Право. Библиотека: TXT
История права и философское знание (Дамирли)
 История права и философское знание

Автор

 М.А. Дамирли - кандидат юридических наук (Бакинский государственный университет)

 "Журнал российского права", 2001, N 11



                   История права и философское знание

     Историей науки давно подтвержден факт теснейшей связи всех наук с философским 
знанием. Все науки в той или иной степени находят в философии основополагающие 
методологические идеи. Особенна роль философского знания в переломные периоды 
человеческого развития, поскольку в такие эпохи всегда идут напряженные поиски 
новых мировоззренческих ориентиров.
     В каждой сфере научного познания обязательно наличествует философский 
уровень. Этот уровень выясняется через раскрытие соотношения данной сферы 
научного познания с философским знанием.
     Взаимоотношения историко-правовой науки с философским знанием являются 
наиболее сложными. Представляется, что при рассмотрении данной проблемы следует 
исходить прежде всего из своеобразия предмета истории права, а также из сложившейся 
структуры философского знания. Именно тот факт, что при историческом изучении 
права присутствуют одновременно и "право", и "история", делает необходимым 
выяснение взаимоотношений ее с философским осмыслением как права, так и истории, 
которое осуществляется в рамках специальных философских дисциплин, то есть 
с философией права и философией истории.
     Определить взаимоотношения истории права и философского знания - значит 
установить ее взаимосвязи не только с философией вообще, но и со специальными 
философскими дисциплинами, к которым относятся: а) философия, имеющая дело 
непосредственно с правовой материей, - философия права; б) философия, занимающаяся 
постижением истории, - философия истории.

                                  * * *

     Если историю права с философией права сближает общность объекта (обе 
они занимаются изучением права), то с философией истории - направленность 
их на постижение истории. Каково же соотношение истории вообще, истории права 
в частности, с философией истории? Чтобы ответить на этот вопрос, следует 
прежде всего уточнить, что представляет собой философия истории, что является 
главным в ее предмете, тем более что на этот счет среди исследователей нет 
единого мнения. Нередко даже само понятие философии истории трактуется весьма 
неоднозначно и противоречиво, что отчетливо видно из нижеследующего краткого 
анализа.
     Хотя философско-историческая проблематика существовала давно*(1), как 
особая подсистема философского знания, философия истории сложилась в XVIII 
веке*(2). Ее проблематика и содержание, находясь в центре внимания всех великих 
мыслителей, постоянно развиваясь, существенно изменялись с течением времени.
     Характер этих изменений английский философ истории Р. Дж. Коллингвуд 
описывает следующим образом: "Термин "философия истории" изобрел в восемнадцатом 
веке Вольтер, который понимал под ним всего лишь критическую, или научную, 
историю, тот способ исторического мышления, когда историк самостоятельно судит 
о предмете, вместо того чтобы повторять истории, вычитанные из старинных книг. 
Этим же термином пользовались Гегель и другие авторы в конце восемнадцатого 
века, но они придали ему другой смысл: у них он означал просто всеобщую, или 
всемирную, историю. Третье значение данного термина можно найти у некоторых 
позитивистов девятнадцатого века: для них философия истории означала открытие 
общих законов, управляющих ходом событий, о которых обязана рассказать история"*(3). 
А сам Коллингвуд термин "философия истории" употребляет в ином значении, отличающемся 
от всех изложенных выше; для него философия истории - это теория исторического 
познания.
     До сих пор не утратила своего значения сформулированная Г. Риккертом 
программа философско-исторического знания, в рамках которой он придает три 
значения понятию философии истории: "это всеобщая история, учение о принципах 
исторической жизни и логика исторической науки"*(4). Представляется неправомерным 
отождествление философии истории с всемирной историей, как поступали многие 
и до, и после него. Если в первом случае история как всемирно-исторический 
процесс анализируется по-философски, то есть всемирная история выступает объектом 
философского рассмотрения, то во втором она хронологически излагается во всемирном 
масштабе. По Гегелю, философия истории или философская история "означает не 
что иное, как мыслящее рассмотрение" всемирной истории*(5).
     Широкое распространение получило деление проблематики в рамках философии 
истории на два основных направления: онтологическое и гносеологическое. При 
этом, однако, определились несколько позиций. Некоторые ученые, хотя признают 
существование указанных направлений, но, являясь сторонниками того или другого, 
главное внимание обращают или на исследование бытия исторического процесса 
(О. Шпенглер, А. Тойнби), или на проблемы познания исторических явлений (В. 
Дилтей, Б. Кроче, В. Виндельбанд, Р. Коллингвуд, Р. Арон, А. Данто). В рамках 
гносеологического направления исследовались также логико-методологические 
проблемы историографии; некоторые авторы (К. Поппер, К. Гемпель) считали своей 
задачей описание и анализ используемых историками исследовательских процедур 
и объяснительных приемов.
     Другие, узко трактуя философию истории, считают, что она должна заниматься 
только онтологическими (например, ранний Н. Кареев, из современников - А. 
Ивин) или только гносеологическими проблемами (например, Г. Зиммель, В. М. 
Хвостов).
     Третьи исходят из единства онтологического и гносеологического аспектов. 
Например, из современных исследователей И. А. Гобозов, вслед за Э. Бернгеймом, 
считает, что предметом философии истории являются как гносеологические, так 
и онтологические проблемы, причем она (философия истории) их рассматривает 
в единстве, во взаимной связи, хотя при этом не исключается их анализ отдельно 
друг от друга с целью более глубокого изучения*(6).
     Более подробную характеристику указанных двух аспектов Ю. А. Кимелев 
дает следующим образом: "Предметом философии истории является историческое 
измерение бытия человека. Объектом философского рассмотрения становится тот 
или иной сегмент исторической жизни человечества или всемирная история в целом. 
Особую сферу образует философское изучение границ, возможностей и способов 
исторического познания в его различных видах, прежде всего изучение научно-историографического 
и философского же познания истории. В этом случае философия берет на себя 
функции методологической рефлексии относительно исторического познания в его 
теоретических формах. Отсюда принятое в последнее столетие разделение философии 
истории на две разновидности. Первая осуществляет философскую тематизацию, 
философское исследование и осмысление исторического процесса как определенной 
бытийной сферы, объективной данности, как одного из важнейших, если не важнейшего, 
контекста существования человека. Такую философию истории, наиболее ярко и 
полно воплощенную в классических образцах, имевшую явное преобладание в истории 
существования этой философской дисциплины, принято называть материальной, 
или субстанциональной философией истории. Это название призвано отделить первую 
разновидность философии истории от второй, связанной с рефлексией относительно 
природы исторического познания, особенно теоретических способов постижения 
истории, и соответственно обозначаемой как формальная или рефлективная"*(7).
     Украинский ученый И. В. Бойченко, соглашаясь с этой точкой зрения, выступает 
адептом выделения третьей разновидности философии истории: "Как видно, в этом 
случае, и это довольно типично, выделяются, по сути, только две ипостаси философии 
истории - онтологическая и гносеологическая, поскольку третья, методологическая, 
лишь подразумевается, отождествляясь с другой - гносеологической: Между тем 
особенно важным и отдельным, специальным, предметом исследования, по крайней 
мере, в современной философии истории, являются также методы познания и преобразования 
исторической действительности, их природа, механизмы их формирования и использования. 
В этом срезе философия истории приобретает значение методологии истории"*(8).
     В литературе встречаются и иные трактовки, основывающиеся на более широком 
подходе. Так, И. С.Кон выделяет четыре аспекта, присутствующих в любой философии 
истории: 1) онтологический; 2) гносеологический; 3) методологический; 4) логический. 
При этом методологический аспект, по мнению автора, дает историку правильное 
понимание методов исторического исследования и их соотношения друг с другом, 
а логический аспект анализирует логические формы и способы исторического объяснения*(9). 
М. А. Кукарцева, наряду с традиционными - онтологической и гносеологической 
(по терминологии автора - эпистемологической), выделяет и аксиологическую 
сферу философии истории*(10).
     Если учесть, что существование вопросов методологии, логики, аксиологии 
- не самоцель и они приобретают смысл и значение только в связи с познанием*(11), 
то включенность разработки и изложение их применительно к проблемам познания 
становится эксплицитной. Потому и все указанные аспекты философско-исторических 
размышлений можно обозначить выражением "философская теория исторического 
познания". В этой связи чрезвычайно интересным представляется подход А. И. 
Ракитова, который "для обозначения всего круга проблем, связанных с изучением 
специфики исторического познания вообще и исторической науки как его высшей 
стадии в особенности", вместо выражения "теория исторического познания" вводит 
равнозначный, по его мнению, термин "историческая эпистемология", однако по 
стилистическим соображениям предпочтение отдается последнему*(12). Вызывает 
возражение взгляд автора на статус исторической эпистемологии: в его схеме 
она целиком входит в систему философии истории, включая при этом как теоретические, 
так и философские знания*(13). Следует ли забывать, что если любое философское 
знание является теоретическим, то не всякое теоретическое знание может быть 
философским. Поэтому философия истории как философское знание может включать 
в себя только часть теории исторического познания, то есть философскую теорию 
исторического познания.
     Итак, анализ взглядов по проблематике философии истории, а также опыт 
философско-исторических исследований показывают, что в любой целостной философии 
истории философской рефлексии подвергаются как бы две подсистемы исторического 
измерения человеческого бытия: историческая реальность (история сама как объективный 
процесс) и историческое познание (знание об этом процессе) и соответственно 
присутствуют две большие составные части (отрасли): философская теория исторического 
процесса, по традиции называемая историософией, и философская теория исторического 
познания. При этом последняя по своему составу отличается своеобразной пестротой 
и включает в себя проблемы гносеологии, логики, методологии, аксиологии, если 
угодно, и праксиологии. Что касается историософии, то основными проблемами 
ее являются: смысл, цели и направленность истории, движущие силы истории, 
место, роль и предназначение человека в истории, прогнозирование будущего 
мировой истории.
     Представляется, что указанное разделение философско-исторического знания 
нуждается в дальнейшей проработке, однако оно вполне приемлемо для целей настоящего 
исследования.
     Наконец, в рамках рассматриваемого вопроса уместно было бы затронуть 
еще один момент, имеющий немаловажное значение для последующих рассуждений. 
Это связь философии истории с другими "отсеками" философского знания.
     Известно, что философию истории часто противопоставляют историческому 
материализму. Правда, еще до недавнего времени философско-историческая проблематика 
находилась в ведении исторического материализма и ограничивалась его рамками. 
Следует отметить, что в настоящее время последний как одна из версий понимания 
истории (материалистическая) входит в систему философско-исторического знания, 
а философия истории как особая сфера познания, включенная в контекст современного 
философского знания, не ограничивается историческим материализмом. Между тем 
вместо термина "исторический материализм" употребляется термин "социальная 
философия", а иногда еще и "общая социология", причем положение усугубляется 
тем, что иной раз последние отождествляются, что и вызывает возражения. Правда, 
социология, как и социальная философия, в ее современном понимании изучает 
общество, часто даже в таком же ключе, в каком это делается социальной философией, 
но на уровне средней абстракции, тогда как социальная философия является теорией 
высшей абстракции, то есть философским знанием. Что касается соотношения философии 
истории и социальной философии, то следует констатировать, что они часто пересекаются 
и довольно близки друг к другу по содержанию и исследуемым проблемам. И тем 
не менее имеют специфические черты. Если социальная философия изучает общество, 
находящееся на стадии завершения, на конкретно-историческом этапе развития, 
то есть в статике, то философия истории - в динамике. Поэтому правильнее будет 
говорить о социальной философии (или философии общества) в широком и узком 
смысле.

                                  * * *

     Довольно сложными и многообразными являются взаимоотношения философии 
истории как с исторической наукой вообще, так и с историко-правовой наукой.
     В решении своих задач историческая наука и философия истории, безусловно, 
должны тесно взаимодействовать. Без знания конкретных проявлений исторического 
развития невозможны никакие научные обобщения, тем более философского уровня, 
или, наоборот, изучение прошлого, как и настоящего, не может обойтись без 
определенных теоретических предпосылок. Недопонимание этого вызывало решительное 
возражение у многих мыслителей. Имея в виду именно этот момент, Г. Риккерт 
в свое время писал: "История и философия удаляются друг от друга вследствие 
взаимного непонимания, и это дурно отзывается на обеих науках"*(14).
     Тот факт, что философия истории формируется на стыке философии и истории, 
обусловливает ее статус. Если она, с одной стороны, является в качестве теории 
высшей абстракции особой и полноправной подсистемой философского знания, то 
с другой - в качестве одной из теоретических дисциплин исторического плана 
относится к числу форм исторического познания.
     Но хотя обе науки направлены к постижению реальной истории, они имеют 
принципиальные различия, которые проявляются как в предметной специфике, так 
и в самих подходах.
     Если историческая наука изучает историю как завершившееся бытие, то есть 
включающее только прошлое, то философия истории - как процесс совершенный 
и совершающийся, то есть включающий прошлое, настоящее и будущее. Иначе говоря, 
общие рамки философско-исторического осмысления определяются представлениями 
не только о прошлом, но и о настоящем и будущем. Поэтому кругозор философии 
истории является более широким, чем у исторической науки.
     Философию истории и нефилософскую, специально-научную историю наряду 
с их предметным признаком (то есть по их масштабности) Гегель отличал и по 
ступеням рефлективности. Сама философия истории, по его словам, является в 
полном смысле слова рефлексией, то есть самосознанием исторического процесса 
развития человечества.
     Если исторический подход должен соблюдать временную последовательность 
исторических фактов, то философско-исторический подход, как и любой философский, 
- это логическое рассмотрение изучаемого явления, очищенное от зигзагов.

                                  * * *

     История права вместе с другими отраслями исторической науки вооружает 
философию истории богатым материалом, позволяющим делать обобщения и формулировать 
общие принципы социального прогресса и свободы. В юридической литературе справедливо 
отмечается: "Любая философская система, претендующая на универсальность, общезначимость, 
вовлекает в поле своей философской интерпретации и право, другие правовые 
явления, определяет их место в жизни общества и человека"*(15). Это в определенной 
мере подтверждается опытом истории философской мысли.
     Философия истории рассматривает право в структуре общества "в той мере, 
в какой "поведение" целого определяет "поведение" своих частей"*(16). Иначе 
говоря, она не претендует и не может претендовать на полноту философско-исторических 
знаний об отдельных явлениях общественной жизни*(17). Нет сомнения, что историческая 
линия развития права подчиняется общим объективным закономерностям развития 
общества, изучаемым философией истории. Тем не менее право как относительно 
самостоятельное явление общественной жизни, как специфический социальный объект 
нуждается во всестороннем и углубленном познании, что и делает неизбежным 
сотрудничество различных наук, часто сопровождающееся возникновением новых 
и оригинальных направлений на стыке наук.
     В самом деле, если философско-исторические вопросы об обществе в целом 
ставятся и решаются философией истории, то аналогичные вопросы могут ли быть 
поставлены в отношении права? Здесь мы вплотную подходим к своего рода естественному 
и неизбежному, в то же время и оригинальному вопросу: возможна и нужна ли 
новая парадигма правового знания в свете философско-исторического осмысления? 
Данный вопрос можно сформулировать более конкретно: возможна и нужна ли философская 
история права?
     Это очень важный вопрос. Однако прежде чем на него ответить, следует 
сделать шаг в сторону другой философской дисциплины, причем непосредственно 
связанной с философским осмыслением права, - философии права, и уточнить, 
решает ли она в современном состоянии вопросы философии истории в отношении 
права, или, по-другому, занимается ли она философско-историческим постижением 
права.
     Отвечая на данный вопрос, прежде всего нужно отметить, что философия 
права по своему статусу - смежная и комплексная дисциплина, которая находится 
на стыке философии и правоведения; она есть философское учение о праве. Как 
и любое философское знание, она в таком качестве выполняет ряд важных общенаучных 
функций познавательного и методологического характера как в плане междисциплинарных 
связей правоведения с философией (в том числе с отдельными философскими дисциплинами), 
так и в системе правовых наук, в числе которых история права не составляет 
исключения.
     Философия права - это в самом общем виде система знаний об общих принципах 
бытия и познания права, которым подчиняется и его историческое изучение*(18). 
Как было показано выше, и философия истории не обходит своим вниманием право. 
И отсюда с философией истории у нее (у философии права) весьма глубокая и 
многогранная связь.
     Философия права и философия истории, являясь философскими дисциплинами, 
входят в комплекс социально-философского знания. Мировоззренческий характер 
всякого философского знания сближает их. В этом легко убедиться, сравнив хотя 
бы ее проблематику с проблематикой философии истории, которая совпадает с 
первой по некоторым параметрам. Главным аналитическим средством для них в 
качестве философского знания является рефлексия. Обе они оперируют такими 
категориями, как цивилизация, культура, прогресс (общественный прогресс - 
правовой прогресс), идеал (общественный идеал - правовой идеал) и т. д.
     Философско-правовая рефлексия в отношении философско-исторического осмысления 
права является общей. Отсюда следует, что философия права вовсе не исключает, 
а, наоборот, предполагает философско-историческое осмысление права, равно 
как и общая философия допускает философско-исторический подход. А этим самым 
философия права как бы вторгается во владения философии истории. Это обстоятельство 
заставляет нас более детально задуматься над проблемами, возникающими на перекрестке 
истории права, философии истории и философии права, именуемом философией правовой 
истории (или философской историей права).
     Философские прочтения в рамках философии права и философии истории имеют 
не только общие, но и специфические черты. Это проявляется как в объектах, 
так и в методах исследования. Если философия истории рассматривает исторический 
процесс большей частью как становящийся, совершающийся в ходе длительного 
развития общества, то философия права по преимуществу обращает внимание на 
процесс, находящийся на стадии завершения. Другими словами, философия истории 
рассматривает свой объект в динамике, а философия права - главным образом 
в статике. При философско-правовом подходе диахроническое и синхроническое 
берутся в их единстве на паритетных началах, тогда как философско-исторический 
подход реализует единство диахронического и синхронического с перенесением 
акцентов на диахронический.
     Указанный разрыв в подходах между философией права и философией истории 
таков, что появляется необходимость в своего рода среднем промежуточном звене, 
где специальный объект (право) будет подвергнут особому философскому (философско-историческому) 
анализу. И это звено может быть философией правовой истории, то есть философией 
истории, специально занимающейся правом. В свете сказанного представляются 
оправданными следующие слова Р. Лукича, правда, высказанные немного в другом 
контексте, - при обосновании существования философии права как самостоятельной 
дисциплины: ":в отношении права могут быть поставлены те же самые вопросы, 
что и о мире или о сущем вообще. Но право - лишь часть окружающего мира, и 
ответ на философские вопросы о мире не является одновременно и ответом на 
подобные же вопросы о праве, поскольку право может отличаться от окружающего 
мира, взятого в целом, и соответственно от прочих его частей"*(19).
     Философия права по отношению к правовым наукам, а философия истории - 
к историческим наукам решают те же общенаучные проблемы, что общая философия 
решает в отношении всех наук. Если философия права является высшей формой 
познания права, то философия истории - таковой для познания истории. Обе они 
дают ключ к разгадке правовых явлений, но каждая по-своему. Поэтому появляется 
необходимость в существовании "высшего этажа" для историко-правового познания 
в целом, который возможен на основе интеграции указанных форм познания права 
и истории и объединения познавательных усилий философии права и философии 
истории. Такая необходимость вызывается задачей по обеспечению всесторонности 
и целостности историко-правового познания. В исследовательскую задачу истории 
права входит изучение прошлого права, что вытекает из ее природы как эмпирического 
уровня исторического знания. Однако историко-правовое познание, как и историческое 
познание в целом, этим не исчерпывает своих возможностей, то есть имеет еще 
и теоретический уровень, выступавший в определенных условиях в форме философского 
знания. "Историческая концепция человеческого существования в его целостности 
должна включать в себя и будущее: Ибо отказ от будущего ведет к тому, что 
образ прошлого становится окончательно завершенным и, следовательно, неверным. 
Без осознания будущего вообще не может быть философского осознания истории"*(20). 
Если исследование ограничить только эмпирическим уровнем, тогда единство исторического 
процесса, единство прошлого, настоящего и будущего теряет всякий смысл. Нет 
сомнения, что, выступая философским уровнем теории историко-правового процесса 
и познания, философия правовой истории явится высшим уровнем историко-правового 
познания.

                                  * * *

     Общеизвестно, что обращенность к теоретико-познавательным проблемам науки, 
имеющим также философский уровень, обусловлена внутреними потребностями ее 
развития. Если нет необходимости в дополнительных пояснениях касательно актуальности 
теоретико-познавательных проблем права в свете философско-исторического постижения, 
то его онтологическое измерение нуждается в обстоятельном разъяснении, которое 
изложено ниже.
     Здесь уместно упомянуть слова А. Трельча о том, что философия истории 
"возникла именно тогда, когда в ней нуждались, когда ее потребовала необходимость, 
возникшая в мировоззрении"*(21). А эта необходимость чаще всего связывалась 
с переломными этапами истории. В этом смысле весьма примечательными являются 
следующие слова русского философа Н. А. Бердяева: "Исторические катастрофы 
и переломы, которые достигают особенной остроты в известные моменты всемирной 
истории, всегда располагали к размышлениям в области философии истории, к 
попыткам осмыслить исторический процесс, построить ту или иную философию истории"*(22). 
Так бывало всегда, в том числе и во времена великого философа, которые охарактеризованы 
им самим как "времена грандиозного исторического перелома". Думается, не является 
исключением и наше время.
     Сегодня человечество вновь оказалось в тисках всеобъемлющего "системного" 
кризиса, охватывающего все устои (социальные, экологические, экономические, 
духовно-нравственные и т. д.) общества. Человечеству поставлен чуть ли не 
смертельный диагноз. Тревожные прогнозы, сделанные представителями Римского 
клуба еще в 60-е-70-е годы ХХ века, остаются неопровергнутыми. Глобальность 
и необратимость указанных ими проблем ставит под угрозу существование самого 
человечества и вообще жизни на земле. Не вдаваясь в детали, отметим, что для 
выхода из создавшегося кризиса, для предотвращения деструктивных процессов 
в системе общество - природа и перехода к устойчивому развитию требуются самые 
решительные, причем принудительные меры. Устойчивыми факторами при этом являются 
также появление новых функций права в связи с глобальными экологическими и 
экономическими кризисами, привлечение к правовому регулированию всех аспектов 
взаимодействия общества и природы.
     Другое, не менее тревожное проявление переживаемого кризиса заключается 
в растущем пренебрежении к нормам международного права. Практика последних 
лет говорит о том, что "неправо" порой явно противостоит праву, насилие доминирует 
над справедливостью, стремясь предстать в образе последней.
     Настала пора понять, что качество исторического процесса зависит от доминирующей 
системы ценностей человечества. Пожалуй, именно сейчас, когда нормы права 
в целом, международно-правовые нормы в особенности, все чаще и чаще отодвигаются 
в сторону, как нельзя более важно дать ответ на вопрос: чем руководствуются 
и должны руководствоваться в своих действиях "субъекты истории", одновременно 
являющиеся в данном случае субъектами международного права? - один из главных 
историософских вопросов в сфере правопознания.

М.А. Дамирли,
кандидат юридических наук (Бакинский государственный университет)

     "Журнал российского права", N 11, ноябрь 2001 г.

-------------------------------------------------------------------------
     *(1) См.: Семенов Ю. И. Секреты Клио. Сжатое введение в философию истории. 
М., 1996.
     *(2) Хотя сам термин "философия истории" был введен французским просветителем 
Вольтером в 1765 г. в работе "La philosophie de l'histoire", как самостоятельная 
дисциплина она конституировалась в обширной работе немецкого просветителя 
И. Г. Гердера "Идеи к философии истории человечества" (четыре тома были опубликованы 
между 1784 и 1791 годами). Менее распространенным является мнение, согласно 
которому основателем философии истории считается Дж. Вико. Так, М. М. Стасюлевич 
называет его "отцом философии истории", поскольку с его именем связана "первая 
попытка методического решения" задачи подведения "под общие законы разнообразных 
случайных событий". См.: Стасюлевич М. М. Философия истории в ее главнейших 
системах. Исторический очерк. СПб., 1902. С. VIII.
     *(3) Коллингвуд Р. Дж. Идея истории. Автобиография. М., 1980. С.5.
     *(4) Риккерт Г. Философия истории // Философия жизни. Киев, 1998. С. 
177-179.
     *(5) Гегель Г. В. Ф. Философия истории. Соч. Т.VIII. С.9.
     *(6) См.: Гобозов И. А. Введение в философию истории. М., 1999. С.20, 
27.
     *(7) Кимелев Ю. А. Философия истории. Системно-исторический очерк // 
Философия истории: Антология. М., 1995. С.4-5.
     *(8) Бойченко I. В. Фiлософiя iсторii. Киев, 2000. С.131.
     *(9) См.: Кон И. С.К спорам о логике исторического объяснения (Схема 
Поппера - Гемпеля и ее критика) // Философские проблемы исторической науки. 
М., 1969. С.263.
     *(10) См.: Кукарцева М. А. Философия истории в США второй половины ХХ 
века: социально-эпистемологический аспект: Автореферат дисс. : доктора философских 
наук. М., 1999. С.13.
     *(11) Достаточно вспомнить слова Гегеля, первым указавшего на эту связь: 
"Метод может ближайшим образом представляться только видом и способом познавания, 
и он в самом деле имеет природу такового. "В ищущем познании метод тоже поставлен 
как орудие, как некоторое стоящее на субъективной стороне средство, через 
которое оно соотносится с объектом" (Гегель Г. В. Ф. Соч. Т.VI. С.298-299).
     *(12) См.: Ракитов А. И. Историческое познание: Системно-гносеологический 
подход. М., 1982. С.22.
     *(13) См.: Там же. С.153.
     *(14) Риккерт Г. Указ. соч. С.181.
     *(15) Алексеев С.С.Теория права. М., 1994. С.10.
     *(16) Орехов В. В., Спиридонов Л. И. Социология и правоведение // Человек 
и общество. Вып.5. Л., 1969. С.63.
     *(17) Анализ философско-исторических исследований показывает, что правовая 
проблематика в целом оставалась вне их поля внимания: у корифеев философии 
истории нет специальных работ по интересующему нас вопросу.
     *(18) Подробнее о соотношении философии права с историей права см.: Керимов 
Д. А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). М., 
2000. С.109-125.
     *(19) Лукич Р. Методология права. М., 1981. С.69.
     *(20) Ясперс Карл. Смысл и назначение истории. М., 1994. С.155.
     *(21) Трельч А. Историзм и его проблемы / Пер. с нем. М., 1994. С.17.
     *(22) Бердяев Н. А. Смысл истории. М., 1990. С.4.

О порядке проведения сборов
Интеллектуальная собственность (Сергеев)
Проблема обоснования причинной связи при соучастии в совершении преступления (Успенский)
Призыв 2
Римская Familia и представления римлян о собственности (Смирин)
Договорное регулирование федеративных отношений (Барциц)
Учет целей договора и целей деятельности сторон при формировании условий договора поставки (Вахнин)
ИППУ
Земельный кодекс РФ
Конституция СССР 1924 года, текст
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Wooden Handcrafted Wood Hammer Gavel Sound Block for Lawyer Court Judge Auction

$13.60
End Date: Monday Dec-24-2018 22:33:05 PST
Buy It Now for only: $13.60
|
US Stock Wooden Handcrafted Wood Gavel Sound Block for Lawyer Judge Auction Sale

$51.00 (3 Bids)
End Date: Monday Dec-17-2018 7:00:58 PST
|
Supreme Court Justice David Souter Bobblehead (from The Green Bag)

$50.00 (2 Bids)
End Date: Monday Dec-17-2018 7:00:07 PST
|
Supreme Court Justice Anthony Kennedy Bobblehead (from The Green Bag)

$51.00 (2 Bids)
End Date: Monday Dec-17-2018 7:00:11 PST
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Поиск товаров: правовое (Russian Edition)
Search Results from «Озон» Право в сфере бизнеса
 
Гандапас Р. И. К выступлению готов! Презентационный конструктор
К выступлению готов! Презентационный конструктор
Как сделать хорошую презентацию? Увы, этому не учат ни в школе, ни в вузе. А ведь это необычайно важный навык: не будет внятного и эффектного выступления - не будет нового проекта или сделки. Как продемонстрировать свои идеи и достижения, не наделав ошибок? Как составить текст выступления, в котором нет ничего лишнего и есть все, что нужно? Как превратить проведение презентаций из досадной обязанности в средство продвижения карьеры? В своей новой книге звезда российских бизнес-тренингов, гуру ораторского мастерства Радислав Гандапас научит читателя готовить эффектные и эффективные презентации.

Книга будет полезна всем, кому приходится выступать перед аудиторией и рассказывать о своих проектах. Обязательное чтение для менеджера любого уровня и профиля работы....

Цена:
891 руб

Александр Ельчанинов PRO - проактивность в бизнесе. 7 орудий решения проблем
PRO - проактивность в бизнесе. 7 орудий решения проблем
Проактивность - способность улаживать проблемы на пути к цели. Это основная способность каждого выдающегося лидера, ведь успех зависит от вашего умения устранять проблемы, а не приспосабливаться к ним. При этом проактивность может развить любой человек независимо от возраста, пола, места рождения или другой генетической и культурной черты. В этой книге автор, бизнес-тренер и эксперт в отборе лидеров, подробно рассказывает, как устроена эта способность, какие ложные мифы ее окружают, как быстро и точно отличать проактивных людей от реактивных, какие приемы работы с людьми повышают или понижают их проактивность, какие потенциальные проблемы несет в себе найм реактивных людей и что делать для самостоятельного развития проактивности как способности.
Проактивный лидер способен быстро навести порядок в своей области: найти и атаковать проблемы, дать людям вдохновенный смысл их преодоления, объективно оценить нестандартные ситуации, погасить панику и уменьшить стресс в коллективе, правильно поделиться полномочиями и ответственностью, сплотить людей в команду и извлечь верные уроки из своих ошибок. Это и есть семь орудий проактивности, семь орудий решения любых проблем.

Книга адресована всем, кто занимается бизнесом, руководителям и менеджерам, продавцам и сотрудникам HR....

Цена:
326 руб

Лотар Зайверт Медвежья стратегия Die Baren Strategie: In der Ruhe Liegt die Kraft
Медвежья стратегия
Медвежья мудрость гласит: сила кроется в спокойствии.
В этой книге медведи готовы передать читателям силу, уверенность и степенность - все то, что так необходимо нашему суетному и хаотичному миру.
Медведи помогут нам:
  • представить свою мечту;
  • найти цель в жизни;
  • делать только то, что действительно приносит удовольствие;
  • разумно распределить свое время;
  • осуществить свои желания и стать счастливыми!...

  • Цена:
    116 руб

    Гандапас Радислав Иванович Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично
    Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично

    Публичные выступления для многих сродни кошмарному сну. Тем не менее большинству из нас регулярно приходится произносить речи перед той или иной аудиторией. Мы добиваемся благорасположения слушателей, стараемся понравиться, побуждаем сделать то, что нам нужно: согласиться с нашим мнением, принять нужное решение… Удачное выступление может изменить судьбу отдельного проекта или ход истории, но кроме этого оно должно доставлять удовольствие и аудитории, и самому оратору.

    Радислав Гандапас, именитый российский бизнес-тренер, делится секретами обольщения публики. Читатель научится управлять вниманием слушателей, подавлять собственное волнение, грамотно структурировать выступление и держать зрительный контакт. Книга настоятельно рекомендуется тем, кто реализует себя в сферах, связанных с частыми выступлениями, и, несомненно, будет полезна каждому, кто хотел бы перестать бояться говорить на публике и начать наслаждаться этим процессом.

    ...

    Цена:
    399 руб

    Брюс Ли Правила жизни Брюса Ли. Слова мудрости на каждый день
    Правила жизни Брюса Ли. Слова мудрости на каждый день
    О книге
    Размышления Брюса Ли, собранные из его дневников и записей. О жизни и смерти, искусстве, личной свободе и философии, воле и этике.
    Брюс Ли вдохновлял многих. Поклонники его фильмов восторгались его спортивной подготовкой; любители единоборств уважали его за глубокое понимание боевых искусств; прочие жили в соответствии с его философией, в которой сплелись воедино духовная и физическая составляющие боевых искусств.
    В колледже Брюс слушал лекции по философии, и они дали ему толчок к изучению трудов ведущих мыслителей мира. Он не ограничивался конкретной культурой или эпохой. Он жадно изучал сотни трудов представителей самых разных философских течений: западных и восточных, древних и современных, - чтобы найти духовные установки, необходимые для его собственного развития.
    Брюс всю жизнь учился и выработал личную философию, основой которой стало освобождение духа через глубинное самопознание. Чтобы познать реальность и постичь истину, нужно избавиться от предрассудков, предвзятости и условных реакций. Благодаря боевым искусствам Брюс смог расширить свой потенциал и дать другим вдохновение для саморазвития. Он был необычайно талантливым наставником. Он часто повторял: "Учитель дает ученикам не истину, а направление ее поисков. Хороший учитель - только катализатор".
    Философия Брюса Ли по-разному влияла на людей. Он часто выбивал из колеи изучающих боевые искусства, когда изменял привычный ход тренировок и заставлял задуматься, стоит ли слепо принимать философские устои. Те, кто учился у самого Брюса Ли или был знаком с его трудами, стремились развивать свой потенциал, выходить за жесткие рамки и координировать работу тела и разума, чтобы уверенность пересилила страх.

    Для кого эта книга
    Это книга для всех, кто интересуется боевыми искусствами, философией, творчеством Брюса Ли....

    Цена:
    688 руб

    Оливия Фокс Кабейн, Джуда Поллак	 Сеть и бабочка. Как поймать гениальную идею. Практическое пособие
    Сеть и бабочка. Как поймать гениальную идею. Практическое пособие

    Аннотация
    С помощью методов, изложенных в этой книге, вы откроете дверь к возможностям мозга преодолевать помехи и увидите собственные гениальные революционные идеи, которые изменят ваш бизнес, физическое и эмоциональное состояние, взгляд на мир и на себя самого, повысят обучаемость. Постепенно и неуклонно они изменят вас.
    О чем книга
    Многие считают, что революционные идеи приходят либо к гениям, либо к везунчикам. Однако сделать открытие способен каждый. Мыслительные прорывы непредсказуемы, как полет бабочки, но их можно поймать, если правильно расставить сеть. Исследования в области нейрофизиологии показали, что внезапные озарения - на самом деле предсказуемая часть сложного мыслительного процесса. Авторы книги рассказывают, как развивается процесс мышления, приводящий к прорыву, как его запустить, что может ему мешать и как придать ему дополнительный импульс. Они дают набор инструментов, повышающих шансы на озарение, и множество упражнений, которые помогут применить науку на практике.

    Почему книга достойна прочтения:
    - Вы узнаете, что такое прорывы и заглянете во внутреннюю механику этого процесса.
    - Авторы рассказывают о структуре прорывов и дают набор инструментов, повышающих шансы придумать гениальную идею.
    - Используются методы из широкого спектра дисциплин - от поведенческой и когнитивной психологии до нейрофизиологии и медитации, от достижения оптимальной физической формы до голливудского метода вживания в роль.
    - Вы узнаете, как придать дополнительный заряд революционному потенциалу мозга и повысить уровень нейропластичности.

    Кто авторы
    Оливия Фокс Кабейн - автор бестселлера «Харизма». Читает лекции в Стэнфордском, Йельском, Гарвардском и Массачусетском университетах, а также в Организации Объединенных Наций. Работает с компаниями, входящими в список Fortune 500: Google, MGM и Deloitte.
    Джуда Поллак читает лекции в Калифорнийском университете в Беркли, работает с Силами специального назначения Армии США, а также с компаниями Airbnb, IDEO.org и The North Face.

    Отзывы
    Эта книга не будет без дела лежать у вас на полке: четкие инструкции, которые приводят авторы, вдохновляют начать "здесь и сейчас", а резюме в конце каждой главы не дают отвлекаться от сути. Нужно читать всем, кто хочет научить мозг думать результативно и не знает, с чего начать.
    Светлана Зыкова, главный редактор Rusbase

    Думаете, открытия способны делать только "гении"? Мозг изобретателей и глав крупнейших компаний, художников и ученых устроен так же, как ваш собственный - только раньше вы не знали, как творчески его использовать. Данные нейрофизиологии, истории об изменивших мир открытиях и простые способы "перепрошить" ваш мозг заставят вас иначе взглянуть на мир и начать совершать открытия уже во время чтения.
    Настя Травкина, редактор самиздата "Батенька, да вы трансформер"

    ...

    Цена:
    529 руб

    А. Н. Марков Публичные выступления. 5 способов победить страх
    Публичные выступления. 5 способов победить страх
    Алексей Марков — российский актер театра и кино, которого зритель знает как исполнителя ролей Яндекса в военной драме "Туман" и "Туман-2", Вениамина в сериале "Тридцатилетние", брачного афериста Майкла из сериала "Отель “Элеон” и других; телеведущий, режиссер и сценарист, преподаватель ГИТИСа. А также создатель собственных ораторских курсов и тренингов. Публичные выступления — это инструмент, способный повысить ваш статус в обществе, влиять на мнение людей о вас и грамотно доносить свои идеи до аудитории. Книга, которую вы держите в руках, станет самым главным вашим помощником в осуществлении этих целей. Емкая и компактная, она даст вам простые и действенные техники владения собой и своей речью перед большой аудиторией....

    Цена:
    183 руб

    Джеймс Пол, Эшуорт Гари Менеджмент, основанный на ценности. Как обеспечить ценность для акционеров Value-Based Management: Delivering Superior Shareholder Value
    Менеджмент, основанный на ценности. Как обеспечить ценность для акционеров
    Предлагаемое практическое пособие позволит руководителям компаний освоить современные приемы и инструменты управления финансами. Рассматриваются новые методы представления финансовых результатов. Показано, как на практике отойти от традиционного бюджетного планирования и перейти к новым методам анализа финансов и представления результатов различным заинтересованным группам - в частности, акционерам. Приводятся примеры из опыта крупных мировых компаний, которые улучшили свои конкурентные позиции и извлекли дополнительную прибыль из анализа и представления своего финансового положения.

    Для руководителей финансовых и плановых отделов компаний и организаций. Может быть рекомендовано в качестве учебного пособия для студентов старших курсов финансовых вузов, слушателей магистерских программ и курсов повышения квалификации в области финансов....

    Цена:
    509 руб

    Market Leader: Intermediate Business English Practice File (+ CD)
    Market Leader: Intermediate Business English Practice File (+ CD)
    Market Leader New Edition reflects the fast-changing world of business with thoroughly updated material from authentic sources such as the Financial Times. The new edition retains the dynamic and effective approach that has made this course so successful in business English classes worldwide.

    The Market Leader New Edition Practice File includes:
  • All New - Language work (grammar, vocabulary and writing);
  • All New - Talk Business (pronunciation plus 'survival' English);
  • All New - Enclosed CD material for Talk business (also available on cassette).
    Market Leader delivers a complete teaching solution for the business English classroom - the videos, tests and specialist titles enable teachers to tailor the course to the specific needs of their students.

    Market Leader Companion Website.
    Find out more about the course and access resources such as topic-related links for every unit. Receive new ready-made lessons every week when you subscribe to the Market Leader Premier Site.

    Издание на английском языке.

    Формат: 21 см х 29,5 см....

  • Цена:
    1990 руб

    Джеймс Дж. Клоусон Лидерство третьего уровня	 Level Three Leadership
    Лидерство третьего уровня
    Данное издание представляет собой руководство для тех, кто изучает тему лидерства и хочет выработать продуктивную модель влияния на окружающих. В соответствии с центральной концепцией книги поведение человека складывается из трех уровней: видимой деятельности, сознательного мышления и подсознательных ценностей, убеждений, представлений и ожиданий от окружающего мира. Любое влияние на человека естественным образом затрагивает все три уровня, но в разном соотношении. Концепция «лидерства третьего уровня» применяется в программах обучения руководителей в различных странах мира. Содержание книги испытано как в аудиторных условиях, так и на практике. В структуру книги включены мини-кейсы по практическому применению рассмотренных понятий, а также подробная рабочая тетрадь с заданиями для самостоятельной оценки своих навыков....

    Цена:
    958 руб

    2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования