествия в ходе проверки заявления гр. Н. о самоубийстве его квартиранта С., следователь обнаружил ряд "негативных "обстоятельств: рядом с висящим в петле трупом не было стула, табуретки или какой-либо иной подставки; около сарая, в котором был обнаружен труп С., на земле имелись динамические следы, похожие на следы волочения трупа.
Сопоставив все эти факты с типовой следовой картиной инсценировки самоубийства, следователь усомнился в истинности заявления Н. и возбудил уголовное дело об умышленном убийстве. При последующем допросе Н. в качестве подозреваемого следователь обратил внимание на эмоциональное напряжение допрашиваемого, проявление им суетливости, путаницы в деталях и обстоятельствах его последней встречи с С., что упрочило все сомнения следователя в бескриминальности расследуемого события.
В данном случае правильной и адекватной оценке исходной ситуации способствовали: а) теоретические знания следователя (знание криминалистической характеристики убийств и типовой следовой картины инсценировок); б) его профессиональный опыт допроса лиц, дающих заведомо ложные показания.
Таким образом, при выполнении репродуктивной деятельности следователь оперирует двумя потоками информации:
1) информацией, которую он узнает о конкретной ситуации;
2) ранее сформировавшимися у него понятиями, представлениями, знаниями.
Выполнение следователем продуктивной деятельности, то есть получение нового знания, осуществляется, как правило, посредством мысленного комбинирования элементов ситуации, новой их компоновки, выявления дополнительных связей. Как известно, только лишь механическое накопление информации о ситуации никогда не порождает нового знания, для его получения требуется еще активная переработка и систематизация получаемых решений.
Так, мысленное комбинирование, сопоставление и противопоставление элементов криминальной ситуации помогают поиску неожиданных аспектов решаемой проблемы. В подобных случаях весомую роль приобретает фантазия следователя. По утверждению психологов, взаимодействие фантазии и мысли могут дать рождение инсайту - неожиданной догадке, озарению1.
Если затронуть вопросы психологических аспектов инсайта, можно выдвинуть гипотезу о том, что мысленная модель проблемной ситуации способна работать независимо от сознательной деятельности человека, а результат ее решения как бы неожиданно выдается решающему задачу субъекту.
Вышесказанное удачно иллюстрирует пример из следственной практики. Так, в ходе проведенного осмотра места происшествия было установлено следующее. Вдоль полотна железной дороги на протяжении 50 м разбросаны части человеческого тела и одежды, имеющие на себе следы колес поезда. Полотно железной дороги в этом месте с одной стороны окружено лесом, с другой - болотом, ближайший населенный пункт находится в 4 км от места происшествия.
Местные жители опознали труп рабочего леспромхоза Сабурова. До приезда следователя оперативные работники, осмотрев место происшествия, пришли к выводу о том, что, будучи в состоянии алкогольного опьянения, Сабуров по неосторожности попал под поезд. Присутствующий на месте происшествия врач местной больницы Г. заметил, что останки трупа можно предать земле, не производя дальнейшего вскрытия, поскольку труп расчленен на множество частей, а причина смерти никакого сомнения не вызывает. Кроме того, и представитель администрации леспромхоза Д. настаивал, чтобы следственно-оперативная бригада поскорее закончила осмотр, поскольку на улице стоит сильная жара и необходимо как можно скорее открыть движение на железной дороге.
Следователь же оценил исходную следственную ситуации совершенно по-иному. Он обратил внимание на нечеткие следы ног человека, ведущие от болота на железнодорожную насыпь в 3-х метрах от места, на котором были замечены первые капли крови. Оперативные работники предположили, что это и есть следы ног потерпевшего Сабурова, который в нетрезвом состоянии вышел из болота на железную дорогу. Однако построенную оперативниками вероятностную модель криминальной ситуации следователь сопоставил с имеющимися данными и обнаружил ряд несоответствий.
Так, если допустить то, что Сабуров находился в состоянии сильного опьянения, о чем сообщили его сослуживцы, видевшие Сабурова за три часа до происшествия, то следует согласиться и с тем, что он не мог сам пройти от поселка по лесу, а тем более по болоту, ночью. Если бы даже он и прошел этот путь, то на его сапогах имелись бы следы болотной грязи, что при осмотре сапог обнаружено не было.
Исследование построенной следователем мысленной модели криминальной ситуации позволило ему выдвинуть две версии.
Первая. Сабуров сам пошел ночью от поселка по шпалам навстречу поезду и при неизвестных обстоятельствах погиб под колесами поезда.
Вторая. Тело Сабурова было брошено под колеса поезда неким человеком, вероятно, тем, кто оставил на месте происшествия свои следы, которыми и являются обнаруженные при осмотре места происшествия следы сапог.
В ходе проверки версий, при осмотре тела Сабурова, следователь, счищая марлевым тампоном машинную смазку, обратил внимание на веретенообразное отверстие в грудной клетке потерпевшего. Присутствующий при осмотре врач Г. предположил, что это входное ножевое отверстие.
С учетом полученной информации следователь несколько перестроил модель криминальной ситуации, которая стала отражать событие таким образом. Прошлой ночью Сабуров был убит ударом ножа в грудь кем-то из жителей поселка. Затем убийца с целью сокрытия следов преступления вынес труп через лес в болото и бросил его либо на полотно железной дороги перед идущим поездом, либо под колеса проходящего состава. Убийца, вероятнее всего, является местным жителем, поскольку он смог ночью найти дорогу через достаточно густой лес и болото. В вероятностной модели преступника отразилось такое его качество, как сила, по той причине, что лишь в этом случае он смог бы нести на себе труп Сабурова, весивший около 70 кг.
В ходе обсуждения этой версии участковый инспектор Р. предположил, что преступником может оказаться лесник Кондратчик, имевший неприязненные отношения с Сабуровым и неоднократно угрожавший ему расправой. Кроме того, Кондратчик, выпив, любил похвастать о том, что он в поселке единственный, кто может выйти из болота на железную дорогу, не завязнув нем.
Впоследствии при производстве обыска в доме Кондратчика в тайнике был обнаружен нож со следами крови на нем1.
Данный пример из следственной практики иллюстрирует свойство мышления - открывать новые признаки объекта через включение его в новые связи. На основе такого анализа модели может возникать новая система обстоятельств, а вместе с нею и новые версии.
В зависимости от применения ситуационного моделирования для решения тех или иных задач прикладного характера можно выделить и некоторые его разновидности. К примеру, при использовании ситуационного моделирования проблемных ситуаций можно использовать следующие его варианты.
1. Метод проблемного моделирования, основанный на оценке тенденций изменения смоделированной проблемной ситуации.
2. Метод целевой имитации - "вхождение" в образ другого человека, группы людей (при его использовании следует поставить себя на место другого человека и попытаться посмотреть на ситуацию его глазами).
3. Метод мозговой атаки - творческое обсуждение проблемы, предполагающей генерирование идей и более точную оценку проблемной ситуации.
Логически ситуационное моделирование представляет собой один из способов решения продуктивных мыслительных задач, ведущих к получению нового знания. В самых общих чертах логика моделирования может быть представлена таким образом:
а) постановка проблемы, определение задач моделирования;
б) создание адекватной оригиналу модели с необходимой для исследования степенью формализации;
в) исследование модели, проведение экспериментов;
г) получение нового знания.
В функционировании ситуационных моделей, согласно теории ситуационного управления, целесообразно выделить два основных логических блока-этапа1.
На первоначальном этапе исследователь собирает и накапливает информацию о подлежащем моделированию объекте, строит модель обобщенной ситуации, устанавливает закономерности ее функционирования. На втором этапе осуществляется выработка решения по управлению ситуацией.
Небесспорным является вопрос о том, охватывается ли понятием "ситуационное моделирование" процесс принятия решения по управлению ситуацией. Мы полагаем, что если отыскание на основе исследования модели целого ряда альтернативных решений и их последующее мысленное "проигрывание" (реализация) осуществляется по типу мысленного эксперимента, то, следовательно, выработка решения происходит не иначе, как в рамках моделирования. Окончательное же принятие решения по управлению ситуацией можно рассматривать как цель и конечный результат ситуационного моделирования.
Указанное обстоятельство позволяет четко дифференцировать метод ситуационного анализа1 и метод ситуационного моделирования.
Анализ ситуации состоит в изучении ее сущности, определении структуры, содержания составляющих ее элементов, т.е. ограничивается лишь познанием, исследованием ситуации. Ситуационное же моделирование кроме всего этого включает в себя и различного рода модельные эксперименты, ведущие к получению нового знания или принятию того или иного решения.
Особо ценное практическое значение приобретает создание многовариантных ситуационных моделей как перспективной, так и ретроспективной направленности.
Многовариантное ситуационное моделирование предоставляет его субъекту "поисковое поле", на котором производится многовариантный выбор: например, избрания того или иного тактического приема, использования той или иной типовой версии. Многовариантное моделирование постоянно вызывает потребность выбирать, сравнивать, искать альтернативы, находить лучшие решения и средства их реализации.
Основными достоинствами многовариантого моделирования являются его многофакторность и многофункциональность, гибкость и продуктивность.
Многовариантое ситуационное моделирование характеризуется необходимостью трансформации статичного мышления в динамичное. Любой блок криминалистической информации по ситуации может быть развернут во времени и пространстве вперед и назад применительно к прошлому и будущему, и с учетом тех или иных следственных ситуаций.
Логическая последовательность процедуры ситуационного моделирования может быть сведена к следующим его этапам:
а) постановка проблемы (определение0 задач моделирования);
б) построение модели ситуации (моделирование ситуации), т.е. заполнение структурных блоков конкретным содержанием;
в) абстрагирование от несущественных для исследования обстоятельств;
г) диагностика ситуации;
д) учет динамических факторов;
е) определение ряда возможных альтернативных решений по управлению ситуацией;
ж) "проигрывание" решений на модели и выбор оптимального.
Заметим, что далеко не всегда процесс ситуационного моделирования включает в себя вышеназванные этапы. К примеру, моделирование криминальных ситуаций имеет своей целью поэтапную реконструкцию ситуации совершения преступления и ее исследование, изучение взаимосвязей и взаимовлияний составляющих ее элементов, уяснение сущности механизма преступления. Разрешать такого рода ретроспективные ситуации следователь, конечно же, не может, поэтому в подобного рода случаях ситуационное моделирование не включает в себя процесс выработки решения по управлению или разрешению ситуации.
Практика использования ситуационного моделирования в следственной деятельности, основанная лишь на опыте и интуиции следователя, на сегодняшний день малоперспективна. Вместе с тем, при использовании для этой цели компьютерной техники, не следует забывать и о том, что полностью заменить следователя на стадиях оценки ситуации и принятия решений ЭВМ, по всей вероятности, не сможет никогда.
По нашему мнению, повышая оперативность в управлении ситуацией, ЭВМ не отрицает, а предполагает активное участие в нем человека. Ведь именно следователь, а не компьютер принимает окончательное решение на основе оценки и сравнения предлагаемых машиной альтернативных вариантов. На определенном этапе происходит синтез человеческих способностей и материализованных в ЭВМ потенций человеческого интеллекта. Поэтому развитие технических средств вовсе не отрицает роли опыта и интуиции человека в процессе ситуационного моделирования.
Итак, что же есть ситуационное моделирование? Л.Я.Драпкин, пожалуй, одним из первых криминалистов отметил, что "важным шагом для создания эффективных программ раскрытия и расследования преступления является метод обобщения ситуаций, так называемое ситуационное моделирование"1.
Однако, описывая суть ситуационного моделирования, Л.Я.Драпкин отметил, что "суть этого метода заключается в том, что большое количество конкретных ситуаций, аналогичных в каком-то существенном отношении, "сливаются", объединяются в одну или несколько обобщенных ситуаций, для которых и разрабатывается оптимальная программа принятия решений и проведения практических действий"2.
Представляется, что в целом верно определив суть ситуационного моделирования, Л.Я.Драпкин все же необоснованно сузил возможности этого метода, ограничив сферу его применения рамками следственных ситуаций, не учитывая целесообразность его использования в познании ситуаций совершения преступления (криминальных).
Мы понимаем ситуационное моделирование как метод исследования ситуаций, включающий в себя построение модели реальной ситуации и проведение с ней различного рода мысленных экспериментов: прогнозирования направлений ее развития и (или) "проигрывание" на ней предполагаемых решений по управлению ситуацией с целью выбора оптимального.
С одной стороны, ситуационное моделирование выступает как своеобразная форма мыслительной (познавательной) деятельности следователя, с другой - это и инструмент познания (метод), широко используемый в следственной практике.
Возникает вопрос: интентичны ли термины: "моделирование ситуаций" и "ситуационное моделирование"?
Скорее всего, ответ на него следует дать отрицательный. Поскольку если ситуационное моделирование рассматривать как комплексный метод познания и исследования ситуации, то моделирование ситуации выступит в качестве одного из этапов этого метода. Моделирование ситуации предполагает лишь построение модели ситуации, ее анализ. Ситуационное моделирование плюс ко всему этому предполагает также и проведение опытов, мысленных экспериментов с моделью ситуации, например, проигрывание на модели предполагаемых решений и оценка их результатов. То есть ситуационное моделирование - метод, эффективно обеспечивающий оптимальное достижение целей ситуационного управления.
Что касается объектов ситуационного моделирования, то можно констатировать, что они представлены во всем многообразии изучаемых криминалистикой ситуаций. Так, к их числу можно отнести: серию ситуаций криминальной деятельности, следственные ситуации, оперативно-розыскные, экспертные, судебные ситуации.
Внутри каждой из вышеназванных ситуаций также можно выделить свои объекты для моделирования: структуру, содержание, динамику ситуации, направления возможного изменения ситуации, поведение в ней лиц, результаты принимаемых ими решений.

3.3. Методика ситуационного моделирования 
в познании криминальных ситуаций

Как известно, на момент расследования преступление предстает перед следователем как явление прошлого, исследование которого может быть осуществлено только опосредованно, что как раз имеет под собой реальные предпосылки к использованию метода моделирования как средства познания истины.
Построить мысленную информационную модель расследуемого события - значит постепенно воссоздать в сознании картину имевшей место криминальной ситуации, разобраться в ее сущности, проследить генезис, а на этой основе уяснить механизм преступления.
Такого рода модель хотя и не является средством доказывания, но существенно облегчает его процесс. Построение модели криминальной ситуации способствует решению целого ряда криминалистических задач. Так, модель может выступать как систематизатор, накопитель информации о преступлении и как средство получения нового знания о криминальной ситуации и о преступнике.
Модель криминальной ситуации - это мысленное представление следователя, основанное на имеющейся информации о расследуемом событии, объясняющее общее содержание криминальной ситуации в целом, отдельных ее элементов, "вскрывающее" их взаимосвязь и объясняющее их взаимообусловленность.
Полагаем, что модель криминальной ситуации - это относительно устойчивая система за счет стабильности объединяющего ее структурного комплекса, динамичная и подвижная, поскольку ее оценка и принятие следственных решений по обеспечению задач расследования способствуют "информационному расширению" модели, росту объема и повышению уровня ее достоверности.
Моделирование криминальных ситуаций является одним из подвидов ситуационного моделирования в криминалистике и состоит из следующих этапов: сбор информации о ситуации, распределение этой информации согласно составляющим ситуацию компонентам, определение типа криминальной ситуации, установление факторов, влияющих на ее динамику. Кроме того, в ряде случаев с целью понятия логики действий преступника, для решения задач его поиска на основе имеющейся информации о субъекте преступления можно смоделировать и возможные его решения в соответствующей криминальной ситуации.
Каковы основы построения модели криминальной ситуации, какого рода информация кладется в основу ее моделирования?
Криминальные ситуации, составляющие криминальное событие, отражаются в материальных следах, остающихся на месте происшествия и в следах идеальных - мысленных образах этих ситуаций в сознании участников криминального события. Подобного рода следы позволяют следователю мысленно реконструировать криминальные ситуации, а затем и "воссоздать" механизм расследуемого события в целом.
В основу модели криминальной ситуации должна быть положена определенная структурная схема, предусматривающая основные компоненты ситуации и их взаимосвязи. Безусловно, модель конкретной криминальной ситуации всегда сугубо индивидуальна. Но в аспекте определенного вида преступлений такого рода модель будет иметь общие типовые, характерные для данного вида преступлений элементы и связи между ними.
С учетом того, что при расследовании практически любого преступления следователь каждый раз вынужден устанавливать: кто, зачем, когда и где совершил преступление, в какой обстановке, каким способом и т.д., структуру модели любой криминальной ситуации в самом общем виде будут определять следующие основные блоки:
*  информация о субъекте преступления;
*  информация об объекте;
*  информация о субъективной стороне преступления (цель и мотив содеянного);
*  информация о средствах, способе и механизме совершения преступления (о действиях, совершенных преступником и потерпевшим, способе подготовки, совершения, сокрытия преступления);
*  информация об обстановке совершения преступления;
*  информация о месте и времени совершения преступления;
*  информация об иных участниках преступления, соучастниках, очевидцах.
По мере расследования преступления вышеназванные структурные блоки модели будут наполняться конкретным содержанием.
Однако собирание и систематизация информации о конкретном преступлении, ее криминалистический анализ требуют от следователя активной мыслительной работы, поскольку эти процессы связаны с удержанием в памяти значительного объема информации об отдельных характеристиках элементов криминальной ситуации. С учетом того, что в производстве у одного следователя находится, как правило, сразу несколько уголовных дел, некоторые из которых отличаются многоэпизодностью или связаны с привлечением обширного круга лиц, следователи часто испытывают ряд затруднений: путают отдельные факты, забывают или упускают из вида существенную для расследования информацию.
Для преодоления таких трудностей могут быть использованы довольно несложные схемы, которые построены с учетом закономерностей процесса запоминания человека, и отражают структуру и межэлементные связи изучаемого объекта. Проведенное нами интервьюирование следователей показало, что многие из них испытывают необходимость в графической систематизации информации о конкретном преступлении, особенно на первоначальном этапе его расследования.
В связи с этим представляется, что есть смысл в разработке формализованных таблиц, отражающих структуру расследуемого события с учетом соответствующего вида или группы преступлений. В процессе расследования такого рода таблица заполняется получаемой по уголовному делу информацией с целью ее формализации, хранения и систематизации, поскольку существующий в настоящее время порядок ведения уголовных дел в ходе следствия не обеспечивает систематизации информации, достаточно удобной для следователей.
Использование таких таблиц способствует дисциплинированию, систематизации и активизации мыслительной деятельности лица, ведущего расследование, а также позволяет осуществлять контроль за состоянием следствия со стороны начальника следственного отдела (управления), надзирающего прокурора.
Информация, получаемая следователем в результате производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, должна быть систематизирована по соответствующим блокам. По мере выявления информации о конкретном преступлении в соответствующих блоках структурной схемы следователь может делать для себя необходимые пометки либо просто отмечать наличие (отсутствие) информации о том или ином элементе преступления, либо производить ее краткое вербальное описание.
Благодаря использованию такого рода схемы, выявленная по конкретному уголовному делу криминалистически значимая информация окажется четко систематизированной. Более того, пустые, незаполненные информацией клетки схемы выступят в роли своеобразного сигнала о необходимости поиска недостающей информации. При помощи такой схемы легко увидеть возникшие противоречия между отдельными, уже установленными фактами и либо принять решение об осуществлении дополнительной проверки поступивших сведений, либо попытаться по-новому оценить и связать имеющиеся на сей счет данные.
Начальный этап расследования обычно связан с утолением "информационного голода", то есть с интенсивным поиском необходимой для расследования информации, из которой постепенно и выстраивается модель криминальной ситуации. Однако может оказаться и так, что отдельные элементы структуры модели длительное время не могут быть заполнены соответствующей информацией. В подобных случаях существенную помощь следователю могут оказать типовые криминалистические характеристики соответствующего вида преступлений, которые создаются на основе научного обобщения расследованных уголовных дел. Такой анализ результатов обобщения следственной практики позволяет выявить закономерные связи (носящие, правда, вероятностный характер), выражающиеся в том, что отдельным элементам модели криминальной ситуации соответствуют другие, заранее неизвестные1.
Криминалистические характеристики преступлений позволяют с учетом информации об одних элементах на основе вероятностно-статистических связей предположить наличие информации о других. К примеру, установлена высокая вероятность того, что убийства женщин по сексуальным мотивам на улицах городов, рабочих поселков совершаются мужчинами в возрасте 18 - 30 лет, причем преступники проживают или работают на расстоянии 300 - 500 м от места происшествия1.
Таким образом, при дальнейшей детализации указанных информационных блоков модели криминальной ситуации уже сама структура модели может стимулировать поисковую деятельность следователя, выполняя функции своего рода краткой программы раскрытия преступления.
Обобщая, выделим основные операции построения информационной модели криминальной ситуации.
1.  Выбор компонентов модели. Для этой цели используется, как правило, типовая структура преступной деятельности, причем адаптированная для того или иного вида или подвида преступления.
2.  Заполнение типовой структуры имеющейся в распоряжении следователя первичной информацией.
3.  Определение компонентов (или их частей), информация о которых отсутствует (то есть установление того, что требуется искать).
4.  Поиск недостающей информации посредством: а) построения версий и их проверки; б) использования типовых криминалистических характеристик с опорой на корреляционные зависимости между отдельными элементами модели; в) анализа модели и основанных на нем логических выводов.
5.  Заполнение компонентов модели дополнительно полученной информацией, выявление противоречий.
6.  Устранение противоречий посредством выполнения пунктов 4-5.
Заметим, что элементы ситуации должны рассматриваться не как "автономные образования", а как факторы, взаимно влияющие друг на друга в рамках единого процесса, в конкретных условиях места и времени. К концу расследования должна быть выявлена информация о каждом структурном элементе криминальной ситуации, а также установлена вся система таких элементов, включая их внутренние и внешние связи.
Рассмотрим более детально: какого рода информация должна быть положена в соответствующие "блоки" модели криминальной ситуации, как и при помощи чего следует вести целенаправленный поиск такой информации.
Информация о субъекте преступления.
Модель личности преступника, являясь подсистемой модели криминальной ситуации, определяется как физический аналог, знаковое описание или мысленное представление о его социальных, психологических и биологических свойствах или их системе. Причем модель с аналогом находятся в таком отношении замещения и сходства, что оперирование ею служит способом получения и упорядочения знаний о преступнике.
Из всего множества отношений свойств преступника для криминалистики имеет значение лишь те из них, которые участвуют в процессе детерминации механизма преступления, обусловливают особенности его отражательных возможностей и процесса следообразования и вместе с тем запечатлевают на себе воздействия других лиц, предметов и обстоятельств.
На необходимость создания единой целостной криминалистически значимой модели преступника указывает и В.А. Образцов: "Важное методологическое значение для криминалистического исследования преступника имеет подход к данному объекту как к сложной системе, правильное понимание и управление которой возможно лишь на основе не только разделения ее на части, изучения каждой части и внутренних связей частей, но и изучения соотношений и взаимосвязей с другими явлениями, процессами, вещами. Именно модельный подход и позволяет достичь всего этого"1.
Многообразие свойств личности преступника и форм их отражения предопределяет и многообразие его криминалистических моделей. В зависимости от форм отражения они могут быть мысленными, материальными и компьютерными: графическими либо информационными. По характеру связи с событием преступления - специально изготовленные (композиционно-рисованные портреты разыскиваемого преступника) или подобранные из числа объектов, возникших до возбуждения уголовного дела, либо не в связи с преступлением (его фотоснимки, изъятые из личного дела по месту работы).
По объему моделирования - интегративными, охватывающими максимально возможное число свойств (розыскные карты преступников, опознавательные карты на лиц, без вести пропавших, и неопознанные трупы и т.д), дифференциальными узкими, дискретными, например, дактилоскопическая формула.
По функциональному назначению - розыскные, идентификационные, учетно-регистрационные, экспериментальные, профилактические.
Процесс создания криминалистической информационной модели личности преступника рассматривается в виде системы, включающей в себя следующие этапы.
1. Построение моделей его биологических, социальных и психологических характеристик.
2. Создание интегральной модели, содержащей все указанные свойства.
3. Коррекция модели с учетом данных криминалистической характеристики соотвествующего вида преступления и типологической криминалистической характеристикой преступников.
Личность преступника, являясь сложной динамической системой, одновременно выступает и в качестве компонента более широкой системы - механизма совершения преступления, в результате проявления которого в окружающей среде появляются различного рода изменения - следы преступления. Именно по таким материальным и идеальным следам и осуществляется моделирование личности преступника.
Источники данных об анатомических признаках преступника.
В первую очередь - это материальные следы, оставленные преступником на месте происшествия (следы рук, ног, зубов, микроследы), которые могут быть выявлены в ходе осмотра места происшествия.
В криминалистической литературе уже описаны приемы моделирования личности по следам, оставленным на месте происшествия. Так, к примеру, установлено, что по отдельно взятому следу (группе следов) рук человека возможно определить пол субъекта1, площадь отпечатков пальцев рук и ладоней дает представление о телосложении и возрасте лица, оставившего след2, наличие в отпечатках пальцев профессиональных примет (стигм) позволяет определить его профессию3.
Кроме того - это и идеальные следы преступника в сознании воспринимавших его лиц, причем выявляются эти следы посредством допроса потерпевшего, свидетеля очевидца.
Установление таких сведений по имеющимся следам производится - по данным ИПС, криминалистических учетов по способу и т.д.
Источники данных о функциональных признаках субъекта.
К ним следует отнести:
а) следы, выявленные при осмотре места происшествия (к примеру, дорожку следов ног человека);
б) различного рода документы, отражающие признаки почерка, обнаруженные в ходе обыска, осмотра места происшествия, полученные при выемке;
в) видеозаписи и фонограммы, запечатлевшие функциональные признаки субъекта преступления и т.д.
г) идеальные следы, выявленные в ходе допроса потерпевшего или очевидцев преступления.
Источники данных о социальных и интеллектуальных признаках личности.
а) следы и предметы, оставленные на месте происшествия.
Так, например, во время осмотра кабинета, в котором была совершена кража, во взломанном сейфе денег и ценных бумаг обнаружено не было, а оказалась оставленная преступником записка следующего содержания: "Отпечатков пальцев я не оставил, не дурак. Большой привет инспектору Зайкину. О(кей!".
По нагловатому тону записки, а главное - по характерному выражению "О(кей!" присутствовавший при осмотре места происшествия участковый инспектор Зайцев предположил, что преступление совершил находящийся под административным надзором ранее судимый Легостаев, что и подтвердилось в процессе дальнейшего расследования1.
б) личные документы преступника, хранящиеся в учреждениях;
в) характеристики, выданные по месту его работы, жительства, учебы.
Заметим, что одним из эффективных способов получения данных о лице, совершившем преступление, является моделирование его личности комплексно с моделированием криминальной ситуации, то есть так называемый ситуационный анализ места происшествия. Он представляет собой методику криминалистического исследования места происшествия и включает в себя последовательное изучение всех материальных следов, имеющихся на месте происшествия, их сопоставление друг с другом, с окружающей обстановкой до, во время и после совершения преступления. Такого рода анализ позволяет на основе комплексного использования криминалистических и других специальных познаний формулировать выводы о последовательности действий участников расследуемого события и их признаках1.
Информация о свойствах личности преступника
Для построения модели личности преступника информация может быть получена как из процессуальных, так и из непроцессуальных источников. В качестве информации, добытой из процессуальных источников, следует рассматривать, например, соответствующим образом изъятые и приобщенные к делу материальные следы преступления, что чрезвычайно важно при раскрытии неочевидных преступлений.
Анализируя используемые следователями непроцессуальные источники получения информации о свойствах личности преступника, отметим, что некоторые практики помимо традиционных, существенное внимание уделяют так называемым нетрационным методам. Так, при исследовании рукописей могут применяться отдельные положения графологии - отрасли знания, изучающей взаимосвязь психофизических качеств и почерка человека2. Для экспресс-диагностики личности при производстве допроса следователям предлагается брать на вооружение некоторые астрологические и физиогномические данные3. Хотя одновременно с этим некоторые авторы дают вышеназванным методам крайне негативную оценку1.
Создание целостной модели криминальной ситуации позволяет целенаправленно оценить всю совокупность изменений обстановки места происшествия и обеспечивает комплексный подход к решению задачи установления как обстоятельств совершения преступления, так и признаков лица, его совершившего (пол, возраст, функциональные, профессиональные и другие особенности).
При моделировании личности преступника необходимо использовать связи между элементами криминалистических характеристик преступник - потерпевший, преступник - способ, преступник - обстановка. С таких позиций представляет интерес, к примеру, методика моделирования личности преступника по данным о способе совершения преступления. В ней предусмотрено использование в ходе моделирования широкого объема исходной информации, строгая ее формализация и применение возможностей искусственного интеллекта с целью накопления сведений о ранее расследованных преступлениях определенного вида, установление многочисленных корреляционных зависимостей между личностью преступника и другими элементами криминалистической характеристики преступления, а также и автоматизация самого процесса моделирования.
Информация об объекте преступного посягательства.
Объем и характер информации о потерпевшем, необходимой для построения модели криминальной ситуации, во многом определяется видом преступления, а также исходной следственной ситуацией.
К примеру, при расследовании умышленных убийств в ситуации, когда личность погибшего неизвестна, предварительно следует вести поиск сведений о физиологических, социальных, профессиональных признаках личности, а уже затем использовать их для получения сведений демографического характера (ф.и.о., место жительства, профессия, личные контакты и т.д.), то есть для установления информации о личности погибшего.
Если в исходной ситуации личность потерпевшего установлена сразу, то первоначальному поиску подлежит информация о психологических особенностях потерпевшего, его контактах, взаимоотношениях с окружающими, его поведении в предкриминальной ситуации и т.д.
Где, как и каким образом получить информацию о потерпевшем?
В ситуациях, когда личность потерпевшего не установлена, особое внимание следует уделять исследованию материальных следов, остающихся на месте происшествия. Часто именно потерпевший - активный участник криминальной ситуации (оказание сопротивления преступнику либо, наоборот, своим виктимным поведением потерпевший провоцирует совершение преступления). Поведение потерпевшего как составная часть криминальной ситуации формирует и сам механизм совершения преступления, последствия проявления которого оставляют разнообразные материальные и идеальные следы во вне.
Кроме того, в результате анализа информации о потерпевшем следователь имеет возможность получить и иные, необходимые для расследования данные, например - о способе, механизме совершения преступления, о лице, его совершившем.
Особенности потерпевшего в определенной степени обусловливают способ совершения преступления, поскольку, принимая то или иное решение, преступник невольно оценивает сложившуюся предкриминальную ситуацию в целом и в частности, учитывает физические (пол, возраст, телосложение) и интеллектуальные данные потерпевшего, в большинстве случаев именно с учетом этого выбирает тот или иной способ совершения преступления.
Соответственно поведение потерпевшего формирует и механизм преступления. В этом плане некоторые ученые справедливо отмечают, что связь "преступник - жертва" отображается и проявляется, как правило, в материальной обстановке, образуя различного рода следы, которые могут быть выявлены и декодированы в процессе расследования1.
При собирании информации о потерпевшем особое значение приобретает моделирование предкриминальной ситуации, особенно характер взаимоотношений преступника и жертвы до совершения преступления, а также анализ предшествующего поведения потерпевшего на предмет его виктимности.
Построение модели потерпевшего (в качестве самостоятельного блока модели криминальной ситуации) имеет определенное тактико-методическое значение: во-первых, значительно повышает эффективность проведения следственных действий с участием потерпевшего (допрос, проверка показаний на месте, предъявление для опознания и т.д.); во-вторых, позволяет решать задачи стратегического характера (например, установление личности преступника посредством учета его связи с потерпевшим)2.
Информация об обстановке совершения преступления.
Криминалистический анализ обстановки совершения преступления - один из возможных путей в раскрытии преступного деяния, особенно в тех исходных следственных ситуациях, когда на месте происшествия отсутствует типичная следовая картина (нет следов ни преступника, ни потерпевшего), нет никакой информации о способе совершения преступления, личность потерпевшего не установлена.
Подчеркнем, что мы понимаем "обстановку совершения преступления" в широком плане, в отличие от понимания ее как "вещной обстановки"3.
Полагаем, что обстановка совершения преступления образуется взаимодействием совокупности следующих факторов: вещественных, пространственно-конструктивных, природно-климатических, физико-химических, временных, производственно-бытовых, поведенческо-психологических1. Поскольку все ситуации криминальной деятельности происходят в конкретных условиях места, времени, проявления специфических природно-климатических факторов, названные особенности, с одной стороны, учитываются преступником при принятии им решений, реализации своих преступных намерений, с другой стороны, они же и "впитывают" в себя материальные следы преступления.
Таким образом, тщательное исследование следователем всей совокупности обстановки совершения преступления позволяет ему собрать криминалистически значимую информацию о возникшей в момент происшествия криминальной ситуации, а также и о ее генезисе. Заметим, что следует дифференцировать обстановку предкриминальной, собственно криминальной и посткриминальной ситуаций.
Так, к примеру, во время совершения разбойного нападения на безлюдную ранее улицу вдруг вышли молодые мужчины, вследствие чего преступник был вынужден временно приостановить реализацию своих преступных намерений2.
При осмотре места происшествия исследование материальных следов и обстановки в целом позволяет следователю выявить сведения следующего характера: какие из числа отмеченных выше условий и факторов непосредственно предшествовали преступлению, каково было их содержание и характер последующих изменений, что в обстановке совершения преступления было специально подготовлено преступником, а что не зависело от него; что препятствовало или способствовало подготовке преступления и сокрытию его следов; что привело к тем или иным несоответствиям в способе и механизме совершения преступления, какие факторы нетипичного для данной ситуации свойства отразились в обстановке, кто мог воспользоваться сложившейся обстановкой для совершения преступления и т.д.3
Следователь не воспринимает криминальную ситуацию непосредственно, а моделирует ее по дошедшим до него материальным и идеальным отображениям - следам, несущим на себе отпечатки времени. Чтобы установить временные интервалы по изменениям в материальной обстановке, надо брать во внимание закономерности механизма следообразования, например, особенности старения материальных объектов, зависящие от ряда условий.
Следователи должны использовать малейшие возможности для собирания сведений о всех структурных элементах обстановки совершения преступления, которые могут быть почерпнуты из самых разнообразных источников. Например, сведения о временных параметрах события преступления могут быть получены не только по материальным следам, но и посредством изучения физических, химических, биологических процессов, протекающих в следах и объектах (трупе, пище, пятнах крови и т.д.)4.
Кроме того, сведения об обстановке совершения преступления могут способствовать получению информации о способе и механизме преступления, выявлению объекта (предмета) преступного посягательства, поиску личности преступника.
Тесно могут быть между собою связаны обстановка и объект преступления. Наиболее явно такого рода связь прослеживается в имущественных преступлениях. Следственная практика свидетельствует о том, что в большинстве случаев либо объект, либо субъект преступления тесно связаны с окружающей обстановкой. Связи эти сложны, многообразны и в значительной степени влияют на методику расследования. Обстановка совершения некоторых преступлений непосредственно указывает на свойства и качества людей, эти преступления совершивших, изучение ее способствует определению среды обитания преступника5.
С учетом связей в криминальной ситуации субъекта и обстановки совершения преступления по способу их взаимодействия важно учитывать две системы: закрытую и открытую. В закрытой среде способ взаимодействия личности и обстановки свидетельствует об ограниченном круге лиц, способных совершить преступление6.
Достаточно строгие и устойчивые закономерности закрытой системы, проявляющиеся в следах - последствиях, уже на первоначальном этапе ставят задачу выдвижения версий относительно субъекта преступления в узком кругу подозреваемых лиц. К примеру, при установлении факта совершения убийства в квартире поиск преступника будет осуществляться в первую очередь среди строго определенного круга лиц (родственников, сожителей, друзей, знакомых).
Моделирование пространственно-временных факторов.
Время - один из основных атрибутов криминальной ситуации, отражающий ее существование от момента начала преступной деятельности до момента ее окончания, характеризующее длительность развития ситуации, последовательность ее фаз и периодов.
Начало действий преступника в конкретном пространстве включает часы криминальной ситуации, которые начинают свой отсчет с момента начала следообразования. Поэтому при моделировании криминальной ситуации довольно важно установить начало и конец взаимодействия преступника с окружающей обстановкой, что и будет соответствовать моментам времени.
Преступная деятельность протекает в объективном мире и, отображаясь различными материальными и идеальными источниками во времени и конкретном месте, вызывает соответствующие изменения в окружающем пространстве.
Знание временных характеристик значительно помогает моделированию криминальной ситуации, содействует определению круга подозреваемых, позволяя последовательно сужать его.
Будучи элементом криминальной ситуации, время как и любой другой ее элемент, отображается в изменениях материального мира и в сознании лиц, участвующих в ней или наблюдавших ее развитие. Однако при моделировании криминальной ситуации установление фактора времени усложнено тем, что далеко не всегда адекватно восприятие и оценка времени человеком, поскольку он не имеет специальных рецепторов для такого восприятия. Информация о временных параметрах криминальной ситуации, которую получает следователь при допросе лиц, сопричастных с ситуацией, чаще всего - весьма приблизительна по причине субъективного ее восприятия, запоминания, воспроизведения. Поэтому идеальное отображение времени в сознании того или иного субъекта более вероятностно, нежели материальное отображение времени.
"Материальное отображение времени отражает моменты времени, временные интервалы и отношения между различными формами движения материи, которые после их прекращения некоторое время сохраняют относительное тождество, что создает объективные предпосылки для более точного установления временных характеристик исследуемых событий"7. Например, время наступления смерти человека гораздо точнее определить по характеру имеющихся трупных пятен, чем по показаниям свидетелей, не являющихся очевидцами преступления.
Временные параметры ситуации имеют значение и в плане установления относимости тех или иных объектов материальной среды к преступлению. В свою очередь, отсутствие таких связей лишает следы, обнаруженные на месте происшествия, своего доказательственного значения.
Так, все собранные по делу доказательства указывали на то, что убийство Тюленина в г. Калининграде совершил обвиняемый Маклыгин. Однако полученное следователем в ходе окончания предварительного следствия заключение судебно-медицинской экспертизы свидетельствовало о том, что смерть потерпевшего Тюленина наступила во второй половине дня 28 ноября. В то время как следствием был достоверно установлен факт пребывания Маклыгина в скором поезде Калининград-Москва, отбывшем из Калининграда 27 ноября в 23-308.
Информацию о временных характеристиках преступления следователь может получить: а) путем личного непосредственного восприятия последствий преступления и их логического анализа при учете соответствующих научных данных; б) при использовании для этих целей специалиста соответствующего профиля; в) посредством назначения той или иной экспертизы (судебно-медицинской, почерковедческой, трасологической и проч.).
Информация о способе совершения преступления.
Многими криминалистами справедливо отмечено то, что способ совершения преступления, оставляющий различного рода следы на месте происшествия и на объекте преступного посягательства, является важным источником сведений о качественной характеристике преступного поведения.
Информация о способе совершения преступления - весьма существенный элемент модели криминальной ситуации в умышленных преступлениях. Часто именно сведения о способе совершения преступления помогают следователю верно определить суть произошедшего на месте происшествия и выявить направления поиска преступника. Это подтверждается и одним из известных принципов методики расследования - "от способа совершения преступления к способу его раскрытия".
Для выявления информации, характеризующей способ совершения преступления, целесообразно провести такие следственные действия, как осмотр места происшествия, поскольку помимо материальных следов на месте происшествия могут быть оставлены орудия и средства преступления, а также - освидетельствование и обыск. Данные о способе совершения преступления могут быть получены и посредством проведения криминалистических экспертиз.
Информация о способе совершения преступления характеризует внешнюю сторону волевого преступного акта. В то же время ее выявление позволяет установить, почему преступник действовал именно таким образом, то есть выявить информацию и о другом элементе криминальной ситуации - мотиве, которым руководствовался субъект преступления.
Моделирование механизма совершения преступления.
В самых общих чертах мы охарактеризовали процесс поиска и собирания информации для моделирования отдельных структурных элементов криминальной ситуации, Следующий этап ситуационного моделирования предусматривает моделирование динамического фактора. Для того, чтобы созданную статическую схему криминальной ситуации проследить в стадии ее развития, необходимо моделировать механизм совершения преступления.
Что же представляет собой механизм совершения преступления, какова его природа, функции, соотношение с криминальной ситуацией? В самом общем плане механизм совершения преступления можно определить как "временной и динамический порядок связи отдельных этапов, обстоятельств, факторов самого события преступления, позволяющий воссоздать его картину"9. Взяв за основу это определение, попытаемся исследовать методические аспекты моделирования механизма совершения преступления.
Криминальная ситуация - сложное системно-структурное образование, каждый элемент (часть элемента) которого в конкретном преступлении имеет свою роль, значение, свои индивидуальные взаимосвязи и взаимоотношения с другими элементами ситуации. Взаимодействие этих элементов или их частей - есть результат проявления механизма преступления, который является как бы "пружиной", приводящей в действие все ситуационные компоненты, которые без механизма "мертвы". Если характеристику всех структурных элементов ситуации без механизма можно сравнить с одномоментной "фотографией" ситуации, то вместе с механизмом - это уже взаимосвязанные "кинокадры" события. Именно механизм и обусловливает развитие криминальной ситуации, способствует ее генезису, создавая из отдельных ситуаций расследуемое событие в целом.
То есть своим развитием криминальная ситуация обусловливает динамику преступления, которая характеризует такой важный элемент, как механизм совершения преступления.
Криминалистическое понятие "механизм совершения преступления" необходимо отграничить от криминологического понятия "механизм преступного поведения", обозначающего связь и взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних психических процессов и состояний, детермирующих решение совершить преступление, направляющих и контролирующих его исполнение. В отличие от него в криминалистический механизм преступления входят в качестве элементов те составляющие событие преступления его отдельные обстоятельства, которые, взаимодействуя друг с другом, отражают процесс, изменение, преобразование в ситуации преступления и по следам-последствиям указывают на закономерные связи и взаимоотношения между ними.
Познание механизма преступления посредством реконструкционного мысленного моделирования позволяет познать закономерности образования информации о расследуемом событии. Именно моделирование механизма преступления позволяет выявить сущность и значимость каждого структурного элемента криминальной ситуации в конкретном событии: информацию о действующих в ситуации лицах, о роли каждого из них, их функциональных действиях; информацию о взаимовлиянии и взаимообусловленности всех элементов криминальной ситуации.
Моделирование механизма преступления можно осуществить: по криминалистически значимым связям всех элементов ситуации (при использовании типовых криминалистических характеристик); а также по механизму следообразования, восстанавливая отдельные звенья причинно-следственной цепи.
Конкретный отрезок времени, фиксированный материалами уголовного дела (например, время движения поезда), расчленяется на хронометрические отрезки (сутки, часы, минуты). Задача следователя состоит в установлении действий обвиняемого в течение каждого временного отрезка, а затем в совмещении по времени этих действий с иными, уже установленными, эпизодами преступления. Причем шкалу времени необходимо составлять для каждого лица отдельно. Сравнение полученных шкал времени позволит увидеть совпадающие и различающиеся моменты времени, например, моменты, в которые пути обвиняемого и потерпевшего пересекались или, наоборот, когда они находились в разных местах.
Криминальная ситуация мысленно расчленяется на этапы и фиксируются временные границы каждого.
Например, при расследовании умышленного убийства мы выделим:
1) подготовительные действия (выбор жертвы, приготовление орудий преступления, выбор места нападения);
2) непосредственное нападение на жертву (проникновение в жилище, встреча с жертвой, угроза убийством, борьба с жертвой);
3) действия по сокрытию следов преступления (отбытие с места происшествия, уничтожение следов, орудий совершения преступления);
4) поведение после совершения преступления (на работе, дома).
Установив моменты начала и окончания каждого эпизода, то есть составив шкалу времени отдельно для каждого участника, необходимо сопоставить их по типу "наложения" моделей.
В зависимости от исходной следственной ситуации можно выделить три основных способа моделирования механизма.
1. Моделирование механизма с посткриминальной ситуацией (познание "назад", по типу "обратной развертки" события).
2. Моделирование с предкриминальной ситуацией (хронологическое восстановление произошедшего).
3. Моделирование механизма с собственно криминальной ситуацией.
Процесс моделирования механизма преступления можно проиллюстрировать на примере из следственной практики. Осмотр места происшествия позволил следователю сделать вывод о насильственной смерти гр. Керимовой, труп которой был обнаружен в ее квартире. В комнате были изъяты нож и шило со следами крови на них. Множественные следы крови имелись и на различных предметах, находящихся в квартире. Ценные вещи - золотые украшения, меховые изделия, видеоаппаратура - оказались нетронутыми.
Брат убитой, проживавший совместно с ней, пояснил, что пропали только лишь некоторые старые вещи сестры: поношенная котоновая куртка и кепка, зеленая юбка, а также большая коричневая хозяйственная сумка.
У следователя вдруг возникла интуитивная догадка о том, что преступление совершено женщиной. Выявляя отдельные звенья причинно-следственной цепи механизма преступления, он мысленно сопоставил результаты проведенного осмотра и собственную версию. Все подтверждалось: обильные следы крови в разных местах комнаты, наличие не одного, а нескольких орудий преступления можно было объяснить продолжительной борьбой преступника и его жертвы. Продолжительность борьбы натолкнула следователя на мысль о равенстве сил. Отсюда следовало, что следы крови могли остаться и на одежде преступника. Чтобы не выходить в таком виде на улицу, преступница переоделась в вещи убитой, свои же положила в хозяйственную сумку (так объяснилась и пропажа коричневой сумки) и забрала их с собой10.
Надо отметить, что дальнейшее расследование подтвердило правильность рассуждений следователя. Данный пример иллюстрирует процесс моделирования механизма преступления посредством оперирования следователем "известными" компонентами модели, информацию о которых он выявил в ходе осмотра места происшествия. Существенную роль в указанном случае сыграла и интуиция следователя: подсознательно "известные" компоненты помогли ему выдвинуть версию о компонентах неизвестных (в частности, о субъекте преступления).
Таким образом, моделирование механизма совершения преступления позволяет из модели криминальной ситуации сконструировать информационную модель всего расследуемого события в целом.
Предлагаемая методика предусматривает следующие этапы моделирования расследуемого события.
1. Моделирование криминальной ситуации (или соответственно предкриминальной, посткриминальной), которая является частью механизма преступления.
2. Моделирование механизма преступления, являющегося структурным элементом расследуемого события.
3. Моделирование всего расследуемого события.
Вопросы построения индивидуальной модели расследуемого события уже рассматривались в криминалистической литературе11. Однако предлагаемые авторами методики, при всех их положительных качествах, построены не с позиций ситуационного подхода и поэтому соответственно не берут во внимание ситуативности преступной деятельности, что существенно их обедняет. Полагаем, что использование ситуационного моделирования как раз и позволяет восполнить указанный пробел.
Резюмируя, отметим, что моделирование расследуемого события и составляющих его криминальных ситуаций имеет весьма существенное для расследования значение:
*  в установлении пространственно-временных соотношений всех обстоятельств расследуемого события;
*  в мысленном "воссоздании" реальной картины преступления в его динамике, в генезисе составляющих его ситуаций;
*  в прогнозировании направлений поиска и собирании криминалистически значимой информации о преступлении и лице, его совершившем;
*  для приведения всей имеющейся по делу информации, всех собранных доказательств в стройную упорядоченную систему.


3.4. Ситуационное моделирование в разрешении 
следственых ситуаций

Практически каждый шаг в деятельности следователя связан с принятием решений, от своевременности которых во многом зависит успех расследования. Однако психологами справедливо подмечено, что решение само по себе не является началом деятельности, а представляет собой результат обширной предварительной работы мозга12. Поэтому, исследуя теорию принятия решений, необходимо вовлекать в сферу исследования не только стадию непосредственного принятия решения, но и стадию так называемого "предрешения", которая формирует и предопределяет его направленность. Именно на стадии предрешения субъекту необходимо осознать и отобразить в сознании окружающую обстановку и учесть все обстоятельства, способные оказать на нее влияние. Поэтому одним из первых этапов принятия решения следует считать осознание и анализ ситуации, сложившейся к определенному моменту.
Аналогично в процессе расследования конкретного преступления еще до принятия какого-либо решения следователю необходимо познать следственную ситуацию, а для этого - воссоздать ее в сознании для последующего мысленного исследования, анализа и оценки, т. е. создать мысленную модель реальной ситуации.
В общих чертах суть ситуационного моделирования как метода познания и разрешения следственных ситуаций может быть сведена к следующему. В ходе расследования различных преступлений возникает огромное множество разнообразных следственных ситуаций, требующих от следователя их анализа и разрешения. Вместе с тем, как известно, следователь может принять не бесконечное, а лишь ограниченное число вполне конкретных решений. С учетом этого процесс ситуационного моделирования предполагает упорядочение большого количества следственных ситуаций в однотипные классы. Указанная задача является вполне реальной, несмотря на то, что любая конкретная следственная ситуация строго индивидуальна в силу влияния на нее большого числа связей и отношений. Ситуации, встречающиеся в следственной практике, нужно разбить на ряд классов, а при необходимости и подклассов, количество которых будет определяться числом возможных следственных решений.
В аспекте ситуационного подхода деятельность следователя по принятию решений можно определить как мысленное творческое сопоставление конкретной следственной ситуации с типовой. В случае, если эти ситуации однотипны, предлагаемый алгоритм по разрешению типовой ситуации может быть использован для ситуации конкретной.
Ситуационное моделирование в расследовании преступлений требует соблюдения ряда условий: систематического накопления информации о ситуации; знания типовой ситуационной структуры; а также обязательного учета субъективных и объективных факторов, способных изменить ситуацию. Представляется, что следственная ситуация детерминирована такими факторами, как наличие и характер имеющейся в распоряжении следователя доказательственной и непроцессуальной информации, что обусловлено спецификой криминальной ситуации и ее способностью оставлять следы в окружающей среде; интенсивность процессов исчезновения доказательств; характер источников информации (их надежность, полнота); наличие или отсутствие данных о подозреваемом; вмешательство в процесс расследования посторонних лиц и т.д.
Важное значение в моделировании следственных ситуаций приобретает и фактор времени. Связанные с ним закономерности довольно часто играют важную роль в выборе той или иной альтернативы при принятии тактического решения следователем. Некоторые элементы следственной ситуации, такие как, к примеру, возможность утраты доказательств, погодные условия, опасность сговора участников, сокрытие похищенного - воздействуют на решения следователя именно в связи с временными факторами. Для описания подобных факторов С.И.Цветков, например, предлагает использовать термин тактические сроки13.
Разумеется, мы перечислили субъективные и объективные факторы общего характера, при анализе же конкретной следственной ситуации необходимо выявлять факторы частного (индивидуального) характера.
Общую процедуру использования ситуационного моделирования для познания и разрешения следственных ситуаций можно представить следующим образом.
I этап. Построение модели следственной ситуации (осознание и анализ ситуации).
1. Восприятие информации о ситуации.
2. Фильтрация полученной информации по признакам относимости и допустимости в уголовном процессе.
3. Систематизация информации согласно структуре соответствующего типа ситуации.
4. Определение "пробелов" (незаполненных информацией структурных элементов ситуации), их заполнение посредством получения соответствующих дополнительных сведений.
5. Учет объективных и субъективных факторов, способных существенно повлиять на динамику ситуации.
II этап. Модельные эксперименты (типизация ситуации, выработка решения).
1. Обобщение ситуации посредством абстрагирования от несущественных для исследования признаков.
2. Типизация ситуации в соответствии с принятой классификацией.
3. Отыскание соответствующих типовых программ.
4. Определение ряда альтернативных решений по управлению ситуацией.
5. "Проигрывание" решений на модели, оценка полученных результатов.
6. Выбор оптимального решения из числа допустимых.
Рассмотрим более детально содержание каждого этапа ситуационного моделирования. Так, в ходе производства расследования уголовного дела следователю периодически необходимо оценивать особенность сложившейся ситуации для ее наиболее эффективного использования или воздействия на нее для изменения в благоприятном для следствия направлении.
Проведенное нами интервьюирование следователей показало, что в уяснении сущности простых ситуаций у них не возникает каких-либо трудностей, однако при анализе сложных следственных ситуаций складывается несколько иное положение. Так, 34 % опрошенных заявило, что в процессе анализа подобных ситуаций им сложно учесть все определяющие ситуацию факторы в совокупности, во взаимосвязи, в результате чего происходит (иногда и существенное) упущение из виду важной информации; 27% опрошенных видят трудности в неумении скомпоновать имеющуюся информацию. В целом 76% следователей в процессе принятия решения определяют вид следственной ситуации интуитивно, "на глазок", вследствие чего восприятие ситуации не всегда бывает адекватным, а принятые решения - оптимальными.
Полагаем, что использование ситуационного моделирования - верный путь в преодолении таких трудностей, поскольку его процедура предусматривает сбор и анализ информации ситуации в соответствии с типовой структурой того или иного ее класса. А это позволяет в свою очередь обеспечить полный охват вниманием следователя различных аспектов ситуации и одновременно способствует группировке информации о ней.
Как мы отметили, в структуре следственной ситуации можно выделить компоненты информационного, процессуально-тактического, психологического и материально-технического характера.
Информация, необходимая для моделирования информационного компонента следственной ситуации, - практически та же, которая кладется в основу модели криминальной ситуации. Однако, несмотря на то, что в обоих случаях речь идет о расследуемом событии, в каждом из них сведения о преступлении изучаются с различных позиций. Моделирование криминальной ситуации решает задачу поэтапной мысленной реконструкции ситуации и процесса ее развития. В отличие от этого, информационный компонент следственной ситуации отражает то, в какой степени и каким образом происходит реконструкция криминальной ситуации: какая информация о преступлении и в каком объеме имеется в исходной следственной ситуации, какие необходимые для расследования сведения отсутствуют, если принятая типовая версия справедлива. Как реализовать имеющуюся в распоряжении следователя информацию для поиска недостающей, какие противоречия имеются в полученных данных?
При ситуационном моделировании следует учитывать динамический характер ситуации. В ходе расследования следователь по мере необходимости проводит различные следственные действия, обращается к данным криминалистических учетов, использует возможности оперативно-розыскной деятельности, помощь общественности. В результате возникает (и соответственно моделируется у следователя в сознании) качественно новая следственная ситуация, имеющая более полную информационную базу.
Информация, составляющая процессуально-тактический компонент следственной ситуации, характеризует состояние производства по уголовному делу: какие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия на момент оценки следственной ситуации уже проведены, какая конкретно мера пресечения выбрана в отношении подозреваемого, какие тактические приемы были применены следователем, степень эффективности их использования.
Информация, составляющая психологический компонент следственной ситуации, должна объединять в себе: а) личностные характеристики отдельных участников процесса (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля), их психологические особенности, моральные и иные качества; б) особенности взаимоотношений участников процесса между собой, их отношение к расследуемому событию, к следователю, к самому факту расследования.
При изучении взаимодействия участников процесса между собой следователю особо тщательно следует выяснять: нет ли со стороны обвиняемого (подозреваемого), его родственников и друзей влияния на потерпевшего или свидетелей посредством уговоров или, наоборот, путем запугивания.
Так, например, при расследовании изнасилования, совершенного обвиняемым Д., упущение следователем из виду отмеченных обстоятельств отрицательно повлияло на сложившуюся в середине расследования благоприятную следственную ситуацию. Следователь построил мысленную информационную модель криминальной ситуации, выяснил все обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию, однако не успел их закрепить должным образом.
Между тем параллельно со следствием свою деятельность осуществляла и противоборствующая сторона: родственники обвиняемого Д. в ходе неоднократных визитов к потерпевшей С. и ее родителям при помощи уговоров и различного рода подношений убедили С. изменить ранее данные ею показания. К этому моменту ситуация расследования оказалась предельно усложненной, хотя следователь вполне мог заранее предотвратить ее негативную трансформацию14.
Информация организационно-управленческого характера, составляющая одноименный компонент следственной ситуации, отражает стратегическую и информационную стороны расследования, результаты взаимодействия с УР, иными службами, включая психологические особенности взаимодействия с ними следователя, поскольку, как доказано психологами, личностные взаимоотношения между работниками коллектива или взаимодействующих коллективов значительно предопределяют выполнение ими своих служебных обязанностей15.
После систематизации имеющейся в распоряжении следователя информации о ситуации в соответствии с вышеназванными ее компонентами и детального их анализа возникает следующий этап ситуационного моделирования - типизация ситуации.
Процесс типизации ситуации всегда требует ее "усреднения", проводимого посредством отвлечения от частностей, выдвижением на первый план ситуационных признаков группового характера. Следственная практика показывает, что при анализе ситуаций расследования можно выделить задачи, требующие своего осмысления и разрешения, присутствующие одновременно в информационном, в психологическом и в тактическом компонентах ситуации. Однако тип ситуации будет предопределяться уровнем сложности и необходимостью первостепенного разрешения возникающей в ней той или иной задачи. В зависимости от приоритетного получения сигнала о наличии требующей разрешения проблемы в том или ином компоненте ситуации и определяется ее тип.
Анализируя ситуацию с проблемой (то есть с задачей, требующей решения) в информационном компоненте, определив, что на первый план в ней выступает задача получения недостающего следователю знания о преступлении и лице, его совершившем, а также задача отыскания таких знаний в ходе анализа модели ситуации, следует отнести такую ситуацию к познавательному типу.
Если же анализ модели ситуации выявит трудности, обусловленные конфликтом между следователем и проходящими по делу лицами, либо состоящие в том, что расследование затруднено спецификой взаимоотношений отдельных участников уголовного процесса между собой, то в этом случае ситуацию можно отнести к разряду конфликтных.
При возникновении трудностей в организации, планировании процесса расследования, в управлении им (первостепенно "подает сигнал" о своей неразрешенности организационно-технический компонент) появляются ситуации организационно-управленческого типа.
При мысленном анализе отдельных следственных ситуаций, в процессе выработки тактического решения изучение возможной альтернативы решений может выявить и так называемые "рисковые" позиции следователя. Такого рода ситуации мы определим как ситуации тактического риска, поскольку появляются они при наличии проблем организационно-тактического характера, при "сигнале" тактического компонента.
Особо детального рассмотрения требует этап "разрешения" следственных ситуаций, поэтому мы рассмотрим его особенности отдельно по каждому типу ситуаций.

Разрешение ситуаций познавательного типа посредством 
использования моделирования

В ситуациях познавательного типа первоочередного разрешения требуют задачи в их информационном компоненте. Для ситуаций этого типа характерно полное или частичное отсутствие информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также об источниках получения такой информации. Анализ следственной практики показывает, что в подавляющем большинстве случаев ситуации познавательного типа возникают на первоначальном этапе расследования, хотя могут появляться и на последующих его этапах.
На первоначальном этапе расследования преступлений, особенно совершенных в условиях неочевидности, органы предварительного расследования располагают, как правило, весьма незначительной информацией о лицах, совершивших деяние, в силу самых различных причин: либо преступники предприняли меры к сокрытию и уничтожению следов, или же имеется большой разрыв во времени между совершением преступления и его обнаружением и т.д.
В таких условиях крайне остро стоит вопрос о получении новой информации. Решение этой проблемы связано с установлением системы закономерных связей между личностью и средой ее формирования и обитания, между иными элементами преступной деятельности и свойствами преступника.
Методика разрешения следственных ситуаций познавательного типа разрабатывается на основе комплексного подхода, где определяющее значение приобретает единая система следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, в которых имеет место взаимообусловленность, направленная на разрешений ситуации.
Мысленное моделирование способствует оптимизации выявления подлежащих первостепенному разрешению задач и осмыслению самой проблемной ситуации. Для этой цели необходимо построение информационной модели криминальной ситуации, методические основы построения которой мы достаточно подробно описали в предыдущем разделе работы. Распределение имеющейся в распоряжении следователя информации о преступлении в соответствии с типовой структурой модели позволяет определить: а) нет ли в имеющихся данных противоречий; б) сведения о каких именно компонентах криминальной ситуации пока отсутствуют.
По формуле: "дано: а, b, с ...........; требуется определить (найти) х, у......." можно определить сущность, основное содержание проблемы.
Однако для того, чтобы перейти к осмыслению проблемной ситуации, в указанную формулу необходимо внести дополнительные данные, а именно: условия, в которых требуется определить искомое. Эти условия - есть не что иное, как "состояние" других компонентов следственной ситуации (психологического, процессуально-тактического, материально-технического): материальные ресурсы, возможности следователя, процессуальное состояние расследования, психологические особенности участников уголовного процесса и т.д. Таким образом в сознании следователя постепенно выстраивается модель проблемной ситуации, помогающая определить неизвестное по делу или найти пути его поиска.
Проиллюстрируем сказанное примером из следственной практики. В прокуратуру г. Калининграда поступило сообщение от гр. Л. о том, что его сын, гуляя с друзьями на окраине города, в овраге около ручья обнаружил части расчлененного трупа человека. Проведенный осмотр места происшествия позволил определить следующее. В 1 км от мотеля "Балтика", расположенного за городской чертой, на берегу ручья обнаружена наполовину завернутая в полиэтиленовую пленку грудная клетка человека, а в 330 м вверх по ручью также были найдены останки человека. Присутствующий при осмотре трупа судебный медик предположительно установил, что это труп молодой женщины возраста 25-30 лет16.
Итак, на первоначальном этапе расследования описанную выше исходную следственную ситуацию можно диагностировать как ситуацию познавательного типа. Для адекватного осознания проблемы данной криминальной ситуации построим ее информационную модель, расположив имеющуюся информацию о преступлении в соответствии с типовой модельной структурой, определив известное и неизвестное. Кроме того, построив модель исходной следственной ситуации, взвесим все возможности следователя.
Дано: потерпевшая - женщина 30-35 лет, замужем (на правой руке имеется обручальное кольцо из желтого металла); действия преступника: умышленное убийство с последующим расчленением трупа.
Требуется установить: личность потерпевшей; личность убийцы; время и место совершения преступления; его цель и мотив; механизм совершения преступления.
Необходимые действия следователя: проведение судебно-медицинской экспертизы трупа; проверка заявлений о без вести пропавших лицах; использование данных криминалистических учетов; проведение ряда оперативно-розыскных мероприятий.
Для разрешения ситуаций познавательного типа необходимо предварительное рациональное ранжирование проблем, подлежащих разрешению. В приведенном нами примере первостепенной задачей будет являться установление личности потерпевшей, которая может быть решена посредством проведения тактической операции, состоящей из комплекса следственных действий: проведения судебно-медицинской экспертизы трупа, проверки заявлений о без вести пропавших, предъявления для опознания трупа родственникам, допроса родных и знакомых, соседей потерпевшей.
Работа с информационной моделью криминальной ситуации (ее исследование, эксперименты) во многом способствует непосредственному разрешению ситуаций познавательного типа, логическому "выведению" недостающих знаний о преступнике.
Для отдельного вида преступлений характерна повторяемость исходных следственных ситуаций, обусловленная однотипностью криминальных ситуаций (те же способы совершения, сокрытия), что позволяет типизировать следственные ситуации и разработать алгоритмы расследования.
Существенное значение имеет использование для этой цели криминалистических характеристик соответствующего вида преступления, типовых версий. Результаты практической проверки версий должны быть сопоставлены с уже имеющейся информацией.
Разрешение ситуаций организационно-управленческого типа.
Если в ситуациях познавательного типа все сложности обусловлены недостатком информации о преступлении, то в ситуациях организационно-управленческого типа все трудности обусловлены, как правило, дисбалансом в системе "расследование".
Как предупредить появление организационно-неупорядоченых ситуаций, как грамотно разрешить их? Имеющиеся в криминалистике на сей счет рекомендации направлены, главным образом, на совершенствование процесса организации и планирования расследования традиционно принятыми средствами17.
Обосновывая наше теоретическое предположение по поводу того, что моделирование есть средство оптимального планирования, покажем роль ситуационного моделирования в познании и разрешении ситуаций организационно-управленческого типа.
К настоящему времени в криминалистической науке уже утвердилось понятие информационной модели расследуемого события, однако разработка концепции построения информационной модели процесса расследования находится лишь в стадии становления. Какова методика построения и исследования индивидуальной модели процесса расследования? Думается, в основе ее построения должны лежать типовые программы расследования, являющиеся точкой пересечения положительного практического опыта расследования и оптимальных научных изысканий. Однако использование типовых программ расследования эффективно лишь в тех случаях, когда они построены на ситуационной основе18.
Для осознания конкретной следственной ситуации можно построить ее информационную модель, отвлекаясь от частностей, определить тип ситуации. И затем применить типовую программу расследования для соответствующей ситуации.
Следует подчеркнуть, что типовую программу следователь должен применять не автоматически, строго следуя всем ее пунктам, а творчески, приспосабливая ее для конкретного процесса расследования. Если ранее для определения типа следственной ситуации ему следовало отвлекаться от частностей, то в ходе построения индивидуальной модели расследования необходимо как раз и учитывать все эти частности, всю индивидуальность конкретного преступления и процесса его расследования.
Процесс ситуационного моделирования может быть оптимизирован посредством использования средств вычислительной техники, безусловно, при условии интерактивного взаимодействия мышления следователя и возможностей искусственного интеллекта.
К примеру, при разрешении ситуации управленческого типа использование компьютера целесообразно на заключительных этапах ситуационного моделирования. Следователь самостоятельно анализирует конкретную следственную ситуацию, сопоставляя отраженные в его сознании информационные, тактические, материальные ресурсы с непосредственной целью управленческого характера и определяет характер ситуации. Отвлечение от ее индивидуальных особенностей дает возможность определить тип ситуации.
Компьютерный этап моделирования начинается с введения данных об исследуемой ситуации, который осуществляется путем ответов на альтернативные вопросы. В оперативную память компьютера направляется запрос на поиск описания типовой следственной ситуации, которая была бы однотипна модели, построенной следователем. После этого начинается автоматический поиск оптимального варианта разрешения такой ситуации. В конечном итоге на запрос следователя выдается адаптированная для данной ситуации типовая программа расследования. Причем чем детальнее описана ситуация, тем конкретнее выдаются рекомендации.
Полученная при помощи компьютера типовая программа расследования не может рассматриваться в качестве конечного продукта ситуационного моделирования. На завершающем этапе ситуационного моделирования предложенные рекомендации надо приспособить к конкретным признакам исследуемой следственной ситуации, а на этой основе создать индивидуальную программу ее разрешения.

Моделирование конфликтных ситуаций как один из способов 
их предупреждения и разрешения

К основным задачам следователя в конфликтных ситуациях можно отнести:
*  адекватное осознание ситуации, верное определение сути конфликта;
*  проникновение в планы соперника или в его уже реализованные намерения, результаты которых следователю пока неизвестны;
*  маскировка своей информационно-тактической позиции;
*  рефлексивное управление соперничающей стороной, процессом принятия ею своих, но фактически вынужденных и предопределенных решений19.
Именно ситуационное моделирование помогает решить названные задачи в комплексе. Причем необходимо, чтобы модель следственной ситуации не только отражала наличный конфликт, но и в некоторых случаях предвосхищала его кульминацию, позволяя следователю корректировать ситуацию наилучшим для него образом.
Процесс разрешения конфликтных ситуаций имеет и свои особенности. Следователь не ограничится построением одной лишь модели. Необходимо, во-первых, смоделировать личность противоборствующей в конфликте стороны; во-вторых, моделированию подлежит и сама конфликтная ситуация для определения предмета возникающего конфликта. Изучение указанных моделей позволяет выработать необходимые тактические или иные приемы по управлению ситуацией, например, использование различных видов убеждения, принуждения, компромисса с одной из сторон или обоюдного.
Для разрешения конфликтных ситуаций весьма эффективен метод рефлексивного управления, применение которого предполагает умение мыслить и за себя и за противоборствующую сторону. Сущность рефлексивного подхода к анализу конфликтных ситуаций состоит в том, что предметом изучения для исследователя являются модели ситуаций и сторон (в психологии - игроков), создаваемые ими самими. При таком подходе противники в конфликте имитируют рассуждения и решения друг друга и строят рефлексивные модели, включающие как собственное представление о реальной ситуации, о своих и противника целях и стратегиях, так и представление, которое может иметь противник о ситуации, целях и стратегии своих собственных и противостоящей стороны.
В процессе расследования обвиняемый всегда располагает достоверным знанием о всех деталях совершения преступления, то есть в его сознании имеется достоверная модель криминальной ситуации. Следователь же в процессе познания и доказывания фактов преступной деятельности располагает не достоверной, а вероятностной моделью преступления, в отдельных деталях которой имеются пробелы или недостоверные знания.
И поэтому при рефлексивном подходе у следователя возникает необходимость в оперировании уже тремя моделями: собственной моделью расследуемого события; моделью личности обвиняемого; моделью предполагаемого обвиняемым знания следователя об объеме и качестве собранных доказательств.
Исследование этих моделей позволяет выработать соответствующие тактические приемы, которые бы способствовали возможной корректировке представлений обвиняемого об объеме собранных следователем доказательств в нужном для следствия направлении.
В целом для конфликта характерны крайне противоположные интересы следователя и противостоящей ему стороны. В силу этого часто не только следователь, но и обвиняемый заранее моделируют линию своего поведения. В ситуациях, когда обвиняемый пытается интерпретировать происшедшее событие в выгодном для себя положении, в его сознании одновременно сосуществуют два варианта развития события, две его модели - "истинная" модель в действительности имевшего место события и "ложная" модель, придуманная обвиняемым заранее и детализируемая им в процессе дачи показаний. Следует учитывать, что изложение обвиняемым показаний на базе "ложной" модели затруднено, поскольку ему постоянно приходится удерживать в памяти все крупные и мелкие детали такой модели. Кроме того, практика показывает, что довольно часто элементы "ложной" и "истинной" моделей переплетаются в сознании допрашиваемого, создавая реальные предпосылки для проговорки. Некоторые тактические приемы, именуемые в литературе прошлых лет "следственными хитростями", как раз и рассчитаны на подобный эффект.
При использовании "следственных хитростей" обязателен учет степени рефлексии преступника, которую можно определить путем анализа его субъективных психофизиологических возможностей: темперамента, быстроты реакции, остроты восприятия и др. В противном случае преступник может и разгадать следственную хитрость. Аналогичный случай довольно удачно описан писателем Ф.М.Достоевским.
"...Порфирий Петрович разговаривает в Раскольниковым:...вот в чем дело-с, вся суть-с: проходя тогда по лестнице... позвольте: ведь Вы в восьмом часу были-с?" - В восьмом, - отвечал Раскольников, неприятно почувствовав, в ту же секунду, что мог бы этого и не говорить, - Так проходя-то в восьмом часу-с, по лестнице, не видали ль хоть вы, во втором-то этаже, в квартире-то отворенной - помните? - двух работников или хоть одного из них? Они красили там, не заметили ли? Это очень, очень важно для них... - Красильщиков? Нет, не видал... - медленно и как бы роясь в воспоминаниях отвечал Раскольников, в тот же миг напрягаясь всем существом своим и замирая от муки поскорее бы выгадать, в чем именно ловушка, и не просмотреть бы чего? - Нет, не видал, да и квартиры такой отпертой что-то не заметил... а вот в четвертом этаже (он уже вполне овладел ловушкой о торжествовал) так помню, что чиновник один переезжал из квартиры...
- Да ты что ж, - крикнул вдруг Разумихин, как бы опомнившись и сообразив, - да ведь красильщики мазали в самый день убийства, а он ведь за три дня там был? Ты что спрашиваешь?20
Как мы видим, использование "следственных хитростей" всегда предполагает превосходство следователя в рефлексии. Более того, рефлексивный анализ должен помогать следователю создавать "сценарии" возможного как преступника, так и своего поведения, рассчитанные на различные ситуации.

Разрешение ситуаций тактического риска

Моделирование ситуаций тактического риска тесно соприкасается с моделированием конфликтных ситуаций. Ситуации тактического риска характеризуются тем, что процесс их разрешения усложнен неопределенностью выбора: при отсутствии решения со стопроцентной гарантией успеха следователь тем не менее должен выбрать оптимальный вариант разрешения ситуации.
Применение моделирования позволяет учесть все влияющие на ситуацию факторы. А "проигрывание" на модели всех реально возможных решений позволяет прогнозировать и все возможные их исходы и при необходимость отказаться от риска, если вероятность успеха в ситуации минимальна, а величина сил и затрат максимальна. К примеру, явно не во всем подготовленная попытка задержания преступника может закончиться гибелью участников операции.
Структуру модели ситуации тактического риска мы представляем в виде совокупности следующих компонентов.
1. Цели действий следователя, его намерения.
2. Информация об оперирующей стороне (следователе и лицах, выполняющих задание), ее возможностях средствах, способах действий, обстановке.
3. Информация о противоборствующей стороне (подозреваемом или обвиняемом с негативной позицией, недобросовестных свидетелях, потерпевших), ее возможностях и предполагаемых способах действий21.
Этапы моделирования ситуаций тактического риска также несколько специфичны. Их можно представить в виде следующих операций:
а) определение цели тактического воздействия;
б) учет сил и средств информационных ресурсов каждой из сторон;
в) соотношение цели и средств;
г) исчерпывающая разработка всех возможных способов действий;
д) "проигрывание" их на модели, определение исходов решений;
е) анализ полученных результатов, выбор действий с наименьшим риском.






Глава 4.  ПРИКЛАДНЫЕ  АСПЕКТЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ  СИТУАЛОГИИ

4.1. Значение ситуационного подхода 
в криминалистической науке

Ситуалогия как область знания направлена на решение самых разнообразных прикладных задач. Во-первых, при использовании ее основных положений могут быть оптимально разрешены проблемные науковедческие ситуации, возникающие в самой криминалистической науке.
Проблемные ситуации в криминалистической науке выявляются учеными в ходе научного исследования, в процессе научного обобщения следственной, оперативно-розыскной, экспертной и судебной практики, в результате практической реализации криминалистических рекомендаций.
Разрешение проблемных ситуаций криминалистической науки - процесс весьма позитивный, поскольку он в значительной степени стимулирует ее развитие. "Прогресс знания состоит в постановке, уточнении и решении новых проблем"22. Поэтому особо важно установить основные пути, которые могут привести к обнаружению новых научных криминалистических проблемных ситуаций, новых противоречий между фактами и накопленным знанием и тем самым стимулировать теоретические разработки в области криминалистики, направленные на оптимальное разрешение таких ситуаций.
В определенный период развития науки для объяснения новых эмпирических фактов, появляющихся в следственной практике, эмпирического опыта, преобладающего в системе криминалистического знания оказывается явно недостаточно, в связи с чем появляется острая необходимость разрешения таких ситуаций путем создания новых теорий. Именно таким образом появились в свое время, например, теоретические основы судебной трасологии, габитологии, почерковедения, а вслед за ними - теоретические основы криминалистической техники.
Проблемная ситуация в науке может возникнуть и с появлением новой криминалистической теории, совершенно по-иному объясняющей ранее известные факты или напрочь отвергающей прежнее научное представление о них.
Пути же сознательного выхода на поиск и своевременное разрешение науковедческих проблемных ситуаций довольно разнообразны. Например, А.А. Эксархопуло, весьма основательно исследуя науковедческие вопросы криминалистики, среди таких путей называет следующие.
1. Критическое отношение к известным в криминалистике решениям ранее поставленных проблем.
2. Применение получивших признание в криминалистике решений ранее поставленных проблем для объяснения новых фактов, новых явлений.
3. Применение известных решений научных проблем, сформировавшихся в других отраслях знания, но еще не апробированных криминалистикой для объяснения и разрешения проблемных ситуаций и новых фактов, встречающихся в практике борьбы с преступностью.
4. Обобщение известных криминалистических проблем или перенесение проблем из одной отрасли криминалистической науки в другую.
5. Обобщение практического опыта применения криминалистических средств, приемов и методов и выделение фактов, не имеющих объяснения или не вписывающихся в известные эмпирические и теоретические законы и принципы криминалистики.
6. Объединение проблем различных отраслей знания, разрабатывающих меры борьбы с преступностью, или перенесение проблем смежных наук в криминалистику, интерпретируемых последней применительно к своему предмету и задачам23.
Результаты науковедческого анализа позволяют нам выявить основные способы разрешения проблемных ситуаций в криминалистической науке. Полагаем, что к таким способам относятся: а) научная дискуссия; б) научные и практические исследования; в) проверка основных теоретических концепций и гипотез практикой.
Кроме того, ситуационный подход как метод научного исследования позволяет оптимальным образом решить некоторые проблемные ситуации криминалистики. Во-первых, это относится к проблеме повышения эффективности криминалистических рекомендаций, к выполнению данной теорией функции связующего звена между криминалистической наукой и практической деятельностью по раскрытию и расследованию преступлений. Во-вторых, это связано с малоисследованным в криминалистике процессом формирования криминалистических баз знаний - новых форм описания и использования исследованных криминалистикой закономерностей, основанных на подробном описании криминальных и следственных ситуаций. В-третьих, с позиций ситуационного подхода могут рассматриваться вопросы преобразования знаний об отдельных фактах, описывающие индивидуальные, конкретные ситуации, в знания о закономерностях, представленные описанием типовых ситуаций. Причем при использовании компьютерных систем этот процесс начинает иметь не столько теоретический характер, сколько прикладной характер.
На сегодняшний день результаты исследований криминалистических ситуаций должны носить характер инженерной разработки, направленной на создание информационной системы в рамках ситуационного моделирования. Информационная система, описывающая разнообразные ситуации, имеет огромное значение как для повышения эффективности научных исследований, так и для алгоритмизации процесса принятия тактических решений при расследовании преступлений как на базе компьютерных систем, так и в безмашинной форме.
В основе информационной системы, моделирующей криминальные и соответственно исходные следственные ситуации, должен лежать классификатор проблемной ситуации. Он представляет собой систему взаимосвязанных по вертикали и горизонтали непротиворечивых однозначных понятий, позволяющих адекватно описывать следственную обстановку и следственную ситуацию.
Адекватность должна определяться значимостью того или иного элемента для формирования тактического решения в следственной ситуации. Причем детализация описания после какого-то определенного уровня теряет свой смысл, поскольку перестает влиять на выбор вариантов решений. Например, для принятия тактического решения неважно, в джинсах какой фирмы был преступник, а важно, запомнил ли приметы его внешности потерпевший. Адекватность классификатора проблемной ситуации достигается не за счет его объемности и детализации, а за счет многокритериальности - группировки элементов описания по определенным направлениям. "Пересекаясь" при обращении к классификатору, многокритериальные признаки позволяют с большой глубиной описывать как следственную обстановку, так и следственную ситуацию.
Создание классификатора криминальных и следственных ситуаций является важным шагом для перехода к точным исследованиям, основанным на использовании математического аппарата в криминалистической тактике и методике.
Для исследований в сфере криминалистики очень важно прийти к созданию единого классификатора (системы классификаторов) для описания проблемных ситуаций, типичных при расследовании преступлений, учитываемых по линии уголовного розыска: экономических, дорожно-транспортных преступлений, катастроф и т.д. Это равнозначно созданию единого научного языка общения. Использование такого языка позволит объединить результаты многих исследований в одну систему криминалистического знания и использовать ее на базе средств вычислительной техники для инженерного проектирования сложных информационных интеллектуальных систем.
Анализируя современные подобные интеллектуальные системы, можно отметить, что в описании, к примеру, следственной обстановки классификация идет по следующим направлениям:
а) характеристика региона;
б) характеристика транспортных коммуникаций;
в) характеристика оперативной обстановки;
г) ресурсное обеспечение раскрытия преступлений.
В свою очередь, описание следственной ситуации идет по таким направлениям, как:
а) этап расследования преступления;
б) категория преступления;
в) объект и предмет преступного посягательства;
г) наличие доказательств по делу;
д) ущерб от преступления;
е) позиции участников уголовного процесса;
ж) способ совершения преступления и др.
В настоящее время становится очевидным, что классификатор проблемной ситуации может быть использован отнюдь не только для оптимизации процесса расследования преступлений и создания автоматизированных систем поддержки процесса принятия тактических решений. Сфера его применения может быть гораздо шире:
*  использование в научных исследованиях для получения количественных характеристик связи между критериями проблемной ситуации и оптимальными решениями;
*  моделирование следственной ситуации при проведении практических занятий по криминалистике;
*  использование классификатора следственной обстановки для создания систем поддержки принятия управленческих решений;
*  применение классификатора для универсализации и стандартизации криминалистических и оперативных учетов.
Значительное число терминов, включенных в классификатор, может быть использовано в документах - носителях информации при заполнении данных для постановки на учет лиц или предметов, а также событий преступлений. Единство терминологии имеет принципиальное значение. Это дает возможность в перспективе в рамках единой информационной системы поддержки принятия тактических решений объединить криминалистические знания и криминалистические учеты, что позволит конкретизировать и персонифицировать рекомендации, предлагаемые следователям и работникам дознания.
Классификатор следственной ситуации может быть использован прежде всего для создания электронной карточки-носителя информации. Бумажные формы пополнения массивов криминалистических и оперативных учетов заведомо не могут содержать значительное количество терминов для описания лица, трупа, предмета, следа, события. Электронная карточка способна в необходимой степени дифференцировать и уточнять информацию, выводя пользователя сразу на нужные разделы и отсекая заведомо ненужные.
Классификатор следственной ситуации и следственной обстановки имеет огромное практическое значение. Однако разработка достаточно полного классификатора - это задача большого научного коллектива и даже всей науки в целом.
Криминалистическая ситуалогия способна существенно обогатить и раздел криминалистической тактики, поскольку позволяет несколько в ином ракурсе взглянуть на те или иные основные ее узловые проблемы, а ситуационное моделирование - найти резерв в оптимизации проведения и в повышении результативности тех или иных следственных действий.
При производстве следственных действий в большинстве случаев следователь воспринимает и отражает в сознании значительно большую по объему информацию по сравнению с той, которая фиксируется в протоколах и приложениях к ним. Можно сказать, что реальность отображается им как бы на двух уровнях: на процессуальном, строго очерченном рамками закона, и на уровне сознания следователя в виде мысленной информационной модели.
В модели, помимо достоверных, содержатся и вероятные знания (полученные версионным путем либо при использовании типового моделирования), а также и предварительные выводы и суждения следователя, поскольку информационная модель расследуемого события в ходе расследования имеет главным образом криминалистическое значение (хотя к концу расследования и частично воплощается в обвинительном заключении, получая, своего рода, процессуальный статус). С этих позиций можно заключить, что именно анализ информационного состояния модели криминального события на конкретный момент расследования и приводит следователя к выводу о необходимости проведения того или иного следственного действия.
Диагностируя наличную следственную ситуацию и тем самым определяя, данные о каких элементах преступления в модели криминальной ситуации уже имеются, какие сведения подлежат дополнительной проверке, а какую информацию отыскать еще необходимо, следователь определяет конкретные цели и задачи выбранного им следственного действия.
Стадию принятия решения о проведении следственного действия можно рассматривать как анализ следственной ситуации познавательного типа (проблемной), состоящий в уяснении следователем основных задач поиска (что о преступлении уже известно, а что еще выяснить предстоит, как, каким именно образом и т.п.).
Таким образом, на стадии информационно-обеспечивающего этапа следственного действия ситуационное моделирование выступает как средство систематизации и синтеза информации о преступлении, поисков "пробелов" в знании о преступлении, а также как эффективное средство, помогающее в определении основных направлений расследования.
Принято считать, что эффективность проведения любого следственного действия во многом обусловлена его предварительной подготовкой. Роль подготовительной стадии значительно возрастает при оперировании следователем большим объемом информации, а также при проведении следственных действий, трудоемких в техническом отношении, либо сложных в ситуационном плане (например, наличие конфликта между участниками следственного действия, вероятность тактического риска и т.д.).
Традиционно в рекомендациях по криминалистической тактике роль подготовительной стадии сводится, как правило, к составлению устного или письменного в той или иной степени подробного плана проведения соответствующего следственного действия. К примеру, подготовка сложного допроса, связанного с выяснением широкого круга обстоятельств и с использованием значительного объема исходной информации, согласно таким рекомендациям, заключается в составлении письменного плана, содержащем обстоятельства, подлежащие выяснению при допросе, имеющиеся на сей счет данные, а также примерный список вопросов допрашиваемому24.
В то же время результаты проведенного интервьюирования следователей свидетельствуют о том, что любые тактические рекомендации, так же, как и предлагаемые учеными алгоритмы решения следственных задач, если они разработаны без детальнейшего учета ситуационных факторов, на практике оказываются малоэффективными. Этот же опрос показал, что в ряде случаев даже те следователи, которые имеют определенный опыт работы, иногда в процессе расследования оказываются в ситуации, представляемой им абсолютно незнакомой и неразрешимой.
Именно в таких случаях и оказывается весьма эффективным применение ситуационного моделирования - метода, позволяющего оперативно распознать и адекватно оценить наличную следственную ситуацию, незнакомые ситуационные факторы свести к известным, типичным, для которых уже разработан оптимальный алгоритм или программа по их разрешению.
С позиций ситуационного подхода одним из условий подготовки следственного действия можно назвать предварительную прогностическую деятельность следователя, которая успешно осуществляется посредством построения перспективной мысленной динамической ситуационной модели, отражающей: а) условия проведения предстоящего следственного действия; б) возможные варианты хода этого действия, возможность возникновения тех или иных следственных ситуаций; в) предполагаемое поведение участников; г) соответствующие варианты поведения самого следователя.
Такого рода предварительный "сценарий" следственного действия является перспективной ситуационной его моделью, которая, как и любая ситуационная модель, должна быть многовариантной, причем количество ее вариантов определяется количеством типов реально возможных ситуаций. В процессе непосредственного хода следственного действия, в зависимости от возникновения той или иной ситуации и возможна реализация соответствующего варианта ситуационной модели.
В такой модели ("сценарии") должны быть освещены и следующие вопросы: как шаг за шагом может возникнуть (или по воле следователя и не возникнуть) та или иная следственная ситуация; какие имеются альтернативы, возможные варианты поведения следователя и подследственного. Ценность такой модели ("сценария") определяется возможностью предварительного конструирования различных вариантов будущего25.
Таким образом, ситуационное моделирование следственного действия - это один из вариантов перспективного моделирования, направленный на оптимизацию подготовки и организации предстоящего следственного действия. В отличие от него, ситуационное моделирование в ходе следственного действия - вариант ретроспективного моделирования, выполняющий функцию реконструкции отдельной криминальной ситуации или криминального события в целом.
Использование ситуационного моделирования в стадии непосредственного хода следственного действия значительно оптимизирует процессы диагностики возникшей следственной ситуации и правильного ее разрешения. Анализ эмпирического материала свидетельствует о том, что возникновение того или иного вида следственной ситуации обусловлено следующими факторами.
1. Этапом расследования. Например, в следственных действиях, проводимых на первоначальном этапе расследования, чаще всего возникают ситуации познавательного типа.
2. Проводимым следственным действием. Так, для осмотра места происшествия наиболее характерно возникновение познавательных (проблемных) и ситуаций организационно-управленческого типа, для допроса подозреваемого - конфликтных, тактического риска и т.д.
3. Позицией, линией поведения следователя или иного участника следственного действия (конфликтные ситуации).
4. Качеством подготовки к проводимому действию. К примеру, отсутствие или небрежное проведение необходимых подготовительных действий может создать организационно-неупорядоченные следственные ситуации, в отдельных случаях даже ведущие к нарушению уголовно-процессуальных норм.
Так, при проведении проверки показаний обвиняемой Михеевой по делу об убийстве ею своего мужа, необходимо было выяснить механизм нанесения ударов потерпевшему С. Но поскольку следователь заранее не позаботился о доставке муляжа на место происшествия, "роль" потерпевшего С. выполнял один из понятых, что, разумеется, явилось существенным нарушением закона26.
Для иллюстрации рассмотрим с позиций ситуационного подхода подготовку и проведение допроса, поскольку допрос является наиболее распространенным в практике следственным действием и в то же время - одним из наиболее сложных по тактике его подготовки и проведения. Кроме того, для допроса характерно возникновение самых разнообразных типов сложных следственных ситуаций, причем в подавляющем большинстве случаев эти ситуации требуют оперативного осмысления и своевременного разрешения.
Изучение протоколов допросов обвиняемых, проводимых следователями при расследовании насильственных преступлений, позволило нам возникающие в ходе проведения этого следственного действия ситуации в 25% охарактеризовать как конфликтные, в 10% - как ситуации тактического риска, в 46% - как ситуации познавательного типа (проблемные), в 19% - как ситуации организационно-управленческого типа (организационно-неупорядоченные)27.
Вопросы тактики подготовки и проведения допроса достаточно детально разработаны в криминалистической литературе28. Однако рекомендуемые учеными тактические приемы или их комбинации в основном рассчитаны на выход следователя из конфликтных ситуаций. Тем не менее ситуации тактического риска, возникающие в процессе допроса, требуют не менее пристального внимания при их анализе и в процессе выработки линии поведения следователя. Кроме того, при отсутствии должной подготовки следователя к предстоящему допросу возникают и так называемые организационно-неупорядоченные ситуации (разновидность ситуаций управленческого типа), появление которых предпочтительнее заранее предупредить, а при их возникновении - уметь их грамотно и своевременно разрешить.
Представляется, что в самом ближайшем будущем криминалистам необходимо осуществить теоретический анализ всех возможных типовых ситуаций допроса, а также и разработку рекомендаций (алгоритмов, программ) по их разрешению.
Ситуации допроса следователь диагностирует, как правило, непосредственно в ходе его производства. Вместе с тем с учетом информационного и психологического компонентов ситуации расследования (количество и качество доказательственной информации, наличие в сознании следователя модели личности допрашиваемого и степень ее адекватности оригиналу) представляется возможным и предварительное прогнозирование ситуаций предстоящего допроса.
Составление такого рода прогнозов оказывается довольно эффективным, поскольку оно позволяет не только "вычислить" возможные при конкретном допросе ситуации, но и позволяет заранее наметить благоприятные для следствия направления их трансформации, предусмотреть комплекс тактических приемов по их разрешению.
Применение ситуационного моделирования позволяет даже самую, на первый взгляд, атипичную ситуацию свести к одной из типичных, дает возможность своевременно выбрать или разработать наиболее подходящий алгоритм ее разрешения.
Среди ситуаций познавательного типа, возникающих в ходе проведения допроса, особое внимание следует уделить рассмотрению проблемных ситуаций, характеризуемых наличием противоречий между знанием и незнанием следователя, между тем, что ему уже известно по делу, и тем, что установить еще предстоит. Одним из способов разрешения проблемных ситуаций можно считать построение следователем мысленной информационной модели расследуемого события, а также ее последующее исследование. Анализ модели позволит следователю выяснить: какого рода информацию и о чем именно можно получить в ходе предстоящего допроса; определить цель и наметить конкретные задачи допроса, уяснить суть возникшей информационной проблемы.
В проблемных ситуациях имеет свою специфику и тактика допроса обвиняемого (подозреваемого). При возникшей необходимости следователь должен уметь скрыть от допрашиваемого те или иные, известные ему обстоятельства, или же, наоборот, не показать то, что в системе доказательства имеются определенные "пробелы" и неясности. В таких ситуациях эффективен, к примеру, тактический прием по созданию у обвиняемого преувеличенного представления об объеме собранных по делу доказательств.
Например, расследуя умышленное убийство, совершенное неоднократно судимым П., к моменту первого допроса подозреваемого следователь располагал ограниченной информацией о произошедшем: в его распоряжении было лишь заявление о совершении преступления, показания нескольких свидетелей и заключение судебно-медицинской экспертизы трупа. Однако в папку, в которой находились материалы дела, следователь предусмотрительно положил пачку не относящейся к делу исписанной бумаги. Явившись на первый допрос, П. сразу обратил внимание на то, что "материала на него собрано довольно много", и отказался от выбранной им тактики отказа от дачи каких бы то ни было показаний29.
Среди появляющихся в ходе допроса ситуаций управленческого типа особого подхода требует разрешение организационно-неупорядоченных ситуаций. Возникновение таких ситуаций может быть следствием невладения следователем всей совокупностью собранных по делу доказательств, отсутствия должной подготовки к допросу, ненадлежащего его технического обеспечения. Безусловно, организационно-неупорядоченные ситуации целесообразнее заранее предотвращать, чем впоследствии разрешать. В этом плане эффективным средством их профилактики является предварительная подготовка к допросу и тщательное его планирование.
Результаты проведенного анкетирования показали, что следователи по-разному расценивают значимость подготовки предстоящего допроса обвиняемого. Так, из 72 опрошенных нами следователей - 21%, как правило, предварительно не планируют допрос обвиняемого вообще, мотивируя игнорирование подготовки либо своим достаточно большим практическим опытом работы, либо тем, что наиболее удачными у них получаются допросы "экспромтом". 46% следователей предпочитают заранее наметить краткий перечень вопросов, подлежащих выяснению, 17% опрошенных - мысленно составляют детальные планы допроса, 12% - готовят письменные планы, а 5% следователей для этой цели периодически используют и метод моделирования30.
Использование ситуационного моделирования при подготовке к допросу заключается в том, что следователь строит перспективную модель предстоящего допроса - многовариантный его сценарий (в соответствии с количеством возможных типов ситуаций), заранее "проигрывает" соответствующие варианты сложных ситуаций и намечает линию своего поведения.
Справедливо отмечает Г.А.Зорин, что "если программа следственного действия носит характер жесткого алгоритма без обратной связи, то действие заранее обречено на неудачу. Именно поэтому многие следователи утверждают, будто планирование ничего следователю не дает, поскольку действия участника следственного действия многовариантны и непредсказуемы"31.
Нам представляется, что есть смысл подготовку допроса рассматривать в узком (составление плана, модели, сценария) и широком плане (определение целей и задач допроса, сбор необходимой для проведения этого следственного действия информации о преступлении и о личности допрашиваемого). Что касается модели личности допрашиваемого, то ее построение следователю предпочтительно начинать до проведения допроса, в ходе его подготовки, хотя, разумеется, окончательный вид такая модель может принять лишь в процессе непосредственного контакта следователя с допрашиваемым, поскольку именно на этом этапе возможна правильная "диагностика" личности обвиняемого.
В целом структуру подготовительной стадии допроса, полагаем, можно представить в следующем виде.
1. Изучение материалов уголовного дела, выявление противоречий, проблем, неясностей, определение цели и задач предстоящего допроса.
2. Установление круга доказательств, необходимых для их предъявления допрашиваемому.
3. Прогнозирование содержания полученной информации.
4. Изучение материалов о личности допрашиваемого, построение модели его личности.
5. Определение и выбор места допроса.
6. Прогнозирование поведения обвиняемого на допросе.
7. Прогнозирование (посредством ситуационного моделирования) возможных при допросе ситуаций, выбор способов влияния на их трансформацию и разрешение. Определение системы необходимых тактических приемов, определение возможности рефлексивного управления допрашиваемым.
8. Материально-техническое обеспечение допроса.
Конфликтные ситуации с нестрогим соперничеством достаточно часто имеют место при допросе обвиняемых. Наверное, не будет ошибкой заметить, что уже даже в самой процедуре допроса такие ситуации как бы заранее запрограммированы. По сути дела, любой допрос можно рассматривать как особую жизненную ситуацию, в которой происходит общение двух, различных по своему процессуальному положению, статусу, наконец - общественным ролям, личностей. В ходе допроса получают развитие ролевые отношения "следователь - допрашиваемый", в которых аналогично ролевым отношениям типа "врач - пациент", "ученик - учитель", "начальник - подчиненный" уже изначально ролевыми установками заложено неравенство участников общения. Именно эти обстоятельства на первоначальном этапе общения следователя и подозреваемого и обусловливают появление скрытого конфликта с нестрогим соперничеством.
Пожалуй, оптимальным способом разрешения этого вида ситуации можно считать установление психологического контакта с допрашиваемым. Для этого может быть использована методика контактного взаимодействия32, включающая в себя следующую программу поиска общих или совпадающих интересов: а) оценка и принятие принципов и качеств, предлагаемых для общения; б) выявление качеств, опасных для общения; в) накопление согласия; г) индивидуальное воздействие и адаптация к партнеру; д) выработка общих правил и взаимодействие.
При изобличении обвиняемого во лжи (в ситуациях нестрогого соперничества) с учетом наименьшего тактического риска может быть использован ряд комбинаций тактических приемов типа: снятие напряженности в ходе беседы перед допросом; конкретизация показаний по вопросам, по которым допрашиваемый дает правдивые показания; оказание помощи в припоминании забытого; использование положительных черт в личности допрашиваемого; использование противоречий в его показаниях и т.д.
Для конфликтных ситуаций со строгим соперничеством характерны крайне противоположные интересы следователя и допрашиваемого. В силу этого не только следователь, но и обвиняемый, как правило, заранее обдумывают линию своего поведения на допросе. Нежелание обвиняемого давать показания, его ложь могут рассматриваться в качестве первопричины конфликта.
В ситуации, когда допрашиваемый дает ложные показания, в его сознании одновременно сосуществуют два параллельных варианта развития преступного события, две его модели (одна - "истинная" модель в реальности имевшего место события, другая - "ложная", созданная обвиняемым, как правило, заранее и детализируемая им в процессе допроса). "Ложная" модель - интерпретированный обвиняемым вариант "истинной" модели расследуемого события, в котором искажены отдельные факты, добавлены новые, вымышленные обстоятельства. Элементы "истинной" модели (то, как было на самом деле) и "ложной" (то, как обвиняемый стремится представить развитие событий следователю) переплетаются в сознании допрашиваемого. В стадии непосредственного хода допроса обвиняемому приходится детали "истинной" модели оперативно заменять на соответствующие детали модели "ложной". В этом случае в его сознании протекает несколько мыслительных процессов одновременно: воссоздание "истинной" модели преступного события, принятие решения о том, что следует от следователя скрыть, построение в сознании модели "ложной" и оценка того, насколько она представляется следователю достоверной. В подобных ситуациях "истинная" модель конкурирует в сознании обвиняемого с моделью "ложной", создавая тем самым реальные предпосылки для проговорок или противоречивых высказываний.
В конфликтных ситуациях со строгим соперничеством задача следователя состоит в умении познать ход и логику мыслей обвиняемого, в способности "вычислить" мысленные модели а) ситуации допроса, б) преступного события, которыми допрашиваемый оперирует в своем сознании. Представляется, что в подобных ситуациях именно рефлексивный подход позволит следователю прогнозировать характер показаний обвиняемого на допросе, равно как и его поведение в процессе предстоящего следственного действия, а в зависимости от этого и определить линию своего поведения.
Вместе с тем лицу, производящему допрос, следует учитывать и то, что на повторных допросах обвиняемый, уже имея в своем сознании модель личности следователя, будучи осведомленным о его профессиональных и личностных качествах, в свою очередь и сам пытается прогнозировать тактические замыслы следователя. Таким образом, "главным элементом мышления в конфликтных ситуациях является имитация рассуждений одного участника конфликта другим, для чего они должны обладать мысленными моделями друг друга"33.
Имитация действий обвиняемого, построение модели его поведения могут быть осуществлены на основе: а) данных о личности обвиняемого (анализ его поведения до совершения преступления, в момент задержания, на следствии); б) качества и объема доказательственной информации, имеющейся в распоряжении следователя; в) моделей типичного поведения. Подчеркнем, что рефлексивное управление обвиняемым возможно лишь тогда, когда следователь располагает для этого достаточной информацией.
Сущность самого рефлексивного подхода заключается в том, что в конфликте "противники" имитируют рассуждения друг друга и строят рефлексивные модели, отражающие как собственное представление об объективной ситуации о своих и противника целях и стратегиях, так и ситуационные модели, которыми может оперировать противник.
Рефлексивное управление предоставляет широкий простор для мыслительной деятельности, позволяет как следователю, так и обвиняемому мыслить друг за друга и учитывать это при построении своей тактической линии. Успех каждого из них зависит от точности и обширности их взаимной осведомленности. Основными компонентами, положенными в основу мыслительной деятельности, определяющей превосходство в рефлексии, являются: а) общеобразовательный уровень лица; б) уровень его профессиональной подготовки; 
в) уровень осведомленности; г) умение строить и варьировать мысленные модели и рассуждения другого лица.
Итак, использование ситуационного моделирования в криминалистической тактике позволяет решить целый комплекс задач:
1) способствует построению, проверке и оценке информационной модели расследуемого события и составляющих ее криминальных ситуаций;
2) в значительной мере оптимизирует подготовку и планирование следственного действия;
3) является универсальным средством тактического прогнозирования: а) возможностей возникновения тех или иных ситуаций следственного действия и их разрешения; б) поведения участников следственного действия; в) собственного поведения следователя;
4) помогает в диагностике, оценке, а при необходимости - и в разрешении конкретной ситуации следственного действия;
5) повышает эффективность принимаемых следователем решений;
6) позволяет разработать систему воздействия на отдельных участников процесса, являющихся источниками криминалистически значимой информации;
7) выступает оптимальным средством оценки результатов следственного действия.
По мере развития науки криминалистики все больший объем знаний выводится за рамки массива накопленных научных фактов и объединяется в соответствующих типовых криминалистических ситуациях. Скорее всего это следует оценивать как позитивный процесс объективного характера, свидетельствующий о возрастании уровня криминалистики как науки. И одновременно с этим нельзя не заметить и того, что процесс этот неизбежно влияет на структуру самой криминалистической науки.
На начальных этапах развития криминалистической науки, представляющей собой совокупность практических знаний, рекомендаций, наблюдений, в основу ее системы традиционно ложился принцип выделения соответствующих сфер деятельности: вопросы использования техники рассматривались, как правило, в разделе криминалистической техники; специфика производства того или иного следственного действия - в разделе криминалистической тактики; стратегические аспекты расследования - в криминалистической методике. Однако с позиций криминалистической ситуалогии, при учете ситуационных факторов, необходимо сделать вывод о том, что подход к структурной дифференциации криминалистических знаний, на определенных этапах развития научного знания был необходим, но в настоящий период стал причинять значительный ущерб криминалистическим научным исследованиям и как следствие - снижать эффективность использования криминалистических рекомендаций в следственной и судебной практике, и в процессе обучения по курсу криминалистики.
Ныне распространенный подход к структуре криминалистической науки, по существу, разрывает логические вертикальные связи в структуре криминалистических знаний, которые в реальной действительности фактически представлены следующим комплексом: тактическая задача - версия - следственные действия - цели следственных действий - тактические приемы.
Однако в ныне существующей структуре криминалистики такие связи неизбежно разрываются. При имеющейся на сей день структуре криминалистических рекомендаций невозможно добиться их достаточной ориентации на следственные ситуации и соответственно на решение тактических задач. Игнорирование вертикальной структуры криминалистических научных рекомендаций отрицательно сказывается на исследованиях и на учебном процессе по криминалистической методике.
К выводу о необходимости существенного изменения структуры частных криминалистических методик некоторые авторы приходят и с других позиций.
В частности, С.И.Цветков отмечает, что в основе формирования структуры частных криминалистических методик должны лежать не отдельные категории преступлений, как в настоящее время, а тактические задачи34.
Рассмотрим подробнее, за счет чего может быть получен выигрыш в эффективности научных исследований и в оптимизации учебного процесса. В большинстве криминалистических рекомендаций по методике расследования отдельных категорий преступлений, а также в разных разделах учебника по криминалистике многокрактно дублируется фактически один и тот же материал, относящийся к решению различных тактических задач.
К примеру, тактическая задача отыскания преступника по признакам внешности с точки зрения криминалистики будет решаться практически одинаково как при расследовании краж, грабежей, разбоев, так и при расследовании иных преступлений: убийств, изнасилований и т.д. Аналогично методика выявления ролевых функций участников организованных преступных групп не будет находиться в непосредственной зависимости от характера преступлений, совершаемых участниками организованных преступных групп. Поскольку это объясняется универсальностью функций криминального управления.
Об этом свидетельствует и следственная практика. Отсутствие ситуационного подхода к организации криминалистического знания привело к тому, что криминалисты оказались в значительной степени неподготовлены к решению проблем расследования деятельности организованных преступных структур. Основная направленность криминалистических научных исследований была связана с исследованием закономерностей на линии: преступление - лица их совершившие. Очевидно, что изучение структуры преступной организации, доказывание вины отдельных участников сообщества в настоящее время является чрезвычайно актуальной проблемой как для органов расследования, так и для ученых криминалистов. Первым этапом в решении этой проблемы должна быть конкретизация целей расследования. Это невозможно без функционального анализа структурных элементов криминальных ситуаций, без выявления на его основе ролевых функций их участников. Можно предположить, что главным здесь будет исследование функций преступного управления. Именно в наличии таких функций и их реализации в конкретных ситуациях и заключается ключевая особенность феномена организованной преступности. Таким образом, уже сейчас можно поставить вопрос о необходимости разработки новой частной методики - методики выявления ролевых функций участников преступных структур в соответствующих криминальных ситуациях.
В рамках криминалистической ситуалогии могут также решаться проблемы, связанные с определением структуры закономерностей собирания, исследования, оценки и использования доказательств. Выявленные закономерности, ориентированные на конкретные ситуации, могут быть использованы при разработке: методических рекомендаций для следователей и оперативных работников; компьютерных систем поддержки процесса принятия следователем тактических решений; учебно-методических материалов и компьютерных обучающих систем по курсу криминалистики; информационно-поисковых систем и баз данных, используемых в процессе раскрытия и расследования преступлений.
В основе создания компьютерных систем криминалистического назначения должна лежать разработка информационных моделей следственной ситуации и процесса расследования.


4.2. Криминалистическая ситуалогия в практике 
борьбы с преступностью

Криминалистическая ситуалогия является своего рода связующим звеном между теоретическими разработками криминалистов и их практическим воплощением. Любые криминалистические научные рекомендации реализуются следователями в конкретных следственных ситуациях, поэтому знание практическими работниками основных положений криминалистической ситуалогии является ключевым звеном, определяющим эффективность использования таких рекомендаций в практической деятельности.
Результаты проведенного нами исследования на предмет качества раскрытия и расследования преступлений, а также интервьюирование следователей, расследовавших эти дела, позволили нам отметить как положительный опыт в расследовании, так и выявить негативные моменты.
Среди выявленных недостатков в первую очередь следует назвать односторонность и неполноту предварительного расследования. Например, в 33% изученных нами дел недостаточно исследовалось само событие преступления, в 42% дел - следователи неполно изучили личность обвиняемого. 47% следователей направили уголовные дела в суд с незначительными "пробелами" в исследовании доказательств, видимо, с расчетом на то, что они могут быть восполнены непосредственно в суде.
Многие следователи испытывали существенные трудности при разрешении различных типов сложных следственных ситуаций. Анализируя эффективность разрешения следователями ситуаций познавательного типа (проблемных), мы отметили следующее.
Неспособность следователей преодолеть дефицит информации о преступлении на первоначальном этапе расследования наблюдалась в 34% изученных нами уголовных дел, как мы полагаем, по причине неумения использовать всю совокупность информации, имеющуюся в их распоряжении. Более того, некоторые следователи стремились преодолеть проблемную ситуацию, вызванную недостатком или противоречивостью доказательств, используя такие приемы доказывания, которые создают лишь видимость достижения целей расследования.
Так, в отдельных случаях выполнялись неправомерные "закрепления показаний" посредством: а) проведения очных ставок между лицами при отсутствии существенных противоречий в их показаниях; б) допроса сознавшегося подозреваемого в присутствии понятых под видом "проверки показаний на месте"; в) понуждения задержанных к написанию заявлений о явке с повинной, инсценирующих чистосердечное раскаяние.
Однако такие действия следователей никоим образом не разрешают возникшей проблемной ситуации, а, скорее, напротив, являются следствием проявления негативного качества предварительного расследования - опасного обвинительного уклона.
При изучении процесса разрешения следователями ситуаций организационно-управленческого типа, мы отметили отдельные просчеты в планировании расследования, по 29% уголовных дел не выдвигались и не были проверены все версии, возможные по обстоятельствам дела. В конфликтных ситуациях прослеживалась тенденция неэффективности выбора путей выхода следователя из конфликта с обвиняемым (14% изученных уголовных дел). Неоправданность в ряде ситуаций тактического риска следователя мы обнаружили по 8% уголовных дел.
При интервьюировании следователей выяснилось, что 23% из них просчеты в работе объясняют недостатком опыта, а также отсутствием "под рукой" необходимой методической литературы и соответствующих пособий; 30% - сослались на плохое качество обучения в вузах, 47% - указало на отсутствие разработанных наукой доступных методик расследования конкретного подвида преступления в сложных следственных ситуациях35.
В настоящее время частные методики расследования ориентированы, как правило, на типовые следственные ситуации, причем основной акцент в них делается на разрешение ситуаций познавательного типа. Выделяется то или иное число исходных следственных ситуаций, и зачастую далеко не исчерпывающий перечень их типов. На этой основе следователю предлагается типовая программа расследования применительно к той или иной ситуации.
В то же время, как свидетельствует анализ следственной практики, помимо познавательных, следователю приходится разрешать огромное множество иных ситуаций: организационно-неупорядоченных, конфликтных, ситуаций тактического риска и т.д. Например, при невыполнении следователем ряда необходимых первоначальных следственных действий, при слабом использовании возможностей оперативно-розыскной деятельности, следователь может оказаться в организационно-неупорядоченной ситуации, разрешать которую ему придется в первую очередь. При существенном противодействии обвиняемых или других, заинтересованных в деле лиц, как правило, складывается остро конфликтная ситуация, затрудняющая решение следователем всех остальных задач расследования. Представляется, что частные методики должны быть ориентированы на основные возможные типы ситуаций расследования, характерных для того или иного вида преступления.
Рассмотрим роль криминалистической ситуалогии в практике борьбы с преступностью на примере ее основных положений в раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами - одной из наиболее сложной для следствия категории преступлений.
Важнейшей составной частью моделирования любой деятельности, в том числе и деятельности по расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами, является моделирование ситуаций, в которых эта деятельность осуществляется. При криминалистическом исследовании организованной преступности первоначально внимание криминалистов было привлечено к следственным ситуациям. Основная идея при этом заключалась в том, что криминалистические рекомендации, сформулированные вне конкретных ситуаций, не могут быть в достаточной степени эффективными. Дальнейшие исследования показали, что ситуации, исследование которых необходимо в процессе раскрытия, и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, на самом деле гораздо шире проблематики следственных ситуаций36.
При расследовании организованных преступлений интерес представляют предкриминальные ситуации (подготовка к совершению преступления, формирование организованной преступной группы); криминальные ситуации, складывающиеся в процессе преступной деятельности, а также посткриминальные ситуации, связанные как с сокрытием преступлений, так и с противодействием преступной структуры установлению истины по уголовному делу. Методические основы моделирования криминальных ситуаций, а также использование многовариантной ситуационной модели криминальных ситуаций конкретного вида (подвида) преступления существенно обогащает частные криминалистические методики, расширяя сферу интересов криминалистики за рамки привычного понятия способа совершения и сокрытия преступлений, что является чрезвычайно важным для проблематики борьбы с организованной преступностью.
Предкриминальные ситуации формируются в период подготовительной деятельности преступников и охватывают не только собственно подготовку к совершению конкретных преступлений, но также и организацию преступной структуры, вовлечение в нее новых членов, поиск прикрытия в правоохранительных органах и в органах местной администрации, внедрение в преступную группу адвокатов, представителей бизнеса и банковских учреждений, создание материально-технической и организационной базы путем проникновения в коммерческие структуры, инструктажа и подготовки участников организованной преступной группы, создания каналов сбыта оружия, наркотиков, предметов преступного посягательства, завязывания межрегиональных и международных связей, выбор конкретных объектов преступного посягательства, распределения функциональных ролей внутри организованной преступной группы.
Результаты исследований позволяют сделать вывод о том, что преступность профессионализируется. Так, по нашим данным, 56% обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершаемых участниками преступных структур, жили исключительно за счет средств, добытых преступным путем. По роду занятий значительную часть участников преступных структур составили работники коммерческих организаций - 33%, работники частных охранных структур - 10%, бывшие спортсмены - 19%, работники правоохранительных органов (в том числе бывшие) - 11%. Наблюдается активное вовлечение в деятельность преступных структур несовершеннолетних - среди обвиняемых они составили 10%.
Анализ географии деятельности преступных структур по материалам уголовных дел дал несколько неожиданные результаты: 1% всех преступлений были совершены в пределах одного региона, лишь 4,5% - за рубежом, только по 6 % изученных уголовных дел есть эпизоды преступлений, совершенных в других регионах. Эти данные свидетельствуют не столько о том, что преступные структуры не имеют межрегиональных связей, сколько о том, что существуют значительные трудности, связанные с их выявлением.
Жесткие процессуальные сроки заставляют следователей как можно быстрее направлять уголовные дела в суд, даже если при этом не выявляется весь круг участников преступной деятельности. Отчасти это вызвано и объективно возникаемыми следственными ситуациями организационно-неупорядоченного типа. К примеру, особую сложность представляет выезд в командировки следственного аппарата. По сути дела, процессуальный закон не может не учитывать реалий сегодняшнего времени, специфику расследования деятельности преступных cтруктур, связанную с совершением десятков и сотен эпизодов преступлений. Представляется, что подобные моменты должны быть учтены при подготовке нового уголовно-процессуального кодекса.
Более того, расширение деятельности преступных структур, охватывающих многие регионы России, ближнее и дальнее зарубежье, показывает, что здесь возникает много проблем в организации расследования, выходящих на уровень межгосударственных отношений. Однако любые попытки следователей расширить сферу расследования за пределы своих регионов тут же наталкиваются на серьезнейшие проблемы. Наличие типовых организационно-неупорядоченных ситуаций подтверждает и следственная практика.
Так, 64% следователей в качестве основной трудности в процессе выявления межрегиональных связей преступных структур отметили несвоевременность выполнения отдельных поручений в различных регионах России, 54% - низкое качество их выполнения. Длительность выполнения отдельных поручений, направляемых в зарубежные государства, как фактор, мешающий работе, отметили 44% следователей. Однако во многом это обусловлено тем, что значительная часть следователей (43%) вообще не информированы о порядке взаимодействия с правоохранительными органами других государств.
Возникают сложности при выезде в заграничные командировки. В пограничных областях России (Калининградской) на это указало 63 % опрошенных следователей. При этом в беседах многие следователи отметили, что при хорошо отработанной системе взаимодействия с правоохранительными органами других государств, при наличии соответствующих договоров выезд в такие командировки в большинстве случаев вообще бы не понадобился.
Нужно ускорить присоединение России к европейским конвенциям о правовом сотрудничестве, заключение двух- и многосторонних договоров, необходим национальный закон о международной правовой помощи, в том числе регулирующий участие иностранцев в уголовном процессе России.
Понятие собственно криминальной ситуации, хотя в какой-то степени и связано с механизмом совершения преступлений организованными преступными группами, однако полностью не охватывается им. В данное понятие следует включить прежде всего характер организационных связей и взаимоотношений между ее участниками, наличие коррумпированных связей в правоохранительных органах и в администрации региона, прикрытие в виде коммерческой структуры, ее финансовое положение, круг лиц, имеющих отношение к принятию криминальных решений, а также и сами криминальные решения, принимаемые участниками преступных группировок в процессе осуществления ими преступной деятельности.
Модели предкриминальной и криминальной ситуаций для процесса расследования деятельности организованных преступных структур имеют значение: как система информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию; как элементы криминалистической характеристики преступлений; как система информации о следственной ситуации, лежащей в основе процесса принятия следователем тактических решений.
Какими бы качественными не были оперативные разработки участников преступных структур, какие бы силы не выделялись на это, конечный результат всегда связан с завершающими следственными и судебными ситуациями. А их своевременное адекватное разрешение становится день ото дня сложнее по мере срастания организованной преступности с коммерческими и государственными структурами, по мере развития и совершенствования преступных организаций.
Анализ криминальных ситуаций свидетельствует о том, что руководители преступных структур уклоняются от непосредственного участия в совершении преступлений и, как правило, остаются безнаказанными. Это обстоятельство является причиной возникновения проблем в разрешении процессуально-тактических ситуаций. К примеру, в ходе проведенного нами интервьюирования 64% следователей указало на то, что к уголовной ответственности привлекаются, как правило, исполнители преступлений, а организаторы как раз и уходят от ответственности. По уголовным делам, находящимся в производстве следователей подразделений по организованной преступности, примерно только в 20% случаев выявлены организаторы преступной группы, в 4% - наводчики, в 6% - лица, предоставлявшие технические средства и транспорт.
Как правило, выявить и доказать существующие коррумпированные связи преступных структур не удается - на это обстоятельство указали 46% следователей. Иногда удается привлечь к уголовной ответственности организаторов, и то лишь в связи с их непосредственным участием в совершении преступлений - 41%, в единичных случаях - 36%.
24% следователей вообще отметили, что им никогда не приходилось привлекать к уголовной ответственности организаторов преступной деятельности (это при том, что опрашивались исключительно следователи специализированных подразделений по борьбе с организованной преступностью, имеющие значительный стаж работы).
Многие следователи указывали на то обстоятельство, что сведения о наличии организаторов, коррумпированных связей преступных формирований при расследовании были получены, но в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, доказать это не удавалось.
В процессе научного исследования изучался вопрос и о том, какие криминальные ситуации и по каким категориям преступлений являются наиболее сложными для их моделирования в ходе расследования. В настоящее время, по мнению опрошенных следователей, это преступления в сфере банковской деятельности (59%), взяточничество и коррупция (34%), групповые преступления, требующие выявления организаторов и других соучастников, преступления, связанные с деятельностью коммерческих структур (29%), квалифицированное вымогательство (26%).
Обращает на себя внимание то, что наибольшую сложность для расследования, по мнению следователей, представляют те виды преступлений, в основе которых лежит многоаспектная, сложная, организованная преступная деятельность, то есть виды преступлений, по которым складывается сложная для реконструкции криминальная ситуация.
Завершающим звеном цепи ситуаций криминальной деятельности являются посткриминальные ситуации. Изучение их моделей применительно к проблематике раскрытия и расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами, в основном определяется необходимостью более детального исследования проблемы противодействия расследованию со стороны их активных участников, а также проблем сокрытия преступлений.
Предпринятое исследование причин возникновения остро конфликтных ситуаций при расследовании преступлений, совершаемых организованными сообществами, вывело на первый план еще одну актуальную проблему, требующую особого внимания научных и практических работников - активное противодействие преступных структур процессу расследования. Еще несколько лет назад такой проблемы практически не было, а в настоящее время только лишь 17% опрошенных следователей указало, что они не сталкивались с какими-либо формами противодействия. В числе наиболее распространенных способов противодействия расследованию опрошенные указали: подкуп, запугивание, насилие в отношении потерпевших, свидетелей, членов их семей - 62%; незаконные действия защитников обвиняемых, подозреваемых - 53%; попытки влиять на ход расследования через средства массовой информации - 27%; попытки воздействовать на судей в целях принятия ими тех или иных решений, выгодных обвиняемым - 24%.
Данные опроса следователей подтверждаются результатами изучения уголовных дел. Анализ конфликтных следственных и судебных ситуаций позволил выявить следующую картину. В процессе расследования отказались от ранее данных показаний в сторону, благоприятную для обвиняемых: свидетели - по 19% уголовных дел, потерпевшие - по 9%.
Интересно, что способы противодействия следствию в различных регионах существенно отличаются друг от друга. Так, если в провинциальных городах попытки воздействовать на ход расследования через средства массовой информации отметили не более 10% следователей, то для Московской области этот показатель составил 79%.
В рамках ситуационного подхода анализ связи "криминальная ситуация - преступная организация - обстоятельства, подлежащие доказыванию", на наш взгляд, имеет большое прикладное значение, поскольку позволяет конкретизировать цели деятельности органов дознания и предварительного следствия при расследовании деятельности организованных преступных структур.
Поэтапная мысленная реконструкция криминальной ситуации позволяет следователю выявить и доказать механизм преступной деятельности организованных структур, прогнозировать ее и нейтрализовать противодействие органам расследования.
Метод ситуационного моделирования в настоящее время возможен не только как форма осуществления научных исследований, но и как метод практической деятельности. В ряде СУ МВД, УВД при подготовке методических разработок в их структуру фактически включаются данные криминалистической характеристики того или иного вида преступления, основанные на региональной статистике. Однако отметим, что существует возможность сделать этот процесс более динамичным при огромной экономии сил и средств. В настоящий период в большинстве информационных центров МВД, УВД на базе статистических карточек формы Ф 1.1, Ф 1.2 и других действуют автоматизированные банки данных. Указанные карточки заполняются следователями и лицами, производящими дознание на основе материалов расследованных ими уголовных дел. В банке данных сведения об отдельных уголовных делах содержатся раздельно по каждой карточке, что позволяет формулировать и решать поисковые задачи в автоматическом режиме. Однако, на наш взгляд, имеется ряд факторов, существенно усложняющих этот процесс. К их числу следует отнести нестабильность статистических карточек. Практически ежегодно меняется их форма по той причине, что эти карточки по своему содержанию ориентированы на решение статистических задач управленческой отчетности. Переориентирование данной информации на решение задач криминалистического характера потребует внесения существенных в них дополнений.
Кроме того, в криминалистике не разработаны методики информационно-аналитической работы по формированию региональных криминалистических характеристик преступлений. Использование автоматизированных информационно-поисковых систем, созданных на основе типовых моделей криминальных ситуаций с учетом региональной специфики, позволит получить дополнительную ориентирующую информацию о лицах, совершивших преступление с высокой степенью вероятности. Например, созданная в УВД Екатеринбургской администрации система "Квадрат" позволила активизировать данные, относящиеся к криминалистической характеристике отдельных видов преступлений. С ее помощью выявляется связь между разнородными компонентами криминальной ситуации, в частности, между местом жительства преступников и местом совершения преступления. Система позволила выявить даже связь между возрастом преступника и местом совершения им преступления37.
Необходимым условием для практического использования ситуационного подхода непосредственно в практической деятельности по расследованию преступлений, совершаемых участниками организованных преступных групп, является создание подробных разветвленных классификаторов элементов, составляющих ситуации (правильнее называть их тезаурусами). В перспективе возникнет необходимость в разработке государственных стандартов на криминалистические ситуационные тезаурусы. Такие стандарты сэкономят значительные суммы денежных средств и время на разработку самых разных методических документов и программ. Ситуационные тезаурусы необходимы для решения различных прикладных задач криминалистических научных исследований. Назовем некоторые из них.
1. Формирование автоматизированных информационных систем и документов-носителей первичной информации в криминалистических учетах.
2. Создание баз данных научной литературы по криминалистике.
3. Разработка криминалистических научных рекомендаций, ориентированных на действия следователей и оперативных работников в конкретных ситуациях.
4. Разработка компьютерных систем поддержки процесса принятия следователем тактических решений.
Формирование ситуационных классификаторов особенно важно для разработки рекомендаций по расследованию преступлений, совершаемых участниками организованных преступных групп. Именно с этого должна начаться серьезная работа по методическому обеспечению раскрытия и расследования данной категории преступлений. Без разработки таких классификаторов не могут быть решены и многие научные проблемы, особенно моделирование организованной преступной деятельности и ориентация на эти модели формируемые тактические комплексы (типовые тактические операции и комбинации). Без них не могут быть также разработаны и адекватные криминалистические характеристики отдельных категорий преступлений и обобщенные криминалистические характеристики организованной преступной деятельности.
В настоящее время создание информационных систем криминалистического назначения начинает вызывать все больший интерес как у научных работников, так и у практиков. Одно из основных назначений использования ситуационного моделирования в создании компьютерных систем поддержки процесса принятия тактических решений - профилактика тактических ошибок при расследовании преступлений38.
Анализ следственной практики, показавший, что в ряде случаев следователями были допущены необоснованные аресты или привлечения в качестве обвиняемых, позволил выявить связь этих нарушений с целым рядом тактических ошибок и соответственно с возникновением сложных процессуально-тактических ситуаций. В 46% случаев не учитывались возможности того, что обвиняемые изменят свои показания; не использовались возможности собирания доказательств (39%); не проверялись некоторые версии (13%); не устранялись противоречия в показаниях (2%); допускались ошибки при оценке доказательств (33%); допускались ошибки в собирании и фиксации доказательств (7%); не устанавливались соучастники преступника (1%).
Компьютерные системы поддержки процесса принятия тактических решений, насыщенные знаниями о положительном опыте раскрытия и расследования преступлений, позволяют сэкономить силы и средства, а самое главное - время для принятия оптимальных решений, направленных на раскрытие преступлений в сложных ситуациях, требующих принятия многокритериальных тактических решений.
Особой сложностью отличается процесс моделирования и последующего разрешения оперативно-розыскных ситуаций, связанных с расследованием деятельности организованных преступных структур, поскольку это определяется:
а) необходимостью учета взаимосвязи различных компонентов следственной ситуации, следственной и оперативной обстановки, к примеру, разветвленности преступной структуры, наличия межрегиональных и международных криминальных связей, достоверности и полноты полученной оперативной информации;
б) сложностью организации процесса реализации оперативных материалов вследствие привлечения к расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами, значительного количества сил и средств различных правоохранительных органов;
в) наличием определенных противоречий между ними, сложностью координации деятельности участников следственно-оперативной группы, состоящей из сотрудников, не подчиненных по службе друг другу, деятельность и критерии оценки работы которых регламентированы различными ведомственными нормативными актами;
г) ограниченностью временных факторов, которые могут быть использованы для подготовки тактической операции по реализации имеющихся материалов, а также ограниченность времени, в течение которого такая операция должна быть осуществлена;
д) необходимостью в ходе разрешения оперативно-розыскных ситуаций наряду с остальными тактическими задачами решать задачу обеспечения безопасности участников уголовного процесса;
е) сложностью сочетания особых требований к обеспечению тайны следствия при существующей прямой опасности предательства со стороны отдельных работников правоохранительных органов с необходимостью массированного привлечения сил сотрудников на первоначальном этапе, а также с необходимостью согласования целого ряда мероприятий с органами прокуратуры и суда.
Однако многие организованные преступные группы не удается своевременно ликвидировать именно из-за ошибок и несогласованности, неадекватных оценок исходных оперативных и следственных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе расследования.
В завершение, обобщая возможности использования ситуационного подхода в следственной практике, отметим следующее.
В познавательной деятельности следователя ситуационный подход помогает в причинном установлении фактов преступления, отдельных его обстоятельств, способствует построению информационной модели расследуемого события на ситуационной основе. За счет мысленной реконструкции всех криминальных ситуаций позволяет следователю получить дополнительную криминалистически значимую информацию о преступлении, способствующую его раскрытию.
В организационной деятельности ситуационный подход обеспечивает своевременную грамотную диагностику исходной следственной ситуации, помогает в оптимальной организации и планировании расследования.
В управленческой деятельности следователя применение ситуационного подхода способствует осознанию и разрешению всех возникающих ситуаций расследования, обеспечивает принятие стратегических решений.
В прогностической деятельности использование указанного подхода позволяет осуществить прогнозирование результатов отдельного этапа расследования, развития ситуации расследования, поведения преступника непосредственно после совершения преступления, а также и его поведение на предварительном следствии.

4.3. Применение ситуационного моделирования 
в криминалистической дидактике

Сравнительный анализ качества расследования уголовных дел, расследованных в различный период времени в разных регионах, позволил нам определить общую тенденцию роста профессиональной грамотности следователей и одновременно с этим обнаружить повторяющиеся типовые следственные ошибки. Интервьюирования следователей, расследовавших эти дела, позволили сделать вывод о том, что в большинстве случае ошибки вызваны отнюдь не профессиональной неграмотностью, небрежностью и невнимательностью следователей, а именно неумением молодых специалистов, подчас имеющих достаточно высокий уровень теоретической подготовки, применить свои знания на практике.
В процессе практической деятельности молодой специалист встречается с незнакомыми ему ситуациями. В силу нетипичности большинства ситуаций, криминалистическая теория заранее обусловленный алгоритм их разрешения предложить не может, а бывший студент по причине невыработанности у него механизмов творческой деятельности неспособен самостоятельно разрешить нестереотипные задачи. Наш вывод подтверждается и результатами исследования вопросов научной организации труда следователей, согласно которым юридическое образование в целом дает достаточную теоретическую базу, но слабо формирует необходимые навыки и умения, позволяющие по окончании вуза самостоятельно вести расследование39.
Причина этого в том, что в настоящее время в обучении студентов-юристов криминалистике отдается предпочтение усвоению ими хорошо описанных методов решения определенного набора типовых казусных задач, при этом почти не уделяется внимания обучению способам поиска методов их решения. Однако представляется, что отмеченные проблемы никоим образом не могут быть исследованы и решены исключительно педагогикой, поскольку содержание обучения существенно влияет на его процесс. В связи с этим многими криминалистами неоднократно рассматривалась проблема соотношения криминалистики как науки и как учебной дисциплины. Причем многие авторы, не принимая во внимание содержательной стороны обучения, полагают, что все, что касается непосредственно самого процесса обучения, следует автоматически относить к предмету педагогики. В противовес укоренившемуся мнению С.И.Цветков вполне справедливо отметил, что "содержание обучения - это содержание науки криминалистики, а формы и методы обучения относятся к предмету педагогики. Однако содержание неизбежно раскрывается через формы и методы обучения"40.
Опыт нашей педагогической практики дает основания полагать, что в повышении эффективности учебного процесса значительную роль может сыграть внедрение в него ситуационного моделирования - метода, позволяющего сократить путь повторного "открытия" уже известных вариантов решения проблемы, способствующего формированию у студентов механизма сличения возникающих ситуаций с типовыми. Ситуационный подход в дидактике можно рассматривать как одну из разновидностей проблемного обучения, суть которого в общих чертах может быть сведена к выработке у студентов приемов самостоятельного исследования и решения поставленных нестереотипных задач. Весьма успешно замечено, что "современного обучаемого надо не столько "наполнять" знаниями, сколько учить их самостоятельно приобретать"41.
Анализ дидактических аспектов ситуационного моделирования позволяет выделить два основных направления его использования: 
1) выработку у студентов навыков ситуационного подхода к анализу криминальной и криминалистической деятельности (т.е. обучение ситуационному моделированию); 2) применение ситуационного моделирования как метода обучения (т.е. обучение посредством этого метода).
Для обучения студентов ситуационному моделированию в криминалистике можно использовать предложенную нами методику моделирования криминальных и следственных ситуаций42.
Ситуационное моделирование как метод обучения студентов имеет весьма широкий спектр применения, находя свое воплощение как в лекционных, так и в активных формах обучения. Можно выделить такие формы применения используемого в обучении ситуационного моделирования, как ситуации-иллюстрации, ситуации-упражнения, ситуации-проблемы, ролевые и компьютерные ситуационные игры.
Ситуации-иллюстрации могут быть весьма эффективно использованы в ходе изложения лекционного материала с целью пояснения отдельных теоретических положений. Причем в качестве иллюстрации могут использоваться как модели криминальных, так и модели следственных ситуаций. С их помощью возможно показать процесс следообразования в конкретной криминальной ситуации, либо проиллюстрировать правильное разрешение сложной ситуации, возникшей в ходе расследования того или иного преступления.
Применение в дидактических целях ситуации-оценки сводится к тому, что на занятии преподаватель излагает студентам основную характеристику реальной следственной ситуации, а также сообщает им о решении, принятом на основе ее анализа следователем. Студентам предлагается оценить данное решение, попытаться найти возможно допущенные следователем ошибки, объяснить их сущность, обосновав при этом свои выводы.
Использование ситуации-упражнения предполагает то, что преподаватель ограничивается изложением сути следственной ситуации (например, конфликтной, тактического риска и т.д.) и предлагает студентам проанализировать эту ситуацию, произвести ее диагностику, попытаться на основе ее анализа выработать "за следователя" соответствующее решение. При этом учитывается то, что в задачах, которые ставит перед следователем практика, почти никогда не содержится полных достаточных данных для правильного их разрешения. Следователю приходится самостоятельно искать все недостающие сведения, в случае же невозможности этого - найти другой вариант разрешений возникающих задач и проблем. Именно поэтому задачи, предлагаемые студентами для решения, должны содержать заведомо неполный перечень исходных данных.
Однако возможности ситуационного моделирования гораздо полнее и ярче реализуются при его использовании в активных формах обучения: на семинарских и практических занятиях, в процессе которых решаются разноплановые ситуационные задачи, проводятся ситуационно-ролевые и компьютерные игры.
Использование ситуации-проблемы на практических занятиях по криминалистике можно осуществить следующим образом. Преподаватель располагает полной информацией о реальном инциденте из следственной практики. Студенты же получают о нем более или менее полное представление только посредством постановки преподавателю соответствующих вопросов об этом событии. После получения, по их мнению, вполне достаточной информации о ситуации студенты индивидуально проводят детальный анализ ситуации, формулируют проблему и уясняют ее суть, осуществляют выработку необходимого в данном случае решения.
Применение основных положений криминалистической ситуалогии в ходе обучения способствует выработке у студентов ситуационного подхода к анализу криминалистических объектов. Важным фактором формирования ситуационного мышления является дифференциация обучения в зависимости от состава обучаемых. Так, можно выделить: а) анализ и моделирование простых криминальных ситуаций; отображение и разрешение несложных типичных ситуаций расследования (студенты, слушатели, курсанты); б) моделирование и анализ сложных криминальных ситуаций; отображение и разрешение сложных ситуаций раскрытия и расследования преступлений (система повышения квалификации); в) моделирование и анализ нетипичных криминальных и моделирование следственных ситуаций для принятия управленческих решений по сложным многоэпизодным делам, по межрегиональным сериям преступлений (подготовка руководителей правоохранительных органов).
Метод компьютерного моделирования следственной ситуации, основы которого в криминалистической дидактике были разработаны С.И. Цветковым43, получил в настоящее время широкое распространение в юридических вузах России. Более трех десятков имеющихся в России подобных криминалистических и экспертных программ позволяют мгновенно в соответствии с содержащимися в них правилами реагировать на действия обучаемых в процессе учебного "расследования" тех или иных видов преступлений.
Уже использование одной из первых программ показало, что существует возможность параллельной, одновременной отработки вопросов по смежным уголовно-правовым учебным дисциплинам юридических вузов: уголовному праву, процессу, криминалистике. Программы дают возможность имитировать условия, требующие принятия не только тактических, но и процессуальных решений.
Обучающие системы, в основе которых лежит использование методов искусственного интеллекта, представляют собой одну из разновидностей экспертных систем. Такие системы выполняют несколько функций: осуществляют процесс обучения, диагностируют, производят оценку, а при необходимости и корректируют знания обучаемого, то есть, по сути дела, осуществляют весь процесс обучения. Обучающие системы дают возможность смоделировать количество и качество знаний обучаемого и его способность использования своих знаний в решении той или иной задачи. Кроме того, системы обнаруживают ошибки обучаемого и указывают ему их, анализируя модель и строя планы исправлений отмеченных ошибок.
Во многих вузах указанные системы широко применяются при обучении студентов различным отраслям права, но в то же время их использование имеет существенные ограничения. Они определяются тем, что в основе таких программ лежат, как правило, жесткие конструкции баз данных с однозначными логическими многокритериальными связями. В настоящее время наибольшие перспективы использования интеллектуальных обучающих систем лежат в сфере практического обучения, формировании умений и навыков принятия тактических решений в процессе раскрытия и расследования преступлений. Использование интеллектуальных систем, ориентированных на выработку практических умений и навыков профессионального мышления при принятии тактических решений, является в какой-то степени попыткой решить указанную проблему.
Именно использование в логической структуре программы баз знаний вместо баз данных и является основной особенностью предлагаемых эспертно-моделирующих систем. Без баз знаний любая автоматизированная система при проведении практического обучения, направленная на оптимизацию умений и навыков принятия решений в любой сфере деятельности, может быть использована в лучшем случае лишь для информационного обеспечения этого процесса. Основанная на криминалистических и правовых знаниях искусственная логика экспертно-моделирующих систем позволяет выявить и зафиксировать все допущенные ошибки. Использование при проведении практических занятий ситуационного моделирования на базе средств вычислительной техники значительно влияет на содержательную сторону занятий и, кроме того, в определенной степени меняет и саму методику проведения занятия.
Так, программа "следователь" дает возможность преподавателю: управлять ходом программы, при необходимости давать дополнительные вводные; просматривать список событий, лиц, предметов, попавших в поле зрения студента; вернуться "назад" и просмотреть выполненные студентом мероприятия (как бы "пролистать расследованное" в ходе деловой игры уголовное дело; сделать паузу во время занятия и через определенное время вернуться к тому же его этапу; индивидуализировать замечания по прохождению программ, выдавать их в автоматическом режиме; при необходимости распечатывать ту или иную информацию; предоставлять возможность студентам обращаться к справочной информации; одновременно осуществлять контроль работы нескольких групп студентов; знакомить игровые коллективы с правильным решением; в автоматическом режиме фиксировать и подводить итоги работы; выявлять типовые ошибки студентов.
Применение компьютерных систем с целью имитации реальной следственной ситуации существенно повышает интенсивность практических занятий. По сути дела, системы "управляют" действиями обучаемых, формулируя перед ними каждый раз новые и более сложные следственные ситуации. Кроме того, поскольку основное содержание учебной работы на практических занятиях по криминалистической методике (и в значительной части по криминалистической тактике) связано с анализом всей имеющейся информации, эффективность проведения занятия зависит от ее полноты, дополнения в зависимости от тактических решений, принятых обучаемыми.
Моделирование ситуации необходимо и в ходе использования компьютерных систем поддержки процесса принятия тактических решений. Здесь в основе модели лежит система взаимосвязанных понятий, отражающих различные аспекты информации о ситуации, сложившейся в процессе расследования преступлений. Такая модель в полуавтоматическом режиме сравнивается с заданной ситуацией. Это позволяет в соответствии с заложенными в программу правилами формулировать рекомендации для обучаемых и практических работников.
Имитационно-моделирующие системы себя полностью оправдали. Пути развития данной идеи лежат в разных плоскостях: расширение сферы использования имитационно-моделирующих систем на другие юридические науки; использования их для моделирования не только кадров текстовой информации, но и компьютерной графики (фотоизображений), схем, карт и даже мультипликации. В перспективе некоторые текстовые кадры могут заменяться звуковыми, например при имитации допроса; чрезвычайно перспективно использование компьютерных сетей в комплексе с имитационно-моделирующими программами, что позволяет усложнять имитацию ситуации не только за счет интеллектуальных возможностей программы, но и за счет одновременной и, возможно, конкурентной по содержанию, совместной учебной работе нескольких студентов.
Используемые в практике преподавания ролевые ситуационные игры отличаются от других методов тем, что их применение позволяет не только расширить познавательные возможности студентов, но и способствует выработке у них определенных управленческих навыков при решении тех или иных профессиональных задач.
В последнее время дидактические игры все больше находят свое применение в теории и практике профессионального обучения. Игра, при всей ее условности, дает возможность максимального приближения к реальной жизни, поскольку в ней студент оказывается поставленным в условия, близкие, реальные, похожие на жизненные, и должен действовать именно "сейчас, сразу же". В силу вышеуказанного в игре должен делаться акцент на основных моментах сложных ситуаций, принципиальных, но крайне обобщенных и условных. Преимущества ситуационно-ролевых игр перед реальным экспериментом состоят в том, что они:
1) способны обеспечить наглядность принимаемых решений;
2) позволяют положительно изменить масштаб исчисления времени (игра позволяет "жить быстрее");
3) дают возможность повторения имеющегося опыта с необходимым изменением установок (т.е. в игре можно несколько раз "проиграть", прожить одну и ту же следственную ситуацию, каждый раз принимая на ее основе новое решение и проверяя результаты его осуществления; причем чем сложнее представляется ситуация, тем важнее проверить как можно больше подходов к ней).
Следует отметить способность ситуационно-ролевых и компьютерных игр разнообразить учебный процесс, что, как показывают результаты наших практических исследований, снимает у студентов утомление от занятий и стимулирует у них повышенное внимание. Ученые, исследовавшие психологические основы ситуационной игры, полагают, что эффективность процесса обучения в ней обусловлена взрывом мотивации, т.е. резким повышением у студентов интереса к изучаемому предмету. При проведении учебных занятий методом игр значительно изменяется и роль преподавателя, задачи и функции которого сводятся не только к передаче студентам своих знаний, но и к максимальной стимуляции профессионального и творческого потенциала участников игры, как говорится, плохой учитель преподносит истину, хороший учит ее находить.
Особенностью ситуационного моделирования является его способность значительно расширить источники подачи информации, разнообразить ее формы. Так, если на лекционных и семинарских занятиях основным источником новых знаний является преподаватель, то при проведении практических занятий методом ситуационно-ролевых игр в числе обучающих в какой-то мере выступает и весь коллектив. Задача же преподавателя состоит в максимальном приобщении студентов к выработке необходимых им практических навыков и мобилизации творческого потенциала в решении нестереотипных следственных задач.
Для успешного осуществления дидактической ситуационно-ролевой игры необходима тщательная ее подготовка. Мы полагаем, что весьма ощутимую пользу преподавателю может принести предварительно им составленный план-сценарий, состоящий из двух частей: а) игровой, рассчитанной на студентов, в которой достаточно подробно излагается ролевая суть предстоящей игры; б) тактической, предназначенной непосредственно для преподавателя, в которой отражается специфика и построение занятия в целом, распределение "ролей" между студентами, планируется ход и анализ результатов проведенной игры, например, в ходе дискуссии и т.д.
Ученые, занимающиеся теоретическими вопросами дидактических ситуационно-ролевых игр, в числе основных конструктивных элементов любой деловой игры выделяют: участников игры; правила; информационный массив44. На практических занятиях по криминалистике в игре участвуют студенты, которые исполняют соответствующие роли, определяемые преподавателем. В качестве основных правил криминалистической ситуационно-ролевой игры выступают соответствующие нормы уголовно-процессуального кодекса или рекомендации криминалистики. Информационный массив игры представлен информацией о реальной следственной ситуации, которую преподаватель и предлагает студентам "смоделировать" во время игры. Кроме того, в качестве информационного массива будут выступать и знания студентами соответствующих теоретических вопросов по соответствующей теме криминалистики.
В тактической части модельно-игрового сценария должны быть отражены и такие вопросы, как: цели игры, объекты моделирования, игровой комплекс, инструктаж студентов, правила игры. Перед непосредственным проведением ситуационно-ролевой игры целесообразно провести опрос студентов, чтобы выяснить, как усвоены ими теоретические положения темы, имеющей приоритетное значение для разрешения предстоящей игровой ситуации. Необходимо добиваться того, чтобы студенты четко усваивали соответствующие теоретические положения криминалистики, поскольку в процессе игры нет времени для длительных размышлений и тщательного обдумывания выбора того или иного варианта поведения. В игре, как и при оперативной оценке и разрешении реальной ситуации, приходится действовать экспромтом, мобилизуя все знания, навыки и умения, раскрывая в процессе решения задач все потенциальные возможности.
Заметим, что решение ситуационных задач методом ролевых игр имеет и свою специфику. Несмотря на то, что в целом игра идет по заранее разработанному преподавателем сценарию, все же трудно спрогнозировать все ситуации, в которых может оказаться каждый из исполнителей, поскольку в такого рода играх всегда предусматривается некая вариабельность. Траектория движения показателей моделируемой ситуации полностью находится в руках самой группы.
Применение аудио- и видеотехники в дидактических криминалистических играх способно во многом повысить качество последующего разбора игровых ситуаций. Демонстрируемая студентам видеозапись проигранной ими же ситуации позволяет фиксировать их внимание на тех или иных этапах (кадрах) игры, дает возможность вполне однозначно выявлять положительные и отрицательные моменты в уяснении, оценке и разрешении ситуации. Последующий просмотр видеозаписи в ходе разбора результатов ситуационно-ролевой игры позволяет произвести качественный анализ занятия, обратить внимание студентов на процессуальные, тактические и коммуникативные аспекты.
Ситуационное моделирование находит свое применение и в процессе повышения квалификации следственных работников, одной из форм которых являются систематически проводимые учебно-методические семинары. На таких семинарах может быть проведен, к примеру, анализ следственных ситуаций, возникающих в ходе допроса, выявляющий способность допрашивающего управлять ситуацией и трансформировать ее в благоприятном для следствия направлении (следователям предлагается для этого фонограмма реального или учебного допроса). Также предварительно изученное уголовное дело из числа расследованных может быть проанализировано на семинаре на ситуационной основе.
Как в процессе обучения студентов, так и в ходе повышения квалификации следственных работников рекомендуется использовать и деловые игры45. Безусловно, "проигрывание", предварительная проработка следователями типовых следственных ситуаций имеет определенный тактический смысл. Игровое разрешение основных типовых следственных ситуаций, с которыми постоянно приходится сталкиваться на практике, вырабатывает у обучаемых ситуационное мышление, обеспечивающее правильное уяснение сути наличной следственной ситуации, ее грамотную диагностику и своевременное разрешение.
При проведении занятий по решению ситуационных задач и при использовании метода ситуационно-ролевых игр предпочтительно давать студентам не абстрактные вводные, а сложные следственные ситуации (проблемные, конфликтные, организационного управленческого типа, тактического риска) из практики расследования реальных уголовных дел, оставшихся в числе нераскрытых.



БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1.  Аббасова И.С., Кручинина Н.В. Следственная ситуация и фактор времени как ее структурный элемент // Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. Иркутск, 1983. С.57-59.
2.  Александров И.В. Типичные следственные ситуации и основные направления расследования мошенничества. Свердловск, 1984.
3.  Антипов В.П. Планирование расследования в проблемных ситуациях // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1981. Вып. 34. С.72-82.
4.  Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М., 1973.
5.  Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения). Воронеж, 1984.
6.  Баев О.Я. Противоречия интересов в генезисе следственных ситуаций // Cледственная ситуация. М., 1985. С. 33-35.
7.  Баев О.Я., Баева Н.В. Реальные следственные ситуации и их модели // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984. С. 56-62.
8.  Балугина Т.С. Следственные ситуации и планирование расследования // Следственная ситуация. М., 1985. С. 54-57.
9.  Беджашев В.И. Следственные ситуации и типовые версии в методике расследования преступлений // Следственная ситуация. М., 1985 С. 58-62.
10.  Белкин Р.С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 3-6.
11.  Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учеб. пособие. Волгоград, 1993.
12.  Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М., 1984.
13.  Васильев В.Л. Психологическая характеристика следственных ситуаций // Судебно-экспертное исследование человека и его деятельности. Свердловск, 1985. С. 6-12.
14.  Винокуров С.И. Типичные следственные ситуации и их роль в расследовании и предупреждении преступного обращения со взрывчатыми материалами // Вестн. МГУ. Сер. 11. Право. № 4. М., 1976. С. 63-70.
15.  Возгрин И.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в системе частных методик расследования // Следственная ситуация. М., 1985. С. 66-69.
16.  Возгрин И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений. Л., 1977. С. 63-78.
17.  Волостнов П.А. Роль поведения обвиняемого в формировании следственной ситуации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1985.
18.  Волчецкая Т.С. Ситуационное моделирование в расследовании преступлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1991.
19.  Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. Калининград, 1994.
20.  Гавло В.К. Следственная ситуация // Следственная ситуация. М., 1985 С. 38-42.
21.  Герасимов И.Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений // Соц. законность. 1977. № 7.
22.  Герасимов И.Ф. Криминалистическая тактика и следственные ситуации // Теоретические проблемы следственной тактики. Свердловск, 1981.
23.  Герасимов И.Ф. К вопросу о следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 6-11.
24.  Глазырин Ф.В. Следственные ситуации и личность обвиняемого // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. Вып. 41. С. 45-52.
25.  Горшенин Л.Г. Анализ поведения людей и методика моделирования предполагаемой ситуации. М., 1993.
26.  Гранат Н.Л. Следственная ситуация (психологический аспект) // Следственная ситуация. М., 1985. С. 35-38.
27.  Грановский Г.Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа // Следственная ситуация. М., 1985. С. 20.
28.  Грановский Г.Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия // Рефераты научных собщений на теоретическом семинаре-криминалистических чтениях. М., 1977. Вып.16. С. 3-17.
29.  Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. Л., 1980.
30.  Густов Г.А. Обнаружение способа должностного хищения в сложной ситуации. (Факторный анализ). Л., 1975.
31.  Густов Г.А. Хищения в торговле. Ч.1. Типовые модели преступления. Л., 1971.
32.  Гутерман М.П. Исходные следственные ситуации по делам об убийствах и методы их разрешения // Исходные следственные ситуации и методы их разрешения. М., 1991. С. 36-45.
33.  Драпкин Л.Я. Исходные следственные ситуации: генезис и динамика // Исходные следственные ситуации и пути их разрешения М., 1991. С. 30-35.
34.  Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования // Проблемы программирования, организации и информационого обеспечения предварительного следствия: Межвуз. науч. сб. / Уфа, 1989. С. 27-32.
35.  Драпкин Л.Я. Разрешение проблемных ситуаций в процессе расследования: Учеб. пособие. Свердловск, 1985.
36.  Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1988.
37.  Дубовик О.Л. Принятие решения в механизме преступного поведения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1976.
38.  Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации допроса: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 1996.
39.  Зеленецкий В.С. Доследственные ситуации в советском уголовном процессе // Следственная ситуация. М., 1985. С. 30-33.
40.  Зернов С.И., Россинская Е.Р. Реконструкция криминальной ситуации в пожарно-технической экспертизе // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы: экспересс-информация. М., 1986. Вып. 1. С. 8-13.
41.  Зорин Г.А. Криминалистистическая эвристика: Учеб. пособие. Т. 1 и 2. Гродно, 1994.
42.  Зорин Г.А., Левонец В.И. Психологическая защита в напряженных криминалистических ситуациях. Гродно, 1995.
43.  Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения: Сб. науч. тр. М., 1991.
44.  Ищенко Е.П. Ситуационный подход к применению научно-технических средств на первоначальном этапе расследования неочевидных преступлений // Следственная ситуация. М., 1985. С 46-50.
45.  Каневский Л.Л. К вопросу о криминалистической характеристике преступления, криминальных и следственных ситуациях и их значении в раскрытии и расследовании преступлений // Следственная ситуация. М., 1985. С. 62-65.
46.  Клочков В.В. Проблемы теории следственной ситуации / / Cледственная ситуация М., 1985. С. 74-79.
47.  Колдин В.Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования // Советское государство и право. 1987. № 2. С. 66-74.
48.  Колесниченко А.Н. Следственная ситуация: спорные вопросы, понятия и возможное решение проблемы // Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. Иркутск, 1983. С. 29-33.
49.  Кондрахин С.А. Исходные следственные ситуации по делам о кражах имущества и криминалистические методы их разрешения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1994.
50.  Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1984.
51.  Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение: Учеб. пособие. Волгоград, 1988.
52.  Корноухов Ю.Г. Информационное обеспечение ситуационных исследований места происшествия (на примере ДТП) // Проблемы информационного и математического обеспечения. М., 1984. С. 144-146.
53.  Кузьменко Н.К. Ситуационные криминалистические игры. Киев, 1985.
54.  Лавров В.П. Исходные следственные ситуации как объект кафедрального научного исследования // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М., 1991. С. 3-11.
55.  Лаврухин С.В. Роль криминалистических характеристик и следственных ситуаций в раскрытии умышленных убийств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1982.
56.  Лузгин И.М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М., 1991. С. 12-29.
57.  Лузгин И.М. Ситуационый подход в решении криминалистических задач: Фондовая лекция. М., 1987.
58.  Матюшкин А.М. Проблемные ситуации в мышлении и обучении. М., 1972.
59.  Моделирование производственных ситуаций: Сб. науч. тр. Новосибирск, 1984.
60.  Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступления и криминалистические ситуации. Хабаровск, 1985.
61.  Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987.
62.  Поспелов Д.А. Ситуационное управление: теория и практика. М., 1986.
63.  Салтевский М.В. О структуре криминалистической характеристики и типичных следственных ситуациях // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1982. Вып. 25. С. 17.
64.  Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. М., 1989.
65.  Седова Т.А. Следственные ситуации и их значение при проведении экспертизы // Следственная ситуация. М., 1985. С. 50-54.
66.  Селиванов Н.А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования // Соц. законность. 1985. № 7. С. 52-55.
67.  Ситуалогическое исследование места происшествия: Cб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1979.
68.  Следственная ситуация: Сб. науч. тр. М., 1985.
69.  Следственные ситуации и раскрытие преступлений: Науч. тр. Свердловск, 1975. Вып. 45.
70.  Снетков В.А. Элементы технико-криминалистической ситуации осмотра места происшествия // Следственная ситуация. М., 1985. С. 16-20.
71.  Соловьев А.Б., Пичкалева Г.И. Процессуальные и тактические основания выбора в определении ситуаций расследования оптимального следственного действия // Проблемы совершенствования предварительного следствия и прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. М., 1982. С. 41-53.
72.  Сорокотягин И.Н. Применение специальных познаний с целью разрешения сложных следственных ситуаций // Применение экспертизы и других форм специальных познаний в советском судопроизводстве. Свердловск, 1984. С.3-22.
73.  Сотников К.И. Следственные ситуации и криминалистическое прогнозирование // Проблемы интенсификации деятельности по расследованию преступлений. Свердловск, 1985. С. 106-110.
74.  Старостин В.Е., Яровенко В.В. Криминалистическая характеристика и следственные ситуации: соотношение понятий // Криминалистические методы расследования преступлений. Тюмень, 1994. С. 44-51.
75.  Сущенко В.Н. Следственные ситуации и их роль в планировании и организации расследования преступлений // Проблемы социалистической законности. Харьков, 1983. Вып. 15. С. 120-122.
76.  Танасевич В.Г., Образцов В.А. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации // Актуальные проблемы советской криминалистики. М., 1980. С. 83-93.
77.  Турчин Д.А. О разработке теории следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 27-30.
78.  Филлипов А.Г. О соотношении понятий криминалистической харакатеристики преступлений и следственной ситуации // Cледственая ситуация. М., 1985. С. 74-80.
79.  Шостак Г.С. Следственные ситуации как критерий принятия решения // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов,1987.
80.  Шуфучук Б.О. Сто ситуаций в управлении. М., 1977. С.135.
81.  Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1991.
82.  Цветков С.И., Волчецкая Т.С. Правовые решения и юридические факты // Государство и право: теория и практика. Калининград, 1996. С. 27-33.
83.  Цветков С.И., Волчецкая Т.С., Исмаилова Л.Э., Новгородов В.А. Особенности принятия тактических решений при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами: Учеб. пособие. / Под общ. ред. С.И.Цветкова. М., 1996.
84.  Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные разработки методики расследования // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып. 30. С. 110-122.
85.  Яблоков Н.П. Следственные ситуации в методике расследования и их оценка // Вестн. МГУ. Сер. 11. Право. 1983. № 5. С. 12-17.




Татьяна Станиславовна Волчецкая 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ СИТУАЛОГИЯ

Монография

Лицензия №020345 от 14.01.1997 г.
Редактор Н.Н. Мартынюк. Технический редактор Л.Г. Владимирова.
Корректор Н.Н. Николаева.
Оригинал-макет подготовил Д.В. Голубин.
Подписано в печать 27.06.1997 г. Формат 60(84 1/16.
Бумага для множительных аппаратов. Усл. печ. л. 15,5.
Уч.-изд. л. 15,0. Тираж 500 экз. Заказ         .

Калининградский государственный университет,
236041, Калининград обл., ул. А.Невского, 14.

Отпечатано в ГИПП "Янтарный сказ",
236000, г. Калининград обл., ул. К. Маркса, 18

1 См., например: Криминалистика / Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я Драпкина. М., 1994. С. 6; Криминалистика / Под ред. Н.П.Яблокова. М., 1995. С. 7 и др.
2 Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974. С.296-298.
1 Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифических исследований в криминалистике: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1996. С. 8.
2 Ищенко Е,П. Ситуационный подход к применению научно-технических средств на первоначальном этапе расследования неочевидных преступлений // Следственная ситуация. М., 1985. С. 47.
1 См.: Балугина Т.С. Следственные ситуации и планирование расследования // Следственная ситуация. М., 1985. С. 54-58.
2 См., например: Седова Т.А. Следственные ситуации и их значение при проведении экспертизы // Следственная ситуация. М., 1985. С. 50-54.
3 См.: Густов Г.А. Расследование хищений в торговле. Ч.1 Криминалистические модели преступления. Изд 3-е, перераб. Л., 1979. 214 с. Он же. Обнаружение способа должностного хищения в сложной ситуации. Факторный анализ: Учеб. пособие. Л., 1985.
1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М., 1987. С.141-151.
2 Философский энциклопедический словарь / Редкол.: С.С. Аверинцев и др. 
2-е изд. М., 1989. 815 с.
1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики: В 3 т. М., 1978. Т.1. С. 228.
2 См.: Грановский Г.Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа // Следственная ситуация. М., 1985. С. 20.
3 См.: Волчецкая Т.С. Ситуационое моделирование в расследовании преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1991.
1 См об этом также: Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984; Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С.Алексеева. М., 1987. 
2 См.: Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... 
д-ра юрид. наук. М., 1991.
1 См., например: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 240-248; Зорин Г.А. Эвристические методы формирования стратегии и тактики следственной деятельности. Гродно, 1991. С.18-24; Горшенин Л.Г. Криминалистическое прогнозирование. М., 1992.
2 См. об этом подробнее: Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные разработки методики расследования // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып. 30. С. 110 -122.
1 См.: Калошина И.П. Структура и механизм творческой деятельности. М., 1981.
2 Кураев В.И. Формализация языка науки и философское исследование // Философия, методология, наука / Отв. ред. В.А.Лекторский. М., 1972. С.29.
1 Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974. С.504.
2 Мостепаненко М.В. Философия и методы научного познания. М., 1972.
3 Карпович В.Н. Проблема, гипотеза, закон. М., 1980. С. 18.
1 См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С.12.
2 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 136.
1 Рузавин Г.И. Научная теория: логико-методологический анализ. М., 1978. С.14.
2 Там же.
1 Рузавин Г.И. Научная теория: логико-методологический анализ. С. 47.
1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 140.
1 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 2. С. 304.
1 Штофф В.А. Введение в методологию научного познания. М., 1975. С. 115.
1 Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. С.227-228.
2 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 136.
1 Селиванов Н.А., Танасевич В.Г., Эйсман А.А., Якубович Н.А. Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М., 1978. С. 28.
2 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С.12.
1 См. об этом подробнее: Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. Калининград, 1994.
1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. Т. 2. С. 178.
1 Герасимов И.Г. Научное исследование. М., 1972. С. 110.
2 Ким В.В. Семиотические аспекты системы научного познания. Философско-методологический анализ. Красноярск, 1987. С 162.
3 Маслихин А.В. Философское введение в науку. Йошкар-Ола, 1994. С. 85.
1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 98.
2 Маркарян Э.Б. Философско-методологические проблемы анализа языка науки. Ереван, 1987. С. 91.
1 Маслихин А.В. Философское введение в науку. Йошкар-Ола, 1994. С. 85.
1 Криминалистика / Под ред. Н.П.Яблокова. С. 50.
2 Криминология / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой. М., 1994. С 131.
1 Рузавин Г.И. Научная теория: логико-методологический анализ. М., 1978. С.47.
2 См. об этом: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 98-101.
1 См.: Густов Г.А. Хищения в торговле. Ч. 1. Типовые модели преступления. Л., 1971.
1 Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А.П.Евгеньевой. Изд. 3-е стереотип. М., 1988. Т. 4. С.100.
1 См.: Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984. С. 65.
1 Робозеров В.Ф. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Л., 1990. С. 45.
1 Снетков В.А. Элементы технико-криминалистической ситуации осмотра места происшествия // Следственная ситуация. М., 1985. С. 16.
2 Зеленецкий В.С. Доследственные ситуации в советском уголовном процессе // Следственная ситуация. М., 1985. С. 30-33.
3 Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. Хабаровск, 1985. С. 56.
1 Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. Волгоград, 1988. С.3.
2 См. подобные классификации в соответствующих главах настоящей работы (2.2, 2.3).
1 Баев О.Я., Баева Н.Б. Реальные следственные ситуации и их модели // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984. С. 56.
2 Клочков В.В., Образцов В.А. Преступление как объект криминалистического познания // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1985. Вып. 42. С. 44.
3 Образцов В.А., Образцов М.В. О соотношении и взаимосвязи криминалистических программ и моделей // Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Свердловск, 1989. С. 21-26.
1 Сорокотягин И.Н. Роль психологических и других специальных познаний в планировании предварительного следствия // Версии и планирование расследования. Свердловск, 1985. С. 10.
2 Возгрин И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений. Л., 1977. С. 63.
3 Кудрявцев В.Н. Взаимосвязь элементов преступления // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1978. Вып. 25. С . 12.
1 Об этом см. подробнее: Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. Калининград, 1994. С . 5.
2 Карпович В.Н. Проблема, гипотеза, закон. М., 1980. С.13.
11 См.: Густов Г.А. К разработке криминалистической теории преступления // Правоведение. 1983. № 3. С. 89; Корноухов В.Е., Закатов В.Е. Основы общей теории криминалистики. Красноярск, 1993. С. 23.
2 Видонов Л.Г. Криминалистическая характеристика убийств и система типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. Горький, 1978. С . 7.
1 См.: Грановсий Г.Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия // Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре - криминалистических чтениях 21 апреля 1977 г. Вып. 16.
2 Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. М., 1981. С.94.
1 Там же.
2 Еркенов С.Е. Методика расследования незаконного занятия рыбным промыслом. Караганда, 1984. С.8.
3 О криминалистической характеристике расследования см. подробнее, например: Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. М., 1989. С.17; Образцов В.А. Криминалистика: Учеб. пособие. М., 1994. С.26 и др.
4 Каневский Л.Л. К вопросу о криминалистической характеристике преступлений, криминальных и следственных ситуациях и их значении в раскрытии и расследовании преступлений // Следственная ситуация. М.,1985. С.78.
1 Там же. С. 78.
2 Облаков А.А. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. Хабаровск, 1985. С . 78.
1 Там же. С. 60.
2 Яблоков Н.П. Обстановка совершения преступления как элемент его криминалистической характеристики // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1985 . С . 35
3 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993. С. 76.
1 Архив Черемушкинского суда г. Москвы. 1995 г.
1 См.: Образцов В.А. Криминалистическая интерпретация понятия "деятельность" // Тезисы доклада на криминалистическом семинаре в Институте прокуратуры СССР. М., 1982. С. 1-4.
2 Имеется и иной подход к решению указанного вопроса. См.: Типовые модели и алгоритмы криминалистического исследования / Под ред. В.Я.Колдина. М., 1989. С. 24-28.
1 Более детально о криминалистическом значении временных факторов см. далее: Мешков В.М. Установление временных характеристик при расследовании преступлений. Н. Новгород, 1993.
1 В основу разработки классификации криминальных ситуаций в зависимости от мотивационной сферы субъекта ситуации положены разработки криминологов, в частности см.: Криминология / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М., 1994. C. 121.
1 Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М.Миньковского. С. 135.
1 См., например: Толпекин К.А. Криминалистическая характеристика изнасилованй // Повышение эффективности деятельности органов прокуратуры, суда и юстиции в свете Конституции СССР. М., 1980. С. 154; Федоров Ю.Д. О закономерностях возникновения и исчезновения следов преступения // Труды Ташкентской ВШ МВД. Вып. 7. 1975. С. 106 и др.
2 См.: Яблоков Н.П. Криминалистическая методика рсследования, М., 1985. С . 62.
1 Якимов И.Н. Криминалистика: уголовная тактика. М., 1929. С. 75.
1 См., например: Образцов В.А. О криминалистической классификации преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1980. Вып. 33. С. 94.
2 Куликов В.И. Обстановка совершения преступления и ее криминалистическое значение: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1983. С. 14.
1 Клочков В.В., ОбразцовВ.А. Преступление как объект криминалистического анализа. М., 1985. Вып. 42. С. 49-50.
2 См.: Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. С. 111.
1 См., например: Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. С. 157; Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. С.91-92.
2 Криминалистический словарь. 2-е изд., перераб. / Под ред. В.Бургхарда и др. М., 1993. С. 43.
1 См.: Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978. С. 31; Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985. С. 379.
2 См., например: Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып. 30. С. 120; Селиванов Н.А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования // Соц. законность. 1985. №7. С. 52-55.; Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С. 82.
1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. С. 91.
2 См.: Кондаков Н.И. Логический словарь. М., 1972.
3 См., например: Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М., 1975. С. 9-10; Герасимов И.Ф. Криминалистические характеристики преступлений в методике расследования. Свердловск, 1975. С. 94-95; Коновалова В.Е., Колесниченко А.Н. Криминалистическая характеристика преступления. М., 1985 и др.
4 Турчин Д. А. О разработке теории следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 28.
1 См.: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 14.
2 См., например: Возгрин И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений. Л ., 1977. С. 63; Сорокотягин И.Н. Роль психологических и других специальных познаний в планировании предварительного следствия // Версии и планирование расследования. Свердловск, 1985. С 10.; Образцов В.А., Образцов М.В. О соотношении и взаимосвязи криминалистических программ и моделей // Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Свердловск, 1989. С. 21-26 и др.
1 Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Cвердловск, 1975. С. 171.
1 Например: Драпкин Л.Я. Разрешение проблемных ситуаций в процессе расследования. Свердловск, 1985. С. 14; Образцов В.А. Криминалистика: Учеб. пособие. М., 1994. С 56. и др.
1 Танасевич В.Г., Образцов В.А. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации // Советское государство и право. 1979. № 8. С. 111; Образцов В.А. Криминалистика: Учеб. пособие. М., 1994. С. 57.
1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. С. 94.
2 Там же.
3 См.: Лузгин И.М. Ситуационный подход в решении криминалистических задач. Фондовая лекция. М., 1987. С.17.
4 См.: Образцов В.А. Криминалистика: Учеб. пособие. М., 1995. С. 56.
1 Возгрин И.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в системе частных методик расследования // Следственная ситуация. М., 1985. С. 68.
1 См.: Клочков В.В. Проблемы теории следственной ситуации // Следственная ситуация. С. 74-79.
1 См.: Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1985. С. 132-134.
2 См.: Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. М., 1989. С. 167.
1 См., например: Первухина Л.Ф. Об использовании методов математической статистики в методике расследования и возможности моделирования личности преступника // Вестн. МГУ. Сер. 11. Право. 1985. № 4. С. 67-73.
1 См.: Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. С. 168.
2 Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... 
д-ра юрид. наук. С. 122.
1 См., например: Густов Г.А. Хищения в торговле. Ч. 2. Типовые поисковые системы. Л., 1975; Расследование убийств: Методические указания в схемах / Под общ. ред. Л.А. Соя-Серко. М., 1983 и др.
1 См.: Панасюк А.Ю. Управленческое общение: практические советы. М., 1990. С. 19.
2 См., например: Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. С. 28; Он же. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1988. С. 26; Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С. 174; Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. Т. 3. С.77; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1985. С. 138 и др.
1 См., например: Салтевский М.В. О структуре криминалистической характеристики и типичных следственных ситуациях // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1982. Вып. 25. С. 17; Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я.Колдина. М., 1986. С.168 и др.
1 Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С.11.
1 Архив Октябрьского районного суда г. Калининграда. 1994 г.
2 Из практики работы Неманского РУВД Калининградской области.
1 Седова Т.А. Следственные ситуации и их значение при проведении экспертизы // Следственная ситуация. М.,1985. С.50-54.
1 См.: Цыпкин А. Криминалистика и судебное следствие // Социалистическая законность. 1938. № 12.
2 См.: Гарин К. Криминалистику на службу следствию // Соц. законность. 1955. № 9. С. 13-15; Гродзинский М.М. Советский уголовный процесс и криминалистика // Вопросы криминалистики. 1961. № 1. С. 9.
1 См., например: Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985; Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993. С. 135-143; Лукьянова Л.М. Примение криминалистических познаний в суде // Правовые нормы и эффективность доказывания по уголовным делам. Тольятти, 1994. С. 66-73 и др.
2 Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984. С. 43-44.
1 Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. С. 69. 
1 Из практики работы Балтийского военного суда Калининградского гарнизона.
1 См., например: Моделирование в географии. М., 1981; Моделирование производственных ситуаций. Новосибирск, 1984; Моделирование информационных систем. Кишинев, 1986; Моделирование учебного процесса на основе применения технических средств. М., 1987; Моделирование в клинической практике. М., 1988 и др.
1 См., например: Сыров А.П. О возможности сетевого планирования в расследовании преступлений // Правовая кибернетика. М., 1970. С. 198-205; Густов Г.А. Хищения в торговле (Типовые модели преступления). Л., 1971; Типовые модели и алгоритмы криминалистического исследования / Под ред. В.Я.Колдина. М., 1989; Компьютерные технологии в юридической деятельности / Под ред. Н.С.Полевого, В.В.Крылова. М., 1994 и др.
1 См.: Штофф В.А. Моделирование и философия.М.; Л., 1966; Уёмов А.И. Логические основы метода моделирования. М., 1971; Каэватс Ю.А. Мысленные модели в генезисе и функционировании научной теории: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Вильнюс, 1981; Неуймин Я.Г. Модели в науке и технике: история, теория и практика. Л., 1984; Вартофский М. Модели: Репрезентация и научное понимание / Пер. с англ. М., 1988; Потапков А.Г. Эвристика, методология и диалектика моделирования. Суздаль, 1993 и др.
2 Пономарев Я.А. Психика и интуиция. М., 1967. С.50
3 Словарь по кибернетике / Под ред. В.С.Михалевича. 2-е изд. Киев, 1989. С.373.
1 Умов Н.А. Соч. М., 1916. Т. 3. С. 225.
2 См., например: Основы применения кибернетики в правоведении / Под ред. Н.С.Полевого. М., 1977. С. 107; Белов В.М. Моделирование в системном исследовании личности. Автореф. дис.... д-ра мед. наук. Киев, 1984; Умнов А.Е. Математическое моделирование в условиях неполной информации. М., 1986; Веденов А.А. Моделирование элементов мышления. М., 1988 и др.
3 См., например: Амосов Н.М. Модлелирование мышления и психики. Киев, 1965; Славин А.В. Наглядный образ в структуре познания. М., 1971 и др.
4 См.: Штофф В.А. Моделирование и философия. М., 1966; Лукашевич В.К. Модели и метод моделирования в человеческой деятельности. Минск, 1983; Неуймин Я.Г. Модели в науке и технике: история, теория и практика. Л., 1984 и др. 
1 Штофф В.А. Моделирование и философия. С. 97.
2 См.: Глинский Б.А. и др. Моделирование как метод научного исследования. М., 1965. С.34; Амосов Н.М. Моделирование мышления и психики. С.46; Советов Б.Н., Яковлев Р.А. Моделирование системы. М., 1985. С. 5; Ситников В.И. Проблема отражения сущности в идеальных моделях: Автореф. ... дис. канд. филос. наук. Новосибирск, 1987. С.9 и др.
3 Полетаев И.А. О математическом моделировании // Проблемы кибернетики. М., 1973. С. 143; Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 380; Моделирование в клинической практике. М., 1988. С. 26 и др.
1 См. об этом  с. 59-60 настоящей работы.
2 Вартофский М. Модели: репрезентация и научное понимание / Пер. с англ. М., 1988. С.342.
1 См., например: Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1978. С.11; Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений М., 1980. С.17; Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование в расследовании преступлений. Саратов, 1982. С.36.
1 Маркс К. Капитал // К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч. Т. 23. С.189.
2 См., например: Герасимов М.М. Восстановление лица по черепу. М., 1955; Самошина З.Г. Криминалистическое отождествление человека по признакам внешности. М., 1963; Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969; Вопросы моделирования в экспертных исследованиях. М., 1973 и др.
1 Яблоков Н.П. Совершенствование методических основ расследования преступлений // Советское государство и право. 1976. № 2. С.70.
2 См.: Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений. Волгоград, 1981. С.5.
1 Архив Черняховского городского суда Калининградской области. 1986 г.
1 См.: Сыров А.П. О возможностях сетевого планирования в расследовании преступлений // Правовая кибернетика. М., 1970. С.198; Самыгин Л.Д. Графическая форма плана расследования уголовного дела // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1971. Вып. 14. С.122.
2 См.: Ратинов А.Р. Вопросы следственного мышления в свете теории информации // Вопросы кибернетики и право. М., 1968. С.191.
3 Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969. С.115.
1 Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. С.7.
2 Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. Л., 1980. С.17.
1 См.: Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий: Автореф. .. дис. канд. юрид. наук. М., 1978. С.11.
1 См.: Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. С.8.
1 Криминалистика / Под ред. Н.П.Яблокова. С.6. 
1 Советов Б.Я., Яковлев С.А. Моделирование систем. М., 1985. С.34.
1 См.: Сыров А.П. Применение сетевого графика при расследовании и организации сложного уголовного дела // Организация работы следователей. М., 1968. Вып. 2. С. 32.
2 Колдин В.Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования // Советское государство и право. 1987. № 2. С.63. 
1 Лузгин И.М. К вопросу о теории криминалистического моделирования // Актуальные проблемы советской криминалистики. М., 1980. С.53.
2 Гавло В.К. Методика расследования как особая теоретико-методическая модель - информационный аналог расследования криминальных событий // Проблемы теории и практики борьбы с преступностью. Томск, 1983. С.169.
1 См.: Еркенов С.Е. Методика расследования незаконного занятия рыбным промыслом. Караганда, 1984. С.6; Лаврухин С.В. Роль криминалистических характеристик и следственных ситуаций в расследовании умышленных убийств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1982. С.2-3 и др. 
2 Лузгин И.М. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о сокрытии преступления // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С.26.
3 Колдин В.Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования // Сов. государство и право. 1987. № 2. С. 66; Белкин Р., Быховский И., Дулов А. Модное увлечение или новое слово в криминалистике (Еще раз о криминалистической характеристике преступления) // Социалистическая законность. 1987. № 9. C. 56-59.
1 Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы советской криминалистики. М., 184. С.116.
2 Далеко не всеми учеными признается существование индивидуальной криминалистической характеристики преступления. В отличие от Н.П.Яблокова, Н.А.Селиванова, Г.А.Густова, большинство авторов (Р.С.Белкин, Л.Я.Драпкин, И.Ф.Герасимов, И.М.Лузгин Л.Д.Самыгин и др.) полагают, что нет и не может быть криминалистической характеристики конкретного преступления. "По конкретному делу следователь решает задачу не конструирования криминалистической характеристики данного преступления, а устанавливает факты, входящие в предмет доказывания". - Белкин Р.С., Быховский И.Е., Дулов А.В. Модное увлечение или новое слово в науке // Социалистическая законность. 1987. № 9. С.56-58.
1 Яблоков Н.П. Методика расследования и правовая кибернетика // Вестн. МГУ. Сер. 11. Право. 1976. № 5. С.26.
1 См.: Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984. С. 65.
( См.: Клыков Ю.А. Ситуационное управление большими системами. М., 1974; Поспелов Д.А. Ситуационное управление: теория и практика. М., 1986.
1 См.: Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования М., 1973. С.182.
2 Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. М., 1969 С. 29.
1 О репродуктивной и продуктивной деятельности человека см., например: Калмыкова Э.И. Продуктивное мышление как основа обучаемости. М., 1981.
1 См.: Пиаже Ж. Психология интеллекта // Избранные психологические труды М., 1968; Леонтьев А.H. Психология познавательных процессов. М., 1975 С.43-48; Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1989. Т. 1. С. 245-295.
1 Из практики работы прокуратуры Октябрьского района г. Калининграда.
1 См.: Поспелов Д.А. Ситуационное управление: теория и практика. С. 10.
1 О ситуационном анализе см., например: Грановский Г.Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа // Следственная ситуация. М., 1985. С.20.
1 Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования // Проблемы программирования и информационного обеспечения предварительного следствия. Уфа, 1989. С. 28.
2 Там же.
1 См. об этом: Видонов Л.Г. Криминалистические характеристики убийств и система типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. Горький, 1978; Дулов А.В. Использование корреляционных зависимостей для выявления хищений социалистической собственности. Минск, 1983 и др.
1 См.: Видонов Л.Г., Селиванов Н.А. Типовые версии по делам об убийствах. Горький, 1981.
1 Образцов В.А. Криминалистика: Учеб. пособие. С 97.
1 См.: Дашков Г.В. Криминалистическое значение следов для установления личности преступника: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1967. С. 9.
2 См.: Селиванов Н.А. Математические методы в собирании и исследовании доказательств. М., 1974. С. 46-49.
3 Свенссон П., Вендель Д. Раскрытие преступлений. Современные методы расследования уголовных дел / Пер. с англ. М., 1957. С. 47.
1 Из практики работы ГУВД г. Пионерского Калининградской области.
1 См. об этом подробнее: Грановский Г.Л. Ситуалогическое исследование места происшествия // Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1979. С. 104-208; Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. М., 1986. С. 15-20.
2 См.: Зуев-Инсаров И.А. Почерк и личность. М., 1993; Некоторые сведения о физиогномике, хирологии, астрологии и возможности их использования для "узнавания человека". М., 1993 и др.
3 Некоторые сведения о физиогномике, хирологии, астрологии и возможности их использования для "узнавания человека": Пособие Генеральной Прокуратуры. М., 1993.
1 См.: Ларин А.М. Криминалистика и паракриминалистика. М., 1996.
1 См., например: Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М., 1988. С. 58-71.
2 В криминалистике разработаны основанные на этом методики. См., например: Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств. Л., 1985. С. 56-90.
3 См., например: Толпекин К.А. Криминалистическая характеристика изнасилований // Повышение эффективности деятельности органов прокуратуры, суда и юстиции в свете Конституции СССР. М., 1980. С. 154; Федоров Ю.Д. О закономерностях возникновения и исчезновения следов преступления // Труды Ташк. ВШ МВД. 1975. Вып. 7. С. 106 и др.
1 Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. М.,1985. С. 60-61.
2 Архив Ленинградского райсуда г. Калининграда. 1993 г. 
3 См.: Яблоков Н.П. Обстановка совершения преступления как элемент его криминалистической характеристики // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С. 35.
4 Алгоритм выявления криминалистически значимой информации об обстановке совершения преступления см.: Куликов В.И. Обстановка совершения преступления и ее криминалистическое значение: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1983. С. 112.
5 Применительно к конкретному виду преступления может быть разработана система типовых версий, предусматривающая определение среды обитания преступника в зависимости от места совершения преступления. См., например: Видонов Л.Г. Система типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. Горький, 1977.
6 О закрытых и открытых системах см.: Колдин В.Я. Идентификация в расследовании преступлений. М., 1973 . С. 62.
7 Мешков В.М. Установление временных характеристик при расследовании преступлений. Н. Новгород, 1993. С. 17.
8 Архив Ленинградского районного суда. 1995 г.
9 Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984. С. 122. Существуют и другие определения механизма совершения преступления, например, см.: Криминалистика социалистических стран / Под ред. В.Я.Колдина. М., 1986. С. 333; Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. Т. 3. С. 131; Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985. С.191.
10 Из практики работы Черемушкинской прокуратуры г. Москвы.
11 См., например: Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. М., 1981; Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. Л., 1980; Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование в расследовании преступлений. Саратов, 1982; Баянов А.И. Моделирование в тактике следственных действий: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1978.
12 См.: Анохин П.К. Проблемы принятия решения в психологии и физиологии // Проблемы принятия решения. М., 1976. С. 7.
13 См.: Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... 
д-ра юрид. наук. С. 107.
14 Из практики работы прокуратуры Черемушкинского района г. Москвы.
15 См.: Панасюк А.Ю. Управленческое общение: практические советы. М., 1990. С. 19.
16 См.: Архив Ленинградского районного суда г. Калининграда. 1994 г.
17 См. об этом: Драпкин Л.Я. Основы теории следственых ситуаций. Свердловск, 1987. С. 97.
18 См., например: Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств. Л., 1985.
19 См.: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 112.
20 Достоевский Ф.М. Преступление и наказание // Полн. собр. соч. М., 1973. Т. 6. С. 205.
21 См. об этом: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1988. С. 136.
22 Карпович В.Н. Проблема, гипотеза, закон. М., 1980. С.13.
23 См.: Эксархопуло А.А. Основы криминалистической теории. СПб., 1992. С.59.
24 См., например: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970; Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973; Криминалистика / Под ред. Н.П.Яблокова. М., 1995 и др.
25 Более подробно см. об этом: Волчецкая Т.С. Подготовка следственного действия: функция моделирования // Принцип справедливости правосудия по уголовным делам. Калининград, 1989. С.80-85.
26 См.: Архив Московского райнарсуда г. Калининграда за 1988 г.
27 В общей сложности нами было исследовано 493 протокола допроса подозреваемых и обвиняемых.
28 См., например: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970; Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. М., 1973; Богинский В.Е. Рефлексивное управление при допросе. Харьков, 1983; Соловьев А.Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии. М., 1986; Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. М., 1988; Зорин Г.А. Психологический контакт при производстве допроса. Гродно, 1986 и др.
29 Из практики работы прокуратуры Красногвардейского района г. Москвы.
30 См. об этом подробнее: Волчецкая Т.С., Крамаренко В.П. Пути повышения эффективности повторного допроса обвиняемого // Осуществление правосудия по уголовным делам. Калининград, 1987. С.81-88; Волчецкая Т.С. Ситуационное моделирование при производстве допроса // Реформа уголовного законодательства Литовской республики. Вильнюс, 1990. С.70-72.
31 Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. Минск, 1989. С.15.
32 Подробнее об этом см.: Филонов Л.В. Психологические способы изучения личности обвиняемого. М., 1983. С. 8-9.
33 Гранат Н.Л. О моделировании ситуаций, порождающих необходимость в даче правдивых показаний // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С.77-78.
34 См. об этом: Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... д-ра юрид. наук. С. 265.
35 Исследования проводились на базе Московской, Калининградской, Волгоградской областей, в Литовской республике, а также на базе Генеральной прокуратуры РФ и Московского института МВД РФ. Изучено 1065 уголовных дел, расследованных в 1985-1997 гг.
36 См., например: Яблоков Н.П. Проблемы методики расследования преступлениц, совершенных организованными преступными сообществами // Вестн. МГУ. Сер. 11. Право. 1993. № 5. С. 21-27; Драпкин Л.Я Криминалистческие аспекты борьбы с организованной преступностью // Актуальные проблемы правового регулирования общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике. Барнаул, 1991. С. 221-228; Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск, 1994. 219 с. и др.
37 См.: Ищенко Е.П. ЭВМ в криминалистике: Учеб. пособие. Свердловск: СЮИ, 1987. С. 34-36.
38 См.: Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... 
д-ра юрид. наук. М., 1991. С.305-307.
39 См.: Гранат Н.Л. Психолого-педагогические проблемы обучения следователей криминалистике // Дидактические вопросы криминалистики. М., 1979. С.38-42.
40 Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... 
д-ра юрид. наук. С. 255.
41 Салтевский М.В. Проблемное обучение и структура курса криминалистики // Дидактические вопросы криминалистики. М., 1979. С.21.
42 См.: Волчецкая Т.С. Ситуационное моделирование в расследовании преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1991. С. 68-102.
43 См.: Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... 
д-ра юрид. наук. С. 277.
44 См.: Гидрович С.Р., Сыроежин И.М. Игровое моделирование экономических процессов (деловые игры). М., 1976. С.35.
45 Селиванов Н.А. Вопросы совершенствования криминалистических знаний на учебно-методических семинарах следователей // Дидактические вопросы криминалистики. М., 1979. С.12-17.



58


Земельный кодекс РФ
Гражданский процессуальный кодекс РСФСР-1964
Закон РБ О местном самоуправлении в Республике Башкортостан
Перевозочные документы при перевозке грузов железнодорожным транспортом (Кулюхин)
Хрестоматия по раннему средневековью
Вексельное обращение и судебно-арбитражная практика (Беляева)
Совершенствование бюджетного федерализма и стабилизация рыночных отношений (Фадеев)
Понятие прав человека (Сунгуров)
Правовое регулирование охраны труда (Куренной)
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
1700s NEW METHOD OF CIVIL LAW

$62.00 (8 Bids)
End Date: Sunday Jun-30-2019 17:03:58 PDT
|
Thurgood Marshall Bobblehead Green Bag Supreme Court Justice - MINT

$38.00
End Date: Tuesday Jul-23-2019 19:09:32 PDT
Buy It Now for only: $38.00
|
1902 Florida Attorney George C. Martin Brooksville FL Letterhead

$2.38
End Date: Thursday Jun-27-2019 10:44:04 PDT
Buy It Now for only: $2.38
|
Crafted Court Hammer Gavel Handmade Wooden Auction Lawyer Judge Hammer Jian

$127.50 (6 Bids)
End Date: Sunday Jun-30-2019 17:01:02 PDT
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Поиск товаров: правовое (Russian Edition)
Search Results from «Озон» Право в сфере бизнеса
2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования