Право. Библиотека: TXT
Семейный кодекс РФ, комментарии

Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации

Авторы комментария

Антокольская М. В. - кандидат юридических наук (Московская государственная юридическая академия) - ст. 4 - 5 гл. 1; ст. 80 - 88 гл. 13; ст. 89 - 92 гл. 14; ст. 93 - 98 гл. 15; ст. 99 - 105 гл. 16; ст. 106 - 120 гл. 17;

Королев Ю.А. - кандидат юридических наук (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ) - ст. 16 - 26 гл. 4; ст. 151 - 155 гл. 21

Кузнецова И.М. - кандидат юридических наук (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ) - ст. 1 - 3 гл. 1; ст. 27 - 30 гл. 5; ст. 31 - 32 гл. 6; ст. 124 - 144 гл. 19; ст. 168 - 170  разд. VIII; алфавитно - предметный указатель, ответственное редактирование

Марышева Н.И. - доктор юридических наук (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ) - ст. 6 гл. 1; ст. 156 - 167 разд. VII

Масевич М.Г. - доктор юридических наук (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ) ст. 7 - 9 гл. 2; ст. 33 - 39 гл. 7; ст. 40 - 44 гл. 8; ст. 45 - 46 гл. 9

Нечаева А.М. - доктор юридических наук (Институт государства и права РАН) - ст. 54 - 60 гл. 11; ст. 61 - 79 гл. 12; ст. 121 - 123 гл. 18; ст. 145 - 150 гл. 20

Хазова О.А. - кандидат юридических наук (Институт государства и права РАН) - ст. 10 - 15 гл. 3; ст. 47 - 53 гл.10

Ответственный редактор - Кузнецова И.М.

М.: Издательство БЕК. 1996. - 512 с.




Раздел I.    Общие положения                           (ст.ст. 1 - 9)
    Глава 1.  Семейное законодательство                (ст.ст. 1 - 6)
    Глава 2.  Осуществление и защита семейных прав     (ст.ст. 7 - 9)
Раздел II.   Заключение и прекращение брака            (ст.ст. 10 - 30)
    Глава 3.  Условия и порядок заключения брака       (ст.ст. 10 - 15)
    Глава 4.  Прекращение брака                        (ст.ст. 16 - 26)
    Глава 5.  Недействительность брака                 (ст.ст. 27 - 30)
Раздел III.  Права и обязанности супругов              (ст.ст. 31 - 46)
    Глава 6.  Личные права и обязанности супругов      (ст.ст. 31 - 32)
    Глава 7.  Законный режим имущества супругов        (ст.ст. 33 - 39)
    Глава 8.  Договорный режим имущества супругов      (ст.ст. 40 - 44)
    Глава 9.  Ответственность супругов по обязатель-   (ст.ст. 45 - 46)
              ствам
Раздел IV.   Права и обязанности родителей и детей     (ст.ст. 47 - 79)
    Глава 10. Установление происхождения детей         (ст.ст. 47 - 53)
    Глава 11. Права несовершеннолетних детей           (ст.ст. 54 - 60)
    Глава 12. Права и обязанности родителей            (ст.ст. 61 - 79)
Раздел V.    Алиментные обязательства членов семьи     (ст.ст. 80 - 120)
    Глава 13. Алиментные  обязательства родителей  и   (ст.ст. 80 - 88)
              детей
    Глава 14. Алиментные  обязательства  супругов  и   (ст.ст. 89 - 92)
              бывших супругов
    Глава 15. Алиментные обязательства других членов   (ст.ст. 93 - 98)
              семьи
    Глава 16. Соглашения об уплате алиментов           (ст.ст. 99 - 105)
    Глава 17. Порядок уплаты и взыскания алиментов     (ст.ст. 106 - 120)
Раздел VI.   Формы воспитания детей, оставшихся  без   (ст.ст. 121 - 155)
             попечения родителей
    Глава 18. Выявление  и устройство детей,  остав-   (ст.ст. 121 - 123)
              шихся без попечения родителей
    Глава 19. Усыновление (удочерение) детей           (ст.ст. 124 - 144)
    Глава 20. Опека и попечительство над детьми        (ст.ст. 145 - 150)
    Глава 21. Приемная семья                           (ст.ст. 151 - 155)
Раздел VII.  Применение семейного законодательства к   (ст.ст. 156 - 167)
             семейным  отношениям  с  участием  ино-
             странных граждан и лиц без гражданства
Раздел VIII. Заключительные положения                  (ст.ст. 168 - 170)

                        Раздел I. Общие положения

     В разделе I СК закреплены положения, имеющие принципиальное значение 
не только для толкования и применения норм последующих разделов СК, но и для 
дальнейшей кодификации семейного законодательства на уровне как РФ, так и 
ее субъектов. Эти положения претерпели значительные изменения по сравнению 
с КоБС. Они систематизированы и разбиты на две главы: "Семейное законодательство" 
и "Осуществление и защита семейных прав". Кроме того, в разделе I СК появились 
и новеллы, ранее не известные российскому законодательству. Так, в СК впервые 
закреплены положения о возможности субсидиарного (дополнительного) применения 
к семейным отношениям гражданского законодательства, а также о применении 
к семейным отношениям аналогии закона и аналогии права (см. ст.4 и 5 СК и 
комментарий к ним). Также впервые введены нормы, касающиеся общих принципов 
осуществления и защиты семейных прав (см. ст.7 и 8 СК и комментарий к ним). 
Принципиально новое содержание имеет ст.3 СК, определяющая в соответствии 
с Конституцией РФ систему правовых актов, регулирующих семейные отношения 
в РФ (см. комментарий к ней). Вместо преамбулы к КоБС и его статьи 1, определявших 
значение семьи в социалистическом обществе и задачи КоБС, в ст.1 СК закреплены 
цели и принципы правового регулирования семейных отношений в новых политических 
и социально-экономических условиях. При этом по существу без изменений (с 
рядом уточнений) остается круг тех общественных отношений, которые регулируются 
семейным законодательством (см. ст.2 СК и комментарий к ней).

                   Глава 1. Семейное законодательство

Комментарий к статье 1 кодекса

     1. В статье 1 СК, в отличие от КоБС, четко сформулированы основные начала 
(цели и принципы) правового регулирования семейных отношений в РФ. Они прямо 
или косвенно связаны с положениями Конституции РФ, определяющими основы конституционного 
строя РФ и основные права и свободы граждан (ст.1, 7, 14, 17, 19, 23, 27, 
33, 35, 37, 38, 43, 46 и др.).
     Основополагающим, отправным моментом является положение ст.38 Конституции 
РФ о защите материнства и детства, семьи государством. Отсюда основной целью 
правового регулирования семейных отношений является укрепление семьи, построение 
семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности 
перед семьей всех ее членов. Данная цель определяется как основная идея СК 
(и других законодательных актов в данной области), проходящая через все его 
институты: заключение и прекращение брака, права и обязанности супругов, родителей 
и детей, усыновление и др. Защита семьи осуществляется не только семейно-правовыми 
нормами, но и нормами других отраслей права: социального обеспечения, трудового, 
жилищного и др. Цель же СК - установление правовых условий, максимально благоприятных 
в существующей социально-экономической ситуации для укрепления семьи как ячейки 
общества, т.е. в установлении в семье таких отношений, при которых нашли бы 
свое полное удовлетворение интересы личности и были созданы необходимые условия, 
обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие каждого члена семьи, воспитание 
детей.
     Нормы семейного законодательства призваны также обеспечить беспрепятственное 
осуществление членами семьи своих прав и усилить защиту этих прав при нарушении, 
не допускать в соответствии со ст.23 Конституции РФ (о праве граждан на неприкосновенность 
частной жизни, личную и семейную тайну) произвольного вмешательства кого-либо 
в дела семьи.
     2. Цели правового регулирования определяют и его основные принципы (п.2-4 
ст.1 СК). Они характеризуют сущность данной отрасли законодательства, определяют 
социальный смысл ее норм, их содержание, толкование и применение. Исходя из 
них будет оцениваться поведение человека как члена семьи. Реализация этих 
принципов в конкретных нормах семейного законодательства, а на их основе и 
в жизни приводит, в конечном счете, к достижению и самих целей правового регулирования 
семейных отношений.
     К основным принципам регулирования семейных отношений СК относит:
     а) признание брака, заключенного только в органах загса. Этот принцип 
основан на конституционном принципе защиты семьи государством (ст.38). Браком 
признается не всякий союз мужчины и женщины, а лишь тот союз, который получил 
государственное признание в форме государственной регистрации его заключения 
в органах загса. Актом регистрации государство подтверждает, что данный союз 
получает общественное признание и защиту как удовлетворяющий определенным 
требованиям. Поскольку закон признает только гражданский (светский) брак, 
заключенный в органах загса, состояние граждан в фактических брачных отношениях 
или заключение ими брака по религиозным обрядам является личным делом каждого 
гражданина, но не влечет никаких правовых последствий законного брака.
     б) добровольность брачного союза мужчины и женщины. Брак признается свободным, 
добровольным и равноправным союзом мужчины и женщины, построенным на началах 
единобрачия (моногамии). Выбор супруга и вступление в брак зависит исключительно 
от воли лиц, в него вступающих, и не связан с наличием согласия или разрешения 
со стороны других лиц. Принуждение к вступлению в брак (наличие других пороков 
воли при вступлении в брак) приводит к признанию его недействительным. До 
прекращения предыдущего брака нельзя вступить в новый брак. Бигамный брак 
признается недействительным (см. ст.12, 14 и 27 СК и комментарий к ним).
     Принцип добровольности брака предполагает и свободу развода. Одним из 
выражений этой свободы является развод по взаимному согласию супругов (см. 
ст.19 и 23 СК и комментарий к ним), а при отсутствии согласия на развод одного 
из супругов - невозможность суда отказать в расторжении брака, если другой 
супруг настаивает на его расторжении, а предпринятые в необходимых случаях 
меры по примирению супругов оказались безрезультатными (см. ст.22 СК и комментарий 
к ней);
     в) равенство супругов в семье. Этот принцип основан на конституционном 
принципе равных прав и свобод мужчины и женщины и равных возможностей для 
их реализации (ст.19 Конституции РФ). Особое значение он имеет в области семейных 
отношений, т.к. равноправие в семье - основа ее прочности. Равенство супругов 
в семье не только закрепляется в ст.1 СК, но и проявляется и гарантируется 
во всех областях семейных отношений;
     г) разрешение внутрисемейных вопросов по взаимному согласию. Указанное 
положение тесно связано с другим принципом семейного законодательства - равноправия 
супругов в семье и лежит в основе правового регулирования по существу всех 
семейных отношений: между супругами, родителями и детьми, между другими членами 
семьи. В общем виде конкретное выражение этого принципа содержится в ст.31 
СК (см. комментарий к ней), устанавливающей, что все вопросы жизни семьи решаются 
супругами совместно (т.е. по взаимному согласию) исходя из принципа равенства 
супругов в семье. Он конкретизирован и в последующих статьях СК. Так, в соответствии 
со ст.65 СК все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются 
родителями по взаимному согласию, исходя из интересов детей и с учетом их 
мнения (см. комментарий к ней).
     Этот принцип выражается и в предоставлении членам семьи свободы выбора 
определенной модели поведения. Расширение диспозитивного начала в регулировании 
семейных отношений является одной из существенных новелл нового семейного 
законодательства. В СК по сравнению с КоБС значительно увеличено число диспозитивных 
норм. Их смысл состоит в том, что стороны могут своим соглашением исключить 
применение диспозитивной нормы либо установить условия, отличные от предусмотренных 
в ней. Диспозитивная норма становится обязательной для сторон только в том 
случае, если стороны не воспользовались предоставленным им правом выбора. 
Так, супругам предоставлено право с помощью брачного договора установить удобный 
для них режим собственности их имущества (как общего, так и личного), отличный 
от режима имущества супругов, установленного законом (см. ст.33 СК и комментарий 
к ней). Плательщику и получателю алиментов предоставлена возможность заключить 
соглашение о размере, условиях и порядке их выплаты (см. ст.99 СК и комментарий 
к ней). При отсутствии соглашения об уплате алиментов управомоченные на их 
получение члены семьи вправе обратиться в суд с требованием о взыскании алиментов. 
В этих случаях их размер, условия и порядок их выплаты будут определяться 
исходя из соответствующих норм СК, касающихся алиментных обязательств членов 
семьи (см. раздел V СК и комментарий к нему);
     д) приоритет семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии 
и развитии, обеспечение приоритетной защиты их прав и интересов. Здесь проявляется 
принцип, закрепленный в п.2 ст.38 Конституции РФ: "Забота о детях, их воспитании 
- равное право и обязанность родителей". При этом одной из важнейших тенденций 
нового семейного законодательства является стремление рассматривать ребенка 
как самостоятельный субъект права, а не как зависимый объект "родительской 
власти". Соответствующие нормы СК исходят из основополагающего принципа - 
правовое положение ребенка в семье определяется с точки зрения интересов ребенка 
(а не прав и обязанностей родителей). Предусматриваются следующие основные 
права ребенка:
     жить и воспитываться в семье (в родной или приемной), знать своих родителей 
(насколько это возможно); выражать свое мнение по всем вопросам, касающимся 
его жизни (ст.57 СК); права на заботу и на воспитание своими родителями (а 
при их отсутствии - другими ответственными за это лицами), на обеспечение 
его интересов, всестороннее развитие и уважение его человеческого достоинства 
(ст.54 СК); на общение с обоими родителями и другими родственниками (ст.55 
СК); на защиту своих прав и законных интересов, в том числе право самостоятельно 
обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении 14 
лет - и в суд (ст.56 СК); на фамилию (ст.58 СК); на получение содержания и 
право собственности на принадлежащее ему имущество (ст.60 СК).
     Впервые в СК определены основы правовой защиты детей от насилия в семье. 
В этой связи установлено, что способы воспитания (которые выбираются родителями 
самостоятельно) должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее 
человеческое достоинство обращение, оскорбление и эксплуатацию детей (ст.65 
СК). Усилены нормы, касающиеся лишения родительских прав (ст.69-72 СК). Восстановление 
в родительских правах допускается только при наличии согласия ребенка, достигшего 
10 лет (ст.72 СК). Дальнейшее развитие получил институт судебного ограничения 
родительских прав (ст.73-76 СК). Допускается также немедленное отобрание ребенка 
у родителей в случаях непосредственной угрозы его жизни и здоровью в семье 
(ст.77 СК).
     СК подробно регламентирует права и обязанности родителей по воспитанию 
и образованию детей, защите их прав и законных интересов. С целью обеспечения 
прав и интересов детей в семье в Кодексе последовательно проводится идея равенства 
прав обоих родителей независимо от того, проживают они с ребенком или нет 
(ст.61, 63-66, 69 СК и др.). Впервые на законодательном уровне родительские 
права признаются за несовершеннолетними родителями (ст.63 СК). Предусмотрены 
меры, направленные на обеспечение права ребенка на общение со своими близкими 
родственниками: дедушкой и бабушкой, братьями и сестрами (ст.67 СК).
     Специальный раздел СК (раздел VI) посвящен правовым вопросам воспитания 
детей, оставшихся без попечения родителей. В СК приоритет отдается семейному 
воспитанию таких детей (ст.123 СК) и содержится подробная регламентация различных 
форм их семейного воспитания: усыновление, опека и попечительство, приемная 
семья;
     е) обеспечение приоритетной защиты прав и интересов нетрудоспособных 
членов семьи. Основой взаимоотношений в семье является взаимная забота членов 
семьи, их моральная и материальная поддержка друг друга и, в первую очередь, 
защита интересов экономически слабых членов семьи - нетрудоспособных и нуждающихся.
     СК содержит целый ряд норм, обеспечивающих такую защиту. Так, на трудоспособных 
совершеннолетних детей возлагается обязанность по содержанию своих нетрудоспособных 
родителей, нуждающихся в помощи. В случае отказа родителям в материальной 
помощи они имеют право на получение необходимых средств по суду, а при наличии 
у них тяжелого заболевания, увечья и т.п. совершеннолетние дети могут быть 
привлечены судом к участию в несении дополнительных (сверх алиментов) расходов, 
вызванных этими обстоятельствами (см. ст.87 и 88 и комментарий к ним). Право 
на алименты имеет также нетрудоспособный супруг, а при наличии определенных 
условий - и бывший супруг (см. ст.89 и 90 СК и комментарий к ним). Интересы 
нетрудоспособного супруга учитываются судом при разделе общего имущества супругов 
(см. ст.38 и 39 СК и комментарий к ним).
     Нетрудоспособными признаются лица, признанные инвалидами I, II и III 
группы, а также лица, достигшие пенсионного возраста.
     3. В РФ важнейшим конституционным принципом, который находит свое выражение 
во всех отраслях российского законодательства, является равноправие граждан 
независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного 
и должностного положения, места жительства, отношений к религии, убеждений, 
принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст.19 
Конституции РФ). Поэтому и в области семейных отношений не имеет и не должно 
иметь место установление какого-либо прямого или косвенного преимущества граждан 
или ограничение их прав по признакам социальной, расовой, национальной, языковой 
или религиозной принадлежности (п.4 ст.1).
     На основании ст.55 Конституции РФ ограничение прав граждан в семье допускается 
только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, 
прав и законных интересов других членов и иных граждан. Такое ограничение 
может быть установлено или в самом СК, или в других федеральных законах, изданных 
в соответствии с ним. Так, в целях защиты здоровья как беременной женщины 
или кормящей матери, так и самого ребенка ст.17 СК ограничивает право мужа 
на предъявление требования о разводе во время беременности жены и в течение 
одного года после рождения ребенка.

Комментарий к статье 2 кодекса

     1. Отношения в семье между ее членами (семейные отношения) относятся 
к числу таких, где существенно ограничивается применение норм права. Это связано 
с их лично-доверительным характером. Они определяются главным образом не законом, 
а нравственными, моральными правилами. Издавая соответствующие законы, государство 
стремится по возможности не вмешиваться в сугубо личные отношения граждан, 
ограничиваясь установлением лишь таких обязательных правил (норм), которые 
необходимы для укрепления семьи, для осуществления и защиты прав и законных 
интересов ее членов. При этом в СК значительно увеличено число норм, предоставляющих 
участникам семейных отношений право самим определять содержание своих правоотношений 
с помощью различных соглашений: брачных договоров, соглашений об уплате алиментов, 
о воспитании детей (диспозитивных норм). Ранее по КоБС семейные отношения 
регулировались в основном императивными нормами (безусловно обязательными 
для сторон регулируемого ими отношения), что являлось отличительной чертой 
семейно-правового метода регулирования.
     2. Ст.2 СК определяет круг тех отношений между членами семьи, которые 
регулируются нормами семейного законодательства (т.е. предмет семейного права). 
В ст.2 СК идет речь о различных видах отношений, объединяемых прежде всего 
тем, что они возникают из брака, родства и других оснований, приравниваемых 
законом к родству. К ним относятся: условия и порядок вступления в брак, прекращение 
брака и признание его недействительным, отношения, возникающие из брака (между 
супругами) и кровного родства (между родителями и детьми, сестрами и братьями 
и другими близкими родственниками). К этим отношениям приравниваются отношения, 
возникающие из других оснований (юридических фактов): усыновления, опеки и 
попечительства, принятия детей на воспитание в семью (приемная семья, фактическое 
воспитание). Соответственно семейное законодательство не только регулирует 
данные отношения, но и определяет формы и порядок устройства в семью детей, 
оставшихся без попечения родителей.
     С принятием ГК из предмета регулирования семейным законодательством полностью 
исключаются вопросы, связанные с регистрацией актов гражданского состояния. 
Статья 47 ГК определяет перечень этих актов (рождение, заключение брака, усыновление 
(удочерение), установление отцовства, перемена имени (фамилии, отчества и 
собственно имени), смерть гражданина), а также общие положения порядка производства 
их регистрации органами загса, порядка исправления, аннулирования и восстановления 
записей актов гражданского состояния. При этом в соответствии с п.4 ст.47 
ГК административно-правовые нормы по этим вопросам должны быть кодифицированы 
в отдельном законодательном акте - федеральном законе об актах гражданского 
состояния. До его принятия действуют нормы КоБС (раздел IV) в части, не противоречащей 
ГК и СК (см. п.2 ст.168 СК).
     3. Семейное законодательство регулирует как личные (неимущественные), 
так и имущественные семейные отношения. Личными (неимущественными) являются 
отношения, касающиеся вступления в брак и прекращения брака, отношения между 
супругами при решении вопросов жизни семьи, выбора фамилии при заключении 
и расторжении брака, отношения между родителями и детьми по воспитанию и образованию 
детей и др.
     Имущественные отношения - это алиментные обязательства членов семьи (родителей 
и детей, супругов (бывших супругов), других членов семьи), а также отношения 
между супругами по поводу их общего и раздельного имущества.
     В семейном праве основными являются личные отношения. Они во многом определяют 
содержание норм, регулирующих имущественные отношения в семье. Так, при определении 
доли супруга в общем имуществе супругов при его разделе в суде учитывается 
общее поведение супругов во время брака, а также особые нужды и интересы несовершеннолетних 
детей (см. ст.38 и 39 СК и комментарий к ним); существование преобладающего 
большинства алиментных обязательств связано с наличием или отсутствием необходимых 
средств у обязанного лица (см. ст.89, 93-97 СК и комментарий к ним); выплаченные 
алименты не подлежат возврату (см. ст.116 СК и комментарий к ней); помимо 
конкретной цели - обеспечения алиментируемого лица алиментное обязательство 
преследует общую цель - укрепление семьи. В то же время имущественные отношения 
в семье всегда играли важную роль, и естественно, что переход к новой экономической 
системе не мог не сказаться на них. Соответственно СК предусматривает ряд 
изменений по сравнению с прежде действовавшим законодательством. Его нормы 
направлены на то, чтобы при регулировании имущественных отношений в семье 
исключить или, по крайней мере, смягчить пагубные последствия имущественного 
неравенства в семье, защитить интересы экономически слабых членов семьи (как 
правило, ими оказываются женщина и ребенок), сохранить высокие нравственные 
начала во взаимоотношениях членов семьи.
     4. Непосредственное содержание семейных правоотношений составляют права 
и обязанности членов семьи. Объем этих прав и обязанностей (а также основания 
их возникновения, изменения и прекращения) конкретизируется в отдельных институтах 
семейного права. Общие положения осуществления и защиты семейных прав закреплены 
в ст.7-9 СК (см. комментарий к ним).
     5. В СК нет общего определения семьи. Это не случайно: понятие семьи 
имеет социологический, а не правовой характер. В правовых актах понятие семьи 
связано с установлением круга членов семьи, образующих ее состав. Установление 
же круга членов семьи в свою очередь зависит от того, какое содержание вкладывается 
в понятие "член семьи". Круг членов семьи, связанных правами и обязанностями, 
по-разному определяется в зависимости от целей правового регулирования в различных 
отраслях права - семейном, гражданством, трудовом и т.д. Он различен и в разных 
правовых институтах одной отрасли права (например, в жилищном и наследственном 
праве). Поэтому включение определения понятия "семья" в СК и установление 
исчерпывающего перечня членов семьи могло бы привести к нарушению их прав 
либо к необоснованному расширению круга членов семьи. Однако термины "семья", 
"член семьи" довольно часто употребляется в СК. Для правильного их понимания 
необходимо представлять, что под ними понимается.
     В теории семейного права семья (в юридическом смысле) определяется как 
круг лиц, связанных личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, 
вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на 
воспитание в семью.
     В соответствии с нормами СК указанные права и обязанности возникают между 
следующими членами семьи: супругами, родителями и детьми, дедушкой (бабушкой) 
и внуками, родными сестрами и братьями, отчимом (мачехой) и пасынками (падчерицами), 
а также между лицами, принявшими на воспитание детей (усыновителями, опекунами, 
попечителями, приемными родителями, фактическими воспитателями) и принятыми 
в их семьи детьми. При этом соответствующие права и обязанности возникают 
в указанных в СК случаях и при наличии условий, им установленных. Как правило, 
их возникновение не зависит от совместного проживания или нахождения кого-либо 
из членов семьи на иждивении другого. Так, близкие родственники ребенка (дедушка, 
бабушка, родные братья и сестры) вправе общаться с ним. Родители детей не 
вправе им в этом препятствовать. В случае отказа родителей от предоставления 
возможности близким родственникам общаться с ребенком органы опеки и попечительства 
вправе обязать родителей не препятствовать этому общению. При невыполнении 
решения органа опеки и попечительства близкие родственники ребенка вправе 
обратиться с иском в суд. Никаких других личных прав между родственниками 
(кроме родителей и детей) законом не предусмотрено. Разумеется, наличие близкого 
родства принимается во внимание при решении вопросов, касающихся детей, например, 
при прочих равных условиях близкие родственники в первую очередь назначаются 
опекунами (попечителями) детей и т.п. В то же время дедушка и бабушка, обладающие 
необходимыми средствами, обязаны содержать своих несовершеннолетних внуков 
и нетрудоспособных совершеннолетних внуков, нуждающихся в помощи, если они 
не имеют возможности получать алименты от своих родителей, а совершеннолетние 
нетрудоспособные дети также и от своих супругов (бывших супругов). Внуки в 
свою очередь обязаны при наличии у них необходимых средств содержать своих 
нетрудоспособных нуждающихся в помощи дедушку и бабушку (см. ст.94-95 СК и 
комментарий к ним). Братья и сестры обязаны содержать своих нуждающихся в 
помощи несовершеннолетних, а также совершеннолетних нетрудоспособных нуждающихся 
в помощи братьев и сестер. Эта обязанность не возникает, если братья и сестры 
сами не обладают достаточными средствами для оказания такой помощи (см. ст.93 
СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 3 кодекса

     1. Семейное законодательство - это система законодательных актов, регулирующих 
семейные отношения, круг которых определен в ст.2 СК (см. комментарий к ней). 
В соответствии со ст.72 (п."к" ч.1) Конституции РФ семейное законодательство 
относится к совместной компетенции РФ и ее субъектов. Соответственно п.2 ст.3 
СК в состав семейного законодательства включает СК, другие федеральные законы, 
а также законы субъектов РФ.
     2. Актом, определяющим всю систему семейного законодательства, является 
СК - основополагающий федеральный закон в области правового регулирования 
семейных отношений. В соответствии с ним могут приниматься другие федеральные 
законы и законы субъектов РФ. В соответствии со ст.76 Конституции РФ нормы 
семейного права, содержащиеся в законах субъектов РФ, должны соответствовать 
СК (п.2 ст.3 СК), а при наличии других федеральных законов, регулирующих семейные 
отношения, - и этим федеральным законам. В случае их противоречия действуют 
нормы СК (других федеральных законов).
     Положения самого СК не должны в свою очередь противоречить Конституции 
РФ (ст.15 Конституции РФ).
     СК - систематизированный федеральный законодательный акт. В нем установлены 
основные начала семейного законодательства (ст.1 СК), определен круг регулируемых 
семейным законодательством отношений (ст.2 СК), общие положения, касающиеся 
осуществления и защиты семейных прав (ст.7-9 СК), а также непосредственно 
решены важнейшие вопросы брака и семьи, которые в целях обеспечения и защиты 
семейных прав граждан требуют единообразного решения на всей территории РФ 
(полномочия РФ в области регулирования семейных отношений - ст.73 Конституции 
РФ). СК содержит также нормы о праве, подлежащем применению (российского или 
иностранного государства) к семейным отношениям с участием иностранных граждан 
и лиц без гражданства (коллизионные нормы), которые в соответствии со ст.71 
(п."п" ч.1) относятся к исключительной компетенции РФ.
     3. В части 2 п.2 комментируемой статьи определено соотношение федерального 
законодательства и законодательства субъектов РФ. Вопросы, отнесенные к ведению 
субъектов РФ, указаны в ст.13, 32, 58, 121, 123, 151 СК. Законодательство 
субъектов РФ может разрешать также вопросы, непосредственно СК не урегулированные, 
но при этом входящие в круг семейных отношений, указанных в ст.2 СК (см. комментарий 
к ней). Регулирование этих вопросов не должно также противоречить основным 
началам семейного законодательства, закрепленным в ст.1 СК (см. комментарий 
к ней).
     4. Понятие "семейное законодательство" включает в себя только законодательные 
акты: СК, другие федеральные законы и законы субъектов РФ (п.2 ст.3 СК). Наряду 
с ними вопросы, относящиеся к кругу отношений, регулируемых семейным законодательством 
(ст.2 СК), могут быть решены актами Президента РФ и Правительства РФ, а на 
уровне субъектов РФ - нормативными правовыми актами органов исполнительной 
власти субъектов РФ, принимаемыми во исполнение и в соответствии с законами 
субъектов РФ.
     СК дает основание сделать вывод, что указы Президента РФ, не противоречащие 
СК или другим федеральным законам, могут быть приняты по любому вопросу, который 
входит в компетенцию Президента РФ (ст.80-90 Конституции РФ).
     В соответствии со ст.115 Конституции РФ Правительством РФ могут издаваться 
нормативные правовые акты на основании и во исполнение СК, других федеральных 
законов и нормативных указов Президента РФ. Ведомственные нормативные акты 
по вопросам семейного права могут издаваться только по прямому поручению Правительства 
РФ, содержащемуся в принятом им постановлении на основании и во исполнение 
СК (других федеральных законов) и указов Президента РФ. Постановление Правительства 
РФ, противоречащее СК, другим федеральным законам и указам Президента РФ, 
может быть отменено Президентом РФ (ст.115 Конституции РФ).
     5. СК относит к компетенции Правительства РФ следующие вопросы:
     определение видов заработка и (или) иного дохода родителей, из которых 
производится удержание алиментов (ст.82 СК). Их перечень утвержден постановлением 
Правительства РФ от 18 июля 1996 г. N 841 "О перечне видов заработной платы 
и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних 
детей" (СЗ РФ, 1996, N 31, ст.3743);
     установление порядка организации централизованного учета детей, оставшихся 
без попечения родителей (ст.122 СК). Такой порядок в настоящее время установлен 
постановлением Правительства РФ от 3 августа 1996 г. N 919 "Об организации 
централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей" (СЗ РФ, 
1996, N 33, ст.3995);
     определение перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить 
ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять на воспитание в приемную 
семью (ст.127 СК). Такой перечень определен постановлением Правительства РФ 
от 1 мая 1996 г. N 542 (СЗ РФ, 1996, N 19, ст.2304);
     установление порядка выплаты и размера денежных средств, выплачиваемых 
ежемесячно на содержание детей опекуну или попечителю (ст.149 СК). Выплата 
указанных средств на содержание подопечных детей производится на основании 
постановления Правительства РФ "О неотложных мерах по социальной защите детей-сирот 
и детей, оставшихся без попечения родителей" от 20 июня 1992 г. N 409 и Положения 
о порядке выплаты денежных средств на детей, находящихся под опекой (попечительством), 
утвержденного приказом Минобразования РФ от 16 февраля 1993 г. N 50 (БНА РФ, 
1993, N 6);
     утверждение Положения о приемной семье (ст.151 СК). В настоящее время 
действуют постановление Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 829, которым 
утверждено Положение о приемной семье (СЗ РФ, 1996, N 31, ст.3721);
     установление порядка выплаты и размера денежных средств, выплачиваемых 
ежемесячно на содержание детей приемной семьей (ст.155 СК). Уровень их материального 
обеспечения установлен в Положении о приемной семье, утвержденном постановлением 
Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 829 "О приемной семье".

Комментарий к статье 4 кодекса

     1. В регулировании применения гражданского законодательства к семейным 
отношениям с принятием СК и ГК произошли существенные изменения. Ранее действовавшее 
законодательство допускало регулирование семейных отношений нормами гражданского 
права только в случае прямого указания закона. В ст.2 ГК 1964 г. было указано, 
что семейные отношения регулируются только семейным законодательством. Субсидиарное 
применение гражданского законодательства к семейным отношениям хотя и не было 
предусмотрено законом, но в определенных случаях допускалось, поскольку семейное 
законодательство не содержало целого ряда необходимых понятий и институтов, 
которые приходилось заимствовать из гражданского законодательства. Субсидиарное 
применение гражданского законодательства происходило при регулировании исполнения 
семейно-правовых обязательств, определении валюты платежа, места, способов, 
момента исполнения, просрочки должника и кредитора и так далее.
     Возможность субсидиарного применения гражданского законодательства к 
семейным отношениям впервые получила законодательное закрепление в Основах 
ГЗ. В п.3 ст.1 Основ содержалось указание на то, что к семейным отношениям 
гражданское законодательство применяется в случаях, когда эти отношения не 
регулируются семейным законодательством.
     2. Новый СК допускает практически неограниченное применение гражданского 
законодательства к семейным отношениям. Основанием для такого применения является 
отсутствие норм семейного законодательства, регулирующих отношениям между 
членами семьи, и наличие норм гражданского законодательства, регулирующих 
данные отношения. Кроме того, необходимо, чтобы применение норм гражданского 
законодательства не противоречило существу семейных отношений. Такое ограничение 
связано с тем, что семейные отношения в ряде случаев обладают по сравнению 
с гражданскими определенной спецификой. Например, семейные отношения, как 
правило, безвозмездны и существуют вне сферы рыночных отношений, поэтому применение 
к ним норм гражданского права, регулирующих возмездные отношения, может вступить 
в противоречие с существом семейных отношений. Так, при применении мер ответственности 
за несвоевременную уплату алиментов лицу, получающему алименты, возмещаются 
убытки, понесенные им в результате несвоевременного исполнения. Семейное законодательство 
не содержит понятия убытков. Следовательно, возникает необходимость обращения 
к п.2 ст.15 ГК. Однако применение правила гражданского законодательства о 
полном возмещении вреда, включая упущенную выгоду, противоречит природе и 
существу алиментного обязательства. Алиментные платежи предназначены для обеспечения 
их получателя средствами к существованию, а не для извлечения прибыли, следовательно, 
доходы, не полученные лицом, имеющим право на алименты, в результате просрочки 
их уплаты (упущенная выгода) не подлежат возмещению.
     3. Важное теоретическое и практическое значение имеет решение вопроса 
о том, на каком основании происходит применение гражданского законодательства 
к семейным отношениям. В п.1 ст.2 ГК указано, что гражданское законодательство 
регулирует "другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные 
отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности 
их участников". Семейные отношения обладают всеми указанными признаками: их 
участники юридически равны, обладают автономной волей, и их имущество обособлено 
от имущества других членов семьи. Следовательно, можно сделать вывод, что 
семейные отношения являются разновидностью отношений, регулируемых гражданским 
правом, обладающей, однако, рядом специфических особенностей. Таким образом, 
нормы гражданского законодательства соотносятся с нормами семейного законодательства 
как общие и специальные, и применение гражданско-правовых норм к семейным 
отношениям подчиняется следующему правилу: при наличии специальных норм семейного 
законодательства семейные отношения регулируются ими, если же их нет, применяются 
общие гражданско-правовые нормы. Этот вывод подтверждается соотношением целого 
ряда норм семейного и гражданского законодательства. Так, ст.256 ГК устанавливает 
общие правила, касающиеся брачного договора, а гл.8 СК содержит специальные 
правила, касающиеся его содержания, порядка заключения, расторжения и признания 
недействительным. Статья 101 СК указывает, что к заключению, изменению и признанию 
недействительным соглашения об уплате алиментов применяются общие нормы гражданского 
законодательства, а п.4 ст.101 и ст.102 СК определяют специальные условия 
для изменения и признания недействительными соглашений об уплате алиментов, 
связанные с его спецификой.

Комментарий к статье 5 кодекса

     1. Комментируемая статья определяет порядок восполнения пробелов законодательства 
в тех случаях, когда семейные отношения непосредственно не урегулированы нормами 
семейного, гражданского права или соглашением сторон.
     Ранее, до принятия СК, аналогия закона и аналогия права предусматривалась 
только гражданским процессуальным законодательством. В ст.10 ГПК предусмотрено, 
что в случае отсутствия закона, регулирующего спорное отношение, суд применяет 
закон, регулирующий сходное отношение. Это называется аналогией закона. Если 
же сходного закона нет, суд исходит из общих начал и смысла соответствующего 
законодательства. Это называется аналогией права.
     2. Прежде чем применять аналогию закона при регулировании семейных отношений, 
нужно удостовериться, что спорное отношение между членами семьи непосредственно 
не урегулировано нормами права и его нельзя разрешить путем толкования соответствующих 
статей СК и ГК. В случае отсутствия такой возможности применяются нормы семейного 
или гражданского права, регулирующие сходные отношения. Приоритета перед гражданским 
правом нормы семейного права не имеют. При выборе применяемых норм следует 
руководствоваться тем, какие из них регулируют отношения, наиболее близкие 
по своему характеру к тем, которые нужно определить.
     Например, в ст.96 СК установлено право фактических воспитателей ребенка, 
длительное время осуществлявших содержание и воспитание несовершеннолетнего, 
в случае нуждаемости и нетрудоспособности, при наличии определенных условий, 
получать содержание от бывших воспитанников. В СК не определены правовые взаимоотношения 
между фактическим воспитателем и несовершеннолетним. В случае спора нужно 
полагать, что права и обязанности фактических воспитателей сходны с правами 
родителей по воспитанию и образованию детей (ст.63-65 СК), т.е. применять 
эти положения по аналогии закона.
     Применение норм семейного или гражданского права по аналогии недопустимо, 
если их применение к спорному отношению противоречит существу регулируемых 
семейных отношений (см. комментарий к ст.4 СК).
     3. При отсутствии сходных норм в семейном или гражданском праве конкретный 
семейно-правовой спор разрешается путем применения к нему общих начал и принципов 
семейного или гражданского права (аналогии права). Эти принципы сформулированы 
в ст.1 СК (см. комментарий к ней) и в ст.1 ГК.
     На практике необходимость в применении аналогии закона и, тем более, 
аналогии права возникает редко.

Комментарий к статье 6 кодекса

     1. Под международным договором Российской Федерации следует понимать 
международное соглашение, заключенное Россией с иностранным государством (или 
государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое 
международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном 
документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо 
от его конкретного наименования. Международные договоры образуют правовую 
основу межгосударственных отношений, содействуют поддержанию всеобщего мира 
и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями 
и принципами Устава ООН. Им принадлежит важная роль в защите основных прав 
и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств. В соответствии 
с п.4 ст.15 Конституции РФ международные договоры наряду с общепризнанными 
принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой 
системы и составляют существенный элемент стабильности международного правопорядка 
и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства. 
Россия выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм исходя 
из принципа добросовестного выполнения международных обязательств.
     Порядок заключения, прекращения и приостановления действия международных 
договоров России, а также порядок их регистрации и официального опубликования 
регулируются Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации" 
от 15 июля 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 29, ст.2757).
     2. Международные договоры РФ подлежат добросовестному выполнению в соответствии 
с условиями самих договоров, нормами международного права, Конституцией РФ, 
названным Законом от 15 июля 1995 г., иными актами законодательства РФ. Международный 
договор подлежит выполнению с момента вступления его в силу для РФ. Договоры 
вступают в силу для России в соответствии с правилами названного Закона от 
15 июля 1995 г. в порядке и сроки, предусмотренные в самом договоре или согласованные 
между договаривающимися сторонами. Официальные сообщения Министерства иностранных 
дел РФ о вступлении в силу международных договоров, заключенных от имени РФ 
и от имени Правительства РФ, опубликовываются по представлению МИД РФ в Собрании 
законодательства РФ; они публикуются и в Бюллетене международных договоров.
     Положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие 
издания внутригосударственных актов для их применения, действуют в России 
непосредственно. Для осуществления иных положений договоров принимаются соответствующие 
правовые акты (см. п.3 ст.5 Закона от 15 июля 1995 г.). Согласие РФ на обязательность 
для нее международного договора может выражаться путем: подписания договора, 
обмена документами, образующими договор, ратификации утверждения либо принятия 
договора; присоединения к договору; применения любого другого способа выражения 
согласия, о котором условились договаривающиеся стороны.
     3. В ст.6 СК в соответствии с п.4 ст.15 Конституции РФ (и аналогичным 
правилом п.2 ст.5 Закона от 15 июля 1995 г.) определено соотношение действия 
норм международного договора РФ и норм российского семейного законодательства, 
под которым следует понимать СК и иные акты, содержащие нормы семейного права 
(см. ст.3 СК и комментарий к ней). Если международным договором РФ установлены 
иные правила, чем те, которые предусмотрены семейным законодательством, применяются 
правила договора. Учитывая это, суд при рассмотрении дела не вправе применять 
нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим для 
России в силу международным договором, решение о согласии на обязательность 
которого для России было принято в форме федерального закона, установлены 
иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила 
международного договора РФ (см. п.5 постановления Пленума Верховного Суда 
РФ N 8 от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции 
Российской Федерации при осуществлении правосудия" - БВС РФ, 1996, N 1, с.3). 
Пленум Верховного Суда РФ обращает в этом постановлении внимание судов и на 
то, что в случаях, когда международный договор РФ действует в России не непосредственно, 
наряду с договором следует применять и соответствующий внутригосударственный 
правовой акт, принятый для осуществления положений соответствующего международного 
договора.
     4. Среди международных актов с участием России, затрагивающих сферу семейных 
отношений, следует назвать Всеобщую декларацию прав человека от 10 декабря 
1948 г., Декларацию прав ребенка от 20 ноября 1959 г., Международный пакт 
об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских 
и политических правах от 19 декабря 1966 г. (см.: Международная защита прав 
и свобод человека. Сборник документов. М., 1990. С.14-53), Конвенцию ООН о 
правах ребенка.
     Наиболее широко применяются в практике судов и других учреждений договоры 
о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные 
Россией (ранее СССР) с восточно-европейскими и некоторыми другими странами 
(например, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Монголией, Польшей, Румынией, 
Чехией и Словакией), которые содержат правила о законодательстве, подлежащем 
применению к тем или иным семейным отношениям (заключению и прекращению брака, 
личным и имущественным отношениям супругов, отношениям родителей и детей, 
усыновлению и т.д.). Значительную роль в отношениях стран СНГ играет Конвенция 
от 22 января 1993 г. "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, 
семейным и уголовным делам" (СЗ РФ, 1995, N 17, ст.1472), правила которой 
в области семейного права близки правилам указанных двусторонних договоров 
(тексты договоров о правовой помощи и Конвенции стран СНГ 1993 г. см. также: 
Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой 
помощи. М., 1996).
     Ряд положений этих договоров и Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 
г. отличается от соответствующих положений российского семейного законодательства; 
в случае расхождения в регулировании подлежат применению правила соответствующего 
международного договора.
     Например, ст.28 договора с Румынией от 3 апреля 1958 г. об оказании правовой 
помощи по гражданским, семейным и уголовным делам подчиняет правоотношения 
между ребенком, родившимся от лиц, не состоящих в зарегистрированном браке, 
и его матерью, с одной стороны, и отцом - с другой, законодательству государства, 
гражданином которого является ребенок, тогда как ст.163 СК предписывает применение 
к отношениям родителей и детей, безотносительно к тому, состоят ли родители 
в браке, законодательства государства, на территории которого стороны имеют 
совместное место жительства. При проживании румынской гражданки с ее родившимся 
вне брака ребенком - румынским гражданином в Москве иск о взыскании на ребенка 
алиментов с его отца, проживающего тоже в Москве, должен рассматриваться в 
соответствии с румынским законодательством, как это вытекает из договора, 
а не с российским, как это следует из ст.163 СК (см. ст.163 СК и комментарий 
к ней, а также комментарий к другим статьям раздела VII СК).

              Глава 2. Осуществление и защита семейных прав

Комментарий к статье 7 кодекса

     1. В отличие от ранее действовавшего семейного законодательства СК предоставляет 
самим гражданам возможность решать, будут ли они осуществлять и защищать свои 
семейные права и совершать для этого необходимые действия, т.е. распоряжаться 
принадлежащими им семейными правами по своему усмотрению. Только в особых 
случаях, когда в защите семейных прав заинтересовано все общество, инициатива 
осуществления и защиты права члена семьи принадлежит прокурору или органу 
опеки и попечительства.
     Многие нормы СК сформулированы в качестве диспозитивных, т.е. таких, 
которые могут быть изменены соглашением сторон. Они установлены законом на 
тот случай, если стороны правоотношения сами не захотят определить свои права 
и обязанности иным образом. Диспозитивные положения особенно часто встречаются 
при регулировании имущественных отношений членов семьи, которые, действуя 
в установленных законом границах, вправе определить свои взаимоотношения исходя 
из конкретных интересов.
     2. Основанием возникновения семейных прав и обязанностей являются юридические 
факты, т.е. действия и события, с которыми закон или иные правовые акты связывают 
правовые последствия или которые, хотя прямо не предусмотрены в правовых актах, 
порождают семейные права и обязанности в силу общих начал и принципов семейного 
права (см. ст.5 СК и комментарий к ней). Однако особенностью правового регулирования 
нового СК является то, что многие предоставленные права используются по усмотрению 
самих управомоченных членов семьи. На практике часто встречаются случаи, когда 
нетрудоспособный родитель, имеющий право на получение алиментов от своих совершеннолетних 
детей (ст.87 СК), не осуществляет это право. Причины для этого могут быть 
разные. Встречаются случаи, когда супруги не осуществляют предусмотренное 
законом право на раздел их совместной собственности - имущества, нажитого 
во время брака (ст.38 СК) и в иных ситуациях не предпринимают предусмотренных 
законом действий для осуществления и защиты своих прав.
     3. Распоряжение гражданами принадлежащими им правами, вытекающими из 
семейных отношений, по своему усмотрению часто ограничено законом. Такие ограничения 
вызваны публичными (общественными) интересами, необходимостью защитить права 
детей и обусловлены, как правило, следующими причинами:
     а) особенностью семейных правоотношений является то, что многие права 
членов семьи одновременно выступают в качестве их семейных обязанностей. Это 
относится в основном к личным правоотношениям родителей и детей. Например, 
право родителей на воспитание детей является основной обязанностью родителей, 
имеющей к тому же конституционный характер (ст.38 Конституции РФ). Поэтому 
осуществление или неосуществление этого права не может быть передано на усмотрение 
родителей. Законом (ст.84 СК) установлены пределы для определения по соглашению 
родителей размера алиментов, причитающихся для содержания несовершеннолетних 
детей. Во многих других случаях СК указывает на необходимость соблюдения членами 
семьи основных принципов семейного законодательства (ст.1 СК), норм нравственности 
и морали, что соответствует природе семейных отношений. Из этого следует, 
что реализация семейных прав зависит не только от усмотрения управомоченных 
лиц, но и от предписаний закона;
     б) отказ от осуществления установленного законом права возможен, как 
правило, только в отношении конкретных, уже существующих субъективных прав 
и не распространяется на будущие права. По общему правилу гражданского законодательства 
"полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности 
или другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, 
ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом" 
(ст.22 ГК). Из этого следует, что отказ от получения алиментов, например, 
распространяется только на те платежи, которые уже могут быть получены, но 
не прекращает право на получение содержания в будущем;
     в) усмотрение сторон при осуществлении каждого права не беспредельно, 
а ограничено правами других лиц. Из этого следует, что осуществление семейных 
прав не должно нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи 
и иных граждан. В случаях же нарушения их осуществление не будет пользоваться 
защитой закона. Например, на практике встречаются случаи, когда мать ребенка, 
с которой он проживает после расторжения брака родителей, ограничивает права 
отца на общение с ребенком, чем нарушает права и законные интересы как ребенка, 
так и его отца. Другой пример: в соответствии со ст.46 СК супруги, заключившие 
брачный договор, должны сообщить об этом своим кредиторам, интересы которых 
могут пострадать от соглашения супругов.
     Права и законные интересы других лиц могут быть нарушены сознательно 
с основной целью причинить им вред. Такое злоупотребление правом в мировой 
практике получило название "шикана" и, конечно, не пользуется правовой защитой. 
Подобные действия встречаются в семейных отношениях, например, при запрещении 
ребенку общаться с бабушкой, дедушкой, если у них с родителями ребенка не 
сложились или разладились отношения. Закон в таких случаях защищает права 
и интересы как ребенка, так и его родственников (ст.55 СК).
     Нарушение прав и свобод других лиц, их законных интересов может иметь 
место без цели злоупотребления правом. Например, методы воспитания ребенка, 
применяемые родителями, или оставление детей безнадзорными могут причинять 
беспокойство соседям. В таких случаях закон защищает интересы лица, права 
которого нарушены, и отказывает в защите лицу, злоупотребляющему правом или 
осуществляющему право в противоречии с его назначением.

Комментарий к статье 8 кодекса

     1. Комментируемая статья предусматривает различные формы защиты семейных 
прав, среди которых в соответствии со ст.46 Конституции РФ основная роль принадлежит 
судебной защите. Ведь согласно ст.14 Международного пакта о гражданских и 
политических правах "каждый имеет право... при определении его прав и обязанностей 
в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство 
дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании 
закона".
     Рассмотрение семейных споров осуществляется судами общей юрисдикции в 
соответствии с установленной законом подсудностью. Под подсудностью понимаются 
полномочия суда на рассмотрение и разрешение определенных категорий дел. Дела 
рассматриваются в соответствии с положениями ГПК единоличным судьей или коллегией 
в составе судьи и двух народных заседателей. Федеральный закон "О внесении 
изменений и дополнений в ГПК РСФСР" от 30 ноября 1995 г. внес в ГПК ряд изменений 
и дополнений, направленных на усиление прав граждан и упрощение судопроизводства, 
с целью своевременного и правильного разрешения спора (СЗ РФ. 1995. N 49. 
Ст.4696). Они, в частности, предусматривают действия суда по оценке доказательств, 
выдачу постановления судьи в виде судебного приказа, имеющего силу исполнительного 
документа, условия и порядок вынесения судом заочного решения. В настоящее 
время другие положения ГПК тоже нуждаются в пересмотре и приведении их в соответствие 
с современными условиями общественной жизни, в том числе и отдельными положениями 
Конституции. Такая работа ведется.
     Действующее гражданско-процессуальное законодательство предоставляет 
льготы гражданам при защите их семейных прав. В ГПК установлено: освобождение 
от уплаты судебных расходов истцов по искам о взыскании алиментов (ст.80); 
сокращенные сроки рассмотрения таких дел (ст.99); подсудность дел о взыскании 
алиментов и об установлении отцовства по выбору истца (ст.118), т.е. такие 
иски могут быть предъявлены по выбору истца как по месту его жительства, так 
и по месту жительства ответчика; немедленное исполнение решений о присуждении 
алиментов (ст.210) и другие льготы.
     2. В случаях, предусмотренных СК, защита семейных прав осуществляется 
в административном порядке путем обращения к государственному органу управления 
или определенному должностному лицу. Такой порядок установлен, в частности, 
для случаев защиты детей, когда дети лишены родительского попечения. Органы 
исполнительной власти субъектов РФ и федеральные органы должны организовать 
учет детей, оставшихся без попечения родителей, и оказывать содействие в устройстве 
детей в семьи (ст.122 СК). Должностные лица учреждений (образовательных, лечебных 
и др.) обязаны сообщать о детях, оставшихся без попечения родителей, органам 
опеки и попечительства (ст.122, 123 СК). Определенные обязанности по защите 
личных прав граждан возложены на органы записи актов гражданского состояния 
при регистрации брака, других актов гражданского состояния. Защита имущественных 
прав лиц, получающих алименты, возложена на администрацию по месту работы 
лиц, обязанных выплачивать алименты (ст.109, 111, 117 СК). И в других предусмотренных 
законом случаях органы государственного управления и местного самоуправления 
должны принимать конкретные меры к защите семейных прав.
     Очень большая роль в защите прав членов семьи принадлежит органам опеки 
и попечительства. Таковыми являются органы местного самоуправления. Их правовое 
положение подробно регулируется ст.31-41 ГК. Многие вопросы организации и 
деятельности этих органов определяются уставами муниципальных образований 
в соответствии с законами субъектов РФ (см. ст.121 СК и комментарий к ней). 
В СК содержится много ссылок на обязанности органов опеки и попечительства 
по защите семейных прав и интересов несовершеннолетних лиц, оставшихся без 
попечения родителей, а также в случаях, когда родители уклоняются от их воспитания 
и защиты их интересов (см., например, ст.56, 57 СК). На органы опеки и попечительства 
возложено разрешение споров и разногласий между родителями по воспитанию детей 
и другим вопросам, а также споров между родителями и детьми, опекуном ребенка 
и его несовершеннолетними родителями и иными лицами. Они могут предъявлять 
иски в суд о лишении родителей родительских прав (ст.70 СК), о взыскании алиментов 
на содержание несовершеннолетних детей с их родителей (ст.80 СК), об отмене 
усыновления (ст.142 СК) и в других случаях, не нуждаясь для этого в специальных 
полномочиях. Они выступают в защиту прав и интересов детей, в том числе в 
суде, при разрешении споров, связанных с воспитанием детей (см. ст.78 СК и 
комментарий к ней).
     3. Конституция РФ (ст.46) гарантирует гражданам, чьи права нарушены неправомерными 
действиями или бездействием соответствующих органов государственной власти, 
органов местного самоуправления и должностных лиц, возможность обжаловать 
в суд такие действия и решения. Пленум ВС РФ принял 21 декабря 1993 г. постановление 
N 10 "О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права 
и свободы граждан" (БВС РФ. 1994, N 3). Обжалованию подлежат любые действия, 
а также бездействия должностных лиц, уклонение их от принятия решений, если 
эти действия не соответствуют закону, иным правовым актам и нарушают права 
и законные интересы граждан. Суд, выявив при рассмотрении заявления указанные 
нарушения, признает акт недействительным, что означает лишение акта юридического 
значения, независимо от его формальной отмены. Тем самым суд восстанавливает 
нарушенное право.
     Порядок рассмотрения заявлений о признании недействительными незаконных 
актов (действий, бездействий) предусмотрен в гл.24.1 ГПК.
     4. В соответствии с ч.2 ст.46 Конституции РФ граждане могут обращаться 
для защиты своих семейных прав в межгосударственные органы по защите прав 
и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства 
правовой защиты. Решения межгосударственных органов имеют большое морально-политическое 
значение.
     5. В зависимости от видов нарушений семейных прав предусмотрены различные 
способы их защиты. Некоторые из этих способов осуществляются только судом, 
другие в административном порядке, третьи могут быть реализованы без обращения 
в суд. Таким специальным способом является самозащита, т.е. самостоятельная 
защита своих прав гражданином без обращения к судебным или государственным 
органам путем совершения действий, пресекающих нарушение права. Такие действия 
должны быть правомерными.
     Для осуществления многих семейных прав необходимо признание права судом 
в виде установления отцовства, материнства (ст.18, 19 СК). Для защиты имущественных 
интересов супруга необходимо признание и установление его доли в общей собственности 
(ст.38 СК). Для защиты имущественных прав мачехи и получения алиментов от 
пасынка бывает необходимо установить, что она воспитывала и содержала пасынка 
не менее пяти лет и добросовестно исполняла свои обязанности. Этот способ 
защиты семейных прав применяется и в других случаях.
     ГК предусматривает в качестве способа защиты права восстановление положения, 
существовавшего до нарушения. Этот способ защиты применяется к семейным правам, 
например в случае признания брака недействительным (ст.30 СК), для защиты 
имущественных прав супругов при признании судом недействительным брачного 
договора (ст.44 СК) и в иных случаях.
     Самостоятельным способом защиты семейных прав является пресечение действий, 
нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Этот способ применяется 
при защите детей от недозволенных способов воспитания (ст.65 СК) или в случаях 
отобрания детей от родителей (ст.73 СК), а также при защите родительских прав 
(ст.68 СК) и в др. случаях.
     ГК предусматривает в качестве способа защиты прав признание сделки недействительной. 
Этот способ применяется при защите имущественных прав супругов, если эти права 
основаны на договоре, условия которого незаконны или неправомерно нарушают 
права и законные интересы другой стороны (см. ст.44 СК и комментарий к ней).
     Присуждение к исполнению обязанности встречается чаще всего при уклонении 
обязанной стороны от исполнения алиментных обязательств (ст.80 СК). В таких 
случаях в семейных правоотношениях встречается и обязанность уплаты неустойки 
(см. ст.115 СК и комментарий к ней).
     Способом защиты семейных прав и охраняемых законом интересов может быть 
и прекращение (изменение) правоотношений. В СК предусмотрены такие случаи 
при прекращении или изменении алиментных обязательств (ст.114, 119 СК), отмене 
усыновления (ст.141 СК), расторжении договора о передаче ребенка на воспитание 
в приемную семью (ст.152 СК). Основанием может быть как виновное, так и невиновное 
поведение другой стороны.
     Указанные способы не исчерпывают все возможные способы защиты семейных 
прав. Например, закон защищает права ребенка и его родственников на общение 
(ст.55 СК), право собственности супругов на имущество, нажитое в браке, жилищные 
права членов семьи и др.
     Более подробно изложение конкретных способов защиты прав членов семьи 
будет дано применительно к отдельным видам правоотношений.

Комментарий к статье 9 кодекса

     1. Исковой давностью называется срок для защиты судом нарушенного права. 
Такой срок предусмотрен законодательством всех зарубежных стран. Исковая давность 
нужна потому, что установление спорных обстоятельств по истечении длительного 
времени не всегда может быть произведено с необходимой достоверностью, и лица, 
к которым предъявлены необоснованные требования, часто ко времени рассмотрения 
спора судом не располагают необходимыми доказательствами в свою защиту. Исковая 
давность обеспечивает стабильность взаимоотношений сторон, устраняет неопределенность 
в отношениях, способствует заинтересованности участников в своевременном осуществлении 
своих прав.
     2. К большинству семейных правоотношений исковая давность не применяется. 
Это означает, что СК не ограничивает во времени возможность защиты нарушенного 
права, и семейные права можно защищать в суде независимо от времени, когда 
они были нарушены. Такое положение установлено в интересах защиты прав членов 
семьи, незыблемости охраны прав и законных интересов участников семейных отношений. 
Исковая давность не применяется, в частности, к требованиям о признании брака 
недействительным, к оспариванию условий брачного договора, к основаниям возникновения, 
правам и обязанностям родителей и детей, к взысканию алиментов в течение всего 
срока действия права на их получение и во многих других случаях. В соответствии 
с комментируемой статьей исковая давность применяется только в тех случаях, 
когда срок для нарушенного права установлен СК. Это относится, в частности, 
к искам о разделе общей собственности супругов, брак которых расторгнут (ст.38 
СК), к признанию недействительными сделок, если основания и порядок их заключения 
должны регулироваться ГК (ст.43, 44, 46 СК), к имущественной ответственности 
родителей за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми (ст.45 СК), к 
другим случаям.
     Обращает на себя внимание то обстоятельство, что действующий ранее годичный 
срок для оспаривания записи лица в качестве отца или матери ребенка, установленный 
ч.5 ст.49 КоБС, сейчас отменен, и к этим отношениям не применяется срок исковой 
давности.
     Применение исковой давности к семейным отношениям осуществляется по правилам, 
установленным ГК. Согласно этим правилам общий срок исковой давности составляет 
3 года. Законом могут предусматриваться специальные сроки исковой давности 
для отдельных отношений. Эти специальные сроки могут быть короче и длиннее 
общего срока. Сроки исковой давности действуют для судебного рассмотрения 
спора, они не применяются к случаям, кода спор рассматривается в административном 
порядке. Однако трехлетний срок исковой давности применяется к требованиям 
о признании недействительными не соответствующих закону и другим правовым 
актам решений государственных органов и органов местного самоуправления, если 
эти требования направлены на защиту семейных прав и подпадают под действие 
исковой давности.
     Следует еще иметь в виду, что требование о защите нарушенного права должно 
приниматься к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. 
Пленум ВС РСФСР в одном из своих постановлений указал, что отказ суда в принятии 
заявления, в частности, по мотиву истечения срока исковой давности является 
незаконным отказом в правосудии. Предъявленный иск должен рассматриваться 
по существу с выяснением всех обстоятельств дела, в том числе причин пропуска 
исковой давности, наличия оснований для ее приостановления и перерыва. Нужно 
еще иметь в виду, что по действующему закону (ст.199 ГК) суд применяет исковую 
давность только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом 
решения. Отсюда следует, что удовлетворение истца возможно и после истечения 
срока исковой давности, если ответчик не противопоставит требованию истца 
возражение о пропуске срока исковой давности. Отсюда следует, что суд не вправе 
по собственной инициативе применить исковую давность, а должен рассмотреть 
спор по существу, если он обоснован, вынести решение независимо от истечения 
срока давности.
     3. От срока исковой давности нужно отличать иные установленные в законе 
сроки, которые имеют большое значение для осуществления семейных прав. Это 
так называемые пресекательные сроки, сроки существования самого права. Таким 
сроком является, например, срок осуществления родителями права на воспитание 
и образование детей, защиты их прав и интересов. Он установлен в ст.61-66 
СК: это достижение ребенком совершеннолетия. Пресекательным является срок 
для выплаты алиментов на содержание жены и бывшей жены в период ее беременности 
и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка (ст.89, 90 СК) и др. Эти 
сроки имеют общие признаки со сроками исковой давности. Существенная же разница 
между пресекательными сроками и сроками исковой давности заключается в том, 
что истечение пресекательного срока безусловно погашает само право, а к срокам 
исковой давности применяются правила, согласно которым лицо может осуществлять 
свое право и после истечения предусмотренного законом давностного срока. Это 
случаи, когда ответчик не ссылается на истечение срока давности (ст.199 ГК), 
и случаи, предусмотренные ГК для приостановления, перерыва и восстановления 
срока давности (ст.202, 203, 205 ГК).
     4. Положения ГК о сроках исковой давности носят императивный характер. 
Стороны не вправе своим соглашением исключить применение исковой давности 
или изменить ее сроки. Недействительным является и заявление одной из сторон 
об отказе от использования истечения исковой давности в качестве возражения 
на требование другой стороны.
     5. Согласно ст.200 ГК начало течения исковой давности исчисляется со 
дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Исходя 
из этого правила Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что на требования супругов 
о разделе имущества, нажитого ими в период брака, исковая давность не распространяется, 
в отличие от аналогичных требований разведенных супругов. Течение трехлетнего 
срока исковой давности, установленного законом для требований о разделе имущества, 
являющегося общей совместной собственностью разведенных супругов, следует 
исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, кода лицо узнало или 
должно было узнать о нарушении своего права (Сборник постановлений Пленума 
Верховного Суда РФ. 1961-1993 гг. М., 1994, с.13*(1)). Таким моментом может 
быть отказ бывшего супруга в разделе общего имущества, передача его третьему 
лицу и т.п. действия, нарушающие права общей собственности ее участников.
     6. В ГК предусмотрены условия, при наличии которых срок исковой давности 
удлиняется. Это приостановление, перерыв и восстановление давности судом.
     Причиной приостановления давности являются обстоятельства, которые делают 
невозможным или весьма затруднительным как предъявление иска, так и защиту 
права другой стороной. Это: 1) обстоятельства непреодолимой силы, т.е. непредвидимые 
и непредотвратимые события и действия, например, стихийные бедствия, военные 
действия; 2) нахождение истца или ответчика в составе Вооруженных сил, переведенных 
на военное положение; 3) специальный закон, установивший отсрочку исполнения 
обязательств. Эти обстоятельства должны наступить в последние шесть месяцев 
срока давности. В течение их действия давность приостанавливается, а с момента 
прекращения давность продолжает действовать. Если оставшийся период давностного 
срока менее 6 месяцев, он удлиняется до шести месяцев (п.3 ст.202 ГК).
     Еще больше срок давности удлиняется при перерыве давности (ст.203 ГК). 
Основанием для перерыва давности является предъявление иска в установленном 
порядке или совершение другой стороной действий, свидетельствующих о признании 
ею долга. Первое основание встречается редко, т.к. после предъявления иска 
спор, как правило, разрешается судом. Второе основание - признание долга - 
встречается часто и может быть выражено в разной форме. Это может быть письменное 
признание долга, обещание расплатиться в ближайшее время, частичная уплата 
долга и т.п. действия. Такие действия прерывают давность, и с этого момента 
ее срок начинает течь сначала и снова составляет 3 года.
     Статья 205 ГК предусматривает восстановление судом исковой давности, 
если уважительные причины по обстоятельствам, связанным с личностью истца, 
препятствовали своевременному предъявлению иска. В статье указано, что это 
исключительные случаи, которые должны иметь место в последние шесть месяцев 
срока давности. В статье приводится примерный перечень таких обстоятельств: 
тяжелая болезнь истца, беспомощное состояние, неграмотность.
     7. Истечение срока давности является основанием для отказа в удовлетворении 
иска, но не погашает само право, которое сохраняется, хотя и не обеспечивается 
судебной защитой. Однако если по истечении срока исковой давности обязательство 
исполняется, то это не является исполнением недолжного, и должник не вправе 
требовать обратно исполненное (ст.206 ГК).

                Раздел II. Заключение и прекращение брака

               Глава 3. Условия и порядок заключения брака

     СК не содержит определения брака. Оно дается в теории семейного права. 
Перечень требований, которые должны быть соблюдены при заключении брака, и 
последствий регистрации брака, содержащийся в статьях комментируемой главы, 
а также в разделе III СК о правах и обязанностях супругов, позволяет определить 
брак как моногамный добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, заключенный 
с соблюдением установленного законом порядка и порождающий между супругами 
взаимные личные и имущественные права и обязанности.

Комментарий к статье 10 кодекса

     1. Пункт 1 комментируемой статьи воспроизводит положения прежнего законодательства 
(ч.1 ст.13 КоБС) о том, что на территории РФ действительным признается только 
брак, зарегистрированный в государственных органах записи актов гражданского 
состояния.
     Требование государственной регистрации брака означает, что по российскому 
законодательству ни церемония бракосочетания в церкви, ни брак, заключенный 
по местным или национальным обрядам, не являются браком с юридической точки 
зрения и не порождают никаких правовых последствий. Оформление брака в церкви 
является личным делом вступающих в брак и может иметь место как до, так и 
в любое время после регистрации брака. Однако во всех случаях юридически брак 
считается существующим только после его официальной регистрации в органах 
загса.
     Введение гражданской формы брака, заключаемого посредством его регистрации 
в государственных органах, и соответственно отмена церковной формы были произведены 
в России еще Декретом ВЦИК и СНК РСФСР 18 декабря 1917 г. "О гражданском браке, 
о детях и о введении книг актов гражданского состояния" (СУ РСФСР. 1917, N 
11, ст.160). Исключение делалось только для религиозных браков, заключенных 
до образования или восстановления государственных органов записи актов гражданского 
состояния. Настоящий СК предусматривает возможность признания правовой силы 
за церковной формой брака только в том случае, если брак был совершен в такой 
форме на оккупированных территориях, входящих в состав СССР в период Великой 
Отечественной войны, до восстановления на этих территориях органов записи 
актов гражданского состояния. Это означает, что такие браки не нуждаются в 
последующей регистрации в органах загса (см. п.7 ст.169 СК и комментарий к 
нему).
     Установление обязательной государственной регистрации означает также, 
что и фактические брачные отношения, сколь бы продолжительными они ни были, 
не являются браком в юридическом смысле и не порождают правовых последствий. 
Возникающие между фактическими супругами имущественные отношения регулируются 
нормами об общей собственности, установленными ГК (глава 16).
     Фактические браки признавались действительными наряду с зарегистрированными 
на территории России в период действия КЗоБСО РСФСР 1926 г. Указом Президиума 
Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. (ВВС СССР, 1944, N 37) это положение 
было отменено; супругам, состоявшим в фактических брачных отношениях, предоставлялась 
возможность оформить свои отношения, зарегистрировав брак с указанием срока 
совместной жизни. Если фактический брак не был зарегистрирован, он сохранял 
правовую силу только до 8 июля 1944 г. Для тех случаев, когда фактические 
брачные отношения не могли быть зарегистрированы вследствие смерти или пропажи 
без вести одного из фактических супругов в период Великой Отечественной войны, 
другому фактическому супругу было предоставлено право обратиться в суд с заявлением 
о признании его (ее) супругом умершего или пропавшего без вести на основании 
ранее действовавшего законодательства (Указ Президиума Верховного Совета СССР 
от 10 ноября 1944 г. "О порядке признания фактических брачных отношений в 
случае смерти или пропажи без вести на фронте одного из супругов". (См.: ВВС 
СССР, 1944, N 60.) Поскольку этот Указ не предусмотрел сроков для обращения 
в суд с целью установления нахождения в фактическом браке, заявление об установлении 
факта состояния в фактических брачных отношениях с умершим или пропавшим без 
вести лицом в указанный период могут быть поданы и в настоящее время. (См.: 
Советское семейное право. Под ред. В.А.Рясенцева. М., 1982, с.67-68.)
     Установление факта состояния в фактических брачных отношениях в порядке, 
предусмотренном Указом от 10 ноября 1944 г., нельзя смешивать с установлением 
факта регистрации брака на основании п.3 ст.247 ГПК. Установление факта регистрации 
брака допускается в том случае, если свидетельство о браке было утрачено, 
и отдел загса отказывает в выдаче повторного свидетельства, поскольку никаких 
записей о регистрации брака в нем не сохранилось.
     Государственными органами, регистрирующими браки на территории РФ, являются 
отделы записи актов гражданского состояния органов исполнительной власти субъектов 
РФ.
     Документом, подтверждающим факт регистрации брака, является свидетельство 
о браке, выдаваемое отделом загса. Оно имеет доказательственное значение и 
подтверждает наличие у лица определенных субъективных прав, например, на получение 
алиментов, пенсии, жилищных и наследственных прав.
     В том случае, если по какой-либо уважительной причине (например, из-за 
тяжелой болезни) вступающие в брак лица или одно из них не в состоянии прибыть 
в отдел загса для регистрации брака, регистрация может быть произведена по 
месту их (его) нахождения (например, дома или в больнице) в присутствии сотрудника 
отдела загса, наделенного соответствующими полномочиями, и с соблюдением установленной 
процедуры регистрации брака.
     Заключение браков между гражданами РФ, проживающими за пределами территории 
РФ, в дипломатических представительствах и консульских учреждениях регулируется 
ст.157 СК (см. комментарий к ней).
     Законом допускается также возможность признания браков, заключаемых гражданами 
РФ за пределами РФ с соблюдением порядка регистрации брака, существующего 
в стране их пребывания, при условии соблюдения ими требований ст.14 СК (см. 
комментарий к ней).
     С учетом сказанного, а также принимая во внимание то обстоятельство, 
что СК допущена возможность применения иностранного права при регулировании 
семейных отношений, осложненных иностранным элементом (см. раздел VII СК и 
комментарий к нему), информация о зарубежном законодательстве приобретает 
практический интерес.
     В ряде развитых стран Запада, так же как и у нас, официально признается 
только брак, зарегистрированный в государственных органах. К их числу принадлежат, 
например, Франция, Германия, Бельгия и Голландия. В других странах наравне 
с гражданской формой брака правовые последствия порождает и брак, заключенный 
в церковной форме. Такой порядок существует в большинстве стран "общего права". 
Значительным своеобразием обладает порядок регистрации брака в странах с сильным 
влиянием католицизма. Например, в Италии заключение брака формально допускается 
как в гражданской, так и в церковной формах (в последнем случае при условии 
обязательного последующего уведомления государственных органов о состоявшейся 
церковной церемонии бракосочетания). Однако с учетом той роли, которую играет 
в этих странах католическая церковь, церковная форма брака по существу является 
обязательной для лиц католического вероисповедания, которые составляют абсолютное 
большинство населения.
     2. Только зарегистрированный в органах загса брак порождает правовые 
последствия. В этом состоит конститутивное значение регистрации брака. Именно 
со дня государственной регистрации брака у супругов возникает целый комплекс 
взаимных прав и обязанностей, а ребенок, рожденный после государственной регистрации 
брака, считается рожденным в браке со всеми вытекающими отсюда последствиями 
(см. соответственно разделы III и IV СК и комментарий к ним).

Комментарий к статье 11 кодекса

     1. Сохраняя в целом прежний порядок заключения брака, СК вносит в него 
в ряд принципиальных изменений.
     В части 1 п.1 комментируемой статьи воспроизводятся положения КоБС о 
том, что заключение брака производится в личном присутствии вступающих в брак 
лиц по истечении месячного срока со дня подачи ими заявления в органы загса.
     Подача заявления в органы загса сама по себе никаких правовых последствий 
не имеет и никоим образом не связывает лиц, подавших такое заявление. Каждый 
из них вправе в любое время до регистрации брака отказаться от вступления 
в брак.
     СК не содержит никаких указаний относительно того, должны ли оба вступающих 
в брак лица присутствовать лично в момент подачи заявления в органы загса. 
Такое требование содержится в п.21 Инструкции о порядке регистрации актов 
гражданского состояния в РСФСР, утвержденной Постановлением Совета Министров 
РСФСР 17 октября 1969 г. N 592 (СП РСФСР, 1969, N 22, ст.123). Столь жесткие 
требования к порядку подачи заявления вряд ли являются всегда обоснованными. 
В принципе должна быть признана допустимой возможность подачи заявления о 
вступлении в брак одним из будущих супругов при условии, что заявление другого 
супруга было подписано им лично и нотариально удостоверено в установленном 
законом порядке (ст.35, 36, 80 Основ законодательства РФ о нотариате от 22 
июля 1993 г.). Такая ситуация может возникнуть в связи с невозможностью для 
вступающих в брак заполнить одновременно заявление о вступлении в брак и совместно 
подать его в орган загса (например, если будущие супруги находятся в разных 
местах и совместная подача заявления для них затруднительна). Практика уже 
сейчас идет по такому пути: заявление принимается от одного из вступающих 
в брак.
     В отличие от возможности подачи в органы загса заявления о заключении 
брака одним из супругов при наличии нотариально удостоверенной подписи другого 
супруга, регистрация брака в отсутствие одной из сторон абсолютно недопустима. 
Для регистрации брака оба будущих супруга должны явиться в органы загса обязательно 
лично. Требование личного присутствия вступающих в брак во время регистрации 
брака содержится в тексте комментируемой статьи. Оно исключает возможность 
заключения брака через представителя или на основании нотариально удостоверенного 
заявления о вступлении в брак одного из будущих супругов, представленного 
другим супругом или отправленного по почте.
     Законодательство подавляющего большинства зарубежных стран, регулирующее 
процедуру заключения брака, также предполагает обязательное личное присутствие 
обоих вступающих в брак. В отдельных странах, однако, допускается возможность 
заключения брака через представителя (например, в Аргентине).
     2. Установление месячного срока с момента подачи заявления о вступлении 
в брак и до момента его регистрации преследует цель дать вступающим в брак 
определенное время для проверки серьезности своих намерений стать мужем и 
женой и, следовательно, направлено на предотвращение легкомысленных и поспешных 
браков. Одновременно этот срок предоставляет возможность любым заинтересованным 
лицам заявить о наличии препятствий к регистрации брака между конкретными 
лицами (например, если одно из них уже состоит в зарегистрированном браке). 
Бремя доказывания наличия препятствия к регистрации данного брака лежит в 
таком случае на лице, сделавшем соответствующее заявление. В обязанности органов 
загса входит проверка достоверности сведений заявителя.
     Установление определенного срока до заключения брака в той или иной форме 
известно законодательству практически всех без исключения зарубежных стран. 
Этот срок, называемый отлагательным, также преследует двоякую цель: являясь, 
с одной стороны, сроком на размышление, он одновременно позволяет выявить 
имеющиеся препятствия к заключению брака. (Об этом подробнее см.: И.Хадерка. 
Вступление в брак. Правовые аспекты. М., 1980, с.34-42.) По существу это является 
составной частью процедуры оглашения, берущей свое начало еще в каноническом 
праве и обеспечивающей гласность брака и предоставляющей возможность заинтересованным 
лицам предъявить свои возражения. Эта процедура состоит в оглашении имен вступающих 
в брак, которое производится в случае церковного брака в церкви во время воскресных 
служб, а при гражданской форме - в государственных органах, осуществляющих 
регистрацию брака, путем вывешивания на видном месте соответствующей информации 
о предполагаемом браке, содержащей все данные о будущих супругах. Поэтому 
светский аналог оглашения называют также публикацией.
     СК, как и прежнее законодательство (ст.14 КоБС), предусматривает при 
определенных обстоятельствах возможность сокращения месячного срока. Однако, 
в отличие от принятого ранее, в комментируемой статье проводится дифференцированный 
подход к решению этого вопроса в зависимости от того, какими причинами обосновывается 
необходимость сокращения этого месячного срока.
     Часть 2 п.1 комментируемой статьи позволяет органу загса зарегистрировать 
брак до истечения месячного срока при наличии уважительных причин. Причины, 
которые орган загса может признать уважительными и по которым он может разрешить 
регистрацию брака до истечения установленного срока, могут быть самыми разнообразными. 
Поэтому законодатель не дает даже их примерного перечня, предоставляя таким 
образом и самим вступающим в брак, и органу загса максимум свободы. Безусловно, 
к числу таких уважительных причин должны быть отнесены и беременность невесты, 
и рождение ею ребенка, и призыв жениха для службы в армии, и срочный выезд 
в командировку, и то обстоятельство, что вступающие в брак лица уже давно 
состоят в фактических брачных отношениях. Однако данным перечислением список 
не исчерпывается. Любые причины могут быть признаны уважительными органом 
загса.
     По сравнению с КоБС, предусматривавшим возможность увеличения месячного 
срока регистрации брака до трех месяцев, СК устанавливает, что общий срок 
регистрации брака с момента подачи заявления с учетом увеличения не должен 
превышать двух месяцев. По этому поводу комментируемая статья также не содержит 
никакого примерного перечисления уважительных причин. Это могут быть самые 
различные, в том числе сугубо бытовые мотивы, например, желание лучше подготовиться 
к свадьбе, закончить срочную работу, дождаться приезда родителей или близких 
друзей и т.п. обстоятельства.
     Уважительные причины, обусловливающие необходимость сокращения или увеличения 
месячного срока, могут возникнуть как до, так и после подачи заявления о заключении 
брака. Поэтому то обстоятельство, что дата регистрации брака уже назначена, 
не является основанием для отказа в ее переносе. В таком случае при удовлетворении 
заявления об изменении срока должна быть просто согласована совместно со вступающими 
в брак лицами новая дата.
     Российское семейное законодательство никогда не содержало никаких указаний 
относительно того, кто может обратиться в органы загса с просьбой о сокращении 
или продлении месячного срока. Отсюда делался вывод, что с такой просьбой 
могли обратиться не только сами вступающие в брак, но и их родители, а в отдельных 
случаях - также и государственные, и общественные организации (см.: В.А.Рясенцев. 
Семейное право. М., 1971, с.79-80.) Представляется, что этот вопрос должен 
решаться по-разному в зависимости от того, идет ли речь о сокращении или об 
увеличении месячного срока. С заявлением о сокращении этого срока, очевидно, 
могут обратиться только сами вступающие в брак. Возможность обращения с заявлением 
о продлении месячного срока может быть предоставлена более широкому кругу 
лиц, в первую очередь включающему, безусловно, родителей. Однако возможны 
и иные ситуации, когда с заявлением о продлении срока обращаются посторонние 
вступающим в брак лица или представители государственных или иных органов 
(например, если психическое здоровье одного из вступающих в брак вызывает 
сомнение, и дело о признании этого лица недееспособным находится на рассмотрении 
суда, с соответствующим заявлением может обратиться и орган здравоохранения, 
и суд).
     Уважительные причины, объясняющие желание вступающих в брак лиц сократить 
месячный срок регистрации брака, должны быть подтверждены соответствующими 
документами (справкой из медицинского учреждения о беременности, справкой 
с места работы о направлении в командировку, отпускным удостоверением и т.д.). 
Что касается увеличения месячного срока, то требовать каких-либо подтверждающих 
документов представляется нецелесообразным. Органу загса должно быть вполне 
достаточно соответствующего убедительного заявления.
     В части 3 п.1 комментируемой статьи впервые специально выделяются особые 
обстоятельства, позволяющие органу загса зарегистрировать брак непосредственно 
в день подачи заявления. Это должны быть уже не просто уважительные причины, 
а исключительные обстоятельства, которые обусловливают или оправдывают необходимость 
незамедлительной регистрации брака. В этой связи СК не устанавливает никакого 
закрытого перечня, однако для ориентира называет три наиболее типичные ситуации, 
когда может возникнуть необходимость в незамедлительной регистрации: если 
невеста ждет ребенка, если у нее уже родился ребенок или если жизни одной 
из сторон угрожает непосредственная опасность.
     То обстоятельство, что беременность невесты и рождение у нее ребенка 
названы в части 3 п.1 в качестве фактов, обосновывающих возможность незамедлительной 
регистрации брака, не является основанием для отказа в сокращении срока регистрации 
брака в соответствии с частью 2 п.1 комментируемой статьи (уважительные причины). 
В данном случае у вступающих в брак есть право выбора: просить сокращения 
срока регистрации брака или регистрации брака в день подачи заявления, - в 
зависимости от того, что им удобнее.
     Случаи, когда жизни одной из сторон угрожает опасность, могут быть разнообразными. 
К числу таких ситуаций, без сомнения, будет относиться отъезд в сложную и 
опасную экспедицию, отъезд в район боевых действий в любом качестве (военнослужащего, 
журналиста, политического деятеля и др.), предстоящая опасная операция и другие 
подобного рода особые обстоятельства.
     Особые обстоятельства, приводимые вступающими в брак лицами в обоснование 
немедленной регистрации брака, как и уважительные причины, о которых речь 
идет в ч.2 данного пункта, должны быть подтверждены соответствующими документами 
(справкой медицинского учреждения о беременности, справкой медицинского учреждения 
или органа загса о рождении ребенка, справкой о планируемой опасной операции, 
справкой из военкомата или с места работы о направлении в район боевых действий, 
в опасный регион или опасную поездку и т.д.). При этом в случае рождения у 
невесты ребенка для регистрации брака в день подачи заявления не требуется, 
чтобы оба вступающих в брак были уже зарегистрированы в качестве родителей 
ребенка (он может быть либо вообще еще не зарегистрирован, либо зарегистрирован 
как рожденный одинокой матерью).
     Рассмотренные выше положения п.1 комментируемой статьи не предоставляют 
вступающим в брак безусловного права требовать сокращения срока регистрации 
брака или регистрации брака в день подачи заявления при наличии предусмотренных 
законом причин или обстоятельств. Вопрос решается органом загса по существу 
в каждом конкретном случае отдельно с учетом всех обстоятельств дела.
     3. Порядок государственной регистрации брака установлен в соответствии 
с правилами регистрации актов гражданского состояния. До принятия федерального 
закона об актах гражданского состояния порядок регистрации брака определяется 
в соответствии с положениями раздела IV "Акты гражданского состояния" КоБС, 
который действует в части, не противоречащей СК (см. п.2 ст.168 СК и комментарий 
к нему). Поэтому до принятия названного выше закона следует руководствоваться 
положениями главы 14 и ст.150 КоБС и Инструкцией о порядке регистрации актов 
гражданского состояния в РСФСР 1969 г. (см.: Комментарий к Кодексу о браке 
и семье РСФСР. М., 1982*(2)).
     4. В соответствии с Законом РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, 
нарушающих права и свободы граждан" от 27 апреля 1993 г. каждый гражданин 
вправе обратиться с жалобой в суд, если считает, что неправомерными действиями 
или решениями государственных органов или должностных лиц нарушены его права 
и свободы. К таким действиям или решениям государственных органов и должностных 
лиц, указанный Закон относит в том числе действия и решения, в результате 
которых нарушаются права и свободы гражданина или создаются препятствия осуществлению 
им его прав и свобод (ст.1 и 2). Неправомерный отказ органа загса в регистрации 
брака нарушает либо создает препятствия осуществлению лицом, обратившимся 
с заявлением о регистрации брака, одного из основных прав гражданина - права 
на вступление в брак и образование семьи. Поэтому п.3 комментируемой статьи 
предоставляет лицу, желающему вступить в брак, право обжаловать в суд отказ 
органа загса в регистрации брака.
     Данное положение нуждается в расширительном толковании и должно охватывать 
в том числе случаи необоснованного отказа органа загса сократить или увеличить 
срок регистрации брака при наличии уважительных причин, а также необоснованного 
отказа зарегистрировать брак в день подачи заявления при наличии особых обстоятельств.
     Жалоба может быть подана по усмотрению гражданина в суд либо по месту 
жительства, либо по месту нахождения органа загса (ст.4 названного выше Закона).

Комментарий к статье 12 кодекса

     1. Предусмотренные пунктом 1 комментируемой статьи условия заключения 
брака в теории семейного права именуют материальными условиями в отличие от 
тех, которые относятся к форме и процедуре заключения брака. Соблюдение этих 
условий необходимо для того, чтобы брак имел правовую силу. Несоблюдение одного 
из материальных условий заключения брака влечет его недействительность.
     2. СК предусматривает возможность заключения брака только при наличии 
взаимного добровольного согласия лиц, вступающих в брак. Взаимное согласие 
стать мужем и женой должно выражать действительное желание сторон вступить 
в брачные отношения. Это означает, что их волеизъявление должно быть осознанным 
и они должны отдавать отчет в своих действиях. Поэтому, если лицо временно 
находится в состоянии, не дающем ему возможности понимать характер своих действий, 
брак не должен регистрироваться. А если он все же был зарегистрирован, действительность 
такого брака может быть оспорена как заключенного с нарушением условия о добровольном 
согласии. Такие ситуации возможны, например, если лицо, вступающее в брак, 
находится в состоянии сильного алкогольного опьянения или под воздействием 
наркотических средств, либо если лицо, страдающее душевным заболеванием, но 
не признанное в судебном порядке недееспособным, находится в таком состоянии, 
что не отдает отчет в своих действиях (см. также комментарий к ст.14 СК).
     Необходимость получения добровольного согласия вступающих в брак лиц 
означает также, что их волеизъявление должно быть совершенно свободно от какого 
бы то ни было насилия или принуждения (как физического, так и психического) 
или обмана. В данном случае не имеет значения, от кого исходят указанные действия: 
от другого вступающего в брак, от друзей, близких или посторонних лиц. Учитывая 
важность получения добровольного согласия, оно признается одним из основных 
начал семейного законодательства (п.3 ст.1 СК).
     Гарантией соблюдения принципа добровольности заключения брака служит 
требование о том, чтобы заявление о заключении брака подписывалось супругами 
лично, а также требование личного присутствия обоих вступающих в брак в момент 
регистрации брака и недопустимость заключения брака через представителя.
     В случае нарушения условия о добровольности вступления в брак он может 
быть признан недействительным по иску супруга, чье согласие не было получено 
добровольно, и по требованию прокурора (см. гл.5 СК о недействительности брака 
и комментарий к ней).
     3. Возможность заключения брака только между мужчиной и женщиной всегда 
было предполагаемым условием заключения брака. Прежде оно содержалось в ст.1 
КоБС, определявшей основные задачи законодательства о браке и семье, и являлось 
своего рода констатацией реального положения вещей, отражением естественных 
условий образования и функционирования семьи. СК, не внося в этом отношении 
ничего принципиально нового, усиливает тем не менее положение о том, что брак 
- это союз мужчины и женщины. Законодатель счел необходимым предусмотреть 
это положение не только в ст.1 СК, провозглашающей в качестве одного из основных 
начал семейного законодательства регулирование семейных отношений "в соответствии 
с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины..." (п.3), но 
и повторить его еще раз в тексте комментируемой статьи.
     Без сомнения, это является ответом на активизировавшиеся в последние 
годы движения сексуальных меньшинств и их требования закрепить пропагандируемые 
ими связи в законодательном порядке. Известного "успеха" они добились в трех 
европейских странах (Дании, Норвегии и Швеции), где в течении последних лет 
были приняты специальные законы, разрешающие так называемое зарегистрированное 
партнерство лиц одного пола. В соответствии со шведским законом, принятым 
в 1994 г. и действующим с 1 января 1995 г., в стране введена специальная процедура 
регистрации сожительства однополых пар, подобная регистрации брака и влекущая 
для сторон ряд правовых последствий заключения брака. Вместе с тем законом 
установлено, что такие "зарегистрированные" однополые пары не могут иметь 
в совместном воспитании ребенка, не могут ни вместе, ни порознь усыновить 
ребенка и не имеют доступа к медицинским процедурам по искусственному оплодотворению. 
По закону регистрация партнерства может иметь место только в том случае, если 
одна из сторон является гражданином Швеции и проживает на территории страны. 
Действие закона не распространяется на иностранных граждан, лишенных возможности 
оформить свои взаимоотношения у себя на родине и приезжающих с этой целью 
в Швецию. Такая регистрация во всех случаях не будет порождать никаких правовых 
последствий нигде, кроме названных выше трех стран. Так, например, Швейцарским 
Федеральным судом союз двух лиц одного пола, зарегистрированный за границей, 
был признан противоречащим швейцарскому "публичному порядку", поскольку браком 
здесь признается только союз лиц противоположного пола (см.: European Current 
Law Year Book 1994. L., Sweet and Maxwell, 1995. N 1828).
     4. В соответствии с п.1 комментируемой статьи для заключения брака необходимо 
достижение лицами, вступающими в брак, брачного возраста. На территории РФ 
установлен единый брачный возраст для мужчины и женщины. В соответствии со 
ст.13 СК он составляет 18 лет и может быть снижен при определенных обстоятельствах 
по решению компетентного органа (см. ст.13 СК и комментарий к ней). 18-летний 
возраст брачного совершеннолетия совпадает с возрастом гражданского совершеннолетия, 
когда в соответствии с гражданским законодательством гражданин получает в 
полном объеме способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские 
права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская 
дееспособность - ст.21 ГК).
     СК не устанавливает никакого предельного возраста вступления в брак. 
Не существует также никаких ограничений относительно разницы в возрасте между 
будущими супругами.
     5. Для заключения действительного брака необходимо не только соблюдение 
перечисленных в п.1 комментируемой статьи условий заключения брака, но и отсутствие 
установленных законом препятствий. Настоящий пункт отсылает к ст.14 СК, предусматривающей 
обстоятельства, наличие которых препятствует заключению брака. К их числу 
относятся следующие: состояние в другом зарегистрированном браке; наличие 
отношений близкого родства; наличие отношений, возникающих в связи с усыновлением; 
установленная в судебном порядке недееспособность одного из вступающих в брак 
(см. ст.14 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 13 кодекса

     1. СК сохраняет установленный прежним законодательством возраст вступления 
в брак. И для мужчины, и для женщины он составляет 18 лет и равняется возрасту 
гражданского совершеннолетия (ст.21 ГК).
     2. СК предусматривает возможность снижения брачного возраста. Однако, 
в отличие от прежнего законодательства, в настоящее время этот вопрос решается 
по-разному в зависимости от возраста несовершеннолетних лиц, желающих вступить 
в брак.
     Прежнее законодательство (ст.15 КоБС) допускало возможность снижения 
брачного возраста только в исключительных случаях и не более, чем на два года. 
СК расширяет в этом отношении возможности органов местного самоуправления, 
предоставляя им право разрешить заключение брака лицам, достигшим 16 лет, 
не только в исключительных случаях, но и при наличии причин, которые органы 
местного самоуправления сочтут уважительными. СК не дает перечня таких уважительных 
причин. К их числу, без сомнения, должны быть отнесены в первую очередь те, 
которые и прежде трактовались на практике как исключительные случаи, например, 
беременность невесты, рождение ею ребенка, фактически сложившиеся брачные 
отношения (см.: Комментарий к КоБС. С.30). Вместе с тем, данным перечислением 
перечень уважительных причин не исчерпывается. Таковыми соответствующим органом 
местного самоуправления могут быть признаны любые ситуации, оправдывающие 
принятие решения о снижении брачного возраста. Безусловным критерием в таких 
случаях должно являться соблюдение интересов несовершеннолетнего.
     Вопрос о снижении брачного возраста в соответствии с ч.1 п.2 комментируемой 
статьи может ставиться только в отношении несовершеннолетнего, достигшего 
16 лет. Для несовершеннолетних более младшего возраста СК предусматривает 
иное решение (см. ч.2 данного пункта).
     3. СК не определяет, кто конкретно может обратиться с заявлением о снижении 
брачного возраста. Таким правом, безусловно, наделены сами несовершеннолетние, 
желающие зарегистрировать брак. Кроме того, таким правом обладают законные 
представители несовершеннолетнего, каковыми являются их родители, усыновители 
или попечители (приемные родители). В тех случаях, когда функции попечителей 
выполняют органы опеки и попечительства (п.2 ст.123 СК) либо когда выполнение 
обязанностей попечителей возлагается на администрацию воспитательных, лечебных 
учреждений и учреждений социальной защиты населения (п.1 ст.147 СК), соответствующее 
право должно быть признано за органом, исполняющим попечительские функции 
или обязанности.
     4. Разрешение на брак несовершеннолетнего в возрасте от 16 до 18 лет 
выдается только органом местного самоуправления (районной, городской, районной 
в городе администрацией) по месту регистрации брака. Решения других органов 
или должностных лиц о снижении возраста брачного совершеннолетия не имеют 
юридической силы и не являются основанием для регистрации брака несовершеннолетнего. 
Для решения вопроса о снижении возраста брачного совершеннолетия не требуется 
получение согласия родителей несовершеннолетнего. Их согласие или, наоборот, 
возражение против регистрации брака их несовершеннолетним сыном или дочерью 
не имеет решающего значения для решения вопроса по существу. Другое дело, 
что их позиция по законному вопросу может быть (а иногда - должна быть) выявлена 
в процессе принятия решения о снижении брачного возраста, но само по себе 
их согласие или несогласие юридической силы не имеет.
     Отказ органа местного самоуправления в выдаче разрешения на брак может 
быть обжалован в суд в порядке, предусмотренном Законом РФ "Об обжаловании 
в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан".
     Несовершеннолетние лица, в отношении которых органом местного самоуправления 
было вынесено решение о снижении брачного возраста, вправе не воспользоваться 
предоставленным им правом и в любой момент до регистрации брака отказаться 
от его регистрации.
     5. Регистрация брака лиц, которым в установленном законом порядке был 
снижен брачный возраст, производится на общих основаниях (ст.26 Инструкции 
о порядке регистрации актов гражданского состояния в РСФСР).
     6. Правовой статус несовершеннолетних супругов определен в ГК. В том 
случае, если достигшее 16 лет лицо, которому был снижен брачный возраст, зарегистрирует 
брак, оно с момента вступления в брак приобретет гражданскую дееспособность 
в полном объеме. Если ранее ему был назначен попечитель, попечительство прекращается. 
Приобретенная дееспособность сохранится и в случае, если в последующем (до 
достижения несовершеннолетним 18 лет) брак будет расторгнут. Однако если до 
достижения несовершеннолетним возраста гражданского совершеннолетия заключенный 
им брак будет признан недействительным, суд может принять решение об утрате 
несовершеннолетним приобретенной им полной дееспособности (п.2 ст.21 ГК).
     Эмансипированный несовершеннолетний, объявленный полностью дееспособным 
в порядке, предусмотренном ст.27 ГК, не приобретает брачную дееспособность 
в силу только одного факта эмансипации. Для вступления в брак он должен получить 
соответствующее разрешение на регистрацию брака в органе местного самоуправления 
на общих основаниях.
     7. В соответствии со ст.72 Конституции РФ (пп."ж" и "к") вопросы, касающиеся 
защиты семьи, материнства, отцовства и детства, а также семейное законодательство 
находятся в совместном ведении РФ и субъектов РФ. На основании этого положения 
Конституции, а также с учетом наблюдающейся в последнее время акселерации 
и особенно с учетом национальных особенностей и специфики отдельных регионов 
ч.2 п.2 комментируемой статьи субъектам РФ предоставлено право самим решать 
вопрос о возможности заключения брака лицом моложе 16 лет. Важным ориентиром 
при решении этого вопроса является указание СК на то, что такие случаи должны 
носить характер исключения и должны быть обусловлены особыми обстоятельствами. 
Таким обстоятельствами могут быть, по-видимому, только рождение несовершеннолетней 
ребенка или поздние сроки беременности.
     8. Что касается зарубежных стран, то во всех из них достижение вступающими 
в брак определенного возраста предусматривается в качестве обязательного условия 
заключения брака, однако регламентируется он по-разному. В большинстве случаев 
возраст вступления в брак колеблется между 16 и 18 годами и иногда устанавливается 
по-разному для мужчин и женщин. Обычно в тех случаях, когда возраст брачного 
совершеннолетия ниже возраста гражданского совершеннолетия (который в большинстве 
стран составляет 18 лет), требуется также получение родительского согласия, 
которое трактуется как самостоятельное условие заключения брака. Кроме того, 
в некоторых странах допускается снижение установленного в законе возраста 
вступления в брак по решению компетентного органа. Например, в Испании по 
решению министра юстиции может быть разрешено заключение брака несовершеннолетним, 
достигшим 14 лет. В Англии, наоборот, предусмотренный законом 16-летний возраст 
вступления в брак не может быть снижен ни при каких обстоятельствах.

Комментарий к статье 14 кодекса

     1. Комментируемая статья воспроизводит основные положения ст.16 КоБС. 
Она устанавливает препятствия к браку, т.е. обстоятельства, при наличии которых 
брак ни в коем случае не может быть зарегистрирован. В статье предусмотрено 
четыре таких препятствия.
     2. Брак не может быть заключен, если один из вступающих в брак уже состоит 
в зарегистрированном браке с другим лицом. Под зарегистрированным браком закон 
понимает брак, зарегистрированный в органах загса (и приравненные к нему случаи 
- см. комментарий к п.1 ст.10 СК). Лицо не считается состоящим в зарегистрированном 
браке, если он был расторгнут или прекращен (в случае смерти другого супруга 
или объявления его умершим) либо признан недействительным по иным основаниям 
в установленном законом порядке. Такое лицо при наличии документа, подтверждающего 
факт прекращения брака или признания его недействительным, вправе вступить 
в новый брак.
     Запрет на заключение брака с лицом, уже состоящим в другом зарегистрированном 
браке, вытекает из принципа единобрачия или моногамности брака, в соответствии 
с которым мужчина и женщина могут состоять в одно и то же время только в одном 
зарегистрированном браке.
     Принцип моногамии лежит в основе норм, регламентирующих вопросы заключения 
брака во всех странах западной цивилизации. Поэтому непременным условием заключения 
действительного брака в соответствии с законодательством этих стран является 
несостояние в другом браке. Полигамные браки имеют большое распространение 
в тех странах, где господствующей является мусульманская религия, причем даже 
в тех из них, где полигамия формально отменена.
     3. Российское законодательство устанавливает запрет на заключение брака 
между близкими родственниками. Комментируемая статья (в отличие от ст.16 КоБС) 
содержит исчерпывающий перечень таких лиц. К ним относятся: родители и дети, 
дедушка, бабушка и внуки, полнородные и неполнородные братья и сестры. В статье 
поясняется, что под неполнородными братьями и сестрами понимаются дети, имеющие 
общих либо отца, либо мать. СК не содержит запрета на браки сводных братьев 
и сестер, т.е. вообще не имеющих ни одного общего родителя. Также не препятствует 
заключению брака боковое родство более отдаленных степеней, например, двоюродное 
родство.
     Близкие родственные отношения являются препятствием к браку независимо 
от того, подтверждены они каким-либо документом или нет. Поэтому внебрачное, 
т.е. юридически не оформленное родство будет в равной степени препятствовать 
заключению брака.
     Запрет браков между близкими родственниками (кровосмесительных браков) 
существует во всех цивилизованных государствах и объясняется как физиологическими, 
так и моральными соображениями. Нормы права, запрещающие браки между близкими 
родственниками, в основном универсальны. В этот "запретный" перечень входят 
восходящие и нисходящие родственники и полнородные и неполнородные братья 
и сестры. Расхождения по преимуществу касаются запрещения (или, наоборот, 
разрешения) браков между двоюродными братьями и сестрами и другими боковыми 
родственниками. В ряде стран сохраняется запрет на брак лиц, состоящих в отношениях 
свойства, однако, как правило, в таких случаях допускается диспенсация (отступление 
от установленных законом условий).
     4. Поскольку отношения, возникающие в связи с усыновлением, приравниваются 
к отношениям, существующим между родственниками по происхождению (п.1 ст.137 
СК), в СК исходя из соображений морально-этического характера предусмотрен 
запрет также и на заключение брака между усыновителем и усыновленным. Этот 
запрет не распространяется на брак родственника усыновителя и усыновленного: 
такие лица вправе вступить в брак. Вместе с тем, несмотря на то, что формально 
усыновленные дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права 
по отношению к своим кровным родителям (п.2 ст.137 СК), биологическое родство 
остается, и факт состояния в кровнородственных отношениях продолжает служить 
препятствием к заключению между ними брака.
     Что касается норм зарубежного законодательства относительно запрета на 
брак усыновителя и усыновленного, то по этому поводу не существует единой 
позиции. В одних странах отношения по усыновлению являются безусловным препятствием, 
в других, наоборот, - не препятствуют заключению брака, в третьих - являются 
формальным препятствием, которое, тем не менее, может быть преодолено решением 
компетентного органа.
     5. Не может заключить брак также лицо, которое было признано в судебном 
порядке недееспособным. В соответствии с гражданским законодательством лицо 
может быть признано судом недееспособным, если оно вследствие психического 
расстройства не может понимать значения своих действий и руководить ими (п.1 
ст.29 ГК). Следовательно, такое лицо не может проявить сознательной воли и 
при вступлении в брак.
     Только установленная в предусмотренном законом порядке по правилам гражданского 
судопроизводства недееспособность (ст.258-263 ГПК) является абсолютным препятствием 
к заключению брака. Никакое душевное заболевание или расстройство психического 
здоровья, даже удостоверенное медицинскими документами, если оно не повлекло 
признание гражданина недееспособным, не может служит запретом к регистрации 
брака.
     Недееспособность лица должна быть установлена до регистрации брака. В 
противном случае она не может быть признана препятствием к браку, и, соответственно, 
брак не может быть признан впоследствии недействительным по этому основанию.
     Вместе с тем возможны ситуации, когда лицо, страдающее психическим расстройством, 
но не признанное еще судом недееспособным, вступает в брак. В таких случаях 
брак может быть в дальнейшем либо расторгнут на общих основаниях, либо признан 
недействительным по иску этого лица либо его опекуна (если оно будет признано 
недееспособным) из-за порока воли, т.е. по причине нарушения такого условия 
заключения брака, как добровольное согласие (см. п.1 ст.12 СК и комментарий 
к нему).
     Существующие в зарубежном законодательстве нормы, регламентирующие вопрос 
о возможности заключения брака лицом, страдающим психическим заболеванием, 
характеризуются неопределенностью и отсутствием четких ориентиров в определении 
степени серьезности душевного заболевания. В большинстве стран в таких случаях 
речь идет о возможности оспаривания брака вследствие порока воли, т.е. как 
заключенного с нарушением условия о добровольном согласии на заключение брака.
     6. Перечень обстоятельств, препятствующих заключению брака, который предусмотрен 
комментируемой статьей, является исчерпывающим. Никакие другие причины не 
могут служить препятствием для регистрации брака.

Комментарий к статье 15 кодекса

     1. Комментируемая статья впервые вводит в семейное законодательство институт 
медицинского обследования вступающих в брак лиц. Оно имеет целью определение 
состояния здоровья будущих супругов, выявление заболеваний, представляющих 
опасность для другого супруга и для будущего потомства, а также консультирование 
по вопросам планирования семьи. Такое обследование является строго добровольным 
и может быть проведено только с согласия самих вступающих в брак.
     Проведение обязательного медицинского обследования лиц, вступающих в 
брак, в настоящих условиях является совершенно нереальным, особенно с учетом 
недостаточной развитости сети соответствующих медицинских учреждений и отсутствия 
надлежащей медицинской аппаратуры, в результате чего невозможно обеспечить 
быстрое и легкодоступное обследование и консультирование. Одновременно это 
нарушило бы одно из основных прав граждан, необоснованно затруднив им процедуру 
регистрации брака.
     2. Органами, проводящими медицинские обследования и консультирование 
вступающих в брак лиц, могут быть любые государственные или муниципальные 
учреждения, имеющие соответствующих специалистов и правомочные проводить подобного 
рода обследования (районные, городские поликлиники, женские консультации, 
отделения при районных, городских больницах, медицинских институтах или центрах 
и т.п.).
     Медицинское обследование и консультирование лиц, вступающих в брак, может 
проводиться только бесплатно. Это вытекает из предусмотренного российским 
законодательством права каждого гражданина на бесплатные консультации по вопросам 
планирования семьи, наличия социально значимых заболеваний и заболеваний, 
представляющих опасность для окружающих, по медико-психологическим аспектам 
семейно-брачных отношений, а также на медико-генетические и другие консультации 
и обследования в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения 
с целью предупреждения возможных наследственных заболеваний у потомства (ст.22 
Основ законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" - ВВС РФ, N 33, ст.1318).
     Бесплатное медицинское обследование и консультирование лиц, вступающих 
в брак, проводятся в порядке реализации программы обязательного медицинского 
страхования (см. Закон РСФСР "О медицинском страховании граждан в РСФСР" от 
28 июня 1991 г. и Закон РФ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР 
"О медицинском страховании граждан в РСФСР" от 2 апреля 1993 г.).
     3. Конституция РФ (п.1 ст.23) гласит: "Каждый имеет право на неприкосновенность 
частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени". 
Пункт 2 комментируемой статьи СК направлен на то, чтобы при проведении медицинского 
обследования вступающих в брак лиц не были нарушены личные права каждого из 
них и не было допущено вмешательство во внутренние, сугубо интимные вопросы 
их частной жизни. С этой целью в СК предусматривается, что результаты обследования 
могут быть сообщены другому вступающему в брак только с согласия того лица, 
которое проходило обследование.
     Результаты обследования каждого из будущих супругов составляют медицинскую 
или врачебную тайну, которая определяется как "информация о факте обращения 
за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания 
и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении..." (ст.61 Основ 
законодательства РФ "Об охране здоровья граждан"). Это означает, что нарушение 
закрепленного в комментируемом пункте СК положения явится одновременно также 
нарушением врачебной тайны, предусмотренной названными выше Основами.
     Проведение медицинского обследования будущих супругов как своего рода 
дополнительная формальность при регистрации брака предусмотрено также законодательством 
ряда зарубежных стран. В частности, необходимость представления вступающими 
в брак лицами медицинского свидетельства предусмотрена во французском праве. 
Это условие направлено на информирование каждого из будущих супругов о его 
(ее) собственном состоянии здоровья. Результаты медицинского обследования 
не отражаются в самом свидетельстве, не сообщаются они также другой стороне. 
По французскому праву выполнение этого условия является обязательным.
     4. Само по себе наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции не является 
основанием, исключающим возможность регистрации брака. Только в том случае, 
если один из вступающих в брак скрыл от другого наличие у него указанных заболеваний, 
последний в дальнейшем вправе требовать признания брака недействительным. 
Основанием для обращения одного из супругов в суд с требованием признания 
брака недействительным является именно факт сокрытия другим супругом наличия 
у него венерического заболевания или ВИЧ-инфекции, передающихся, как правило, 
половым путем, а не сам факт наличия у него указанных болезней. Уголовное 
законодательство (ст.121, 122 УК) предусматривает уголовную ответственность 
за заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у 
него этой болезни, а что касается ВИЧ-инфекции, то уголовная ответственность 
предусматривается даже за заведомое поставление в опасность заражения другого 
лица, а не только за собственно заражение данной болезнью.
     Факт сокрытия одним из супругов наличия у него на момент регистрации 
брака венерического заболевания или ВИЧ-инфекции может доказываться любыми 
фактическими данными, признаваемыми доказательствами по правилам гражданского 
судопроизводства.
     Сокрытие одним из вступающих в брак лиц наличия у него какого-либо другого 
заболевания, даже представляющего опасность для окружающих или потомства, 
не является формальным поводом к постановке вопроса о признании брака недействительным.
     О порядке и последствиях признания брака недействительным - см. главу 
5 СК и комментарий к ней.

                       Глава 4. Прекращение брака

Комментарий к статье 16 кодекса

     1. Данная статья с некоторыми стилистическими изменениями воспроизводит 
ст.30 КоБС. В п.2 ст.16 СК термин "развод" заменен термином "расторжение брака", 
что затем последовательно проведено и по всем другим статьям СК в целях унификации 
терминологии. Следует, однако, иметь в виду, что оба эти термина обозначают 
идентичные понятия, адекватные друг другу.
     Закон не предоставляет супругам возможности выбора порядка расторжения 
брака: в суде или в загсе.
     Фактическое прекращение супружеских отношений без надлежащего оформления 
развода не влечет прекращения брака независимо от времени раздельного проживания 
супругов.
     2. Наиболее существенная новация в данной статье состоит в признании 
возможности расторжения брака по заявлению опекуна супруга, признанного судом 
недееспособным. Это правило вытекает из содержания ст.29, 31 и 32 ГК. По ранее 
действовавшим правилам никто кроме самих супругов не мог возбудить дела о 
расторжении брака.
     3. Прекращение брака вследствие смерти супруга или объявления его умершим 
(ст.45 ГК) специальной процедуры не требует. Достаточно представления в загс 
документа, удостоверяющего смерть супруга, или судебного решения об объявлении 
его умершим. Регистрация одного из этих событий дает право другому супругу 
вступить в новый брак.
     Во изменение ранее действовавшего правила в случае явки супруга, объявленного 
судом умершим, прекращенный вследствие этого брак может быть восстановлен 
загсом только по совместному заявлению супругов, т.е. если такое заявление 
не последует, предыдущий брак признается прекращенным (см. ст.26 СК и комментарий 
к ней).
     4. Смерть супруга или объявление его умершим и прекращение брака ликвидирует 
почти все возникшие в период брака взаимоотношения - общую собственность, 
право на содержание и др., сохраняя лишь некоторые из них (сохранение фамилии, 
наследство).
     5. В случае расторжения брака по заявлению одного или обоих супругов 
в суде или в органах загса равно прекращаются все существовавшие в браке правоотношения 
между ними, кроме взаимного алиментирования (см. гл.14 СК и комментарий к 
ней) и отношений, возникающих в связи с договорным режимом имущества супругов 
(см. гл.8 СК и комментарий к ней). По усмотрению супругов решается вопрос 
о сохранении приобретенной в браке фамилии (см. ст.32 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 17 кодекса

     1. Данная статья воспроизводит норму, содержавшуюся в КоБС, запрещающую 
мужу без согласия жены возбуждать дело в суде и обращаться за расторжением 
брака в органы загса, причем ограничивается только право мужа в указанных 
обстоятельствах. Жена же в этих случаях полностью сохраняет свое право на 
возбуждение дела о расторжении брака в любое время.
     Это правило применяется и тогда, когда ребенок родился мертвым или не 
дожил до года.
     Для возбуждения дела мужем, получившим согласие жены на развод, необходимо 
ее письменное подтверждение. Причем такое согласие может быть выражено как 
в самостоятельном, так и в совместном заявлении о разводе или же в виде надписи 
на заявлении мужа. Ограничение прав мужа произведено в законе в целях охраны 
здоровья матери и новорожденного ребенка (см. п.4 ст.1 СК и комментарий к 
нему).
     2. Если выясняется, что заявление мужа было принято к рассмотрению без 
согласия жены, производство по делу в суде прекращается. Это правило распространяется 
и на заявление мужа, поданное в загс.

Комментарий к статье 18 кодекса

     1. В отличие от предыдущей формулировки данной статьи в КоБС в ст.18 
СК перечень органов, производящих расторжение брака, начинается с органов 
загса, и только в случаях, предусмотренных ст.21-23 СК (см. комментарий к 
ним), дело идет в суд. Таким образом, СК в качестве основного порядка развода 
предусматривает процедуру в загсе, т.е. предоставляет больший простор свободному 
волеизъявлению супругов, бесконфликтному решению вопроса и лишь в наиболее 
сложных и ответственных ситуациях дело подлежит рассмотрению в суде (см. ст.21-23 
СК).
     Следует отметить, что, как показала практика, воспитательное значение 
судебной процедуры развода весьма невелико, она привлекает главным образом 
родственников и любопытствующих граждан. Процедура же в загсе при взаимном 
согласии супругов не требует специального рассмотрения обстоятельств, приведших 
к разводу, больших расходов и времени.
     2. Заявление супругов о расторжении брака, подлежащее разрешению в загсе, 
рассматривается и разрешается в органе загса по месту жительства супругов 
или при их взаимной договоренности - по месту жительства любого из них. Порядок 
проведения процедуры регистрации развода определяется правилами регистрации 
актов гражданского состояния.
     Органы загса не проводят выяснения обстоятельств дела, опроса свидетелей, 
рассмотрения доказательств.
     3. Судебный порядок расторжения брака установлен ст.21-23 СК, подсудность 
бракоразводных дел определяется нормами ГПК. При наличии обстоятельств, предоставляющих 
право супругам (указанным в ст.19 СК) решить дело о разводе в загсе, суд отказывает 
в принятии от них заявления.
     Расторжение брака в суде предоставляет возможность сторонам обжаловать 
его решение в вышестоящую инстанцию, допускает вмешательство в необходимых 
случаях прокурора, защищающего права несовершеннолетних или других нуждающихся 
в защите лиц.
     Развод супругов не может касаться отношений, существовавших до вступления 
этих лиц в брак, но не исключает продолжения целого ряда отношений, возникших 
в браке (судьба детей, алименты, имущество).
     Статьи СК, регулирующие в деталях порядок расторжения брака в суде и 
загсе, комментируются ниже.

Комментарий к статье 19 кодекса

     1. Пункт 1 данной статьи устанавливает для возможности производства развода 
в органах загса два условия: взаимное согласие обоих супругов на развод и 
отсутствие у них общих несовершеннолетних детей, включая усыновленных. Наличие 
у них не общих детей не является препятствием для рассмотрения дела о разводе 
в загсе. Согласие на развод в этих случаях должно быть выражено в письменной 
форме путем подачи совместного или двух раздельных заявлений. Эта норма носит 
императивный характер и исключает возможность обращения супругов с иском о 
расторжении брака в суд, кроме случаев, предусмотренных ст.21 СК (см. комментарий 
к ней). Отсутствие несовершеннолетних детей подтверждается предъявлением соответствующих 
документов (паспорта).
     Если до оформления развода один из супругов, подавших заявление, изменит 
свое первоначальное решение, расторжение брака возможно только через суд.
     2. Комментируемая статья предусматривает, кроме того, исключительный 
порядок производства развода в органах загса супругами, имеющими общих несовершеннолетних 
детей. В органах загса производится расторжение брака по заявлению одного 
из супругов, если другой супруг признан судом безвестно отсутствующим (ранее 
было: "в установленном законом порядке", что наводило на мысль о каком-то 
ином, кроме судебного, порядке). Порядок признания гражданина безвестно отсутствующим 
регулируется ст.42-44 ГК, предусматривающими, что безвестно отсутствующим 
судом может быть признан гражданин, если по месту его жительства в течение 
одного года нет сведений о месте его пребывания (ст.42 ГК). Орган опеки и 
попечительства назначает управляющего имуществом этого лица, из этого имущества 
выделяются средства на содержание лиц, которых он должен был содержать (ст.43 
ГК). И, наконец, возможна и отмена решения о признании лица безвестно отсутствующим 
в случае его явки и восстановление брака (см. ст.26 СК и комментарий к ней).
     3. В загсе расторгается брак и с лицом, признанным судом недееспособным 
(ранее было: "признан в установленном порядке недееспособным, вследствие душевной 
болезни или слабоумия"). Новая, облегченная формулировка, естественно, не 
меняет содержания этого условия, поскольку ГК дает соответствующее определение. 
От недееспособности следует отличать ограничение дееспособности, которое не 
может быть основанием для применения правил ст.19 СК. Для рассмотрения дела 
в загсе достаточно предъявления копии соответствующего решения суда.
     Недееспособность, являющаяся следствием нарушения возрастных ограничений 
вступления в брак, не может служить основанием для расторжения его по правилам 
настоящей статьи, поскольку в силу ст.21 ГК, вступая в брак до достижения 
18 лет, гражданин приобретает дееспособность в полном объеме.
     4. Третьим случаем, когда возможно расторжение брака в органах загса 
(даже при наличии общих несовершеннолетних детей), является осуждение другого 
супруга за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет. 
Это означает, что достаточно вступившего в законную силу приговора суда о 
лишении свободы одного из супругов на три и более лет для подачи другим супругом 
заявления в органы загса о разводе, причем каких-либо сроков подачи заявления 
здесь не установлено.
     За находящимся в местах лишения свободы или признанным недееспособным 
супругом сохраняется право при возникновении споров о детях, алиментах, имуществе 
возбудить самому или через представителя дело по этим спорам независимо от 
расторжения брака в органе загса, но уже в общегражданском порядке через суд, 
поскольку по правилам ст.20 СК споры, возникшие в подобных случаях, рассматриваются 
в судебном порядке.
     При подаче заявления о расторжении брака с лицами, указанными в п.2 ст.19 
СК, они (кроме лиц безвестно отсутствующих) или их представители должны быть 
своевременно извещены о возбуждении дела (см. комментарий к ст.20 СК).
     Ранее во всех этих случаях при возникновении споров дело о разводе подлежало 
рассмотрению в суде (ст.39 КоБС).
     5. Статьей 19 СК по сравнению с ранее действовавшим законодательством 
сокращен срок между подачей заявления о разводе и самим расторжением брака 
с выдачей свидетельства об этом органом загса с трех месяцев до одного месяца. 
Это нововведение позволяет уменьшить неоправданную задержку с решением вопроса 
о разводе, что нередко создавало значительные осложнения для принявших окончательное 
решение супругов.
     6. Порядок, условия и процедура регистрации расторжения брака и выдачи 
свидетельства об этом производится органами загса в соответствии с установленным 
для этого общим порядком регистрации актов гражданского состояния.
     За государственную регистрацию расторжения брака, включая выдачу свидетельства, 
при взаимном согласии супругов, не имеющих несовершеннолетних детей, взыскивается 
пошлина в двукратном размере минимального размера оплаты труда; за регистрацию 
расторжения брака с лицом, указанным в п.2 настоящей статьи - 20 процентов 
от минимального размера оплаты труда (п.2 ст.5 Закона о госпошлине от 31 декабря 
1995 г.).

Комментарий к статье 20 кодекса

     1. Комментируемая статья предусматривает судебный порядок разрешения 
споров, возникающих между супругами в случаях, когда расторжение брака между 
ними в соответствии со ст.19 СК производится непосредственно в органах загса.
     Суд решает такого рода споры отдельно, независимо от обращения супругов 
с заявлением о расторжении брака в органы загса. Споры о разделе имущества, 
выплате средств на содержание нетрудоспособного нуждающегося супруга, споры 
о детях рассматриваются судом в общегражданском порядке с участием представителя 
(опекуна) стороны, ограниченной в своей процессуальной дееспособности. О возбуждении 
дела ответчик должен быть извещен письменно.
     2. Рассмотрению такого рода споров не обязательно должно предшествовать 
расторжение брака с ответчиком в органах загса. По СК (ст.38) раздел имущества 
и решение других вопросов может быть произведено как в период брака, так и 
после его расторжения.
     Это правило еще раз подчеркивает право на внесудебный порядок расторжения 
брака супруга, практически оставшегося одиноким, через органы загса и оставляет 
вместе с тем гарантированную защиту интересов супругов или их наследников 
в судебном порядке. Вопросы, рассматриваемые судом, регулируются ст.24 СК.

Комментарий к статье 21 кодекса

     1. Наличие у супругов общих несовершеннолетних детей влечет за собой 
при возбуждении дела о расторжении брака рассмотрение его в суде в порядке, 
установленном ГПК для искового производства. Исключениями являются случаи, 
предусмотренные в п.2 ст.19 СК, когда вопрос о разводе, несмотря на наличие 
у супругов общих несовершеннолетних детей, решается в органах загса. В СК, 
в отличие от КоБС, подчеркивается, что речь идет именно об общих несовершеннолетних 
детях.
     2. Дело принимается к рассмотрению судом и в том случае, когда на расторжение 
брака не имеется согласия одного из супругов. Суд одновременно с расторжением 
брака может разрешить и все связанные с этим вопросы - о детях, имуществе, 
содержании. В случаях расторжения брака в органах загса (см. ст.19 СК) такие 
вопросы могут быть решены судом как до, так и после рассмотрения дела о разводе 
в загсе. Таким образом, суд рассматривает дела о расторжении брака в двух 
случаях: при наличии общих несовершеннолетних детей и при возражении против 
развода одного из супругов.
     3. Сложным представляется решение вопроса о передаче в компетенцию суда 
дела о разводе, когда один из супругов, прямо не возражая против предоставленного 
ему законом права расторгнуть брак в органах загса, уклоняется от подачи заявления 
в загс, не является на регистрацию или же совершает иные действия, препятствующие 
оформлению развода. Дело в таких случаях подлежит рассмотрению в суде. Другой 
супруг должен обратиться с иском к уклоняющемуся, представив необходимые свидетельства 
(документы) об умышленном уклонении ответчика от решения вопроса в загсе, 
практически об отсутствии его согласия на развод.
     4. Подача заявления ранее уклонявшимся супругом о его согласии на рассмотрение 
дела в загсе не останавливает начавшегося процесса в суде, поскольку со стороны 
данного супруга возможна новая затяжка дела о разводе и нарушение тем самым 
личных прав другого супруга, тем более, что причиной уклонения может быть 
и несогласие с расторжением данного брака вообще.
     Дело о разводе рассматривается в суде в открытом заседании, однако по 
просьбе супругов, когда затрагиваются интимные стороны их отношений, может 
быть проведено закрытое заседание.

Комментарий к статье 22 кодекса

     1. СК не дает перечня оснований, при наличии которых брак должен или 
может быть расторгнут, и повторяет ранее действовавшую законодательную формулировку 
о невозможности дальнейшей совместной жизни супругов и сохранения семьи. Введение 
подробного перечня оснований к расторжению брака практически весьма затруднительно, 
поскольку в каждом браке могут быть собственные причины разлада, и только 
сами супруги способны оценить их серьезность и достаточность для развода. 
Однако суд в процессе разбирательства дела должен в общей форме установить 
наличие указанной в законе ситуации в жизни супругов.
     Обычными в судебной практике основаниями для возбуждения дела о расторжении 
брака служат пьянство или алкоголизм супруга, жестокое обращение, длительное 
раздельное проживание, супружеская измена или наличие второй семьи, неспособность 
к деторождению и др.
     2. Настоящая статья предусматривает ситуации расторжения брака, когда 
один из супругов возражает против расторжения брака. Суд в этом случае принимает 
меры к возможному примирению супругов, к устранению указанных в заявлении 
и выявленных на заседаниях судом причин возникшего между супругами конфликта, 
проверяет, насколько серьезны поводы, приведшие к подаче заявления о расторжении 
брака одним из супругов. В процессе разбирательства дела или при подготовке 
дела к рассмотрению должен быть по возможности выяснен истинный характер взаимоотношений 
сторон для принятия мер к примирению супругов.
     Дело о расторжении брака рассматривается, как правило, с участием обоих 
супругов. Суд вправе рассмотреть дело в отсутствии супруга-ответчика, если 
сведения о причинах его неявки отсутствуют, либо если суд признает причины 
неявки неуважительными, либо если ответчик умышленно затягивает производство 
по делу (ст.157 ГПК).
     3. В судебном заседании должны быть выяснены действительные причины возбуждения 
дела о расторжении брака, поскольку они не всегда совпадают с указанными в 
заявлении мотивами развода. В результате судебное разбирательство может содействовать 
примирению супругов. Суд в этих целях принимает возможные меры и вправе по 
собственной инициативе или по просьбе одного или обоих супругов отложить разбирательство 
дела, назначив срок для возможного примирения супругов в пределах трех месяцев 
(ранее по КоБС - шесть месяцев). Практика показала, однако, что для окончательного 
решения супругами вопроса о разводе достаточно трех месяцев.
     Назначение срока для примирения разводящихся супругов производится судом 
в зависимости от фактических обстоятельств и обнаруженной в процессе разбирательства 
возможности ликвидации конфликта. Нижний срок откладывания дела не устанавливается. 
Если по истечении назначенного срока супруги помирятся, сообщат об этом в 
своем заявлении или вообще не явятся на заседание, дело в суде прекращается 
производством. При недостижении примирения суд по обращению истца продолжает 
разбирательство дела о расторжении брака и принимает решение.
     4. Существенной новеллой данной статьи является положение о том, что 
расторжение брака производится не только в случаях, когда суд признает, что 
меры по примирению супругов оказались безрезультатными, но и тогда, когда 
супруги (один из них) настаивают на расторжении брака, т.е. окончательное 
решение о сохранении или прекращении брачных отношений остается личным делом 
каждого из супругов. Эта норма исходит из смысла ст.1 СК, которой подтверждается 
свобода и добровольность брачного союза мужчины и женщины, а следовательно, 
и свобода расторжения этого союза, сопровождающаяся, естественно, достаточной 
защитой прав супругов и их детей.

Комментарий к статье 23 кодекса

     1. В случае, когда оба супруга, имеющие несовершеннолетних детей, согласны 
на расторжение брака, оно тем не менее производится в судебном порядке в целях 
защиты прав и интересов детей. При этом мотивы, по которым супругами возбуждено 
дело о разводе, судом не выясняются. Это относится и к супругам, чей иск в 
суд вызван уклонением одного из них от расторжения брака через органы загса.
     2. Соглашение о порядке выплаты средств на содержание детей должно отвечать 
требованиям норм гл.16 СК (см. комментарий к ней). Соглашение о том, с кем 
из родителей после расторжения брака будут проживать их несовершеннолетние 
дети, может быть выражено в любой письменной форме (в том числе и путем отражения 
достигнутого соглашения в исковом заявлении) и должно исходить из интересов 
детей и учитывать их мнение (см. ст.65 СК и комментарий к ней). Если соглашения 
о детях отсутствуют или нарушают их интересы, суд после исследования обстоятельств 
дела должен принять меры к защите интересов детей (см. ст.24 СК и комментарий 
к ней).
     3. Срок в один месяц со дня подачи супругами заявления в суд о расторжении 
брака до его расторжения судом ограничивает только возможность более раннего 
рассмотрения дела и равен сроку, установленному для регистрации развода в 
органах загса (см. ст.19 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 24 кодекса

     1. Соглашение между супругами, представляемое на рассмотрение суда, должно 
отвечать требованиям, предъявляемым к договорам ст.420-422 ГК: о свободе заключения 
договоров и соответствия их положений действующему законодательству. В нем 
нельзя отступать от норм СК, направленных на защиту алиментных и имущественных 
прав и интересов детей и супругов.
     2. В случае, когда соглашения не имеется или в нем нарушены интересы 
детей или одного из супругов, суд на основании данных, полученных в судебном 
заседании, и представленных доказательств обязан в числе других вопросов определить, 
с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода. 
При этом суд исходит только из интересов ребенка, причем при решении вопроса 
о его проживании учитывается мнение ребенка, достигшего 10 лет (см. ст.57 
и 65 СК и комментарий к ним).
     3. Решая вопрос о расторжении брака, суд обязан определить, с кого из 
родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на детей. Причем, если 
дети проживают с одним родителем, другой должен платить алименты по правилам 
гл.13 СК (см. комментарий к ней). Если же дети проживают и остаются проживать 
с каждым родителем, суд должен определить размер алиментов с одного родителя 
в пользу другого, менее обеспеченного.
     Если на момент рассмотрения дела о расторжении брака дети находятся у 
третьих лиц (дедушки, бабушки, других родственников), то спор о передаче ребенка 
одному из родителей должен решаться в порядке предъявления самостоятельного 
иска.
     4. Важным положением данной статьи является обязанность суда по требованию 
супруга, имеющего право на получение содержания от другого супруга, определить 
размер этого содержания. В этих целях суд должен установить наличие обстоятельств, 
свидетельствующих о его праве. Сюда входят: нетрудоспособность, нуждаемость 
истца, наличие необходимых средств у ответчика. Кроме того, по правилам ст.89 
и 90 СК (см. комментарий к ним) супруги имеют право на алименты и в ряде других 
случаев. Нормы, определяющие размер алиментов на бывшего супруга, содержатся 
в гл.14 СК. Рассмотрение вопроса об алиментах возможно только по требованию 
супруга, имеющего право на алименты.
     5. По требованию (ранее - по просьбе) супругов (одного из них) суд обязан 
произвести раздел имущества, находящегося в их совместной собственности. Иск 
о разделе имущества в бракоразводном процессе может быть заявлен как одним 
из супругов, так и обоими. Положения об имуществе супругов, законном и договорном 
режиме этого имущества, правилах его раздела содержатся в ст.39, 40, 48 и 
49 СК (см. комментарий к ним).
     6. В случае, если раздел имущества супругов затрагивает интересы третьих 
лиц, суд вправе выделить требование о разделе имущества в отдельное производство. 
Причем такое требование может быть предъявлено как одним из супругов, так 
и третьим лицом. Требования касаются, главным образом, собственности на недвижимость, 
автомашины и в настоящее время - на акции, вклады и другое аналогичное имущество.
     Следует обратить внимание на то, что в формулировке данной статьи опущен 
термин "общее" имущество (п.3), в п.1 указание на "общее" имеется. Следует 
понимать, что формула "общее имущество" сохраняет свою силу.
     Расторжение брака прерывает отношения между супругами, не связанные с 
интересами третьих лиц. Это обусловило возможность выделения требования о 
разделе имущества в отдельное производство, тем более, что имущественные вопросы, 
как правило, довольно сложны и рассмотрение их практически может необоснованно 
затягивать процесс расторжения брака.

Комментарий к статье 25 кодекса

     1. Брак, расторгнутый в загсе, считается прекращенным со дня регистрации 
расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния. Так же 
решался этот вопрос в КоБС. Основаниями для регистрации развода в загсе служат: 
совместное заявление супругов, заявление одного из супругов, если другой супруг 
признан в установленном законом порядке безвестно отсутствующим, недееспособным 
или же осужден к лишению свободы на срок свыше трех лет (см. ст.19 СК и комментарий 
к ней).
     Документами, которые необходимо представить в заверенных копиях в соответствующих 
случаях в орган загса, являются:
     - решение суда о признании супруга безвестно отсутствующим;
     - решение суда о признании супруга недееспособным;
     - вступивший в законную силу приговор суда об осуждении супруга к лишению 
свободы на срок свыше трех лет.
     2. В отличии от ранее действующего законодательства моментом прекращения 
брака при расторжении его в суде является момент вступления решения суда в 
законную силу (п.1 ст.25). Согласно КоБС (ст.40) прекращение брака при его 
расторжении как в органе загса, так и в суде происходило только после регистрации 
развода в книге регистрации актов гражданского состояния. Это порождало правовую 
неопределенность, т.к. срок, в течение которого супруги, получившие решение 
суда о разводе, могли зарегистрировать развод в органах загса, был неограничен. 
Установленный ст.345 ГПК трехлетний срок для принудительного исполнения судебных 
решений не применялся по делам о расторжении брака (см. Комментарий к КоБС, 
ст.79). После вынесения решения суда о разводе каждый из супругов в любой 
момент мог получить свидетельство о разводе. При этом другой супруг даже не 
ставился об этом в известность. Брак формально существовал, но в весьма нестабильной 
и неопределенной форме, что приводило к существенному ущемлению прав и интересов 
супругов (одного из них).
     Установленный п.1 ст.25 СК момент прекращения брака распространяется 
на браки, расторгнутые в суде после 1 мая 1996 г. Браки, расторгнутые до 1 
мая 1996 г., считаются прекращенными со дня государственной регистрации расторжения 
брака в книге регистрации актов гражданского состояния (п.3 ст.169 СК).
     3. В соответствии со ст.47 ГК расторжение брака подлежит государственной 
регистрации в органах загса. В случаях расторжения брака в суде она носит 
удостоверяющий характер и не входит в состав юридических фактов, необходимых 
для прекращения брака. После вступления решения суда в законную силу суд в 
течение 3-х дней направляет выписку из этого решения в органы загса для регистрации 
развода в книге регистрации актов гражданского состояния. Однако для бывших 
супругов регистрация расторжения брака имеет правовое значение: без получения 
свидетельства о расторжении брака они не вправе вступить в новый брак (п.2 
ст.25 СК).
     4. За государственную регистрацию расторжения брака взимается государственная 
пошлина в соответствии со ст.2 Закона о госпошлине.

Комментарий к статье 26 кодекса

     1. Правила настоящей статьи серьезно меняют ранее существовавший порядок. 
Явка или обнаружение места пребывания лица, объявленного судом умершим или 
безвестно отсутствующим, влечет за собой отмену соответствующего решения суда. 
Безвестно отсутствующим по ст.42 ГК может быть признан супруг, если в течение 
одного года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. На 
основании нового решения суда аннулируется актовая запись о смерти лица, объявленного 
умершим.
     Брак может быть восстановлен только по совместному заявлению обоих супругов. 
Таким образом, необходимо наличие следующих фактов: явки супруга (обнаружения 
места его пребывания), судебного решения, отменяющего прежнее решение, и совместного 
заявления супругов о желании восстановить брак.
     2. Данное правило введено в связи с тем, что автоматическое восстановление 
брака возможно было и через длительный период времени, что причиняло вред 
другому супругу. Теперь требуется его согласие на восстановление брака.
     Брак восстанавливается при условии, что другой супруг не вступил в новый 
брак (п.2 ст.26 СК). Восстановление происходит автоматически, каких-либо формальных 
действий, кроме подачи совместного заявления, супруги совершать не должны.

                    Глава 5. Недействительность брака

Комментарий к статье 27 кодекса

     1. Презумпция действительности брака, установленная регистрацией его 
заключения в органе загса, может быть опровергнута только решением суда и 
только по основаниям, предусмотренным в законе. Регулированию этих вопросов 
и посвящена комментируемая статья. Она устанавливает основания для признания 
брака недействительным (п.1), порядок такого признания (п.2-3), а также определяет 
момент, с которого брак признается недействительным (п.4).
     2. Перечень оснований, при установлении которых судом брак признается 
недействительным, является исчерпывающим (п.1 комментируемой статьи) и расширительному 
толкованию не подлежит. Нарушение каких-либо иных требований, в частности, 
процедуры регистрации заключения брака (регистрация брака до истечения месячного 
срока, органом загса не по установленному законом месту регистрации брака 
и т.п.) не является основанием для признания брака недействительным.
     Установленные п.1 комментируемой статьи правовые основания для признания 
брака недействительным условно можно разбить на несколько групп:
     а) нарушение установленных законом условий заключения брака (см. ст.12-13 
и комментарий к ним). Брак может быть признан недействительным, если был заключен:
     при отсутствии взаимного добровольного согласия на заключение брака;
     без разрешения органов местного самоуправления лицом (лицами), не достигшими 
брачного возраста;
     б) наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению 
(см. ст.14 СК и комментарий к ней). Брак может быть признан недействительным, 
если был заключен:
     лицом (лицами), уже состоящим в другом не расторгнутом зарегистрированном 
браке;
     между близкими родственниками;
     между лицами, находящимися в отношениях усыновителя и усыновленного;
     лицом (лицами), признанными судом недееспособными вследствие психического 
расстройства;
     в) сокрытие одним из вступающих в брак от другого наличия у него венерического 
заболевания или ВИЧ-инфекции (см. п.3 ст.15 СК и комментарий к нему);
     г) фиктивность брака (см. п.1 комментируемой статьи).
     3. Поскольку брак - добровольный союз мужчины и женщины, а его заключение 
- правомерное юридическое действие, воле вступающих в брак придается особое 
значение. Взаимное согласие вступающих в брак признано конститутивным условием 
его заключения (см. ст.12 и комментарий к ней). Свобода воли вступающих в 
брак выражается в том, что они сознательно и добровольно принимают решение 
о заключении брака, и притом с определенным лицом. Поэтому вступающие в брак 
должны осознавать не только значение совершаемых действий (подача заявления, 
регистрация брака), но и правовые последствия, порождаемые заключением брака, 
и желать их наступления. Порядок заключения брака в органах загса (см. ст.11 
и комментарий к ней) обеспечивает выявление подлинной воли вступающих в брак, 
однако не исключает наличие порока воли при его заключении. Эти обстоятельства 
являются нарушением принципа добровольности брака (см. ст.1 и 12 СК и комментарий 
к ним) и влекут его недействительность. Причины и формы, в которых проявляется 
разрыв между волеизъявлением и подлинной волей, могут быть различные. Брак 
может быть признан недействительным, когда воля была неполноценной (вследствие 
своего состояния лицо в момент регистрации брака не понимало значение своих 
действий и не могло руководить ими) или порочно сформировавшейся (заблуждение, 
обман), либо выражение воли не соответствовало действительной воле вступающих 
в брак или одного из них (принуждение).
     4. Оценка судом действенности принуждения, заблуждения или обмана чрезвычайно 
сложна. СК не дает юридических признаков этих факторов, перечисляя их только 
как возможные пороки воли в ст.28 СК, определяющей круг истцов по данной категории 
дел (см. комментарий к ней). В соответствии со ст.5 СК (см. комментарий к 
ней) при их оценке судом возможно применение по аналогии норм ГК, касающихся 
недействительности сделок, имеющих порок воли (см. ст.178, 179 ГК). С учетом 
этих норм и исходя из специфики семейных отношений (см. ст.3 и комментарий 
к ней) можно придти к следующим выводам.
     Принуждение к заключению брака следует констатировать, если лицо выразило 
согласие на заключение брака под воздействием физического или психического 
насилия или под угрозой применения такого насилия. Принуждение может исходить 
не только от другого лица, вступающего в брак, но и от других лиц, как действующих 
в его интересах, так и преследующих свои личные цели (например, отец побоями 
принуждает молодую девушку выйти замуж за немолодого, но состоятельного и 
влиятельного человека, преследуя цель получить материальные и иные выгоды 
для себя и членов своей семьи). Брак может быть признан недействительным, 
если он был заключен по принуждению другими лицами обоих супругов. Насилие 
или угроза его применения с целью принуждения к вступлению в брак может касаться 
не только лица, с которым хотят заключить брак, но и его близких (отца, матери 
и т.д.).
     Заблуждение при заключении брака имеет место тогда, когда у лица, вступающего 
в брак, сложилось ошибочное представление об обстоятельствах, имеющих существенное 
значение для заключения брака. Заблуждение относительно мотивов брака не имеет 
существенного значения, а следовательно, на действительность брака влияния 
не оказывает. Оно должно касаться не мотивов заключения брака (считала, что 
он любит меня, а он преследовал корыстные цели), а личности другого супруга, 
его физической идентификации (брак заключается не с тем лицом) или характера 
совершаемого акта (лицо в силу глухонемоты не осознает, что регистрируется 
брак). И в том и в другом случае воля лица подвергается серьезному искажению 
и не может быть признана юридически значимой. Заблуждение относительно личных 
качеств другого супруга (характер, вредные привычки и т.д.) во внимание приниматься 
не должны. Еще в 1949 г. известный специалист в области семейного права Г.М.Свердлов 
в своей работе "Брак и развод" правильно отмечал, что "при заключении брака 
речь идет о двух субъектах права, которые выступают друг перед другом во всей 
сложной совокупности, множественности и многообразии всех своих личных качеств 
- физических, нравственных, психологических. И тщетно было бы пытаться установить 
в конкретном случае заблуждение в каком-нибудь одном, двух или даже нескольких 
свойствах другого лица, поскольку за пределами этих свойств, относительно 
которых имело место заблуждение, остается еще много других свойств и качеств, 
которые в достаточной мере могут обосновать необходимость сохранения брака" 
(Свердлов Г.М. Брак и развод. M.-Л., 1949, с.58-59). Из этих же положений 
исходит в основном законодательная и судебная практика зарубежных стран (Англии, 
Франции, Польши и др.).
     На практике могут встречаться и случаи заключения брака вследствие обмана. 
Обман следует рассматривать как намеренное введение в заблуждение лица, вступающего 
в брак, другим с целью заключения с ним брака. Обман может выражаться как 
в сообщении ложных сведений, так и в умолчании о фактах, имеющих решающее 
значение для выражения согласия на заключение брака (например, лицо сознательно 
выдает себя за другого).
     При оценке влияния заблуждения, обмана или принуждения на принятие решения 
о вступлении в брак всегда должен применяться только субъективный критерий. 
Необходимо выяснить, как эти обстоятельства повлияли на данное конкретное 
лицо.
     5. К нарушению принципа добровольности относится и заключение брака хотя 
и с дееспособным лицом (о заключении брака с недееспособным лицом см. п.10 
комментария к данной статье), но которое в силу своего состояния в момент 
заключения брака не могло отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, 
т.е. по существу не выразило своего согласия на вступление в брак. В судебной 
практике такие дела встречаются крайне редко, но практика их рассмотрения 
судом весьма устойчива. В п.19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 
23 февраля 1973 г. N 3 (в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1979 
г. N 11) "О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса 
о браке и семье РСФСР" судам разъяснено, что "поскольку ст.43 КоБС предусматривает 
в числе оснований признания брака недействительным отсутствие взаимного согласия 
лиц, вступающих в брак (ст.15 КоБС), судам следует иметь в виду, что брак 
признается недействительным, если согласие на его заключение дано лицом, которое 
в то время в силу болезненного состояния не могло отдавать отчет в своих действиях 
и руководить ими, а по выздоровлении не продолжало супружеских отношений" 
(Сборник постановлений, с.17).
     Неспособность понимать значение своих действий и руководить ими должна 
иметь место только в момент регистрации заключения брака (см. ст.11 и комментарий 
к ней). Причины такого состояния дееспособного лица могут быть различными: 
нервное потрясение, психическое расстройство или иное заболевание, физическая 
травма, алкогольное и наркотическое опьянение и т.д. Для доказывания этих 
обстоятельств недостаточно свидетельских показаний, должны быть представлены 
документы, их подтверждающие, а в случае необходимости судом назначается экспертиза.
     6. Брак, заключенный с несовершеннолетним лицом (т.е. не достигшим 18 
лет), которому в порядке, установленном п.2 ст.13 СК (см. комментарий к ней), 
не было дано разрешение на брак до достижения брачного возраста, может быть 
признан недействительным лишь в тех случаях, когда этого требуют интересы 
несовершеннолетнего супруга, а также при наличии его согласия на признание 
его брака недействительным (см. ст.29 СК и комментарий к ней).
     7. Вступление во второй брак без прекращения предыдущего является нарушением 
не только прямого запрета ст.14 СК, но основополагающего принципа семейного 
права - моногамии (единобрачия), закрепленного в ст.1 СК (см. комментарий 
к ней). Однако среди дел о признании брака недействительным такие дела составляют 
до 90%. Во всех случаях признается недействительным второй брак. Брак по этому 
основанию может быть признан действительным, если до рассмотрения дела судом 
предыдущий брак прекращен или признан недействительным (см. ст.29 СК и комментарий 
к ней).
     8. Признание брака недействительным при наличии близкого родства в судебной 
практике почти не встречается. Это в значительной степени объясняется тем, 
что закон устанавливает очень ограниченные степени родства, препятствующие 
заключению брака. Правовое значение придается прямому родству любой степени, 
а боковому - лишь второй степени (полнокровные и неполнокровные братья и сестры). 
Это правило распространяется и на лиц, состоящих во внебрачном родстве. Наличие 
кровного родства является безусловным основанием для признания брака недействительным. 
Такой брак не может быть санирован (признан действительным) ни при каких обстоятельствах 
(см. ст.29 и комментарий к ней).
     По соображениям этического характера закон запрещает браки между усыновителем 
и усыновленным. Поэтому если усыновление не отменено в установленном законом 
порядке (см. ст.140-144 и комментарий к ним), такой брак признается недействительным.
     9. Недееспособность лица, которая является в силу закона препятствием 
к вступлению в брак, а также основанием для признания недействительным заключенного 
с ним брака (если он все же был заключен), должна быть установлена судом. 
В соответствии с п.1 ст.29 ГК основанием для признания гражданина недееспособным 
является расстройство его психики (наличие душевного заболевания или слабоумия) 
и последствия, которые повлекло такое расстройство: лицо либо не понимает 
значение своих действий, либо понимает, но не может ими руководить. Заключенный 
с таким лицом брак признается судом недействительным. Однако такой брак может 
быть признан действительным, если лицо выздоровело, признано судом дееспособным 
(п.3 ст.29 ГК) и согласно продолжать супружеские отношения (см. ст.29 СК и 
комментарий к ней).
     10. За исключением психического расстройства, приведшего к признанию 
данного лица судом недееспособным, наличие у вступающих в брак каких-либо 
иных заболеваний не является законным препятствием к его заключению. Лица, 
желающие вступить в брак, по своему усмотрению решают вопрос о заключении 
брака и в тех случаях, когда у них имеются заболевания, которые могут неблагоприятно 
отразиться как на самих супругах, так и на их потомстве. С целью выявления 
таких заболеваний ст.15 СК (см. комментарий к ней) предусматривает добровольное 
бесплатное медицинское обследование лиц, вступающих в брак. Основанием для 
обращения одного из супругов в суд с требованием о признании брака недействительным 
является не наличие у другого венерического заболевания или ВИЧ-инфекции, 
а только сам факт сокрытия их наличия. Это обусловлено тем, что эти заболевания 
передаются чаще всего половым путем, а заражение или поставление в опасность 
заражения только данными заболеваниями является уголовно наказуемым деянием 
(ст.121, 122 УК).
     11. Определение понятия фиктивности брака дано в самом законе. Фиктивным 
признается брак, заключенный без намерения создать семью (п.1 комментируемой 
статьи). Согласие на заключение фиктивного брака не выражает подлинной воли 
сторон. Стороны преследуют цель заключения брака только для формы, без намерения 
фактически установить семейные отношения. Целью регистрации такого брака является 
получение каких-либо прав и преимуществ, вытекающих непосредственно из самого 
факта регистрации (права на жилую площадь, права на пенсию и получение наследства 
после смерти "супруга" и т.п.). В этих случаях легальные средства (наличие 
"брака") используются для незаконного получения определенных прав, порождаемых 
другими правоотношениями (например, жилищными), но не семейными.
     Не следует, однако, смешивать фиктивный брак с браком, заключенным из 
корыстных побуждений. Брак "по расчету" всегда осуждался обществом с морально-этических, 
нравственных позиций. Но тем не менее это не означает, что он может быть признан 
недействительным. Такой брак отличается от фиктивного тем, что воля сторон 
(или одной из них) направлена не только на получение определенных преимуществ, 
связанных с состоянием в браке, но и на установление прав и обязанностей супругов.
     В отличие от КоБС в п.1 комментируемой статьи нашло свое законодательное 
закрепление положение, выработанное судебной практикой: фиктивным может быть 
признан брак не только в том случае, когда оба лица зарегистрировали его без 
намерения создать семью, но и когда один из них действовал таким образом, 
а другой считал, что регистрация брака имеет своей целью действительный брак.
     Фиктивный брак означает, что на самом деле никакого брака не существовало, 
была лишь видимость (фикция) брака. Поэтому брак может быть признан фиктивным 
лишь при условии, если супруги (один из них) не только не имели намерения 
создать семью в момент регистрации брака, но и фактически не вступили между 
собой в отношения, характерные для супругов (см. ст.29 СК и комментарий к 
ней).
     12. От недействительного брака следует отличать несостоявшийся брак. 
Хотя институт несостоявшегося брака СК прямо не предусмотрен, но он косвенно 
вытекает из норм, регулирующих заключение брака. Несостоявшиеся браки являются 
результатом нарушения основных правил регистрации заключения брака. Они не 
нуждаются в признании их судом недействительными, т.к. их в юридическом смысле 
не было. Для несостоявшихся браков характерно, что о регистрации брака "супруги" 
или один из них обычно узнают лишь после того, как она была произведена. В 
частности, брак следует считать несостоявшимся, если при регистрации брака 
один из вступающих в брак вовсе не присутствовал или хотя и присутствовал, 
но отказался от заключения брака; если брак заключен не лично, а через уполномоченное 
лицо. Если при наличии таких обстоятельств брак все же был зарегистрирован 
в загсе, следует предъявить иск об аннулировании произведенной актовой записи 
о браке.
     13. Вопрос о наличии или отсутствии обстоятельств, при которых брак признается 
недействительным, может быть решен только на основании тщательного рассмотрения 
и исследования доказательств, подтверждающих указанные обстоятельства. Кроме 
того, признание брака недействительным предполагает не просто констатацию 
определенных фактов, при наличии которых он "признает" брак недействительным, 
но и установление обстоятельств, которые могут повлечь его санацию (оздоровление) 
- см. ст.29 СК и комментарий к ней. Решить эти непростые вопросы может только 
суд. Как и ранее КоБС, пункт 2 комментируемой статьи устанавливает, что призвание 
брака недействительным производится только судом независимо от оснований его 
недействительности. Без вступления в законную силу решения суда никто не вправе 
ссылаться на недействительность брака, даже при представлении доказательств 
незаконности его заключения.
     14. Действующее законодательство не устанавливает для дел о признании 
брака недействительным какого-либо особенного производства. Поэтому к ним 
должны применяться положения ГПК, устанавливающие правила рассмотрения дел 
в порядке искового производства. СК определяет только круг лиц, которые вправе 
предъявить такой иск (см. ст.28 и комментарий к ней).
     В соответствии со ст.9 СК (см. комментарий к ней) на иски о признании 
брака недействительным исковая давность не распространяется. Исключение составляют 
только случаи, когда один из вступающих в брак скрыл от другого наличие у 
него венерического заболевания или ВИЧ-инфекции (см. п.3 ст.15 и комментарий 
к нему). Действительность такого брака, заключенного до введения в действие 
СК (до 1 марта 1996 г.), может быть оспорена в течение одного года с момента 
введения СК в действие.
     Положения ст.27-30 СК о признании брака недействительным должны применяться 
ко всем делам о признании брака недействительным, не рассмотренным до 1 марта 
1996 г.
     15. При признании судом брака недействительным должна быть аннулирована 
актовая запись о регистрации заключения брака с тем, чтобы цель такого признания 
была полностью достигнута. Для обеспечения своевременного аннулирования актовой 
записи п.3 комментируемой статьи предусматривает обязанность суда оповестить 
об этом орган загса в течение трех дней со дня вступления в законную силу 
решения суда о признании брака недействительным. Выписка (или копия) из этого 
решения направляется судом в орган загса по месту государственной регистрации 
заключения брака.
     16. В отличие от расторжения брака (см. ст.25 СК и комментарий к ней) 
в пункте 4 комментируемой статьи установлено, что недействительным брак признается 
не со дня вынесения судом решения, а со дня его заключения. Решение суда имеет 
обратную силу и лишает такой брак правового значения со дня его государственной 
регистрации в органах загса (см. ст.10 СК и комментарий к ней). Это означает, 
что никаких прав и обязанностей супругов между лицами, вступившими в такой 
брак, не возникает, за исключением случаев, предусмотренных ст.30 СК (см. 
комментарий к ней).
     Поскольку брак, признанный недействительным, считается вообще не существовавшим, 
состоявшие в нем лица при вступлении в новый брак не должны указывать, что 
они ранее состояли в браке.

Комментарий к статье 28 кодекса

     1. Комментируемая статья устанавливает круг лиц, которые могут обратиться 
в суд с иском о признании брака недействительным. Ранее действующее законодательство 
определяло круг таких лиц независимо от основания недействительности брака. 
По общему правилу, закрепленному в ст.44 КоБС, требовать такого признания 
вправе были как лица, состоящие в таком браке (независимо от их добросовестности 
при заключении брака), так и любые лица, права которых были нарушены заключением 
брака, а также орган опеки и попечительства или прокурор. Ограниченный круг 
лиц был установлен только для требований о признании недействительным брака, 
заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста (ст.45 КоБС). Такой подход 
законодателя в большинстве случаев приводил к нарушению прав супругов, когда 
они не считали нужным сами предъявлять иск о недействительности брака (при 
пороках воли, фиктивности брака на момент его заключения и т.д.). В отличие 
от КоБС СК конкретизирует круг возможных истцов применительно к каждому основанию 
недействительности брака и выделяет этот вопрос в отдельную статью.
     2. В законе (абз.1 п.1 комментируемой статьи) дан исчерпывающий перечень 
лиц, которым предоставлено право на иск о признании брака недействительным 
в случаях вступления в брак несовершеннолетних лиц без надлежащего разрешения 
(см. ст.13 СК и комментарий к ней). Смысл норм о признании таких браков недействительными 
заключается в том, что закон охраняет интересы несовершеннолетнего супруга. 
Поэтому в круг возможных истцов включены сам несовершеннолетний супруг, а 
также лица и органы, которые по закону обязаны защищать права и интересы несовершеннолетних 
- их законные представители (родители, усыновители, опекуны или попечители, 
приемные родители), а кроме того, органы опеки и попечительства и прокурор. 
Другой супруг и иные заинтересованные лица не вправе обращаться с подобным 
требованием.
     В тех случаях, когда несовершеннолетний супруг достиг совершеннолетия 
(брачного возраста), никто кроме него самого не вправе оспаривать действительность 
брака, т.к. в данных случаях больше нет препятствий к его существованию. Ранее 
КоБС предоставлял такое право и прокурору.
     3. В случае наличия порока воли при вступлении в брак (абз.2 п.1 комментируемой 
статьи) право на предъявление иска предоставлено только добросовестному "потерпевшему" 
супругу (заблуждавшемуся, обманутому и т.д.), ибо порок воли, имеющийся у 
одной из сторон (или обеих сторон) при заключении брака, впоследствии может 
быть покрыт ее свободным и добровольным желанием продолжать брак. При этом 
условии никакому третьему лицу не может быть позволено навязывать супругам 
свою волю, добиваясь аннулирования брака (признания недействительным). Статья 
27 СК предоставляет в этих случаях право на предъявление таких требований 
к прокурору. Но если "потерпевшая" сторона будет возражать против признания 
брака недействительным, заявление прокурора не может быть удовлетворено.
     4. Иск о признании недействительным брака, заключенного при наличии препятствий 
к вступлению в брак (см. ст.14 СК и комментарий к ней), может быть предъявлен: 
при двоебрачии - добросовестным супругом (т.е. супругом, не знавшим о состоянии 
своего супруга в другом браке), супругом по предыдущему браку или прокурором; 
при наличии близкого родства и при браке между усыновителем и усыновленным 
- каждым из супругов или прокурором; при браке с недееспособным лицом - добросовестным 
супругом, недееспособным супругом (только при выздоровлении и восстановлении 
его дееспособности судом), опекуном недееспособного лица, органом опеки и 
попечительства или прокурором.
     Под другими лицами, права которых нарушены заключением таких браков, 
следует понимать детей, братьев и сестер и других родственников супругов, 
претендующих на получение наследства, пенсии и т.д.
     5. По сравнению с ранее действовавшим законодательством ст.28 СК значительно 
сужен круг лиц, наделенных правом требовать признания недействительным фиктивного 
брака. Такое право предоставлено только прокурору и тому из супругов, который 
не знал, что лицо, вступившее с ним в брак, заключило его без намерения создать 
семью. Тот же из супругов, который не имел намерения создать семью, сам не 
вправе требовать признания брака недействительным (см. обоснование этой позиции 
применительно к "потерпевшим супругам" - п.3 комментария к данной статье).
     6. Предъявить иск о признании брака недействительным в тех случаях, когда 
один из супругов скрыл при вступлении в брак от другого наличие у него венерического 
заболевания или ВИЧ-инфекции (см. п.3 ст.15 СК и комментарий к ней), вправе 
только добросовестный, по существу обманутый супруг (см. обоснование этой 
позиции применительно к "потерпевшим" супругам - п.3 комментария к данной 
статье).
     7. Независимо от того, кем предъявлен иск о признании недействительным 
брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста, а также с лицом, 
признанным судом недееспособным, суд обязан привлечь к участию в деле орган 
опеки и попечительства, который в соответствии с законом (ст.31 и 34 ГК) осуществляет 
функции по защите прав недееспособных и несовершеннолетних лиц. Этот орган 
должен дать заключение о том, будет ли признание брака недействительным соответствовать 
интересам этих лиц. Такое заключение должно быть предоставлено в суд и в тех 
случаях, когда иск о признании брака недействительным предъявляется самим 
органом опеки и попечительства.

Комментарий к статье 29 кодекса

     1. При наличии обстоятельств, предусмотренных в ст.29 СК, недействительный 
брак может быть признан действительным, т.е. санирован (оздоровлен). В п.1 
комментируемой статьи сформулировано общее правило: недействительный брак 
может быть санирован, если условие, при наличии которого брак признается недействительным 
(см. комментарий к ст.27 СК), отпало. Отпадение этих условий само по себе 
не влечет санирования брака, а лишь дает суду право признать брак действительным 
и отказать в иске о признании его недействительным.
     2. Санирование недействительного брака возможно в случаях его заключения: 
с нарушением условий о брачном возрасте - если супруг достиг совершеннолетия; 
с недееспособным лицом - если это лицо выздоровело и восстановлено судом в 
дееспособности; с нарушением добровольности его заключения (при пороке воли) 
- если "потерпевшая сторона" впоследствии добровольно выражает согласие с 
этим браком; при наличии другого брака - если предыдущий брак прекращен или 
признан недействительным; при наличии отношений по усыновлению - если усыновление 
отменено судом.
     Санирование брака невозможно при признании брака недействительным по 
причине близкого родства супругов.
     3. Пункт 1 устанавливает право, а не обязанность суда признать брак действительным 
после отпадения обстоятельств, препятствующих его заключению. Поэтому возможны 
случаи признания брака недействительным и при отпадении указанных обстоятельств. 
Так, суд признает брак недействительным, если супруг, дееспособность которого 
восстановлена судом, возражает против сохранения данного брака.
     4. В отличие от ст.43 КоБС п.1 ст.29 СК не содержит указания о том, с 
какого момента брак, заключенный с нарушением установленных законом условий, 
признается действительным. Исходя из буквального толкования данной нормы брак 
признается действительным с момента его заключения, т.е. с момента его регистрации. 
Однако такой вывод должен иметь одно исключение. В тех случаях, когда брак 
был заключен лицом, состоящим в другом браке, этот брак может быть признан 
действительным не с момента его заключения, а с момента прекращения предыдущего 
брака. Иное решение вопроса привело бы к признанию возможности существования 
двух браков, что нарушало бы принцип моногамии (единобрачия). Если предыдущий 
брак признан недействительным, последующий необходимо считать действительным 
с момента его заключения.
     5. Особый порядок санирования недействительного брака установлен для 
браков, заключенных с несовершеннолетними. Пункт 2 закрепляет два важных положения. 
Первое заключается в том, что суд, в исключение из общего правила, установленного 
п.1 ст.27 СК (см. комментарий к нему), может отказать в признании брака недействительным 
и при наличии на момент рассмотрения дела обстоятельства, препятствующего 
его заключению (несовершеннолетие супруга). Придание правовой силы данному 
браку поставлено в зависимость от интересов супруга, вступившего в брак до 
достижения брачного возраста (беременность, рождение ребенка или другой интерес 
несовершеннолетнего супруга в сохранении брака). Второе состоит в необходимости 
выявления судом согласия самого несовершеннолетнего супруга на признание его 
брака недействительным. При отсутствии его согласия суд может отказать в иске 
о признании брака недействительным независимо от того, кем такое требование 
было предъявлено (родителями, опекуном (попечителем), приемными родителями, 
прокурором или органом опеки и попечительства). Данное положение является 
новацией СК.
     6. Пункт 3 статьи 29 СК сохраняет правило, содержащееся в ч.2 ст.43 КоБС.
     В отличие от пп.1 и 2 п.3 комментируемой статьи содержит императивное 
правило. Суд не может признать брак фиктивным, если лица, зарегистрировавшие 
такой брак, до рассмотрения дела судом фактически создали семью, т.е. между 
ними возникли подлинные семейные отношения. Наличие семейных отношений подтверждают 
такие обстоятельства, как совместное проживание, приобретение имущества для 
совместного пользования, взаимная забота друг о друге, взаимная материальная 
поддержка, выявление своих супружеских отношений перед третьими лицами (в 
личной переписке и других документах) и иные характерные для супругов взаимоотношения. 
Однако их наличие не является бесспорным доказательством создания семьи. Так, 
создание после регистрации брака кратковременных семейных отношений не всегда 
свидетельствует о намерении супругов (или одного из них) создать семью, равно 
как и их отсутствие не является бесспорным доказательством фиктивности брака. 
Только суд, исследовав все обстоятельства конкретного дела, может придти к 
выводу, является ли данный брак фиктивным или действительным. О судебной практике 
по данной категории дел - см. Комментарий судебной практики за 1982 год. М., 
1983. С.48-59.
     7. Существенное практическое значение имеет положение п.4 комментируемой 
статьи о невозможности признания брака недействительным после его расторжения. 
Это правило не относится к признанию брака недействительным по причине близкого 
родства между супругами и по причине состояния одного из супругов в предыдущем 
нерасторгнутом браке. При наличии решения суда о расторжении брака иск о признании 
брака недействительным может стать предметом рассмотрения суда только после 
отмены указанного решения, поскольку суд, расторгая брак, исходил из его действительности.

Комментарий к статье 30 кодекса

     1. В ст.30 СК подробно урегулирован вопрос о правовых последствиях признания 
брака недействительным, в которых отражается вся правовая сущность этого института 
семейного права. Положения данной статьи исходят по существу (с рядом новаций 
- см. п.4 ст.30 СК) из тех же принципов, что и ранее действующее законодательство 
(ст.46 КоБС).
     Их правовая суть состоит в следующем. Брак, признанный недействительным, 
признается таковым с момента его заключения, т.е. он аннулируется и считается 
никогда не существовавшим (см. ст.27 и комментарий к ней). Исходя из этого, 
никаких прав и обязанностей, вытекающих из брака (личных и имущественных прав 
супругов), за лицами, состоящими в браке, признанном недействительным, по 
общему правилу не признается (см. п.1 ст.30 СК). Так, ни у одного из лиц, 
состоявших в таком "браке", не возникает прав на получение содержания (алиментов) 
от другого (см. ст.89-90 СК и комментарий к ним). Супруг, ранее выплачивавший 
алименты, при наличии задолженности по ним освобождается от ее погашения. 
Однако истребование обратно сумм алиментов, выплаченных до признания брака 
недействительным, законом не допускается (см. ст.116 СК и комментарий к ней). 
Совместно приобретенное этими лицами имущество не признается их совместной 
супружеской собственностью. Подробно по этому вопросу см. комментарий к п.2 
настоящей статьи.
     Вопрос о правах супруга на жилую площадь, на которую он вселился после 
заключения брака (как член семьи собственника или нанимателя жилого помещения), 
признанного впоследствии недействительным, решается на основании норм жилищного 
законодательства (ст.131-137 ЖК).
     Супругу, принявшему при регистрации брака фамилию другого супруга, или 
супругам, избравшим в качестве общей фамилии двойную фамилию (см. ст.32 СК 
и комментарий к ней), присваивается добрачная фамилия.
     2. Пункт 2 комментируемой статьи развивает и конкретизирует общее правило 
о правовых последствиях недействительности брака, содержащееся в п.1. Отношения 
по поводу имущества, совместно приобретенного до признания брака недействительным, 
регулируются не семейным, а гражданским законодательством как имущественные 
отношения между двумя гражданами. Общее имущество, которое при действительном 
браке считалось бы совместной собственностью супругов (ст.256 ГК, а также 
ст.34, 38 и 39 СК - см. комментарий к ним), в случае признания брака недействительным 
рассматривается как их общая долевая собственность (ст.244-252 ГК) независимо 
от того, на чье имя было оформлено право собственности на это имущество - 
обоих "супругов" или одного из них. Раздел общего имущества или выдел из нее 
доли в этих случаях может быть произведен по соглашению этих лиц, а если соглашение 
не достигнуто - по решению суда, который определяет порядок и условия такого 
раздела (выдела доли) с учетом вклада (средствами или личным трудом) каждого 
из них в образование общего имущества. Брачный договор, если он был заключен 
до признания брака недействительным, лишается своей законной основы - брака 
и признается недействительным (ничтожным) со всеми вытекающими отсюда последствиями, 
предусмотренными ст.167 ГК о последствиях недействительности сделки.
     3. Правовые последствия признания брака недействительным, установленные 
п.1 комментируемой статьи, касаются только лиц, состоявших в таком "браке", 
и не затрагивают прав детей. Дети, родившиеся в таком "браке" или в течение 
300 дней со дня признания его недействительным, имеют те же права и обязанности, 
что и дети, рожденные в действительном браке (п.3 комментируемой статьи). 
В соответствии со ст.48 СК (см. комментарий к ней) отцом ребенка в этих случаях 
признается супруг матери, который соответственно записывается в качестве отца 
в актовой записи о рождении ребенка по заявлению любого из родителей (см. 
ст.51 СК и комментарий к ней). Если отцовство в судебном порядке не опровергнуто 
(см. ст.52 СК и комментарий к ней), ребенок считается находящимся в установленном 
родстве с обоими родителями, и признание их брака недействительным не может 
это опровергнуть. Вопросы о месте жительства, содержании детей и другие вопросы, 
связанные с отношениями между родителями и детьми, решаются так же, как и 
при разводе родителей (см. гл.12 и 13 СК и комментарий к ним). Если после 
признания брака недействительным возникает вопрос об изменении фамилии ребенка, 
то он разрешается по общим правилам ст.59 СК (см. комментарий к ней).
     4. Нормы п.4 комментируемой статьи являются исключением из общего правила 
о том, что недействительный брак не порождает никаких правовых последствий 
для лиц, в него вступивших. Они касаются только добросовестного супруга. Добросовестным 
супругом признается супруг, чьи права были нарушены заключением такого "брака": 
супруг, не знавший о наличии препятствий к заключению брака, "потерпевший" 
супруг и т.д. (см. комментарий к ст.28 СК).
     Добросовестность супруга должен установить суд. При установлении этого 
факта суд вправе взыскать с другого (виновного) супруга средства на содержание 
добросовестного супруга. Это возможно в случаях, если добросовестный супруг 
является нетрудоспособным и нуждающимся, осуществляет уход за общим ребенком-инвалидом, 
а также если добросовестным супругом является беременная жена или жена, находящаяся 
в отпуске по уходу за ребенком до 3 лет (см. ст.90 и 91 и комментарий к ним). 
Если при рассмотрении дела о признании брака недействительным возникает вопрос 
о разделе имущества, суд в этих случаях (при добросовестности супруга) производит 
раздел этого имущества по правилам, установленным ст.34, 38 и 39 СК (см. комментарий 
к ним). При наличии брачного договора суд исходя из интересов добросовестного 
супруга может признать его действительным полностью или в части его условий, 
например, в отношении тех последствий, которые предусмотрены на случай прекращения 
брака (выплата алиментов, передача определенного имущества и т.п.).
     Ранее действующее законодательство (ст.46 КоБС) признавало право добросовестного 
супруга на раздел имущества по нормам семейного законодательства и на получение 
содержания от другого супруга только при нарушении одного условия для вступления 
в брак - единобрачия.
     5. Заключение недействительного брака - противоправное действие, поэтому 
наряду с семейно-правовыми мерами ответственности - признанием брака недействительным 
добросовестному супругу предоставлено право требовать от "виновного супруга" 
возмещения всех понесенных им в таком "браке" убытков (реального ущерба), 
а также компенсации морального вреда (физических или нравственных страданий) 
в соответствии со ст.15 и 151 ГК.
     6. При добросовестности супруга вопрос о фамилии решается так же, как 
и при разводе. Добросовестному супругу по его желанию присваивается добрачная 
фамилия, но он может и после признания брака недействительным продолжать носить 
фамилию, избранную им при регистрации брака (см. ст.32 и комментарий к ней).

                Раздел III. Права и обязанности супругов

              Глава 6. Личные права и обязанности супругов

Комментарий к статье 31 кодекса

     1. Положения ст.31 СК о равенстве супругов в семье исходят из конституционных 
положений, определяющих основы правового статуса личности в РФ: о равных правах 
и свободах мужчины и женщины и равных возможностях их реализации (ст.19), 
о свободе выбора каждым гражданином места своего пребывания и жительства (ст.27), 
рода деятельности и профессии (ст.37), о заботе и воспитании детей как равных 
правах и обязанностях обоих родителей (ст.38), о недопустимости отмены и умаления 
этих прав и свобод граждан (ст.55). Поэтому установленные законом личные права 
и обязанности супругов направлены на развитие наиболее существенных сторон 
совместной жизни равноправных личностей. При этом ст.31 СК устанавливает только 
общие принципиальные положения, которые имеют важное значение для обеспечения 
равноправия супругов в семье, для защиты личных интересов каждого из них и 
для надлежащего воспитания детей. Такой подход основывается на глубоко личном, 
доверительном характере взаимоотношений супругов и исходит из принципа недопустимости 
произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи (см. ст.1 СК и комментарий 
к ней).
     2. Вступление в брак никоим образом не может ограничивать правоспособность 
каждого из супругов. Каждый из них независимо от воли другого или иных лиц 
может выбрать род занятий, получить профессию по своему желанию, решить для 
себя вопрос, где ему жить и жить ли ему совместно с другим супругом или отдельно 
от него. Эти права супругов тесно связаны с личностью каждого из супругов, 
и они не могут быть отменены или ограничены путем заключения соглашения между 
супругами. Если такие условия включены в брачный договор, они являются ничтожными, 
т.е. не имеющими никакой правовой силы (см. ст.42 и 44 СК и комментарий к 
ним). Но, несмотря на диспозитивность нормы п.1 комментируемой статьи, юридическая 
свобода выбора рода занятий, профессии, места пребывания и жительства должна 
пониматься и осуществляться супругами на основе взаимного уважения и взаимопонимания, 
ответственности перед семьей всех ее членов (см. ст.1 СК и комментарий к ней).
     Обычно выбор занятий и профессии супругами согласовывается исходя, в 
первую очередь, из интересов семьи. Споры о препятствии кем-либо из супругов 
в получении образования, специальности и т.д. другому супругу в судебной практике 
не встречаются. Но реализация данного права в жизни может быть причиной семейного 
конфликта, распада семьи и развода, особенно в тех случаях, когда избранная 
деятельность противозаконна или антисоциальна (наркобизнес, проституция и 
т.п.).
     3. Следует отметить, что хотя каждому из супругов предоставляется возможность 
самостоятельно определять для себя место жительства, СК все же отдает приоритет 
совместному проживанию супругов, о чем свидетельствует общая направленность 
его норм. Несомненно, что вопрос о месте жительства супругов должен решаться 
по их взаимному согласию. Совместное жительство супругов, особенно в тех случаях, 
когда в семье есть дети, является важнейшим условием ее прочности, и в этих 
целях оно обеспечивается законом. Так, супруги пользуются равными правами, 
вытекающими из договора социального найма жилого помещения (ст.677 ГК). Супруг 
приобретает право пользования жилым помещением и в тех случаях, когда вселяется 
на жилую площадь супруга - собственника данного жилого помещения (ст.292 ГК). 
Однако, когда совместное проживание по каким-либо причинам невозможно, закон 
исходит из свободного решения каждым из супругов вопроса о раздельном проживании.
     В соответствии со ст.20 ГК местом жительства гражданина признается место, 
где гражданин постоянно или преимущественно проживает. По месту жительства 
супругов (родителей) определяется место жительства их несовершеннолетних детей, 
не достигших 14 лет. Если родители проживают раздельно, вопрос о месте жительства 
детей определяется в порядке, установленном ст.65 СК (см. комментарий к ней). 
При его решении местом жительства ребенка считается место жительства того 
из родителей, с кем останется проживать ребенок.
     4. В семейной жизни ни один из супругов не может пользоваться какими-либо 
преимущественными правами по сравнению с другим. Равенство супругов в семье 
обеспечивается установлением общего принципа решения супругами всех вопросов 
жизни семьи. В силу закона (п.2 комментируемой статьи) они должны решаться 
супругами совместно, т.е. по взаимному согласию. Однако это не означает ограничения 
личной свободы каждого из супругов. Никто из них не вправе навязывать свою 
волю другому при решении любого вопроса жизни семьи: о планировании семьи, 
о воспитании детей, об их образовании, о распределении семейного бюджета, 
ведении домашнего хозяйства и т.п. Если в семье между супругами возникают 
разногласия, то в зависимости от их характера они могут стать предметом рассмотрения 
суда или органа опеки и попечительства. Так, спор об имени или фамилии ребенка 
(при разных фамилиях родителей) рассматривается органом опеки и попечительства, 
а спор о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей или 
об участии в воспитании ребенка отдельно проживающего родителя - судом (см. 
ст.65-66 СК и комментарий к ним). Однако в большинстве случаев закон не допускает 
вмешательства "арбитра" в принятие супругами решений. Спорные вопросы могут 
быть решены только путем взаимных договоренностей и уступок (например, при 
выборе средств и методов воспитания и образования детей, распределении семейных 
обязанностей и т.д.). Если единства в их решении не достигается, то это может 
привести к серьезным конфликтам в семье и в конечном итоге - к разводу.
     5. Благополучие и укрепление семьи во многом зависит от совместных усилий 
обоих супругов. Супруги обязаны оказывать друг другу взаимную помощь, которая 
проявляется как в материальной, так и в моральной поддержке. Взаимная помощь 
становится особенно необходимой при нетрудоспособности одного из супругов 
(болезнь, инвалидность, беременность, уход за малолетними детьми, детьми-инвалидами). 
Обеспечение приоритетной защиты нетрудоспособных членов семьи является одним 
из принципов семейного права (см. ст.1 СК и комментарий к ней), который находит 
свое конкретное выражение в нормах СК, в частности, об алиментных обязательствах 
супругов и бывших супругов (см. ст.89-90 и комментарий к ним).
     Оба супруга должны не только стремиться в меру своих сил и возможностей 
содействовать материальному благополучию семьи, но и создавать в ней благоприятную 
атмосферу, способствовать всестороннему духовному, нравственному и физическому 
развитию всех членов семьи, особенно несовершеннолетних детей. В соответствии 
с Конституцией РФ забота о детях, их воспитании является равным правом и обязанностью 
родителей (ст.38). О правах и обязанностях родителей см. главу 12 СК и комментарий 
к ней.
     Недостойное поведение одного из супругов в семье может повлечь для него 
ряд негативных правовых последствий. Например, суд вправе освободить супруга 
от обязанности по содержанию другого супруга (хотя и нетрудоспособного и нуждающегося), 
если он недостойно вел себя в семье; суд также вправе отступить от начала 
равенства долей супругов при разделе их общего имущества, если один из супругов 
расходовал его в ущерб интересам своей семьи (см. ст.39 и 92 СК и комментарий 
к ним).

Комментарий к статье 32 кодекса

     1. Выбор супругами фамилии при заключении брака отражает принцип полного 
равенства супругов в семье. Каждый из них решает этот вопрос самостоятельно 
и независимо от чьей-либо воли.
     2. Супруги вправе по своему желанию избрать фамилию одного из супругов 
в качестве общей фамилии. Этой фамилией может быть фамилия как мужа, так и 
жены. Как правило, супруги принимают общую фамилию. Общая фамилия подчеркивает 
общность интересов всех членов семьи и облегчает реализацию прав и обязанностей 
супругами, родителями и детьми. Однако это не умаляет право каждого из супругов 
сохранить при вступлении в брак свою добрачную фамилию.
     3. В отличие от ст.18 КоБС ст.32 СК предоставляет супругам также право 
именоваться двойной фамилией, т.е. присоединить к фамилии одного из супругов 
фамилию другого. Это право имеет одно исключение: если один из супругов уже 
носит двойную фамилию, дальнейшее соединение фамилий не допускается.
     СК оставил за субъектами РФ решение вопроса о предоставлении супругам 
права носить двойную фамилию. Если законом субъекта РФ не будет установлено 
по данному вопросу исключение, будет действовать общее правило, установленное 
п.1 ст.32 СК.
     4. Правом выбора фамилии в порядке, предусмотренном п.1 комментируемой 
статьи, супруги могут воспользоваться только при заключении брака (в момент 
его регистрации в органах загса) или при его расторжении (см. комментарий 
к п.2). В дальнейшем, в период брака, изменение фамилии (на добрачную, мужа 
(или жены), двойную фамилию) допускается только на общих основаниях, предусмотренных 
законом. В настоящее время действует Закон СССР от 3 июля 1991 г. "О порядке 
перемены гражданами СССР фамилий, имен и отчеств" (ВВС СССР, 1991, N 29, ст.839). 
При этом перемена фамилии одним из супругов не влечет автоматического изменения 
фамилии другого. Он может сохранить свою фамилию (добрачную или приобретенную 
при заключении брака) или изменить ее в установленном порядке независимо от 
желания другого супруга.
     5. На основе свободы и самостоятельно решают супруги вопрос о фамилии 
и в случае расторжения брака. Каждый из супругов может после развода оставить 
фамилию, принятую им при заключении брака, либо просить восстановить ему добрачную 
фамилию. Согласие другого супруга на сохранение его фамилии разведенным супругом 
не требуется.
     В отличие от расторжения действительного брака при признании брака недействительным 
лицам, состоявшим в таком "браке", присваиваются их добрачные фамилии. Однако 
добросовестный супруг вправе сохранить фамилию, избранную им при заключении 
брака (см. ст.30 СК и комментарий к ней).
     Вопрос об изменении фамилии ребенка после расторжения брака его родителей 
(или признания его недействительным) решается по общим правилам, установленным 
ст.59 СК (см. комментарий к ней).
     6. В соответствии со ст.19 ГК перемена гражданином фамилии не влияет 
на его гражданские права и обязанности, не является основанием для их прекращения 
или изменения. Гражданин, переменивший фамилию, вправе требовать внесения 
за свой счет соответствующих изменений в документы, оформленные на его прежнюю 
фамилию. При этом на самого гражданина, переменившего фамилию, возлагается 
обязанность уведомить своих кредиторов и должников, и на него же возлагаются 
неблагоприятные последствия, вызванные отсутствием этих сведений.

               Глава 7. Законный режим имущества супругов

Комментарий к статье 33 кодекса

     1. СК внес существенные изменения в регулирование прав супругов на принадлежащее 
им имущество. В отличие от ранее действовавшего законодательства, которое 
однозначно регулировало права и обязанности супругов как на добрачное имущество, 
так и на имущество, приобретенное супругами в браке, СК предоставляет супругам 
возможность самим решать, как они будут определять свои имущественные правоотношения. 
Для этого они могут заключить брачный договор (см. ст.40 и комментарий к ней). 
Если же они не установят иное, будут действовать нормы, установленные в ст.34-39 
СК. Таким образом, СК определяет два разных режима для имущества супругов 
- законный и договорный, предоставляя им право выбора между ними. Во втором 
случае они имеют широкие возможности исходя из своих конкретных обстоятельств 
и интересов определить в брачном договоре свои имущественные правоотношения.
     2. Законный режим имущества супругов в СК воспроизводит в основном оправдавшие 
себя на практике положения о совместной собственности супругов на имущество, 
нажитое ими в период брака. Эти нормы устанавливались в течение длительного 
времени и претерпевали существенные изменения в период существования Советского 
государства. Однако незыблемым оставалось решение о том, что закон не устанавливал 
особой "семейной собственности". Следовательно, семья как таковая не рассматривается 
в качестве самостоятельного субъекта права. Во всех имущественных отношениях 
права и обязанности имеют только отдельные члены семьи. СК, как и ранее действовавшее 
законодательство, не признает право собственности детей на имущество, принадлежащее 
их родителям (см. п.4 ст.60 и комментарий к нему).
     3. В имущественных правоотношениях супругов имеет значение вопрос о времени 
и источниках приобретения имущества. Во всех правовых системах, как правило, 
различается имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в 
брак (добрачное имущество) и имущество, приобретенное ими в период брака.
     На протяжении существования Советского государства вопрос о правах каждого 
из супругов на его добрачное имущество решался однозначно: это имущество остается 
в собственности того, которому оно принадлежало до брака. Вопрос же о принадлежности 
имущества, приобретенного в период брака, имел два различных решения. Кодекс 
РСФСР об актах гражданского состояния, семейном и опекунском праве, принятый 
16 сентября 1918 г., установил раздельную собственность каждого из супругов 
на приобретенное им имущество. В ст.105 Кодекса записано: "брак не создает 
общности имущества супругов". Имущество, нажитое во время брака, становилось 
собственностью того супруга, который его заработал или приобрел на свои средства. 
Целью этой нормы было обеспечить равноправие супругов в браке, однако практика 
скоро показала, что принцип раздельности имущества супругов нарушал в основном 
права и интересы женщин. В периоды Гражданской войны и нэпа безработной оказывалась 
в первую очередь женщина, а поскольку она не имела права на заработок и доходы 
мужа, то находилась от него в полной материальной зависимости и часто оставалась 
без средств к существованию. В случаях, когда жена была занята домашним хозяйством 
и уходом за детьми, она тоже находилась в зависимости от мужа, т.к. не приобретала 
самостоятельного права на имущество, нажитое в браке. Такие имущественные 
отношения не содействовали укреплению семьи и достижению равноправия супругов 
в браке, на что данная норма была рассчитана. Поэтому уже с 1922 г. судебная 
практика стала признавать общую собственность супругов на имущество, нажитое 
в период брака, независимо от того, кто юридически являлся его собственником 
и на чье имя оно было приобретено.
     Эта практика получила законодательное закрепление в Кодексе законов РСФСР 
о браке, семье и опеке РСФСР, принятом в 1926 г. после широкого обсуждения. 
В ст.10 Кодекса было установлено, что имущество, нажитое супругами в браке, 
является их общей совместной собственностью. Эти положения затем были воспроизведены 
в Кодексе о браке и семье РСФСР, принятом в 1969 г. Последний закрепил режим 
совместной собственности на имущество, нажитое супругами в период брака, и 
раздельную собственность каждого из супругов на добрачное имущество, а также 
на имущество, полученное каждым из супругов во время брака в дар или по наследству, 
и на вещи индивидуального пользования, за исключением предметов роскоши. Сейчас 
в СК эти положения составляют законный режим имущества супругов.
     4. В развитых зарубежных странах в законодательстве тоже закреплен законный 
(легальный) режим имущества супругов, который может быть по их желанию заменен 
договорным режимом путем заключения брачного договора.
     По законному режиму во Франции, в Швейцарии, в нескольких штатах США 
и в других странах установлена общность имущества супругов. Например, по Французскому 
гражданскому кодексу (ФГК) общими являются приобретения, полученные супругами 
совместно или раздельно во время брака как за счет поступлений от их собственной 
профессиональной деятельности, так и за счет плодов и доходов от их раздельного 
имущества (ст.1401).
     Режим раздельности имущества супругов действует в Англии и в большинстве 
штатов США, Германии. В силу §1363 Германского Гражданского Уложения (ГГУ) 
имущество мужа и имущество жены не становится общим имуществом супругов. Это 
правило действует и в отношении имущества, которое один из супругов приобретает 
после заключения брака. В §1360 установлено, что супруги обязаны в соответствии 
со своим имуществом и работой содержать семью. Супруги обязаны предоставлять 
средства, необходимые для содержания семьи, заранее, на соответствующий срок. 
Однако на наиболее важные объекты - жилые дома, квартиры и другое имущество 
закон устанавливает режим общности. В последнее время в ГГУ были внесены изменения, 
согласно которым при расторжении брака каждый из супругов получает право на 
половину прироста имущества, полученного в период брака. Законодательство 
Швеции, Норвегии, Дании, устанавливая режим раздельности имущества супругов 
в браке, тоже определяет, что в случае расторжения брака все имущество супругов 
объединяется и делится между ними в равных долях.
     5. Если супруги являются членами крестьянского (фермерского) хозяйства, 
то они наряду с другими членами этого хозяйства имеют в совместной собственности 
имущество, обеспечивающее сельскохозяйственное производство. Эти объекты перечислены 
в ст.257 ГК. К ним, в частности, относятся: предоставленный в собственность 
этому хозяйству или приобретенный земельный участок, насаждения, хозяйственные 
и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий 
скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные 
средства, инвентарь и другое имущество, приобретенные для хозяйства на общие 
средства его членов.
     Это имущество принадлежит членам крестьянского (фермерского) хозяйства 
на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не 
определено иное. Общим имуществом крестьянского хозяйства являются плоды, 
продукция и доходы, полученные в результате хозяйственной деятельности.
     Пользование имуществом происходит по взаимному согласию всех членов хозяйства. 
Сделки по распоряжению имуществом осуществляет глава хозяйства либо другое 
лицо по доверенности.
     Кроме совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства, 
супруги, являющиеся членами хозяйства, могут иметь свою общую собственность 
на вещи, приобретенные для семьи, денежные вклады и другие объекты. Каждый 
из супругов может иметь в своей собственности вещи, например, полученные по 
наследству, вещи индивидуального пользования и другие. Следовательно, в зависимости 
от вида и назначения имущества, источника его приобретения у членов крестьянского 
(фермерского) хозяйства могут быть разные права на принадлежащее им имущество.

Комментарий к статье 34 кодекса

     1. Определение совместной собственности дано в ст.244 ГК. Это общая собственность 
без определения долей. Участники совместной собственности сообща владеют и 
пользуются общим имуществом. Распоряжение этим имуществом осуществляется по 
их общему согласию, которое предполагается независимо от того, кем из участников 
совершается сделка. Участник совместной собственности не может произвести 
отчуждения своей доли в праве совместной собственности на общее имущество, 
например, передать или подарить ее другому лицу. Для этого он должен сначала 
определить и выделить свою долю. Круг участников совместной собственности 
исчерпывающим образом установлен законом и не может быть расширен по желанию 
других участников совместной собственности.
     От совместной собственности ГК отличает общую долевую собственность. 
Здесь каждый участник имеет заранее определенную долю в праве собственности. 
Этой долей он может самостоятельно распоряжаться - подарить, передать, отдать 
в залог с соблюдением права преимущественной покупки ее другими участниками 
долевой собственности (ст.250 ГК).
     2. Равные права супругов в имущественных семейных отношениях проявляются 
в том, что при законном режиме их имущества все приобретенное в период брака 
является их совместной собственностью. Участниками этой собственности являются 
только супруги. Из этого следует, что независимо от активности участия каждого 
из супругов в создании общего имущества они обладают равными правами на него.
     3. Закон определяет совместную собственность супругов как имущество, 
нажитое ими в период брака, имея в виду брак, заключенный в установленном 
законом порядке в органах загса (см. ст.10 СК и комментарий к ней). Фактическая 
семейная жизнь, даже длительная, но без соответствующей регистрации брака 
не создает совместной собственности на имущество. В подобных случаях может 
возникнуть общая долевая собственность лиц, которые общим трудом или средствами 
приобрели какое-то имущество. Их имущественные отношения будут регулироваться 
не семейным, а только гражданским законодательством. По этому вопросу Пленум 
ВС РФ разъяснил, что спор о разделе имущества лиц, проживающих семейной жизнью 
без регистрации брака, должен разрешаться не по правилам Кодекса о браке и 
семье, а по нормам Гражданского кодекса об общей собственности, если между 
ними не установлен иной режим этого имущества. При этом должна учитываться 
степень участия этих лиц средствами и личным трудом в приобретении имущества, 
поскольку общей совместной собственностью супругов является лишь то имущество, 
которое нажито ими во время брака, заключенного в установленном законом порядке 
(Сборник постановлений, с.14).
     3. Признание брака недействительным (см. ст.30 СК и комментарий к ней) 
аннулирует правоотношения, вытекающие из такого брака, в том числе и правоотношения 
совместной собственности. Вещи, приобретенные в период брака, впоследствии 
признанного недействительным, признаются либо имуществом того супруга, который 
их приобрел, либо общей долевой собственностью. Но если кто-либо из супругов, 
вступая в брак, не знал о наличии препятствий к его заключению, суд может 
признать за этим добросовестным супругом такие же права, какие предусмотрены 
за супругом при разделе имущества, нажитого в законном браке.
     4. Исключение составляет редко встречающийся сейчас случай, когда имущество 
было нажито совместно лицами, проживающими в незарегистрированном браке с 
1926 года до 8 июля 1944 г. Поскольку в указанный период закон придавал фактическим 
брачным отношениям такое же правовое значение, как и зарегистрированному браку, 
то имущество, приобретенное лицом, состоящим в фактических брачных отношениях 
до издания Указа Президиума ВС СССР от 8 июля 1944 г., считается их совместной 
собственностью. Признание права совместной собственности осуществляется судом 
на основании Указа Президиума ВС СССР от 10 ноября 1944 г. (ВВС СССР, 1944, 
N 60). В п.2 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 декабря 1944 
г. N 11 записано: "Поскольку в соответствии с действующим до издания Указа 
Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. законодательством незарегистрированный 
брак имел те же правовые последствия, что и зарегистрированный, спор об имуществе, 
приобретенном до вступления в силу Указа совместно лицами, состоявшими в незарегистрированном 
браке, должен разрешаться по нормам действующего Кодекса о браке и семье об 
общей совместной собственности супругов" (Сборник постановлений, с.14).
     К имуществу, нажитому в незарегистрированном браке после 8 июля 1944 
г., режим общей совместной собственности не применяется.
     Если супруги временно проживают раздельно, это не колеблет законного 
режима их имущества. Исключение предусмотрено для случаев раздельного проживания 
с прекращением супружеских отношений. В таких случаях суд может признать имущество, 
приобретенное в этот период, собственностью каждого из них (п.4 ст.38 СК).
     5. В совместной собственности супругов может находиться любое имущество, 
не изъятое из оборота. Термин "имущество" употребляется в комментируемой статье 
в широком смысле. Он охватывает как вещи, так и различные имущественные права.
     Полностью изъятыми из оборота являются вещи, отчуждение которых законом 
не допускается. К ним относятся некоторые виды вооружения, сильнодействующие 
яды и другие вещи, предусмотренные Указом Президента РФ от 22 февраля 1992 
г. "О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация 
которых запрещена" (ВВС РФ, 1992, N 10, ст.492). Более широкий круг объектов 
права собственности составляют вещи, ограниченные в обороте. Они могут принадлежать 
либо определенным лицам, либо их принадлежность допускается при наличии специального 
разрешения (лицензии), что определяется, как правило, необходимостью обеспечивать 
общественный порядок и безопасность. Если эти предметы не относятся к собственности 
одного из супругов (см. ст.36 и комментарий к ней), они являются объектами 
совместной собственности супругов, но в случае раздела общей собственности 
учитывается то, что они ограничены в обороте.
     6. В совместную собственность супругов закон включает только имущественные 
права, но не обязательства (долги). Это можно подтвердить текстом п.2 комментируемой 
статьи, в котором установлено, что к совместной собственности относится имущество, 
нажитое в браке. Нажито то, что приобретено, получено, а не долги (об ответственности 
супругов по обязательствам см. ст.45 СК и комментарий к ней).
     7. В статье перечислены основные объекты совместной собственности супругов. 
Это денежные доходы и иные выплаты, полученные каждым супругом в результате 
его трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности, а также 
пенсии и пособия. Поскольку все эти виды выплат начисляются на имя одного 
лица, возникает вопрос: с какого момента они преобразуются в совместную собственность 
супругов. Возможны три решения. Это может быть: а) момент начисления заработка 
или приобретения одним из супругов права на этот доход; б) момент фактического 
получения им дохода или в) момент, когда имущество передано в семью. Естественно, 
что каждое из этих решений определяет различные права супругов на доходы, 
полученные одним из них. Большинство авторов, которые комментируют это положение, 
полагают, что имущество становится совместной собственностью супругов с момента 
его фактического получения управомоченным лицом. Некоторые склоняются к мнению, 
что к нажитому имуществу следует отнести и то, которое заработано, но еще 
не получено. Определяя имущество, нажитое супругами во время брака, законодатель 
говорит не о причитающихся, а об уже полученных ими пенсиях, пособиях и иных 
денежных выплатах, не имеющих специального целевого назначения. К последним 
относятся, кроме названных в п.2, средства, полученные на командировочные 
расходы, на приобретение предметов профессиональной деятельности, например, 
книг и др. Таким образом, моментом возникновения совместной собственности 
супругов следует считать момент получения названных выплат.
     В отношении доходов, полученных супругами от трудовой, предпринимательской 
и иной деятельности, СК сохраняет не очень определенную формулировку ранее 
действовавшего КоБС, применяя для этого термин "имущество, нажитое супругами", 
который нужно понимать как заработанные средства. Однако в силу законного 
режима общности имущества супруг приобретает право на вознаграждение, причитающееся 
другому супругу, даже если эти средства еще не получены в силу задержки их 
выплаты или по иным причинам. Ведь между правом на доходы от предпринимательской, 
интеллектуальной деятельности и их получением может пройти значительный срок. 
Иное решение этого вопроса предоставляет широкие возможности для злоупотребления 
правом, позволяя супругу задержать до расторжения брака получение доходов, 
чтобы исключить их из возможных объектов раздела.
     8. Совместной собственностью супругов признаются движимые и недвижимые 
вещи, приобретенные за счет общих доходов супругов. Эти вещи становятся совместной 
собственностью с момента перехода на них права собственности к одному супругу, 
что предполагает оформление соответствующей сделки в установленном законом 
порядке (ее нотариального удостоверения, государственной регистрации). Следовательно, 
при приобретении одним супругом имущества у третьего лица другой супруг тоже 
приобретает право собственности на данную вещь. Основанием возникновения права 
собственности у первого супруга является заключенный им с третьим лицом договор 
купли-продажи, мены и т.п., а у второго супруга право собственности на данную 
вещь возникает из непосредственного указания Закона о совместной собственности 
супругов на имущество, приобретенное в период брака.
     9. Учитывая изменения, происшедшие в стране при переходе к рыночной экономике, 
СК в числе других возможных объектов совместной собственности супругов называет 
ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения 
или иные коммерческие организации. Не имеет правового значения, на имя кого 
или кем из супругов были внесены денежные средства или приобретены ценные 
бумаги. По этому вопросу Пленум ВС РФ разъяснил: "общей совместной собственностью 
супругов ... является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое 
имущество, которое может быть объектом права собственности граждан, независимо 
от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные 
средства (Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ, с.13).
     На практике возникает вопрос: нужно ли включать в состав совместной собственности 
акции, приобретенные одним супругом, в том числе при приватизации предприятия 
по льготной подписке. Надо полагать, что если эти ценные бумаги были получены 
супругом в результате его трудового участия на приватизированном предприятии 
в период брака, то они являются совместным имуществом супругов. Если же они 
были приобретены хотя и во время брака, но наличные средства супруга или причитаются 
ему за трудовое участие в работе предприятия до вступления в брак, они не 
должны включаться в общее имущество супругов, т.к. не были нажиты ими в период 
брака.
     В случае спора необходимо решение суда о признании такого имущества совместной 
собственностью. Если общим имуществом являются акции, облигации, лотерейные 
билеты и т.п., то и дивиденды и выигрыши по ним тоже относятся к совместной 
собственности супругов.
     В судебной практике давно было рассмотрено дело, когда муж выиграл уже 
после развода по лотерейному билету автомашину. Его бывшая жена нашла записную 
книжку, в которой содержались сведения о дате приобретения и номер билета. 
Это позволило установить, что билет был куплен в период брака. Поэтому он 
был признан судом общим имуществом супругов, а следовательно, общей собственностью 
была признана и полученная по нему автомашина. Мужу пришлось выплатить бывшей 
жене половину ее стоимости (Судебная практика ВС СССР, 1950, N 9, с.40).
     Однако если супруги при разделе совместной собственности разделили ценные 
бумаги, то общее право собственности распространяется только на те доходы, 
которые были объявлены до раздела.
     10. В СК сохранено традиционное положение о том, что право на общее имущество 
супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение 
домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не 
имел самостоятельного дохода. К другим уважительным причинам относятся болезни, 
служба в армии и иные обстоятельства.
     11. Среди имущества супругов особую ценность представляют жилые помещения. 
Они часто приобретаются и регистрируются на имя только одного супруга. Однако 
заключение сделки и факт регистрации дома или квартиры на имя одного супруга 
еще не предопределяет принадлежность ему этого имущества. Для установления 
права собственности необходимо каждый раз выяснять время, основания и источники 
приобретения имущества.
     Основанием возникновения права собственности на жилое помещение является 
его приобретение по договору купли-продажи, мены, дарения. Если помещение 
приобретается супругами на общие средства или договор дарения совершается 
в пользу обоих супругов, то возникает их совместная собственность на жилое 
помещение.
     Другим основанием для приобретения права собственности граждан на жилище 
является внесение членом жилищно-строительного кооператива полного паевого 
взноса за квартиру. С этого момента возникает право собственности на нее. 
Если средства составляли общее имущество супругов, то и квартира должна оформляться 
как их общая собственность. Другие члены семьи не вправе претендовать на право 
собственности в таком помещении.
     Количество споров в судах по поводу жилых помещений увеличилось в последнее 
время в связи с их интенсивной приватизацией.
     Если приватизированный жилой дом или квартира принадлежит только супругам, 
то их права определяются общими положениями о совместной собственности.
     Однако особенностью права собственности на приватизированные жилые помещения 
является то, что при бесплатной передаче их в собственность гражданам, проживающим 
в домах государственного или муниципального жилого фонда, возникает общая 
собственность всех проживающих там лиц, в том числе и несовершеннолетних. 
Все они приобретают равные права на помещение, и по их выбору общая собственность 
может быть как совместной, так и долевой.
     Поскольку принципом приватизации является ее добровольность, в законе 
предусмотрена возможность приватизации жилого помещения одним или несколькими 
жильцами по общему соглашению. Тогда остальные лица имеют самостоятельное 
право пользования этим помещением и могут быть выселены из него собственником 
только в случаях и по основаниям, предусмотренным законом. Поскольку на практике 
встречаются случаи, когда отказ от приватизации одних лиц и приватизация всего 
помещения другими лицами нарушали предусмотренные законом права первых, Пленум 
ВС РФ в специальном постановлении, посвященном вопросам приватизации жилищного 
фонда в РФ, рекомендовал судам в необходимых случаях разъяснять гражданину 
право на предъявление иска о признании недействительным заключенного договора 
на приватизацию жилого помещения в случаях, когда его отказ от приватизации 
был вызван заблуждением, или гражданин не способен был понимать значения своих 
действий, или когда собственником была нарушена договоренность об условиях 
такого отказа. (Сборник постановлений, С.160-161.)

Комментарий к статье 35 кодекса

     1. Порядок владения, пользования и распоряжения совместной собственностью 
определяется исходя из того, что она принадлежит супругам на равных основаниях 
и, как правило, в одинаковом объеме. В этих отношениях различаются внутренние 
взаимоотношения супругов и внешние отношения между супругами, с одной стороны, 
и третьими лицами - с другой.
     Во внутренних отношениях супруги как равноправные собственники владеют, 
пользуются и распоряжаются имуществом по общему согласию с целью удовлетворения 
своих интересов, интересов детей и других членов семьи. При недостижении согласия 
любой из супругов может обратиться в суд за разрешением спора. На практике 
такие дела в судах почти не встречаются.
     2. Для совершения одним супругом сделки по распоряжению совместной собственностью 
в ГК установлена презумпция (юридическое предположение), что этот супруг действует 
с согласия другого супруга (п.2 ст.253 ГК). Это означает, что для совершения 
сделок с движимым имуществом супруги не нуждаются в доверенности. Такое положение 
важно для защиты интересов членов семьи, т.к. оно облегчает совершение сделок 
по распоряжению общим имуществом, необходимость которых возникает постоянно, 
в том числе и в случаях отсутствия одного из супругов.
     Конечно, предположение согласия супруга на совершение другим супругом 
сделки по распоряжению общим имуществом может не соответствовать действительности, 
и тогда возникает вопрос о возможности признания сделки недействительной. 
В интересах стабильности гражданского оборота ГК и СК установили, что такая 
сделка может быть признана недействительной по требованию супруга и только 
в том случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать о несогласии 
супруга на совершение данной сделки (ст.253 ГК, п.2 ст.35 СК). Из этого следует, 
что такая сделка является оспоримой с правовыми последствиями, установленными 
ст.174 ГК для сделки, совершенной с превышением полномочий. Каждая из сторон, 
заключивших сделку, должна возвратить другой все полученное в натуре, а в 
случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость 
в деньгах. Иск о признании сделки недействительной может быть предъявлен в 
течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, 
являющихся основанием для признания сделки недействительной (ст.181 ГК). Сделка 
считается недействительной с момента ее совершения, а не с момента установления 
этого факта судом.
     3. Особые правила установлены для совершения сделок с недвижимым имуществом. 
К такому имуществу относятся земельные участки, предприятия, здания, сооружения, 
нежилые помещения, квартиры и другие вещи, сделки в отношении которых требуют 
государственной регистрации. В таких случаях, а также для совершения сделок, 
требующих нотариального удостоверения, необходимо иметь ясно выраженное согласие 
обоих супругов на распоряжение имуществом. Если такого согласия нет, то сделка 
признается недействительной. Соблюдение требования о предварительном согласии 
супругов на заключение сделки обеспечивается органами, на которые возложена 
государственная регистрация сделок с недвижимостью, и нотариусами.
     Сделка может быть удостоверена без согласия другого супруга, если ее 
объектом является имущество, которое составляет собственность только одного 
супруга (см. ст.36 и комментарий к ней), или если вследствие длительного отсутствия 
другого супруга и неизвестности его места нахождения он был признан судом 
безвестно отсутствующим (ст.42, 43 ГК).
     4. Сделки по распоряжению приватизированными жилыми помещениями, в которых 
проживают несовершеннолетние дети, требуют получения предварительного согласия 
органов опеки и попечительства. Это правило распространяется также на жилые 
помещения, в которых несовершеннолетние не проживают, однако на момент приватизации 
имеют на это жилое помещение равные с собственником права.
     При продаже и обмене общего имущества, принадлежащего кроме супругов 
и другим лицам, должно соблюдаться правило о преимущественном праве покупки 
доли участниками общей собственности (ст.250 ГК).
     5. Зарубежное законодательство регулирует вопросы владения, пользования 
и распоряжения имуществом супругов исходя из интересов семьи в соответствии 
с правилами о собственности каждого супруга и их общей собственности. Например, 
ГГУ предусматривает право каждого супруга заключать сделки для удовлетворения 
потребностей семьи. Права и обязанности по сделкам возникают у обоих супругов, 
если иное не вытекает из обстоятельств дела (§1357). Каждый супруг вправе 
самостоятельно распорядиться принадлежащим ему имуществом, однако он ограничен 
определенными пределами.
     В §1365 установлено, что супруг может распоряжаться всем своим имуществом 
только с предварительного согласия другого супруга. Если он распорядился им 
без согласия другого супруга, то исполнение обязательства возможно при последующем 
согласии.
     ФГК устанавливает, что супруги вправе только по взаимному согласию совершать 
сделки по безвозмездному отчуждению общего имущества, а также по сдаче внаем, 
залогу общего недвижимого имущества. Остальным общим имуществом каждый из 
супругов вправе самостоятельно управлять при условии, что он будет нести ответственность 
за допущенные им ошибки. Сделки, совершенные по распоряжению общим имуществом 
без обмана другого супруга, не порождают для последнего юридические последствия. 
Проявляя заботу об общем жилище семьи, ФГК в ст.215 (в редакции Закона N 65-570 
от 13 июля 1965 г.) установил, что один супруг не может без согласия другого 
распоряжаться правами, относящимися к жилищу семьи и к предметам его обстановки. 
Тот из супругов, который не дал своего согласия на совершение такой сделки, 
вправе потребовать ее аннулирования.

Комментарий к статье 36 кодекса

     1. Статья воспроизводит действовавшее ранее положение о том, что к имуществу, 
не входящему в состав совместной собственности супругов, а принадлежащему 
каждому из них, относятся три вида имущества:
     а) добрачное имущество, т.е. вещи и права, принадлежавшие каждому из 
супругов до вступления в брак;
     б) имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке 
наследования или по иным безвозмездным сделкам;
     в) вещи индивидуального пользования каждого супруга, за исключением предметов 
роскоши.
     Этим имуществом каждый супруг вправе самостоятельно владеть, пользоваться 
и распоряжаться. При разделе общей собственности супругов и определении их 
долей это имущество не учитывается.
     2. Определение конкретного имущества, принадлежавшего каждому супругу 
до брака (добрачного имущества), подтверждается соответствующими документами, 
которые свидетельствуют о приобретении его до вступления в брак, или свидетельскими 
показаниями и споров, как правило, не вызывает. Исключение составляет случай, 
урегулированный ст.37 СК (см. комментарий к ней). Споры возникают на практике 
в случаях, когда денежные суммы, вырученные от реализации добрачного имущества 
или иного имущества, принадлежащего на праве собственности одному супругу, 
были затем израсходованы на приобретение иных вещей или внесены в качестве 
вклада в банк или иную коммерческую организацию. Пленум Верховного Суда РФ 
дал следующее разъяснение по этому вопросу: "имущество, приобретенное хотя 
и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие 
ему до вступления в брак, а также полученное в дар или в порядке наследования", 
не становится совместной собственностью супругов (Сборник постановлений, с.13). 
Следовательно, если на деньги, вырученные от продажи дачи, принадлежавшей 
до брака жене, была приобретена мебель, которой пользуются все члены семьи, 
то эта мебель остается в собственности жены. Если на вклад в сбербанке, который 
принадлежит одному супругу, затем вносились дополнительно средства, составляющие 
общую собственность супругов, то при разделе вклада нужно выделить сумму, 
которая принадлежит первому супругу.
     3. Имущество, полученное одним из супругов в дар или по наследству, не 
включается в совместную собственность. Этот перечень источников имущества, 
представляющего собой собственность одного супруга, является открытым: в п.1 
ст.36 СК указаны иные безвозмездные сделки. На практике это может быть приданое, 
выделяемое родственниками жене. Судебная практика относит к собственности 
каждого супруга полученные им ценные призы, премии, если последние присуждены 
за индивидуальные творческие достижения, какими являются, например, Государственные 
премии, а также другие награды, медали и т.п., если, конечно, премии не являются 
способом дополнительного вознаграждения за труд как вид заработной платы. 
В последнем случае они включаются в состав общего имущества. В случаях спора 
часто бывает необходимо отграничить подарки, сделанные одному супругу, от 
свадебных подарков, которые, как правило, делаются обоим супругам и, следовательно, 
относятся к их общей собственности.
     4. Поскольку закон допускает возможность совершения между супругами гражданско-правовых 
сделок, в том числе и договора дарения, то следует считать раздельной собственностью 
супруга вещи, подаренные ему другим. Что касается иных сделок по передаче 
права собственности, например, купли-продажи, мены, то они между супругами 
практически не встречаются, хотя и не запрещены.
     5. Как правило, споры не возникают и по поводу имущества, полученного 
одним супругом по наследству, т.к. круг наследников четко определен законом 
или в завещании. Наследодатель может оставить по завещанию имущество и обоим 
супругам, но такие случаи весьма редки.
     6. Имуществом каждого супруга являются вещи индивидуального пользования 
- одежда, обувь, косметические препараты, лечебные приборы и др., даже если 
они приобретены за счет общих средств супругов. Исключения сделаны для драгоценностей 
и других предметов роскоши. В понятие драгоценностей включаются золотые вещи 
и другие ювелирные изделия из драгоценных и полудрагоценных металлов и камней. 
К предметам роскоши относятся ценные вещи, произведения искусства, антикварные 
и уникальные изделия, коллекции и другие вещи, которые не являются необходимыми 
для удовлетворения насущных потребностей членов семьи. Предметы роскоши - 
понятие относительное, оно изменяется в связи с изменениями общего уровня 
жизни в обществе. Оно неоднократно различно трактовалось судебной практикой, 
которая в свое время признавала предметами роскоши холодильники, телевизоры 
и иные предметы, ставшие сегодня предметами обычной домашней обстановки. Поэтому 
сейчас в законе нельзя четко определить, какие вещи следует считать предметами 
роскоши. В случае спора их определяет суд с учетом конкретных обстоятельств 
и условий жизни супругов.
     7. В СК не определена судьба предметов профессиональной деятельности 
супругов, например, концертного рояля для музыканта, компьютера - для программиста, 
медицинского оборудования - для врача и т.п. Если их стоимость незначительная, 
они могут быть отнесены к вещам индивидуального пользования и, соответственно, 
считаться собственностью каждого супруга (например, рыболовные снасти, столярные 
инструменты и т.п.). Но поскольку в настоящее время многие из них стоят очень 
дорого, их несправедливо отнести к собственности только того супруга, который 
ими пользуется. Ведь они были приобретены на общие средства и часто в ущерб 
общим интересам семьи. Поэтому их нужно признать совместной собственностью 
супругов. Конечно, профессиональные интересы супругов учитываются при разделе 
их общей собственности, и эти предметы в натуре получит супруг, который ими 
пользуется. Но если их стоимость превышает причитающуюся ему долю, то другому 
супругу присуждается денежная или иная компенсация (см. ст.38 и комментарий 
к ней).

Комментарий к статье 37 кодекса

     Правила, установленные комментируемой статьей о признании имущества одного 
из супругов их совместной собственностью, применяются судебной практикой давно 
и относятся к вещам длительного совместного пользования супругов, к домам, 
дачам, которые из собственности одного супруга, таким образом, переходят в 
совместную собственность. Для этого необходимо установить, что в период брака 
стоимость имущества одного супруга существенно увеличилось за счет общего 
имущества супругов или за счет труда и средств другого супруга. Это положение 
может применяться и к автомашинам, дорогостоящим приборам и оборудованию длительного 
пользования, в современных условиях - к предприятиям. В таких случаях возникает 
вопрос: с какого момента возникает совместная собственность супругов на эти 
предметы. В случае спора этот момент определит суд исходя из изменений, которые 
произошли с предметом в связи с капитальным ремонтом, переоборудованием и 
т.п. и теми вложениями другого супруга, вследствие которых стоимость этого 
имущества увеличилась.

Комментарий к статье 38 кодекса

     1. Раздел общего имущества супругов чаще всего происходит вследствие 
расторжения брака. Он бывает необходим и в случае смерти супруга: ведь по 
наследству переходит только то имущество, которое было собственностью наследодателя. 
Раздел совместной собственности может быть произведен и в период брака, в 
том числе судом, по требованию супруга или по заявлению его кредиторов (см. 
ст.45 и комментарий к ней). В постановлении Пленума Верховного Суда РФ указано, 
что поскольку закон не связывает возможность раздела общего имущества супругов 
с расторжением брака, суд не вправе отказать в приеме искового заявления по 
тому мотиву, что брак между супругами расторгнут не был (Сборник постановлений, 
с.15). Необходимость в таком разделе может быть обусловлена разными причинами. 
Например, супруг хочет подарить часть своего имущества детям или раздел ему 
необходим для уплаты личных долгов. Причинами раздела может быть также фактическое 
прекращение семейных отношений, расточительность одного из супругов. В этих 
и других случаях было бы необоснованно ограничивать права супругов и ставить 
раздел их общей собственности в зависимость от расторжения брака, что могло 
бы стимулировать развод. Поэтому законодатель предполагает, что супруги и 
после раздела имущества будут проживать в браке. В таком случае в соответствии 
с п.6 комментируемой статьи законный режим совместной собственности будет 
распространяться на имущество, которое будет приобретено ими после раздела.
     2. Комментируемая статья употребляет только термин "раздел", а не "выдел" 
имущества. Объясняется это тем, что субъектами общей совместной собственности 
в семейных отношениях являются только супруги. В других случаях, когда субъектами 
общей собственности являются, кроме супругов, другие лица (в крестьянском 
(фермерском) хозяйстве, в приватизированном жилом помещении), участник общей 
собственности будет требовать выдела своей доли.
     3. Положения комментируемой статьи относятся к разделу совместной собственности 
только супругов, т.е. лиц, состоящих в зарегистрированном браке, и к имуществу, 
которое имеется в наличии и находится либо у супругов, либо у третьих лиц. 
Если же при рассмотрении спора в суде выяснится, что один из супругов неправомерно 
распорядился им либо скрыл его, то суд учитывает и это имущество или его стоимость.
     4. Чаще всего супруги сами решают вопрос о разделе совместной собственности. 
В случае спора этот вопрос передается на рассмотрение суда. Если супруги хотят 
разрешить спор о разделе общего имущества одновременно с расторжением брака 
(см. ст.24 и комментарий к ней), то суд выясняет, не затрагивает ли спор о 
разделе имущества супругов права третьих лиц (например, других членов крестьянского 
(фермерского) хозяйства, кооператива и т.п.). В последних случаях разрешение 
исков о расторжении брака и разделе имущества в одном процессе не допускается 
и спор в этой части иска должен быть выделен в отдельное производство (БВС 
СССР, 1988, N 2, с.9).
     5. При рассмотрении спора супругов о разделе общего имущества суд сначала 
определяет состав имущества, подлежащего разделу. Для этого устанавливаются 
и выделяются объекты собственности, принадлежащие каждому супругу (см. ст.36 
и комментарий к ней), вещи и права, принадлежащие детям, которые не подлежат 
разделу между супругами. К последним относятся согласно п.5 комментируемой 
статьи вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей детей, 
вклады, внесенные на имя детей.
     К имуществу, не подлежащему разделу, суд согласно п.4 комментируемой 
статьи может отнести вещи и права, приобретенные супругами в период их раздельного 
проживания при прекращении семейных отношений. Это случаи длительного раздельного 
проживания супругов, когда фактически семейные отношения между ними прерваны. 
К ним не относятся случаи раздельного проживания супругов в силу объективных 
причин: нахождения одного из них в длительной командировке, на учебе, на службе 
в армии и т.п.
     6. После определения состава общего имущества, подлежащего разделу, суд 
определяет доли, причитающиеся супругам (см. ст.39 и комментарий к ней), и 
конкретные предметы из состава общего имущества, которые выделяются каждому 
супругу исходя из их интересов и интересов детей. Если раздел конкретных вещей 
в соответствии с долями невозможен, суд определяет супругу денежную или иную 
компенсацию.
     7. При определении имущества, подлежащего разделу между супругами, суд 
не вправе лишать собственников имущества их законной доли. Между тем на практике 
такие случаи встречаются. Махова Л. обратилась с иском к Мокову Н. о расторжении 
брака и разделе совместно нажитого имущества. В составе последнего были автомашина 
и садовый домик с хозяйственными постройками. Суд в соответствии с пожеланиями 
Маховой Л. присудил автомашину мужу, но в признании за Маховой Л. права собственности 
на садовый домик отказал. В решении суда сказано, что "никто не может быть 
лишен права собственности на дом". Суд присудил истцу и ответчику по 1/2 в 
праве собственности на садовый домик. На это решение зам. Генерального прокурора 
РФ принес протест, ссылаясь на необходимость отмены решения на том основании, 
что домик состоит из одной комнаты и совместное пользование им невозможно. 
Однако протест был оставлен без удовлетворения кассационной инстанцией, которая 
признала решение суда обоснованным (БВС РФ, 1995, N 3, с.12).
     Такого же мнения придерживается судебная практика в тех случаях, когда 
совместной собственностью является кооперативная квартира. В 1990 г. Новиков, 
являясь членом ЖСК, предъявил иск к своей бывшей жене о принудительном обмене 
занимаемой ими квартиры в кооперативном доме. Народный суд г.Ставрополя удовлетворил 
иск и, признав за ответчицей право на половину паенакоплений, взыскал с Новикова 
в ее пользу 3778 руб. Решение было отменено. Поскольку в судебном заседании 
было установлено, что паевой взнос за квартиру выплачен полностью до расторжения 
брака из общего совместного имущества супругов, то и квартира является их 
совместной собственностью. В решении суда сказано, что, удовлетворив иск Новикова, 
суд неосновательно лишил ответчицу права собственности на квартиру (БВС РФ, 
1993, N 3, с.15). Решение это опубликовано под заглавием "Если паевой взнос 
за кооперативную квартиру выплачен полностью за счет общего совместного имущества 
супругов, они приобретают право общей совместной собственности на эту квартиру 
независимо от того, кто из них является членом ЖСК, а также факта дальнейшего 
расторжения брака". Также решается вопрос при разделе дачи, гаража, иного 
имущества в соответствующем кооперативе.
     8. Объектом совместной собственности, подлежащей разделу, являются вклады, 
внесенные одним из супругов в банк или иное кредитное учреждение за счет общего 
имущества супругов. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ другие 
лица не могут претендовать на раздел вклада. Если же третьи лица предоставили 
супругам свои средства, то эти лица вправе потребовать возврата своих средств 
на основании общих положений ГК.
     Нельзя также требовать раздела вклада, внесенного другим супругом на 
имя своего родственника, например на имя матери мужа (БВС РСФСР, 1965, N 6, 
с.13-14). Однако если на вклад неосновательно были внесены средства, являющиеся 
общим имуществом, возможно предъявление требований об увеличении доли другого 
супруга при разделе общего имущества.
     При разделе вкладов супругов суд обязан учитывать увеличение размера 
сбережений в результате предусмотренных законодательными актами компенсационных 
выплат на вклад и индексацию целевых вкладов на приобретение легковых автомобилей 
(БВС РФ, 1994, N 1, с.2).
     9. Большое значение сейчас приобретают вопросы раздела и выдела жилой 
площади. Раздел жилого дома, принадлежащего супругам на праве совместной собственности, 
чаще всего производится в натуре, и поскольку дом остается неделимым, он превращается 
в предмет их долевой собственности. Пользование помещениями осуществляется 
по соглашению супругов или по решению суда. Верховный Суд обратил внимание 
судей на то обстоятельство, что поскольку участники общей долевой собственности 
имеют равные права в отношении общего имущества пропорционально своей доле, 
суд должен при выделе доли в натуре передать собственнику часть жилого дома 
и нежилых построек, соответствующие его доле, если это возможно без несоразмерного 
ущерба хозяйственному назначению строения.
     При разделе недостроенного дома учитываются возможности супругов довести 
строительство своей части до конца, а также обязательства по полученной ссуде 
на строительство дома (Постановление Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах, 
возникших в практике судов при применении норм ГК, регулирующих отношения 
собственности на жилой дом" (Сборник постановлений, с.12).
     10. Раздел пая в ЖСК до окончательного погашения кредита возможен только 
в связи с расторжением брака и осуществляется в соответствии с теми средствами, 
которые были внесены супругами из их общего имущества или из личных средств. 
После полного внесения паевого взноса квартира автоматически становится предметом 
права собственности, и раздел ее осуществляется по общим правилам с учетом 
интересов всех лиц, являющихся ее собственниками и имеющих законное право 
пользоваться данной жилой площадью. Аналогично решается вопрос о разделе общей 
собственности на приватизированную квартиру. Поскольку выдел в натуре изолированного 
жилого помещения в квартире, как правило, затруднителен, Верховный Суд РФ 
разъяснил, что выдел участнику общей собственности принадлежащей ему доли 
допустим, если имеется техническая возможность передачи истцу изолированной 
части не только жилых, но и подсобных помещений (кухни, коридора, санузла 
и др.), оборудования отдельного входа. При отсутствии такой возможности суд 
вправе по просьбе истца определить порядок пользования квартирой (Сборник 
постановлений, с.160).
     11. В случаях, когда супруги входят в состав крестьянского (фермерского) 
хозяйства, в котором кроме них и их несовершеннолетних детей были и другие 
лица, раздел общего имущества супругов, не входящего в собственность крестьянского 
хозяйства, производится на общих основаниях. К разделу имущества, являющегося 
общей собственностью хозяйства, применяются правила, установленные ст.258 
ГК. Земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому 
(фермерскому) хозяйству, при выходе одного из его членов из хозяйства разделу 
не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, 
соразмерной его доле в общей собственности на это имущество. Только при прекращении 
крестьянского (фермерского) хозяйства в связи с выходом из него всех его членов 
или по иным основаниям общее имущество подлежит разделу по общим правилам 
гражданского и земельного законодательства. Доли членов хозяйства в праве 
совместной собственности на имущество хозяйства признаются равными, если соглашением 
между ними не установлено иное.
     Принцип неделимости применяется и при наследовании имущества крестьянского 
хозяйства. Если наследники не являются членами хозяйства, они получают наследство 
в виде денежной компенсации. Указанное положение не относится к личному подсобному 
хозяйству, имущество которого наследуется на общих основаниях.

Комментарий к статье 39 кодекса

     1. В п.1 традиционно сформулирован принцип равенства долей супругов в 
их совместной собственности, что соответствует общим положениям о равноправии 
супругов в браке (см. ст.1 СК и комментарий к ней). Следовательно, уровень 
заработной платы и других доходов каждого супруга, как правило, не имеет для 
определения их долей при разделе общего имущества значения, если иное не предусмотрено 
договором между супругами (см. ст.42 и комментарий к ней) или не основано 
на обстоятельствах, указанных в п.2 комментируемой статьи.
     Труд супруга, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, 
уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного 
дохода, является основанием его права на долю в общем имуществе супругов. 
Как следует из этого текста, в качестве такого лица могут выступать как жена, 
так и муж.
     2. Доли, причитающиеся супругам при разделе их совместной собственности, 
определяются как в идеальном, так и в натуральном выражении. Сначала в идеальном 
выражении (1/2, 1/3, 1/5 и т.п.) определяется доля в праве собственности на 
общее имущество, которая, как правило, составляет 1/2. Затем за каждым супругом 
закрепляется определенное имущество в соответствии с его долей. В судебной 
практике был случай, когда суд разделил между супругами жилой дом в натуре, 
определив принадлежность мужу и жене определенных частей строения без указания 
доли, которая причиталась каждому супругу в праве собственности на дом. Это 
решение было отменено Верховным Судом, который указал, что суд должен был 
определить истцу и ответчику доли в праве собственности (БВС РСФСР, 1963, 
N 1, с.23).
     3. В случаях, предусмотренных в п.2, суд вправе отступить от принципа 
равенства долей супругов в их общем имуществе. Причинами для увеличения доли 
супруга могут быть интересы несовершеннолетних детей, оставленных проживать 
с ним, его нетрудоспособность, болезнь и др.; для уменьшения доли - неполучение 
супругом доходов по неуважительной причине, нерациональное распоряжение общим 
имуществом и др. Однако отступление судом от принципа равенства долей должно 
быть обосновано и обязательно мотивировано в судебном решении. В противном 
случае такое решение подлежит отмене. Например, К. обратилась в суд с иском 
к Н. о разделе совместно нажитого имущества, в составе которого были автомашина 
и гараж. Вопреки просьбе ответчицы, которая просила оставить эти предметы 
в ее собственности, т.к. автомашина была выделена ей по месту работы в качестве 
поощрения и зарегистрирована в ГАИ на ее имя, народный суд выделил машину 
и гараж мужу на том основании, что он водитель-профессионал. Стоимость всего 
совместно нажитого имущества суд разделил в неравных долях. Решение было отменено, 
т.к. оно не было мотивировано. Кассационная инстанция постановила, что суд 
должен был указать в решении обстоятельства и доказательства, на которых основаны 
его выводы, и доводы, по которым он отвергает те или иные доказательства, 
а также законы, которыми руководствовался суд (БВС РФ, 1993, N 7, с.13).

              Глава 8. Договорный режим имущества супругов

     Глава 8 регулирует отношения, новые для семейного законодательства России. 
Введение такой главы отражает задачи семейного законодательства в современных 
условиях, которые требуют повышения самостоятельности супругов при определении 
их имущественных взаимоотношений, в первую очередь для учета интересов предпринимателей 
в условиях рыночной экономики.

Комментарий к статье 40 кодекса

     1. Комментируемая статья предоставляет возможность супругам своим соглашением 
самостоятельно определить свои имущественные права и обязанности в период 
брака и на случай его расторжения. Действовавшее ранее семейное законодательство 
регулировало эти отношения императивными нормами, не допуская отступлений 
от законного режима имущества супругов. Если эти нормы в основном соответствовали 
интересам супругов в отношении предметов потребительского назначения, то в 
современных условиях, когда в составе имущества супругов может быть недвижимость, 
средства производства, правовое регулирование их имущественных отношений часто 
требует иных решений, что и достигается заключением между ними брачного договора.
     2. Брачный договор представляет собой одну из разновидностей гражданско-правового 
договора, обладающего, однако, определенной спецификой. По сравнению с другими 
гражданско-правовыми договорами его особенностями являются: особый субъектный 
состав, содержание и предмет договора. При этом брачный договор должен соответствовать 
основным требованиям, предъявляемым к гражданско-правовым сделкам, как по 
форме заключения, так и по содержанию и свободе волеизъявления сторон (см. 
ст.44 СК и комментарий к ней).
     Субъектами брачного договора могут быть только лица, вступающие в брак, 
и супруги. В случаях, когда брачный договор заключается лицами перед вступлением 
в брак, он вступает в силу только с момента заключения брака (см. ст.10 СК 
и комментарий к ней). Если брак не будет заключен, договор аннулируется. Таким 
образом, заключение брачного договора до вступления в брак можно рассматривать 
как договор с отлагательным условием.
     Содержанием брачного договора является установление того или иного правового 
режима имущества супругов. Особенностью предмета брачного договора является 
то, что его условия могут относиться не только к уже существующим имущественным 
правам, но и к будущим предметам и правам, которые могут быть приобретены 
супругами в период брака (см. ст.42 СК и комментарий к ней).
     3. Введение в семейное законодательство России брачного договора не означает, 
что все лица при вступлении в брак или в период брака обязаны заключать такой 
договор. Закон лишь предоставляет будущим супругам и супругам право самостоятельно 
определять в брачном договоре свои имущественные взаимоотношения в браке, 
но не обязывает их к этому. Нужно полагать, что и в настоящее время большинство 
лиц не будет заключать брачный договор, если их имущество состоит преимущественно 
из предметов потребительского назначения. В этом случае их отношения будут 
регулироваться нормами о законном режиме имущества супругов (см. ст.33-39 
и комментарий к ним).
     В современных условиях заключение брачного договора должно представлять 
интерес главным образом для супруга-предпринимателя, желающего оградить в 
случае развода свое предприятие от раздела всего имущества, как это предусмотрено 
ст.38 (см. комментарий к ней). Кроме того, заключение брачного договора позволит 
супругам избежать споров, которые часто возникают после прекращения брака.
     4. Законодательство развитых стран Запада уже давно признало целесообразным 
заключение брачного договора. В разных странах этот институт имеет особенности, 
но основной целью брачного договора является предоставить супругам достаточно 
широкие возможности для определения в браке своих имущественных отношений 
с тем, чтобы они могли отступить от режима имущества, установленного законом, 
который автоматически начинает действовать с момента заключения брака. Практика 
заключения брачного договора существует, как правило, в состоятельных семьях. 
В брачном договоре определяется право собственности на имущество мужа и жены, 
принадлежавшее им до брака и приобретенное в период брака, иногда предусматриваются 
имущественные санкции на случаи развода. При разрешении впоследствии спора 
между супругами суд будет руководствоваться не предписаниями закона, а положениями 
брачного договора.

Комментарий к статье 41 кодекса

     1. Статья устанавливает порядок и форму заключения брачного договора, 
предусматривая для него необходимость письменной формы и нотариального удостоверения. 
Следовательно, такой договор заключается не при регистрации брака в органах 
загса, а до или после этого в нотариальной конторе в присутствии каждого из 
супругов лично. Брачный договор, заключенный с нарушением условий о форме, 
является ничтожным.
     2. Договор может быть заключен на определенный срок или бессрочно. Он 
может поставить возникновение некоторых правоотношений в зависимость от определенных 
обстоятельств, например, рождения детей.
     3. Порядок заключения брачного договора в зарубежных странах тоже, как 
правило, требует соблюдения письменной формы и присутствия супругов. Во Франции 
он подлежит нотариальному удостоверению. В Италии он должен быть зарегистрирован 
в местном органе власти, а если договор касается недвижимого имущества, то 
он должен быть зарегистрирован в органах, регистрирующих сделки с недвижимостью.
     Во многих зарубежных странах обеспечен свободный доступ заинтересованных 
лиц для ознакомления с содержанием брачного договора. Это правило обеспечивает, 
в первую очередь, интересы кредиторов супругов. Оно важно, главным образом, 
для отношений в сфере предпринимательства.

Комментарий к статье 42 кодекса

     1. СК не ограничивает круг вопросов по поводу имущества супругов, которые 
можно урегулировать в брачном договоре. Этот круг охватывает в основном четыре 
вида отношений.
     1) Супруги вправе изменить установленный законом режим собственности 
как в отношении добрачного имущества, так и в отношении имущества, нажитого 
в браке (см. ст.34 СК и комментарий к ней) и определить, что на добрачное 
имущество супругов или на отдельные его объекты будет распространяться режим 
общей - совместной или долевой собственности. Имущество, нажитое ими в браке, 
может по брачному договору считаться находящимся в долевой или раздельной 
собственности супругов. Эти положения могут применяться не ко всему нажитому 
в браке имуществу, а лишь к отдельным его видам. Эти положения могут относиться 
как к имуществу, находящемуся в собственности супругов, так и к доходам и 
предметам, которые будут приобретены в будущем.
     Супруги вправе также установить для себя режим, сочетающий отдельные 
признаки раздельности и общности. Например, текущие доходы будут находиться 
в общей собственности супругов, а имущество, используемое для предпринимательской 
деятельности, - в раздельной.
     2) Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности 
по распределению семейных расходов. Это положение относится как к повседневным 
расходам, так и к другим расходам, например, на обучение членов семьи, на 
содержание или улучшение имущества, принадлежащего обоим супругам или одному 
из них, и т.п.
     3) Супруги могут в брачном договоре предусмотреть условия по взаимному 
содержанию. Эти условия должны соответствовать требованиям главы 16 СК (см. 
комментарий к ней).
     Порядок и размер алиментных выплат супруга на содержание другого супруга 
могут быть определены в специальном соглашении об уплате алиментов (см. ст.99 
СК и комментарий к ней).
     4) Супруги вправе определить в брачном договоре имущество, которое будет 
передано каждому из них в случае расторжения брака. Включение такого условия 
в брачный договор целесообразно особенно в тех случаях, когда один из супругов 
в период брака не имел своего дохода, а занимался домашним хозяйством и уходом 
за детьми, и после расторжения брака может оказаться в затруднительном положении 
без соответствующего материального обеспечения. Конечно, в таких случаях неизбежно 
возникает вопрос о причинах расторжения брака, и предоставление имущества 
на случай развода целесообразно в брачном договоре связать с наличием определенных 
условий.
     3. В комментируемой статье указана возможность включать в брачный договор 
любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов. Однако 
свобода брачного договора не безгранична. Поэтому следует настороженно относиться 
к рекомендациям, которые сейчас встречаются в печати, если они слишком широко 
трактуют возможности брачного договора. Ограничения касаются личных неимущественных 
отношений между супругами, их прав в отношении детей. Неверно полагать, что 
супруги могут в брачном договоре предусмотреть формы участия в воспитании 
детей и в уходе за ними, если эти формы не ограничиваются несением расходов 
на воспитание и обучение детей или иными имущественными правами и обязанностями 
супругов, которые могут определяться их соглашением.
     Серьезные ограничения свободы брачного договора связаны с положением 
ст.22 ГК, согласно которой недопустимо лишение и ограничение правоспособности 
и дееспособности граждан. В п.3 ст.22 ГК определено, что "полный или частичный 
отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные 
на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением 
случаев, когда такие сделки допускаются законом". Статью 42 СК нельзя рассматривать 
в качестве такого исключения. В п.3 комментируемой статьи воспроизведено положение 
ст.22 ГК о том, что брачный договор не может ограничивать правоспособность 
и дееспособность супругов. Брачным договором не может быть предусмотрена обязанность 
одного супруга передавать в собственность другому все нажитое во время брака 
имущество или все получаемые доходы, поскольку это поставит одного из супругов 
в крайне неблагоприятное положение. Нельзя принять на себя обязательство, 
ограничивающее свободу завещания, поскольку это право предусмотрено законом 
и входит в содержание правоспособности гражданина (ст.534 ГК 1964).
     Ограничения свободы брачного договора основаны также на общем положении 
п.3 комментируемой статьи, которое обязывает супругов при заключении брачного 
договора соблюдать принципы семейного законодательства (см. ст.1 СК и комментарий 
к ней), не ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, 
в том числе не ограничивать право нетрудоспособного нуждающегося супруга на 
получение алиментов от другого супруга.
     Условия брачного договора, нарушающие требования п.3 ст.42 СК, являются 
ничтожными. Если условия брачного договора ставят одного из супругов в крайне 
неблагоприятное положение ("кабальная сделка"), признание этих условий договора 
недействительными производится судом по иску заинтересованного лица (см. ст.44 
СК и комментарий к ней).
     5. Из сказанного не следует, что супруги не вправе включать в брачный 
договор иные положения, не предусмотренные в комментируемой статье, но определяющие 
их имущественные отношения в браке. К таким положениям можно отнести, например, 
условие о предоставлении членам семьи в пользование жилой площади, принадлежащей 
на праве собственности одному супругу, обязательства по оказанию материальной 
помощи родителям другого супруга, наименование конкретных предметов, которые 
признаются собственностью супругов, и др. Несмотря на указанные ограничения, 
брачный договор предоставляет супругам достаточно широкие возможности для 
самостоятельного определения имущественных отношений. Законность условий брачного 
договора будет обеспечена при нотариальном удостоверении этого договора, т.к. 
нотариусы проверяют заверяемые ими документы на соответствие их закону.
     6. В Своде законов Российской Империи был установлен принцип раздельности 
имущества супругов, из которого вытекала возможность супруга самостоятельно 
распорядиться своим имуществом (т.X, ч.1 ст.114). На муже лежала обязанность 
содержания семьи. "Предбрачный договор" применялся только в Польше, которая 
тогда входила в состав Российской Империи. Предбрачный договор мог быть заключен 
только до брака, подлежал нотариальному удостоверению, должен был быть указан 
в акте бракосочетания и мог изменять только те имущественные отношения супругов, 
которые определялись местными законами.
     В современном зарубежном законодательстве супругам предлагаются различные 
варианты брачного договора, что облегчает им выбор правового режима имущества 
в браке. Так, во Франции законодатель предлагает на выбор супругам четыре 
различных режима имущества, которые учитывают наиболее часто встречающиеся 
на практике ситуации. В числе таких типовых вариантов Французский гражданский 
кодекс предлагает: а) общность всего имущества супругов; б) общность имущества, 
которая распространяется только на движимые вещи и на имущество, приобретенное 
каждым супругом после заключения брака; в) определение неравных прав супругов 
в общем имуществе; г) определение, что в случае расторжения брака один из 
супругов будет иметь право выбора определенной части из общего имущества. 
В законе предусмотрены и разные варианты управления общим имуществом супругов. 
Например, супруги могут в брачном договоре определить, что они будут управлять 
общим имуществом совместно и подписывать все документы по распоряжению имуществом 
по взаимному согласию. Они могут установить, что доверяют друг другу управление 
общим имуществом и каждый из них вправе действовать за другого. Супруги могут 
определить конкретные объекты, которыми они будут управлять раздельно или, 
наоборот, совместно. Будущие супруги вправе самостоятельно разработать условия 
их брачного договора. Как правило, они в этих случаях прибегают к услугам 
юриста. В законе предусмотрены ограничения свободы брачного договора. Последний 
не должен противоречить "добрым нравам", не должен нарушать основополагающие 
нормы гражданского и семейного права. Положения брачного договора не должны 
нарушать равноправие супругов, ограничивать их свободу в выборе профессии, 
роде занятий.
     В законах других европейских государств часто указано, что положения 
брачного договора не должны нарушать равноправия супругов, не должны отменять 
обязанности взаимной верности, помощи и поддержки, ограничивать их личные 
права и обязанности по воспитанию и содержанию детей.
     В американском праве известное развитие получили так называемые "добрачные 
соглашения" лиц, вступающих в брак. Они должны удовлетворять общим требованиям, 
предусмотренным законом для действительности гражданско-правовых договоров, 
и могут предусматривать любые условия будущей совместной жизни супругов. На 
практике в таких соглашениях часто содержатся условия о воспитании и содержании 
детей, иногда подробные условия о распределении обязанностей при ведении общего 
хозяйства, которые, как правило, не могут быть принудительно исполнены. В 
случае споров они не учитываются судом. В качестве общего правила предусмотрено, 
что брачный договор должен быть во всех отношениях "разумным" и "справедливым".

Комментарий к статье 43 кодекса

     1. В период действия брачного договора ни один из супругов не вправе 
в одностороннем порядке отказаться от выполнения его условий. Однако изменение 
и расторжение брачного договора, как и всякого гражданско-правового договора, 
возможны по соглашению супругов, что соответствует принципу свободы договора. 
Обязательства сторон считаются прекращенными или измененными с момента заключения 
соглашения об изменении или расторжении договора, если иное не установлено 
соглашением сторон.
     2. Поскольку для заключения брачного договора закон требует письменной 
формы и нотариального удостоверения (ст.41 СК), то изменение или расторжение 
этого договора может иметь правовое значение лишь при соблюдении сторонами 
указанной формы.
     3. В случае недостижения согласия супругов брачный договор может быть 
изменен или расторгнут по требованию одного из них судом. Другие лица не вправе 
заявлять подобные требования. Суд при решении этого дела будет руководствоваться 
ст.450, 451 ГК, в которых указаны основания изменения и расторжения договора. 
Основным из них является существенное нарушение договора другой стороной. 
Последним признается нарушение,которое влечет для другой стороны такой ущерб, 
что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать 
при заключении договора. Это основание рассчитано в основном на хозяйственные 
отношения, однако его можно применить и к брачному договору, если под ущербом 
понимать всякий, в том числе и моральный вред, причиненный нарушением условий 
договора другой стороной. Целесообразно при заключении договора указать нарушения, 
которые признаются существенными и могут быть основанием изменения или расторжения 
брачного договора.
     4. Специальным основанием изменения или расторжения договора является 
предусмотренное ст.451 ГК существенное изменение обстоятельств, из которых 
стороны исходили при заключении договора. В ст.451 ГК указано, что изменение 
обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, 
если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими 
заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. В п.2 этой 
статьи указаны конкретные основания, которыми должен руководствоваться суд 
при принятии положительного решения. Однако эти основания рассчитаны на гражданско-правовые 
отношения и связаны в основном с конъюнктурой рынка. Они непосредственно не 
применимы к отношениям, возникающим из брачного договора, для которого существенные 
изменения, по-видимому, ограничатся изменением материального или семейного 
положения супругов. Целесообразно такие изменения тоже заранее определить 
в брачном договоре в качестве оснований его изменения и расторжения.
     5. В соответствии со ст.453 ГК при расторжении договора обязательства 
сторон прекращаются на будущее время с момента достижения соглашения сторон, 
а при разрешении спора судом - с момента вступления решения суда в законную 
силу. По требованию любой из сторон суд определит последствия расторжения 
договора.
     При изменении условий договора права и обязанности сторон сохраняются 
в измененном виде. Договор сохраняет свое действие на будущее время, но изменяются 
его отдельные условия и содержание обязательства.
     6. Действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака. 
В этом случае нет необходимости расторгать брачный договор, т.к. большинство 
его условий автоматически прекращают действовать. Исключения составляют обязательства 
супругов, специально предусмотренные в брачном договоре на случай расторжения 
брака, в частности, обязательства по разделу общего имущества, о предоставлении 
содержания супругу и др.

Комментарий к статье 44 кодекса

     1. Брачный договор, не соответствующий требованиям закона, является недействительным. 
Признание договора недействительным нужно отличать от расторжения договора 
(см. ст.43 СК и комментарий к ней). Расторжение договора - это досрочное прекращение 
действительного договора на будущее время. Права и обязанности сторон существовали 
и осуществлялись ими на законном основании, но с момента расторжения договора 
они прекращают действовать. Недействительный договор не влечет тех правовых 
последствий, на которые он был направлен, как правило, с момента его совершения.
     Брачный договор может быть ничтожным или оспоримым.
     2. Недействительность договора означает, что он был заключен с нарушением 
требований закона. Общие основания признания договора недействительным перечислены 
в ГК. Из оснований признания брачного договора недействительным, указанных 
ГК, наибольшее значение имеют: незаконное содержание договора, несоблюдение 
формы договора, совершение договора недееспособным лицом, несоответствие подлинной 
воли сторон волеизъявлению в договоре.
     3. Специальные основания признания брачного договора недействительным 
установлены п.2 ст.44 и п.3 ст.42 СК (см. п.3 ст.42 и комментарий к нему). 
При наличии таких нарушений условие брачного договора является ничтожным, 
что означает его недействительность с самого начала включения его в договор. 
Хотя ничтожность такого условия не требует признания его недействительным 
судом, заинтересованные лица часто обращаются в суд с заявлением о признании 
его недействительным. Суд должен принять такое заявление к своему рассмотрению 
и вынести решение по существу. Обратиться в суд с таким заявлением вправе 
не только супруг, но и другие лица, например родители, другие родственники 
супруга. Последствием такой сделки является возврат каждой стороной всего 
полученного по сделке, а при наличии умысла стороны в заключении сделки, совершенной 
с целью, противной основам правопорядка и нравственности, полученное ею взыскивается 
в доход РФ (ст.169 ГК), что не исключает привлечения виновной стороны к публичной 
ответственности. Для исков о применении последствий недействительности ничтожных 
сделок законом установлен 10-летний срок исковой давности, который начинает 
течь со дня, когда началось ее исполнение (ст.181 ГК).
     4. Брачный договор может быть признан недействительным по требованию 
одного из супругов, если были нарушены условия о дееспособности или свободе 
волеизъявления при заключении договора. В этом случае брачный договор является 
оспоримым. К таким сделкам относятся сделки, совершенные лицом, ограниченным 
в дееспособности (ст.176 ГК), лицом, не способным понимать значения своих 
действий или руководить ими (ст.177 ГК), сделки, заключенные под влиянием 
заблуждения, имеющего существенное значение (ст.178 ГК), совершенные под влиянием 
обмана, насилия, угрозы или стечения тяжелых обстоятельств (ст.179 ГК), а 
также содержащие такое условие брачного договора, которое ставит супруга в 
крайне неблагоприятное положение ("кабальные сделки"). Во всех таких случаях 
заявление о признании договора недействительным вправе предъявить только супруг, 
а при его недееспособности - его законный представитель. Срок давности для 
оспаривания таких сделок установлен в ст.181 ГК в один год.
     5. Возможно, что только некоторые условия заключенного брачного договора 
недействительны. Тогда брачный договор в остальной части сохранит свое действие. 
В соответствии со ст.180 ГК недействительность части сделки не влечет за собой 
недействительность прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была 
бы совершена и без включения недействительной ее части.

           Глава 9. Ответственность супругов по обязательствам

Комментарий к статье 45 кодекса

     1. Статья воспроизводит действующие раньше правила о том, что супруги 
отвечают по своим личным обязательствам как имуществом каждого из них, так 
и общим имуществом. Определение должника по обязательствам зависит от времени 
возникновения обязательства, его цели и назначения полученных средств. Если 
обязательство супруга возникло или связано с его долгом до вступления в брак 
или принято им на себя хотя и во время брака, но с целью удовлетворения только 
своих интересов или имеет целью покрыть расходы, необходимые для сохранения 
или улучшения лишь ему принадлежащего имущества, то по таким обязательствам 
супруг отвечает только принадлежащим ему имуществом. Обязательствами лишь 
одного, а не обоих супругов являются и те, которые непосредственно связаны 
с его личностью, например, его обязательства по уплате алиментов на содержание 
детей от первого брака, обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни, 
здоровью или имуществу других лиц. По таким обязательствам другой супруг не 
несет ответственности ни принадлежащим ему имуществом (см. ст.36 СК и комментарий 
к ней), ни долей в общем имуществе супругов. Исключение составляет случай, 
предусмотренный в ч.2 п.2 ст.45 СК.
     2. Если имущества супруга недостаточно для удовлетворения требований 
кредиторов, то по его личным долгам взыскание может быть обращено на долю 
в общей собственности. Для этого нужно сначала определить размер этой доли, 
что требует раздела общего имущества (см. ст.38, 39 СК и комментарий к ним). 
В таких случаях в соответствии со ст.255 ГК обращение взыскания на общее имущество 
ограничено двумя условиями: 1) у участника общей собственности не должно быть 
другого имущества для удовлетворения требования кредитора; 2) другой участник 
общей собственности - в данном случае второй супруг - вправе выкупить эту 
долю или отдельные объекты по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, 
с обращением вырученных супругом-должником средств, полученных в результате 
выкупа, в погашение долга. При отказе выкупить долю кредитор супруга-должника 
вправе требовать по суду обращения взыскания на долю должника.
     3. Положение, предусмотренное в ч.2 п.2 ст.45 СК, представляет исключение 
из общего правила об ответственности каждого супруга по его личным долгам. 
В ч.2 п.2 установлено, что взыскание может быть обращено на общее имущество 
супругов или его часть, если приговором суда установлено, что общее имущество 
супругов было приобретено или увеличилось за счет средств, полученных одним 
из супругов преступным путем. Это положение действовало и раньше. Здесь нужно 
различать два случая: а) взыскание имущества в возмещение ущерба, причиненного 
преступлением одного супруга, за счет общего имущества супругов; б) конфискацию 
имущества супруга в виде наказания за совершенное преступление.
     В первом случае, если средства, полученные преступным путем, были потрачены 
на приобретение или увеличение общего имущества супругов, справедливо возместить 
ущерб потерпевшему за счет неосновательного увеличения общего имущества супругов. 
Объектом взыскания могут быть как вещи, приобретенные за счет неправомерно 
полученных средств, так и денежные средства или иные объекты общей собственности 
супругов. Имущество, принадлежащее другому супругу, не может быть объектом 
взыскания.
     В отличие от обращения взыскания на общее имущество супругов в целях 
возмещения ущерба, причиненного преступлением, конфискация имущества применяется 
по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения 
(ст.243 ГК). Конфискация предусмотрена в качестве уголовного наказания в ст.46, 
52 и других УК. В приговоре суда указывается, какое имущество подлежит конфискации. 
При этом не имеет значения, ни соотношение стоимости конфискованного имущества 
с размером ущерба, причиненного преступлением, ни источник приобретения имущества. 
Конфискация может распространяться и на долю супруга в общем имуществе. На 
долю другого супруга в общей собственности конфискация не распространяется.
     При конфискации доли в общей собственности на неделимую вещь (например, 
на дом) другой супруг вправе требовать, чтобы вся вещь была передана ему в 
собственность при выплате им половины ее стоимости. Этого положения давно 
придерживается судебная практика (БВС СССР, 1970, N 5, с.12).
     4. В случаях, указанных выше, при совершении преступления одним супругом 
защита законных интересов другого супруга осуществляется путем предъявления 
им иска в суд об освобождении принадлежащего ему имущества от ареста (исключения 
из описи) и освобождения от взыскания принадлежащих ему вещей. По этому вопросу 
Пленум Верховного Суда РФ принял специальное постановление "О практике рассмотрения 
судами РФ дел об освобождении имущества от ареста (исключения из описи)". 
Судам рекомендовано "...тщательно проверять, является ли истец собственником 
имущества, на которое наложен арест... не признано ли это имущество по приговору 
суда приобретенным на средства, добытые преступным путем... следует строго 
руководствоваться требованиями ст.54 ГПК РСФСР о том, что принадлежность отдельных 
видов имущества может быть подтверждена лишь определенными средствами доказывания. 
При отсутствии таких доказательств иск не подлежит удовлетворению" (Сборник 
постановлений, с.68). В том же постановлении разъяснено, что если иск супруга 
удовлетворен в отношении конфискованного имущества, то такое имущество передается 
истцу в натуре, если оно не реализовано или не обращено в переработку. В противном 
случае истцу возмещается сумма, вырученная от реализации конфискованного имущества 
(п.8).
     5. По общим долгам супруги отвечают перед кредиторами как общим, так 
и принадлежащим каждому из них имуществом. Нужно различать случаи, когда обязательство 
возникло из сделки, заключенной одним супругом, или из их совместного обязательства. 
Право супруга осуществлять единолично действия по распоряжению совместной 
собственностью установлено ст.35 СК (см. комментарий к ней). Следовательно, 
согласие другого супруга предполагается и по обязательствам, вытекающим из 
таких сделок. Долги, сделанные супругом в интересах семьи или обоих супругов, 
считаются общими долгами, если все полученное по обязательству использовано 
или предназначено для нужд семьи.
     Общими долгами безусловно являются долги, основанные на совместных обязательствах 
супругов. Общими являются и долги, вытекающие из совместного причинения вреда 
супругами третьим лицам.
     6. Если из совместной собственности супругов нельзя удовлетворить требования 
кредиторов, взыскание может быть обращено на имущество каждого из супругов. 
Для таких случаев ч.1 п.2 ст.45 СК устанавливает солидарную ответственность 
супругов, которая способствует надежной защите имущественных прав кредиторов. 
При солидарной ответственности должников кредитор вправе требовать наложения 
взыскания на имущество любого из должников как для полного, так и для частичного 
удовлетворения требования (ст.323 ГК). Порядок предъявления требований зависит 
от усмотрения кредитора и, как правило, определяется возможностью должников 
удовлетворить его требования быстро и в полной мере.
     7. Согласно п.3 ст.45 СК обращение взыскания на имущество супругов может 
применяться по требованиям о возмещении вреда, причиненного их несовершеннолетними 
детьми жизни, здоровью и имуществу других лиц. Эти обязательства предусмотрены 
в ст.1073-1075 ГК. Указанные нормы в основном воспроизводят правила прежнего 
законодательства о том, что за вред, причиненный несовершеннолетними, не достигшими 
14 лет, отвечают их родители. Различие заключается в том, что в ГК 1964 г. 
возраст несовершеннолетнего был определен в 15 лет. За вред, причиненный несовершеннолетним 
в возрасте от 14 до 18 лет, родители отвечают, если у самого несовершеннолетнего 
нет доходов или иного имущества, достаточного для возмещения причиненного 
им вреда. В обоих случаях родители отвечают, если не докажут, что вред возник 
не по их вине.
     Новым является положение ст.1075 ГК о том, что суд может возложить ответственность 
за вред, причиненный несовершеннолетним, на родителя, лишенного родительских 
прав, если вред был причинен в течение 3-х лет после лишения родителя родительских 
прав и если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием 
ненадлежащего осуществления родительских обязанностей.
     Новым является и положение, сформулированное ст.1078 ГК, на основании 
которого установлена (при наличии определенных условий) имущественная ответственность 
родителей за вред, причиненный их совершеннолетними детьми, которые не могли 
понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического 
расстройства.
     Во всех таких случаях суд может обратить взыскание как на общее имущество 
супругов, так и на имущество каждого из них в зависимости от достаточности 
общего имущества для возмещения вреда и виновности родителей. Следует специально 
отметить, что судебная практика не считает факт раздельного жительства супругов 
или факт отдельного проживания родителя от ребенка достаточным для освобождения 
родителя от ответственности за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми.

Комментарий к статье 46 кодекса

     1. Комментируемая статья направлена на защиту имущественных прав и интересов 
кредитора при заключении, изменении или расторжении должником брачного договора. 
Все это может существенно изменить материальное положение должника и, следовательно, 
повлиять на исполнение им своего обязательства перед кредитором. Поэтому супруг 
должен поставить своих кредиторов в известность о заключении брачного договора 
и о его содержании, а также о последующем изменении или расторжении им брачного 
договора.
     2. Кредиторы супруга-должника вправе потребовать изменения или расторжения 
с супругом договора, что соответствует положениям ст.451 ГК, которая устанавливает 
в качестве общего основания изменения или расторжения договора "существенное 
изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора". 
Хотя ст.451 ГК рассчитана на изменение конъюнктуры рынка в хозяйственных отношениях 
и не все ее условия применимы к семейным отношениям, однако она может служить 
основанием для изменения или расторжения договора, заключенного супругом с 
кредиторами, поскольку последние не могли предвидеть изменений в материальном 
положении должника в связи с заключением, изменением или расторжением брачного 
договора, если условия брачного договора могут препятствовать надлежащему 
исполнению должником своих обязательств перед кредитором и, следовательно, 
представляют угрозу имущественным интересам последнего.
     Заключение, изменение или расторжение брачного договора может явиться 
основанием к досрочному взысканию долга кредитором при расторжении им договора. 
При недостижении согласия кредитор супруга-должника может обратиться в суд, 
который примет решение об изменении или расторжении договора в соответствии 
со ст.451 и 452 ГК.
     Изменение условий договора может состоять в предоставлении дополнительных 
способов обеспечения своих обязательств супругом-должником, например, предоставлении 
им залога, поручительства и т.п.
     3. При нарушении супругом-должником обязательств об уведомлении кредитора 
о заключении, изменении или расторжении брачного договора должник отвечает 
перед кредитором независимо от содержания брачного договора. Это, в частности, 
означает, что на имущество должника может быть наложено взыскание, как если 
бы договор не был заключен, изменен или расторгнут, независимо от того, что 
это имущество по условиям брачного договора стало совместной собственностью 
супругов или перешло в собственность другого супруга.
     Таким образом, кредитор, которого должник не уведомил о заключении, изменении 
или расторжении брачного договора, имеет право выбора между возможностями, 
указанными в п.1 и 2 ст.46 СК. Он может потребовать от должника исполнения 
обязательства независимо от содержания брачного договора или потребовать изменения 
либо расторжения заключенного с супругом договора в связи с существенно изменившимися 
обстоятельствами, если эти изменения соответствуют условиям, предусмотренным 
в ст.451 ГК.

            Раздел IV. Права и обязанности родителей и детей

               Глава 10. Установление происхождения детей

Комментарий к статье 47 кодекса

     1. Комментируемая статья закрепляет одно из основополагающих положений 
российского семейного права о том, что основанием возникновения прав и обязанностей 
родителей и детей является происхождение детей, удостоверенное в установленном 
законом порядке. Впервые это положение было сформулировано в Декрете ВЦИК 
и СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. "О гражданском браке, о детях и о ведении 
книг актов гражданского состояния" (СУ РСФСР, 1917, N 11, ст.160). Этим Декретом 
были полностью уравнены дети, рожденные в браке, и внебрачные дети, и тем 
самым было ликвидировано само понятие незаконнорожденности.
     СК предусматривает, что дети, родившиеся от лиц, не состоящих между собой 
в браке, имеют по отношению к своим родителям такие же права и обязанности, 
как и дети, рожденные в браке, при условии, что их происхождение было удостоверено 
в установленном законом порядке (ст.53 СК).
     2. Происхождение детей от конкретных лиц должно быть удостоверено в установленном 
законом порядке. Таким порядком является регистрация рождения ребенка в органах 
загса. Только в этом случае происхождение ребенка становится юридическим фактом 
и порождает правовые последствия.
     Регистрация рождения производится по месту рождения ребенка либо по месту 
жительства родителей или одного из них. На основании регистрации выдается 
свидетельство о рождении ребенка, которое является доказательством происхождения 
ребенка от указанных в нем родителей (родителя).
     Запись о рождении ребенка в книге регистрации рождений (и соответственно 
в свидетельстве о рождении) может быть исправлена лишь на основании решения 
суда в порядке, предусмотренном ГПК (ст.268-270).
     Происхождение ребенка от матери и отца устанавливается в порядке, предусмотренном 
ст.48-50 СК (см. комментарий к ним).
     При наличии спора о происхождении ребенка вопрос решается в судебном 
порядке на основании ст.52 СК (см. комментарий к ней).

Комментарий к статье 48 кодекса

     1. По общему правилу, происхождение ребенка от матери удостоверяется 
органами загса на основании справки из родильного дома или иного медицинского 
учреждения, в котором происходили роды. В отличие от прежнего законодательства, 
СК специально предусматривает случаи рождения ребенка вне медицинского учреждения. 
В таких случаях происхождение ребенка от матери может быть удостоверено медицинскими 
документами, к числу которых относится медицинское заключение, выданное врачом, 
присутствовавшим при родах, либо врачом скорой помощи, приехавшим уже после 
родов, либо справкой, выданной медицинским учреждением, в которое обратилась 
женщина уже после того, как родился ребенок, или иным подобного рода документом. 
Кроме того, СК допускает возможность использования свидетельских показаний 
при установлении происхождения ребенка, что до введения его в действие предусматривалось 
только Инструкцией о порядке регистрации актов гражданского состояния в РСФСР, 
утвержденной постановлением Совета Министров РСФСР от 17 октября 1969 г. N 
592 (СП РСФСР, 1969, N 22, ст.123). В соответствии с п.11 Инструкции для подтверждения 
факта рождения ребенка необходимы показания двух свидетелей. В комментируемой 
статье не содержится никаких указаний относительно количества свидетелей, 
достаточного для удостоверения факта рождения ребенка. Из этого следует, что 
в таком случае может быть достаточно показаний одного свидетеля. Если по каким-либо 
уважительным причинам (например, болезни) свидетель не может лично явиться 
в органы загса, чтобы подтвердить факт рождения ребенка, его (ее) подпись 
под соответствующим заявлением может быть удостоверена нотариально в порядке, 
предусмотренном Основами законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 
г. (ВВС РФ, 1993, N 10, ст.357). Комментируемая статья предусматривает также 
возможность удостоверения происхождения ребенка на основании иных доказательств. 
К их числу должны быть отнесены любые фактические данные, которые могут быть 
использованы в качестве доказательств по гражданскому делу в соответствии 
с гражданским процессуальным законодательством (см. 49 ГК).
     В некоторых случаях факт происхождения ребенка от матери может нуждаться 
в установлении в судебном порядке (например, если свидетельство о рождении 
оказалось утраченным, а выдача повторного свидетельства невозможна в связи 
с уничтожением архива загса). Это допускается в соответствии со ст.247 ГПК. 
В таких случаях основанием для записи женщины в качестве матери ребенка будет 
вынесенное судом решение об установлении факта, имеющего юридическое значение.
     В том случае, если по ошибке или в результате злоупотребления в качестве 
матери ребенка в книге регистрации рождений была записана другая женщина, 
действительная мать вправе оспорить эту запись в судебном порядке (см. п.1 
ст.52 СК и комментарий к нему). Исключение составляют случаи, когда ребенок 
был рожден в результате применения метода имплантации эмбриона, и женщина, 
родившая ребенка (суррогатная мать), дала согласие на запись в качестве матери 
ребенка другой женщины в порядке, предусмотренном ч.2 п.4 ст.51 СК (см. также 
ч.2 п.3 ст.52 СК).
     Несовершеннолетняя мать вправе признавать и оспаривать свое материнство 
на общих основаниях (см. п.3 ст.62 СК и комментарий к нему).
     2. Российское семейное право, так же как и семейное право других стран, 
исходит из законного предположения, что отцом ребенка, рожденного в браке, 
является муж матери. Это положение, сформулированное еще в римском праве, 
известно как презумпция отцовства. Отцовство мужа матери подтверждается фактом 
регистрации брака. Поэтому женщина, состоящая в браке, при регистрации ребенка 
не должна представлять какие-либо доказательства происхождения ребенка от 
мужа. Для этого ей достаточно предъявить свидетельство о браке.
     Комментируемая статья устанавливает, что отцом ребенка признается муж 
матери, если не доказано иное. Это означает, что запись об отце ребенка, если 
она не соответствует действительности, может быть оспорена в судебном порядке 
в соответствии с п.1 ст.52 СК (см. комментарий к нему). Только в том случае, 
если муж матери был записан отцом ребенка, рожденного в результате применения 
метода искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона в порядке, предусмотренном 
п.4 ст.51 СК, он не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства 
(см. п.3 ст.52 СК и комментарий к нему).
     Презумпция отцовства действует не только во время брака, но также и в 
течение определенного периода времени после его прекращения или признания 
недействительным. Этот период равен сроку, в течение которого может протекать 
беременность. СК заменил срок в 10 месяцев, предусматривавшийся прежним законодательством 
(ч.3 ст.149 КоБС), на срок в 300 дней. Это изменение уточняет возможные сроки 
вынашивания ребенка в соответствии с данными медицины и приводит содержание 
данной нормы в соответствие с общепринятыми международными правовыми нормами. 
Регистрация рождения ребенка, рожденного после прекращения брака или признания 
его недействительным в пределах установленного законом срока, а также запись 
о его родителях производятся в том же порядке, что и регистрация рождения 
и запись о родителях ребенка, брак между родителями которого сохраняет силу.
     3. Пункт 3 комментируемой статьи предусматривает ситуацию, когда, по 
мнению матери ребенка, его отцом не является ее супруг (или бывший супруг). 
В таком случае она вправе зарегистрировать ребенка на основании совместного 
заявления с лицом, считающим себя отцом этого ребенка, в порядке, предусмотренном 
п.5 настоящей статьи, либо обратиться в суд с иском об установлении отцовства 
(см. ст.49 СК и комментарий к ней).
     Вместе с тем мать ребенка, не считающая своего мужа его отцом, не вправе 
требовать, чтобы запись об отце была сделана по ее указанию в порядке, предусмотренном 
п.3 ст.51 СК, и тем самым отказаться вообще от регистрации какого бы то ни 
было мужчины в качестве отца ребенка. Таким правом в соответствии с СК (см. 
п.3 ст.51) наделена только женщина, не состоящая в браке.
     Муж матери, если он считает себя отцом ребенка, вправе оспорить произведенную 
запись на основании п.1 ст.52 СК (см. комментарий к нему).
     4. В пункте 4 комментируемой статьи предусматривается, что если родители 
ребенка не состоят между собой в зарегистрированном браке, они вправе подать 
совместное заявление в органы загса о записи их в качестве родителей ребенка. 
При этом не имеет значения, состоит ли каждый из них в браке с другим лицом 
или нет. Муж матери, если он считает себя отцом данного ребенка, вправе оспорить 
произведенную запись в порядке, предусмотренном п.1 ст.52 СК.
     В случае установления отцовства лица, не состоящего в браке с матерью 
ребенка, т.е. в случае добровольного установлении отцовства, закон требует 
подачи в органы загса совместного заявления отцом и матерью ребенка. Это означает, 
что по общему правилу для добровольного признания мужчиной своего отцовства 
требуется согласие матери ребенка (за исключением предусмотренных в данном 
пункте случаев), поскольку они должны вместе обратиться в органы загса, и 
без согласия матери происхождение ребенка от мужчины, не состоящего с ней 
в браке, удостоверено не будет. Поэтому едва ли можно согласиться с тем, что 
воля матери в таких случаях не имеет значения и что на установление правоотношений 
с ребенком направлена только воля отца (см. Советское семейное право. Под 
ред. В.А.Рясенцева. М., 1982. С.138). В том случае, если мать отказывается 
подать совместное заявление с отцом ребенка, фактический отец вправе требовать 
установления отцовства в судебном порядке (см. ст.49 СК и комментарий к ней).
     В том случае, если один из родителей ребенка не может по уважительной 
причине (болезнь, командировка и др.) явиться лично в органы загса для подачи 
совместного заявления, его подпись под совместным заявлением может быть засвидетельствована 
в установленном законом порядке, каковым является ее нотариальное удостоверение 
(п.42 Инструкции, ст.35-36 Основ законодательства РФ о нотариате).
     5. СК, так же как и прежнее законодательство, устанавливает четыре случая, 
когда отцовство мужчины может быть установлено в добровольном порядке безотносительно 
к согласию матери ребенка. Это смерть матери, признание ее недееспособной, 
невозможность установления ее места нахождения и лишение ее родительских прав. 
Для того, чтобы отец ребенка мог ссылаться на невозможность установления места 
нахождения матери ребенка, не требуется признания ее безвестно отсутствующей 
в порядке, установленном гражданским законодательством (см. 42 ГК). Это необоснованно 
усложнило бы процедуру установления отцовства и регистрации ребенка. В этом 
отношении вполне достаточно, чтобы, несмотря на попытки, предпринятые лицом, 
желающим установить свое отцовство в отношении данного ребенка, и органом 
опеки и попечительства найти мать ребенка, определить ее местонахождение или 
получить ее согласие в установленной форме (если она отказывается прибыть 
для регистрации ребенка) на регистрацию ребенка не удалось.
     СК вводит одно принципиально важное положение, отсутствовавшее в КоБС 
и направленное на охрану прав и интересов ребенка и защиту его от возможных 
злоупотреблений со стороны мужчины, объявляющего себя его отцом. Теперь установление 
отцовства мужчины на основании заявления, поданного только им одним, в перечисленных 
случаях допускается исключительно с согласия органов опеки и попечительства, 
а при отсутствии такого согласия - по решению суда. До принятия СК органы 
загса могли лишь поставить в известность органы опеки и попечительства о том, 
что к ним поступило заявление только от одного отца, личность которого вызывает 
тревогу за дальнейшую судьбу ребенка. Однако они были не вправе ни отказать 
в регистрации установления отцовства, ни отсрочить ее.
     6. Часть вторая комментируемого пункта содержит важную новеллу, касающуюся 
предоставления возможности лицам, не состоящим между собой в браке, при определенных 
обстоятельствах подать совместное заявление в органы загса еще до рождения 
ребенка, и также направленную на максимально полную защиту прав и интересов 
детей. Такое положение существовало в Кодексах о браке и семье ряда бывших 
республик СССР, являющихся теперь независимыми государствами (например, в 
КоБС Эстонии), и оправдало себя на практике. Подача совместного заявления 
об установлении отцовства до рождения ребенка возможна в тех случаях, когда 
есть основания предполагать, что подача такого заявления после рождения ребенка 
может оказаться невозможной или затруднительной. Это возможно, например, в 
случае, если лицо, считающее себя отцом ребенка и собирающееся установить 
свое отцовство в добровольном порядке, будет находиться в долгосрочной командировке 
или на службе в армии и в связи с этим будет лишено возможности приехать и 
подать совместное заявление. Заявление, поданное совместно лицами, не состоящими 
в браке, до рождения ребенка, может быть в любое время отозвано любым из них 
до регистрации рождения ребенка.
     Запись о родителях ребенка в книге регистрации актов о рождении производится 
только после рождения ребенка.
     7. В соответствии с СК несовершеннолетнее лицо, являющееся фактическим 
отцом ребенка, вправе признавать свое отцовство на общих основаниях (см. п.3 
ст.62 СК и комментарий к нему).
     8. Добровольное признание отцовства - это односторонний бесповоротный 
юридический акт, совершенный в органе загса и порождающий правоотношения между 
отцом и ребенком. Признание отцовства является безотзывным волеизъявлением 
с того момента, когда произведена соответствующая запись. Запись об отцовстве 
может быть оспорена только в судебном порядке (см. ст.52 СК и комментарий 
к ней).
     9. Признание отцовства в отношении лиц, достигших совершеннолетия, возможно 
только с их согласия. Если такой совершеннолетний гражданин является недееспособным, 
согласие за него должен дать его опекун или орган опеки и попечительства. 
Это служит гарантией защиты прав и интересов недееспособного от возможных 
злоупотреблений со стороны лица, объявляющего себя его отцом, и позволяет 
допускать установление отцовства в отношении недееспособного только в тех 
случаях, если оно отвечает его интересам.

Комментарий к статье 49 кодекса

     1. Комментируемая статья предполагает две возможные ситуации установления 
отцовства в судебном порядке. Первая, наиболее распространенная, - когда отец 
ребенка отказывается от подачи совместного заявления с матерью ребенка в органы 
загса в порядке, предусмотренном п.4 ст.48 СК. Вторая ситуация - когда мать 
ребенка препятствует фактическому отцу установить свое отцовство в добровольном 
порядке в органах загса. В таком случае происхождение ребенка от данного отца 
может быть установлено судом.
     Если лицо, являющееся фактическим отцом ребенка, узнает, что другой мужчина 
записан в качестве отца этого ребенка, фактический отец вправе оспорить эту 
запись в судебном порядке (см. п.1 ст.52 СК и комментарий к нему) и требовать 
установления его отцовства в отношении данного ребенка.
     2. В статье перечислены лица, наделенные правом обратиться в суд с заявлением 
об установлении отцовства. В их число входят:
     1) один из родителей (истцом по делу об установлении отцовства может 
быть фактический отец в том случае, если мать ребенка отказывается подать 
совместное заявление в орган загса);
     2) опекун или попечитель ребенка;
     3) лицо, на иждивении которого фактически находится ребенок;
     4) сам ребенок по достижении совершеннолетия.
     Несовершеннолетние родители вправе сами требовать установления отцовства 
в отношении своих детей в судебном порядке по достижении 14 лет (см. п.3 ст.62 
СК и комментарий к нему).
     Лицо, которому судом было уже отказано в праве зарегистрироваться в качестве 
отца ребенка в органах загса в случае, когда мать ребенка умерла, недееспособна, 
лишена родительских прав или ее местонахождение неизвестно (см. п.4 ст.48 
СК и комментарий к нему), не вправе требовать установления отцовства в судебном 
порядке. Отказ органа опеки и попечительства дать свое согласие на добровольное 
признание фактическим отцом своего отцовства в органах загса не является препятствием 
для обращения в дальнейшем в суд с требованием об установлении отцовства.
     СК предусматривает, что добровольное установление отцовства в органах 
загса в отношении лица, достигшего возраста совершеннолетия, допускается только 
с его согласия, а если оно признано недееспособным - с согласия его опекуна 
или органа опеки и попечительства (см. п.5 ст.48 СК и комментарий к нему). 
Данное положение распространяется и на требования об установлении отцовства 
в судебном порядке в отношении лиц, достигших совершеннолетия. Отцовство в 
отношении лица, достигшего совершеннолетия, может быть установлено в судебном 
порядке только по требованию самого этого лица, а в случае недееспособности 
- его опекуном или органом опеки и попечительства.
     3. СК не устанавливает никаких сроков для подачи заявления в суд об установлении 
отцовства. Такое заявление может быть подано в любое время (с учетом отмеченного 
выше ограничения 18-летним возрастом) независимо от того, сколько времени 
прошло с момента рождения ребенка, так как для таких требований не установлен 
срок давности.
     4. Дела об установлении отцовства рассматриваются в порядке искового 
производства. Иск предъявляется к предполагаемому отцу, если он отказывается 
от добровольного установления отцовства в органах загса в порядке, предусмотренном 
п.4 ст.48 СК, а если мать препятствует подаче заявления, - то к матери. Если 
к моменту обращения в суд предполагаемого отца ребенка уже нет в живых, дело 
должно рассматриваться в порядке особого производства (установления факта). 
В судебном порядке факт признания предполагаемым отцом ребенка своего отцовства 
может быть установлен только при условии, что он при жизни признавал себя 
отцом данного ребенка (см. ст.50 СК).
     5. СК отменил все предусматривавшиеся прежним законодательством формальные 
основания, подтверждающие происхождение ребенка от данного мужчины (см. Комментарий 
к КоБС, с.48). Теперь судья больше не связан никакими конкретными обстоятельствами 
и должен принимать любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение 
ребенка от конкретного лица. Это значит, что факт происхождения ребенка устанавливается 
судом с учетом всех обстоятельств с применением любых средств доказывания, 
предусмотренных в ст.49 ГПК, в том числе и заключения медико-генетической 
экспертизы.
     Разумеется, суд должен принимать во внимание в том числе и те обстоятельства, 
которые ранее трактовались как подтверждающие происхождение ребенка от данного 
мужчины: совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка 
и ответчиком до рождения ребенка; совместное воспитание либо содержание ими 
ребенка; признание ответчиком отцовства, с достоверностью подтвержденное доказательствами 
(об этом см. Комментарий к КоБС, с.96-97). Однако теперь в соответствии с 
комментируемой статьей даже при отсутствии названных обстоятельств, но при 
условии подтверждения происхождения ребенка данными экспертизы суд может вынести 
решение об установлении отцовства.
     Полный отказ от предусмотренных в прежнем законодательстве обстоятельств, 
подтверждающих происхождение ребенка от ответчика, и обязательное проведение 
медико-генетической экспертизы по всем делам, связанным с установлением отцовства, 
нецелесообразно, неразумно и нереально. Возможны ситуации, когда в проведении 
такой экспертизы нет никакой необходимости, например, в случае подтвержденного 
медицинским документом бесплодия мужа матери ребенка, либо в случае подтвержденного 
раздельного жительства супругов во время предполагаемого зачатия ребенка (командировка, 
экспедиция, дальнее плавание и др.). Кроме того, требование обязательной медико-генетической 
экспертизы неизбежно привело бы к ущемлению прав граждан (как взрослых, так 
и детей).
     Назначение судебно-медицинской экспертизы (гинекологической, биологической 
и других, и в том числе - медико-генетической) при определенной ситуации может 
быть необходимо для разрешения целого ряда вопросов, связанных с происхождением 
ребенка. Результаты экспертизы могут дать ответы на такие вопросы как, например, 
способен ли ответчик к деторождению, не исключается ли отцовство данными состава 
крови ответчика и ребенка, не произошло ли зачатие ребенка в период, когда 
ответчик проживал в другом населенном пункте, выезжал в командировку, отпуск 
и т.д. Судебно-медицинская экспертиза может быть назначена судьей в стадии 
подготовки дела либо в любой стадии процесса до вынесения решения по ходатайству 
сторон, третьих лиц, прокурора или же по собственной инициативе.
     Поскольку по делам об установлении отцовства ни один вид экспертизы не 
может быть принудительно осуществлен, на практике до недавнего времени возникало 
много проблем, связанных с уклонением сторон (или одной из них) от участия 
в экспертизе. Это приводило к многократному отложению рассмотрения дела и 
нарушению прав добросовестных участников процесса. В соответствии с Федеральным 
законом "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс 
РСФСР" от 30 ноября 1995 г. в случае уклонения сторон от участия в экспертизе, 
когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести 
невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы 
и какое она имеет для нее значение, вправе признать факт, для выяснения которого 
экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (ч.3 ст.74 ГПК). 
Это означает, что суд может истолковать факт уклонения одной из сторон от 
участия в экспертизе в невыгодном для нее свете, расценить его как злоупотребление 
или нежелание участвовать в состязательном процессе. Неблагоприятные последствия 
такого поведения стороны могут выразиться в виде признания судом того, что 
сторона данное обстоятельство не доказала либо не опровергла (см. БВС РФ, 
1996, N 3, с.13). Поэтому, например, суд может придти к выводу об отцовстве 
ответчика и вынести в отношении него решение об установлении отцовства, если 
ответчик отказался от проведения геномной дактилоскопии, или, наоборот, - 
отказать истице в иске об установлении отцовства, если она отказывается от 
проведения гинекологической или иной экспертизы (см. БВС РФ, 1996, N 3, с.13).
     6. До введения в действие Федерального закона "О внесении изменений и 
дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" от 30 ноября 1995 г. 
утверждение судом мировых соглашений по делам об установлении отцовства считалось 
недопустимым. В тех случаях, когда мать ребенка (или иное лицо, являющееся 
истцом) заявляла об отказе от иска в связи с согласием ответчика подать заявление 
в орган загса о добровольном признании отцовства, суд был вправе отложить 
рассмотрение дела. Производство по делу подлежало прекращению лишь при представлении 
суду свидетельства загса об установлении отцовства (п.19 постановления Пленума 
Верховного Суда СССР от 25 марта 1982 г.). Отказ от предъявленного иска мог 
был быть принят судом лишь в исключительных случаях, обусловленных проверенными 
судом основательными причинами, например, если мать ребенка вступила в брак, 
и ее муж собирается его усыновить (см. Советское семейное право. Под ред. 
В.А.Рясенцева. С.146).
     В соответствии с новой редакцией ч.2 ст.34 ГПК суд не утверждает мирового 
соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права 
и охраняемые законом интересы других лиц. Представляется, что такими охраняемыми 
законом интересами по делам об установлении отцовства являются в первую очередь 
интересы ребенка, об отцовстве в отношении которого возник спор. Поэтому суд 
при решении вопроса о принятии отказа от иска должен убедиться, во-первых, 
в добровольности намерений истца и, во-вторых, в том, что это соответствует 
интересам ребенка. Кроме того, суд должен разъяснить истцу процессуальные 
последствия этого действия: прекращение производства по делу и невозможность 
повторного обращения в суд с таким же иском (см. БВС РФ, 1996, N 4, с.14).

Комментарий к статье 50 кодекса

     1. Комментируемая статья предоставляет возможность в случае смерти лица, 
которое признавало себя отцом ребенка, установить в судебном порядке факт 
признания им отцовства. Такие дела рассматриваются в порядке особого производства 
по правилам, установленным ГПК (главы 26 и 27).
     То обстоятельство, что лицо не оформило своего отцовства при жизни, в 
данном случае не имеет значения, так как срока для добровольного признания 
отцовства не установлено.
     2. При рассмотрении данной категории дел суд с учетом того, что лица, 
факт признания отцовства которым устанавливается, уже нет в живых, должен 
особо внимательно и всесторонне оценивать представленные доказательства о 
признании отцовства до наступления смерти. Суд должен исходить только из тех 
обстоятельств, которые неоспоримо свидетельствовали о признании покойным своего 
отцовства в отношении данного ребенка. Поэтому теперь, в отличие от принятого 
ранее, недостаточно, чтобы мужчина при жизни содержал ребенка или участвовал 
в его воспитании (см. Комментарий к КоБС, с. 95). Он мог выступать в роли 
фактического воспитателя ребенка, не признавая себя его отцом.
     Фактами, подтверждающими признание лицом своего отцовства в отношении 
данного ребенка, могут служить его письма, в которых он называл ребенка своим, 
анкеты, заявления (в детский сад, школу и др.). Показания свидетелей принимаются 
во внимание, если нет оснований подозревать их в нечестности или недобросовестности 
(например, показания друзей или близких покойного).
     При рассмотрении судом дела об установлении факта признания отцовства 
к участию в нем должны быть привлечены все заинтересованные лица (например, 
наследники покойного, органы социального обеспечения).
     3. В комментируемой статье не содержится перечня лиц, управомоченных 
требовать установления судом факта признания отцовства. Исходя из существа 
вопроса, таким правом обладает тот же круг лиц, как и в случае установления 
отцовства в судебном порядке (см. ст.49 СК): мать ребенка; опекун или попечитель 
ребенка; лицо, на иждивении которого находится ребенок; сам ребенок по достижении 
совершеннолетия.

Комментарий к статье 51 кодекса

     1. Поскольку семейное законодательство исходит из принципа равенства 
супругов (см. п.3 ст.1, п.2 ст.31 СК), каждый из них вправе обратиться в орган 
загса с заявлением о регистрации рождения ребенка. Присутствие при этом второго 
супруга не является обязательным. Факт состояния в браке должен быть подтвержден 
свидетельством о браке.
     Запись о матери производится на основании документов, подтверждающих 
рождение ею ребенка (см. п.1 ст.48 СК и комментарий к нему). Запись об отце 
ребенка производится на основании предъявленного в органы загса свидетельства 
о браке родителей ребенка. Такой порядок проистекает из установленной в российском 
семейном праве презумпции отцовства (см. п.2 ст.48 СК и комментарий к нему). 
Из этого следует, что для записи мужа матери в качестве отца ребенка не требуется 
никаких других доказательств происхождения ребенка, кроме предъявления документа 
о наличии брака - свидетельства о браке.
     2. Запись об отце ребенка, родившегося от лиц, не состоящих между собой 
в браке, устанавливается путем подачи совместного заявления отцом и матерью 
ребенка (см. п.4 ст.48 и комментарий к нему). Если один из родителей по уважительной 
причине не может явиться лично в орган загса для регистрации установления 
отцовства, то его (ее) подпись под совместным заявлением может быть нотариально 
удостоверена (п.42 Инструкции).
     Запись об отце ребенка на основании заявления одного отца производится 
только в случаях, предусмотренных п.4 ст.48 СК (см. комментарий к нему). По 
решению суда запись об отце производится в том случае, если отцовство было 
установлено в судебном порядке (см. ст.49-50 СК).
     Совместное заявление о записи родителей может быть подано и в том случае, 
если родители или один из них не достигли совершеннолетия. Это прямо предусмотрено 
п.3 ст.62 СК, в соответствии с которым несовершеннолетние родители имеют право 
признавать свое отцовство и материнство на общих основаниях.
     3. В п.3 комментируемой статьи воспроизводится положение прежнего законодательства 
о возможности внесения в книгу записей рождений фиктивных сведений об отце 
ребенка, рожденного женщиной, не состоящей в браке, если не имеется совместного 
заявления родителей или решения суда об установлении отцовства. Совершение 
такой записи производится в интересах ребенка и имеет целью ликвидировать 
в его свидетельстве о рождении пробел (прочерк). Такая запись не влечет за 
собой никаких правовых последствий, даже если по случайности сведения об отце 
совпадут с действительным именем отца или другого лица.
     В тексте комментируемой статьи ничего не сказано о возможности оставления 
пробела в графе "отец", т.к. это относится к предмету законодательства об 
актах гражданского состояния. Вместе с тем сообщение фиктивных сведений об 
отце ребенка для внесения их в книгу записей рождений и в свидетельство о 
рождении - это право матери, а не ее обязанность, и она может им не воспользоваться, 
если захочет. Поэтому по ее желанию запись об отце ребенка может вообще не 
производиться. Лишение матери ребенка возможности оставить пробел в графе 
"отец" явилось бы откровенным принуждением ее к сообщению ложных сведений 
и грубым нарушением положений Конвенции ООН о правах ребенка (ст.71) и СК 
(п.2 ст.54).
     За матерью ребенка, отец которого не установлен в предусмотренном законом 
порядке, сохраняется право на получение пособия, выплачиваемого одиноким матерям, 
и право на помещение ребенка на воспитание и содержание в детское учреждение 
полностью за счет государства.
     В том случае, если запись об отце ребенка была произведена по указанию 
матери, это не является препятствием в дальнейшем для добровольного признания 
отцовства фактическим отцом ребенка или установления отцовства в судебном 
порядке.
     Комментируемая статья предусматривает, что возможность внесения сведений 
об отце ребенка "по указанию" матери допускается только в том случае, если 
мать ребенка не состоит в браке. Замужняя женщина, считающая, что ее муж не 
является отцом ребенка, таким правом не наделена (см. п.3 ст.48 СК и комментарий 
к нему).
     4. В пункте 4 комментируемой статьи развиваются положения, впервые закрепленные 
Законом СССР "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные 
акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства" от 22 мая 1990 
г. (ВВС СССР, 1990, N 23, ст.422) относительно случаев искусственной инсеминации 
женщины с помощью донора. Позднее, 22 июля 1993 г., в Основах законодательства 
РФ об охране здоровья граждан (ВВС РФ, 1993, N 33, ст.1318) было законодательно 
закреплено право каждой женщины на искусственное оплодотворение и имплантацию 
эмбриона (ст.35). В Приложении к Приказу Минздрава РФ N 301 от 28 декабря 
1993 г. "О применении метода искусственной инсеминации женщин спермой донора 
по медицинским показаниям и метода экстракорпорального оплодотворения и переноса 
эмбриона в полость матки для лечения женского бесплодия" (Российские вести, 
1994, 8 февраля, с.4) предусматривается, что супруги, в отношении которых 
были применены данные методы, берут на себя равные права и обязанности в отношении 
будущего ребенка по его воспитанию и содержанию. Данные нормативные акты не 
охватывали всех возможных ситуаций, возникающих в результате развития медико-биологических 
технологий по искусственной репродукции человека, и до принятия СК в семейном 
праве существовал серьезный пробел. Части первая и вторая п.4 комментируемой 
статьи в известной мере этот пробел восполняют.
     Часть первая п.4 охватывает любые ситуации, когда в качестве родителей 
ребенка записываются лица, давшие свое согласие на применение метода искусственного 
оплодотворения или на имплантацию эмбриона, при условии, что вынашивает и 
рожает ребенка именно та женщина, которая дала согласие на применение в отношении 
нее названных методов с целью рождения ею ребенка. В данном случае не имеет 
значения, являются ли оба супруга (или один из них) генетическими родителями 
или нет. В любой ситуации они записываются родителями рожденного в результате 
применения названных методов ребенка в порядке, предусмотренном п.1 комментируемой 
статьи, и обязуются не устанавливать личность донора. Донор, со своей стороны, 
также обязуется не устанавливать ни личность реципиентки, ни ребенка, родившегося 
в результате применения метода искусственной репродукции.
     Часть вторая п.4 предусматривает принципиально иную ситуацию, когда оплодотворенная 
яйцеклетка пересаживается в организм генетически посторонней женщины, которая 
вынашивает и рожает ребенка не для себя, а для бездетной супружеской пары.
     При разработке комментируемого положения СК ставилась цель последовать 
лучшим правовым решениям, существующим в этом отношении в зарубежных странах, 
и, в частности, рекомендациям, сделанным группой экспертов Совета Европы, 
специально занимавшейся проблемами развития биомедицины (Council of Europe. 
Human Artificial Procreation. Strasbourg. 1989).
     СК исходит из общего принципа, что матерью ребенка является именно та 
женщина, которая его родила. Поэтому в целях охраны материнства и детства 
СК ставит возможность записи супружеской пары, давшей свое согласие на имплантацию 
эмбриона другой женщине, в качестве родителей ребенка в зависимость от согласия 
женщины, родившей ребенка (суррогатной матери). СК не предусматривает срока, 
в течение которого суррогатная мать может дать такое согласие. Таким сроком 
должен быть признан период, установленный законодательством об актах гражданского 
состояния для регистрации рождения ребенка в органах загса. В настоящее время 
в соответствии с Инструкцией о порядке регистрации актов гражданского состояния 
в РСФСР (п.8) этот срок составляет один месяц.
     Применение метода искусственного зарождения ребенка допускается в нашей 
стране только по медицинским показаниям. Поэтому ситуация, когда женщина, 
способная к деторождению, просто не хочет сама вынашивать и рожать ребенка, 
в соответствии с нашим законодательством о здравоохранении теоретически не 
может иметь место. Кроме того, это было бы абсолютно недопустимо по морально-этическим 
соображениям, так как фактически привело бы к тому, что богатые женщины стали 
бы "нанимать" женщин из малоимущих слоев населения для вынашивания детей, 
чтобы не входить во все тяготы и неудобства, связанные с беременностью и родами. 
Тем не менее в условиях российской действительности, отсутствия надлежащей 
законодательной базы и низкого уровня жизни большого количества населения 
вероятность распространения коммерческого суррогатного материнства достаточно 
велика. Подобного рода предложения уже начали появляться в российских газетах 
и журналах.
     Зарубежная практика дает нам множество примеров, когда из-за нежелания 
суррогатной матери отдавать ребенка возникают трудноразрешимые и с юридической, 
и с нравственной точки зрения конфликты (см. Рубанов А.А. Генетика и правовые 
вопросы материнства в законодательстве и судебной практике стран Запада - 
В кн.: Политические системы, государство и право в буржуазных и развивающихся 
странах. М., 1988, с.117 и сл.).
     Зависимость возможности записи лиц, давших свое согласие на имплантацию 
эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, от желания последней - один 
из немногих механизмов, существующих в рамках семейного права, которые позволяют 
в определенной степени избежать коммерческого использования этого метода. 
С учетом законодательного опыта европейских стран таким средством, предусмотренным 
в гражданском законодательстве, мог бы явиться прямой запрет так называемых 
договоров "о вынашивании", признание их недействительными или лишение их исковой 
защиты (см. об этом также Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. 
М., 1995, с.97-98).
     Кроме того, дополнительной гарантией, позволяющей сократить возможность 
коммерциализации суррогатного материнства и по возможности исключить проблемы, 
возникающие в связи с нежеланием суррогатной матери отдавать ребенка бесплодной 
супружеской паре, может быть выбор в качестве такой суррогатной матери родственницы 
одного из супругов или иного близкого им человека, которого трудно заподозрить 
в корыстном интересе. Зарубежный опыт свидетельствует о том, что в качестве 
суррогатной матери лучше выбирать женщину, уже имеющую семью и по меньшей 
мере одного ребенка, "надежность" которой поэтому не вызывает сомнения.
     Согласие женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), должно быть 
выражено в письменной форме и удостоверено руководителем медицинского учреждения, 
в котором была произведена имплантация эмбриона. Супругам в таком случае должна 
быть выдана справка этого медицинского учреждения обычного образца о рождении 
у них ребенка, которая затем представляется в органы загса для регистрации 
рождения ребенка. Регистрация рождения ребенка и запись о родителях производится 
в обычном порядке по правилам, предусмотренным п.1 комментируемой статьи.
     В том случае, если женщина, родившая ребенка (суррогатная мать), отказывается 
дать свое согласие на запись других лиц в качестве родителей ребенка и хочет 
оставить ребенка у себя, она на основании справки медицинского учреждения, 
в котором произошли роды, сама регистрирует в органах загса рождение ребенка 
и записывается в книге записей рождений как мать этого ребенка. Если суррогатная 
мать состоит в браке, запись об отце производится в общем порядке на основании 
п.1 комментируемой статьи. Если суррогатная мать не замужем, запись об отце 
ребенка производится также на общих основаниях (п.3 комментируемой статьи); 
она в равной степени должна быть признана имеющей право подать совместное 
заявление о регистрации ребенка с мужчиной, желающим быть записанным отцом 
данного ребенка.
     Принимая во внимание те сложности, которые могут возникнуть в приведенной 
выше ситуации, а также в целях обеспечения максимально возможной определенности 
в правовом положении ребенка, рожденного в результате применения метода имплантации 
эмбриона, в целях его вынашивания и максимально полной защиты его интересов 
выбирать в качестве суррогатной матери женщину, не состоящую в браке, крайне 
нежелательно.
     Что касается такого фундаментального права ребенка, закрепленного в Конвенции 
ООН о правах ребенка, как его право, насколько это возможно, знать своих родителей, 
то оно в общей форме получило закрепление в п.2 ст.54 СК, тем самым открыв 
путь для дальнейшего совершенствования российского права в данном отношении. 
Большего в настоящее время нам не позволяет сделать ни состояние медицины, 
ни состояние права, ни уровень правосознания населения. Отметим, что и в странах 
Запада этот вопрос также еще не решен и принадлежит к числу дискуссионных.

Комментарий к статье 52 кодекса

     1. Комментируемая статья расширяет круг лиц, которые вправе оспорить 
запись родителей в книге записей рождений. Теперь к ним принадлежат не только 
лица, записанные в качестве родителей, но также и лица, являющиеся фактическими 
отцом или матерью, но не зарегистрированные в качестве таковых в органах загса. 
В соответствии с прежним законодательством они в принципе имели возможность 
обратиться в суд с иском о признании записи о родителях (или об одном из них) 
недействительной, но прямо в тексте КоБС это их право нигде не было зафиксировано. 
По достижении совершеннолетия эта запись может быть оспорена и самим ребенком, 
а до тех пор - его опекуном.
     Несовершеннолетние родители вправе оспаривать отцовство и материнство 
на общих основаниях (см. п.3 ст.62 СК и комментарий к нему).
     2. В целях охраны прав и интересов родителей и детей СК отменил годичный 
срок для оспариваний отцовства (п.5 ст.49 КоБС). Теперь возможность подачи 
в суд иска об оспариваний отцовства и материнства не ограничена никаким сроком.
     3. В пункте 1 ст.52 СК речь идет об оспаривании записи о родителях, произведенной 
только в соответствии с пп.1 и 2 ст.51 СК (см. комментарий к ним), когда родителями 
ребенка записываются лица, состоящие в браке, либо когда лица, не состоящие 
между собой в браке, подают совместное заявление в органы загса, либо когда 
запись об отце производится по решению суда. Исключение из этого правила установлено 
в п.2 комментируемой статьи.
     4. Лицо, отцовство которого было установлено на основании добровольно 
поданного им в органы загса письменного заявления (см. п.2 ст.51 СК), не лишается 
полностью права на защиту. Его требование об оспариваний отцовства может быть 
удовлетворено только в том случае, если суд установит, что ему было неизвестно 
в момент записи его отцом, что он фактически им не является. В интересах ребенка 
такая норма была введена в семейное законодательство Законом СССР "О внесении 
изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, 
касающимся женщин, семьи и детства", и практика ее применения полностью себя 
оправдала.
     5. Ситуация, предусмотренная в п.3 комментируемой статьи, является частным 
случаем более общей ситуации, о которой речь шла выше, в п.2, т.е. когда лицо 
в момент записи его отцом знает, что оно на самом деле таковым не является. 
Если супруг дает свое согласие на применение метода искусственного оплодотворения 
или на имплантацию эмбриона, при котором он может не являться генетическим 
отцом (и чаще им не является), то совершенно очевидно, что в момент регистрации 
ребенка он знает, что не является его "кровным" отцом, и поэтому в данном 
случае никакого нарушения его права не происходит. В целях максимального обеспечения 
правовой определенности в семейных отношениях такое лицо не вправе оспаривать 
свое отцовство по этому основанию. Это не исключает, однако, возможности оспаривать 
отцовство в общем порядке по иным основаниям.
     Аналогичным образом по той же причине ч.2 п.3 комментируемой статьи не 
допускает возможность оспаривания записи о родителях ни супругами (или одним 
из них), давшими свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях 
его вынашивания, ни самой женщиной, родившей ребенка (суррогатной матерью) 
на основании того, что ребенок был рожден с применением методов искусственной 
репродукции человека.

Комментарий к статье 53 кодекса

     1. Основанием возникновения прав и обязанностей родителей и детей является 
удостоверенное в установленном порядке происхождение детей. Таким порядком 
является регистрация рождения ребенка в органах загса. Поэтому дети, рожденные 
вне брака, но чье происхождение было надлежащим образом удостоверено, имеют 
те же права и обязанности по отношению к своим родителям и их родственникам, 
что и дети, рожденные в браке (см. главу 11 СК и комментарий к ней). В том 
случае, если отцовство в отношении ребенка было установлено в предусмотренном 
законом порядке, правоотношения с отцом ребенка и его родственниками считаются 
возникшими с момента рождения ребенка.
     2. Происхождение ребенка, не удостоверенное в соответствии с требованиями 
закона, не является основанием возникновения взаимных прав и обязанностей 
родителей и детей.
     У ребенка, рожденного женщиной, не состоящей в браке, отцовство в отношении 
которого не было установлено ни в добровольном, ни в судебном порядке (см. 
ст.48-50 СК и комментарий к ним), правоотношения возникают только с его матерью 
и ее родственниками.

                Глава 11. Права несовершеннолетних детей

     Нормы права, непосредственно посвященные правам несовершеннолетних детей 
в семье, впервые появились в российском законодательстве лишь с принятием 
нового СК. По КоБС права детей рассматривались сквозь призму правоотношений 
родителей и детей, при этом дети в силу своей недееспособности часто оказывались 
не в положении самостоятельных носителей прав, а в положении объектов родительской 
заботы. Включение в СК отдельной главы, посвященной правам несовершеннолетних 
детей, явилось важным шагом на пути преодоления такого подхода. С 15 сентября 
1990 г. Россия является участницей Конвенции ООН о правах ребенка. В соответствии 
со ст.15 Конституции РФ данная Конвенция является частью российского законодательства, 
ее нормы, которые не были инкорпорированы во внутреннее законодательство, 
подлежат непосредственному применению. В случае противоречия между нормами 
Конвенции и другими внутренними актами применяются нормы Конвенции. В соответствии 
с этим международным документом Россия приняла на себя многочисленные обязательства 
по обеспечению прав ребенка, которого Конвенция рассматривает как самостоятельную 
личность, наделенную правами и способную в той или иной степени к их самостоятельному 
осуществлению и защите. Такой же подход к проблеме прав ребенка содержится 
и в СК.

Комментарий к статье 54 кодекса

     1. Определение понятия ребенка дается в статье 1 Конвенции ООН о правах 
ребенка и в п.1 ст.54 СК. По российскому законодательству ребенком является 
лицо, не достигшее 18 лет, т.е. возраста гражданского совершеннолетия (ст.21 
ГК). Признание ребенка полностью дееспособным до достижения совершеннолетия, 
в т.ч. его эмансипация (п.2 ст.21 ГК, ст.27 ГК), не влияют, за исключением 
случаев, указанных в законе, на возможность рассматривать его в качестве ребенка.
     Что же касается обязанностей ребенка в семье, то они определяются только 
нормами нравственности, поскольку понудить его к их исполнению с помощью закона 
невозможно.
     2. Семья - естественная среда обитания ребенка. Именно здесь закладываются 
предпосылки развития физически и духовно здорового человека. К тому же семья 
для ребенка - это и своего рода убежище, обеспечивающее его выживание. Вот 
почему одним из важнейших прав ребенка является его право жить и воспитываться 
в семье, предусмотренное п.2 ст.54 СК. Это право прежде всего заключается 
в обеспечении ребенку возможности жить и воспитываться в семье. Поэтому одним 
из основных принципов семейного законодательства (ст.1 СК) является защита 
права ребенка на семейное воспитание. При этом имеется в виду прежде всего 
собственная семья, которую образуют родители. В этой ситуации законодательство, 
как правило, выполняет чисто охранительную функцию, ограждая семью от незаконных 
посягательств извне и воздерживаясь от вмешательства в семейную жизнь. Однако 
в случае нарушения прав ребенка в семье приходится прибегать к методам более 
активного воздействия на семью, вплоть до ограничения или лишения родительских 
прав.
     В отношении детей, лишившихся по каким-то причинам своей семьи, обеспечение 
права на воспитание в семье означает то, что при выборе форм воспитания детей 
преимущество отдается семейным формам воспитания: передаче на усыновление, 
в приемную семью, в семью опекуна (попечителя). Только в случаях, когда устройство 
ребенка в семью не представляется возможным, дети передаются на воспитание 
в детские учреждения (см. ст.123 СК и комментарий к ней).
     3. Ребенок имеет право, насколько это возможно, знать своих родителей 
(ст.7 Конвенции ООН о правах ребенка). Это право ограничено прежде всего тем, 
что в некоторых случаях получение сведений о родителях невозможно, например, 
если ребенок был найден. До сих пор остается спорным вопрос о том, в какой 
мере соответствует праву знать своих родителей тайна усыновления и тайна биологического 
происхождения ребенка при применении методов искусственной репродукции человека.
     4. Право ребенка на заботу со стороны родителей служит предпосылкой удовлетворения 
его жизненно важных потребностей. Под заботой следует понимать все виды помощи 
ребенку (обеспечение его питанием, лечением, одеждой, учебными пособиями и 
т.п.).
     5. Ребенок имеет право на совместное проживание со своими родителями 
(за исключением случаев, когда это противоречит его интересам), в т.ч. и в 
том случае, когда родители и ребенок проживают на территории различных государств. 
В соответствии со ст.10 Конвенции ООН о правах ребенка государства-участники 
обязаны содействовать воссоединению разъединенных семей.
     Согласно п.2 ст.20 ГК местом жительства несовершеннолетних, не достигших 
четырнадцати лет, признается место жительства родителей. Согласно п.28 Правил 
регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета 
по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, 
утвержденных постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713 (СЗ 
РФ, 1995, N 30, ст.2939), регистрация по месту жительства несовершеннолетних 
граждан, не достигших 14-летнего возраста и проживающих вместе с родителями 
(усыновителями), осуществляется на основании документов, удостоверяющих личность 
родителей (усыновителей); регистрация по месту жительства несовершеннолетних 
граждан в возрасте от 14 до 16 лет исполняется на основании их свидетельства 
о рождении. Что же касается регистрации по месту пребывания (месту временного 
нахождения) несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, то она реализуется 
на основании документов, удостоверяющих личность находящихся вместе с ними 
родителей (усыновителей) или близких родственников, а также свидетельства 
о рождении этих несовершеннолетних. Регистрация по месту пребывания несовершеннолетних 
граждан в возрасте от 14 до 16 лет осуществляется на основании их свидетельства 
о рождении.
     Указанные правила распространяются только на подростков, не достигших 
16 лет. По достижении 16 лет регистрационный учет подростка реализуется на 
основании его паспорта. При этом право на совместное проживание несовершеннолетнего 
с родителями сохраняется.
     Место жительства ребенка при раздельном жительстве родителей определяется 
соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор разрешается судом (см. 
ст.65 СК и комментарий к ней).
     6. Если право ребенка воспитываться в семье носит более общий характер, 
связано с ролью семьи в становлении личности, то при наделении ребенка правом 
на воспитание своими родителями акцент делается на том, с чьей стороны должна 
исходить забота о детях. Пункт 1 ст.7 Конвенции ООН о правах ребенка специально 
говорит о праве ребенка на заботу со стороны родителей. Родителями ребенка 
являются его мать и отец, записанные в качестве родителей в актовой записи 
о его рождении (см. комментарий к п.1 ст.61 СК). Не меньшее значение для детей 
имеет обеспечение их интересов, под которыми в контексте комментируемой статьи 
понимаются различного рода жизненно важные потребности ребенка, без реализации 
которых он не может жить и развиваться.
     Право ребенка на воспитание, обеспечение его интересов, всестороннее 
развитие предполагает предоставление каждому ребенку в семье возможности расти 
физически и духовно здоровым, способным к полноценной самостоятельной жизни. 
Такое право включает в себя и создание предпосылок для развития творческих 
начал личности ребенка, его индивидуальных способностей. При этом имеются 
в виду возможности, предоставляемые ребенку прежде всего в семье.
     Уважение человеческого достоинства ребенка в семье - неотъемлемая часть 
его надлежащего воспитания. Провозглашая такое право, СК определяет одно из 
главных направлений семейного воспитания, формулирует принципиально важный 
критерий разрешения разного рода споров по воспитанию детей.

Комментарий к статье 55 кодекса

     1. Условием полноценного воспитания детей является постоянный контакт 
с родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками.
     Пункт 1 ст.55 предусматривает право ребенка на общение с обоими родителями 
и другими родственниками. Это может осложняться разрывом семейной связи из-за 
расторжения брака или признания его недействительным, однако этот факт на 
права ребенка не влияет. Проблема общения с обоими родителями обычно возникает 
в случаях, когда несовершеннолетний проживает с лицами, их заменяющими (опекуном, 
попечителем, приемными родителями), либо постоянно находится в одном из государственных 
учреждений. Однако если общение с родителями таит в себе угрозу воспитанию 
ребенка, можно его запретить или отложить на время. Например, если родитель 
страдает хроническим алкоголизмом, наркоманией, тяжелым психическим заболеванием. 
При этом лицо, которому поручена забота о детях, руководствуется п.3 ст.150 
СК (см. комментарий к этой статье).
     Существование права ребенка на общение с обоими родителями означает также, 
что он обладает правом на общение с тем из них, который проживает отдельно. 
При этом следует руководствоваться ст.66, 67 СК (см. комментарий к ним). Когда 
же сам несовершеннолетний сталкивается с необходимостью защиты своего права 
на общение, действует ст.56 СК (см. комментарий к ней).
     Особую сложность представляет осуществление права ребенка на общение 
со своими родителями в случае их проживания в другом государстве или в разных 
государствах. На этот счет действует п.2 ст.10 Конвенции ООН о правах ребенка 
следующего содержания: ребенок, родители которого проживают в различных государствах, 
имеет право поддерживать на регулярной основе, за исключением особых обстоятельств, 
личные отношения и прямые контакты с обоими родителями. С этой целью и в соответствии 
с обязательством государств - участников Конвенции они уважают право ребенка 
и его родителей покинуть любую страну, включая свою собственную, и возвращаться 
в свою страну.
     2. Экстремальную ситуацию в контексте п.2 ст.55 СК следует понимать как 
чрезвычайную, необычную, сопряженную с вынужденной изоляцией ребенка. Создание 
подобного рода ситуации может вызываться разными причинами, примерный перечень 
которых свидетельствует, что речь идет об особого рода обстоятельствах. В 
их числе и те, что связаны с более или менее продолжительной обособленностью 
несовершеннолетнего, вызванной его неправомерным поведением. Однако даже здесь 
право на общение ребенка с родителями, родственниками не перестает существовать. 
Так, ст.26 ИТК разрешает краткосрочные и длительные свидания осужденным (в 
том числе несовершеннолетним) с родителями, усыновителями, родными братьями 
и сестрами, дедом, бабушкой. Пункт 62 Типового положения о специальном учебно-воспитательном 
учреждении для детей и подростков с девиантным поведением, утвержденного постановлением 
Правительства РФ от 25 апреля 1995 г. N 420 (СЗ РФ, 1995, N 18, ст.1681), 
не допускает ограничения или лишения воспитательных контактов воспитанника 
с родителями (лицами, их заменяющими). Как родители, так и эти лица имеют 
право посещать воспитанника без каких-либо ограничений. При этом им создаются 
условия для временного проживания (п.70 того же Положения). Что же касается 
самого воспитанника, то его право на переписку, телефонные переговоры и т.п. 
предусматривается п.56 указанного Положения. Администрация учебно-воспитательного 
учреждения для детей и подростков с девиантным поведением может отпустить 
воспитанника домой на каникулы.
     Как экстремальную можно также рассматривать обстановку, когда ребенок 
тяжело болен и нуждается в госпитализации или не может находиться дома из-за 
инвалидности. У него также возникает потребность в общении с родителями, родственниками. 
Так, ВИЧ-инфицированный ребенок в возрасте до 15-ти лет имеет право на совместное 
пребывание с родителями, а также иными законными представителями в стационаре 
учреждения, оказывающего помощь несовершеннолетнему (Федеральный закон "О 
предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого 
вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)" - СЗ РФ, 1995, N 14, ст.1212).
     Приводимый в п.2 ст.55 СК перечень ситуаций, которые относятся к экстремальным, 
исчерпывающим не является. На практике могут возникнуть и другие. При их возникновении 
будет применяться п.2 ст.55 СК.

Комментарий к статье 56 кодекса

     1. В ст.56 СК впервые вопрос о защите прав ребенка занял свое самостоятельное 
место. При этом под защитой понимается: восстановление нарушенного права, 
создание условий, компенсирующих имеющую место утрату прав, устранение препятствий 
на пути осуществления права и др. Объектом защиты со стороны семейного законодательства 
являются лишь те права несовершеннолетнего, которые предусмотрены ст.54-58, 
60 СК. Защита его прав как члена общества претворяется в жизнь с помощью других 
отраслей права (административного, гражданского, уголовного, трудового и проч.). 
Ребенок имеет право на защиту не только своих прав, но и законных интересов, 
между которыми нет и не может быть противоречий.
     2. Защита прав и законных интересов несовершеннолетнего возлагается на 
родителей (лиц, их заменяющих), которые осуществляют ее в соответствии с требованиями 
ст.26, 28 ГК, ст.53-65, 150 СК. Раздельное проживание с ребенком не освобождает 
родителя от обязанностей по защите его прав и интересов (см. комментарий к 
ст.66 СК). Но защиту прав и законных интересов ребенка не могут осуществлять: 
лица, лишенные родительских прав; граждане, у которых он отобран по решению 
суда либо органом опеки и попечительства; лица, признанные недееспособными. 
Не могут выступать в роли защитника прав и законных интересов своего ребенка 
также граждане, чья дееспособность ограничена из-за злоупотребления спиртными 
напитками или наркотическими средствами. В случае установления над несовершеннолетним 
опеки (попечительства), передачи его на воспитание в приемную семью функции 
по защите прав и законных интересов ребенка в полном объеме выполняют лица, 
управомоченные в установленном законом порядке на его воспитание. При передаче 
на усыновление защита прав и законных интересов усыновляемого возлагается 
на усыновителя. Если ребенок устроен в детское воспитательное, лечебное учреждение, 
учреждение социальной защиты, защита его прав и законных интересов возлагается 
на администрацию этого учреждения. Даже временное пребывание ребенка в подобного 
рода учреждениях обязывает их администрацию выступать в защиту его прав и 
интересов. При невозможности вернуть ребенка в семью или незамедлительно устроить 
его в другую семью либо в одно из детских воспитательных учреждений защита 
прав и интересов несовершеннолетнего временно возлагается на орган опеки и 
попечительства (см. комментарий к п.2 ст.123 СК).
     Прокурор защищает права и законные интересы ребенка, во-первых, осуществляя 
надзор за тем, как они соблюдаются прежде всего управомоченными на то органами, 
во-вторых, принимая непосредственное участие в делах, связанных с защитой 
прав детей (см. комментарий к п.2 ст.70 СК).
     Суд рассматривает споры, связанные с воспитанием детей. При этом он вправе 
вынести определение в адрес любых государственных, муниципальных, общественных 
организаций, отдельных граждан, обязывающее проследить, например, как охраняются 
права детей, оказать им посильную и возможную помощь.
     Вступление в брак, оформленный в установленном законом порядке, до достижения 
совершеннолетия (п.2 ст.21 ГК), эмансипация несовершеннолетнего (ст.27 ГК) 
служат основанием для приобретения гражданской дееспособности в полном объеме. 
Поэтому признанный дееспособным ребенок вправе не только самостоятельно осуществить 
свои права и обязанности, в том числе и семейно-правовые, но и защищать себя 
сам.
     3. Особую опасность для ребенка представляют всякого рода злоупотребления 
со стороны родителей. Это основание для лишения родительских прав (см. комментарий 
к ст.69 СК). Не меньшую угрозу для детей, оставшихся без родителей, представляют 
злоупотребления в отношении ребенка со стороны тех, кто вызвался их заменить, 
принял на себя всю заботу о нем. При наличии такой угрозы есть все основания 
для прекращения существующих правоотношений путем отстранения опекуна (попечителя) 
в соответствии с п.3 ст.39 ГК, отмены усыновления (ст.141 СК), досрочного 
прекращения договора о передаче ребенка на воспитание в семью (п.2 ст.152 
СК).
     Права и законные интересы ребенка могут нарушаться и в других случаях, 
в частности, при невыполнении или ненадлежащем выполнении родителями (одним 
из них) обязанностей по воспитанию, образованию (см. комментарий к ст.63 СК). 
Уклонение от выполнения родительских обязанностей, в том числе связанных с 
образованием детей, злоупотреблением родительскими правами служит основанием 
для лишения родительских прав (см. комментарий к ст.69 СК). Но п.2 ст.56 СК 
делает акцент на предоставлении ребенку в таких случаях права самостоятельно 
обратиться за защитой своих прав.
     Это касается в первую очередь органов опеки и попечительства, которые 
обязаны выслушать несовершеннолетнего, ознакомиться с его просьбой и принять 
необходимые меры. С просьбой о защите своих прав ребенок может обратиться 
также в любое учреждение, занимающееся социальным обслуживанием несовершеннолетних: 
социальный приют для детей и подростков, центр помощи детям, оставшимся без 
попечения родителей, центр экстренной психологической помощи по телефону и 
др. Ребенок может обратиться за защитой и к прокурору.
     Статья 56 СК предоставляет право несовершеннолетнему обращаться самостоятельно 
по достижении четырнадцати лет в суд, стать участником гражданского процесса. 
Но даже несовершеннолетнему, достигшему четырнадцати лет, нельзя выступать 
в роли истца по делу о лишении родительских прав, ограничении родительских 
прав. Исключение составляет отмена усыновления, поскольку ст.142 СК допускает 
ее по просьбе усыновленного, достигшего возраста четырнадцати лет.
     По смыслу п.2 ст.56 СК несовершеннолетний, достигший четырнадцати лет, 
может обжаловать в суд действия и решения, нарушающие его права, в соответствии 
с Законом РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и 
свободы граждан" от 27 апреля 1993 г. (ВВС РФ, 1993, N 19, ст.685).
     4. Дети, страдающие от злоупотреблений со стороны родителей, часто не 
только не обращаются за защитой своих прав, но и стараются скрыть такие злоупотребления 
из страха перед родителями или из боязни, что их отберут у родителей и поместят 
в детские учреждения. В связи с этим в п.3 ст.56 СК установлено, что все должностные 
лица или граждане, которым стало известно о нарушении прав ребенка, угрозе 
его жизни или здоровью, обязаны незамедлительно сообщить об этом органу опеки 
и попечительства.
     Понятие должностного лица можно распространить на всех должностных лиц 
органов власти и учреждений (государственных и муниципальных учреждений, государственных 
и частных предприятий, коммерческих и некоммерческих организаций, общественных 
объединений и т.п.).
     Все сведения о детях, попавших в бедственное положение, следует адресовать 
в органы опеки и попечительства по фактическому месту нахождения несовершеннолетнего. 
Это позволит без промедления принять в необходимых случаях меры по защите 
нарушенных прав ребенка (см. комментарий к ст.122 и 123 СК).

Комментарий к статье 57 кодекса

     1. Статья 12 Конвенции ООН о правах ребенка и статья 57 СК предусматривают 
право ребенка свободно выражать свое мнение. Закрепление этого права подчеркивает, 
что и в семье ребенок является личностью, с которой следует считаться, особенно 
при решении тех вопросов, которые непосредственно затрагивают его интересы.
     2. Закон не содержит указания на минимальный возраст, начиная с которого 
ребенок обладает этим правом. В Конвенции ООН о правах ребенка закреплено, 
что такое право предоставляется ребенку, способному сформулировать свои собственные 
взгляды. Следовательно, как только ребенок достигнет достаточной степени развития 
для того, чтобы это сделать, он вправе выражать свое мнение при решении в 
семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, в частности, при выборе 
образовательного учреждения, формы обучения и т.п. С этого же времени он имеет 
право быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, 
непосредственно его касающегося, затрагивающего его интересы.
     3. В зависимости от возраста ребенка его мнению придается различное правовое 
значение. Конвенция ООН о правах ребенка предписывает "уделять внимание взглядам 
ребенка в соответствии с его возрастом и зрелостью". Согласно ст.57 СК учет 
мнения ребенка, достигшего десятилетнего возраста, обязателен. До этого возраста 
ребенок, способный выразить свои взгляды, тоже обязательно должен быть заслушан, 
но в силу его малолетства при несогласии с его мнением родители, опекуны и 
должностные лица не обязаны мотивировать свое несогласие. Однако это не значит, 
что указанные лица всегда обязаны согласиться с мнением ребенка, достигшего 
10 лет. Ребенок и в этом возрасте еще не обладает достаточной зрелостью. Часто 
он, хотя и способен бывает сформулировать свое мнение, но не обладает еще 
способностью осознать свои собственные интересы (например, если имеет место 
стремление ребенка при определении судом его места жительства остаться жить 
с родителем-алкоголиком, наркоманом или с родителем, удовлетворяющим все его 
неразумные прихоти и т.п.).
     Учет мнения ребенка предполагает, что оно, во-первых, будет заслушано, 
во-вторых, при несогласии с мнением ребенка лица, решающие вопросы, затрагивающие 
его интересы, обязаны обосновать, по каким причинам они сочли необходимым 
не следовать пожеланиям ребенка.
     4. В целом ряде случаев закон придает воле ребенка, достигшего 10 лет, 
правовое значение, и определенные действия вообще не могут быть совершены, 
если ребенок возражает против этого. Речь идет об изменении имени и фамилии 
ребенка (ст.59 СК), восстановлении родителей в родительских правах (ст.72 
СК), усыновлении ребенка (ст.132 СК), изменении имени, отчества и фамилии 
ребенка при усыновлении (ст.134 СК), записи усыновителей в качестве родителей 
ребенка (ст.136 СК), изменении фамилии и имени ребенка при отмене усыновления 
(ст.143 СК) и передаче ребенка на воспитание в приемную семью (ст.154 СК).
     Во всех перечисленных ситуациях затрагиваются важнейшие интересы ребенка. 
Правом на имя ребенок обладает на тех же условиях, что и совершеннолетний 
гражданин. Никто не может изменить их без его согласия. Восстановление в родительских 
правах, усыновление и передача в приемную семью приводят к изменению всей 
жизни ребенка и вынуждают его жить с определенными лицами. Такие действия 
не могут быть совершены против желания ребенка, даже если оно представляется 
неразумным и необоснованным. Ребенок не вещь, и невозможно передать его кому-либо 
на воспитание и заставить его жить с этими лицами одной семьей против его 
воли.

Комментарий к статье 58 кодекса

     1. Пункт 1 ст.7 Конвенции о правах ребенка провозглашает право на имя 
ребенка с момента его рождения. Согласно ст.19 ГК каждый гражданин имеет право 
на имя. Оно включает в себя имя, данное ребенку при рождении (собственное 
имя), отчество (родовое имя), фамилию, переходящую к потомкам. Это право реализуют 
родители (а при их отсутствии - заменяющие их лица) во время регистрации рождения 
ребенка в установленном законом порядке. Имя, отчество, фамилия ребенка индивидуализируют 
личность. Под своим именем ребенок выступает как воспитанник учебного заведения, 
как пациент медицинского учреждения и т.п. От имени ребенка родители (заменяющие 
их лица) выступают в защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего. 
Дети в возрасте от 14 до 18 лет от своего имени заключают гражданско-правовые 
сделки в соответствии с требованиям ст.26 ГК. Ребенок имеет право на имя и 
как автор творческого произведения. Он может использовать или разрешить использовать 
созданное им произведение под своим подлинным именем либо под псевдонимом, 
либо без обозначения имени - анонимно (ст.15 Закона РФ "Об авторском праве 
и смежных правах" - ВВС РФ, 1993, N 32, ст.1242).
     Согласно ч.1 ст.23 Конституции РФ каждый гражданин имеет право на доброе 
имя. Несомненно, обладателем такого права является и ребенок. Кроме того, 
он имеет право на защиту своей чести и достоинства в соответствии со ст.152 
ГК. Это право в отношении малолетних защищают их родители (заменяющие их лица), 
а подросткам в возрасте от 14 до 18 лет помогают это делать их родители (заменяющие 
их лица).
     2. Родители свободны в выборе собственного имени своему ребенку. Они 
вправе дать ребенку любое имя, какое они пожелают. Имя ребенку выбирают оба 
родителя. При регистрации рождения по заявлению одного из них предполагается, 
что другой согласен с выбранным именем.
     Отчество ребенка определяется именем отца. Однако новое семейное законодательство 
относит решение вопроса о присвоении ребенку отчества к компетенции субъектов 
Российской Федерации. Дело в том, что не все народы, населяющие нашу страну, 
имеют традицию называть людей не только по имени, но и по отчеству. В советский 
период отчества были искусственно навязаны многим из них. В настоящее время 
субъекты Российской Федерации имеют право установить, что присвоение отчества 
на их территории не обязательно и может осуществляться по желанию лиц, регистрирующих 
ребенка, если это соответствует их национальной традиции.
     3. Фамилия ребенка определяется фамилией родителей. Если родители носят 
разные фамилии, то вопрос о фамилии ребенка решается по соглашению между ними, 
если иное не предусмотрено законодательством субъектов Российской Федерации. 
В данном случае субъекты Российской Федерации также вправе установить иные 
правила выбора фамилии ребенку в соответствии со своими национальными традициями. 
Однако принимаемые ими нормы не должны нарушать принципа равноправия супругов 
в браке. Таким нарушением может быть, например, правило о том, что фамилия 
ребенка всегда определяется только фамилией отца.
     4. Если родители ребенка не могут прийти к соглашению относительно выбора 
имени или фамилии ребенка, спор между ними разрешается органами опеки и попечительства. 
Однако эти органы сами могут оказаться в затруднительном положении. Лишь в 
некоторых случаях предпочтения одного из родителей имеют какое-либо объективное 
основание. Например, если другой родитель хочет дать ребенку редкое и странное 
имя, ношение которого в дальнейшем может создать для ребенка трудности, особенно 
в детском коллективе. Если же каждый из них хочет дать ребенку имя своего 
отца, органу опеки и попечительства, по-видимому, не останется ничего другого, 
как кинуть жребий.
     Если отцовство в отношении ребенка не было установлено, имя ребенку дается 
по указанию матери, отчество присваивается по имени лица, записанного по указанию 
матери в качестве отца (см. комментарий к ст.51 СК), а фамилия - по фамилии 
матери.

Комментарий к статье 59 кодекса

     1. В случаях, когда у родителей возникает намерение изменить ребенку 
имя, это могут разрешить органы опеки и попечительства. То же самое может 
произойти с фамилией несовершеннолетнего, если она у матери и отца разная. 
Стремление к перемене, изменению имени и (или) фамилии детей может объясняться 
неблагозвучностью, трудностью произношения, неудачными сочетаниями имени, 
отчества и фамилии, желанием, чтобы сын или дочь носили фамилию, имя, соответствующие 
избранной заявителем национальности (при разных национальностях родителей) 
и т.п. По смыслу п.1 ст.59 СК сделать это можно только по просьбе обоих родителей, 
если они проживают совместно. Однако удовлетворение их просьбы напрямую зависит 
от интересов ребенка, которые надлежит соблюдать и в этой ситуации.
     Подобного рода правило относится только к детям в возрасте до шестнадцати 
лет. По достижении шестнадцати лет подросток, которому предстоит получить 
паспорт - основной документ, удостоверяющий личность гражданина, вправе сам 
просить об изменении своего имени и (или) фамилии на общих основаниях в соответствии 
с Законом СССР "О порядке перемены гражданами СССР фамилий, имен и отчеств" 
(ВВС СССР, 1991, N 29, ст.839). При перемене имени и (или) фамилии ребенка 
вносятся соответствующие изменения в актовую запись о его рождении, выдается 
новое свидетельство о рождении, соответствующая отметка производится в паспорте 
и он подлежит замене. Что касается изменения отчества, то оно допускается 
только при перемене имени отца.
     Передача ребенка на опеку (попечительство), в приемную семью не является 
основанием для изменения его имени и (или) фамилии. Такие перемены возможны 
только после усыновления (см. ст.134 СК и комментарий к ней). Не подлежит 
изменению имя, отчество и фамилия ребенка и после лишения его родителей родительских 
прав или их ограничения.
     2. При раздельном проживании родителей тот из них, с которым ребенок 
проживает постоянно, может просить о присвоении ему своей фамилии. Под своей 
фамилией понимается та, которую носит заявитель (добрачная, приобретенная 
в новом браке). При этом не имеет значения, в каком по счету браке состоит 
этот родитель. Главное, чтобы такая перемена была в интересах ребенка (не 
травмировала бы его, соответствовала его желанию, привычкам, привязанности 
к отчиму, мачехе и т.п.).
     Согласие другого родителя на изменение фамилии ребенка не требуется. 
Но учесть мнение этого родителя, если он дееспособен, не лишен родительских 
прав или не ограничен в них, необходимо. Подобного рода необходимость отпадает 
и при невозможности установления места его нахождения, а также когда он без 
уважительных причин не занимается воспитанием несовершеннолетнего, не содержит 
его. Другими словами, мнение родителя, которому безразличен его ребенок, по 
отношению к которому он своего родительского долга беспричинно не выполняет, 
никакого значения не имеет, а потому нет надобности его выявлять.
     3. Если женщина-мать не состоит в браке с отцом своего ребенка и отцовство 
в предусмотренном законом порядке не установлено, органы опеки и попечительства 
не вправе отказать ей в перемене фамилии несовершеннолетнего на ту, которую 
она носит. Отсюда следует, что ребенок может без усыновления приобрести фамилию 
отчима, если после вступления в брак мать стала носить его фамилию. Такой 
выход из положения в интересах ребенка и всех членов семьи. Когда же установление 
отцовства состоялось, после чего несовершеннолетний приобрел фамилию отца, 
ее изменение возможно в соответствии с требованиями п.2 ст.59 СК.
     4. К десяти годам ребенок достигает определенной степени зрелости, и 
его согласие или несогласие имеет правовое значение. Никаких исключений п.4 
ст.59 на этот счет не делает. Причем это правило касается всех предусмотренных 
СК случаев, когда возникает проблема изменения имени и (или) фамилии несовершеннолетнего 
старше десяти лет. Что касается детей в возрасте до десяти лет, то учет их 
мнения необязателен, но желателен, чтобы изменение имени и (или) фамилии не 
стало для них глубокой и незабываемой травмой.

Комментарий к статье 60 кодекса

     1. Содержание ребенка в семье осуществляют его родители. Они тратят часть 
своего заработка (дохода) на питание, одежду, лечение, образование и все другие 
потребности ребенка, выполняя при этом свой родительский долг. Одновременно 
тем самым они обеспечивают право ребенка на получение содержания, которое 
относится к числу неотъемлемых прав каждого ребенка. Когда почему-либо это 
право родители (или один из них) не обеспечивают, средства на их содержание 
взыскиваются по суду (см. ст.80-83 СК и комментарий к ним). При невозможности 
получения ребенком содержания от своих родителей он имеет (при определенных 
условиях) право на алименты от других членов семьи: совершеннолетних братьев, 
сестер, бабушки, дедушки (см. комментарий к ст.93, 94 СК). Злостное уклонение 
от уплаты алиментов на содержание ребенка является основанием для лишения 
родительских прав (ст.69 СК), а также для привлечения к уголовной ответственности 
по ст.157 УК.
     2. В суммы, причитающиеся ребенку, составляющие материальную основу его 
существования, входят не только алименты, но и пенсия, различного рода пособия. 
В случае утраты кормильца ребенку причитается согласно ст.50 Закона РСФСР 
"О государственных пенсиях в РСФСР" (ВВС РСФСР, 1990, N 27, ст.352) пенсия 
по случаю утраты кормильца. Так называемая социальная пенсия выплачивается 
ребенку-инвалиду или ребенку по инвалидности (ст.113 того же Закона). В соответствии 
со ст.17 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим 
детей" (СЗ РФ, 1995, N 21, ст.1929) каждый ребенок имеет право на государственное 
пособие со стороны государства. Но он вправе получать от государства в определенных 
законом случаях и единовременную материальную помощь. Так, согласно ст.41 
Закона РСФСР "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации 
вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (ВВС РСФСР, 1991, N 21, ст.699; 
ВВС РФ, 1992, N 32, ст.1861) детям, потерявшим кормильца вследствие Чернобыльской 
катастрофы, ежегодно выплачивается компенсация в установленном законом порядке 
в размере минимальной месячной оплаты труда. В соответствии со ст.4 Закона 
РФ "О вынужденных переселенцах" (ВВС РФ, 1993, N 12, ст.427) в редакции Федерального 
закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О вынужденных переселенцах" 
от 20 декабря 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 52, ст.5110) несовершеннолетние дети 
лиц, признанных вынужденными переселенцами, имеют право на получение единовременного 
денежного пособия. Входить в причитающиеся ребенку денежные суммы могут и 
другие регулярные и единовременные платежи от имени как государственных, муниципальных 
учреждений, организаций, так и различных благотворительных и иных фондов.
     3. Суммы полученных алиментов, пенсий и пособий являются собственностью 
ребенка. Однако право распоряжаться ими в интересах ребенка принадлежит его 
родителям (заменяющим их лицам - усыновителям, опекунам, попечителям, приемным 
родителям). Они обязаны расходовать эти средства на содержание, воспитание 
и образование ребенка (п.2 ст.60 СК). Если родитель, выплачивающий алименты, 
считает, что они расходуются другим родителем не по назначению (особенно когда 
речь идет о суммах, превышающих текущие потребности ребенка), он вправе обратиться 
в суд с требованием о зачислении части алиментов (не более 50%) на счета, 
открытые на имя ребенка в банке.
     4. Ребенок является также собственником принадлежащего ему имущества 
и приносимых им доходов. Его массу могут образовывать движимые и недвижимые 
вещи любой стоимости, ценные бумаги, паи, доли в капитале, вклады, внесенные 
в кредитные учреждения или иные коммерческие организации, дивиденды по вкладам 
и др. Это имущество может быть приобретено на средства ребенка либо получено 
им в дар, по наследству. Принадлежит несовершеннолетнему также получаемая 
им стипендия, его заработок (доход) от результатов интеллектуальной и предпринимательской 
деятельности.
     Ребенок может стать собственником дома, квартиры, комнаты (их части) 
в результате приватизации. Имущественные права ребенка в таких случаях защищаются 
с помощью Федерального закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской 
Федерации (СЗ РФ, 1994, N 16, ст.1864), где сказано, что приватизируемые жилые 
помещения передаются в собственность не только совершеннолетних, но и несовершеннолетних 
членов семьи в возрасте от 15 до 18 лет. Жилые помещения, в которых проживают 
исключительно несовершеннолетние в возрасте до 15 лет, передаются им в собственность 
по заявлению родителей (лиц, их заменяющих) с предварительного разрешения 
органов опеки и попечительства либо по инициативе этих органов. Жилые помещения, 
в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте от 15 до 18 
лет, передаются им в собственность по их заявлению с согласия родителей (лиц, 
их заменяющих) и органов опеки и попечительства.
     Поскольку ГК (ст.26) связывает наступление частичной дееспособности ребенка 
с достижением 14 лет, соответственно меняются возрастные критерии в Законе 
"О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".
     В случае помещения несовершеннолетнего в воспитательное или иное учреждение 
его администрация и родители (лица, их заменяющие) обязаны в течение 6-ти 
месяцев со дня помещения ребенка в указанное учреждение оформить договор передачи 
жилого помещения в его собственность и принять меры по распоряжению этим жилым 
помещением в интересах ребенка. Средства от сделок с приватизированными жилыми 
помещениями, в которых проживают (проживали) исключительно несовершеннолетние, 
зачисляются родителями (лицами, их заменяющими) на личный счет ребенка в местном 
отделении банка.
     5. Гражданское законодательство определяет право ребенка самостоятельно 
распоряжаться своим имуществом. Эти возможности ребенка зависят от его возраста 
и определяются статьями 26 и 28 ГК. Ребенок в возрасте от 14 до 18 лет вправе, 
например, самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей, попечителя 
распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами; осуществлять 
право автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или 
иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности; 
в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться 
ими; совершать мелкие бытовые сделки. Все другие гражданско-правовые сделки, 
связанные с реализацией имущественных прав ребенка, он совершает с письменного 
согласия своих законных представителей (родителей, усыновителя, попечителя). 
Причем эти сделки будут действительны и в том случае, если родители (лица, 
их заменяющие) впоследствии одобрят их в письменном виде. Из этого общего 
правила есть исключение: суд при наличии достаточных данных по просьбе родителей 
(лиц, их заменяющих) или органов опеки и попечительства может либо ограничить, 
либо лишить ребенка в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться 
своим заработком, стипендией и иным доходом. Причиной тому может послужить, 
в частности, использование причитающихся ребенку сумм на приобретение спиртных 
напитков, наркотиков. При ограничении этого права несовершеннолетний распоряжается 
своими доходами только с согласия родителей (лиц, их заменяющих), а при лишении 
права в интересах несовершеннолетнего распоряжаются его доходами родители 
(лица, их заменяющие).
     Ребенок в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несет имущественную 
ответственность по совершенным им сделкам.
     Малолетние (несовершеннолетние, не достигшие 14 лет) в возрасте от 6 
до 14 лет могут совершать: мелкие бытовые сделки, сделки, направленные на 
безвозмездное получение выгоды, а также сделки по распоряжению средствами, 
предоставленными им родителями (лицами, их заменяющими) или третьими лицами 
с согласия последних.
     Понятие мелкой бытовой сделки не может иметь четких границ, так как всякий 
раз, особенно в наше время, меняется представление о ценности вещи, ее стоимости. 
Несомненно, что в каждой семье в зависимости от уровня ее материальной обеспеченности 
существует разное понимание материальной потребности ребенка. Не последнюю 
роль в ее определении играет культура родителей, семейная педагогика, ее цели. 
Поэтому в повседневной жизни понятие мелкой бытовой сделки не фигурирует. 
Когда же в том возникает надобность, критерии этого понятия определяются применительно 
к конкретной ситуации.
     Малолетние в возрасте от 6 до 14 лет могут безвозмездно пользоваться 
предоставляемым им имуществом, принимать подарки. Они вправе также сами распоряжаться 
средствами, которые им выдают родители (лица, их заменяющие), а если эти средства 
им вручают другие члены семьи или вовсе посторонние лица, необходимо согласие 
на то родителей (лиц, их заменяющих). Подобного рода требования продиктованы 
главным образом соображениями педагогического порядка. Но в любом случае малолетний 
не может сам совершить сделку, если она требует нотариального удостоверения 
или государственной регистрации. Что касается детей в возрасте до 6 лет, то 
все сделки от их имени могут совершать только родители (лица, их заменяющие).
     Родители, будучи естественными опекунами (попечителями) своего ребенка, 
при управлении имуществом ребенка обладают теми же правами и несут те же обязанности, 
которые предусмотрены гражданским законодательством для опекунов (попечителей) 
(ст.37 ГК). Эти требования полностью распространяются и на усыновителей ребенка, 
его приемных родителей. Отсюда следует, что причитающиеся ребенку доходы (кроме 
доходов, которыми несовершеннолетний вправе распоряжаться самостоятельно) 
расходуются родителями (усыновителями, приемными родителями) в интересах ребенка 
и с предварительного разрешения органов опеки и попечительства. Такое разрешение 
не требуется, если речь идет о текущих расходах, необходимых для содержания 
ребенка, приобретения ему одежды, его лечения, отдыха.
     Родители (заменяющие их лица) не могут без предварительного разрешения 
органа опеки и попечительства совершать или давать согласие на совершение 
сделок по отчуждению его имущества, в том числе по обмену и дарению этого 
имущества, сдаче его внаем (аренду), в безвозмездное пользование или в залог; 
сделок, влекущих за собой отказ от принадлежащих ребенку прав либо уменьшение 
размера принадлежащего ему имущества. Без согласия органов опеки и попечительства 
нельзя также осуществить раздел его имущества либо выдел из него доли. Особое 
значение для охраны имущественных прав ребенка любого возраста имеют ограничения 
родительских правомочий при отчуждении принадлежащего ребенку приватизированного 
жилья или его части. Причем в случае продажи в обязательном порядке должно 
быть закреплено право несовершеннолетних членов семьи собственника (сособственника) 
на проживание и пользование вновь приобретаемым жилым помещением. Не рекомендуется 
одобрение органами опеки и попечительства сделки, при которой производится 
покупка квартиры в рассрочку при одновременной продаже имеющихся в собственности 
жилых помещений, а также совершение сделки по залогу помещений в силу большого 
риска потери ребенком имеющейся у него жилой площади. (Инструктивно-методические 
рекомендации Министерства образования РФ от 20 февраля 1995 г. N 09-М - "Вестник 
образования", 1995, N 8, с.40-42).
     Родитель не вправе совершать сделки со своими несовершеннолетними детьми, 
за исключением передачи им имущества в дар или в безвозмездное пользование.
     6. Дети и родители не имеют права собственности на имущество друг друга, 
однако, если они проживают совместно, они вправе владеть и пользоваться имуществом 
друг друга по взаимному согласию, строя свои отношения на доверии, сообразуя 
их со сложившимся в семье укладом. Никакого особого правового режима для собственности 
родителей и детей не существует. Если у родителей и детей возникает право 
общей собственности на какое-либо имущество, их отношения регулируются общими 
нормами гражданского законодательства (ст.244-255 ГК).

                 Глава 12. Права и обязанности родителей

Комментарий к статье 61 кодекса

     1. Забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей 
(см. ч.2 ст.38 Конституции РФ). Следовательно, речь идет не только о нравственном 
долге каждого родителя, но и о его конституционных правах и обязанностях. 
Причем их существование не связывается с наличием или отсутствием брака родителей. 
Наделение родителей правами в отношении их несовершеннолетних детей означает, 
что им предоставляется возможность совершать одобряемые, желательные с точки 
зрения государства действия и поступки, направленные на благо ребенка. Правам 
родителей корреспондируют соответствующие обязанности. Причем родители имеют 
равные права и обязанности. Их равноправие обеспечивается семейно-правовыми 
нормами, имеющими конкретное содержание (см. ст.63-65 СК и др.).
     2. Родительские права возникают с момента рождения ребенка и автоматически 
прекращаются по достижении им совершеннолетия. Исключение составляют случаи 
приобретения ребенком полной дееспособности до достижения 18 лет - вступление 
в брак и эмансипация (п.2 ст.21 ГК и ст.27 ГК). С наступлением 18 лет связывается 
достижение человеком необходимой для его полной самостоятельности степени 
физической, психической и социальной зрелости (гражданская дееспособность). 
Эта зрелость, ассоциируется со способностью дать полноценное потомство, разумно 
руководить своими действиями и поступками личного характера, трудиться и содержать 
не только себя, но и свою семью и своих детей.

Комментарий к статье 62 кодекса

     1. СК впервые закрепляет права несовершеннолетних родителей. Сам по себе 
факт рождения ребенка порождает признание его матери обладателем родительских 
прав безотносительно к ее возрасту. Но своеобразие положения несовершеннолетней 
матери, а также несовершеннолетнего лица, признанного отцом, накладывает свой 
отпечаток на содержание этих прав, порядок их осуществления.
     Пункт 1 ст.62 СК выделяет право несовершеннолетнего родителя, во-первых, 
на совместное проживание со своим ребенком и, во-вторых, на участие в его 
воспитании. Первое реализуется в соответствии с п.2 ст.54 СК (см. комментарий 
к этой статье). При этом особый смысл приобретает п.1 ст.9 Конвенции ООН о 
правах ребенка, где говорится о недопустимости его разлучения со своими родителями 
вопреки их желанию, если это не вызывается необходимостью защиты его прав 
и интересов. Пункт 1 ст.62 СК употребляет общее понятие "несовершеннолетние 
родители", не выделяя при этом какой-либо возрастной категории. Поэтому право 
на совместное проживание с ребенком имеет любой несовершеннолетний родитель. 
Существование права на участие в воспитании означает, что такой родитель воспитывает 
ребенка не один (см. комментарий к п.2 ст.62 СК). Хотя п.1 ст.62 СК фиксирует 
внимание на перечисленных правах несовершеннолетних родителей, несомненно, 
они, будучи сами несовершеннолетними, имеют также все права, предоставленные 
законом несовершеннолетним детям (см. ст.54-60 СК). Вместе с тем, будучи родителями, 
несовершеннолетние дети имеют родительские права, предусмотренные ст.63, 64 
СК. Но осуществляют они эти права не только в соответствии со ст.65 СК, но 
и с п.2 ст.62 настоящего Кодекса. На несовершеннолетних родителей распространяются 
также правила относительно защиты родительских прав, лишения родительских 
прав, восстановления в родительских правах, ограничения родительских прав 
и отобрания ребенка у родителей при непосредственной угрозе жизни ребенка 
или его здоровью (см. комментарий к ст.68-77 СК).
     2. Несовершеннолетние родители любого возраста, если они состоят в браке, 
осуществляют родительские права сами. Иначе обстоит дело, когда брака нет. 
Для таких случаев п.2 ст.62 СК определяет возрастные критерии их самостоятельности 
в осуществлении родительских прав, которые отличаются от установленных ГК. 
По семейному законодательству достигшие 16 лет несовершеннолетние родители 
вправе самостоятельно осуществлять свои родительские права. Если несовершеннолетнему 
родителю, не состоящему в браке, нет 16 лет, он осуществляет свои родительские 
права вместе с опекуном ребенка. Этот опекун назначается в соответствии со 
ст.31 ГК, определяющей цели опеки. При этом предполагается, что сам несовершеннолетний 
родитель без помощи взрослых защитить права и интересы своего ребенка не в 
состоянии. В процессе семейного воспитания помощь опекуна ребенка составляет 
неотъемлемую часть жизни семьи и не носит официального характера. Когда же 
приходится решать проблемы, выходящие за рамки обыденных (устройство подопечного 
в одно из детских воспитательных, медицинских учреждений, защита его имущественных 
прав и т.п.), действуют ст.26, 28 ГК. При решении проблемы усыновления ребенка 
несовершеннолетних родителей, которым нет 16 лет, учитываются требования п.1 
ст.129 СК (см. комментарий к этой статье). Несовершеннолетнему родителю в 
возрасте от 14 до 16 лет помогает осуществлять родительские права его родитель. 
За несовершеннолетнего родителя, которому нет 14 лет, все делает опекун его 
ребенка. Но если между несовершеннолетним родителем любого возраста и опекуном 
его ребенка возникают разногласия, то их разрешают органы опеки и попечительства. 
При этом они руководствуются интересами ребенка несовершеннолетнего родителя. 
Органы опеки и попечительства дают в таких случаях рекомендации, желательные 
для исполнения. Чаще всего роль опекуна над ребенком несовершеннолетнего родителя 
принимает на себя кто-либо из членов семьи. Но и здесь необходимо руководствоваться 
требованиями п.3 ст.33 ГК относительно желания быть опекуном, наличия качеств, 
обеспечивающих интересы подопечного и т.п. При невозможности удовлетворить 
просьбу претендента на роль опекуна, его явной неспособности охранять должным 
образом интересы подопечного, а также при отсутствии лиц, желающих быть опекуном, 
защита прав и интересов несовершеннолетнего родителя, его ребенка возлагается 
на органы опеки и попечительства в соответствии с п.2 ст.123 СК. Эти органы 
в таких случаях защищают права как несовершеннолетнего родителя, так и его 
ребенка. Но по достижении несовершеннолетним родителем 16 лет он обретает 
полную самостоятельность в осуществлении своих родительских прав. А опека 
над его ребенком прекращается автоматически, за исключением случаев, когда 
несовершеннолетний родитель почему-либо о своем ребенке вовсе не заботится. 
Тогда опека сохраняется, но меняются ее основания.
     3. Несовершеннолетний мужского пола имеет право признавать свое отцовство 
путем подачи совместного с матерью ребенка заявления в органы загса (см. п.4 
ст.48 СК и комментарий к нему). Признание своего материнства матерью обычно 
сводится к ее просьбе зарегистрировать рожденного ею ребенка в соответствии 
с требованиями ст.48 СК. По смыслу п.3 ст.62 СК никаких возрастных ограничений 
на этот счет не существует. Не требуется на то и согласие родителей несовершеннолетнего 
или лиц, их заменяющих. Однако состоявшаяся в результате добровольного установления 
отцовства (материнства) запись в книге записей рождений может быть оспорена 
в порядке, предусмотренном п.1, 2 ст.52 СК (см. комментарий к ним). Тем самым 
предоставляется возможность исправить в будущем имевшую место ошибку, вызванную 
незрелостью решения несовершеннолетнего родителя.
     Несовершеннолетняя мать имеет также право обратиться в суд с иском об 
установлении отцовства. Такой иск вправе предъявить и несовершеннолетний мужского 
пола в случаях, предусмотренных п.4 ст.48 СК (см. комментарий к нему). Однако 
истцами могут быть только несовершеннолетние, достигшие четырнадцати лет. 
Если несовершеннолетнему родителю нет четырнадцати лет, истцами по делам об 
установлении отцовства выступают его родители в соответствии со ст.64 СК (см. 
комментарий к ней). Несовершеннолетний мужского пола может выступать в деле 
по установлению отцовства и в качестве ответчика, если ему исполнилось четырнадцать 
лет. Надо полагать, что к тем, кто такого возраста не достиг, иск об установлении 
отцовства предъявлен быть не может. Участие несовершеннолетнего в судебном 
процессе по установлению отцовства определяется в соответствии с правилами 
гражданско-процессуального законодательства.

Комментарий к статье 63 кодекса

     1. КоБС предусматривал только обязанности родителей по воспитанию своих 
детей. Изменение отношения к семье, ее роли в жизни ребенка сделали очевидной 
истину: родители не только обязаны его воспитывать, но и имеют на это право. 
С другой стороны, существовавший до принятия СК крен в сторону обязанностей 
родителей противоречил ст.17 Конституции РФ, признающей прежде всего права 
и свободы человека и гражданина.
     2. Право на воспитание ребенка есть личное неотъемлемое право каждого 
родителя. Утратить это право можно лишь в случаях, предусмотренных законом: 
при лишении родительских прав и усыновлении ребенка (см. ст.69, 70 и 140 СК 
и комментарий к ним). Право на воспитание заключается в предоставлении родителям 
возможности лично воспитывать своих детей. При этом родители свободны в выборе 
способов и методов воспитания, согласующихся "с развивающимися способностями 
ребенка" (п.2 ст.14 Конвенции ООН о правах ребенка). Государства - участники 
Конвенции "в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей 
принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим 
детей, в осуществлении этого права и в случае необходимости оказывают материальную 
помощь и поддерживают программы, особенно в отношении обеспечения питанием, 
одеждой и жильем" (п.3 ст.27 Конвенции ООН о правах ребенка). Примером развития 
данного положения в РФ служат Указ Президента РФ "О мерах по социальной поддержке 
многодетных семей" от 5 мая 1992 г. (САПП РФ, 1992, N 19, ст.1044), постановление 
Правительства РФ "О неотложных мерах по улучшению положения детей в Российской 
Федерации" от 21 августа 1992 года N 689 (САПП РФ, 1992, N 9, ст.689), Федеральный 
закон "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", "Основные направления 
государственной социальной политики по улучшению положения детей Российской 
Федерации до 2000 года (Национальный план действий в интересах детей)", утвержденный 
Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 года (СЗ РФ, 1995, N 38, ст.3669).
     Право родителей на воспитание детей обеспечивается не только и не столько 
благодаря помощи государства, а главным образом исполнением родителями обязанностей 
по их воспитанию. В круг этих обязанностей входит забота о здоровье, физическом, 
психическом и нравственном развитии ребенка. Таковы в самом общем виде наиболее 
важные обязанности родителей, составляющие как бы две группы. Одна имеет прямое 
отношение к физическому развитию ребенка, которое во многом зависит от его 
питания, среды обитания и пр. Вторая касается психического, духовного, нравственного 
развития несовершеннолетнего и предполагает существование более сложных по 
своей природе средств и методов формирования ребенка как личности. В настоящее 
время все более очевидной становится роль родителей в исполнении обязанностей 
подобного рода. Именно от этого во многом зависит духовный мир ребенка, его 
готовность к межличностному общению, стремление к знаниям, способность властвовать 
над своим умом и чувствами. Выполнение родительских обязанностей не только 
способствует реализации родительских прав, но и служит образцом желаемого, 
одобряемого поведения - его моделью.
     Обладающие родительскими правами лица несут ответственность за воспитание 
и развитие своих детей. Согласно п.1 ст.18 Конвенции ООН о правах ребенка 
эта ответственность должна быть общей и обязательной для обоих родителей, 
где бы они ни находились. К тому же Конвенция рассматривает ее как "основную". 
Так подчеркивается особое значение ответственности родителей в обеспечении 
прав и интересов своих детей. Одновременно оказывается воздействие на формирование 
чувства ответственности за ребенка, его воспитание, от полноты которого в 
значительной степени зависит качество семейного воспитания. При передаче ребенка 
на воспитание другим лицам (опекуну, попечителю, приемным родителям) в установленном 
законом порядке родители несут ответственность за воспитание и развитие ребенка 
вместе с заменяющим их лицом. При усыновлении всю ответственность за ребенка 
принимает на себя усыновитель. Временная передача родителями своих детей на 
воспитание родственникам, посторонним лицам либо в одно из детских учреждений 
не освобождает родителей от ответственности за их воспитание и развитие.
     Пункт 1 ст.63 СК не уточняет, о какой именно ответственности идет речь. 
Предполагается существование ответственности как нравственного порядка, так 
и предусмотренной различными отраслями законодательства (административного, 
гражданского, семейного, уголовного и др.). В первом случае ответственность 
влечет за собой моральное осуждение, во втором - дополнительное обременение 
или даже наказание в установленном законом порядке. Под дополнительным обременением 
понимаются неблагоприятные для нарушителя прав последствия, выходящие за рамки 
принудительного исполнения обязанностей. Типичной ответственностью за ненадлежащее 
семейное воспитание детей является лишение родительских прав (см. комментарий 
к ст.69 СК).
     3. В воспитании ребенка нередко принимают участие не только родители, 
но и другие члены семьи. Какой бы значимой ни была их роль в жизни ребенка, 
преимущественное право на его воспитание принадлежит родителям. Это означает, 
что при разрешении судом споров между родителями и другими лицами по поводу 
воспитания ребенка при прочих равных условиях эти споры разрешаются в пользу 
родителей. То же самое можно сказать относительно разногласий по вопросам 
семейного воспитания, разрешаемых органами опеки и попечительства.
     4. Закон РФ "Об образовании" (ВВС РФ, 1992 г. N 30, ст.1797) в редакции 
Федерального Закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской 
Федерации "Об образовании" от 13 января 1996 г. (СЗ РФ, 1996, N 3, ст.150) 
рассматривает образование как целенаправленный процесс воспитания и обучения 
в интересах человека, общества, государства. И хотя по смыслу п.2 ст.63 СК 
речь идет лишь об одной стороне образования - обучении, все равно имеются 
в виду важнейшие предпосылки полноценного, всестороннего развития личности 
ребенка. Эти предпосылки создает не только государство, но и родители. Согласно 
п.4 ст.43 Конституции РФ родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение 
детьми основного общего образования, т.е. образования в объеме 9 классов общеобразовательной 
школы. А в 10-11 классы предполагается прием учащихся по их желанию. В повседневной 
жизни выполнение этой обязанности родителями заключается в обеспечении того, 
чтобы их ребенок учился. Он может совмещать свою учебу с работой, творческой, 
предпринимательской, коммерческой деятельностью, но какой бы ни была семейная 
ситуация, уровень материальной обеспеченности семьи, состояние здоровья родителей, 
ребенок должен получить необходимое образование. Подобного рода обязанность 
распространяется и на лиц, заменяющих родителей в установленном законом порядке. 
Уклонение от выполнения этой обязанности служит основанием для лишения родительских 
прав, отстранения опекуна (попечителя), расторжения договора о передаче ребенка 
на воспитание в приемную семью.
     При выполнении родителями обязанности обеспечить получение ребенком общего 
основного образования им приходится выбирать образовательное учреждение и 
формы обучения ребенка. Мало того, "родители имеют право приоритета в выборе 
вида образования для своих малолетних детей" (п.3 ст.26 Всеобщей Декларации 
прав человека, 1948 г. (Международное право в документах. М., 1969, с.246). 
Ту же мысль содержит п.3 ст.13 Международного пакта об экономических, социальных 
и культурных правах, ратифицированного Президиумом Верховного Совета СССР 
18 сентября 1973 г. (ВВС СССР, 1973, N 40, ст.564), где говорится: "государства 
обязаны уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов 
выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, 
но и другие школы, отвечающие тому минимуму требований, который может быть 
установлен или утвержден государством".
     Право родителей (законных представителей) на выбор образовательного учреждения, 
формы обучения до получения ребенком основного общего образования закреплено 
и в п.1 ст.52 Закона РФ "Об образовании". Это означает, что только родителям 
решать, где получать образование ребенку (в государственной или частной школе, 
лицее, гимназии, колледже и т.п.). От выбора родителей зависит, обучаться 
ли ребенку в образовательном учреждении; в форме семейного образования, самообразования, 
экстерната. Допускается сочетание различных форм образования. Необходимо только, 
чтобы избранная ими форма образования соответствовала единому государственному 
образовательному стандарту. Причем родителям (законным представителям), осуществляющим 
воспитание и образование несовершеннолетнего ребенка в семье, выплачиваются 
дополнительные средства в размере затрат на образование каждого ребенка на 
соответствующем этапе образования в государственном или муниципальном образовательном 
учреждении, определяемых государственными (в том числе ведомственными и местными) 
нормативами финансирования (п.7 ст.40 Закона РФ "Об образовании"). От родителей 
также зависит, какое дополнительное образование и где получат их дети (в центрах 
профессиональной ориентации, музыкальных и художественных школах, школах искусств, 
домах детского творчества, на станциях юных техников, станциях юных натуралистов 
и в иных учреждениях, имеющих соответствующие лицензии - п.2 ст.26 Закона 
РФ "Об образовании"). Свое право выбора родители осуществляют с учетом мнения 
ребенка. При этом неважно, сколько ему лет. Для детей младшего возраста может 
иметь значение привязанность к друзьям, с которыми он хотел бы учиться, его 
способности, склонности. Дети более старшего возраста действуют осознанно 
и реалистично, сообразуя свой выбор со своей будущей профессиональной ориентацией. 
На выбор родителем и его ребенком вида образовательного учреждения, формы 
обучения оказывает воздействие и состояние здоровья ребенка, степень материальной 
обеспеченности семьи, семейные традиции, профессия родителей и т.п. В любом 
случае учет мнения ребенка означает уважительное к нему отношение. Однако 
родители вправе не посчитаться с точкой зрения несовершеннолетнего, если она 
противоречит его интересам или ее невозможно реализовать по объективным причинам.

Комментарий к статье 64 кодекса

     1. К числу важных прав и обязанностей обоих родителей относится защита 
ими прав и интересов своего ребенка. Предоставляя родителям возможность защищать 
ребенка, возлагая на них подобного рода обязанность, государство, во-первых, 
стремится не допустить незащищенности несовершеннолетнего, во-вторых, подчеркивает, 
что речь идет о гражданском долге прежде всего родителей. Защита родителями 
прав и интересов ребенка осуществляется в соответствии со ст.8 СК (см. комментарий 
к этой статье). Предметом защиты являются все права детей, перечисленные в 
ст.54-58, 60 СК. В круг объектов защиты входят также жилищные, наследственные 
и другие права ребенка, в числе которых и его права как члена общества (на 
охрану жизни и здоровья, социальное обеспечение, защиту чести и достоинства 
и др.). Способы защиты зависят от специфики принадлежащих ребенку прав, характера 
правонарушения, возраста несовершеннолетнего и др. Родители в полной мере 
защищают права и интересы ребенка, которому нет 14 лет. А подросткам старшего 
возраста они помогают себя защищать. При отсутствии единого мнения, кому из 
родителей и как защищать своего ребенка, возникшие разногласия могут быть 
разрешены по желанию родителей органами опеки и попечительства.
     2. Прямое указание на родителей как обладателей прав и обязанностей по 
защите прав и интересов ребенка означает, что они являются его законными представителями 
без специального на то полномочия. Им достаточно в необходимых случаях предъявить 
свидетельство о рождении своего ребенка. Родители, будучи его законными представителями, 
могут иметь дело с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе с 
органами местного самоуправления, внутренних дел, судом и прокуратурой. Причем 
вовсе не обязательно ждать, когда состоится нарушение прав или интересов ребенка. 
Родители могут совершать действия, направленные на предотвращение возможного 
правонарушения.
     При утрате родительского попечения роль законного представителя ребенка 
принадлежит лицам, заменяющим родителей в установленном законом порядке, при 
предъявлении соответствующего документа. Если у ребенка есть дееспособные, 
не лишенные родительских прав родители, законными представителями своих детей 
они не будут, пока существует опека (попечительство), договор о передаче ребенка 
в приемную семью. Это положение сохраняется и в случаях, когда несовершеннолетний 
находится на полном государственном попечении воспитательного, медицинского 
учреждения либо учреждения системы социальной защиты, которое принимает на 
себя всю заботу о ребенке и защиту его прав и законных интересов.
     Особое место в защите прав и интересов детей занимает представительство 
родителей в гражданско-правовых отношениях. Оно регламентируется правилами, 
предусмотренными ст.26, 28 ГК.
     3. Противоречия между интересами родителей и детей любого возраста не 
относятся к исключительным событиям. Они могут возникать по разному поводу 
и касаться как личной, так и имущественной сферы отношений. Чаще всего эти 
противоречия не носят непреодолимого характера и разрешаются в рамках семьи 
или с помощью органов опеки и попечительства. Надо полагать, что п.2 ст.64 
СК имеет в виду противоречия принципиальные, порождающие нарушение прав несовершеннолетнего. 
При этом родители могут руководствоваться только собственными эгоистическими 
соображениями, либо глубоко заблуждаться относительно правильного понимания 
потребностей своего ребенка. Но чем бы эти противоречия ни вызывались, в таких 
случаях возникает ситуация, когда нельзя доверять родителю роль представителя 
интересов своих детей. Здесь возможны несколько выходов из положения: лишение 
родительских прав или ограничение родительских прав, передача ребенка в другую 
семью, если налицо факт утраты родительского попечения и, наконец, назначение 
органами опеки и попечительства представителя для защиты прав и интересов 
ребенка. Условия и порядок назначения такого представителя СК не определяет. 
Однако, надо полагать, назначенный органами опеки и попечительства представитель 
не заменяет сохраняющего свои родительские права родителя. Такой представитель 
выполняет функции надзора за соблюдением в семье прав ребенка и в зависимости 
от ситуации подсказывает, какие следует использовать меры и способы защиты 
его прав и интересов.

Комментарий к статье 65 кодекса

     1. Если п.2 ст.64 СК не разрешает родителю, чьи интересы противоречат 
интересам ребенка, быть его представителем, то п.1 ст.65 СК имеет более широкое 
содержание. Здесь говорится о невозможности осуществления родительских прав 
в противоречии с интересами детей. Тем самым определяются допустимые пределы 
действий, поступков, связанных с семейным воспитанием. Это ориентир, которого 
надо придерживаться как в повседневной жизни, так и при разрешении разногласий 
и споров по вопросам воспитания ребенка. Так косвенным образом утверждается 
приоритет его интересов. С другой стороны, п.1 ст.65 СК подчеркивает, что 
для родителей главное - обеспечивать интересы своего ребенка, а не свои собственные.
     2. Кроме положений общего порядка п.1 ст.65 СК содержит более конкретные 
указания относительно того, что родители делать не вправе. Они не могут, во-первых, 
причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному 
развитию, во-вторых, допускать в своей семейной педагогике преступное обращение 
с ребенком, его оскорбление, эксплуатацию. В первом случае внимание сосредоточено 
на недопустимом конечном результате поведения родителей как воспитателей. 
Во втором - в категорической форме запрещаются действия родителей разной степени 
опасности для ребенка - от пренебрежения его разумными запросами и потребностями, 
грубого с ним обращения до жестоких по своему характеру методов воспитания; 
от унижения ребенка как личности, оскорбления его словом и действием до эксплуатации 
ребенка, под которой следует понимать выходящее за рамки семейной педагогики 
использование помощи и труда ребенка независимо от возраста. Всякое отступление 
от этих правил чревато лишением родительских прав, отменой усыновления, отстранением 
опекуна (попечителя), досрочным расторжением договора о передаче ребенка на 
воспитание в семью. Требования п.1 ст.65 СК учитываются также при разрешении 
судом споров, связанных с воспитанием детей.
     Родители несут ответственность за осуществление своих прав и обязанностей 
в ущерб правам и интересам ребенка. При этом имеется в виду не только злоупотребление 
родительскими правами, но и другие действия, поступки родителей, которые наносят 
или могут нанести ущерб правам и интересам ребенка как личности. То же самое 
можно сказать применительно к имущественным правам ребенка.
     В пункте 1 ст.65 СК в отличие от п.1 ст.63 СК (см. комментарий к нему) 
речь идет об ответственности, предусмотренной законом. Это может быть ответственность 
административно-правовая - ст.164 КоАП, гражданско-правовая - ст.1073, 1074 
ГК, семейно-правовая - ст.69 СК, уголовная - ст.156 УК и др.
     3. Процесс семейного воспитания детей включает в себя решение множества 
вопросов преимущественно педагогического свойства. Они решаются либо обоими 
родителями, либо одним из них с одобрения или молчаливого согласия другого. 
При этом предполагается, что оба родителя соблюдают интересы своего ребенка. 
Пункт 2 ст.65 СК обращает внимание и на необходимость учета при этом мнения 
детей. Это правило представляет собой конкретизацию идеи, заложенной в п.1 
ст.13 Конвенции о правах ребенка, где сказано: "Ребенок имеет право свободно 
выражать свое мнение". Само собой разумеется, что учет мнения детей должен 
быть целесообразным с педагогической точки зрения.
     Разного рода разногласия между родителями по вопросам воспитания детей 
преодолеваются, как правило, самими родителями. Когда же им не удается достичь 
соглашения, оба родителя (один из них) вправе обратиться за помощью в органы 
опеки и попечительства или в суд.
     Органы опеки и попечительства, ознакомившись с конфликтной ситуацией 
в семье, разъясняют, в чем состоят в данном случае интересы ребенка. К рассмотрению 
заявления родителей (одного из них) может быть привлечен воспитатель ребенка, 
его педагог. Органы опеки и попечительства дают родителям свои рекомендации 
либо в устном, либо в письменном виде. В компетенцию суда не входит разрешение 
споров сугубо педагогического свойства, ибо он правомочен рассматривать только 
вопросы о месте проживания ребенка и о порядке осуществления родительских 
прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (см. комментарий к п.3 ст.65 
СК, ст.66 СК).
     4. При совместном проживании родителей осуществление родительских прав 
составляет неотъемлемую часть жизни семьи. Когда же родители почему-либо живут 
по разным адресам, они сами определяют, при ком из них должен проживать ребенок. 
Главное здесь не то, где регистрируется место жительства несовершеннолетнего, 
а то, с кем из родителей ребенок будет находиться постоянно. Если родителям 
не удается достичь соглашения на этот счет, их спор рассматривается судом. 
При разрешении этого спора суду предстоит определить, кому из родителей отдать 
предпочтение, кто из них станет непосредственным воспитателем ребенка. При 
этом другой родитель не утрачивает вовсе своих прав и обязанностей. Он становится 
обладателем права на общение с ребенком, на участие в его воспитании, образовании 
(см. комментарий к ст.66 СК), так как сам по себе факт раздельного проживания 
родителей ведет к неизбежному при этом фактическому ограничению родительских 
прав того из родителей, который живет от ребенка отдельно.
     Спор об определении места жительства ребенка может рассматриваться судом 
до расторжения брака родителей, во время развода (в бракоразводном процессе) 
или после прекращения брака. Никаких временных ограничений на этот счет не 
существует. Главное, чтобы родители жили раздельно. Если, несмотря на спор, 
они продолжают жить на общей площади, разрешение спора судом лишено смысла. 
Споры о месте жительства ребенка могут рассматриваться неоднократно, поскольку 
условия воспитания ребенка могут меняться в зависимости от разных обстоятельств 
(состояние здоровья родителя и ребенка, возможности ухода за ним, появление 
отчима (мачехи) и т.п.). Поэтому суд не вправе отказать в приеме искового 
заявления по той причине, что в свое время такой спор уже был предметом судебного 
разбирательства.
     Спор о месте проживания ребенка с одним из родителей рассматривается 
судом по месту проживания ребенка и его родителя - непосредственного воспитателя. 
Если один из родителей живет на территории государства - члена СНГ, спор решается 
по законодательству страны, в которой постоянно проживают дети (п.1 ст.32 
Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным 
и уголовным делам от 22 января 1993 г.).
     При разрешении спора суд исходит из равенства прав и обязанностей обоих 
родителей, отдавая предпочтение тому из них, кто обеспечивает (может обеспечить) 
наиболее благоприятные условия воспитания ребенка. Качества матери и отца 
как воспитателей - важный критерий в определении судьбы заявленного иска. 
Но главное - чтобы решение суда соответствовало интересам несовершеннолетнего. 
Поэтому п.3 ст.65 СК дает примерный перечень обстоятельств, которые следует 
учитывать суду. Привязанность ребенка любого возраста к каждому из родителей, 
к обоим вместе - необходимое условие его надлежащего воспитания. Однако всякий 
раз следует выяснять причины привязанности ребенка к одному из родителей. 
Если она объясняется применением антипедагогических приемов воспитания, настроем 
против одного из родителей, искусственным подрывом его авторитета, подкупом 
ребенка и т.п., ее нужно оценивать критически. Отсутствие привязанности к 
одному из родителей в момент разрешения спора не может служить основанием 
для разрешения дела в пользу родителя, чьи качества как воспитателя превосходят. 
Если в семье несколько детей, делить их нежелательно, тем более, что они обычно 
привязаны друг к другу, образуют одну семью, ломка которой должна быть для 
них наименее болезненной. Разрешение спора во многом зависит от возраста ребенка. 
Маленькие больше нуждаются в материнском уходе, подростку, как правило, больше 
нужен авторитет и помощь отца. При этом обязательно учитывается мнение детей 
(см. комментарий к ст.57 СК). Пункт 3 ст.65 СК обращает внимание и на обстоятельства, 
характеризующие родителей. Поскольку во главу угла берутся качества родителя 
как воспитателя, подлежат оценке его сугубо нравственные свойства (доброта, 
честность, человеколюбие и т.п.). Характер работы родителей (длительные командировки, 
сменная работа, отсутствие свободного времени и т.п.) может затруднить семейное 
воспитание. Присутствие в семье лиц (отчима - мачехи, других родственников), 
способных неблагоприятно повлиять на воспитание ребенка, тоже далеко не безразличный 
для защиты его интересов фактор. Однако между степенью материальной обеспеченности 
одного из родителей или, наоборот, необеспеченности другого и качеством воспитания 
нет прямой зависимости. Поэтому уровень материального положения каждого из 
родителей решающего значения не имеет, оценивается в совокупности с другими 
обстоятельствами. В качестве довода в пользу одного из родителей нередко приводят 
наличие у другого тяжелого психического заболевания. Если по заключению специалиста 
больной не в состоянии заниматься воспитанием, ему нельзя доверить ребенка. 
Когда же нет медицинских противопоказаний к осуществлению родительских прав 
и обязанностей, спор о месте жительства ребенка рассматривается на общих основаниях.
     Нередко при рассмотрении спора родителей обнаруживается, что ни тот, 
ни другой воспитанием ребенка не занимается, поручив всю заботу о нем кому-либо 
из родственников или даже постороннему. В таких случаях целесообразно привлечь 
к рассмотрению дела лиц, осуществляющих непосредственное воспитание несовершеннолетнего.

Комментарий к статье 66 кодекса

     1. Общение ребенка с родителями, родителей со своими детьми служит удовлетворению 
жизненно важных потребностей как несовершеннолетних, так и взрослых членов 
семьи. К тому же это право и тех и других. Но если п.1 ст.55 СК говорит о 
праве на общение ребенка в широком контексте, то ст.66 СК посвящается праву 
на общение с ребенком родителя, который живет от него отдельно. Это обстоятельство 
делает невозможным постоянный ежедневный контакт одного из родителей со своими 
детьми. К тому же ребенок любого возраста должен иметь единый режим воспитания, 
жить сообразно сложившемуся в его семье укладу, иметь привычную среду обитания. 
В противном случае может пострадать его воспитание. Тем не менее общение с 
ребенком родителя, живущего отдельно от него, предполагает существование постоянного, 
систематического контакта между ними, а не эпизодических неожиданных встреч. 
Общение к тому же не может носить формального характера, должно приносить 
пользу ребенку, служить источником его полноценного воспитания.
     Постановке вопроса об обеспечении права на общение родителя не обязательно 
должно предшествовать разрешение судом спора о месте жительства ребенка. Проживание 
ребенка с одним из родителей может быть результатом их договоренности. Если 
же такой договоренности нет, проживающему отдельно родителю принадлежит право 
выбора: ставить ли вопрос об общении или просить суд решить, с кем из родителей 
должен проживать ребенок.
     2. Другой формой осуществления родительских прав лицом, которое не проживает 
со своим ребенком, является участие в его воспитании. Это участие предполагает 
использование различных способов положительного воздействия на ребенка, оказывающих 
благотворное влияние на формирование его личности. Для этого используются 
не только личные контакты (общение), но и телефонная связь, переписка и т.п.
     Отдельно проживающему родителю принадлежит также право на решение вопросов, 
связанных с получением ребенком образования. Но если родитель, осуществляющий 
непосредственное воспитание, имеет право выбора образовательного учреждения, 
формы обучения, то второй из них такими правами не наделен. Он лишь может 
дать совет, рекомендацию, оказать необходимую помощь при решении проблем, 
связанных с получением ребенком образования.
     3. Право на общение относится к числу личных прав одного из родителей, 
о существовании которого прямо говорит закон. Поэтому нарушение этого права, 
создание условий, затрудняющих или делающих невозможной его реализацию, есть 
правонарушение. Причем это нарушение не только прав одного из родителей, но 
и ребенка (см. ст.55 СК и комментарий к ней). Поэтому п.1 ст.66 СК запрещает 
родителю, с которым проживает ребенок, препятствовать его общению с другим 
родителем при условии, если такое общение не причинит вред физическому и психическому 
здоровью ребенка, его нравственному развитию (см. комментарий к ст.65 СК). 
Поэтому в основе противодействия общению не должны лежать сугубо личные, продиктованные 
эгоистическими соображениями мотивы.
     Чаще всего проблемы осуществления права на общение возникают при прекращении 
семейных отношений между родителями. Поэтому целесообразно именно в этот момент 
решить все вопросы, связанные с правом на общение. Тогда легче оценить реальную 
перспективу будущих контактов отдельно проживающего родителя со своими детьми. 
Облегчая эту задачу, п.2 ст.66 СК предоставляет родителям право заключать 
соглашения о порядке осуществления права на общение. Здесь могут быть зафиксированы 
любые важные для сторон нюансы: место общения, его частота, продолжительность 
и т.п. В любом случае это соглашение должно быть, во-первых, свободно от положений, 
противоречащих интересам ребенка, во-вторых, заключено в простой письменной 
форме, не подлежащей нотариальному удостоверению. Неисполнение такого соглашения 
любой из сторон правового значения не имеет. Но при необходимости это соглашение 
может послужить одним из доказательств при рассмотрении судом иска об устранении 
препятствий к общению.
     4. Поскольку нарушение права на общение касается одного из наиболее значимых 
личных прав гражданина как родителя, п.2 ст.66 СК устанавливает защиту прав 
отдельно проживающего родителя в судебном порядке. В отличие от КоБС при наличии 
спора, связанного с реализацией этого права, любая из заинтересованных сторон 
может обратиться с иском в суд. Спор разрешается судом с обязательным участием 
органов опеки и попечительства, дающим свое заключение по поручению суда, 
а не по просьбе родителей. При подготовке заключения органы опеки и попечительства 
могут содействовать заключению соглашения родителей, мирному урегулированию 
существующих между ними разногласий. Если эта цель становится невозможной, 
подобного рода задачу предстоит попытаться решить суду. Когда и это не удается, 
суд в своем решении подтверждает право на общение и одновременно определяет 
его форму, сообразуясь с конкретной ситуацией (возрастом ребенка, состоянием 
его здоровья, привязанностью к каждому из родителей и т.п.). В иске может 
быть отказано, если того требуют интересы ребенка. Но всякий раз такой отказ 
нуждается в серьезном обосновании.
     5. Судебный порядок защиты прав родителя, проживающего отдельно от ребенка, 
служит более надежной гарантией осуществления права на общение. Поскольку 
противодействует их реализации обычно другой родитель, к нему применяются 
меры, обязывающие к исполнению решения суда - денежный штраф в размере до 
200 установленных законом минимальных размеров оплаты труда (ст.406 ГПК). 
Если родитель, обязанный устранить препятствия к общению, по независящим от 
него причинам сделать этого не может (тяжело болен, выехал в командировку 
и т.п.), применение к нему мер принудительного характера откладывается (см. 
ст.79 СК и комментарий к ней). Сознательное упорное нежелание подчиниться 
решению суда, уйти от его исполнения любым способом, даже ценой нанесения 
душевной травмы ребенку, рассматривается как злостное невыполнение решения 
суда. Это позволяет родителю, проживающему отдельно от ребенка, предъявить 
ко второму родителю иск о передаче ему несовершеннолетнего для совместного 
с ним проживания. При рассмотрении такого иска суд обязательно учитывает мнение 
ребенка, его желание (нежелание) перейти жить к другому родителю. Самого по 
себе противодействия исполнению решения суда по делам подобного рода для лишения 
родительских прав недостаточно (см. ст.69 СК и комментарий к ней). Если родитель, 
чьи права нарушаются, стремится только к общению (не может взять к себе ребенка 
по объективным причинам), он вправе обратиться за помощью в орган опеки и 
попечительства, к педагогу, воспитателю. В любом случае эффективной будет 
линия на мирное урегулирование проблемы.
     6. Отдельно проживающий от ребенка родитель имеет право на получение 
интересующей его информации о ребенке из любого учреждения, где находится 
его ребенок, будь то общеобразовательное учреждение, специальное учебно-воспитательное 
учреждение для детей и подростков с девиантным поведением или больница, дом 
инвалидов и т.п. Этим правом обладает не только тот из родителей, кто живет 
отдельно от ребенка, но и оба родителя, если они почему-либо разлучены со 
своими детьми (п.4 ст.9 Конвенции ООН о правах ребенка). Для реализации названного 
права не имеет значения, почему родители (один из них) не живут вместе со 
своими детьми (из-за ареста, пребывания в местах лишения свободы и т.п.). 
Пункт 4 ст.66 СК не уточняет, о какой информации о ребенке идет речь. Надо 
полагать, что имеются в виду официальные сведения, затрагивающие родительские 
права и обязанности. К их числу относятся и сведения о состоянии здоровья 
ребенка. Согласно ст.31 Основ законодательства Российской Федерации об охране 
здоровья граждан родители как законные представители своих детей в возрасте 
до 15 лет имеют право на получение информации о состоянии их здоровья (дети 
более старшего возраста сами обладают таким правом). Статья 39 Закона РФ "О 
психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (ВВС РФ, 
1992, N 33, ст.1913) вменяет в обязанность администрации и медицинскому персоналу 
психиатрической больницы информировать родственников или законных представителей 
пациента (любого возраста) об изменениях состояния его здоровья и происшедших 
с ним чрезвычайных происшествиях. К сведениям, которые могут затрагивать права 
родителя, относятся и касающиеся социальной защиты граждан (в том числе несовершеннолетних), 
подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. 
Статья 46 Закона РСФСР "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию 
радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" от 15 мая 1991 г. в редакции 
Закона РФ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О социальной защите 
граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской 
АЭС" от 18 июня 1992 г. гарантирует гражданам "своевременное получение полной 
и достоверной информации по вопросам, касающимся чернобыльской катастрофы...". 
Для родителя, проживающего отдельно от ребенка, имеет значение ст.2 Закона 
РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" 
в редакции Федерального закона от 14 декабря 1995 г. "О внесении изменений 
и дополнений в Закон РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих 
права и свободы граждан" (СЗ РФ, 1995, N 51, ст.4970), согласно которой каждый 
гражданин имеет право получить, а должностные лица, государственные служащие 
обязаны ему предоставить возможность ознакомления с документами и материалами, 
непосредственно затрагивающими его права. Эта информация может быть устной 
и письменной.
     Предоставление информации о ребенке не должно представлять угрозы его 
жизни и здоровью со стороны родителя, если он, например, страдает тяжелым 
и опасным для окружающих психическим заболеванием; глубоким слабоумием; после 
возвращения из мест лишения свободы продолжает вести асоциальный образ жизни 
и т.п. Родитель, имеющий право на информацию о ребенке, вправе оспорить (обжаловать) 
в судебном порядке отказ в предоставлении ему этой информации. При этом он 
освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), 
но должен доказать факт нарушения своих прав, в данном случае родительских.

Комментарий к статье 67 кодекса

     1. В воспитании ребенка нередко принимают участие близкие ему лица, в 
числе которых не только дедушка, бабушка, но и другие родственники - не обязательно 
близкие. Степень их причастности к жизни ребенка может быть разная. Тем не 
менее никто из перечисленных лиц права на воспитание ребенка не имеет, если 
они не выступают в качестве опекуна (попечителя), приемного родителя. Однако 
в любом случае, когда ребенка и его родственников связывают настоящие, глубокие 
чувства, с одной стороны, обогащается семейное воспитание, с другой - более 
полноценной становится жизнь старшего поколения. Одновременно сохраняется 
связь между членами так называемой большой семьи. Перечисленные в п.1 ст.67 
СК лица реализуют принадлежащие им право на общение с ребенком благодаря личному 
контакту с ребенком, переписке с ним, телефонным переговорам и т.п. В отношении 
детей до четырнадцати лет характер общения, как правило, определяется их родителями. 
Подростки старше четырнадцати лет, осуществляя свое право на общение с дедом, 
бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками, более самостоятельны 
в выборе форм и способов общения. Чаще всего никаких возражений на этот счет 
со стороны родителей (одного из них) нет, а возникающие разногласия преодолеваются 
совместными усилиями.
     2. По причинам разного свойства родители (один из них) могут возражать 
против общения ребенка с родственниками. В таких случаях близкие родственники 
ребенка (дедушка, бабушка, братья и сестры) имеют право на защиту и вправе 
обратиться в органы опеки и попечительства, которые принимают решение исходя 
из интересов ребенка. Чтобы занять правильную позицию, органам опеки и попечительства 
предстоит ознакомиться с доводами родителей (одного из них), а также лиц, 
чьи права нарушаются. Разрыв связи между родителями из-за развода, по чьей 
бы вине он ни произошел, не может служить основанием для прекращения общения 
ребенка с родственниками со стороны одного или другого родителя. Особого внимания 
заслуживает ситуация, когда ребенок теряет одного из родителей (умер, находится 
в местах лишения свободы и т.п.), что усугубляет положение родственников со 
стороны отсутствующего родителя, особенно тогда, когда они испытывают чувство 
привязанности к ребенку. В таких случаях тщательной оценке подлежат доводы 
против общения, вызванные взаимной неприязнью конфликтующих сторон. Вместе 
с тем требуют глубокого анализа и соображения педагогического характера. Хотя 
п.2 ст.67 СК ничего не говорит о необходимости учета органами опеки и попечительства 
мнения ребенка в сложившейся ситуации, очевидно, что сделать это необходимо. 
Результатом деятельности органов опеки и попечительства может быть преодоление 
конфликта мирным путем. Тогда они выносят решение (распоряжение), констатирующее 
состоявшуюся договоренность. В противном случае органы опеки и попечительства 
вправе вынести решение (распоряжение), обязывающее не чинить препятствий к 
общению. Стороны могут сами заключить письменное соглашение, не требующее 
какого-либо удостоверения. Чаще всего именно этот вариант решения проблемы 
соответствует интересам ребенка.
     3. Поскольку не существует возможности принудить к исполнению решения 
(распоряжения) органа опеки и попечительства, близким родственникам ребенка 
либо этому органу предоставляется право обратиться в суд с иском об устранении 
препятствий к общению. Но обращение в суд допускается при условии, если не 
удалось реализовать решение (распоряжение) органа опеки и попечительства из-за 
противодействия родителей (одного из них) либо членов их семьи. Суд разрешает 
спор в соответствии с требованиями п.2 ст.66 СК (см. комментарий к этой статье). 
Поскольку предметом судебного рассмотрения станет только право на общение 
как родственников ребенка, так и его самого, положению о преимущественном 
праве родителей на воспитание своих детей здесь места нет.
     Невыполнение решения суда по иску об устранении препятствий к общению 
влечет за собою применение ст.406 ГПК (см. п.5 комментария к ст.66 СК). Иных 
способов принудительного исполнения решения не существует. Лицо, чье право 
на общение с ребенком злостно нарушается, не вправе предъявить к родителям 
иск о передаче ему ребенка на воспитание. Если при этом имеет место нарушение 
родителями (одним из них) права ребенка на надлежащее семейное воспитание, 
следует обращаться в органы опеки и попечительства для принятия в необходимых 
случаях мер по защите прав и интересов несовершеннолетнего.

Комментарий к статье 68 кодекса

     1. Поскольку право родителя на воспитание ребенка состоит в возможности 
воспитывать его лично, удержание детей другими лицами есть нарушение родительских 
прав. Чтобы их защитить, родители могут потребовать возврата им ребенка, но 
только от лиц, которые не управомочены на его воспитание, т.е. удерживают 
несовершеннолетнего не на основании закона или судебного решения. Однако эта 
защита может быть затруднена, а то и просто невозможна из-за отсутствия информации 
о ребенке, месте его пребывания. Поэтому родители, обладающие, как и все граждане, 
правом на интересующую их информацию, могут получить ее в соответствии со 
ст.2 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права 
и свободы граждан".
     Требования родителей о возврате им ребенка подлежат только судебной защите. 
Даже если удержание ребенка явно нарушает права родителей, использование внесудебных 
мер принуждения в таких случаях не допускается. Это объясняется необходимостью 
тщательно взвесить и оценить в судебном процессе все нюансы сложившейся ситуации.
     Возражать против возврата ребенка родителям могут и лица, управомоченные 
на его воспитание (опекуны, попечители, приемные родители). В таких случаях 
возможны два варианта разрешения спора: во-первых, по просьбе родителей или 
по инициативе органов опеки и попечительства отменяется решение об установлении 
опеки (попечительства) либо досрочно прекращается договор о передаче ребенка 
на воспитание в приемную семью. Тем самым отпадает законное основание осуществления 
ими воспитания ребенка; во-вторых, если существует сомнение относительно целесообразности 
прекращения опеки (попечительства), договора о передаче ребенка в приемную 
семью, спор разрешается судом по аналогии со ст.68 СК (см. комментарий к ней) 
в соответствии со ст.5 СК (см. комментарий к ней). От кого бы ни исходил иск 
о возврате ребенка, спор разрешается судом с учетом требований п.3 ст.65 СК 
(см. комментарий к этой статье). Кроме того, суд учитывает, что родители имеют 
преимущественное право на воспитание своих детей (п.1 ст.63 СК). Тем не менее 
суд вправе отказать родителям в иске, если того требуют интересы ребенка. 
Для их определения важно не только учитывать его мнение, но и знать, когда, 
почему и при каких обстоятельствах несовершеннолетний попал в другую семью. 
После отказа в удовлетворении иска родителей они вправе воспользоваться правом 
на общение с ребенком (см. комментарий к ст.66 СК). В будущем суд не может 
отказать в приеме повторного искового заявления о возврате ребенка, поскольку 
условия его воспитания, а также возможности родителей как воспитателей могут 
измениться.
     2. Чаще всего необходимость в применении мер судебной защиты родительских 
прав возникает в сложной ситуации, когда трудно сделать однозначный вывод 
о том, с кем лучше находиться ребенку. К тому же не всегда лица, выступающие 
в роли истца и ответчика, отвечают необходимым требованиям. Случается, что 
в процессе судебного разбирательства обнаруживают себя факты, говорящие об 
опасности общения ребенка со всеми лицами, претендующими на его воспитание. 
Тогда суд, отказывая в иске, выносит определение в адрес органов опеки и попечительства 
с поручением незамедлительно принять меры по защите прав и интересов ребенка. 
Выполняя такое определение, эти органы сами выбирают наиболее подходящий в 
данной ситуации способ устройства ребенка, защиты его прав. Так осуществляется 
судом передача ребенка на попечение органов опеки и попечительства. Сам суд 
конкретных мер защиты прав и интересов ребенка не выбирает.

Комментарий к статье 69 кодекса

     1. Родительские права и обязанности относятся к числу неотчуждаемых. 
Но если эти права и обязанности используются не по назначению, возможна их 
утрата в результате лишения родительских прав. Лишение родительских прав представляет 
собою семейно-правовую меру ответственности в отношении родителей, т.е. лиц, 
записанных в качестве родителей в актовой записи о рождении ребенка. Если 
запись об отце состоялась в результате установления отцовства (п.4 ст.48 СК, 
ст.49 СК), лицо, которое приобрело родительские права и обязанности, может 
быть их лишено на общих основаниях.
     Лишение родительских прав касается каждого ребенка в отдельности. Нельзя 
лишить родительских прав вообще, не выделяя ребенка, чьи права и интересы 
грубо попираются родителями. Не допускается также лишение родительских прав 
в отношении ребенка, которого еще нет.
     2. Лишение родительских прав представляет собой исключительную меру, 
влекущую за собою серьезные правовые последствия как для родителя, так и для 
его ребенка (см. комментарий к ст.71 СК). Это означает, что лишение родительских 
прав допускается: во-первых, когда изменить поведение родителей (одного из 
них) в лучшую сторону уже невозможно; во-вторых, только судом; в-третьих, 
при наличии вины родителя.
     В зависимости от конкретной обстановки в семье лишению родительских прав 
могут предшествовать превентивные меры воздействия на родителей (беседы, предупреждения 
со стороны органов опеки и попечительства, органов внутренних дел, комиссий 
по делам несовершеннолетних, оказание семье необходимой помощи и т.п.), ограничение 
родительских прав (см. ст.73 СК и комментарий к ней) или иск о лишении родительских 
прав должен быть предъявлен незамедлительно с осуществлением мер по защите 
прав и интересов ребенка вплоть до немедленного его отобрания у родителей 
(см. ст.77 СК и комментарий к ней).
     Лишение родительских прав может быть результатом лишь осознанного поведения 
родителей (одного из них). Если они не в состоянии разумно руководить своими 
действиями и поступками по причинам, от них не зависящим (тяжелое психическое 
заболевание, глубокое слабоумие, инвалидность и т.п.), то, по общему правилу, 
их нельзя лишить родительских прав. Таким образом, наличие вины родителей 
относится к обязательным условиям лишения родительских прав. При отсутствии 
вины применяется ограничение родительских прав по суду в соответствии с п.1 
и 2 ст.73 СК (см. комментарий к ней) либо устройство ребенка как лишившегося 
родительского попечения в соответствии с п.1 ст.123 СК (см. комментарий к 
нему).
     Исключительный характер лишения родительских прав объясняет, почему осуществить 
его может только суд. По той же причине устанавливается перечень оснований 
лишения родительских прав. Этот перечень является исчерпывающим. Он охватывает 
все возможные способы нарушения родителями прав и интересов своего ребенка. 
Для удовлетворения иска достаточно убедиться в существовании одного из них. 
Правда, на практике чаще всего имеет место совокупность нескольких оснований. 
Но в любом случае приходится иметь дело с ситуацией, когда ребенок, его жизнь, 
здоровье, воспитание в опасности. Причем это такая опасность, которая имеет 
общественно значимый характер.
     3. Уклонение от выполнения родительских обязанностей предполагает систематическое, 
то есть неоднократное невыполнение родительского долга, отсутствие заботы 
о своих детях, в чем бы оно ни выражалось (не кормят, не обеспечивают необходимой 
одеждой, медицинской помощью, словом, ничего не делают для удовлетворения 
жизненно важных потребностей ребенка). Чаще всего равнодушное отношение к 
страдающим от голода, холода, болезней детям сочетается с безразличием к условиям 
их воспитания или с тлетворным, разрушающим личность ребенка собственным поведением 
(пьянство на глазах ребенка, превращение его в непосредственного свидетеля 
своих безнравственных поступков и т.п.). В зависимости от возраста детей для 
них в каждом конкретном случае становятся губительными вполне определенные 
действия (бездействие) родителя. Например, маленький ребенок погибает потому, 
что его не кормят, подросток страдает от постоянного общения с опустившимися, 
потерявшими человеческий образ собутыльниками своего родителя.
     Статья 69 СК выделяет как разновидность уклонения от выполнения родительских 
обязанностей злостное уклонение от уплаты алиментов. При этом необязательно, 
чтобы этот факт был подтвержден приговором суда (ст.122 УК). Достаточно убедиться 
в постоянном стремлении уклониться от уплаты алиментов, материальной поддержки 
своих детей. Но если родитель по объективным причинам платить алименты не 
может, нет оснований по этому признаку лишать его родительских прав.
     4. Стремление повысить ответственность родителей, укрепить правовые гарантии 
защиты прав ребенка вызвало к жизни ранее неизвестное основание лишения родительских 
прав - отказ взять ребенка из родильного дома (отделения) либо иного лечебного 
учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения 
или из других аналогичных учреждений. При этом имеется в виду, что такой отказ 
не вызывается причинами, признанными судом уважительными (тяжелая болезнь, 
инвалидность, отсутствие всякого жилья и т.п.). Сам по себе факт существования 
у родителей (одного из них) тяжелых бытовых условий подлежит критической оценке 
в каждой конкретной ситуации. Кроме того, всякий раз надо учитывать, имеют 
ли родители (один из них) какие-либо льготы, установленные законом. Так, согласно 
ч.3 ст.24 Основ законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" несовершеннолетние 
с недостатком физического или психического развития по заявлению родителей 
или лиц, их замещающих, могут содержаться в учреждениях социальной защиты 
за счет средств бюджетов всех уровней, благотворительных и иных фондов, а 
также за счет средств родителей (лиц, их замещающих). Поэтому их отказ взять 
ребенка домой нельзя рассматривать как неправомерный. Той же оценке подлежит 
отказ женщины-матери, не состоящей в браке, поскольку ее безусловное право 
на устройство ребенка в детское учреждение на полное государственное попечение 
имеет правовые основания (ст.4 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 
8 июля 1944 г. "Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, 
многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об 
установлении почетного звания "мать-героиня" и учреждении ордена "Материнская 
слава" и медали "Медаль Материнства". Однако это правило касается устройства 
ребенка одинокой матери только на воспитание. Поэтому она не вправе отказаться 
взять своего ребенка, например, из больницы, где он проходил курс лечения. 
Что же касается родильного дома (отделения), то если одинокая мать бросает 
здесь новорожденного, не выразив при этом своего намерения устроить его в 
другую семью либо детское учреждение на полное государственное попечение (когда 
к тому же ее поступок не продиктован серьезными объективными причинами), следует 
оценивать ее поведение как неправомерное, говорящее о наличии оснований для 
лишения родительских прав.
     5. Злоупотребление родительскими правами может иметь разные формы выражения, 
например, создание условий, затрудняющих или делающих невозможным получение 
ребенком образования; приучение его к употреблению алкогольных напитков, наркотиков; 
использование несовершеннолетнего при совершении преступления, приобретении 
доходов преступным путем. Злоупотребляют родительскими правами лица, заставляющие 
своих детей просить подаяние, заниматься проституцией и т.п. В любом случае 
злоупотребляющий родительскими правами использует беспомощное состояние ребенка, 
его прямую зависимость от родителя, демонстрирующего свою власть. Злоупотребление 
родительскими правами, как правило, не носит разового характера, выражается 
в целом ряде поступков и действий родителя. Для привлечения к ответственности 
необходимо установить вину. Неспособность разумно оценивать свои действия, 
руководить ими не позволяет ставить вопрос о лишении родительских прав. Защита 
прав, интересов ребенка в таких случаях осуществляется в соответствии со ст.73, 
123 СК (см. комментарий к ним).
     6. Жестокое обращение родителей с детьми заключается, во-первых, в физическом, 
во-вторых, в психическом над ними насилии. В первом случае речь может идти 
о побоях, причинении физических страданий любым способом. Психическое насилие 
выражается в угрозах, внушении чувства страха, подавлении всякой воли ребенка 
и т.п. Особую опасность для несформировавшейся личности ребенка представляет 
покушение на его половую неприкосновенность. Если жестоко относятся к детям 
не сами родители, а члены их семьи, чему мать и отец ребенка не противодействуют, 
то ограничение их родительских прав также возможно в соответствии со ст.73 
СК.
     7. Хронический алкоголизм или наркомания относятся к числу тяжелых заболеваний, 
сопряженных с полным поражением волевой сферы человека. Однако эти заболевания 
сами по себе представляют особую опасность для ребенка. В семье родителей 
- хронических алкоголиков чаще всего дети голодают, не имеют самого необходимого, 
за ними никто не смотрит, они невольно впитывают в себя нездоровую семейную 
атмосферу, от чего гибнут нравственно и физически. Опасность хронического 
алкоголизма родителя и в том, что его состояние служит, как правило, первопричиной 
возникновения всех других оснований лишения родительских прав. Поэтому отсутствие 
вины родителя здесь правового значения не имеет. То же самое можно сказать 
относительно наркомании, которая всегда носит хронический характер. Что же 
касается токсикомании, то она не является самостоятельным основанием лишения 
родительских прав.
     Наличие хронического алкоголизма должно подтверждаться соответствующим 
медицинским заключением. Всякого рода предположения на этот счет исключаются. 
Для лишения родительских прав по этим основаниям нет необходимости в предварительном 
признании родителя - хронического алкоголика ограниченно дееспособным в порядке, 
предусмотренном ст.30 ГК.
     Нередко родитель, страдающий хроническим алкоголизмом, не может разумно 
руководить своими действиями, поступками из-за тяжелого психического заболевания, 
отягощенного непреодолимым влечением к алкоголю. В таких случаях суду надлежит 
запросить соответствующее медицинское учреждение относительно способности 
родителя к воспитанию своих детей. Если по заключению специалистов он этого 
делать не может, в качестве меры защиты прав и интересов ребенка следует использовать 
ст.73, 123 СК (см. комментарий к ним).
     От хронического алкоголизма следует отличать так называемое бытовое пьянство. 
Тогда поведение родителя, его отношение к детям оценивается сквозь призму 
других оснований лишения родительских прав.
     7. Умышленное (осознанное, целенаправленное) преступление против жизни 
и здоровья ребенка, совершенное его родителями, относится к числу наиболее 
тяжких и общественно опасных. Речь идет о покушении на убийство, стремлении 
довести до самоубийства, тяжких телесных повреждениях, побоях, истязаниях, 
заражении венерической болезнью, изнасиловании, половом сношении со своим 
ребенком, не достигшим половой зрелости, развратных действиях в отношении 
своих несовершеннолетних детей, оставлении их в опасности и др. Лицо, совершившее 
подобного рода преступление, не может быть обладателем родительских прав и 
обязанностей, защищать права своих несовершеннолетних детей, представлять 
их интересы. Однако лишение родительских прав по этим основаниям может состояться 
только при наличии приговора суда.
     Причинить вред ребенку могут не только преступные действия, непосредственно 
направленные против его жизни и здоровья. Он может пострадать и в случаях, 
когда объектом преступления становится жизнь и здоровье супруга, т.е. другого 
родителя ребенка. В этих случаях опасность для несовершеннолетнего представляет 
не всякое умышленное преступление против жизни и здоровья близкого ему человека, 
а лишь тяжкие телесные повреждения, убийство и изнасилование. По смыслу ст.69 
СК для лишения родительских прав не обязательно, чтобы преступление совершалось 
на глазах ребенка. Но и здесь необходимо наличие приговора в отношении виновного.

Комментарий к статье 70 кодекса

     1. Лишение родительских прав производится только судом в порядке гражданского 
судопроизводства и только по заявлению лиц, указанных в п.1 ст.70 СК.
     2. Иск о лишении родительских прав может предъявить один из родителей 
к другому, если есть основания для лишения его родительских прав, предусмотренные 
ст.69 СК (см. комментарий к ней). При этом не имеет значения, где находится 
этот родитель: живет ли он вместе со своими детьми или по другому адресу. 
Иногда предъявление иска одним из родителей объясняется желанием устранить 
препятствия на пути усыновления ребенка (например, отчимом) либо обезопасить 
несовершеннолетнего от материальных притязаний в будущем со стороны того, 
кто никогда о нем не заботился. В таких случаях нет необходимости прибегать 
к лишению родительских прав. Закон допускает возможность усыновления без согласия 
родителя (см. ст.130 СК и комментарий к ней). Совершеннолетние дети могут 
быть освобождены от обязанности по содержанию своих нетрудоспособных нуждающихся 
в помощи родителей, если судом будет установлено, что родители уклонялись 
от выполнения своих обязанностей (см. п.5 ст.87 СК).
     К числу лиц, заменяющих родителей, относятся опекун (попечитель), приемные 
родители. Дедушка, бабушка и другие родственники ребенка, чьи права и обязанности 
по его воспитанию не оформлены в установленном законом порядке, такого права 
не имеют. Но они могут обратиться с заявлением о принятии мер по защите прав 
ребенка в органы опеки и попечительства.
     Прокурор всегда вправе предъявить требование о лишении родительских прав 
в защиту прав и интересов ребенка. Возбуждение им дела о лишении родительских 
прав имеет смысл в делах, характеризующихся особым общественным значением, 
а также в исключительных по своему характеру случаях противоправного поведения 
родителей (одного из них).
     Функциональные обязанности по охране прав несовершеннолетних детей возлагаются 
на многие органы и учреждения. К ним прежде всего относятся органы опеки и 
попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот 
и детей, оставшихся без попечения родителей: дома ребенка, школы-интернаты, 
детские дома, дома инвалидов системы министерства социальной защиты. Что же 
касается учреждений более широкого профиля, выполняющих, например, функции 
социального обслуживания населения, то все зависит от круга их обязанностей. 
Если сюда входит и защита прав ребенка, то правомерно говорить и о существовании 
их права на предъявление иска о лишении родительских прав. Поэтому такой иск 
могут предъявлять: социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних; 
центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей; территориальные центры 
социальной помощи семье и детям; социальные приюты для детей и подростков; 
детские дома; интернаты для умственно отсталых детей и для детей с физическими 
недостатками.
     Не исключено, что в отдельных регионах существуют или будут существовать 
иные учреждения, деятельность которых напрямую связана с защитой прав и интересов 
ребенка. Наличие этой связи и есть тот критерий, который позволяет говорить 
о существовании права на предъявление иска о лишении родительских прав.
     3. В качестве ответчика по делу о лишении родительских прав могут выступать 
либо оба родителя, либо один из них. Не исключается одновременное предъявление 
иска о лишении родительских прав к одному из родителей и иска об ограничении 
родительских прав к другому. Иск о лишении родительских прав может быть предъявлен 
и к несовершеннолетнему родителю, достигшему 16 лет.
     4. Иск о лишении родительских прав предъявляется по месту жительства 
ответчика (ст.117 ГПК), а если оно неизвестно, то по месту нахождения его 
имущества или по последнему известному месту жительства. Поскольку определение 
места жительства ответчика подчас затруднительно, выход из положения состоит 
в одновременном предъявлении иска о лишении родительских прав и взыскании 
алиментов. Тогда можно воспользоваться ст.118 ГПК, позволяющей рассмотреть 
этот иск по месту жительства истца. Если найти его не удастся, может быть 
объявлен розыск из-за уклонения от уплаты алиментов. При проживании родителя, 
которого хотят лишить родительских прав, на территории СНГ действует законодательство 
государства, на территории которого постоянно проживают дети (п.1 ст.32 Конвенции 
о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным 
делам от 22 января 1993 г.).
     5. Предъявляющий иск о лишении родительских прав должен соблюсти все 
требования относительно формы и содержания искового заявления (ст.126 ГПК). 
При этом следует учитывать своеобразие дел о лишении родительских прав. Оно 
обязывает к предоставлению в суд свидетельства о рождении ребенка (желательно 
в подлиннике), в отношении которого ставится вопрос о лишении родительских 
прав. Если у родителей несколько детей и они находятся в разных местах, истец 
должен не только их перечислить, но и по возможности указать место их пребывания. 
Принимая дело к производству, суд может столкнуться с такой ситуацией, которая 
свидетельствует о необходимости применения мер по обеспечению иска в соответствии 
со ст.133 ГПК. Эти меры могут быть предприняты судом или единолично судьей 
как по ходатайству истца, так и по собственной инициативе, а также по инициативе 
прокурора, органа опеки и попечительства. Под обеспечением иска о лишении 
родительских прав понимается временное отобрание детей у ответчика. Оно осуществляется 
судом в день, когда принимается исковое заявление, без извещения ответчика 
и других лиц, участвующих в деле. Надобность в таком отобрании возникает, 
если дети живут с родителями, а органы опеки и попечительства почему-либо 
не отобрали их до предъявления иска о лишении родительских прав в порядке 
ст.77 СК (см. комментарий к ней). Для оказания помощи в обеспечении иска суд 
может привлечь органы опеки и попечительства.
     6. Применение лишения родительских прав как индивидуальной меры ответственности 
требует выяснения в судебном процессе того, как относился к родительскому 
долгу каждый из родителей. Прямая зависимость между лишением родительских 
прав и защитой прав ребенка обязывает суд, рассматривающий исковые требования 
в отношении только одного родителя, определить местонахождение другого, его 
роль в жизни ребенка. Если адрес родителя известен, суду надлежит сообщить 
ему о предстоящем слушании и привлечь к участию в судебном процессе в качестве 
третьего (заинтересованного) лица.
     В случаях, когда второй родитель живет в другой местности, имеет другую 
семью, о своем ребенке от первого брака не заботится (не хочет или не может 
этого делать), после удовлетворения иска о лишении родительских прав ответчика 
ребенок попадает в категорию утративших попечение родителей. Тогда судьба 
ребенка определяется в соответствии с п.5 ст.71 СК (см. комментарий к нему).
     Если очевидно, что есть основания для лишения второго родителя родительских 
прав либо ограничения его в родительских правах, суд выносит определение в 
адрес органов опеки и попечительства с поручением предъявить к нему соответствующий 
иск.
     Право ребенка быть заслушанным в ходе любого судебного или административного 
разбирательства (см. ст.57 СК и комментарий к ней) ограничений не имеет. Тем 
не менее оценка ребенком неправомерного поведения его родителей не всегда 
объективна. То же самое можно сказать относительно мнения несовершеннолетнего 
по вопросу о лишении его родителей родительских прав. Когда же суд испытывает 
затруднения в доказательствах и хочет убедиться в существовании фактов, свидетелями 
которых являются дети, беседу с ними не следует проводить в официальной атмосфере 
судебного процесса. Разговор с ребенком по интересующим суд вопросам могут 
провести вне суда органы опеки и попечительства, педагог, воспитатель.
     В судебном процессе по иску о лишении родительских прав ответчик, желая 
сохранить детей, может заверить суд, что он готов немедленно начать лечение 
от алкоголизма, наркомании. В таких случаях имеет смысл отложить слушание 
дела или даже приостановить его на время предполагаемого лечения.
     Результатом рассмотрения иска может стать: отказ в его удовлетворении, 
удовлетворение иска, отказ в иске о лишении родительских прав и принятие решения 
об ограничении родительских прав в соответствии со ст.73 СК. Отказу в иске 
о лишении родительских прав обычно сопутствует предупреждение суда о недопустимости 
в дальнейшем нарушения родителем прав ребенка. Эта мера носит профилактический 
характер и в отдельных случаях оправдана. Вместе с тем отказ в иске как таковой 
нуждается в серьезной аргументации, касающейся не только прав родителя-ответчика, 
но и интересов его детей. Кроме того, суду в необходимых случаях целесообразно 
вынести определение в адрес органов опеки и попечительства с поручением осуществлять 
в дальнейшем контроль за неблагополучной семьей.
     Исполнение решений суда по делам о лишении родительских прав имеет специфику, 
характерную и для исполнения решений по спорам, связанным с воспитанием детей 
(см. комментарий к ст.79 СК).
     7. Дела о лишении родительских прав напрямую затрагивают интересы государства 
и охраняемые законом права родителей, они связаны с судьбой ребенка. Поэтому, 
основываясь на ст.41 ГПК, эти дела рассматриваются с обязательным участием 
прокурора (п.2 ст.70 СК). Прокурор принимает участие в рассмотрении судом 
иска о лишении родительских прав как по собственной инициативе, так и по просьбе 
суда. Причем вступить в дело он может на любой стадии процесса, если этого 
требует охрана государственных или общественных интересов или прав и охраняемых 
законом интересов граждан. Представляется, что рассмотрение дела о лишении 
родительских прав без участия прокурора является достаточным основанием для 
отмены судебного решения.
     8. Обязательным участником судебного процесса о лишении родительских 
прав являются органы опеки и попечительства. С одной стороны, эти органы представляют 
государственные интересы, с другой - выполняют возложенные на них функции 
по охране прав детей. И, наконец, в-третьих, они высказывают свое квалифицированное 
суждение по спору. Их участие в деле основывается на п.2 ст.70 СК, ст.42 ГПК. 
Органы опеки и попечительства участвуют в деле либо по собственной инициативе, 
либо привлекаются судом. В любом случае, даже если они предъявляют иск, им 
предстоит дать свое заключение о целесообразности лишения родительских прав. 
Поскольку лишение родительских прав представляет собою разновидность споров, 
связанных с воспитанием детей, участие этих органов в судебном процессе о 
лишении родительских прав регламентируется ст.78 СК (см. комментарий к этой 
статье).
     9. Лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности 
содержать своего ребенка (п.2 ст.71 СК). Поэтому при рассмотрении иска о лишении 
родительских прав вне поля зрения суда не может остаться вопрос о взыскании 
алиментов на содержание несовершеннолетнего. Если этот вопрос включен в исковые 
требования, суду при удовлетворении иска о лишении родительских прав надлежит 
также взыскать алименты с ответчика в соответствии со ст.80-84 СК (см. комментарий 
к ним). Когда просьба о взыскании алиментов отсутствует, суд вправе выйти 
за пределы исковых требований (ст.195 ГПК) и решить вопрос о взыскании алиментов 
с лица, лишенного родительских прав, по собственной инициативе.
     Никаких исключений для одинокой матери, лишенной родительских прав, на 
этот счет п.2 ст.71 СК не делает. С нее взыскиваются алименты на ребенка на 
общих основаниях.
     10. Любое из перечисленных в ст.69 СК оснований лишения родительских 
прав служит критерием противоправного поведения родителя по отношению к своему 
ребенку. И здесь нередко приходится сталкиваться с наиболее опасным его проявлением 
- уголовно наказуемым деянием (причинением ребенку телесных повреждений, истязанием 
его, оставлением несовершеннолетнего без помощи в опасной для жизни, здоровья 
обстановке, покушением на его половую неприкосновенность и т.п.). При оценке 
подобного рода действий родителя следует учитывать, во-первых, степень их 
общественной опасности, во-вторых, субъективную сторону содеянного. Когда 
вред ребенку причиняется неосознанно, представляет собою плод извращенного 
представления о семейной педагогике, связан с необузданным характером родителя 
как воспитателя, его собственными дурными и безнравственными привычками и 
представлениями, есть основания для лишения родительских прав. При прямом 
умысле на совершение аналогичных действий (бездействий) очевидна необходимость 
привлечения родителя к уголовной ответственности, о чем суд обязан уведомить 
прокурора. Это обстоятельство не влияет на рассмотрение и удовлетворение иска 
о лишении родительских прав. Материалы гражданского дела по лишению родительских 
прав могут быть в случае необходимости приобщены к уголовному делу. Не исключается 
также приостановление производства по делу о лишении родительских прав, если 
рассмотреть его невозможно до разрешения уголовного дела (п.4 ст.214 ГПК). 
В исключительных случаях сочетание двух видов ответственности - семейно-правовой 
и уголовной - способно дать необходимый эффект.
     11. Лишение родительских прав изменяет семейно-правовой статус родителя; 
другим становится и правовое положение его детей, хотя сведения о родителях 
в актовой записи о рождении ребенка не изменяются. Никаких пометок о лишении 
родительских прав в документах, удостоверяющих личность лица, утратившего 
эти права, закон не предусматривает. Это обстоятельство нередко затрудняет 
в будущем защиту прав детей, позволяет лицам, лишенным родительских прав, 
по-прежнему использовать права, которые им уже не принадлежат. Поэтому суду 
вменяется в обязанность незамедлительно (в течение трех дней со дня вступления 
в законную силу решения о лишении родительских прав) сообщить об этом в органы 
загса по месту государственной регистрации рождения ребенка. На основании 
выписки из решения суда о лишении родительских прав орган загса производит 
соответствующую отметку в актовой записи о рождении ребенка. Пункт 5 ст.70 
СК не содержит никаких указаний относительно подобного рода информации в адрес 
органов опеки и попечительства по фактическому месту проживания ребенка. Безусловно, 
такая информация необходима и должна входить в круг обязанностей суда, который 
вынес решение о лишении родительских прав.

Комментарий к статье 71 кодекса

     1. После вступления в силу решения суда о лишении родительских прав родители 
утрачивают все права, основанные на факте родства с детьми. Они делятся на 
три группы. В первую входят права:
     - на личное воспитание своих детей;
     - на общение с ребенком;
     - на защиту прав и интересов ребенка;
     - на получение в дальнейшем содержания от своих совершеннолетних детей;
     - на наследование по закону в случае смерти сына (дочери).
     2. Возможность воспитывать своего ребенка лично относится к числу наиболее 
значимых прав каждого родителя. Благодаря личному контакту с ребенком, собственным 
решениям относительно способов и методов его семейного воспитания родителю 
удается направить формирование личности несовершеннолетнего в желаемом направлении. 
Не случайно поэтому всякого рода серьезные отклонения на этот счет служат 
основанием для лишения родительских прав. Но здесь мало просто констатировать 
утрату родительских прав. Важно, чтобы прежде всего прекратилось личное общение 
с родителем, чьи действия (бездействие) превратились в источник опасности. 
Сохранение подобного рода общения сводит на нет все усилия по лишению родительских 
прав, делает его бессмысленным. Вот почему необходимо, чтобы после вынесения 
судом соответствующего решения незамедлительно были приняты все необходимые 
меры по изоляции ребенка от лица, утратившего свои родительские права. После 
лишения родительских прав, естественно, ему нельзя доверить и защиту прав, 
интересов ребенка (см. п.5 ст.71 СК и комментарий к нему). В отличие от КоБС 
СК устанавливает порядок, при котором контакты (свидания) ребенка с родителями, 
лишенными родительских прав, возможны только по желанию ребенка при условии, 
что такое общение не окажет на него вредного влияния. Сами родители требовать 
этого не вправе.
     3. Чаще всего контингент лиц, лишенных своих родительских прав по суду, 
образуют те, кто вспоминает о своих детях, когда наступает старость и нет 
собственных средств к существованию. Но говорить здесь о преемственности поколений 
в части, касающейся взаимной заботы старших о младших (и наоборот), уже не 
приходится, ибо связь между ними была порвана по вине тех, кто не выполнял 
своего родительского долга. Поэтому п.5 ст.87 СК освобождает совершеннолетних 
детей от уплаты алиментов родителям, лишенным родительских прав. По тем же 
самым соображениям ст.531 ГК 1964 г. исключает из перечня наследников после 
своих детей лиц, которые были лишены в отношении этих детей родительских прав 
и не восстановлены в этих правах на момент открытия наследства. Однако дети 
вправе завещать свое имущество родителям, лишенным родительских прав.
     4. Во вторую группу прав, которые утрачивает лицо, лишенное родительских 
прав, входят права, связанные с различного рода льготами, предоставляемыми 
государством именно родителям. В их числе льготы:
     - относящиеся к ограничению привлечения к работам в выходные дни, направлению 
в командировки;
     - предоставлению дополнительных отпусков, установлению льготных режимов 
труда и др.;
     - по предоставлению отпуска по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего 
возраста;
     - по установлению неполного рабочего дня или неполной рабочей недели 
при наличии ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида - до 
16 лет);
     - при выдаче листка по временной нетрудоспособности на весь период санаторного 
лечения (с учетом времени на проезд) ребенка-инвалида в возрасте до 16 лет 
при наличии медицинского заключения о необходимости индивидуального ухода 
за ребенком;
     - при выплате пенсии на льготных основаниях, которая причитается женщинам, 
родившим пять и более детей и воспитавшим их до восьми лет, а также матерям 
инвалидов с детства, воспитавшим их до этого возраста;
     - при определении общего трудового стажа с учетом ухода неработающей 
матери за каждым ребенком в возрасте до трех лет.
     5. В третью группу прав входят права, касающиеся получения различного 
рода государственных пособий, установленных для граждан, имеющих детей. К 
ним относятся:
     - государственное пособие гражданам, имеющим детей;
     - пособие работающим женщинам по уходу за ребенком до достижения им возраста 
полутора лет;
     - пособие по временной нетрудоспособности в связи с уходом за больными 
детьми в возрасте до 15 лет.
     6. Утрата прав, связанных почти со всеми льготами родителей или выплатой 
им пособий, не означает, что эти права перестают существовать. Их обладателем 
становится либо другой родитель, либо лицо, заменяющее обоих родителей. Приведенный 
перечень прав, которые прекращаются в результате лишения родителей родительских 
прав, исчерпывающим не является. Он может расширяться по мере обновления, 
изменения действующего законодательства.
     7. Кроме перечисленных последствий лишения родительских прав СК предусматривает 
запреты на использование лицами, лишенными родительских прав, возможности 
распорядиться семейными правами наравне с другими, если это специально оговорено 
в законе. Так, допускается установление отцовства по заявлению фактического 
отца ребенка без согласия лишенной родительских прав матери (см. п.4 ст.48 
и комментарий к нему). Лица, лишенные родительских прав, не могут быть усыновителями 
(см. п.4 ст.48 СК и комментарий к нему), опекунами или попечителями (п.1 ст.146 
СК и комментарий к нему), приемными родителями (п.1 ст.153 СК и комментарий 
к нему).
     8. С лишением родительских прав прекращаются не только права, но и обязанности 
родителей, за исключением одной - содержать своего ребенка. При этом не имеет 
значения, на чьем попечении он находится (второго родителя, опекуна или попечителя, 
приемного родителя, детского учреждения). Любое из перечисленных лиц или администрация 
учреждения, где постоянно находится ребенок, вправе предъявить иск о взыскании 
алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка (см. также комментарий 
к ст.70 СК). На лиц, лишенных родительских прав, распространяется также обязанность 
участвовать в дополнительных расходах на ребенка (см. ст.86 СК и комментарий 
к ней).
     Согласно ст.1075 ГК лица, лишенные родительских прав, несут ответственность 
за вред, причиненный несовершеннолетним, в отношении которого состоялось лишение 
родительских прав. Но эту ответственность суд может возложить на них только 
в течение трех лет после лишения родительских прав, если поведение ребенка, 
повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления 
родительских обязанностей.
     9. Прекращение всяких личных контактов лиц, лишенных родительских прав, 
со своими детьми как обязательное следствие утраты этих прав по суду становится 
невозможным, если почему-либо они продолжают жить в одном жилом помещении. 
Однако часто расселение ребенка и родителей, лишенных родительских прав, порождает 
сложные жилищные проблемы.
     Если ребенок и родители проживают в домах государственного или муниципального 
фонда на основании договора найма, и суд прийдет к выводу, что совместное 
проживание ребенка и родителя не отвечает интересам ребенка, родители могут 
быть выселены из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого 
помещения в соответствии со статьей 98 ЖК.
     Представляется, что такую же меру следует применять к случаям, когда 
родитель проживает в доме или квартире, принадлежащей на праве собственности 
ребенку или другому родителю. В соответствии со ст.292 ГК члены семьи собственника 
жилого помещения, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право 
пользоваться этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством. 
Таким образом, родители, лишенные родительских прав, могут быть выселены из 
помещений, принадлежащих детям на праве собственности, во-первых, потому, 
что с момента лишения родительских прав они не считаются более членами семьи 
своих детей, во-вторых, потому, что такое выселение предусмотрено нормами 
жилищного законодательства.
     Если же родители и дети проживают в квартире или доме, принадлежащем 
им на праве общей собственности, или собственником жилища является сам родитель, 
лишенный родительских прав, выселение его невозможно. Лишение родительских 
прав не может привести к лишению такого родителя его права собственности. 
В такой ситуации ребенок сохраняет свое право собственности на жилое помещение, 
принадлежащее ему и родителю на праве общей собственности. После лишения родительских 
прав за ребенком сохраняется также право пользования жилым помещением, принадлежащим 
на праве собственности его родителю (см. п.4 ст.71 СК и комментарий к нему). 
Таким образом, ребенок по-прежнему имеет право проживать в указанных помещениях. 
Однако если его проживание с родителем, лишенным родительских прав, невозможно, 
он переселяется ко второму родителю (если последний проживает отдельно) или 
на площадь опекуна. В случаях, если суд считает невозможной передачу ребенка 
второму родителю; если ребенок воспитывается одинокой матерью и она лишена 
родительских прав или оба родителя лишены родительских прав, и передача ребенка 
в семью опекуна невозможна, ребенок помещается в детское учреждение органами 
опеки и попечительства. При этом право собственности или пользования на помещение, 
из которого ребенок выбыл в детское учреждение, сохраняется за ним на все 
время пребывания в детском учреждении.
     10. Дети сохраняют все свои имущественные права, основанные на факте 
родства с лишенными родительских прав родителями. Согласно п.4 ст.71 СК они 
по-прежнему остаются в числе наследников по закону первой очереди, наследуют 
в случае смерти родителей по праву представления.
     11. После лишения родительских прав обоих родителей ребенок попадает 
в категорию оставшихся без попечения родителей (п.1 ст.121 СК). То же самое 
происходит и в случаях, когда второй родитель не может или не хочет взять 
на себя всю заботу о своем ребенке, что выявляется судом в процессе рассмотрения 
иска о лишении родительских прав (см. ст.70 СК и комментарий к ней), а также 
в случаях, когда родительских прав лишается одинокая мать или отец, воспитывающий 
ребенка без матери. О защите прав и интересов таких детей - см. комментарий 
к ст.121 СК.
     Передачу детей, родители которых лишены родительских прав, на попечение 
органов опеки и попечительства суд осуществляет путем вынесения соответствующего 
определения в адрес этих органов по фактическому месту нахождения ребенка.
     12. Правовые последствия лишения родительских прав сохраняют силу, пока 
родительские права не восстановлены судом (см. ст.72 СК и комментарий к ней). 
Однако не исключено, что после лишения родительских прав, и особенно после 
изъятия ребенка у родителей (одного из них) на основании решения суда о лишении 
родительских прав утратившее свои права лицо станет предпринимать попытки 
изменить свой образ жизни (пройдет курс лечения от алкоголизма, наркомании, 
начнет трудиться и т.п.). Поэтому спешить с передачей его детей на усыновление 
не следует. Тем более, что чаще всего дети родителей, утративших свои права, 
по-прежнему испытывают к ним привязанность, любят их, и нередко взаимно. С 
другой стороны, полный разрыв существующих семейных связей не всегда желателен. 
Попытка как-то их сохранить может в отдельных случаях увенчаться успехом. 
Поэтому передача на усыновление ребенка лица, лишенного родительских прав, 
допускается по истечении шести месяцев со дня вынесения решения суда о лишении 
родителей (одного из них) родительских прав. Установление такого непродолжительного 
срока объясняется необходимостью не медлить с передачей ребенка на усыновление 
в другую - полноценную семью. Так СК одновременно обеспечивает интересы, во-первых, 
родителя, которого иногда нельзя сразу причислить к разряду безнадежных, во-вторых, 
несовершеннолетнего, особенно младшего возраста, чье устройство в семью чаще 
всего не терпит промедления.

Комментарий к статье 72 кодекса

     1. Не соответствующее правовым и нравственным требованиям поведение человека, 
имеющего несовершеннолетних детей, далеко не всегда носит необратимый характер. 
К тому же у некоторых чувство привязанности к ребенку побеждает, а желание 
быть с ним рядом, заботиться о нем заставляет лечиться, в частности, от алкоголизма, 
- первопричины противоправного поведения гражданина как родителя. С другой 
стороны, даже тогда, когда имеет место попрание прав ребенка, должна оставаться 
возможность для возрождения утраченного. Вместе с тем восстановление в родительских 
правах - это своего рода стимул для тех, кому ребенок действительно дорог. 
Что касается правовой стороны восстановления в родительских правах, то оно 
допустимо лишь в отношении несовершеннолетних, так как напрямую связано с 
воспитанием ребенка. Когда ему исполнится 18 лет, по смыслу ст.72 СК восстановление 
в родительских правах уже невозможно.
     2. Восстановление в родительских правах допускается, если родители (один 
из них) изменили:
     - свое поведение;
     - образ жизни;
     - отношение к воспитанию ребенка.
     Для восстановления родительских прав суду необходимо удостовериться в 
наличии всех трех перечисленных обстоятельств. Каждого из них в отдельности 
для восстановления в родительских правах недостаточно. Само собой разумеется, 
что серьезные перемены в поведении, образе жизни, отношении к детям не могут 
произойти мгновенно, тотчас после лишения родительских прав. Необходим какой-то 
срок, чтобы стремление лица, утратившего родительские права, вновь их обрести 
нашло свое выражение не в благих намерениях, а конкретных поступках и действиях. 
А на это нужно время, которое в СК не обозначено. Тем не менее имеет смысл 
допускать восстановление в родительских правах не ранее 6-ти месяцев с момента 
вынесения судом решения о лишении родительских прав.
     3. Моментом восстановления в родительских правах считается день вступления 
в законную силу соответствующего решения суда. С этого момента восстанавливаются 
все права и обязанности родителя, утраченные им при лишении родительских прав 
(см. ст.71 СК и комментарий к ней).
     4. В восстановлении родительских прав заинтересованы прежде всего сами 
родители. Никто другой, даже прокурор или органы опеки и попечительства, просить 
об этом не могут. Поскольку восстановить в родительских правах может только 
суд, родители (один из них) должен доказать, что имеются все основания для 
удовлетворения их просьбы. Помочь им в сборе необходимых справок, документов 
могут органы опеки и попечительства. Иск о восстановлении в родительских правах 
предъявляется к тому, кто ранее предъявлял иск о лишении родительских прав 
(второй родитель, опекун (попечитель), органы опеки и попечительства и др.). 
Если ребенок после лишения родительских прав передан на полное государственное 
попечение в одно из детских учреждений, иск о восстановлении в родительских 
правах предъявляется к этому учреждению.
     С восстановлением в родительских правах происходят серьезные перемены 
в судьбе ребенка и его родителей. Поэтому при рассмотрении таких дел обязательно 
участие органа опеки и попечительства, а также прокурора. В любом случае, 
выступает ли орган опеки и попечительства в роли ответчика или нет, он дает 
свое заключение о целесообразности или нецелесообразности восстановления в 
родительских правах (см. ст.78 СК и комментарий к ней). Присутствие в процессе 
прокурора служит дополнительной гарантией вынесения решения, соответствующего 
интересам несовершеннолетнего.
     5. После лишения родительских прав, за которым следует устройство ребенка, 
обычно он живет либо в другой семье (у опекуна, попечителя, в приемной семье) 
либо находится в одном из детских учреждений. Иногда он остается у другого 
родителя, который своих прав не утратил. В любом случае при удовлетворении 
иска о восстановлении родительских прав возникает проблема, связанная с возвратом 
ребенка родителю, чьи родительские права восстановлены. Чтобы облегчить решение 
этой проблемы, СК разрешает суду рассмотреть одновременно с иском о восстановлении 
в родительских правах требование истца о возврате ему ребенка. Правовым основанием 
такого требования служит ст.68 СК, посвященная защите родительских прав (см. 
комментарий к ней). Такое требование подлежит удовлетворению только в случае, 
если это соответствует интересам ребенка.
     Отказ в иске о возврате несовершеннолетнего означает, что лицо, чьи родительские 
права восстановлены, становится обладателем права на общение с ребенком. Второй 
родитель, не лишенный родительских прав, который осуществлял и осуществляет 
воспитание ребенка, заботится о нем, продолжает получать все причитающиеся 
ребенку государственные пособия, пользоваться льготами родителя.
     6. Восстановление в родительских правах напрямую связано не только с 
изменением поведения, образа жизни, отношения к воспитанию ребенка, но и с 
оценкой всего происходящего самим несовершеннолетним. Его неприятие матери, 
отца, отсутствие добрых к ним чувств, вызванное прежними переживаниями, игнорировать 
невозможно. Поэтому в делах о восстановлении в родительских правах суд с помощью 
педагога, воспитателя выявляет мнение ребенка. При этом акцент делается не 
на правовой стороне происходящего, которую несовершеннолетний обычно оценить 
не в состоянии, а на вопросе, хочет ли он или нет вернуться к родителю (одному 
из них). И если, по мнению суда, оценивающего все доказательства по делу, 
в том числе мнение ребенка, восстановление в родительских правах не в интересах 
последнего, суд вправе отказать в иске о восстановлении в родительских правах. 
Восстановление в родительских правах вообще не может быть произведено, если 
ребенок, достигший 10 лет, возражает против этого. Мотивы его несогласия значения 
не имеют, даже если они представляются неразумными и необоснованными.
     7. Усыновление ребенка, чьи родители лишены родительских прав, всегда 
рассматривалось как безусловное в интересах ребенка препятствие на пути восстановления 
этих прав. Однако даже здесь не исключается ситуация, когда почему-либо желателен 
возврат к старому, в прежнюю семью, где родители (один из них) в корне изменились. 
Поэтому п.4 ст.72 СК, не допуская по общему правилу восстановление в родительских 
правах в случае усыновления, в качестве выхода из положения предлагает отмену 
усыновления как способ устранения препятствий на пути восстановления в родительских 
правах. Следовательно, лицу, желающему восстановить свои родительские права, 
даже если ребенок усыновлен, надлежит сначала предъявить иск об отмене усыновления 
(см. ст.140 СК и комментарий к ней). В случае отказа в этом иске восстановление 
в родительских правах исключается. При отмене усыновления вопрос о восстановлении 
в родительских правах рассматривается на общих основаниях в соответствии с 
требованиями ст.72 СК.

Комментарий к статье 73 кодекса

     1. Лишение родительских прав - крайняя мера, применение ее не всегда 
целесообразно, хотя иногда и очевидно, что находиться ребенку с родителями 
(одним из них) опасно для его жизни, здоровья и воспитания. В таких случаях 
в качестве меры защиты его прав и интересов суд может ограничить родительские 
права, приняв решение об отобрании ребенка у родителей (одного из них).
     Ограничение родительских прав применяется в случаях, установленных в 
п.2 ст.73 СК и влечет за собой последствия, предусмотренные ст.74 СК. Ограничение 
родительских прав применяется только к родителям и не распространяется на 
лиц, их заменяющих (усыновителей, опекунов (попечителей), приемных родителей).
     2. Ограничение родительских прав может быть осуществлено только судом. 
При этом отобрание ребенка у родителей (одного из них) есть прямое следствие 
(результат) удовлетворения иска об ограничении этих прав.
     Процесс отобрания ребенка у родителей в порядке ст.73 СК предполагает 
противодействие родителей как активное, так и пассивное, их нежелание самим 
избавить своего ребенка от окружающей его опасности. Если родители бросили 
ребенка, скрылись в неизвестном направлении, его следует устроить как оставшегося 
без родительского попечения, не прибегая к помощи ст.73 СК.
     3. Отсутствие ранее в КоБС четких границ между основаниями лишения родительских 
прав и судебным отобранием детей у родителей без лишения родительских прав 
затрудняло использование соответствующих его статей, мешало выбору наиболее 
приемлемых в каждой конкретной ситуации способов защиты прав ребенка. СК устранил 
этот недостаток.
     В качестве общего основания ограничения родительских прав, как и прежде, 
указывается на опасность оставления ребенка с родителями (одним из них). Это 
означает, что в семье существует реальная угроза для жизни, здоровья, воспитания 
ребенка.
     Если родители и дети проживают по разным адресам либо ребенок находится 
вне семьи, нет оснований для применения ст.73 СК. Исключение составляют случаи, 
когда пусть даже кратковременное общение детей с родителями все-таки происходит 
(например, дети на выходные дни, каникулы приезжают из школы-интерната в родительский 
дом). И если даже в эти дни детям оставаться с родителями опасно, защитить 
их можно с помощью ст.73 СК.
     4. Степень опасности для каждого ребенка не может быть одинаковой. Маленький 
и беспомощный ребенок может погибнуть, тяжело заболеть, если останется даже 
на короткий срок один. Для подростка, обладающего относительной самостоятельностью, 
наибольшую опасность обычно представляет асоциальное окружение его родителей, 
их стремление использовать несовершеннолетнего в достижении своих антисоциальных 
целей. Следовательно, характер опасности, ее значение в жизни ребенка определяются 
в каждом конкретном случае. И вовсе не обязательно, чтобы ее негативный результат 
уже наступил. Для ограничения родительских прав достаточно самого факта ее 
существования. Но для использования п.2 ст.73 СК необходимо установить, чем 
она вызвана. Если в действиях (бездействии), поступках родителей (одного из 
них), порождающих опасность для ребенка, вовсе нет вины (например, они вызваны 
тяжелым психическим расстройством, серьезным физическим дефектом), налицо 
все основания для ограничения родительских прав. Исключение составляют случаи, 
когда родители (один из них) признаны судом недееспособными. В подобного рода 
ситуациях ребенок подлежит устройству как оставшийся без родительского попечения 
в соответствии с п.1 ст.121 СК (см. комментарий к этой статье).
     Стечение тяжелых обстоятельств - еще одна причина возникновения в семье 
опасной для ребенка обстановки, на которую указывает п.2 ст.73 СК (например, 
проживание ребенка вместе с отчимом либо другим членом семьи, страдающим хроническим 
алкоголизмом, который жестоко с ним обращается, чему мать противодействовать 
не в состоянии). Практически невозможно предугадать, какие тяжелые обстоятельства 
могут сложиться в семье, от чего появится угроза для жизни, здоровья, воспитания 
ребенка. Суду всякий раз предстоит убедиться, что налицо основания для ограничения 
родительских прав, а СК предоставляет ему свободу в оценке сложившейся семейной 
ситуации под углом зрения интересов ребенка.
     5. Не устанавливая исчерпывающего перечня оснований для ограничения родительских 
прав, п.2 ст.73 СК ориентирует на выбор такого способа защиты прав ребенка 
и в случаях, когда почему-либо лишение родительских прав невозможно, так как 
не установлены достаточные для этого основания. Подобного рода разъяснение 
предназначено как для лиц, желающих выступить в роли истца, так и для суда, 
рассматривающего дело по существу. К этому следует добавить, что ограничение 
родительских прав целесообразно, если есть надежда на изменение положения 
дел в родительской семье к лучшему.
     6. Вопрос о том, является ли отобрание ребенка у родителей по суду независимо 
от лишения родительских прав мерой предупредительной или нет, до сих пор относился 
к числу дискуссионных. Но практика показала, что прибегать к отобранию ребенка 
на основании судебного решения не в его интересах, поскольку его семейно-правовой 
статус не отличается определенностью, что существенно затрудняет последовательную 
защиту его прав. Теперь п.2 ст.73 СК вносит полную ясность, устанавливая, 
что, если родители (один из них) не изменят своего поведения, органы опеки 
и попечительства обязаны предъявить к ним иск о лишении родительских прав. 
При этом по смыслу п.2 ст.73 СК не имеет значения, кто предъявлял иск об ограничении 
родительских прав. Кроме того, выполнение такой обязанности обусловлено сроком 
- шестью месяцами с момента вынесения судом решения об ограничении родительских 
прав (т.е. со дня вступления решения суда в законную силу). Причем в интересах 
ребенка этот срок может быть сокращен до минимума, определяемого органами 
опеки и попечительства в каждой конкретной ситуации. Тем самым ограничение 
родительских прав судом стало еще одним шагом по пути укрепления правовых 
гарантий защиты детей, оставшихся без попечения родителей. Одновременно это 
реальный способ воздействия на родителей, которым после отобрания у них ребенка 
не следует чувствовать себя свободными от всех обязательств по отношению к 
своим детям. Ограничение родительских прав - это либо шаг к оздоровлению неблагополучной 
семьи, либо, наоборот, путь к полному прекращению родительских правоотношений 
путем лишения родительских прав со всеми вытекающими отсюда последствиями 
(см. ст.71 СК и комментарий к ней).
     7. Правом на предъявление иска об ограничении родительских прав СК в 
целях своевременного принятия мер по защите прав и интересов детей наделяет 
не только органы и учреждения, на которые возложены обязанности по охране 
прав несовершеннолетних детей (см. комментарий к ст.70 СК), но и близких родственников 
ребенка (дедушку, бабушку, братьев и сестер), дошкольные учреждения, общеобразовательные 
учреждения и др., которые соприкасаются с ребенком в его повседневной жизни, 
а также прокурора.
     8. Иск об ограничении в родительских правах предъявляется только к родителям 
(одному из них), оставление с которыми опасно для ребенка, по месту их жительства. 
Если одновременно предъявляются требования о взыскании алиментов на содержание 
ребенка, истец может обратиться в суд по месту своего нахождения. Однако использование 
такой возможности обычно смысла не имеет, поскольку со всех точек зрения целесообразно 
рассмотрение иска по месту нахождения ребенка, которое в делах подобного рода 
совпадает с местом жительства ответчика.
     9. Ограничение родительских прав есть разновидность ограничения одного 
из основных прав (п.2 ст.38 Конституции РФ) гражданина. Поэтому рассматриваются 
дела об ограничении родительских прав с участием прокурора (см. п.2 ст.70 
СК и комментарий к нему). Другой непременный участник процесса - органы опеки 
и попечительства (см. п.2 ст.70 СК, ст.79 СК и комментарий к ним).
     10. До сих пор вопрос о взыскании алиментов на ребенка с лиц, у которых 
он отобран по суду независимо от лишения родительских прав, оставался открытым, 
а потому на практике решался по-разному. Теперь, когда в законе четко обозначено, 
что и здесь обязанности по содержанию ребенка сохраняются (см. п.2 ст.74 СК), 
нет почвы для сомнений на этот счет. Но п.5 ст.73 СК обращает внимание на 
позицию суда в деле по ограничению в родительских правах, который "решает 
вопрос о взыскании алиментов на ребенка". Тем самым подчеркивается, что речь 
идет не об обязанности суда. Ему лишь предоставляется право решить этот вопрос 
применительно к данной конкретной ситуации. И главное - не оставить без внимания 
проблему алиментирования ребенка родителями (одним из них) в случае ограничения 
их родительских прав. Поскольку, как правило, подлежащий отобранию у родителей 
несовершеннолетний еще не устроен, имеет смысл одновременно с удовлетворением 
исковых требований об ограничении родительских прав взыскать с ответчика алименты 
на ребенка в соответствии со ст.84 СК (см. комментарий к этой статье).

Комментарий к статье 74 кодекса

     1. Пребывание ребенка в опасности, исходящей от родителей (одного из 
них), делает невозможным их личное участие в воспитании несовершеннолетнего. 
Прямая связь с опасностью как непременной предпосылкой удовлетворения иска 
означает, что следует как можно скорее отобрать ребенка у родителей. То же 
самое происходит, если родители (один из них) не могут и (или) не хотят оградить 
своего ребенка от существующей в семье угрозы, поскольку в конечном счете 
не имеет значения, каков источник ее возникновения. Поэтому результатом удовлетворения 
иска об ограничении родительских прав и становится отобрание ребенка у родителей, 
что означает утрату ими права воспитывать своего ребенка лично.
     2. Пункт 1 ст.74 СК предусматривает также прекращение права на получение 
льгот и государственных пособий, установленных для граждан, имеющих детей 
(см. комментарий к п.1 ст.71 СК).
     3. Родители, чьи права ограничены судом, не могут осуществлять и все 
те действия, которые напрямую касаются воспитания ребенка. Так, они не вправе 
выбирать образовательное учреждение и форму обучения своих детей, защищать 
их права и интересы личного характера, выступать в роли законных представителей 
своих детей. Тем более, что в п.2 ст.64 СК имеется специальная оговорка: "Родители 
не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства 
установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия". 
А опасность общения детей и родителей представляет собою крайний вид такого 
противоречия.
     4. Поскольку после отобрания ребенка у родителей в результате удовлетворения 
иска об ограничении родительских прав ребенок попадает либо в другую семью, 
либо в одно из детских учреждений, как правило, проблема выселения лица, чьи 
права ограничены, не возникает. Если же ребенок с назначенным ему опекуном 
(попечителем) продолжает оставаться в семье, где он жил раньше, опекун (попечитель) 
по мере своих возможностей защищает своего подопечного. Обязательное устройство 
отобранного у родителей ребенка снимает и проблему охраны его имущественных 
прав лицами, чьи родительские права ограничены, поскольку она целиком и полностью 
ложится на плечи опекуна (попечителя), приемного родителя либо детского учреждения, 
где находится несовершеннолетний.
     5. Обязанность родителей по содержанию своих несовершеннолетних детей 
в принципе не знает исключений. Это объясняется тем, что прежде всего родители 
должны заботиться о материальном обеспечении ребенка практически в любой, 
даже экстремальной ситуации. Никаких исключений на этот счет не делает и ст.74 
СК. Это правило в сочетании с требованиями, предусмотренными п.5 ст.73 СК, 
служит достаточной гарантией защиты прав несовершеннолетних детей, оставшихся 
без попечения родителей в результате ограничения последних в родительских 
правах. С другой стороны, специальное указание на то обстоятельство, что ограничение 
родительских прав не освобождает родителей от обязанности по содержанию ребенка, 
позволяет обеспечить его интересы, где бы он ни находился, с помощью ст.84 
СК.
     6. О сохранении ребенком, в отношении которого родители (один из них) 
ограничены в родительских правах, права собственности на жилое помещение или 
права пользования жилым помещением, а также имущественных прав, основанных 
на факте родства, - см. комментарий к ст.71 СК.
     7. В целях обеспечения прав и интересов ребенка при ограничении родительских 
прав обоих родителей ребенок передается на попечения органов опеки и попечительства. 
Это имеет место и в тех случаях, когда в родительских правах ограничена одинокая 
мать или одинокий отец.
     В случае ограничения в родительских правах одного из родителей, если 
другой родительских прав не лишен, устройство несовершеннолетнего зависит 
от многих обстоятельств, складывающихся в каждой конкретной ситуации. Если 
второй родитель продолжает заботиться о своем ребенке, нет надобности в помощи 
органов опеки и попечительства. Когда же второй родитель почему-либо не может 
или не хочет выполнять свои родительские обязанности, возможны два варианта 
выхода из создавшегося положения: либо органы опеки и попечительства оказывают 
помощь такому родителю (например, путем устройства ребенка в одно из детских 
воспитательных, медицинских учреждений), либо принимают меры по защите прав 
и интересов ребенка как утратившего родительское попечение (см. комментарий 
к ст.123 СК).
     По смыслу п.4 ст.74 СК если суд ограничил родительские права обоих родителей, 
суд в своем решении должен обязательно указать, что их дети передаются на 
попечение органов опеки и попечительства. Однако никаких конкретных рекомендаций 
на этот счет суд давать не может, поскольку определение способов защиты прав 
ребенка, оставшегося без попечения родителей, входит в компетенцию органов 
опеки и попечительства. Когда же в момент рассмотрения иска об ограничении 
родительских прав ребенок уже устроен, нельзя считать, что он находится в 
опасности. Поэтому в таких случаях нет оснований для удовлетворения заявленного 
иска.

Комментарий к статье 75 кодекса

     1. Сохранение правовой связи ребенка с родителями, чьи родительские права 
ограничены, создает основу его контактов с ними. Они тем более целесообразны, 
когда есть надежда на восстановление нормальных здоровых отношений. При этом 
нельзя не учитывать, что ограничение прав чаще всего связано с отсутствием 
вины родителя (см. п.2 ст.73 СК и комментарий к нему).
     Обязательным условием сохранения личной связи родителя, чьи права ограничены, 
с несовершеннолетними детьми служит соблюдение правила: "если это не оказывает 
на ребенка вредного влияния". Поэтому необходимость продолжения контакта между 
ними во многом зависит от причин возникновения опасной для ребенка обстановки. 
Здесь не может быть одинакового подхода. Когда ограничение родительских прав 
вызвано тяжелым психическим заболеванием родителя, то в период ремиссии его 
болезненного состояния имеет смысл не препятствовать его встречам с ребенком. 
Такие встречи могут быть кратковременными и проходить под контролем лица, 
заменяющего родителя. Если послужившая причиной ограничения родительских прав 
опасность исходит от других членов семьи (лишенного родительских прав родителя, 
отчима, деда и т.п.), вряд ли стоит запрещать свидания с ребенком того родителя, 
который оказался не способным нейтрализовать эту опасность, устранить ее. 
Но само собой разумеется, что контакт с ним должен осуществляться вне стен 
дома, где существовала и существует угроза для несовершеннолетнего. Другое 
дело, когда опасность исходит от самого родителя, страдающего, например, алкоголизмом, 
наркоманией. Здесь требуется особая осторожность, чтобы не нанести травму 
ребенку.
     2. Употребление термина "контакты" предполагает существование разных 
форм общения - от личных (разной продолжительности) встреч до кратких свиданий 
в присутствии педагога, воспитателя, лица, заменяющего родителей, членов его 
семьи. Контактом будет и переписка с ребенком, телефонные переговоры с ним, 
которые помогают сохранить связь с ребенком, поддержать в нем добрые чувства 
к родителю, когда они есть. Со временем тонкая нить такой связи может окрепнуть 
и стать реальной предпосылкой устранения существовавшей в семье опасности. 
Таким образом, вопрос о контакте ребенка с родителями, у которых он отобран 
по суду, имеет глубокий психологический и педагогический подтекст и, как правило, 
его решение простотой не отличается. Но чтобы он не носил абстрактного характера, 
не был формализован или, наоборот, пущен на самотек, важно, чтобы согласие 
на это общение дали те, кто имеет возможность оценить конкретную ситуацию, 
определить подлинные интересы ребенка и, что не менее существенно, воочию 
убедиться, что связь с родителями (одним из них) полезна или, напротив, способна 
принести ребенку вред. Поэтому ст.75 СК разрешает контакты ребенка с родителями 
с согласия:
     - органа опеки и попечительства;
     - опекуна (попечителя);
     - приемных родителей ребенка;
     - администрации учреждения, в котором находится ребенок.
     При этом имеется в виду согласие одного из перечисленных лиц, осуществляющих 
непосредственно заботу о несовершеннолетнем. Дополнительной санкции на такое 
согласие со стороны органов опеки и попечительства не требуется. Тем самым 
СК создает предпосылки для полной самостоятельности в решении столь сложного 
со всех точек зрения вопроса. В ситуации, требующей квалифицированного совета, 
его могут дать органы опеки и попечительства.

Комментарий к статье 76 кодекса

     1. Если гражданин утрачивает свои права по решению суда, то и восстановить 
эти права можно только в судебном порядке. Поэтому в соответствии с п.1 ст.76 
СК отмена ограничения родительских прав производится судом. Результатом подобного 
рода отмены является возвращение отобранного ребенка родителям (одному из 
них). Таким образом, сначала суду предстоит отменить ограничение родительских 
прав, а потом тем же решением разрешить возврат ранее отобранного ребенка 
родителям (одному из них). Однако по смыслу п.1 ст.76 СК даже при отмене ограничения 
в родительских правах суд не обязан, а всего лишь может разрешить возвращение 
ребенка родителям. Предоставление суду свободы при решении этого вопроса объясняется 
тем обстоятельством, что далеко не всегда возврат ребенка в прежнюю семью 
соответствует его интересам (см. п.2 ст.76 СК и комментарий к нему).
     Поскольку основанием для ограничения в родительских правах служит опасность 
пребывания ребенка с родителями (одним из них), постольку отмена ограничения 
родительских прав может иметь место лишь в случае, если суд установит, что 
опасность миновала (родитель вылечился, изменил свое поведение и т.п.). Доказать 
это обстоятельство предстоит истцу. Истцом по делу об отмене ограничения родительских 
прав может быть только тот, чьи права были ограничены. Именно ему в первую 
очередь надлежит доказать, во-первых, факт исчезновения опасности, угрожавшей 
ребенку, во-вторых, целесообразность возвращения несовершеннолетнего в родительскую 
семью. Таким образом, в одном процессе рассматриваются два взаимосвязанных, 
но по-своему обособленных исковых требования. Второе из них по своей сути 
сводится к защите родительских прав (ст.68 СК), а потому находится в прямой 
зависимости от требований, предусмотренных в этой статье.
     2. Ответчиком по делам об отмене ограничения родительских прав является 
тот, кто предъявлял иск об ограничении родительских прав. Чаще всего в таком 
качестве выступают органы опеки и попечительства. Если ранее отобранный ребенок 
устроен в семью опекуна (попечителя), приемную семью, то органам опеки и попечительства 
надлежит быть ответчиком, а лицу, заменившему родителей (одного из них) - 
соответчиком по делу. После удовлетворения иска как в части отмены ограничения 
в родительских правах, так и возврата ребенка родителю решение об установлении 
опеки (попечительства) прекращает свое существование. То же самое можно сказать 
о договоре о передаче несовершеннолетнего в приемную семью.
     3. Правило о разрешении любых семейно-правовых споров в интересах ребенка 
полностью относится к отмене судом ограничения родительских прав. И здесь 
надлежит, во-первых, исходить из интересов ребенка, во-вторых, учитывать его 
мнение. По смыслу п.2 ст.76 СК это мнение должно касаться как отмены ограничения 
родительских прав, так и возврата ранее отобранного ребенка родителям (одному 
из них). Более того, суд в соответствии с п.2 ст.76 СК вправе отказать в иске 
об отмене ограничения родительских прав, если возвращение ребенка родителям 
противоречит его интересам. Но вряд ли можно связать воедино оба понятия, 
каждое из которых имеет свое внутреннее содержание, свои правовые особенности. 
Поэтому возможна отмена ограничения родительских прав с одновременным отказом 
в возврате ребенка родителям (одному из них). Как то, так и другое обусловлено 
разными обстоятельствами, влечет за собою разные правовые последствия. Что 
касается обязательного учета мнения ребенка, то речь может идти только о его 
согласии (несогласии) вернуться к родителям (одному из них).

Комментарий к статье 77 кодекса

     1. Степень опасности общения ребенка с родителями может быть разной. 
Кроме того, в одних случаях ее могут смягчать окружающие ребенка члены его 
семьи, в других - очевидно, что ребенок на грани гибели. Именно для разрешения 
таких ситуаций предназначена ст.77 СК, которая позволяет органам опеки и попечительства 
отобрать ребенка у родителей (одного из них) немедленно. Хотя п.1 ст.77 СК 
говорит только о праве этих органов, надо полагать, что налицо их профессиональная 
обязанность спасти ребенка с помощью отобрания в упрощенном административном 
порядке. При этом не имеет значения, наступили или нет негативные последствия 
такой опасности. Важно одно - она существует.
     2. По смыслу п.1 ст.77 СК использовать такую исключительную по своему 
характеру меру защиты прав и интересов ребенка могут только органы опеки и 
попечительства. Они вправе (и обязаны) отобрать ребенка при непосредственной 
угрозе его жизни или здоровью не только у родителей (одного из них), но и 
у других лиц, на попечении которых ребенок находится. Что касается детей, 
находящихся на попечении детского воспитательного, медицинского учреждения, 
учреждения социальной защиты населения, существующая для них опасность может 
быть устранена путем незамедлительного их перевода в другое соответствующее 
учреждение. Одновременно следует решить вопрос о привлечении к ответственности 
лиц, на которых возложена обязанность заботиться о несовершеннолетнем, его 
воспитании. В отношении работников образовательных учреждений в таких случаях 
действует ст.56 Закона РФ "Об образовании", которая устанавливает, что основанием 
для увольнения педагогического работника образовательного учреждения по инициативе 
администрации этого образовательного учреждения до истечения срока действия 
трудового договора (контракта) является применение, в том числе однократное, 
методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над 
личностью обучающегося, воспитанника.
     3. "Отобрание" предполагает изъятие ребенка у родителей, которые не хотят 
с ним расстаться. Иное дело, когда ребенок оказывается брошенным, что представляет 
особую опасность для малолетних детей. Получив сведения о таком ребенке (например, 
от соседей, медицинских работников и других лиц), необходимо принять срочные 
меры по его устройству (см. п.1 ст.121 СК и комментарий к нему). Этому устройству 
может предшествовать направление ребенка в одно из медицинских учреждений, 
в детский приют, детский приемник и т.п. По смыслу п.1 ст.121 СК использовать 
любой способ устройства ребенка, оставшегося без родительского попечения, 
могут только органы опеки и попечительства. То же самое можно сказать об отобрании 
ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.
     Правовым основанием такого отобрания служит постановление (распоряжение) 
органа местного самоуправления, в котором, во-первых, констатируется факт 
пребывания несовершеннолетнего в крайне опасной для его жизни или здоровья 
обстановке, во-вторых, дается указание о немедленном его отобрании. В основу 
такого постановления (распоряжения) должен быть положен акт обследования условий 
жизни ребенка, составленный по фактическому месту его нахождения и подписанный 
представителем органов опеки и попечительства, управомоченного защищать права 
ребенка.
     4. За отобранием ребенка органами опеки и попечительства следует:
     - незамедлительное уведомление о случившемся прокурора;
     - временное устройство отобранного ребенка;
     - предъявление в суд иска о лишении родительских прав или ограничении 
в родительских правах.
     О таком чрезвычайном происшествии, как пребывание ребенка в опасности 
и о его отобрании в связи с этим, надлежит информировать прокурора. Подобного 
рода информация важна не только потому, что речь идет о грубом нарушении прав 
ребенка. В необходимых случаях прокурором может быть решен вопрос о возбуждении 
уголовного дела в отношении родителей (лиц, их заменяющих), совершивших общественно 
опасное деяние. Однако далеко не всегда удается тотчас устроить на постоянное 
время отобранного органами опеки и попечительства ребенка. Вот почему так 
важно принять меры к временному его устройству (в больницу, санаторий, в одно 
из учреждений министерства социальной защиты и др.). Такое устройство п.2 
ст.77 СК вменяет в обязанность органам опеки и попечительства, которым предстоит 
действовать в соответствии со ст.123 СК (см. комментарий к этой статье). Причем 
временное устройство ребенка как экстренная мера помощи не освобождает эти 
органы от обязанности завершить защиту прав несовершеннолетнего.
     Отобрание ребенка, его устройство - только одна сторона дела. Последовательность 
в охране прав отобранного в административном порядке несовершеннолетнего требует 
решения вопроса, касающегося прав (и обязанностей) родителей (одного из них), 
а также заменивших их лиц. Поэтому п.2 ст.77 СК обязывает органы опеки и попечительства 
в течение семи дней предъявить иск либо о лишении родительских прав, либо 
об ограничении родителей в этих правах. Никаких исключений на этот счет не 
существует. В названный срок надлежит не только собрать материалы в обоснование 
исковых требований, но и предъявить иск.
     В результате отобрания ребенка у лиц, заменяющих родителей, опекун (попечитель) 
отстраняется от выполнения опекунских обязанностей (п.3 ст.39 ГК); расторгается 
договор о передаче ребенка на воспитание в семью (ст.152 СК); отменяется усыновление 
(ст.141 СК).

Комментарий к статье 78 кодекса

     1. К спорам, связанным с воспитанием детей, относятся дела:
     - о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей (п.3 
ст.65 СК);
     - об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно 
от ребенка (п.2 ст.66 СК);
     - об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников 
(п.3 ст.67 СК);
     - о возврате родителям ребенка, удерживаемого не на основании закона 
или судебного решения (п.1 ст.68 СК);
     - о возврате опекунам (попечителям) подопечного от любых лиц, удерживающих 
у себя ребенка без законных к тому оснований (п.2 ст.150 СК);
     - о возврате приемному родителю ребенка, удерживаемого другими лицами 
не на основании закона или судебного решения (п.3 ст.153 СК);
     - о лишении родительских прав (п.1 ст.70 СК);
     - о восстановлении в родительских правах (п.2 ст.72 СК);
     - об ограничении родительских прав (п.1 ст.73 СК);
     - об отмене ограничения родительских прав (п.1 ст.76 СК);
     - об установлении усыновления (п.1 ст.125 СК);
     - об отмене усыновления (п.1 ст.140 СК).
     Таков исчерпывающий перечень рассматриваемых судом споров, связанных 
напрямую с воспитанием детей, участие в которых органов опеки и попечительства 
обязательно, независимо от того, есть ли на этот счет указание в конкретной 
правовой норме или оно отсутствует. Отсюда следует, что не обязательно участие 
органов опеки и попечительства как органов, управомоченных государством на 
защиту прав несовершеннолетних, в рассмотрении других споров, где так или 
иначе затрагиваются интересы детей, например, об установлении отцовства, взыскании 
алиментов и т.п.
     2. Согласно ч.2 ст.42 ГПК органы государственного управления в предусмотренных 
законом случаях могут быть привлечены судом к участию в процессе или вступить 
в процесс по своей инициативе для дачи заключения по делу в целях осуществления 
возложенных на них обязанностей и для защиты прав граждан и интересов государства. 
Таким образом, требования п.1 ст.78 СК и ч.2 ст.42 ГПК взаимно связаны, дополняют 
друг друга, обращают внимание на ту роль, которую призваны выполнять органы 
опеки и попечительства в делах подобного рода. При этом они не только защищают 
права ребенка, но и представляют интересы государства. Но если ч.2 ст.42 ГПК 
говорит о праве суда привлечь эти органы к участию в процессе, то ч.1 ст.78 
СК обращает внимание на подобного рода обязанность суда. С другой стороны, 
нет препятствий к вступлению в процесс этих органов по собственной инициативе. 
Правовым основанием для вступления органов опеки и попечительства в судебный 
процесс является не только ч.2 ст.42 ГПК, но и п.1 ст.78 СК, который указывает 
на обязательность их участия в делах, связанных с воспитанием ребенка, независимо 
от того, кем предъявлен иск в защиту его прав. СК устанавливает также право 
органов опеки и попечительства на обращение в суд с иском: о лишении родительских 
прав (п.1 ст.70 СК), об ограничении родительских прав (п.3 ст.73 СК), об отмене 
усыновления (ст.142 CK). Органы опеки и попечительства при предъявлении таких 
исков освобождаются от уплаты государственной пошлины (п.13 ст.5 Закона о 
госпошлине).
     3. Основанием для привлечения органов опеки и попечительства к рассмотрению 
спора, связанного с воспитанием ребенка, служит определение суда, которым 
в обязанность этих органов вменяется дача заключения по делу. Если суд сочтет 
необходимым ограничить представление такого заключения определенным сроком, 
то он должен быть достаточным для тщательного и всестороннего исследования 
всех обстоятельств дела с точки зрения интересов ребенка, а соответственно 
и для представления аргументированного заключения. В случаях, когда иск предъявляется 
органами опеки и попечительства, они одновременно по собственной инициативе 
приобщают к исковому заявлению такое заключение. Когда же его нет, суд, принимая 
исковое заявление, дает этим органам соответствующее поручение.
     4. Если п.1 ст.78 СК адресован суду, то п.2 этой статьи предназначен 
для органов опеки и попечительства. Никакое другое государственное или муниципальное 
учреждение давать заключение по делам подобного рода не вправе. При этом следует 
руководствоваться п.2 ст.121 СК, определяющим, какие исполнительные органы 
являются органами опеки и попечительства. Где бы ни предъявлялся иск, на территории 
какого бы суда он ни рассматривался, по делу дается только одно заключение. 
Соответственно только одному органу опеки и попечительства суд поручает его 
составить. Если истец, ответчик, дети проживают по разным адресам, то этим 
органам предстоит собрать отовсюду все интересующие их сведения, а потом их 
обобщить.
     Составлению заключения по спору предшествует сбор материалов, позволяющих 
занять определенную позицию по делу. Сюда входят объяснения (желательно письменные 
либо запротоколированные) истца, ответчика, родителей и других лиц. Если ребенок 
учится, то важно учесть мнение педагога, воспитателя. Нельзя игнорировать 
и информацию, представляемую лицами, которым предстоит выступить в качестве 
свидетелей с любой стороны. При анализе собранных материалов выясняется и 
мнение ребенка, о котором спорят. В любом случае нуждаются в изучении и объективной 
оценке все приводимые участниками предстоящего судебного процесса доводы с 
точки зрения их соответствия интересам несовершеннолетнего. Причем всякий 
раз их определение зависит от характера спора. Если он возникает по поводу 
определения места жительства ребенка, чьи родители проживают порознь, приходится 
сопоставлять качества родителей как воспитателей. Когда суд рассматривает 
иск о лишении родительских прав, органам опеки и попечительства надлежит удостовериться 
в наличии предусмотренных СК оснований для удовлетворения такого иска либо 
их отсутствии. В заключении по делу об ограничении родительских прав в центре 
внимания должен быть вопрос об опасности пребывания ребенка с родителями (одним 
из них) и наиболее приемлемых в данной конкретной ситуации способах ее устранения. 
При рассмотрении иска о возврате несовершеннолетнего лицу, имеющему право 
на воспитание, прежде всего принимаются во внимание соображения относительно 
целесообразности проживания ребенка с лицами, которые хотят вернуть его к 
себе и т.п. Словом, всякий раз органы опеки и попечительства обследуют условия 
жизни как несовершеннолетнего, так и истца, ответчика по делу, а не только 
тех, кто претендует на его воспитание.
     5. Под обследованием условий жизни понимается изучение всех ее сторон, 
будь то материальное обеспечение, быт и жилье. Но особого внимания с учетом 
специфики спора заслуживают обстоятельства, проливающие свет на условия воспитания 
ребенка, качества истца, ответчика как воспитателя. Именно они, а не материальный 
комфорт, хорошая квартира и т.п., предопределяют позицию органов опеки и попечительства.
     Все полученные в процессе изучения данные находят свое отражение в акте 
обследования, который подписывается проводившим его лицом. Если в этом же 
акте дается заключение по спору, то на нем учиняет свою подпись, во-первых, 
управомоченное на то должностное лицо, во-вторых, обследовавший. В таких случаях 
их подпись на акте-заключении удостоверяется печатью органов опеки и попечительства. 
Но суду можно представить одновременно два документа: акт обследования и заключение. 
Обязательными атрибутами последнего будет подпись должностного лица, удостоверенная 
печатью. Порядок составления и утверждения акта, заключения по делам, связанным 
с воспитанием детей, в разных регионах может быть разным в зависимости от 
правил, содержащихся в положении, уставе, определяющем компетенцию, порядок 
деятельности органов опеки и попечительства.
     6. Заключение органов опеки и попечительства относится к числу доказательств 
по делу и оценивается судом наравне с другими доказательствами. Однако, если 
суд сочтет его неубедительным, не согласится с выводами этих органов, он должен 
мотивировать свой отказ в решении по делу.

Комментарий к статье 79 кодекса

     1. Исполнение решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, отличается 
особой сложностью, так как, во-первых, непосредственно касается ребенка, во-вторых, 
сопряжено с воздействием на поступки лица, которое противится реализации судебного 
решения (чаще всего по соображениям сугубо личным). Трудности в исполнении 
судебного решения во многом зависят и от характера рассмотренного судом спора. 
Если он возник между родителями, то нередко предстоит преодолеть неприязнь 
несовершеннолетнего к тому из них, кому предстоит непосредственно заниматься 
воспитанием. Исполнение решения суда, удовлетворившего иск о лишении родительских 
прав, нередко совпадает с моментом изъятия ребенка из семьи, чего он обычно 
страшится. Тем более, что пока идет судебный процесс, несовершеннолетний живет 
в ожидании предстоящего отобрания. То же самое происходит после ограничения 
родительских прав, когда ребенок опасную для себя обстановку считает привычной 
и боится с нею расстаться. Есть сложности и при исполнении судебного решения, 
которым несовершеннолетний возвращен к родителям (одному из них), опекуну, 
попечителю, приемному родителю. Находясь в трудной, запутанной для него ситуации, 
ребенок, чью судьбу предстоит изменить, нередко пребывает в состоянии психологического 
дискомфорта, что, естественно, усложняет исполнение решения суда. Тем не менее 
это дело судебного исполнителя, его профессиональный долг. Само по себе исполнение 
судебного решения не входит в круг обязанностей органов опеки и попечительства, 
их представителя, любого другого государственного или муниципального органа, 
его подразделения.
     2. Свою деятельность по осуществлению решения суда по любому спору, связанному 
с воспитанием детей, судебный исполнитель реализует в соответствии с ГПК на 
основании исполнительного листа, выдаваемого судом после вступления решения 
суда в законную силу.
     По общему правилу, его исполнение производится судебным исполнителем, 
состоящим при суде, по месту нахождения лица, обязанного подчиниться судебному 
решению. Требования судебного исполнителя по исполнению решения по спору, 
связанному с воспитанием детей, обязательны для всех юридических и физических 
лиц. В случае оказания сопротивления судебному исполнителю при исполнении 
решения он в присутствии понятых составляет об этом акт и для устранения препятствий 
обращается за содействием. Пункт 2 ст.79 СК позволяет в необходимых случаях 
привлечь для исполнения решения представителя органов внутренних дел. К таким 
случаям относятся ситуации, когда невозможно изъять ребенка у лиц, лишенных 
родительских прав, а также тех, чьи права ограничены судом. Для того, чтобы 
ст.79 СК в этой части работала, необходимо внести соответствующие дополнения 
в правовые акты, регламентирующие деятельность этих органов.
     3. Судья может решить вопрос о привлечении к ответственности лиц, оказывающих 
сопротивление судебному исполнителю. В необходимых случаях при наличии обстоятельств, 
делающих исполнение решения затруднительным или невозможным, судебный исполнитель 
вправе поставить перед судом, постановившим решение по делу, вопрос об отсрочке 
или рассрочке исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения 
решения. В круг прав и обязанностей судебного исполнителя входит также принятие 
по собственной инициативе всех законных мер по быстрому и реальному исполнению 
решения суда, разъяснение сторонам принадлежащих им прав и обязанностей, их 
защита. При неисполнении в установленный судом срок решения, обязывающего 
передать ребенка лицу, в чью пользу вынесено решение, либо органам опеки и 
попечительства, судебный исполнитель составляет акт. Этот акт направляется 
им в суд по месту исполнения для разрешения вопроса о наложении штрафа на 
лицо, виновное в неисполнении, а также для определения нового срока для исполнения 
решения. Уплата штрафа не освобождает от обязанности выполнить предусмотренные 
решением суда действия. Что касается самого штрафа, то его размер, порядок 
уплаты предусматриваются ст.406 ГПК. Если в течение трех лет с момента принятия 
судебного решения оно не исполнено, исполнительный лист утрачивает силу. Исполнение 
решения суда по спору, связанному с воспитанием детей, по истечении такого 
длительного времени обычно теряет смысл. Тогда предстоит вновь вернуться к 
выбору одного из наиболее подходящих в данной конкретной ситуации способов 
защиты прав, интересов ребенка либо родителей (одного из них) или лиц, их 
заменяющих.
     4. Согласно ст.51 Конвенции "О правовой помощи и правовых отношениях 
по гражданским, семейным и уголовным делам" от 22 января 1993 г. каждая из 
Договаривающихся Сторон - Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, 
Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизстан, Молдова - признает и исполняет решения 
по гражданским и семейным делам, вынесенные на территории других Договаривающихся 
Сторон на условиях, предусмотренных настоящей Конвенцией.
     5. Трудности психологического, педагогического свойства, усложняющие 
передачу ребенка лицу, в чью пользу решен спор, объясняют необходимость обязательного 
присутствия при исполнении судебного решения представителя органов опеки и 
попечительства, компетентного в вопросах воспитания. Попытка представителя 
этих органов мирным, а потому наименее болезненным для ребенка путем осуществить 
его передачу в другие руки может увенчаться успехом. Стремиться к этому следует 
как судебному исполнителю, так и представителю органов опеки и тогда, когда 
они вплотную подошли к проблеме исполнения решения. Ее особенности определяются 
характером спора, связанного с воспитанием. Так, при изъятии детей, чьи родители 
лишены родительских прав или ограничены в родительских правах, судебному исполнителю 
надлежит сосредоточить внимание на мерах, нейтрализующих помехи в исполнении 
решения. Представитель органов опеки и попечительства призван не допустить 
насилия над ребенком, смягчить отрицательные для несовершеннолетнего стороны 
процедуры исполнения решения, найти подход к нему, успокоить его, разъяснить 
смысл происходящего и т.п. Кроме того, он не должен допустить принудительное 
исполнение решения в буквальном смысле слова. Малейшие попытки к прямому принуждению 
антигуманны, непедагогичны по своей сути, а потому должны пресекаться представителем 
органов опеки и попечительства. По его инициативе в необходимых случаях судебному 
исполнителю следует приостановить, отложить исполнение решения либо составить 
акт о невозможности исполнения. Таким образом, п.2 ст.79 СК не только четко 
обозначает круг участников процедуры исполнения судебных решений по спорам, 
связанным с воспитанием детей, но и дает возможность каждому из них занимать 
свое место. При этом остается неизменным правило, сформулированное п.1 этой 
статьи, согласно которому руководящая роль в исполнении подобного рода решений 
в любом случае принадлежит судебному исполнителю, который несет ответственность 
за процесс исполнения и его результат.
     6. Сложность порядка так называемого принудительного исполнения решения 
по делам подобного рода заставила искать наиболее приемлемый выход из положения. 
Его нашли в использовании промежуточного временного этапа в устройстве ребенка 
в одно из детских учреждений, наиболее подходящих в каждой конкретной ситуации 
(больницу, школу-интернат, детский приют и т.п.). Теперь такая практика как 
оправдавшая себя имеет свою правовую базу. Ее использование позволяет, во-первых, 
незамедлительно помочь ребенку, оказавшемуся в сложной ситуации, во-вторых, 
избавить его от прямого давления со стороны как истца, так и ответчика. Все 
это вместе взятое позволяет несовершеннолетнему обрести покой и занять осознанную 
и разумную позицию по отношению к предстоящим в его жизни переменам.
     По смыслу п.2 ст.79 СК основанием для использования подобного рода устройства 
служит определение суда, которое выносится в случаях, когда по представлению 
судебного исполнителя исполнение судебного решения сопряжено с нарушением, 
угрозой нарушения интересов несовершеннолетнего. Надо полагать, что меры к 
временному устройству, предшествующему отобранию, могут принять и органы опеки 
и попечительства, если налицо обстоятельства, свидетельствующие об утрате 
родительского попечения. Когда о детях спорят родители либо заменяющие их 
лица, ребенок может быть устроен на время в одном из детских учреждений по 
просьбе одного из них, в чем следует ему помочь.

             Раздел V. Алиментные обязательства членов семьи

          Глава 13. Алиментные обязательства родителей и детей

Комментарий к статье 80 кодекса

     1. Закон возлагает на родителей обязанность по предоставлению содержания 
своим несовершеннолетним детям. В соответствии с п.2 ст.120 СК обязанность 
родителей содержать своих детей прекращается по достижении детьми совершеннолетия, 
а также в случае, когда дети приобретают полную дееспособность до достижения 
совершеннолетия при вступлении в брак в случае снижения им брачного возраста 
или в результате эмансипации.
     При отсутствии спора родители самостоятельно по взаимному согласию определяют 
размер, порядок и форму предоставления содержания своим несовершеннолетним 
детям.
     2. Родители вправе заключить соглашение о предоставлении содержания несовершеннолетним 
детям. Таким образом, они получают возможность заверить в правовой форме свое 
соглашение относительно условий предоставления алиментов своим несовершеннолетним 
детям. Заключение соглашения создает гарантии уплаты алиментов на условиях, 
предусмотренных соглашением как для родителя, уплачивающего алименты, так 
и для родителя-взыскателя и самого ребенка. Соглашение об уплате алиментов 
на несовершеннолетних детей заключается в соответствии с нормами главы 16 
СК (см. комментарий к ней).
     Соглашение о предоставлении алиментов детям, недостигшим 14 лет, заключается 
родителем, уплачивающим алименты (в случае его недееспособности - опекуном), 
и вторым родителем ребенка или заменяющими их лицами (опекуном, приемными 
родителями). Дети, достигшие 14-летнего возраста, заключают соглашение об 
уплате алиментов с согласия своего родителя или иного законного представителя. 
Такой вывод можно сделать на основании ст.99 СК, в которой указано, что неполностью 
дееспособные лица заключают соглашения об уплате алиментов с согласия своих 
законных представителей. Согласно ст.26 ГК дееспособность несовершеннолетних 
от 14 до 18 лет является неполной и они вправе заключать сделки, за исключением 
перечисленных в п.2 указанной статьи, только с согласия своих законных представителей.
     При заключении соглашения родители вправе определить размер, порядок 
и форму, а также иные условия предоставления содержания своим несовершеннолетним 
детям. Размер алиментов, установленный соглашением, определяется родителями 
самостоятельно, однако в соответствии с п.2 ст.103 СК он не может быть ниже 
предусмотренного ст.81 СК (см. комментарий к ней). Алименты по соглашению 
между родителями могут выплачиваться в твердой денежной сумме, в долях к заработку 
плательщика, путем предоставления имущества или иным способом, установленным 
сторонами в соглашении. В соглашении может быть предусмотрено также сочетание 
нескольких способов. Сроки предоставления алиментов определяются родителями 
в соглашении.
     3. При отсутствии соглашения между родителями об уплате алиментов на 
несовершеннолетних детей и непредоставлении детям содержания алименты взыскиваются 
в судебном порядке. Удовлетворение иска о взыскании алиментов в судебном порядке 
возможно только в случае отсутствия соглашения об уплате алиментов. Если при 
наличии соглашения обязанное лицо уклоняется от его исполнения, или если соглашение 
нарушает интересы ребенка, возможно предъявление иска о принудительном исполнении 
соглашения, изменении или расторжении соглашения в судебном порядке, а также 
о признании соглашения недействительным. Если при наличии соглашения предъявлен 
иск о взыскании алиментов в судебном порядке, истцу должно быть разъяснено, 
что данный иск не подлежит удовлетворению и что он вправе предъявить иск о 
принудительном исполнении, изменении, расторжении или признании соглашения 
недействительным. Иск о взыскании алиментов в судебном порядке может быть 
удовлетворен только после признания соглашения недействительным или его расторжения 
сторонами.
     Право на предъявление иска о взыскании алиментов на несовершеннолетних 
детей принадлежит следующим лицам: одному из родителей ребенка; усыновителю, 
если усыновление произведено только одним лицом и сохранилась правовая связь 
между ребенком и одним из родителей; опекуном или попечителем ребенка; приемными 
родителями ребенка, а также администрацией детского учреждения, в котором 
воспитывается ребенок.
     Взыскание алиментов в судебном порядке производится на основании ст.81-86 
и главы 17 СК (см. комментарий к ним).
     4. Принятие надлежащих мер к получению алиментов с родителей ребенка 
является обязанностью родителей ребенка (одного из них) или заменяющих их 
лиц. Отказ от получения алиментов на несовершеннолетних детей не допускается. 
Если родители или один из них не предоставляют ребенку содержание, второй 
родитель, опекун, попечитель или иное лицо и учреждение, выполняющие в отношении 
ребенка функции опекуна или попечителя, обязаны обратиться в суд. При наличии 
соглашения об уплате алиментов предъявляется иск о принудительном исполнении, 
изменении, расторжении соглашения или о признании его недействительным. При 
отсутствии соглашения предъявляется иск о взыскании алиментов в судебном порядке. 
Если указанные лица не принимают меры к получению алиментов в принудительном 
порядке, органы опеки и попечительства вправе при отсутствии соглашения предъявить 
к обоим родителям ребенка или к одному из них иск о взыскании алиментов в 
судебном порядке по собственной инициативе. Хотя в тексте п.3 ст.80 СК прямо 
не закреплено право органа опеки и попечительства предъявить иск о принудительном 
исполнении, изменении, расторжении или признании недействительным соглашения 
об уплате алиментов на несовершеннолетних детей, такое право вытекает из общей 
компетенции органов опеки и попечительства, в которую входит защита интересов 
несовершеннолетних. Право органа опеки и попечительства требовать признания 
соглашения недействительным прямо предусмотрено статьей 102 СК (см. комментарий 
к ней).

Комментарий к статье 81 кодекса

     1. Взыскание алиментов в долях к заработку или доходу родителя, обязанного 
уплачивать алименты, производится при уплате алиментов в судебном порядке. 
Порядок определения размера алиментов в долях к заработку или доходу плательщика 
является основным и применяется во всех случаях, если суд не признает необходимым 
произвести взыскание алиментов в твердой денежной сумме в соответствии со 
ст.83 СК (см. комментарий к ней).
     Взыскание алиментов на несовершеннолетних детей в долях к заработку плательщика 
наиболее целесообразно при взыскании алиментов с лиц, обладающих средним уровнем 
доходов. Данный порядок позволяет защитить интересы получателя и плательщика 
алиментов и обеспечивает автоматическую индексацию размера алиментов при изменении 
заработка или дохода плательщика.
     2. Увеличение или уменьшение размера алиментов, определенного в долях 
к заработку или доходу родителя, уплачивающего алименты, возможно как при 
взыскании алиментов, так и в процессе их выплаты. Изменение размера уже присужденных 
алиментов производится в судебном порядке по иску взыскателя или плательщика 
алиментов.
     КоБС предусматривал при наличии определенных обстоятельств возможность 
уменьшения размера алиментов. Увеличение размера алиментов не допускалось. 
Однако для обеспечения ребенку достаточных средств при низком заработке родителя, 
уплачивающего алименты, был установлен минимальный размер алиментов. Практика 
применения минимального размера алиментов оказалась крайне неудачной. Минимальный 
размер алиментов был установлен в твердой денежной сумме, которую в условиях 
инфляции необходимо было индексировать, однако индексация своевременно не 
производилась. В ряде случаев при взыскании алиментов на нескольких детей 
в минимальном размере происходило распределение всех 100% заработка родителя, 
что привело к необходимости закрепления в законе уменьшения в этих случаях 
минимального размера алиментов. Это, в свою очередь, привело к существенному 
снижению ценности этого понятия. В связи с указанными обстоятельствами новое 
семейное законодательство не содержит понятия минимального размера алиментов.
     3. Основанием для вынесения решения об увеличении или уменьшении доли, 
подлежащей взысканию на содержание несовершеннолетних детей, является материальное 
или семейное положение сторон или наличие иных заслуживающих внимания обстоятельств.
     Право уменьшать или увеличивать размер долей заработка или дохода родителей, 
взыскиваемых в виде алиментов, в зависимости от материального положения родителя, 
их уплачивающего, позволяет суду осуществлять индивидуализированный подход 
к определению размера алиментов. Если родитель получает чрезвычайно высокий 
доход, взыскание на одного ребенка 1/4 всех его доходов может привести к тому, 
что сумма алиментов будет столь велика, что намного превысит все разумные 
потребности ребенка. В этом случае суд вправе уменьшить долю дохода, подлежащую 
взысканию на содержание ребенка, до таких пределов, чтобы это отвечало интересам 
и плательщика, и ребенка. Если заработок или доход родителя, напротив, столь 
низок, что 1/4 его часть не позволит обеспечить ребенку даже минимальных средств 
к существованию, суд вправе повысить размер алиментов. Таким образом, у суда 
появляется возможность защитить интересы ребенка без применения минимального 
размера алиментов, не предусмотренного действующим СК. Увеличение доли заработка 
или дохода родителя, взыскиваемого на содержание ребенка, должно производиться 
таким образом, чтобы ребенку (с учетом получения средств от другого родителя) 
был обеспечен прожиточный минимум и одновременно родителю осталось достаточно 
средств для обеспечения самого себя. А в случае, если заработок или доход 
родителя настолько низок, что не позволяет обеспечить и родителя, и ребенка, 
суд должен произвести распределение заработка или дохода исходя из принципа 
преимущественной защиты интересов ребенка.
     Обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей не ставится 
в зависимость от наличия у родителей необходимых для предоставления содержания 
средств. Следовательно, при недостаточности этих средств суд должен стремиться 
распределить заработок или доход плательщика таким образом, чтобы прежде всего 
обеспечить ребенка, но одновременно совершенно не лишить плательщика средств 
к существованию. Например, если весь заработок плательщика равняется прожиточному 
минимуму, суд может взыскать на содержание ребенка 1/2 заработка плательщика, 
с тем чтобы другая половина заработка оставалась самому плательщику.
     Необходимость преимущественной защиты интересов ребенка объясняется тем, 
что несовершеннолетний ребенок по закону считается нетрудоспособным и не может 
обеспечить себя средствами к существованию, в то время как его родитель, как 
правило, имеет возможность улучшить свое материальное положение. Поэтому при 
решении вопроса об увеличении размера алиментов в подобных случаях всегда 
должны учитываться также иные заслуживающие внимания обстоятельства дела. 
Например, если родитель, имеющий низкие доходы, сам является нетрудоспособным 
по возрасту или состоянию здоровья, его возможности получения дохода существенно 
ограничены. В таких случаях суд должен уделять большее внимание защите его 
интересов, чем защите интересов трудоспособного плательщика.
     Под семейным положением сторон понимается наличие в семье плательщика 
лиц, которым он по закону обязан предоставлять содержание. Например, наличие 
других несовершеннолетних детей или совершеннолетних нетрудоспособных членов 
семьи, которым плательщик уплачивал алименты. Наличие в семье родителя, уплачивающего 
алименты на ребенка, других лиц, также имеющих право на получение алиментов, 
может привести к тому, что при выплате алиментов на ребенка заработка или 
дохода лица, уплачивающего алименты, может оказаться недостаточно для содержания 
его самого и всех лиц, которым он обязан предоставлять алименты. Таким образом, 
в указанном смысле семейное положение плательщика всегда оказывает влияние 
на его материальное положение.
     Одним из случаев изменения материального и семейного положения плательщика 
является наличие у него других несовершеннолетних детей. Дети имеют право 
на получение равного содержания от родителя независимо от того, проживают 
они совместно с ним или отдельно от него, а также от того, содержатся они 
добровольно или в судебном порядке. Поэтому, если, например, ранее плательщик 
уплачивал на одного ребенка 1/4 заработка или дохода, появление у него второго 
ребенка от другого брака является основанием для снижения размера алиментов 
до 1/6. Поскольку в соответствии с п.1 ст.81 СК на двух детей подлежит взысканию 
1/3 заработка или дохода плательщика, следовательно, на каждого из детей должно 
приходиться по 1/6.
     Напротив, прекращение алиментной обязанности в отношении одного или нескольких 
несовершеннолетних детей влечет увеличение размера алиментов, взыскиваемых 
на содержание остальных. Так, при достижении одним из детей совершеннолетия 
размер алиментов, взыскиваемых на второго ребенка, увеличивается с 1/6 до 
1/4.
     Если в семье родителя, уплачивающего алименты на несовершеннолетних детей, 
имеются иные лица, которым он по закону обязан предоставлять содержание и 
которые фактически находятся на его иждивении (нетрудоспособные нуждающиеся 
родители, супруг и т.д.), выплата алиментов может привести к столь существенному 
снижению его материального положения, что он не сможет обеспечить себя средствами 
к существованию. Это также является основанием к снижению размера алиментов. 
Прекращение обязанности в отношении одного или нескольких нетрудоспособных 
нуждающихся членов семьи (в результате их смерти, восстановления трудоспособности, 
улучшения материального положения или по иным основаниям), в свою очередь, 
влечет увеличение размера алиментов на несовершеннолетних детей до предусмотренного 
п.1 ст.81 СК уровня.
     Материальное или семейное положение ребенка обычно не является основанием 
для изменения размера алиментов. Наличие у ребенка второго родителя и уровень 
его обеспеченности не принимается во внимание при определении размера алиментов 
с другого родителя, поскольку обязанность по предоставлению содержания своим 
несовершеннолетним детям родители несут независимо друг от друга. Обязанность 
родителей выплачивать алименты несовершеннолетним детям в принципе не зависит 
и от материального положения самого ребенка. Размер алиментов не подлежит 
снижению даже в тех случаях, если дети обладают значительным имуществом (домом, 
квартирой, дачей), поскольку данное имущество предназначено для использования 
ребенком, а не для получения дохода. Однако наличие у ребенка имущества, приносящего 
доход, или иных значительных источников доходов, например, от предпринимательской 
деятельности, которой занимается несовершеннолетний, может послужить основанием 
для снижения размера алиментов.
     При решении вопроса об увеличении или уменьшении размера алиментов суд 
может принять во внимание и другие условия, характеризующие материальное или 
семейное положение сторон.
     Суд вправе принять решение об изменении размера доли заработка родителя, 
взыскиваемой на содержание несовершеннолетних детей, и при наличии иных заслуживающих 
внимания обстоятельств. К таким обстоятельствам относится, например, наличие 
у плательщика инвалидности первой или второй группы. Инвалидность сама по 
себе приводит к существенному увеличению затрат лица на свое содержание. Инвалиды 
первой группы нуждаются в постороннем уходе, на оплату которого нередко уходит 
значительная часть их доходов. В связи с этим выплата алиментов в размере, 
предусмотренном п.1 ст.81 СК, может поставить их в крайне затруднительное 
положение.

Комментарий к статье 82 кодекса

     1. При удержании алиментов в долях к заработку или доходу родителя в 
соответствии со ст.81 СК учитывается заработок и (или) доход родителя как 
в российских рублях, так и в иностранной валюте.
     Получение заработка или дохода в иностранной валюте возможно в случае, 
если родители получают заработок или доход на территории иностранного государства 
или если в соответствии с законодательством РФ о валютном регулировании допускается 
получение заработка или дохода в иностранной валюте на территории РФ. При 
взыскании алиментов из заработка или дохода родителя, полученного им в иностранной 
валюте, производится определение доли заработка, подлежащей удержанию в качестве 
алиментов в соответствии с п.1 ст.81 СК (см. комментарий к нему), затем полученные 
суммы алиментов пересчитываются в российские рубли по курсу ЦБ РФ на момент 
осуществления пересчета. Выплата алиментов ребенку, проживающему на территории 
РФ, производится в российских рублях.
     2. Перечень видов заработков и (или) иных доходов, из которых производится 
удержание алиментов на несовершеннолетних детей, утвержден постановлением 
Правительства РФ от 18 июля 1996 г. N 841.

Комментарий к статье 83 кодекса

     1. В условиях рыночной экономики возникают многочисленные ситуации, когда 
взыскание алиментов в долях к заработку родителя нецелесообразно. В этих случаях 
СК предоставляет суду возможность определить размер алиментов на несовершеннолетних 
детей в твердой денежной сумме. Инициатива взыскания алиментов в твердой денежной 
сумме может принадлежать как любой из сторон, так и самому суду.
     Необходимость установления размера алиментов в твердой денежной сумме 
может возникнуть при наличии у родителя, уплачивающего алименты, нерегулярного 
или меняющегося заработка или дохода. В этом случае взыскание алиментов в 
долевом отношении привело бы к существенным различиям в размере алиментов, 
получаемых ребенком ежемесячно, что неблагоприятно сказалось бы на обеспечении 
ребенка. Взыскание алиментов в твердой денежной сумме позволяет обеспечить 
большую стабильность в содержании ребенка. Также целесообразно взыскивать 
алименты в твердой денежной сумме при получении родителем заработка или дохода 
полностью или частично в натуре или в иностранной валюте.
     При получении заработка или дохода в натуре производится денежная оценка 
натуральных предоставлений, и затем из полученных сумм удерживаются алименты. 
Однако стоимость натуральных предоставлений может существенно варьироваться, 
а кроме того, ежемесячно переоценивать натуральные предоставления чрезвычайно 
затруднительно. Поэтому вместо ежемесячного исчисления доли денежной стоимости 
натуральных предоставлений, подлежащей выплате ребенку в качестве алиментов, 
суд может определить размер алиментов в твердой денежной сумме.
     Похожая ситуация складывается и при получении родителем всего или части 
заработка или дохода в иностранной валюте. В таком случае производится определение 
доли его доходов, подлежащих выплате ребенку в качестве алиментов, с последующим 
пересчетом полученных сумм в российские рубли (см. ст.82 СК и комментарий 
к ней). В связи с постоянным изменением курса иностранных валют подобное исчисление 
размера алиментов сопряжено с необходимостью ежемесячного пересчета, что также 
является крайне затруднительным. В связи с этим суд имеет право вместо взыскания 
алиментов в долях к заработку плательщика установить их размер в твердой денежной 
сумме.
     Единственной возможностью взыскания алиментов при полном отсутствии у 
плательщика заработка или дохода является взыскание алиментов в твердой денежной 
сумме. В этом случае взыскание по алиментным платежам может быть обращено 
на имущество плательщика в порядке, предусмотренном ст.112 СК (см. комментарий 
к ней).
     Взыскание алиментов в твердой денежной сумме возможно и в иных случаях, 
если суд придет к выводу, что определение размера алиментов в долевом отношении 
к заработку или иному доходу плательщика невозможно, затруднительно или существенно 
нарушает интересы одной из сторон. Невозможность определения алиментов в долях 
к заработку плательщика может возникнуть, например, если плательщик постоянно 
проживает на территории иностранного государства и сведения о его доходах 
получить невозможно. Затруднительным и одновременно нарушающим интересы ребенка 
является взыскание алиментов в случаях, когда плательщик скрывает свои доходы 
с целью уклонения от их уплаты.
     Взыскание алиментов в твердой денежной сумме может производиться и по 
инициативе самого родителя, уплачивающего алименты, например, если он получает 
доходы из многочисленных источников, и постоянное предоставление сведений 
о них затруднительно как для него, так и для судебного исполнителя. Такой 
порядок взыскания алиментов соответствует интересам плательщика в случаях, 
когда родитель, уплачивающий алименты, получает сверхвысокие доходы.
     Возможна ситуация, когда плательщик алиментов получает только часть заработка 
или доходов в натуре или в иностранной валюте, либо когда только часть его 
заработка или дохода имеет нерегулярный или меняющийся характер. Встречаются 
также случаи, когда доход плательщика является крайне незначительным, а одновременно 
с ним он обладает значительным имуществом, на которое может быть обращено 
взыскание по алиментным платежам. В таких и в иных случаях, когда это необходимо 
для защиты интересов сторон, суд вправе частично взыскать алименты в долях 
к заработку плательщика и частично - в твердой денежной сумме. При этом с 
той части заработка или дохода, которая получается плательщиком регулярно 
и в российских рублях, алименты взыскиваются в долевом отношении, а с той 
части, которая получается нерегулярно, меняется или выплачивается в натуре 
или в иностранной валюте - в твердой денежной сумме.
     При установлении размера алиментов в твердой денежной сумме выплата алиментов 
производится ежемесячно.
     2. Размер твердой денежной суммы, подлежащей выплате на содержание несовершеннолетних 
детей в качестве алиментов, определяется судом исходя из материального и семейного 
положения сторон и с учетом всех других обстоятельств конкретного дела. При 
этом суд не обязан руководствоваться тем, какую сумму получил бы ребенок в 
качестве алиментов при взыскании алиментов в долях к заработку плательщика. 
Определяя размер алиментов в твердой денежной сумме, суд оценивает все заслуживающие 
внимания обстоятельства и руководствуется принципом максимально возможного 
сохранения ребенку прежнего уровня жизни семьи.
     В соответствии с ранее действовавшим законодательством (ст.70 КоБС) размер 
твердой денежной суммы определялся на основании долей заработка родителя, 
уплачивающего алименты, подлежащих удержанию в качестве алиментов. Таким образом, 
при новом способе определения размера алиментов, предусмотренном СК, сфера 
судебного усмотрения значительно шире, что позволяет создать более гибкий 
механизм взыскания алиментов, способный эффективно действовать в условиях 
рыночной экономики.
     Под материальным положением сторон, учитываемым при взыскании алиментов 
в твердой денежной сумме, понимается размер заработков или иных доходов, получаемых 
родителем; наличие у него имущества, на которое может быть обращено взыскание 
по алиментным платежам; размеры обязательных платежей, которые должен производить 
родитель (средства, взыскиваемые на основании решения суда и иные средства, 
взыскиваемые в принудительном порядке), а также наличие у ребенка собственного 
дохода или заработка или имущества, приносящего доход.
     Под семейным положением родителя, уплачивающего алименты, понимается 
наличие у него других членов семьи, которым он по закону обязан предоставлять 
содержание и которые фактически находятся на его иждивении. Семейное положение 
ребенка на размер алиментов влияния не оказывает.
     Другие заслуживающие внимания обстоятельства определяются так же, как 
и при взыскании алиментов на основании статьи 81 СК (см. п.2 ст.81 СК и комментарий 
к нему).
     Принцип максимального сохранения ребенку прежнего уровня жизни семьи 
направлен на обеспечение защиты интересов ребенка после распада семьи. При 
решении вопроса о размере алиментов суд, исходя из этого принципа, может взыскать 
алименты в таком размере, чтобы ребенок мог сохранить прежний уровень жизни, 
который он имел до распада семьи, если материальное положение родителя, обязанного 
уплачивать алименты, позволяет это сделать. Например, размер алиментов может 
быть определен с учетом продолжения оплаты обучения ребенка в платном учебном 
заведении на территории РФ или за границей; оплаты индивидуального обучения 
ребенка; занятия им спортом и иными полезными видами деятельности. При этом 
суд руководствуется интересами и разумными потребностями ребенка, на которого 
уплачиваются алименты.
     3. Если с каждым из родителей остаются несовершеннолетние дети, на которых 
родители обязаны уплачивать алименты, производится зачет алиментных платежей. 
Сначала суд определяет в твердой денежной сумме на основании п.2 ст.83 СК 
размер алиментов, подлежащих выплате каждым из родителей на содержание детей, 
остающихся у другого родителя. Затем производится зачет этих сумм, и таким 
способом исчисляется размер алиментов, подлежащих выплате в твердой денежной 
сумме более обеспеченным родителем менее обеспеченному на содержание несовершеннолетних 
детей, проживающих с ним.

Комментарий к статье 84 кодекса

     1. Алименты на детей, находящихся в воспитательных, лечебных учреждениях, 
учреждениях социальной защиты населения и других детских учреждениях на полном 
государственном обеспечении, взыскиваются с обоих родителей на общих основаниях.
     Помещение детей в детское учреждение на полное государственное обеспечение 
не может служить основанием для прекращения обязанностей родителей по содержанию 
своих несовершеннолетних детей, но может быть учтено судом при решении вопроса 
о снижении размера алиментов (см. п.2 ст.81 СК и комментарий к нему).
     2. Средства, причитающиеся детям в качестве алиментов, зачисляются на 
счет учреждений, в которых находятся дети. Администрация указанных учреждений 
обязана обеспечить ведение учета этих средств отдельно по каждому ребенку. 
Однако отдельные счета на детей в данных учреждениях не открываются. Указанные 
учреждения вправе помещать средства, полученные на детей в качестве алиментов, 
на счета в банки с целью получения доходов. Помещение средств в банки является 
правом, а не обязанностью учреждений. Оно направлено на защиту сумм алиментов 
от инфляции и предоставление детским учреждениям возможности получения дополнительного 
дохода. Учитывая обязанность детских учреждений обеспечить сохранность средств, 
причитающихся детям, они имеют право помещать их только в банки. Вложение 
сумм алиментов в иные кредитные учреждения или другие коммерческие организации 
не допускается. Руководителям детских учреждений рекомендуется вкладывать 
указанные средства только в банки высшей категории надежности. Должностные 
лица детского учреждения, осуществляющие вложение сумм алиментов, принадлежащих 
несовершеннолетним детям, в банки, действуют на основании ст.37 ГК об управлении 
имуществом подопечного. При внесении в банки средств, полученных в качестве 
алиментов, они зачисляются на счета, принадлежащие детским учреждениям. Отдельные 
счета на детей в банках не открываются.
     3. При получении дохода от сумм алиментов, вложенных в банки, администрация 
детских учреждений вправе использовать 50% полученных доходов на содержание 
детей в этих учреждениях. При этом средства подлежат использованию на содержание 
всех детей, находящихся в детском учреждении, а не только на содержание ребенка, 
на которого уплачиваются алименты. Оставшиеся 50% полученных доходов остаются 
на счетах детских учреждений вместе с суммами алиментов. При оставлении ребенком 
детского учреждения на его имя открывается счет в отделении Сбербанка РФ, 
на который перечисляются 100% сумм алиментов, полученных на ребенка во время 
его пребывания в детском учреждении, и 50% дохода, полученного от помещения 
этих средств в банки.

Комментарий к статье 85 кодекса

     1. Родители вправе заключить соглашение о предоставлении алиментов своим 
совершеннолетним нетрудоспособным детям. Соглашение заключается между каждым 
из родителей, уплачивающим алименты, и каждым из совершеннолетних детей. В 
случае недееспособности родителя или одного из совершеннолетних нетрудоспособных 
детей соглашение от его имени заключается опекуном. Родители или совершеннолетние 
дети, признанные судом ограниченно дееспособными в соответствии со ст.30 ГК, 
заключают соглашения об уплате алиментов с согласия попечителя, поскольку 
в соответствии с ч.2 п.1 ст.30 ГК они вправе самостоятельно заключать только 
мелкие бытовые сделки, к разряду которых соглашение об уплате алиментов не 
относится.
     Родители могут заключить соглашение о предоставлении алиментов своим 
совершеннолетним детям независимо от того, являются они нетрудоспособными 
и нуждающимися или нет. В частности, может быть предусмотрена выплата алиментов 
совершеннолетним трудоспособным детям, продолжающим обучение в очном образовательном 
учреждении.
     Условия, размер, порядок и способы уплаты алиментов, выплачиваемых по 
соглашению сторон, определяются этим соглашением.
     Соглашение об уплате алиментов на совершеннолетних детей заключается 
в соответствии с нормами главы 16 СК (см. комментарий к ней).
     2. При отсутствии соглашения об уплате алиментов совершеннолетние нетрудоспособные 
нуждающиеся дети, а в случае их недееспособности - их опекуны вправе обратиться 
в суд с иском о взыскании алиментов. При наличии соглашения об уплате алиментов 
в случае, когда соглашение исполняется ненадлежащим образом или нарушает интересы 
получателя алиментов, возможно обращение в суд с иском о принудительном исполнении 
соглашения, изменении или расторжении соглашения в судебном порядке или признании 
его недействительным. Иск о взыскании алиментов в судебном порядке при наличии 
между сторонами соглашения об уплате алиментов удовлетворению не подлежит 
(см. ст.106 СК и комментарий к ней).
     Право на взыскание алиментов в судебном порядке совершеннолетние дети 
имеют только в том случае, если они являются нетрудоспособными и нуждающимися 
в материальной помощи.
     Нетрудоспособными признаются дети, достигшие общего пенсионного возраста, 
предусмотренного действующим законодательством, или являющиеся инвалидами 
первой или второй группы. Вопрос о праве на алименты инвалидов третьей группы 
решается судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Совершеннолетние 
дети, являющиеся инвалидами третьей группы, признаются имеющими право на получение 
алиментов от своих родителей, только если они не могут получить работу, рекомендованную 
в соответствии с заключением ВТЭК.
     Совершеннолетние дети являются нуждающимися в материальной помощи в случае, 
если их заработка, пенсии, пособий или иных доходов недостаточно для обеспечения 
себя средствами в размере прожиточного минимума. Определение нуждаемости в 
каждом случае зависит от конкретных обстоятельств дела. Прожиточный минимум 
является лишь примерным критерием, применяемым судами для решения этого вопроса. 
При наличии заслуживающих внимания обстоятельств, например, потребностей в 
дополнительном питании, дорогостоящем лечении, постороннем уходе, суд вправе 
признать нуждающимся лицо, имеющее доходы в размере прожиточного минимума 
или даже несколько выше. При определении нуждаемости суды принимают во внимание 
наличие у совершеннолетних нетрудоспособных детей заработков или доходов; 
имущества, приносящего доход; наличие других лиц, обязанных предоставлять 
им содержание и являющихся алиментнообязанными лицами первой очереди (совершеннолетних 
детей или супругов); наличие лиц, которым совершеннолетние дети обязаны предоставлять 
содержание независимо от наличия достаточных средств (например, несовершеннолетних 
детей) и которые фактически находятся на их иждивении.
     Родители обязаны предоставлять содержание совершеннолетним нетрудоспособным 
нуждающимся детям независимо от того, обладают они сами средствами, достаточными 
для выплаты алиментов, или нет (см. ст.80 СК и комментарий к ней).
     Размер алиментов, взыскиваемых с родителей на содержание нетрудоспособных 
нуждающихся совершеннолетних детей, определяется судом исходя из материального 
и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств.
     Под материальным положением сторон понимается уровень обеспеченности 
каждого из родителей и детей, претендующих на получение алиментов. При этом 
учитываются все виды заработков или доходов, получаемых этими лицами; наличие 
у них имущества, приносящего доход; обязательные выплаты, производимые этими 
лицами в соответствии с решением суда или по иным основаниям. Наличие у родителя, 
обязанного уплачивать алименты своим совершеннолетним нуждающимся нетрудоспособным 
детям, достаточных средств для уплаты алиментов не является основанием алиментной 
обязанности, однако оказывает влияние на определение размера алиментов. При 
отсутствии достаточных средств суд присуждает алименты в таком размере, чтобы, 
с одной стороны, обеспечить детям хотя бы минимальные средства к существованию, 
а с другой стороны, не оставить родителя совершенно без средств.
     Семейное положение сторон характеризуется наличием лиц, которым они по 
закону обязаны предоставлять содержание и которые фактически находятся на 
иждивении. При определении семейного положения нетрудоспособных совершеннолетних 
детей учитывается также наличие иных лиц, которые по закону обязаны предоставлять 
им содержание.
     Под другими заслуживающими внимания интересами сторон, в частности, понимаются 
следующие обстоятельства: нетрудоспособность родителя, обязанного уплачивать 
алименты; потребности совершеннолетних детей, претендующих на алименты, в 
дополнительном питании, лечении, постороннем уходе и т.д.

Комментарий к статье 86 кодекса

     1. Средства, предоставляемые на покрытие дополнительных расходов, являются 
одной из разновидностей алиментных платежей.
     2. Родители вправе заключить соглашение о предоставлении совершеннолетним 
и несовершеннолетним детям средства на покрытие дополнительных расходов. Вопрос 
о том, какие расходы подлежат компенсации родителями и в каком размере, решается 
сторонами в соглашении. При этом не имеет значения, являются ли дети нетрудоспособными 
и нуждающимися и вызваны ли дополнительные расходы исключительными обстоятельствами. 
Родители могут, в частности, заключить соглашение об оплате расходов на обучение 
ребенка, занятие спортом, отдых и т.д.
     Соглашение об оплате родителями дополнительных расходов на несовершеннолетних 
детей до 14 лет и совершеннолетних нетрудоспособных детей заключается между 
родителем, предоставляющим средства (его опекуном), и законным представителем 
ребенка (вторым родителем, опекуном, приемным родителем). Соглашения о предоставлении 
родителями средств для покрытия дополнительных расходов на несовершеннолетних 
детей от 14 до 18 лет и совершеннолетних детей, ограниченных в дееспособности 
судом на основании ст.30 ГК, заключаются родителем и ребенком с согласия законного 
представителя ребенка (второго родителя или попечителя).
     К заключению соглашений о предоставлении средств на дополнительные расходы 
применяются нормы главы 16 СК (см. комментарий к ней).
     3. При отсутствии соглашения право требовать от родителей средства на 
оплату дополнительных расходов в судебном порядке имеют только несовершеннолетние 
и совершеннолетние нетрудоспособные нуждающиеся дети.
     Нетрудоспособность совершеннолетних детей определяется так же, как и 
при взыскании алиментов в соответствии со ст.85 СК (см. ст.85 СК и комментарий 
к ней).
     Нуждаемость совершеннолетних детей понимается в данном случае как неспособность 
к самостоятельному несению дополнительных расходов из-за недостаточности собственных 
средств.
     Средства на дополнительные расходы предоставляются родителями в судебном 
порядке только в том случае, если сами расходы вызваны исключительными обстоятельствами: 
тяжелой болезнью, увечьем, потребностью в постороннем уходе и т.д. Подлежат 
компенсации родителями расходы на лечение, протезирование, средства передвижения 
для инвалидов, обучение больного ребенка, посторонний уход и т.д.
     Размер средств, взыскиваемых на дополнительные расходы, не может быть 
больше самих дополнительных расходов. Суд решает, в какой мере каждый из родителей 
обязан принимать участие в этих расходах, исходя из материального и семейного 
положения сторон и других заслуживающих внимания интересов, которые определяются 
так же, как и при взыскании алиментов в соответствии со ст.81 и 85 СК (см. 
п.2 ст.81 и ст.85 СК и комментарий к ним). В случае, если материальное положение 
родителей не позволяет обеспечить полную оплату дополнительных расходов, дополнительные 
расходы могут быть компенсированы лишь частично.
     4. При взыскании средств на дополнительные расходы, которые должны быть 
произведены в будущем, дети или их законные представители должны представить 
суду расчет и обоснование необходимости предстоящих расходов.

Комментарий к статье 87 кодекса

     1. Обязанность по предоставлению содержания нетрудоспособным нуждающимся 
родителям в судебном порядке возлагается только на совершеннолетних трудоспособных 
детей. Дети, приобретшие полную гражданскую дееспособность до достижения совершеннолетия 
в результате вступления в брак или эмансипации, не обязаны уплачивать алименты 
своим родителям.
     Обязанность совершеннолетних трудоспособных детей заботиться о своих 
нетрудоспособных родителях не может быть принудительно исполнена, однако личный 
уход одного или нескольких детей за родителями подлежат учету при определении 
размера алиментов, подлежащих взысканию с каждого из детей.
     2. Дети вправе заключить соглашение о предоставлении содержания своим 
родителям. Соглашение об уплате алиментов заключается каждым из совершеннолетних 
детей с каждым из родителей, а в случае недееспособности одной из сторон - 
ее опекуном.
     Заключить соглашение о содержании родителей вправе и нетрудоспособные 
совершеннолетние дети, а также несовершеннолетние дети, приобретшие полную 
гражданскую дееспособность до достижения совершеннолетия, поскольку в данном 
случае речь идет не о взыскании алиментов в судебном порядке, а о добровольном 
принятии на себя обязанности по содержанию родителей. Соглашение о выплате 
родителям алиментов может быть заключено независимо от того, являются родители 
нетрудоспособными или нуждающимися или нет.
     3. Нуждаемость и нетрудоспособность родителей, материальное и семейное 
положение сторон определяется так же, как при взыскании алиментов на совершеннолетних 
детей в соответствии со ст.85 СК (см. ст.85 СК и комментарий к ней).
     4. Учет при определении размера алиментов всех трудоспособных совершеннолетних 
детей данного родителя независимо от того, предъявлен иск о взыскании алиментов 
ко всем из них или нет, является правом, а не обязанностью суда. Как правило, 
такой учет производится по инициативе ответчика. Суд может по собственной 
инициативе учесть детей, к которым иск не был предъявлен, лишь при наличии 
исключительных обстоятельств (например, при недееспособности ответчика), поскольку 
это противоречит принципу диспозитивности, действующему в гражданском процессе.
     5. Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей выражается в 
уклонении от уплаты алиментов на детей, неосуществлении воспитания детей или 
заботы о них, отказе от совместного проживания с ребенком без уважительных 
причин и иных подобных действиях. Факты уклонения родителей от выполнения 
своих родительских обязанностей могут подтверждаться всеми средствами доказывания, 
предусмотренными ГПК. Лишение родителей родительских прав, ограничение их 
в родительских правах или осуждение за злостное уклонение от уплаты алиментов 
для освобождения детей от обязанности по содержанию родителей, недобросовестно 
относившихся к выполнению своих родительских обязанностей, необязательно.
     Если родители, лишенные родительских прав, впоследствии были восстановлены 
в родительских правах, освобождение детей от обязанности по содержанию родителей 
не производится.

Комментарий к статье 88 кодекса

     1. Родители и дети могут заключить соглашения о предоставлении средств 
родителям на оплату дополнительных расходов (см. ст.86 СК и комментарий к 
ней).
     2. При отсутствии соглашения дополнительные расходы, вызванные исключительными 
обстоятельствами, подлежат компенсации детьми в судебном порядке. Определение 
размера средств на оплату дополнительных расходов родителей производится в 
таком же порядке, что и при взыскании средств на дополнительные расходы на 
детей (см. ст.87 СК и комментарий к ней).
     При взыскании с детей средств на оплату дополнительных расходов учет 
всех совершеннолетних трудоспособных детей данного родителя независимо от 
того, предъявлен иск ко всем из них или нет, производится судом, как правило, 
только если этого требует ответчик (см. п.5 ст.87 СК и комментарий к нему).

      Глава 14. Алиментные обязательства супругов и бывших супругов

Комментарий к статье 89 кодекса

     1. Обязанность супругов материально поддерживать друг друга возлагается 
только на лиц, состоящих в зарегистрированном браке. На лиц, состоящих в фактических 
брачных отношениях, она не распространяется.
     2. Супруги имеют право заключить соглашение о предоставлении содержания. 
Соглашение от имени недееспособного супруга заключается его опекуном. К заключению 
соглашений супругов об уплате алиментов применяются нормы главы 16 СК (см. 
комментарий к ней).
     Условия, порядок и размер содержания, предоставляемого одним из супругов 
другому, определяются этим соглашением. Положение об уплате супругу алиментов 
может быть включено также в брачный договор (см. ст.42 СК и комментарий к 
ней).
     Соглашением может быть предусмотрено предоставление содержания одному 
из супругов независимо от того, является ли супруг-получатель алиментов нетрудоспособным 
и нуждающимся. Супруги, в частности, могут предусмотреть в соглашении право 
на алименты трудоспособного супруга, осуществляющего по общему согласию супругов 
ведение домашнего хозяйства и в связи с этим не имеющего самостоятельного 
источника дохода.
     Лица, состоящие в фактических брачных отношениях, то есть в течение длительного 
времени ведущие общее хозяйство и проживающие совместно как супруги, но без 
регистрации брака, могут заключить соглашения о предоставлении содержания, 
на которые нормы СК, регулирующие соглашения об уплате алиментов, будут распространяться 
в порядке аналогии закона (см. ст.5 СК и комментарий к ней).
     3. При отсутствии соглашения супруг, а в случае, если он является недееспособным, 
его опекун вправе предъявить иск о взыскании алиментов в судебном порядке 
при наличии предусмотренных законом условий.
     Обязанность предоставлять содержание своему супругу возлагается на другого 
супруга только в случае, если он сам обладает необходимыми средствами для 
уплаты алиментов. Под наличием необходимых средств понимается такой уровень 
обеспеченности супруга, при котором он после выплаты алиментов сам останется 
обеспеченным средствами в размере не менее прожиточного минимума. Наличие 
необходимых средств определяется судом с учетом всех обстоятельств конкретного 
дела. Прожиточный минимум является лишь примерным критерием (как и при определении 
нуждаемости). Суд вправе при наличии особых обстоятельств посчитать, что супруг 
не обладает необходимыми средствами, даже если после уплаты алиментов у него 
останутся средства в размере прожиточного минимума, например, если супруг-плательщик 
по состоянию здоровья нуждается в значительных средствах на лечение и т.д. 
При определении наличия необходимых средств принимаются во внимание все виды 
заработков и доходов супруга; наличие у него имущества, приносящего доход; 
наличие лиц, которым он по закону обязан предоставлять содержание и которые 
фактически находятся на его иждивении; наличие обязательных выплат, которые 
он должен производить на основании решения суда или по иным основаниям. Не 
принимается во внимание наличие лиц (родителей, совершеннолетних детей), к 
которым супруг, уплачивающий алименты, может в свою очередь, обратиться за 
алиментами, став нуждающимся в результате уплаты алиментов своему супругу.
     Обязанность по уплате алиментов своему супругу возлагается на другого 
супруга независимо от его трудоспособности и дееспособности. Возможно привлечение 
к уплате алиментов и несовершеннолетнего супруга, который вступил в брак в 
результате снижения ему брачного возраста.
     Право на принудительное взыскание алиментов имеет нетрудоспособный нуждающийся 
супруг. Момент возникновения нетрудоспособности значения не имеет: она может 
возникнуть как до, так и во время существования брака. Нетрудоспособность 
и нуждаемость супруга определяются так же, как и при взыскании алиментов на 
совершеннолетних детей (см. ст.85 СК и комментарий к ней).
     Алименты от своего супруга вправе требовать также жена в период беременности 
и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка. В данном случае право 
на получение алиментов не связано с наличием нуждаемости и нетрудоспособности. 
Алименты взыскиваются даже в том случае, если жена обеспечена средствами в 
размере, превышающем прожиточный минимум. Это связано с тем, что в период 
беременности, вскармливания ребенка грудью и осуществления ухода за малолетним 
ребенком возникает потребность в многочисленных расходах (на дополнительное 
питание, лечение, специальную одежду, отдых, специальные процедуры и т.д.), 
которые должны нести оба супруга.
     Право на алименты от другого супруга признается также за нуждающимся 
супругом, осуществляющим уход за общим ребенком-инвалидом до 18 лет или инвалидом 
с детства первой группы. Группа инвалидности ребенку, не достигшему 16 лет, 
не определяется. Право на алименты не зависит от того, является ли супруг, 
требующий алименты, нетрудоспособным. Поскольку инвалиды первой группы нуждаются 
в постоянном постороннем уходе, супруг, ухаживающий за ребенком-инвалидом, 
как правило, вынужден или не работать совсем, или работать неполное время, 
что существенно отражается на его возможности получения дохода. Неблагоприятные 
материальные последствия необходимости ухода за ребенком-инвалидом должны 
в равной мере нести оба супруга, в связи с чем супруг, осуществляющий такой 
уход, имеет право на взыскание со второго супруга средств на свое содержание. 
Нуждаемость супруга, претендующего на алименты, определяется в общем порядке 
(см. ст.85 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 90 кодекса

     1. Бывший супруг вправе при определенных обстоятельствах требовать взыскания 
алиментов в судебном порядке с другого бывшего супруга. Ограничение права 
бывшего супруга требовать предоставления содержания после расторжения брака 
связано с тем, что супруги после развода становятся посторонними друг другу 
лицами, и семейные связи между ними прекращаются.
     Право на взыскание алиментов в судебном порядке признается за бывшей 
женой в период беременности и в течение трех лет с момента рождения общего 
ребенка. Бывшая жена сохраняет право на алименты только в том случае, если 
беременность возникла до момента расторжения брака. Женщина, состоящая в фактическом 
браке, не вправе требовать уплаты от фактического супруга алиментов на свое 
содержание в период беременности и в течение трех лет с момента рождения общего 
ребенка.
     Право на алименты того из супругов, который осуществляет уход за общим 
ребенком-инвалидом до 18 лет или инвалидом с детства первой группы, сохраняется 
только в случае, если ребенок был рожден до расторжения брака или в течение 
трехсот дней с момента расторжения брака. Нетрудоспособность ребенка может 
возникнуть как до расторжения брака, так и после его расторжения.
     По общему правилу нетрудоспособный нуждающийся супруг имеет право на 
получение содержания от бывшего супруга, только если его нетрудоспособность 
возникла в течение одного года после расторжения брака. Однако суд вправе 
признать право на алименты за супругом, ставшим нетрудоспособным в течение 
пяти лет с момента расторжения брака, если супруги состояли в браке длительное 
время. Данное исключение предусмотрено для случаев, когда один из супругов 
в течение брака не имел самостоятельного дохода в связи с тем, что по обоюдному 
согласию супругов занимался уходом за детьми или ведением домашнего хозяйства 
и в связи с этим не приобрел право на трудовую пенсию. Если после расторжения 
брака до достижения им пенсионного возраста остается менее пяти лет, он, как 
правило, не успевает приобрести права на такую пенсию. Поэтому, учитывая, 
что данные неблагоприятные последствия возникли в связи с состоянием в браке, 
за таким супругом по достижении пенсионного возраста признается право на алименты. 
Право на алименты возникает только с момента достижения общего пенсионного 
возраста, предусмотренного пенсионным законодательством, а также при признании 
супруга инвалидом первой или второй, а в определенных случаях (см. комментарий 
к ст.85 СК) и третьей группы. Закон не дает определения длительных брачных 
отношений. Длительность брачных отношений подлежит оценке судом с учетом всех 
обстоятельств дела. При этом прежде всего учитывается возраст супругов. Как 
правило, длительными признаются брачные отношения, продолжавшиеся не менее 
10 лет.
     2. Право на содержание бывшего супруга может быть предусмотрено в соглашении 
между ними. Такое соглашение может быть заключено как в период существования 
брака, так и в процессе его расторжения. Положение о предоставлении содержания 
супругу после развода может быть включено в брачный договор (см. ст.42 СК 
и комментарий к ней). Супруги вправе заключить соглашение о предоставлении 
содержания бывшему супругу независимо от того, является он нуждающимся и нетрудоспособным 
или нет.
     К соглашениям бывших супругов об уплате алиментов применяются нормы главы 
16 СК (см. комментарий к ней). К соглашениям лиц, состоявших ранее в фактическом 
браке, нормы СК о соглашениях об уплате алиментов применяются в порядке аналогии 
закона (см. ст.5 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 91 кодекса

     1. Материальное и семейное положение супругов и бывших супругов определяется 
так же, как и при взыскании алиментов на совершеннолетних детей (см. ст.85 
СК и комментарий к ней).
     Принцип сохранения прежнего уровня жизни, существовавшего до развода, 
при взыскании алиментов на супругов или бывших супругов не применяется. При 
определении размера алиментов на супругов (бывших супругов) суд руководствуется 
только объективно обоснованными потребностями супруга, претендующего на алименты: 
в пище, одежде, жилище, лечении, отдыхе, духовных благах и т.д. Привычки к 
роскоши, приобретенные в период брака, при определении размера алиментов во 
внимание не принимаются.
     При определении размера алиментов на жен и бывших жен в период беременности 
и в период до достижения общим ребенком трехлетнего возраста учитывается, 
являются они нуждающимися в обычном смысле (см. комментарий к ст.85 СК) или 
нет. Если они являются нуждающимися, размер алиментов (с учетом возможностей 
супруга-плательщика) должен обеспечивать их средствами к существованию в размере 
прожиточного минимума и, кроме того, предоставлять им средства на дополнительные 
расходы, возникающие в связи с беременностью, вскармливанием ребенка и уходом 
за малолетним ребенком. Если жены или бывшие жены не являются нуждающимися 
в обычном смысле, размер алиментов должен лишь покрывать их потребности в 
указанных дополнительных расходах.

Комментарий к статье 92 кодекса

     1. Освобождение супруга от обязанности по содержанию другого супруга 
или бывшего супруга является правом, а не обязанностью суда. Суд прибегает 
к этой мере, как правило, только если этого требует супруг-ответчик.
     2. Возникновение нетрудоспособности в результате злоупотребления спиртными 
напитками или наркотическими веществами или в результате совершения одним 
из супругов умышленного преступления может послужить основанием для лишения 
его права на алименты или для ограничения этого права, потому что эти действия 
в одном случае противоречат нормам морали, а в другом случае - одновременно 
нормам права и морали. Неблагоприятные последствия таких действий должен нести 
только совершивший их супруг.
     3. Непродолжительность пребывания супругов в браке может послужить основанием 
как для отказа во взыскании алиментов, так и для взыскания алиментов на непродолжительный 
срок, только если к моменту взыскания алиментов брак был расторгнут. Выбор 
того или другого решения зависит от сроков существования брака.
     Понятие непродолжительности брака не определено законом. Решение вопроса 
о том, был ли брак непродолжительным, осуществляется судом в зависимости от 
обстоятельств конкретного дела. Безусловно, может быть признан непродолжительным 
брак, просуществовавший менее 1 года. В этом случае чаще всего имеются основания 
для отказа во взыскании алиментов. Брак, продолжавшийся от 1 года до 5 лет, 
может быть признан непродолжительным с учетом возраста супругов и причин прекращения 
брака. При этом суд может взыскать алименты на срок, соизмеримый со сроком 
существования брака.
     Прекращение или ограничение алиментной обязанности в случае непродолжительности 
брака связано с тем, что основанием алиментной обязанности бывших супругов 
является та семейная связь, которая создалась между ними в течение брака. 
В случае же непродолжительного брака эта связь практически не успела возникнуть 
и, следовательно, оснований для возложения на одного из супругов обязанности 
содержать другого супруга в течение неограниченного времени нет.
     4. Недостойное поведение супруга, требующего алименты, служит основанием 
для отказа во взыскании алиментов независимо от того, имело оно место до заключения 
брака, в течение брака или после его расторжения. Однако если недостойное 
поведение супруга имело место до заключения брака и второй супруг знал об 
этом при вступлении в брак, он не вправе ссылаться на это обстоятельство при 
предъявлении к нему иска о взыскании алиментов. Закон не дает определение 
недостойного поведения супруга. Вопрос о том, является ли поведение супруга 
недостойным, решается судом с учетом конкретных обстоятельств дела на основании 
общепризнанных моральных норм. Безусловно, недостойным является совершение 
уголовных преступлений, а в некоторых случаях также тяжких правонарушений, 
предусмотренных другими отраслями права. Недостойным может быть признано и 
поведение, не запрещенное законом, но противоречащее общепризнанным моральным 
нормам.

         Глава 15. Алиментные обязательства других членов семьи

Комментарий к статье 93 кодекса

     1. Братья и сестры могут заключить между собой соглашение об уплате алиментов. 
К такому соглашению применяются нормы главы 16 СК (см. комментарий к ней). 
В случае заключения соглашения условия, порядок и размер алиментов определяются 
этим соглашением.
     2. При отсутствии соглашения право на взыскание алиментов с трудоспособных 
совершеннолетних братьев и сестер имеют только несовершеннолетние нуждающиеся 
и совершеннолетние нетрудоспособные нуждающиеся братья и сестры. Право на 
содержание имеют и полнородные, и неполнородные братья и сестры.
     Алиментная обязанность совершеннолетних трудоспособных братьев и сестер 
является алиментной обязанностью второй очереди и имеет субсидиарный (дополнительный) 
характер по отношению к алиментным обязанностям первой очереди. Несовершеннолетние 
нуждающиеся братья и сестры могут требовать алименты от своих братьев и сестер 
только если они не могут получить содержание от своих родителей. В данном 
случае может иметь место как полное отсутствие возможности получения алиментов 
от своих родителей в результате их смерти, безвестного отсутствия, уклонения 
от уплаты алиментов, полного отсутствия у них средств, так и невозможность 
получения алиментов в достаточном для обеспечения ребенку прожиточного минимума 
размере. Совершеннолетние нетрудоспособные нуждающиеся братья и сестры вправе 
требовать алименты от братьев и сестер, только если они не могут получить 
достаточных средств от своих родителей, супругов (бывших супругов) или совершеннолетних 
детей. При предъявлении иска о взыскании алиментов с братьев и сестер истцом 
должно быть доказано, что им принимались меры к получению алиментов с алиментнообязанных 
лиц первой очереди, но они не привели к желаемым результатам.
     Несовершеннолетние братья и сестры имеют право на получение содержания 
от своих братьев и сестер только в тех случаях, если они нуждаются в материальной 
помощи. Нуждаемость несовершеннолетних братьев и сестер определяется так же, 
как при взыскании алиментов с родителей на совершеннолетних детей на основании 
ст.85 СК (см. ст.85 СК и комментарий к ней).
     Ранее действовавшее законодательство возлагало обязанность по содержанию 
братьев и сестер как на трудоспособных, так и на нетрудоспособных братьев 
и сестер. С принятием нового СК такая обязанность возлагается только на трудоспособных 
братьев и сестер.
     3. Совершеннолетние трудоспособные братья и сестры обязаны предоставлять 
содержание своим братьям и сестрам только при наличии необходимых средств 
для уплаты алиментов. Хотя закон не делает никаких различий в определении 
наличия необходимых средств, во всех видах алиментных обязательств второй 
очереди это понятие следует трактовать иначе, чем в алиментных обязательствах 
первой очереди. Это связано с тем, что в данном случае к содержанию привлекаются 
более отдаленные родственники. Совершеннолетние трудоспособные братья и сестры 
признаются обладающими необходимыми средствами для уплаты алиментов, если 
их выплата не приведет к существенному снижению их жизненного уровня. В каком 
случае выплата алиментов существенно отразится на жизненном уровне братьев 
и сестер, решается судом с учетом конкретных обстоятельств дела.

Комментарий к статье 94 кодекса

     1. Дедушка и бабушка вправе заключить с внуками соглашение о предоставлении 
им содержания. К такому соглашению применяются нормы гл.16 СК (см. комментарий 
к ней). В случае заключения соглашения условия, порядок и размер алиментов 
определяются этим соглашением.
     2. Алиментные обязательства дедушки и бабушки являются алиментными обязательствами 
второй очереди и возникают только в случае невозможности получения внуками 
содержания от алиментнообязанных лиц первой очереди - родителей, а в отношении 
совершеннолетних нетрудоспособных нуждающихся внуков - также супругов и бывших 
супругов.
     3. Обязанность по предоставлению содержания внукам возлагается как на 
трудоспособных, так и не нетрудоспособных дедушек и бабушек.
     Наличие у дедушки и бабушки необходимых средств для уплаты алиментов 
определяется так же, как и при взыскании алиментов с совершеннолетних трудоспособных 
братьев и сестер (см. ст.93 СК и комментарий к ней). Выплата алиментов внукам 
не должна привести к существенному снижению жизненного уровня дедушки и бабушки.
     При предъявлении иска к одному из дедушек или бабушек истец вправе требовать 
также учета возможности получения содержания от дедушки и бабушки со стороны 
второго родителя и иных алиментнообязанных лиц второй очереди.

Комментарий к статье 95 кодекса

     1. Внуки вправе заключить соглашение о содержании дедушки и бабушки. 
К такому соглашению применяются нормы гл.16 СК (см. комментарий к ней). В 
случае заключения соглашения размер, условия и порядок выплаты алиментов определяются 
этим соглашением.
     2. Алиментные обязательства внуков являются алиментными обязательствами 
второй очереди и возникают только в случае невозможности получения дедушкой 
или бабушкой содержания от алиментнообязанных лиц первой очереди: своих совершеннолетних 
детей, супругов и бывших супругов.
     Ранее действовавшее законодательство возлагало обязанность по содержанию 
дедушек и бабушек как на трудоспособных, так и на нетрудоспособных внуков. 
С принятием нового СК такая обязанность возлагается только на трудоспособных 
внуков.
     3. Наличие у внуков необходимых средств для уплаты алиментов определяется 
так же, как и при взыскании алиментов с совершеннолетних трудоспособных братьев 
и сестер (см. ст.93 СК и комментарий к ней). Выплата внуками алиментов на 
содержание дедушки и бабушки не должна привести к существенному снижению жизненного 
уровня внуков.
     При предъявлении иска к одному из внуков истец вправе требовать также 
учета возможности получения содержания с других внуков и иных алиментнообязанных 
лиц второй очереди.

Комментарий к статье 96 кодекса

     1. Фактическими воспитателями признаются лица, осуществлявшие воспитание 
и содержание несовершеннолетних без назначения их опекунами или попечителями. 
Статья 85 КоБС возлагала на лиц, взявших к себе детей на постоянное воспитание 
и содержание, обязанность выплачивать им алименты в принудительном порядке. 
СК такую обязанность не предусматривает. Воспитание и содержание детей в настоящее 
время может осуществляться только в добровольном порядке.
     Совершеннолетние фактические воспитанники вправе заключить соглашение 
о содержании своих бывших фактических воспитателей. К такому соглашению применяются 
нормы гл.16 СК (см. комментарий к ней). В случае заключения соглашения размер, 
условия и порядок выплаты алиментов определяются этим соглашением.
     2. Ранее действовавшее законодательство возлагало обязанность по содержанию 
фактических воспитателей как на трудоспособных, так и на нетрудоспособных 
фактических воспитанников. С принятием нового СК такая обязанность возлагается 
только на трудоспособных фактических воспитанников.
     Обязанность выплачивать алименты своим фактическим воспитателям возлагается 
на их бывших воспитанников независимо от того, обладают ли они необходимыми 
средствами для уплаты алиментов. Это связано с тем, что между фактическими 
воспитателями и воспитанниками обычно складываются отношения, близкие к тем, 
которые существуют между родителями и детьми; фактические воспитанники становятся 
членами семьи фактических воспитателей, и последние предоставляют им содержание 
независимо от наличия у них необходимых средств. В связи с этим фактические 
воспитанники обязаны предоставлять содержание лицам, материально поддерживавшими 
их в детстве, также независимо от уровня своей обеспеченности.
     В качестве фактических воспитателей могут выступать как посторонние ребенку 
лица или отдаленные родственники, не обязанные по закону предоставлять ему 
содержание, так и члены семьи, обязанные содержать ребенка: дедушка, бабушка, 
братья и сестры. Если дедушка, бабушка, братья или сестры осуществляли воспитание 
и содержание детей, они вправе предъявить иск о взыскании алиментов на свое 
содержание в качестве фактических воспитателей, поскольку в данном случае 
их право на алименты не будет зависеть от наличия у воспитанников необходимых 
средств.
     Обязанность фактических воспитанников предоставлять содержание своим 
фактическим воспитателям также относится к алиментным обязанностям второй 
очереди. Фактические воспитатели вправе обратиться к ним за алиментами только 
в случаях, если они не могут получить содержание от своих совершеннолетних 
трудоспособных детей, супругов или бывших супругов.
     3. Освобождение фактических воспитанников от обязанности по уплате алиментов 
фактическим воспитателям, содержавшим воспитанников менее 5 лет, является 
правом, а не обязанностью суда. При этом суд принимает во внимание причины, 
по которым фактические воспитатели прекратили воспитание и содержание детей. 
Если это произошло по причинам, признанным судом уважительными, например, 
в связи с возвращением детей родителям, достижением детьми совершеннолетия, 
болезни фактического воспитателя и т.д., фактические воспитатели сохраняют 
право на содержание. Если воспитание и содержание осуществлялось в течение 
непродолжительного срока (менее одного года) или было прекращено по неуважительной 
причине, суд освобождает воспитанников от обязанности уплачивать алименты.
     Под воспитанием и содержанием воспитанников ненадлежащим образом понимается 
уклонение от воспитания или содержания или злоупотребления, допущенные при 
воспитании несовершеннолетних (см. ст.69 СК и комментарий к ней). Само по 
себе предъявление к фактическим воспитателям иска о взыскании алиментов на 
содержание фактических воспитанников до 1 марта 1996 г. на основании ст.85 
КоБС не свидетельствует об уклонении от содержания воспитанников, так как 
КоБС допускал предъявление иска о взыскании алиментов в судебном порядке и 
к лицам, добросовестно выполнявшим свою обязанность по содержанию детей. В 
этом случае необходимо представить доказательства, что фактические воспитатели 
уклонялись от предоставления содержания своим воспитанникам.
     4. Опекунам, попечителям и приемным родителям не предоставлено право 
требовать предоставления содержания от лиц, находившихся под опекой, попечительством 
или на воспитании в приемной семье, поскольку опекуны, попечители и приемные 
родители не обязаны содержать несовершеннолетних за счет собственных средств 
(см. п.5 ст.150 СК и п.1 ст.155 СК и комментарий к ним).

Комментарий к статье 97 кодекса

     1. Совершеннолетние пасынки и падчерицы вправе заключить соглашение о 
содержании отчима или мачехи. К такому соглашению применяются нормы гл.16 
СК (см. комментарий к ней). В случае заключения соглашения размер, условия 
и порядок предоставления алиментов определяются этим соглашением.
     2. Статья 80 КоБС возлагала на отчимов и мачех обязанность выплачивать 
алименты пасынкам или падчерицам, находившимся на их воспитании и содержании 
и не имеющим возможности получить содержание от своих родителей. СК такую 
обязанность не предусматривает. Воспитание и пасынков, и падчериц в настоящее 
время может осуществляться только в добровольном порядке.
     3. Нетрудоспособные нуждающиеся отчим и мачеха имеют право на получение 
содержания от своих пасынков или падчериц в судебном порядке, если они воспитывали 
или содержали своих пасынков или падчериц в прошлом. Не имеет значения, осуществлялось 
ли отчимом или мачехой воспитание и содержание пасынков или падчериц самостоятельно 
или совместно с их родителем. Однако само по себе проживание отчима или мачехи 
одной семьей с несовершеннолетним и его родителем не дает основания на получение 
алиментов. Необходимо представить доказательства их личного и непосредственного 
участия в воспитании и предоставления детям содержания за счет собственных 
средств отчима или мачехи.
     4. Ранее действовавшее законодательство возлагало обязанность по содержанию 
отчима или мачехи как на трудоспособных, так и на нетрудоспособных пасынков 
или падчериц. С принятием нового СК такая обязанность возлагается только на 
трудоспособных пасынков или падчериц.
     Обязанность по выплате алиментов отчиму или мачехе в настоящее время 
возлагается на совершеннолетних трудоспособных пасынков и падчериц только 
в том случае, если они обладают необходимыми средствами для уплаты алиментов. 
Ранее согласно ст.81 КоБС пасынки и падчерицы должны были выплачивать содержание 
отчимам или мачехам независимо от того, обладали они сами достаточными средствами 
для предоставления содержания или нет. Это нередко приводило к нарушению интересов 
пасынков или падчериц, которые, находясь сами в затруднительном материальном 
положении, вынуждены были содержать лиц, принимавших в прошлом лишь незначительное 
участие в их содержании вместе с их родителями.
     5. Обязанность пасынков и падчериц предоставлять содержание своим отчимам 
или мачехам также относится к алиментным обязанностям второй очереди. Отчимы 
или мачехи вправе обратиться к ним за алиментами только если они не могут 
получить содержание от своих совершеннолетних трудоспособных детей, супругов 
или бывших супругов.
     6. Освобождение пасынков или падчериц от обязанности по уплате алиментов 
отчимам или мачехам, содержащим их менее 5 лет, является правом, а не обязанностью 
суда. При этом суд принимает во внимание причины, по которым фактические воспитатели 
прекратили воспитание и содержание детей. Если это произошло по причинам, 
признанным судом уважительными, например, в связи с достижением детьми совершеннолетия, 
вступлением в брак, эмансипацией, болезнью отчима или мачехи и т.д., отчим 
или мачеха сохраняют право на содержание. Если воспитание и содержание осуществлялось 
в течение непродолжительного срока (менее одного года) или было прекращено 
по неуважительной причине, суд освобождает пасынков или падчериц от обязанности 
уплачивать алименты.
     7. Под воспитанием и содержанием пасынков или падчериц ненадлежащим образом 
понимается уклонение от воспитания или содержания или злоупотребления, допущенные 
при воспитании несовершеннолетних (см. ст.69 СК и комментарий к ней). Само 
по себе предъявление к отчиму или мачехе иска о взыскании алиментов на содержание 
пасынка или падчерицы до 1 марта 1996 г. на основании ст.85 КоБС не свидетельствует 
об уклонении от содержания детей, так как КоБС допускал предъявление иска 
о взыскании алиментов в судебном порядке и к лицам, добросовестно выполнявшим 
свою обязанность по содержанию детей. В этом случае необходимо представить 
доказательства, что отчим или мачеха уклонялись от предоставления содержания 
своим пасынкам или падчерицам.

Комментарий к статье 98 кодекса

     1. В случае заключения лицами, перечисленными в гл.15 СК, соглашения 
об уплате алиментов размер алиментов предусматривается этим соглашением.
     2. Под материальным положением сторон понимается уровень обеспеченности 
получателя и плательщика. При этом учитываются все виды заработков или доходов, 
получаемых этими лицами; наличие у них имущества, приносящего доход; обязательные 
выплаты, производимые этими лицами в соответствии с решением суда или по иным 
основаниям. При определении размера алиментов суд сопоставляет материальное 
положение плательщика и получателя алиментов. Размер алиментов определяется 
с таким расчетом, чтобы после уплаты алиментов лицо, претендующее на их получение 
(с учетом иных получаемых им доходов), оказалось обеспеченным в размере прожиточного 
минимума. В тех случаях, когда одним из условий возникновения алиментного 
обязательства является наличие у плательщиков необходимых средств для уплаты 
алиментов (см. ст.93-95 и ст.97 СК и комментарий к ним), размер алиментов 
устанавливается с таким расчетом, чтобы их выплата не привела к существенному 
снижению жизненного уровня плательщика.
     При взыскании алиментов с совершеннолетних трудоспособных фактических 
воспитанников на содержание фактических воспитателей алиментное обязательство 
возникает независимо от наличия у воспитанников необходимых средств для выплаты 
алиментов, но их материальное положение учитывается при определении размера 
алиментов. Если фактические воспитанники не обладают необходимыми средствами 
для уплаты алиментов, суд присуждает алименты в таком размере, чтобы, с одной 
стороны, предоставить фактическим воспитателям определенную материальную поддержку, 
а с другой стороны, оставить фактическим воспитанникам достаточно средств 
для обеспечения самих себя.
     3. Семейное положение сторон характеризуется наличием лиц, которым они 
по закону обязаны предоставлять содержание и которые фактически находятся 
на их иждивении. При определении семейного положения лица, претендующего на 
получение алиментов, учитывается также наличие иных лиц, которые по закону 
обязаны предоставлять им содержание.
     4. Под другими заслуживающими внимания интересами сторон, в частности, 
понимаются следующие обстоятельства: потребности лиц, претендующих на алименты, 
в дополнительном питании, лечении, постороннем уходе; продолжительность воспитания 
и содержания детей фактическими воспитателями, отчимами или мачехами и т.д.

                Глава 16. Соглашения об уплате алиментов

Комментарий к статье 99 кодекса

     1. Соглашения об уплате алиментов могут быть заключены между лицами, 
как имеющими право на взыскание алиментов в судебном порядке (в соответствии 
с гл.13-15 СК - см. комментарий к ним), так и не обладающими таким правом, 
поскольку в данном случае речь идет о добровольном принятии на себя алиментной 
обязанности.
     Соглашения об уплате алиментов могут заключаться между лицами, имеющими 
право требовать уплаты алиментов в судебном порядке только при наличии предусмотренных 
законом условий (например, нуждаемости и нетрудоспособности получателя алиментов, 
наличия у лица, выплачивающего алименты, достаточных средств), и в случаях, 
если указанные условия отсутствуют. Например, возможно заключение соглашения 
об уплате алиментов на трудоспособного супруга, занимающегося ведением домашнего 
хозяйства. Соглашения об уплате алиментов могут заключаться и между лицами, 
вообще не отнесенными законом к кругу лиц, управомоченных требовать алименты 
в судебном порядке: фактическими супругами, опекунами, попечителями и их подопечными, 
дядями, тетками и племянниками и другими лицами. К таким алиментным обязательствам 
нормы гл.16 СК (см. комментарий к ней) применяются в порядке аналогии закона.
     2. Соглашения об уплате алиментов являются разновидностью гражданско-правовых 
соглашений и регулируются семейным и гражданским законодательством (см. п.1 
ст.101 СК и комментарий к нему). В соответствии с п.2 ст.421 ГК стороны могут 
заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или 
иными правовыми актами. Следовательно, стороны вправе заключить соглашение 
о предоставлении содержания, даже если заключение такого соглашения данными 
лицами не предусмотрено семейным законодательством. В случае заключения такого 
соглашения отношения, возникающие в связи с его заключением и исполнением, 
оказываются неурегулированными законом. В этом случае их регулирование в соответствии 
со ст.6 ГК и ст.5 СК осуществляется с помощью аналогии закона. Наиболее близким 
законом, регулирующим сходные отношения, в данной ситуации являются нормы 
главы 16 СК, регулирующие соглашения об уплате алиментов.
     3. Заключение соглашения об уплате алиментов не требует обязательного 
наличия дееспособности.
     Соглашения от имени несовершеннолетних до 14 лет и лиц, признанных недееспособными 
в судебном порядке, заключаются их законными представителями (родителями несовершеннолетних, 
опекунами).
     Несовершеннолетние от 14 до 18 лет и лица, ограниченные в дееспособности 
в судебном порядке, заключают соглашения об уплате алиментов с согласия своих 
законных представителей. Такой вывод обосновывается тем, что согласно ст.26 
ГК дееспособность несовершеннолетних от 14 до 18 лет является неполной, и 
они вправе заключать сделки, за исключением перечисленных в п.2 указанной 
статьи, только с согласия своих законных представителей. Соглашения об уплате 
алиментов в перечень сделок, которые несовершеннолетние вправе заключать самостоятельно, 
не входят.
     Лица, ограниченные в дееспособности в судебном порядке на основании ст.30 
ГК, вправе самостоятельно заключать только мелкие бытовые сделки (ч.2 п.1 
ст.30 ГК), к разряду которых соглашение об уплате алиментов не относится.

Комментарий к статье 100 кодекса

     1. Комментируемая статья устанавливает обязательную письменную форму 
заключения соглашения об уплате алиментов и его нотариальное удостоверение. 
Соглашение об уплате алиментов, не удостоверенное в нотариальном порядке, 
является ничтожным. Однако если одна из сторон алиментного соглашения (чаще 
всего плательщик алиментов) приступила к его фактическому исполнению, а другая 
сторона уклоняется от нотариального удостоверения, соглашение может быть признано 
действительным в судебном порядке на основании п.2 ст.165 ГК. В таком случае 
последующего нотариального удостоверения соглашения не требуется.
     2. Нотариально удостоверенное соглашение приравнивается по своей исполнительной 
силе к исполнительному листу. Это означает, что исполнение по нотариально 
удостоверенному соглашению осуществляется так же, как и по исполнительному 
листу, и выдачи других исполнительных документов для удержания алиментов не 
требуется.
     К пересылке, учету и хранению нотариально удостоверенных соглашений применяются 
правила пересылки, учета и хранения исполнительных листов.

Комментарий к статье 101 кодекса

     1. Соглашение об уплате алиментов является одной из разновидностей гражданско-правовых 
договоров. Они регулируются нормами гражданского и семейного законодательства 
на основании правил о соотношении общего и специального законодательства (см. 
ст.4 СК и комментарий к ней). Заключение, исполнение, расторжение и признание 
недействительными соглашений об уплате алиментов регулируются общим гражданским 
законодательством. Семейное законодательство регулирует специфические особенности, 
связанные с заключением, исполнением, расторжением и признанием недействительными 
таких соглашений (см. ст.99-102 СК и комментарий к ним).
     2. Признание недействительным соглашения об уплате алиментов может быть 
произведено по всем основаниям, предусмотренным для признания недействительными 
гражданских сделок §2 гл.9 ГК. Так же, как и иные гражданские сделки, соглашения 
об уплате алиментов могут быть как ничтожными, так и оспоримыми.
     Поскольку из правила о применении гражданского законодательства при признании 
недействительными соглашений об уплате алиментов не сделано никаких исключений, 
можно сделать вывод, что признание недействительными оспоримых алиментных 
соглашений и применение последствий недействительности к ничтожным соглашениям 
об уплате алиментов возможно лишь в пределах сроков исковой давности, установленных 
ст.181 ГК. Оспоримые алиментные соглашения могут быть оспорены в течение одного 
года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, 
являющихся основанием для признания соглашения недействительным. Если соглашение 
было заключено под влиянием насилия или угрозы, то годичный срок начинает 
течь с момента прекращения действия насилия или угрозы. При оспаривании соглашения, 
нарушающего интересы недееспособного получателя, сроком начала исчисления 
исковой давности следует признать момент, когда законный представитель, орган 
опеки и попечительства или прокурор узнали о нарушении прав недееспособного.
     3. Изменение или расторжение соглашения об уплате алиментов, произведенное 
по взаимному согласию сторон, должно быть совершено в письменной форме и удостоверено 
в нотариальном порядке. Несоблюдение нотариальной формы соглашения об изменении 
или прекращении соглашения об уплате алиментов влечет за собой его ничтожность.
     4. Соглашения об уплате алиментов должны добросовестно исполняться сторонами. 
В случае одностороннего отказа от исполнения соглашения или одностороннего 
изменения его условий сторона, интересы которой нарушены, вправе обратиться 
в суд с иском о принуждении другой стороны к исполнению соглашения.
     5. Алиментные соглашения заключаются на длительный срок, в течение которого 
может существенно измениться материальное и семейное положение сторон и другие 
заслуживающие внимания обстоятельства. Данные соглашения затрагивают жизненно 
важные интересы сторон, поскольку они регулируют предоставление получателю 
алиментов необходимых средств к существованию. Одной из сторон алиментного 
соглашения, как правило, является нетрудоспособное нуждающееся лицо, интересы 
которого требуют повышенной защиты. В связи с этим семейное законодательство 
предусматривает более гибкий порядок изменения соглашений об уплате алиментов 
под контролем суда, чем общий порядок изменения соглашений, установленный 
ст.451 ГК. При недостижении соглашения об изменении или расторжении соглашения 
об уплате алиментов в добровольном порядке заинтересованная сторона вправе 
обратиться в суд с иском об изменении или расторжении соглашения в судебном 
порядке. Основанием для вынесения судом решения об изменении или расторжении 
соглашения является существенное изменение материального или семейного положения 
сторон. При изменении или расторжении соглашения об алиментах в судебном порядке 
правила ст.451 ГК не применяются. Причины, по которым произошло изменение 
материального или семейного положения сторон, значения не имеют. Не принимается 
во внимание также возможность сторон предвидеть данные изменение в момент 
заключения соглашения. Существенным признается такое изменение, при котором 
исполнение соглашения в прежнем виде приведет к значительному нарушению интересов 
одной из сторон. При решении вопроса об изменении или прекращении соглашения 
в судебном порядке суд вправе также принять во внимание любой иной заслуживающий 
внимания интерес сторон, например, возникшую после заключения соглашения нетрудоспособность 
плательщика алиментов, вступление получателя алиментов, получающего алименты 
от бывшего супруга, в фактические брачные отношения и т.д.

Комментарий к статье 102 кодекса

     1. Интересы несовершеннолетних и недееспособных совершеннолетних лиц, 
получающих алименты на основании соглашений, которые заключаются от их имени 
законными представителями и (или) с согласия законных представителей, нуждаются 
в дополнительной защите. В связи с этим семейное законодательство предусматривает 
специальные основания для признания таких соглашений недействительными. Соглашение 
может быть признано недействительным, если оно существенно нарушает интересы 
указанных лиц.
     2. Существенным признается нарушение интересов несовершеннолетних или 
недееспособных получателей алиментов в случаях, если суммы алиментов, причитающиеся 
им по такому соглашению, значительно ниже того, что они могли бы получить 
при взыскании алиментов в судебном порядке. Правила ст.102 СК применяются 
только к соглашениям тех несовершеннолетних или недееспособных совершеннолетних 
получателей алиментов, которые имеют право на взыскание алиментов в судебном 
порядке в соответствии с гл.13-15 СК (см. комментарий к ним).
     Если признание недействительным соглашения об уплате алиментов не представляется 
суду целесообразным, вместо него может быть произведено изменение или расторжение 
соглашения в судебном порядке.

Комментарий к статье 103 кодекса

     1. Стороны свободны в установлении размера алиментов, выплачиваемых по 
соглашению между ними. Однако если получатель алиментов является недееспособным, 
следует иметь в виду, что при установлении в соглашении размера алиментов 
значительно более низкого, чем тот, который мог бы быть установлен при взыскании 
алиментов в судебном порядке, возможно применение ст.102 СК (см. комментарий 
к ней) и признание соглашения недействительным.
     2. Интересы несовершеннолетних детей, получающих алименты от своих родителей 
по соглашению между ними (или по соглашению между несовершеннолетним от 14 
до 18 лет и его родителем (опекуном), заключенному с согласия второго родителя 
или попечителя), нуждаются в дополнительной защите. Такая необходимость вызвана 
тем, что родители ребенка не являются посторонними друг другу лицами и часто 
преследуют собственные интересы при заключении соглашения о содержании ребенка, 
которые могут не совпадать с интересами самого ребенка (получение выгод при 
разделе имущества, нежелание поддерживать связь между ребенком и бывшим супругом 
и т.д.). В связи с указанными обстоятельствами полномочия родителей при определении 
размера алиментов, выплачиваемых на ребенка по соглашению сторон, ограничены. 
Размер алиментов не может быть ниже предусмотренного ст.81 СК: 1/4 - на одного 
ребенка, 1/3 - на двух детей, 1/2 - на трех и более детей. Соглашение, устанавливающее 
размер алиментов ниже предусмотренного ст.81 СК, признается недействительным 
в соответствии со ст.102 СК.

Комментарий к статье 104 кодекса

     1. Стороны вправе самостоятельно устанавливать способы и порядок уплаты 
алиментов при условии соблюдения требований ст.102 СК.
     2. При установлении размера алиментов в долях к заработку плательщика 
размер долей, порядок их исчисления и виды доходов, подлежащих учету при их 
определении, устанавливаются сторонами самостоятельно. Оценка имущества, предоставляемого 
в виде алиментов, производится по соглашению сторон. Выплата алиментов в иностранной 
валюте возможна только с соблюдением требований законодательства РФ о валютном 
регулировании. Сроки уплаты алиментных платежей также определяются сторонами 
самостоятельно. Возможна выплата алиментов ежемесячно, через иные промежутки 
времени, а также в виде единовременно предоставляемой суммы.
Комментарий к статье 105 кодекса

     Индексация размера алиментов предусматривается с целью защиты алиментных 
платежей от инфляции.
     Стороны могут предусмотреть любые способы индексации, в том числе и привязав 
размер алиментов к иностранной валюте или нескольким иностранным валютам (определив 
размер алиментов в российских рублях в сумме, равной определенной сумме в 
иностранной валюте). Если способы индексации алиментных платежей, предусмотренные 
соглашением, неэффективны, получатель алиментов вправе требовать на этом основании 
изменения соглашения в судебном порядке в соответствии с п.4 ст.101 СК (см. 
комментарий к нему).

             Глава 17. Порядок уплаты и взыскания алиментов

Комментарий к статье 106 кодекса

     СК предусматривает два различных порядка уплаты алиментов: добровольный 
(по соглашению сторон) и судебный - и проводит четкое их разграничение.
     Требовать уплаты алиментов в судебном порядке могут только лица, которым 
такое право предоставлено семейным законодательством. Если между лицами было 
заключено соглашение об уплате алиментов, они не вправе требовать взыскания 
алиментов в судебном порядке. Иск о взыскании алиментов в судебном порядке 
при наличии соглашения об уплате алиментов не подлежит удовлетворению. В случае 
заявления иска о взыскании алиментов в судебном порядке при наличии между 
сторонами соглашения об уплате алиментов истцу должно быть разъяснено, что 
в этом случае он вправе требовать только принудительного исполнения, изменения 
или расторжения соглашения в судебном порядке или признания его недействительным. 
Удовлетворение иска о взыскании алиментов в судебном порядке при наличии соглашения 
сторон об уплате алиментов возможно только после расторжения соглашения или 
признания его недействительным.

Комментарий к статье 107 кодекса

     1. На требования о взыскании алиментов в судебном порядке не распространяется 
исковая давность. Иск может быть предъявлен в любое время, пока существует 
право на алименты. Препятствием к удовлетворению требования о взыскании алиментов 
в судебном порядке может служить наличие между сторонами соглашения об уплате 
алиментов (см. ст.106 СК и комментарий к ней).
     2. Алименты обычно присуждаются на будущее время. В исключение из общего 
правила взыскание алиментов производится не с момента вступления решения суда 
в законную силу, а с момента обращения в суд.
     Взыскание алиментов (в пределах трехлетнего срока) за время, предшествующее 
предъявлению иска, возможно в порядке исключения только при наличии следующих 
условий: до момента обращения в суд алименты не выплачивались; лицо, требующее 
алименты, принимало меры к получению алиментов, но они не были получены в 
результате уклонения лица, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты. Уклонение 
может выразиться в том, что обязанное лицо уклонялось от заключения соглашения 
об уплате алиментов, скрывало свое местонахождение или доходы и в других подобных 
действиях.
     Трехгодичный срок, в течение которого возможно взыскание алиментов за 
прошлое время, является пресекательным. Взыскание алиментов за пределами этого 
срока независимо от причин их неполучения невозможно.

Комментарий к статье 108 кодекса

     1. Хотя алименты, взысканные по решению суда, присуждаются с момента 
обращения в суд (см. ст.107 СК и комментарий к ней), уплата алиментов начинается 
по общему правилу лишь с момента вынесения решения суда, так как решение о 
взыскании алиментов подлежит немедленному исполнению и принесение кассационной 
жалобы не приостанавливает его исполнения. Алименты за период с момента обращения 
в суд до момента вынесения решения выплачиваются после вынесения решения. 
Однако если судебное разбирательство затягивается в связи с препятствиями, 
возникающими из-за необходимости определения материального положения плательщика 
алиментов, заявлением требования об учете иных алиментнообязанных лиц или 
по иным причинам, получатель алиментов может оказаться в этот период без средств 
к существованию. Отсрочка с выплатой алиментов за это время может привести 
к образованию значительной задолженности, что тяжело скажется также на материальном 
положении лица, уплачивающего алименты. В связи с указанными обстоятельствами 
суду предоставлено право вынести постановление о временном взыскании алиментов. 
По делам о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей с их родителей 
такое взыскание возможно с момента обращения с иском о взыскании алиментов. 
По остальным категориям алиментных дел временное взыскание производится в 
связи с немедленным исполнением судебного решения с момента вынесения судебного 
решения до момента вступления его в законную силу. Данное различие обусловлено 
тем, что взыскание алиментов на содержание иных категорий получателей, кроме 
несовершеннолетних детей, до момента вынесения решения невозможно, поскольку 
размер алиментов в законе не установлен, и для его определения все равно необходимо 
рассматривать дело. Поэтому в отношении этих лиц алименты временно взыскиваются 
с момента вынесения решения суда до его вступления в законную силу в размере, 
определенном этим решением. Размер алиментов, подлежащих уплате на несовершеннолетних 
детей, определен в ст.81 СК, поэтому суд может временно взыскать алименты 
в этом размере с момента обращения за алиментами.
     2. В случае, если при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей 
алименты будут установлены в меньшем размере, чем это предусмотрено в ст.81 
СК, на основании которой производилось временное взыскание алиментов, излишне 
выплаченные суммы возвращению не подлежат. В случае взыскания алиментов в 
размере, превышающем тот, в котором производилось временное взыскание, образовавшаяся 
разница подлежит выплате плательщиком алиментов в соответствии с правилами 
ст.113, 114 СК (см. комментарий к ним). Если при взыскании алиментов по другим 
категориям алиментных обязательств, кроме обязательств по содержанию несовершеннолетних 
детей их родителями, в результате обжалования судебного решения алименты были 
установлены в более низком размере, чем тот, в котором производилось временное 
взыскание алиментов, выплаченные суммы алиментов обратному взысканию не подлежат. 
Если размер алиментов в результате обжалования судебного решения был установлен 
в более высоком размере, чем тот, в котором производилось временное взыскание 
алиментов, образовавшаяся разница подлежит выплате лицом, обязанным уплачивать 
алименты в соответствии со статьями 113, 114 СК.

Комментарий к статье 109 кодекса

     1. Обязанность администрации удерживать алименты распространяется на 
администрацию предприятий, учреждений и организаций всех форм собственности. 
Администрация предприятий, учреждений и организаций не вправе отказаться от 
удержания алиментов.
     2. Порядок производства удержания алиментов по исполнительному листу 
и нотариально удостоверенному соглашению одинаков.
     Исполнительный лист выписывается на основании решения о взыскании алиментов 
не позднее следующего дня с момента вынесения решения. Обжалование решения 
суда в кассационном порядке не приостанавливает выдачу исполнительного листа, 
поскольку решение о взыскании алиментов подлежит немедленному исполнению. 
Исполнительный лист может быть выдан на руки лицу, получающему алименты, по 
его просьбе и самостоятельно направлен им администрации организации, учреждения 
или предприятия, в котором работает лицо, уплачивающее алименты.
     Нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов может направляться 
администрации предприятия, учреждения или организации судебным исполнителем, 
лицом, уплачивающим алименты, или получателем алиментов.
     Представление экземпляра нотариально удостоверенного соглашения об уплате 
алиментов или его нотариально удостоверенной копии является достаточным для 
удержания алиментов, наличия исполнительных надписей на соглашении не требуется.
     3. Удержание алиментов производится из всех видов заработков или доходов, 
получаемых плательщиком в данном предприятии, учреждении или организации, 
за исключением тех видов выплат, из которых в соответствии с постановлением 
Правительства РФ от 18 июля 1996 г. N 841 "О перечне видов заработной платы 
и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних 
детей" удержание алиментов не производится. Например, это касается премий, 
носящих единовременный характер; выходного пособия, выплачиваемого при увольнении; 
сумм материальной помощи, оказываемой гражданам в связи со стихийным бедствием, 
с пожаром, хищением имущества, увечьем.
     Удержания из заработков или иных доходов плательщика производятся после 
удержания налогов в соответствии с налоговым законодательством.
     Расходы по переводу сумм алиментов их получателю относятся на счет плательщика 
алиментов.
     4. Должностные лица предприятий, учреждений и организаций несут ответственность 
за неправильное или несвоевременное перечисление алиментов в порядке, предусмотренном 
действующим законодательством.

Комментарий к статье 110 кодекса

     Выплата алиментов по нотариально удостоверенному соглашению является 
способом добровольной уплаты алиментов. Удержание по нотариально удостоверенному 
соглашению и другим исполнительным документам более 50% заработной платы плательщика 
алиментов не является препятствием для исполнения соглашения. Если общая сумма 
удержаний из заработной платы плательщика алиментов, выплачивающего алименты 
по нотариально удостоверенному соглашению, превышает 50%, администрация предприятий, 
учреждений и организаций взыскивает суммы, подлежащие удержанию из заработной 
платы по нотариально удостоверенному соглашению и другим исполнительным документам, 
полностью.

Комментарий к статье 111 кодекса

     1. Администрация предприятия, учреждения или организации, в котором работает 
лицо, уплачивающее алименты, должна принимать меры к установлению нового места 
работы должника при его увольнении с целью обеспечить непрерывность уплаты 
алиментов.
     При увольнении лица, уплачивающего алименты, администрация предприятия, 
учреждения или организации обязана незамедлительно направить исполнительный 
лист судебному исполнителю, а нотариально удостоверенное соглашение - судебному 
исполнителю или лицу, получающему алименты.
     При удержании алиментов по исполнительному листу или нотариально удостоверенному 
соглашению, направленному ей судебным исполнителем, администрация предприятия, 
учреждения или организации, в которой работает лицо, уплачивающее алименты, 
обязана сообщать о его увольнении, а если ей это известно, то и о его новом 
месте работы и жительства судебному исполнителю и лицу, получающему алименты, 
независимо друг от друга. Уведомление одного из этих лиц не освобождает от 
уведомления другого. Если соглашение было направлено администрации предприятия, 
учреждения или организации получателем алиментов или лицом, уплачивающим алименты, 
администрация предприятия, учреждения или организации сообщает об увольнении 
получателю алиментов, а если его местожительство ей неизвестно - судебному 
исполнителю.
     2. Сообщение о наличии дополнительного заработка или дохода при уплате 
алиментов на несовершеннолетних детей необходимо только в случае, если алименты 
выплачиваются в долях к заработку или доходу плательщика или одновременно 
в твердой денежной сумме и в долях к заработку плательщика.
     3. Привлечение к ответственности лица, виновного в несообщении о перемене 
своего места работы или жительства, не освобождает его от обязанности по уплате 
алиментов, погашения задолженности по уплате алиментов и несения ответственности 
за ненадлежащее исполнение алиментного обязательства в соответствии со ст.115 
СК (см. комментарий к ней).

Комментарий к статье 112 кодекса

     1. СК впервые предусматривает возможность обращения взыскания по алиментам 
не только на заработок или доход плательщика алиментов, но и на иное его имущество. 
Таким образом, значительно более затруднительным становится сокрытие доходов 
лицом, уплачивающим алименты.
     2. При обращении взыскания на имущество плательщика алиментов устанавливается 
очередность. В первую очередь алименты удерживаются из текущих заработков 
или доходов. При этом для определения видов заработков или доходов следует 
руководствоваться постановлением Правительства РФ от 18 июля 1996 г. N 841 
"О перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится 
удержание алиментов на несовершеннолетних детей".
     Во вторую очередь удержание алиментов производится из денежных средств 
плательщика, находящихся на принадлежащих ему счетах в банках или иных кредитных 
учреждениях. Если счет, составляющий совместную собственность супругов, один 
из которых обязан уплачивать алименты, открыт на имя другого супруга, возможно 
предъявление требования о его разделе и взыскание алиментов с доли, причитающейся 
плательщику после раздела. Удержание производится также с денежных сумм, вложенных 
плательщиком алиментов в коммерческие или некоммерческие организации, не являющиеся 
кредитными учреждениями. Обращение взыскания по алиментным платежам на вклады, 
открываемые в банках их работникам, производится на общих основаниях. Не производится 
взыскание алиментов в тех случаях, когда внесение вклада в соответствии с 
гражданским законодательством влечет за собой переход права собственности 
на этот вклад. Такой переход права собственности имеет место при внесении 
вкладов в хозяйственные общества и товарищества, а также в производственные 
и потребительские кооперативы (см. ч.2 п.2 ст.48 ГК). В этом случае указанные 
юридические лица становятся собственниками внесенных вкладов, а их учредители 
или участники сохраняют лишь обязательственные права на вложенное имущество.
     В третью очередь взыскание по алиментным платежам обращается на иное 
имущество, на которое в соответствии с гражданским процессуальным законодательством 
может быть обращено взыскание. В третью очередь может быть обращено взыскание 
и на вклады плательщика алиментов, внесенные им в хозяйственные общества или 
товарищества, производственные или потребительские кооперативы, право собственности 
на которые перешло к указанным юридическим лицам, в тех случаях, когда гражданское 
законодательство допускает выдел доли участника и обращение на нее взыскания 
по требованиям кредиторов (ст.80, 111 ГК).

Комментарий к статье 113 кодекса

     1. Взыскание задолженности по алиментам следует отличать от взыскания 
алиментов за прошедший период, предусмотренного ч.2 п.2 ст.107 СК (см. комментарий 
к ней). Задолженность образуется в случаях, когда сторонами было заключено 
соглашение об уплате алиментов или судом было вынесено решение о взыскании 
алиментов, но фактически уплата алиментов по этим документам не производилась. 
Взыскание алиментов за прошедший период, предусмотренное ч.2 п.2 ст.107 СК, 
имеет место, когда лицо имело право на алименты в соответствии с гл.13, 14 
или 15 СК, но сторонами не заключалось соглашение об уплате алиментов, и лицо, 
имеющее право на них, не обращалось в суд с иском о взыскании алиментов. Следовательно, 
при взыскании задолженности речь идет о выплате сумм, подлежащих уплате на 
основании соглашения сторон или судебного решения, а при взыскании алиментов 
за прошедший период в соответствии с ч.2 п.2 ст.107 СК - о выплате сумм за 
период, предшествующий обращению в суд.
     2. Образование задолженности может произойти в силу различных причин. 
Она может образоваться как в результате виновных действий должника - уклонения 
от уплаты алиментов, так и по вине получателя алиментов, например, в случае 
непредъявления исполнительного листа или нотариально удостоверенного соглашения 
ко взысканию, несообщения о перемене своего места жительства, отказа от получения 
алиментов и т.д.
     Возможно образование задолженности и по не зависящим от сторон обстоятельствам: 
из-за болезни плательщика, отсутствия у него средств для уплаты алиментов, 
неплатежеспособности предприятия, где работает должник, задержки выплаты заработной 
платы, нахождения одной из сторон на территории, где объявлено военное или 
чрезвычайное положение, на территории военных действий и т.д. Погашение задолженности 
может поставить лицо, уплачивающее алименты, в весьма затруднительное положение, 
поэтому срок, в пределах которого задолженность подлежит погашению, ограничивается 
тремя годами, непосредственно предшествующими предъявлению исполнительного 
листа или нотариально удостоверенного соглашения ко взысканию.
     Если образование задолженности произошло по вине должника, задолженность 
взыскивается за весь период, в течение которого алименты не уплачивались, 
независимо от трехлетнего срока. Ранее действовавшее законодательство (ч.2 
ст.96 КоБС) предусматривало возможность взыскания задолженности за весь период 
ее образования только тогда, кода она образовалась в связи с розыском должника, 
объявленным органами внутренних дел. Действующее законодательство допускает 
такое взыскание в любых случаях, когда задолженность образовалась по вине 
должника, независимо от того, объявлялся его розыск или нет. Виновное поведение 
должника, приведшее к образованию задолженности, может выразиться также в 
сокрытии им своих доходов или иного имущества, несообщении об изменении места 
работы или жительства и других действиях, препятствующих взысканию алиментов.
     Возмещение лицом, обязанным уплачивать алименты, образовавшейся задолженности 
не освобождает его от уплаты неустойки и возмещения убытков, предусмотренных 
ст.115 СК.
     3. Определение размера задолженности производится судебным исполнителем 
путем умножения размера алиментов, взысканных в твердой денежной сумме, на 
число периодов, в течение которых алименты подлежали выплате, но фактически 
не выплачивались. Например, если обязанное лицо должно было выплатить 100 
тыс.руб. в месяц и алименты не выплачивались в течение 11 месяцев, размер 
задолженности составит 1 млн. 100 тыс.руб. При определении размера задолженности 
судебный исполнитель обязан производить индексацию алиментных платежей в соответствии 
со ст.117 СК (см. комментарий к ней). Например, алименты были присуждены в 
размере 1/2 минимального размера оплаты труда. На момент вынесения судебного 
решения он составлял 100 тыс.руб. Алименты не выплачивались в течение 11 месяцев. 
По истечении 6 месяцев после вынесения судебного решения минимальный размер 
оплаты труда был увеличен и составил 150 тыс.руб. Исчисление задолженности 
производится следующим образом. В первые 6 месяцев обязанное лицо должно было 
выплачивать алименты в размере 50 тыс.руб. в месяц (1/2 от 100 тыс.руб.). 
Задолженность за этот период составила 300 тыс.руб. (50 тыс. х 6 = 300 тыс.). 
В последующие 7 месяцев плательщик должен был выплачивать 75 тыс. руб. в месяц 
(1/2 от 150 тыс.руб.). Задолженность за этот период составила 525 тысяч (75 
тыс. х 7 = 525 тыс.). Всего задолженность за 11 месяцев составляет 825 тыс.руб. 
(300 тыс. + 525 тыс.).
     4. При определении задолженности по выплате алиментов на несовершеннолетних 
детей их родителями на основании ст.81 СК для определения задолженности судебный 
исполнитель должен получить сведения о заработной плате и иных доходах плательщика 
алиментов в течение этого периода и на основании этих данных вычислить размер 
алиментов, подлежащих уплате в период образования задолженности. Непредставление 
судебному исполнителю по его требованию документов, подтверждающих заработок 
или доход, рассматривается как уклонение от уплаты алиментов.
     Определение задолженности исходя из средней заработной платы в РФ на 
момент образования задолженности в случае, если должник в период образования 
задолженности не работал или не представлены документы, подтверждающие его 
заработок или иной доход, призвано обеспечить защиту как получателя, так и 
плательщика алиментов. В разных регионах РФ уровень доходов населения сильно 
различается, в связи с чем взыскание алиментов исходя из средней заработной 
платы в местности, в которой проживает родитель, уплачивающий алименты, или 
в местности, в которой проживает ребенок, привело бы к нарушению интересов 
или родителя, или ребенка. Использование среднего уровня заработной платы 
в РФ призвано сгладить существующие региональные различия.
     В некоторых случаях, например, если родитель, уплачивающий алименты, 
в период образования задолженности не работал по уважительной причине и в 
связи с этим не получал доходов, определение задолженности исходя из средней 
заработной платы в РФ может существенно нарушить его права. Если же, напротив, 
имеются доказательства, что уровень его доходов значительно превышал среднюю 
заработную плату в РФ, но собрать документы, подтверждающие его ежемесячные 
доходы, не удается, определение задолженности таким способом не отвечает интересам 
ребенка. В подобных ситуациях любая из сторон вправе обратиться в суд с иском 
об определении задолженности в твердой денежной сумме. Суд с учетом всех конкретных 
обстоятельств дела определяет задолженность исходя из материального и семейного 
положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств, руководствуясь 
правилами п.2 ст.83 СК (см. п.2 ст.83 СК и комментарий к нему).
     5. В соответствии с ч.2 ст.17 Федерального закона "О государственных 
пособиях гражданам, имеющим детей" размер ежемесячного пособия на ребенка, 
родители которого уклоняются от уплаты алиментов, увеличивается на 50%. При 
взыскании задолженности с родителей, уклоняющихся от уплаты алиментов, суммы, 
выплаченные ребенку в период, когда алименты не выплачивались, в размере 50% 
пособия, предусмотренного ст.17 указанного Федерального закона, вычитаются 
из размера задолженности и не выплачиваются взыскателю. Например, размер пособия 
составлял 50 тыс.руб. в месяц; на основании ст.17 указанного Закона оно было 
увеличено на 25 тыс.руб. в месяц. Алименты не выплачивались в течение 10 месяцев. 
Размер задолженности был исчислен в сумме 500 тыс.руб. Сумма выплаченного 
50%-ного увеличения, пособия за этот период составила 250 тыс.руб. (25 тыс.руб. 
х 10 = 250 тыс.руб.). Сумма выплаченного 50%-ного увеличения пособия вычитается 
из суммы задолженности: 500 тыс.руб. - 250 тыс.руб. = 250 тыс.руб. Сумма, 
которая выплачивалась на ребенка в виде 50%-ного увеличения пособия, подлежит 
взысканию с плательщика алиментов в доход бюджета соответствующего субъекта 
Российской Федерации с начислением 10% на подлежащую выплате сумму. Данная 
мера призвана компенсировать затраты бюджета на выплату пособия на ребенка 
в увеличенном размере и стимулировать плательщика к своевременной уплате алиментов. 
Взыскателю в приведенном примере выплачивается задолженность в размере 250 
тыс.руб., так как оставшаяся часть сумм алиментов в размере 250 тыс.руб. уже 
была им получена в виде 50%-ного увеличения пособия на ребенка. В противном 
случае взыскатель получил бы указанную сумму дважды: один раз в виде указанного 
увеличения пособия на ребенка и второй раз - в виде задолженности по алиментам, 
что привело бы к его неосновательному обогащению.

Комментарий к статье 114 кодекса

     1. Соглашение об освобождении от уплаты задолженности при выплате алиментов 
по соглашению сторон не требует обязательного нотариального удостоверения. 
Закон не содержит и указаний относительно необходимости облечения его в письменную 
форму. Выбор формы соглашения об освобождении от уплаты задолженности зависит 
от воли сторон. В соответствии с п.3 ст.159 ГК сделки, совершаемые во исполнение 
договора, заключенного в письменной форме, могут по соглашению сторон совершаться 
устно. Однако в случае спора устная форма сделки может вызвать определенные 
затруднения в процессе доказывания наличия и содержания заключенного соглашения. 
В связи с этим представляется более целесообразным заключение соглашения в 
письменной форме.
     Родители и заменяющие их лица не вправе отказаться от получения алиментов 
на несовершеннолетних детей. Заключение соглашения об освобождении от уплаты 
задолженности означает фактический отказ от получения алиментов, в связи с 
чем заключение такого соглашения не допускается.
     2. Для освобождения лица, обязанного уплачивать алименты, от уплаты задолженности 
необходима совокупность двух обстоятельств: образование задолженности по причинам, 
признанным судом уважительными, и невозможность погасить образовавшуюся задолженность 
в связи с затруднительным материальным и семейным положением. Наличие лишь 
одного из указанных обстоятельств не дает основание для освобождения от уплаты 
задолженности.

Комментарий к статье 115 кодекса

     1. Стороны, заключившие соглашение об уплате алиментов, вправе самостоятельно 
установить меры ответственности, применяемые в случае ненадлежащего исполнения 
соглашения. Если меры ответственности за ненадлежащее исполнение отсутствуют 
в соглашении, то к лицу, не исполняющему соглашение, применяются меры, предусмотренные 
п.2 ст.115 СК.
     2. Ответственность за несвоевременное исполнение алиментного обязательства 
призвана стимулировать должника своевременно уплачивать алименты и компенсировать 
получателю алиментов потери, связанные с задержкой их уплаты. Применение мер 
ответственности за несвоевременную уплату алиментов регулируется нормами главы 
25 ГК. Основанием взыскания убытков и неустойки является виновное поведение 
плательщика алиментов. При образовании задолженности не по его вине данные 
меры не применяются. Неустойка, предусмотренная ч.1 п.2 ст.115 СК, является 
зачетной. Понесенные получателем алиментов убытки взыскиваются в части, не 
покрытой неустойкой. Возмещению подлежит только реально понесенный получателем 
алиментов ущерб, который может выразиться в потерях от продажи имущества ниже 
его рыночной стоимости, уплате процентов по кредиту и т.д. Упущенная выгода 
не возмещается, так как алиментные платежи предназначаются для текущего содержания 
лица, их получающего, а не для извлечения дохода.

Комментарий к статье 116 кодекса

     1. Алиментные платежи предназначены для удовлетворения потребностей получающего 
их лица. В связи с этим алименты не могут быть зачтены никакими иными встречными 
требованиями (о возмещении вреда, выплате компенсации при разделе имущества 
и т.д.). Однако возможен зачет одного алиментного требования другим. Например, 
если у обоих родителей остаются несовершеннолетние дети, которым они обязаны 
уплачивать алименты, производится зачет этих требований (см. п.3 ст.83 СК 
и комментарий к нему).
     2. Выплаченные суммы алиментов расходуются получателем алиментов на свое 
содержание. В связи с этим обратное взыскание алиментов, выплаченных без достаточного 
основания, ставит получателя алиментов в крайне неблагоприятное материальное 
положение, а иногда и просто не представляется возможным. В связи с этим обратное 
взыскание алиментов, полученных без достаточного основания, не допускается. 
В порядке исключения возможно лишь обратное взыскание алиментов, полученных 
в результате умышленных виновных действий самого получателя: представления 
поддельных или подложных документов, сообщения ложных сведений, а также принуждения 
плательщика алиментов к заключению соглашения об их уплате с помощью обмана, 
угроз или насилия.
     Основанием для обратного взыскания алиментов служит решение суда об отмене 
судебного решения о взыскании алиментов в связи с сообщением получателем ложных 
сведений или представлением им подложных документов; решение суда о признании 
соглашения об уплате алиментов недействительным как заключенного под влиянием 
насилия, обмана или угроз; приговор суда по уголовному делу, устанавливающий 
факт подделки решения суда, соглашения об уплате алиментов или исполнительного 
листа, по которым выплачивались алименты.
     3. Если умышленные виновные действия, повлекшие обратное взыскание алиментов, 
совершаются законным представителем несовершеннолетнего или недееспособного 
совершеннолетнего получателя алиментов, обратное взыскание не производится, 
поскольку в противном случае произошло бы существенное нарушение прав недееспособных. 
Однако лицо, уплатившее алименты в результате виновных действий законного 
представителя, вправе предъявить к нему иск о взыскании всех выплаченных сумм.

Комментарий к статье 117 кодекса

     1. Индексация алиментов предусмотрена с целью защиты алиментных платежей 
от инфляции и предотвращения необходимости многократного обращения с иском 
об изменении размера алиментов, выплачиваемых в твердой денежной сумме.
     Индексация алиментов производится администрацией предприятия, учреждения 
или организации, производящей взыскание алиментов самостоятельно. Отказ администрации 
предприятий, учреждений или организаций, удерживающих алименты, от производства 
индексации не допускается. В случае возникновения спора, связанного с индексацией 
размера алиментов, индексация производится судебным исполнителем. Решение 
администрации предприятий, учреждений или организаций или судебного исполнителя 
об индексации алиментных платежей может быть обжаловано в суд.
     2. Для облегчения проведения индексации размер алиментов, взыскиваемых 
в твердой денежной сумме, устанавливается в решении суда не в том или ином 
количестве рублей, например, в размере 100 тыс.руб. в месяц, а в сумме, выражаемой 
через определенное число минимальных размеров оплаты труда, например, в размере 
1/2, 1/3, 1/4 минимальных размеров оплаты труда или 1, 2 или 3 минимальных 
размеров оплаты труда и т.д. Таким образом, в исполнительном листе, направляемом 
предприятиям, учреждениям или организациям, удерживающим алименты, размер 
алиментов выражается через минимальный размер оплаты труда. При изменении 
минимального размера оплаты труда автоматически увеличивается и размер подлежащих 
взысканию алиментов. Например, в исполнительном листе указано, что алименты 
присуждены в размере 1/2 минимального размера оплаты труда. В момент получения 
исполнительного листа минимальный размер оплаты труда составлял 100 тыс.руб., 
следовательно, взысканию подлежало 50 тыс.руб. (1/2 от 100 тыс.руб.). Затем 
минимальный размер оплаты труда был повышен до 150 тыс.руб., вследствие чего 
размер подлежащих удержанию алиментов автоматически возрос до 75 тыс.руб. 
(1/2 от 150 тыс.руб.).
     3. Повышение минимального размера оплаты труда производится только в 
отношении работников бюджетной сферы. Тем не менее индексация алиментов, выплачиваемых 
в твердой денежной сумме, при повышении минимального размера оплаты труда 
производится независимо от того, работает лицо, уплачивающие алименты, в бюджетной 
или в иной сфере. Если индексация алиментов произведена, а заработная плата 
лица, уплачивающего алименты, не повысилась, это лицо вправе предъявить иск 
об уменьшении размера алиментов в соответствии со ст.119 СК (см. комментарий 
к ней). Такой порядок установлен для защиты интересов нетрудоспособного нуждающегося 
получателя алиментов. Таким образом, он избавлен от необходимости периодического 
предъявления иска об увеличении размера алиментов, а бремя предъявления иска 
о снижении размера алиментов возложено на лицо, уплачивающее алименты, которое, 
как правило, является трудоспособным и материально обеспеченным.

Комментарий к статье 118 кодекса

     1. В соответствии с ранее регулирующим эти отношения Законом СССР "О 
порядке выезда из СССР и въезда в СССР граждан СССР" лица, выезжающие на постоянное 
жительство в иностранное государство, должны были представить письменное заявление 
своих родителей, а также законных представителей несовершеннолетних детей 
о том, что они не имеют к ним претензий по предоставлению содержания. Таким 
образом, происходило нарушение прав получателей алиментов и действующего законодательства, 
поскольку такое заявление фактически означало отказ от прав на алименты, что 
противоречит закону и не соответствует интересам получателей алиментов.
     СК предусматривает возможность заключения соглашения об уплате алиментов 
с лицом, выезжающим на постоянное жительство в иностранное государство, в 
котором стороны вправе предусмотреть любой способ предоставления содержания 
лицам, имеющим право на получение алиментов. В частности, алименты могут периодически 
переводиться лицом, находящимся в иностранном государстве, их получателю; 
единовременно выплачиваться в твердой денежной сумме в момент выезда. Возможно 
также предоставление в счет алиментов определенного имущества.
     2. При недостижении соглашения суд вправе по иску заинтересованного лица 
определить размер алиментов в твердой денежной сумме, подлежащей единовременной 
выплате. Определяя сумму алиментов, а также стоимость имущества, которое может 
быть передано в счет уплаты алиментов, суд учитывает материальное и семейное 
положение сторон и другие заслуживающие внимания обстоятельства. При этом 
сумма алиментов должна быть достаточной, если это позволяет материальное положение 
плательщика, для обеспечения получателя алиментов средствами к существованию 
в размере прожиточного минимума. Следует учитывать размер ежемесячного дохода, 
который может быть получен при помещении единовременно выплаченной суммы в 
банк или иное кредитное учреждение, а также возможность получения дохода от 
предоставленного в счет алиментов имущества (например, от сдачи внаем квартиры 
или дома). Однако недостаточность средств у лица, обязанного уплачивать алименты, 
не может служить препятствием к его переезду в другое государство на постоянное 
место жительства. Необходимо иметь в виду, что при недостаточности средств 
у плательщика алиментов с него невозможно взыскать алименты в размере, позволяющем 
обеспечить получателя алиментов в размере прожиточного минимума, даже если 
плательщик алиментов проживает в одном с ним государстве. В данной ситуации 
суд определяет размер твердой денежной суммы, подлежащей уплате получателю 
алиментов, исходя из материального положения лица, уплачивавшего алименты.
     В тех случаях, когда лицо, обязанное выплачивать алименты, выезжает в 
государство, заключившее с Россией договор о правовой помощи по гражданским 
и семейным делам или являющееся участником международной конвенции, в которой 
участвует Россия и которая предусматривает взаимное признание и исполнение 
судебных решений о взыскании алиментов, никаких дополнительных мер при выезде 
плательщика алиментов не требуется. Лицо, имеющее право на алименты, вправе 
взыскать их в судебном порядке на территории Российской Федерации и получить 
исполнение по вынесенному судебному решению в порядке, предусмотренном договором 
о правовой помощи или международной конвенцией.

Комментарий к статье 119 кодекса

     1. Под изменением материального положения сторон понимается как улучшение, 
так и ухудшение имущественного положения получателя или плательщика алиментов.
     Улучшение материального положения получателя алиментов (кроме несовершеннолетних 
детей, получающих алименты со своих родителей, и жен, получающих алименты 
от своих супругов или бывших супругов в период беременности и до достижения 
ребенком возраста трех лет), в результате которого получатель алиментов перестает 
быть нуждающимся в материальной помощи (см. комментарий к ст.85 СК), является 
основанием для прекращения алиментного обязательства.
     Ухудшение материального положения плательщика алиментов может служить 
основанием для прекращения алиментного обязательства только в тех случаях, 
если плательщик обязан уплачивать алименты лишь при наличии необходимых средств 
для их выплаты. Если плательщик обязан содержать лицо, имеющее право на алименты, 
независимо от наличия достаточных средств (ст.83, 85, 96 СК и комментарий 
к ним), ухудшение материального положения плательщика может повлечь за собой 
лишь уменьшение размера алиментов.
     Под изменением семейного положения понимается появление в семье плательщика 
или получателя алиментов лиц, которым они по закону обязаны предоставлять 
содержание и которые фактически находятся на их иждивении. В отношении плательщика 
алиментов учитывается также изменение состава лиц, которые обязаны по закону 
предоставлять ему содержание. Появление в составе семьи получателя алиментов 
лиц, которые являются по отношению к нему алиментнообязанными лицами первой 
очереди (родителей, супругов или совершеннолетних детей), может привести к 
прекращению алиментной обязанности алиментнообязанных лиц второй очереди. 
Появление в составе семьи получателя алиментов иных лиц, обязанных предоставлять 
ему содержание, может быть учтено по требованию плательщика алиментов как 
обстоятельство, повлекшее снижение выплачиваемых им алиментов.
     2. Основанием алиментного обязательства является личная семейная связь 
между получателем и плательщиком алиментов, поэтому в случае недостойного 
поведения совершеннолетнего получателя алиментов взыскание алиментов утрачивает 
свое моральное основание. Отказ во взыскании алиментов является мерой ответственности 
и применяется только в случае виновного поведения получателя алиментов. Под 
умышленным преступлением понимается любое преступление, предусмотренное нормами 
УК и совершенное как с прямым, так и с косвенным умыслом. Недостойное поведение 
выражается в совершении административных или иных правонарушений, а также 
в нарушении общепринятых норм морали.

Комментарий к статье 120 кодекса

     1. Прекращение алиментного обязательства в результате приобретения несовершеннолетним 
полной гражданской дееспособности происходит в случае эмансипации несовершеннолетнего 
на основании ст.27 ГК или вступления несовершеннолетнего в брак в результате 
снижения ему брачного возраста (п.2 ст.21 ГК.).
     2. При вступлении нуждающегося нетрудоспособного супруга, получающего 
алименты от бывшего супруга, в фактические брачные отношения (см. комментарий 
к п.2 ст.89 СК) и отказе от регистрации нового брака с целью сохранения права 
на получение алиментов от бывшего супруга суд вправе применить ч.4 п.2 ст.120 
СК в порядке аналогии закона.
     3. Прекращение алиментного обязательства при наличии обстоятельств, предусмотренных 
в ч.1-2 и 4-5 п.2 ст.120 СК происходит автоматически. Прекращение алиментного 
обязательства на основании ч.3 п.2 ст.120 СК производится в судебном порядке 
по иску лица, уплачивающего алименты.

  Раздел VI. Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей

                 Глава 18. Выявление и устройство детей,
                   оставшихся без попечения родителей

Комментарий к статье 121 кодекса

     1. Дети-сироты, дети, брошенные и покинутые своими родителями, всегда 
относились к числу нуждающихся в так называемом призрении (заботе) со стороны 
государства. В наше время официальное признание получил термин "дети, оставшиеся 
без попечения родителей". Об их праве на особую защиту, государственную помощь 
специально говорится в п.1 ст.20 Конвенции о правах ребенка.
     Утрата детьми попечения родителей может вызываться разными причинами. 
Их перечень нельзя исчерпывающим образом установить в законе. Пункт 1 ст.121 
СК определяет лишь основные из них. Начинаются они с очевидных событий и завершаются 
теми, существование которых еще нужно доказать. С другой стороны, приходится 
иметь дело с причинами как объективного, так и субъективного характера. К 
первым относится: смерть родителей; их тяжелая болезнь, делающая невозможной 
заботу о ребенке, защиту его прав; признание родителей недееспособными; ограничение 
или лишение родителей родительских прав.
     Остальные из перечисленных в п.1 ст.121 СК причин утраты родительского 
попечения - следствие либо невозможности защищать ребенка, заботиться о нем 
из-за пребывания родителей в условиях изоляции (местах лишения свободы, медицинском 
учреждении и т.п.), либо нежелания выполнять свой родительский долг. Правда, 
такое нежелание в свою очередь может объясняться как немотивированным уклонением 
от выполнения родительских обязанностей, так и стечением обстоятельств (новая 
семья, проживание в другой местности и т.п.).
     Одной из форм проявления безразличия к ребенку со стороны родителей является 
отказ взять его из учреждения, где он находится. Если это больница или другое 
медицинское учреждение, то в результате такого отказа после излечения несовершеннолетний 
попадает в категорию детей, утративших родительское попечение. То же самое 
можно сказать о ситуациях, когда ребенок находится в воспитательном учреждении, 
учреждении социальной защиты населения либо другом аналогичном учреждении, 
куда он был помещен родителями на время. Нежелание взять ребенка домой в соответствии 
с п.1 ст.121 СК может рассматриваться как основание для последующего его устройства 
в качестве утратившего попечение родителей. При этом не имеет значения, какими 
соображениями руководствуется родитель, что мешает ему взять к себе своего 
ребенка. Основанием же для лишения родительских прав является отказ забрать 
ребенка без уважительных к тому причин (см. ст.69 СК и комментарий к ней).
     Не исключается возникновение какой-то другой жизненной ситуации, способной 
повлечь за собой прекращение попечения о ребенке со стороны его родителей. 
Отсутствие в п.1 ст.121 СК ограничений в определении причин и признаков такой 
ситуации превращает данное положение закона в гибкий инструмент помощи детям, 
попавшим в бедственное положение. Но если ребенок растет в семье родителей-беженцев, 
временных переселенцев, то он, по общему правилу, делит с ними все трудности. 
Поэтому его нельзя причислить к детям, оставшимся без попечения родителей: 
они заботятся о ребенке по мере своих возможностей. Другое дело, если такой 
заботы почему-либо нет. Тогда имеют место все признаки утраты родительского 
попечения, отягощенные положением ребенка-беженца, временного переселенца.
     Утрату родительского попечения следует относить к фактам, имеющим юридическое 
значение. При наличии обстоятельств, перечисленных в ч.1 п.2 ст.121 СК, возникает 
обязанность органов опеки и попечительства принять меры по защите прав и интересов 
детей, которая одновременно является правом этих органов, как уполномоченных 
государством на ее осуществление. Поэтому важно знать, когда именно этот факт 
возник, каким образом подтвердить его существование.
     Смерть родителей удостоверяется свидетельством о смерти. Началом утраты 
родительского попечения в этом случае будет день, когда она наступила. При 
лишении родительских прав, ограничении в родительских правах, признании родителей 
недееспособными утрата родительского попечения наступает с момента вступления 
решения суда в законную силу. То же самое можно сказать, когда родитель лишается 
свободы. В таких случаях за точку отсчета нужно брать дату взятия под стражу. 
При болезни родителей дело обстоит несколько сложнее. Если она связана с помещением 
на длительное лечение, то утрата родительского попечения возникает, когда 
родителя помещают в медицинское учреждение. Когда тяжело больной родитель 
находится дома, момент наступления утраты родительского попечения устанавливается 
в каждом конкретном случае в зависимости от характера болезни, ее начала. 
Аналогично решается вопрос в случае, если родители страдают хроническим алкоголизмом 
или наркоманией.
     Наибольшую трудность в установлении момента утраты родительского попечения 
представляют случаи, когда возникает проблема в определении степени заботы 
родителей о своем ребенке, которая может быть большей и меньшей. Для утраты 
родительского попечения характерно отсутствие всякой заботы о насущных потребностях 
ребенка и (или) его воспитании. Именно тогда возникает опасность для жизни, 
здоровья, воспитания несовершеннолетнего либо угроза ее наступления. Когда 
же эта забота сводится к минимуму, возникает ситуация, свидетельствующая о 
появлении грозного симптома - неблагополучия в семье, что требует применения 
мер профилактического характера.
     Классификация причин утраты родительского попечения на объективные и 
субъективные не отличается определенностью, если речь идет о здравствующих 
родителях. Здесь надо различать два случая: родители не хотят заботиться о 
своих детях или они не могут этого сделать (живут в другом городе, имеют другую 
семью и т.п.). В первом случае кроме мер, связанных с устройством ребенка, 
требуется применение к родителям мер ответственности. Во втором случае причины 
утраты родительского попечения чаще всего оцениваются как уважительные.
     Оценивая причины утраты родительского попечения, следует иметь в виду, 
что далеко не всегда отсутствие заботы о ребенке со стороны каждого из родителей 
объясняется одними и теми же обстоятельствами. Обычно имеет место совокупность 
разного рода причин, относящихся к каждому родителю: мать в больнице - отец 
в местах лишения свободы, отец лишен родительских прав - мать, бросив ребенка, 
уехала в неизвестном направлении и т.п. Если мать не состоит в браке с отцом 
ребенка, то приходится анализировать причины только ее поведения, отношения 
к воспитанию ребенка.
     В тех случаях, когда точную дату утраты родительского попечения установить 
невозможно, она определяется в зависимости от конкретной ситуации представителем 
органа опеки и попечительства по месту нахождения ребенка. После проверки 
поступившей в эти органы информации составляется акт обследования с выводами 
о наличии или отсутствии факта утраты родительского попечения. Дату составления 
этого акта следует считать моментом начала этой утраты.
     2. Защита личных и имущественных прав и интересов детей, оставшихся без 
родительского попечения, возлагается на органы опеки и попечительства (см. 
ст.31 ГК, п.1 ст.121 СК).
     СК возлагает на эти органы обязанности: по выявлению детей, оставшихся 
без попечения родителей, их учету (см. ст.122 СК и комментарий к ней); по 
устройству таких детей (см. ст.123 СК и комментарий к ней); по осуществлению 
последующего контроля за условиями их содержания, воспитания и образования 
(см. ст.145, 147, 155 СК и комментарий к ним).
     3. Указанные в п.2 ст.121 СК функции являются исключительной компетенцией 
органов опеки и попечительства, уполномоченных государством на их осуществление. 
Поэтому деятельность других органов и учреждений, в частности, учреждений, 
в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей (воспитательных, 
лечебных, социальной защиты населения), общественных объединений а также граждан 
(физических лиц) по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения 
родителей, законом не допускается (см. ч.3 п.1 ст.121 СК), что, однако, не 
исключает их активного содействия органам опеки и попечительства в своевременном 
выявлении таких детей (см. п.1 ст.122 СК и комментарий к нему).
     4. Органы местного самоуправления (районная, городская, районная в городе, 
поселковая и сельская администрация), осуществляя возложенные на них государственные 
полномочия по опеке и попечительству (ст.132 Конституции РФ, п.4 ст.6, ст.56 
Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления 
в РФ" от 28 августа 1995 г. - СЗ РФ, 1995, N 35, ст.3506; ст.53, 64, 75 Закона 
РФ "О местном самоуправлении в РСФСР" от 6 июля 1993 г. - ВВС РСФСР, 1991, 
N 29, ст.1010; ВВС РФ, 1992, N 46, ст.2618; 1993, N 21, ст.748), являются 
теми самыми органами опеки и попечительства. Это особая их функция, выходящая 
за рамки осуществления ими полномочий по решению вопросов местного значения 
(ст.6 Федерального закона "Об общих принципах местного самоуправления в РФ"), 
которая в сфере семейно-правовых отношений определяется непосредственно в 
СК (см. ст.28, 48, 54, 56, 58, 59, 62, 64-67, 71, 74, 75, 77-79, 121-123 СК 
и комментарий к ним). Полномочия органов местного самоуправления по установлению 
опеки и попечительства для защиты прав и интересов недееспособных или не полностью 
дееспособных граждан (в том числе несовершеннолетних) определены также в ГК 
(ст.31-41 ГК).
     Организация работы органов местного самоуправления по осуществлению переданных 
в их ведение полномочий по опеке и попечительству определяется уставами муниципальных 
образований в соответствии с законами субъектов Российской Федерации (ст.8 
Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления 
в РФ").

Комментарий к статье 122 кодекса

     1. Комментируемая статья устанавливает порядок выявления детей, оставшихся 
без попечения родителей, а также порядок их учета на местном (органами опеки 
и попечительства), региональном (органами исполнительной власти субъектов 
РФ) и федеральном (федеральным органом исполнительной власти, определяемым 
Правительством РФ) уровне. Порядок организации учета таких детей определен 
в настоящее время постановлением Правительства РФ от 3 августа 1996 г. N 919 
"Об организации централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей".
     2. Необходимой предпосылкой принятия органами опеки и попечительства 
мер по защите прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, 
является их своевременное выявление. Выявление таких детей является непосредственной 
функциональной обязанностью должностных лиц органов опеки и попечительства, 
управомоченных на осуществление деятельности по охране прав детей. Вместе 
с тем в целях оказания содействия органам опеки и попечительства в выявлении 
таких детей закон обязывает иных должностных лиц и граждан немедленно сообщать 
о всех ставших им известными случаях утраты детьми родительского попечения. 
Сообщать органам опеки и попечительства такие сведения обязаны: близкие родственники 
ребенка, жилищные органы, органы загса (если при регистрации смерти или объявлении 
лиц умершими им станет известно об оставшихся без попечения детях), суд при 
вынесении соответствующих решений (о лишении родительских прав, о признании 
гражданина недееспособным и др.), органы внутренних дел (при взятии под стражу 
или осуждении к лишению свободы лиц, имеющих на попечении несовершеннолетних 
детей), другие должностные лица, которые по роду своей профессиональной деятельности 
связаны с детьми и семьей, руководители дошкольных учреждений, школ, детских 
поликлиник, а также общественные объединения, которые имеют сведения о таких 
детях, иные учреждения и граждане.
     Предусмотренная ч.1 п.2 ст.122 СК обязанность не обеспечена прямыми юридическими 
санкциями, и ее следует рассматривать как закрепление должного поведения в 
интересах защиты прав и интересов детей и общества.
     Как правило, органы опеки и попечительства поддерживают постоянный контакт 
с теми, кто может располагать информацией о неблагополучном положении в семье, 
о безнадзорных детях. В ряде случаев сами родители, временно не имеющие возможности 
воспитывать своих детей (болезнь, отъезд в длительную командировку и др.) 
могут обратиться в органы опеки и попечительства.
     3. Часть 2 п.1 ст.122 СК устанавливает правило, согласно которому органы 
опеки и попечительства после получения информации о детях, оставшихся без 
попечения родителей, обязаны незамедлительно (в течение трех дней) провести 
первичное обследование. Цель такого обследования - проверка достоверности 
полученной информации (ознакомление с ребенком, с условиями, в которых он 
находится), а при установлении факта утраты ребенком родительского попечения 
- выявление его родственников, которые могут обеспечить временный (до устройства 
- ст.123 СК) присмотр за ребенком. В зависимости от обстоятельств ребенок 
незамедлительно должен быть определен в воспитательное, лечебное учреждение, 
учреждение социальной защиты населения.
     При первичном обследовании составляются два документа: акт обследования 
и основанное на нем заключение (оценка собранных фактов, выводы и предложения 
о форме возможного устройства ребенка). Одновременно при необходимости должны 
быть приняты меры по охране его имущества (составлена его опись и т.д.).
     Данные о ребенке заносятся в журнал первичного учета установленной формы 
(см. Порядок организации централизованного учета детей, оставшихся без попечения 
родителей) и принимаются меры по его устройству.
     4. В отличие от п.1 ст.122 СК п.2 данной статьи устанавливает правовую 
обязанность руководителей учреждений (независимо от их ведомственной принадлежности 
и организационно-правовой формы), в которых находятся дети, сообщить в орган 
опеки и попечительства по месту нахождения данного учреждения о каждом ребенке, 
оставшемся без попечения родителей, который может быть передан на воспитание 
в семью. При несообщении таких сведений, нарушении установленных законом сроков 
их представления (не позднее 7 дней со дня, когда им стало об этом известно, 
т.е. появились установленные законом основания для передачи ребенка в семью), 
предоставлении заведомо недостоверных сведений, а также при совершении иных 
действий, направленных на сокрытие ребенка от передачи на воспитание в семью, 
руководители указанных в п.2 ст.122 СК учреждений привлекаются к ответственности 
в порядке, установленном законом (ст.193.1 КоАП).
     5. В отличие от ранее действовавшего законодательства (ст.122 КоБС в 
редакции Федерального закона от 15 марта 1995 г. - СЗ РФ, 1995, N 11, ст.939), 
п.3 ст.122 СК в интересах детей, обеспечения скорейшего их устройства в семью 
вносит существенные коррективы в порядок учета детей, оставшихся без попечения 
родителей. В частности, установлено, что при невозможности устройства ребенка 
в семью по месту его фактического нахождения (как и ранее, в течение месяца 
со дня установления факта утраты родительского попечения) сведения о нем (анкета 
на ребенка установленного образца - см. Порядок организации централизованного 
учета детей, оставшихся без попечения родителей) направляются органами опеки 
и попечительства одновременно в орган исполнительной власти субъекта РФ, на 
территории которого проживает ребенок (в региональный банк данных) и в федеральный 
орган исполнительной власти, ведущий централизованный учет (в федеральный 
банк данных).
     В настоящее время осуществление централизованного учета детей, оставшихся 
без попечения родителей, возложено на Министерство образования РФ (Постановление 
Правительства РФ от 3 августа 1996 г. Датой постановки ребенка на централизованный 
учет считается дата заполнения анкеты ребенка в органе опеки и попечительства 
по его фактическому месту жительства (нахождения). Основная цель учета (формирования 
регионального и федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения 
родителей) - оказание содействия в поисках каждому ребенку семьи на территории 
РФ. Однако при нахождении такой семьи ни органы исполнительной власти, ни 
Минобразования РФ не вправе подменять органы опеки и попечительства в определении 
того, соответствует ли передача ребенка в данную семью его интересам и допустима 
ли она с точки зрения закона.
     При невозможности передать ребенка в семью на усыновление, под опеку 
(попечительство), в приемную семью на территории РФ ребенок может быть передан 
на усыновление иностранным гражданам, лицам без гражданства или российским 
гражданам, постоянно проживающим за пределами РФ (за исключением родственников 
ребенка) по истечении трех месяцев со дня постановки ребенка на централизованный 
учет (см. ст.124 СК и комментарий к ней).
     За неисполнение обязанностей по выявлению и устройству детей в установленные 
сроки, предусмотренные п.3 ст.122 СК, должностные лица органов местного самоуправления 
(органы опеки и попечительства), а также органов исполнительной власти субъектов 
РФ несут административную ответственность (ст.193.1 КоАП).

Комментарий к статье 123 кодекса

     1. СК отдает приоритет семейному воспитанию детей (ст.1 СК). Право ребенка 
жить и воспитываться в семье является одним из важнейших прав каждого ребенка, 
которое получило свое закрепление в ст.54 СК (см. комментарий к ней). Обычно 
здесь речь идет о проживании и воспитании ребенка в семье своих родителей. 
В отношении детей, оставшихся по каким-либо причинам без попечения родителей, 
обеспечение права на воспитание в семье означает, что при выборе органами 
опеки и попечительства форм воспитания таких детей преимущество отдается семейным 
формам воспитания (передача на усыновление, под опеку (попечительство), в 
приемную семью (см. гл.19, 20, 21 СК и комментарий к ним) и другие формы такого 
воспитания, установленные законами субъектов Российской Федерации - ч.3 п.1 
ст.123 СК). Только в случаях, когда устройство ребенка в семью не представляется 
возможным, дети помещаются в соответствующие учреждения (в зависимости от 
возраста и состояния здоровья) на полное государственное обеспечение: в детские 
дома всех типов, дома детства, дома ребенка, реабилитационные центры и другие 
аналогичные учреждения. Администрация этих учреждений осуществляет права и 
обязанности опекуна (попечителя) в отношении помещенных в них детей без специального 
назначения (см. ст.147 СК и комментарий к ней). При этом форму такого устройства 
следует рассматривать как временную меру, не исключающую необходимости поиска 
ребенку приемной семьи.
     2. Выбор той или иной формы устройства ребенка определяется исходя из 
интересов ребенка с учетом конкретных обстоятельств утраты родительского попечения 
(см. комментарий к ст.121 СК) и с обязательным соблюдением требований, установленных 
законом для каждой формы устройства ребенка в семью (см. гл.19, 20, 21 СК 
и комментарий к ним). При устройстве ребенка должны также учитываться обстоятельства, 
перечисленные в ч.3 п.1 ст.121 СК.
     3. Законами субъектов Российской Федерации могут быть определены и другие 
(кроме форм, установленных в СК) формы устройства детей, оставшихся без попечения 
родителей, с соблюдением основополагающих принципов семейного законодательства, 
касающихся приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних детей. 
Во многих регионах РФ идет их активный поиск. Это - мини-детские дома, детские 
деревни SOS и др.
     4. Органы опеки и попечительства сами могут временно осуществлять функции 
опекунов или попечителей (см. гл.20 СК и комментарий к ней), если не удалось 
в срок, установленный законом (п.3 ст.122 СК), подобрать ребенку семью или 
поместить его в соответствующее учреждение (ч.1 п.2 ст.123 СК).

                Глава 19. Усыновление (удочерение) детей

     Усыновление (удочерение) является предпочтительной формой воспитания 
детей, оставшихся без попечения родителей. На это прямо указано в ст.123 СК 
(см. комментарий к ней). Поиски наиболее полного обеспечения интересов детей, 
передаваемых на усыновление, представляют собой весьма важную социальную проблему.
     Усыновление - сложный правовой институт. От правильного выбора усыновителя, 
семьи, в которую передается ребенок, зависит его судьба. Ошибки при усыновлении 
могут нарушить также права и интересы как родителей ребенка, так и лиц, желающих 
его усыновить (усыновителей). Поэтому закон подробно регламентирует условия 
и порядок производства и прекращения усыновления. В гл.19 СК регулирование 
соответствующих отношений по сравнению с КоБС претерпело значительные изменения. 
Появились и новеллы, до сих пор не известные российскому законодательству.
     Так, впервые в интересах детей устанавливается судебный порядок усыновления 
ребенка. Преимущества судебного порядка очевидны: суд независим и подчиняется 
только закону, он не связан никакими узковедомственными интересами. Судья 
профессионально сведущ в вопросах права. Судебный (а не административный) 
порядок усыновления существует во всех цивилизованных странах мира. Однако 
для того, чтобы не нарушить процесс усыновления и обеспечить применение нового 
порядка усыновления в практической деятельности судов, судебный порядок в 
соответствии со ст.169 СК введен в действие после внесения в ГПК необходимых 
процессуальных правил о рассмотрении дел об усыновлении - Федеральный закон 
"О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" 
от 21 августа 1996 г. (СЗ РФ, 1996, N 35, ст.4134).
     Другие новеллы гл.19 СК отмечены при комментировании соответствующих 
статей данной главы. Цель этих новелл - обеспечить надлежащую защиту ребенка 
и наиболее полную его ассимиляцию в усыновившей его семье.

Комментарий к статье 124 кодекса

     1. Закон при усыновлении исходит из основополагающего принципа семейного 
законодательства - обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних 
детей (см. ст.1 СК и комментарий к ней). Соблюдение их интересов является 
обязательным условием любого усыновления. Под интересами ребенка при усыновлении 
понимается прежде всего обеспечение необходимых условий для его полноценного 
физического, психического и духовного развития. Каждый ребенок - это неповторимая 
личность. Без знания ребенка, его способностей, задатков, наклонностей, увлечений 
не может быть хорошего воспитания. Очевидно, каждый случай усыновления сугубо 
индивидуален. Задача состоит в том, чтобы подобрать ребенку семью, где будут 
максимально обеспечены его интересы; учесть особенности его характера, психологического 
склада; определить психологическую совместимость семьи и данного конкретного 
ребенка и др. Именно с этой точки зрения надо подходить к решению вопроса 
о допустимости усыновления.
     При этом интересы ребенка ни в коем случае нельзя понимать в узком смысле, 
как обеспечение удовлетворительных материальных и жилищных условий. Мало хорошо 
кормить, одевать ребенка, обеспечивать условия его занятий и отдыха, хотя 
и это очень важно. Главное - чтобы ребенок постоянно ощущал благотворное влияние 
семьи, чувствовал родительскую любовь, заботу, ласку; чтобы каждый из детей 
рос человеком культурным, всесторонне развитым, получил образование, был подготовлен 
к активной общественной жизни.
     2. Усыновленным может быть только несовершеннолетний ребенок, т.е. лицо, 
не достигшее 18 лет. Не может быть усыновлен ребенок, хотя и не достигший 
указанного возраста, но эмансипированный в порядке, предусмотренном законом 
(ст.27 ГК). С достижением совершеннолетия или при эмансипации лицо признается 
полностью дееспособным (ст.21 ГК), и необходимость осуществления его воспитания, 
защита его прав и интересов отпадает, а следовательно, отпадает и цель усыновления 
- обеспечение ребенку воспитания в семье. Не может быть разрешено усыновление 
и в тех случаях, когда ребенок до совершеннолетия фактически воспитывался 
в семье лица, желающего его усыновить. Факт наличия таких отношений не может 
быть установлен и в судебном порядке.
     Правовое положение усыновленных и удочеренных детей одинаково. В дальнейшем 
под усыновлением понимается также удочерение.
     3. В законе нет прямого указания о состоянии здоровья детей, передаваемых 
на усыновление. Исходя из смысла закона, усыновлению подлежат не только здоровые 
дети, но и дети, страдающие каким-либо заболеванием или имеющие отклонения 
в своем развитии. Несомненно, что воспитание больного ребенка представляет 
собой значительные трудности, которые во многих случаях не в состоянии преодолеть 
и родные родители. Поэтому усыновители должны быть осведомлены о состоянии 
здоровья ребенка, а при наличии у него отклонений - о характере недуга и его 
возможных последствиях. В этих целях ребенок проходит обследование экспертной 
медицинской комиссией, которая дает заключение о состоянии его здоровья, а 
также о физическом и умственном развитии ребенка. По желанию усыновителей 
может быть проведено независимое медицинское освидетельствование ребенка. 
Разрешение на усыновление больного ребенка может быть дано, если будет установлено, 
что усыновитель добровольно и вполне сознательно принимает на себя обязанности 
по его воспитанию.
     4. Усыновление всегда носит добровольный характер. Поэтому если нет препятствий 
к передаче ребенка данному лицу, оно само решает, какого именно ребенка усыновит 
при окончательном решении этого вопроса в интересах ребенка компетентным государственным 
органом. Возможно усыновление одновременно двух и более детей. В этих случаях 
об усыновлении каждого ребенка выносится отдельное решение. Однако, учитывая 
то обстоятельство, что при усыновлении прерывается правовая связь ребенка 
не только с родителями, но и с другими близкими родственниками (см.ст.137 
СК и комментарий к ней), разобщение братьев и сестер при усыновлении по общему 
правилу не допускается (п.2 ст.124 СК). Оно может быть допущено как исключение 
в тех случаях, если дети никогда вместе не проживали, не воспитывались, не 
осведомлены друг о друге и о своем родстве, или один из них по состоянию здоровья 
подлежит содержанию в специальном лечебно-воспитательном учреждении, а также 
в других случаях, когда усыновление будет отвечать интересам данного конкретного 
ребенка.
     5. Как и ранее, российский закон допускает усыновление детей - граждан 
РФ иностранными гражданами и лицами без гражданства. Такое усыновление производится 
на общих основаниях, однако с соблюдением ряда дополнительных требований, 
которые с учетом п.3 ст.62 Конституции РФ установлены непосредственно в федеральном 
законе - СК РФ.
     В соответствии со ст.21 Конвенции ООН о правах ребенка, которая рассматривает 
усыновление в другой стране в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, 
если он не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая в 
состоянии была бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение 
какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным, 
ст.124 СК отдает приоритет при усыновлении российским гражданам, постоянно 
проживающим на территории РФ. В этих целях вводится централизованный учет 
детей, оставшихся без попечения родителей, которые могут быть переданы на 
воспитание в семьи граждан России (см. ст.122 СК и комментарий к ней). Иностранные 
граждане и лица без гражданства могут усыновить российских детей только по 
истечении 3 месяцев со дня их постановки на такой учет, независимо от возраста 
детей и состояния их здоровья. Этот порядок усыновления распространяется и 
на российских граждан, постоянно проживающих за границей. Исключение составляют 
только родственники ребенка, желающие его усыновить. Они вправе усыновить 
ребенка на общих основаниях, наравне с российскими гражданами, независимо 
от их гражданства и места жительства.
     Усыновление иностранными гражданами детей, являющихся гражданами России, 
производится российским судом с соблюдением как норм гл.19, так и ст.165 СК, 
содержащей коллизионные нормы о подлежащем применению при таком усыновлении 
праве (см. комментарий к ней). Вопросы, связанные с процедурой оформления 
усыновления детей иностранными гражданами (учет иностранных усыновителей, 
подбор детей и т.п.), решены в постановлении Правительства РФ от 3 августа 
1996 г. N 919 "Об организации централизованного учета детей, оставшихся без 
попечения родителей".

Комментарий к статье 125 кодекса

     1. Усыновление (с правовой точки зрения) - это установление между усыновителем 
(его родственниками) и усыновленным ребенком (его потомством) правоотношений 
(личных и имущественных), аналогичных существующим между кровными родителями 
и детьми (см. ст.137 СК и комментарий к ней).
     Усыновление производится в судебном порядке. Дела об установлении усыновления 
рассматриваются в порядке особого (неискового) производства по правилам, предусмотренным 
ГПК.
     В соответствии с ч.1 ст.246 ГПК к делам об установлении усыновления (как 
и к другим делам, отнесенным к особому производству) применяются правила, 
регулирующие исковой порядок разрешения дел, при условии, что они не противоречат 
специальным нормам, установленным главой 29.1 (ст.263.1-263.5) ГПК для рассмотрения 
данной категории дел (Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений 
в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" от 21 августа 1996 г. - см. приложение 
N 5).
     Дела об установлении усыновления возбуждаются по заявлению лица, желающего 
усыновить ребенка, а при усыновлении ребенка супругами - по их совместному 
заявлению. Заявитель при подаче заявления освобождается от уплаты госпошлины 
(ст.80 ГПК, Федеральный закон "О внесении дополнения в Закон Российской Федерации 
"О государственной пошлине" от 20 августа 1996 г. (СЗ РФ, 1996, N 35, ст.4128) 
- см. приложение N 6.
     Подсудность дел об установлении усыновления определена с учетом интересов 
усыновляемого ребенка. Как российские, так и иностранные граждане подают (лично 
или через представителя) свое заявление в районный (городской) народный суд 
по месту жительства или нахождения усыновляемого ребенка.
     Заявление об установлении усыновления должно отвечать общим требованиям, 
предъявляемым к форме и содержанию искового заявления (ст.126 ГПК), а также 
содержать специальные данные, указанные в ст.263.2 ГПК: сведения о самих усыновителях, 
о детях, которых они желают усыновить, их родителях; просьбу о возможных изменениях 
в актовой записи о рождении усыновляемых детей. Исходя из того, что установление 
усыновления требует тщательного анализа доказательств, свидетельствующих об 
обстоятельствах (условиях), с которыми СК связывает возможность быть усыновителем 
(см. ст.124, 127, 128 и 133 СК и комментарий к ним), ст.263.2 ГПК обязывает 
заявителя указать в заявлении также все эти обстоятельства и привести подтверждающие 
их доказательства с приложением к заявлению необходимых документов (медицинское 
заключение о состоянии здоровья усыновителей, документ об их доходах, о наличии 
у них жилья и т.д.). Их перечень (применительно как к российским, так и к 
иностранным гражданам) определен в ч.2 ст.263.2 ГПК.
     Документы, представляемые в суд, если они выданы за границей, требуют 
консульской легализации, если только иное не установлено международным договором, 
участницей которого является Россия (см. п.5 комментария к разделу VII СК). 
Документы подлежат переводу на русский язык. Перевод нотариально удостоверяется 
в консульском учреждении Российской Федерации в стране проживания кандидатов 
в усыновители либо органом нотариата на территории Российской Федерации.
     Серьезность правовых последствий установления усыновления (см. ст.137 
СК и комментарий к ней) требует и тщательной подготовки подобных дел. Установление 
усыновления возможно лишь после того, как будет выявлено, что соблюдены не 
только все законные условия усыновления, но и что данное усыновление отвечает 
интересам ребенка. Для установления этих существенных обстоятельств суд в 
порядке подготовки дела к судебному разбирательству обязывает орган опеки 
и попечительства по месту жительства (нахождения) ребенка представить в суд 
свое заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам ребенка 
с приложением акта обследования условий жизни усыновителей, а также необходимых 
для установления усыновления документов на ребенка: его согласие на усыновление, 
если он достиг 10 лет, согласие его родителей, если оно требуется по закону, 
и т.д. (ст.263.3 ГПК).
     Суд не должен назначать дело к слушанию и рассматривать его по существу 
до тех пор, пока не получит соответствующее заключение и необходимые для разрешения 
дела документы от органа опеки и попечительства.
     Обследование условий жизни будущих усыновителей может производиться органами 
опеки и попечительства как по месту жительства (нахождения) усыновляемого 
ребенка, так и по месту жительства усыновителей (в зависимости от конкретных 
обстоятельств дела), но только в отношении российских граждан. Иностранные 
граждане сами обязаны представить в суд заключение компетентного органа государства, 
гражданами которого они являются, об условиях их жизни и возможности быть 
усыновителями.
     Необходимым доказательством возможности усыновить детей для иностранных 
граждан, а также лиц без гражданства и российских граждан, постоянно проживающих 
за границей, является документ, подтверждающий нахождение усыновляемого ребенка 
на централизованном учете и невозможность его передачи на воспитание в семью 
(на усыновление, под опеку (попечительство) или в приемную семью) российским 
гражданам, постоянно проживающим в России или на усыновление родственникам 
ребенка независимо от их гражданства и места жительства (см. ст.124 СК и комментарий 
к ней). Указанный документ представляется в суд органом опеки и попечительства 
по месту жительства (нахождения) ребенка одновременно с его заключением.
     Дела об установлении усыновления рассматриваются судьей единолично (ст.246 
ГПК) не позднее одного месяца со дня окончания подготовки дела к судебному 
разбирательству (ст.99 ГПК).
     Статья 263.4 ГПК предусматривает обязательное одновременное участие в 
процессе самого заявителя (лица, желающего усыновить ребенка), представителя 
органа опеки и попечительства и прокурора. Это - гарантия правильного разрешения 
дел данной категории, затрагивающих существенные права и интересы детей. Невыполнение 
этого требования может повлечь отмену решения суда.
     Личное обязательное участие в судебном процессе самого заявителя не исключает 
участия в нем его представителя (адвоката или иного лица). Лицам, не владеющим 
русским языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право 
делать заявление, давать объяснения и показания, выступать в суде и заявлять 
ходатайства на родном языке, а также пользоваться услугами переводчика (ст.8, 
43-47 и 152 ГПК).
     В необходимых случаях к участию в деле могут быть привлечены другие заинтересованные 
лица: родители ребенка, его родственники и даже сам ребенок, но только достигший 
возраста 10 лет. Вопрос о необходимости их вызова в судебное заседание должен 
быть решен судьей в порядке подготовки дела с учетом конкретных обстоятельств 
и представленных документов. До принятия решения о вызове ребенка судья может 
обратиться с соответствующим запросом в орган опеки и попечительства, мнение 
которого весьма важно, поскольку присутствие ребенка в суде может неблагоприятно 
повлиять на него.
     Участники дела об установлении усыновления (заявитель, органы опеки и 
попечительства, прокурор и другие привлеченные судом заинтересованные лица) 
являются лицами, участвующими в деле (ст.29 ГПК) и обладают соответствующими 
процессуальными правами и обязанностями (ст.30 ГПК).
     Усыновление (т.е. соответствующие права и обязанности усыновителя и усыновленного 
ребенка) устанавливается со дня вынесения решения суда об установлении усыновления.
     2. Усыновление подлежит государственной регистрации в органах загса (ст.47 
ГК) по месту вынесения решения об усыновлении (ч.1 ст.107 КоБС). Хотя права 
и обязанности между усыновителем (его родственниками) и ребенком возникают 
с момента вынесения решения об усыновлении (см. п.2 ст.125 СК), тем не менее 
регистрация имеет важное значение для охраны прав и интересов ребенка. Регистрация 
подтверждает сам факт усыновления, она также способствует сохранению тайны 
усыновления, поскольку выдаются новые свидетельства о рождении ребенка, где 
все необходимые сведения (имя, отчество, фамилия ребенка, сведения о его родителях 
и т.п.) будут записаны в соответствии с решением об усыновлении. Для обеспечения 
своевременной регистрации усыновления закон устанавливает обязанность суда, 
установившего усыновление, не позднее 3 дней после вынесения решения направить 
в соответствующий орган загса выписку (копию) из этого решения (п.2 ст.125 
СК, ст.263.5 ГПК).
     4. Права и обязанности, вытекающие из усыновления, возникают только на 
основании соответствующего решения об усыновлении. Так называемое фактическое 
усыновление не порождает правовых последствий, факт наличия таких отношений 
не может быть установлен в судебном порядке. Судом может быть установлен только 
факт регистрации усыновления, если документ об этом не может быть получен 
или восстановлен иным путем (ст.247 ГПК).

Комментарий к статье 126 кодекса

     1. Об учете детей, подлежащих усыновлению, см. ст.122 СК и комментарий 
к ней.
     2. Определение порядка учета российских граждан (независимо от места 
их проживания - на территории РФ или за ее пределами), желающих усыновить 
детей, отнесено к компетенции органов исполнительной власти субъектов РФ.
     3. Об учете иностранных граждан и лиц без гражданства, желающих усыновить 
детей - граждан РФ, - см. ст.122 СК и комментарий к ней.

Комментарий к статьям 127 и 128 кодекса

     1. Усыновление допускается исключительно в интересах ребенка (см. ст.124 
СК и комментарий к ней), поэтому усыновителями (усыновителем) могут быть лица, 
обладающие необходимыми качествами воспитателя. В соответствии со ст.127 СК 
усыновителями могут быть лица обоего пола, достигшие совершеннолетия, т.е. 
18 лет. Исходя из точного смысла закона, усыновителями не могут быть эмансипированные 
несовершеннолетние, хотя в силу эмансипации они и признаются полностью дееспособными 
(ст.27 ГК).
     2. В целях обеспечения интересов детей СК повышает требования, которые 
предъявляются к будущим усыновителям. Такие требования предусматривались и 
ранее действующим законодательством. Теперь их перечень значительно расширен. 
Наряду с лицами, лишенными родительских прав, недееспособными или ограниченно 
дееспособными (ст.99 КоБС) не могут усыновить ребенка супруги, один из которых 
признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным; лица, ограниченные 
судом в родительских правах (см. ст.73 СК и комментарий к ней); бывшие опекуны, 
попечители и усыновители, если они по своей вине ненадлежащим образом осуществляли 
воспитание ребенка (ст.39 ГК, ст.140-141 СК - см. комментарий к ним), а также 
лица, страдающие заболеваниями, которые не позволяют им осуществлять воспитание 
ребенка или являются опасными для самого ребенка. Их перечень установлен Правительством 
РФ (постановление от 1 мая 1996 г. N 542). К таким заболеваниям относятся: 
туберкулез (активный и хронический) всех форм локализации у больных I, II, 
V групп диспансерного учета; заболевания внутренних органов, нервной системы, 
опорно-двигательного аппарата в стадии декомпенсации; злокачественные онкологические 
заболевания всех локализаций; наркомания, токсикомания, алкоголизм; инфекционные 
заболевания до снятия с диспансерного учета; психические заболевания, при 
которых больные признаны в установленном порядке недееспособными или ограниченно 
дееспособными; все заболевания и травмы, приведшие к инвалидности I и II группы, 
исключающие трудоспособность.
     Требуется также определенная разница в возрасте между усыновителем и 
усыновленным. Эта разница должна соответствовать обычной разнице в возрасте 
между родителями и детьми и обеспечивать нормальные семейные отношения. В 
соответствии со ст.128 СК разница в возрасте должна составлять не менее 16 
лет. Если ребенка усыновляет отчим (мачеха) или оба супруга, разница в возрасте 
не играет никакой роли. При наличии уважительных причин (ребенок считает усыновителя 
своим кровным родителем, привязан к усыновителю и т.п.) суд, устанавливающий 
усыновление, может допустить усыновление и при меньшей разнице в возрасте 
между усыновляемым и лицом, желающим его усыновить.
     3. Отсутствие установленных законом препятствий к усыновлению само по 
себе еще не означает, что лицу, выразившему желание стать усыновителем, во 
всех случаях это должно быть разрешено. Поскольку усыновление производится 
лишь по решению компетентного государственного органа и исключительно в интересах 
ребенка, просьба об усыновлении может быть удовлетворена только при полной 
убежденности данного органа, что усыновление будет отвечать своим непосредственным 
целям. При решении вопроса о допустимости усыновления в каждом конкретном 
случае учитываются личные качества усыновителя, состояние здоровья не только 
его, но и проживающих совместно с ним членов семьи, сложившиеся в семье отношения, 
отношения, возникшие между ними и ребенком, а также материальные и жилищные 
условия будущих усыновителей. Эти обстоятельства в равной мере учитываются 
при усыновлении ребенка и посторонними лицами, и близкими его родственниками.
     4. Ребенок может быть усыновлен супругами или одним лицом. В результате 
усыновления ребенок становится членом семьи, полноценность которой предполагает 
наличие у ребенка отца и матери. Поэтому желательно, чтобы усыновление производили 
супруги (лица, состоящие между собой в зарегистрированном браке), или муж 
матери ребенка (отчим), или жена его отца (мачеха). Закон допускает также 
усыновление ребенка одним из супругов (см. ст.133 СК и комментарий к ней) 
и одинокими лицами - мужчиной или женщиной. Последними могут быть как родственники 
ребенка, так и посторонние ему лица. Однако, в отличие от КоБС, ст.127 СК 
не допускает усыновление ребенка двумя лицами, не состоящими между собой в 
браке.

Комментарий к статье 129 кодекса

     1. Право на личное воспитание своего ребенка является важнейшим субъективным 
правом родителей. Родительские права предоставляются родителям по закону, 
и лишение (ограничение) этих прав допускается только в установленных законом 
случаях и в установленном порядке (см. ст.70-72 СК и комментарий к ним). Таким 
образом, получение согласия родителей на усыновление их ребенка является важнейшей 
гарантией обеспечения их законных прав и одним из существенных условий производства 
усыновления. Поэтому, если у ребенка, передаваемого на усыновление, есть родители, 
нужно получить их согласие на усыновление. Закон предполагает согласие обоих 
родителей, независимо от того, проживают они совместно или нет. Один из них 
не вправе выражать согласие от имени другого. Отказ одного из родителей исключает 
возможность усыновления и не требует обоснований и мотивировки. Возможные 
случаи усыновления ребенка без согласия родителей или одного из них установлены 
ст.130 СК (см. комментарий к ней).
     2. В ст.129 СК получил свое разрешение вопрос об усыновлении детей несовершеннолетних 
родителей, не состоящих в браке, который вызывал сомнение на практике и неоднозначно 
решался в теории семейного права. Такое усыновление допускается законом и 
до достижения совершеннолетия родителями. При этом если на усыновление передаются 
дети несовершеннолетних родителей, полностью наделенных родительскими правами 
и обязанностями (см. ст.62 СК и комментарий к ней), т.е. достигших 16 лет, 
то для усыновления требуется только их согласие. До достижения несовершеннолетними 
родителями 16 лет на усыновление их ребенка необходимо получить не только 
их согласие, но и согласие их законных представителей (родителей, опекунов 
или попечителей), а при их отсутствии - органа опеки и попечительства. Согласие 
последних не может заменить собой согласие несовершеннолетнего родителя на 
усыновление его ребенка. Однако при отказе законных представителей дать согласие 
на усыновление ребенка оно не может быть произведено независимо от воли несовершеннолетнего 
родителя.
     3. В отличие от КоБС, ст.129 СК четко определяет форму, в которой должно 
быть дано согласие родителей на усыновление их ребенка. В соответствии с п.1 
данной статьи согласие родителей должно быть выражено безусловным и определенным 
образом, без каких-либо оговорок в их личном письменном заявлении. Подпись 
родителей должна быть нотариально удостоверена (удостоверительной надписью 
нотариуса или другого должностного лица, имеющего право совершать такое нотариальное 
действие - ст.35-38 Основ законодательства РФ о нотариате), либо заверена 
органом или учреждением, указанным в ч.2 п.1 ст.129 СК. Согласие на усыновление 
может быть выражено родителем (родителями) непосредственно в суде в ходе судебного 
разбирательства (оно отмечается в протоколе судебного заседания и фиксируется 
в решении суда).
     4. Поскольку родители утрачивают все права и освобождаются от своих обязанностей 
по отношению к детям только после вынесения решения об усыновлении, то они 
вправе до момента его принятия в любое время отозвать данное ими ранее согласие. 
Мотивы такого решения родителей никакого правового значения не имеют.
     5. Согласие родителей на усыновление их ребенка может быть двух видов:
     согласие на то, чтобы ребенок был усыновлен конкретным лицом - конкретное 
согласие на усыновление;
     согласие на усыновление без указания личности конкретного усыновителя 
- общее согласие (так называемое бланкетное согласие на усыновление). В этих 
случаях в интересах ребенка право выбора усыновителя принадлежит органам опеки 
и попечительства, осуществляющим в силу закона учет детей, подлежащих усыновлению 
(см. ст.126 СК и комментарий к ней). Получение в последующем (при усыновлении) 
повторного согласия родителей не требуется.
     Для обеспечения прав и интересов ребенка, а также в целях предотвращения 
торговли детьми органы опеки и попечительства должны провести обследование 
и дать свое заключение о соответствии усыновления интересам ребенка, за исключением 
случаев усыновления ребенка его отчимом (мачехой).

Комментарий к статье 130 кодекса

     1. Для усыновления ребенка необходимо получить согласие его родителей, 
которое в силу закона является обязательным условием усыновления (см. ст.129 
СК и комментарий к ней). Статья 130 СК предусматривает возможные исключения 
из этого общего правила. Установленный данной статьей перечень обстоятельств, 
при наличии которых усыновление детей допускается без согласия их родителей, 
является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Для доказывания 
этих обстоятельств должны быть представлены документы, их подтверждающие.
     2. Дети могут быть переданы на усыновление без согласия их родителей, 
если родители неизвестны (например, при усыновлении подкинутых детей), признаны 
судом безвестно отсутствующими или недееспособными. Признание гражданина безвестно 
отсутствующим и недееспособным производится судом по правилам, установленным 
ст.29 и 42 ГК. В отличие от недееспособных лиц лица, признанные судом ограниченно 
дееспособными (ст.30 ГК), ограничиваются только в имущественных правах (в 
распоряжении заработком или иным доходом) и получение их согласия также является 
обязательным условием усыновления их детей. Независимо от воли родителей производится 
также усыновление детей, в отношении которых они лишены родительских прав. 
Однако СК вводит новое правило: усыновление в этих случаях возможно только 
по истечении 6 месяцев со дня вынесения судом решения о лишении их родительских 
прав (см. ст.71 СК и комментарий к ней).
     3. Закон предусматривает также возможность усыновления без согласия родителей 
и в тех случаях, когда они уклоняются от воспитания и содержания своего ребенка. 
Это допустимо лишь при наличии одновременно тех условий, которые установлены 
в ст.130 СК: а) проживание отдельно от ребенка более 6 месяцев (ранее по КоБС 
- более года); б) уклонение от воспитания и содержания ребенка (ранее по КоБС 
- от воспитания или содержания); в) отсутствие уважительных причин такого 
поведения (болезнь, длительная командировка, препятствия со стороны другого 
родителя в общении с ребенком и т.п.). При отсутствии хотя бы одного из этих 
условий усыновление без согласия родителей не допускается. В отличие от существовавшего 
прежде порядка теперь предупреждение родителя (родителей), забывших о своем 
родительском долге, об изменении их поведения не требуется. Таким образом, 
если, например, отдельно проживающий отец исправно платит алименты, но не 
принимает личного участия в воспитании ребенка и не общается с ним, имея для 
этого реальную возможность, усыновление может быть произведено без его согласия.

Комментарий к статье 131 кодекса

     1. Если ребенок находится под опекой (попечительством), на воспитании 
в приемной семье, для его усыновления необходимо согласие на усыновление опекуна 
(попечителя) ребенка, его приемных родителей, а для усыновления ребенка, находящегося 
в детском учреждении, - согласие администрации этого учреждения, на которую 
в соответствии с законом возлагаются обязанности опекуна (попечителя) в отношении 
детей, находящихся в этих учреждениях (ст.35 ГК). Их согласие на усыновление, 
как и согласие родителей на усыновление (см. ст.129 и комментарий к ней), 
должно быть выражено в письменной форме.
     2. Получение согласия на усыновление от лиц, указанных в п.1 комментируемой 
статьи, не исключает необходимости получения согласия родителей ребенка, если 
они живы, не признаны судом недееспособными или безвестно отсутствующими, 
не лишены родительских прав, а также не уклоняются от воспитания и содержания 
ребенка (см. ст.129, 130 и комментарий к ним).
     3. При отказе опекуна (попечителя), приемных родителей или администрации 
детского учреждения дать согласие на усыновление ребенка суд вправе принять 
решение об усыновлении и без их согласия, руководствуясь исключительно интересами 
ребенка (см. ст.124 СК и комментарий к ней). В соответствии с законом усыновление 
ребенка является основанием для освобождения опекуна (попечителя) от исполнения 
им своих обязанностей (ст.39 ГК), а также для досрочного расторжения договора 
о передаче ребенка на воспитание в приемную семью (см. ст.152 СК и комментарий 
к ней).

Комментарий к статье 132 кодекса

     1. Статья 132 СК по существу повторяет положения ст.103 КоБС. Получение 
согласия на усыновление ребенка, достигшего 10 лет, признается обязательным 
условием усыновления. Это тот исключительный случай, когда воле полностью 
недееспособного лица придается правовое значение. При его возражении усыновление 
не допускается (см. ст.57 СК и комментарий к ней). Ребенку в доступной форме 
объясняется сущность усыновления и его последствия, а также обеспечивается 
знакомство ребенка с самим усыновителем (усыновителями). Законом не установлена 
форма согласия ребенка на усыновление. Следует считать, что такое согласие 
(для исключения нарушения прав детей) должно быть выражено в любой письменной 
форме. Однако согласие ребенка не должно иметь характера формальной подписки. 
Надо стремиться к тому, чтобы оно выражало действительное желание ребенка. 
Усыновление ребенка против его желания со ссылкой, например, на то, что отказ 
ребенка противоречит его интересам, не допускается. Согласие ребенка не должно 
носить общий характер (например, "не возражаю против своего усыновления" или 
"хочу быть усыновленным не российскими, а иностранными гражданами"). По смыслу 
закона согласие ребенка должно касаться конкретного усыновителя (усыновителей), 
желания ребенка быть усыновленным именно им (ими).
     2. На практике отношение ребенка к лицу, желающему его усыновить, выявляется 
и в более раннем возрасте, если он в состоянии отчетливо его выразить. Нежелание 
ребенка войти в данную семью учитывается, хотя и не имеет здесь правового 
значения.
     3. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает возможное исключение 
из общего правила, установленного п.1. Его смысл заключается в следующем: 
формального согласия не требуется, когда ребенок до достижения 10 лет проживал 
в семье усыновителя и считает его своим родителем. Требовать формального согласия 
при таких условиях - значит раскрыть тайну усыновления. Согласие ребенка в 
этих случаях подтверждается всей обстановкой его жизни, что отмечается и удостоверяется 
в акте обследования условий его проживания.
     4. Поскольку СК не уточняет, кем выявляется согласие ребенка на усыновление, 
представляется, что этим органом должен быть орган опеки и попечительства 
(см. ст.125 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 133 кодекса

     1. Предпочтительной формой усыновления является усыновление ребенка супругами 
совместно. В этом случае его положение в семье наиболее приближается к положению 
родных детей. Усыновление ребенка только одним из супругов менее желательно. 
Оно может быть допущено, если при данных конкретных обстоятельствах будет 
соответствовать интересам ребенка. Если в силу тех или иных причин один из 
супругов не желает стать усыновителем, хотя и не возражает против усыновления 
ребенка другим супругом, в соответствии со ст.133 СК получение согласия супруга 
усыновителя выступает обязательным условием усыновления. Получение такого 
согласия необходимо в первую очередь в интересах усыновляемого, т.к. нельзя 
рассчитывать на нормальные условия жизни ребенка в семье, если супруг усыновителя 
возражает против усыновления.
     2. Закон не устанавливает форму, в которой должно быть выражено согласие 
супруга. Представляется, что во избежание возможных конфликтных ситуаций в 
будущем оно должно быть выражено в письменной форме. Подпись супруга должна 
быть удостоверена в установленном законом порядке (жилищным органом по месту 
жительства, организацией по месту работы, лечебным учреждением, если он находится 
на излечении, или нотариусом).
     3. В целях обеспечения интересов ребенка согласия супруга не требуется, 
если будет установлено, что супруги фактически прекратили семейные отношения, 
не проживают совместно более года и местожительство другого супруга неизвестно. 
Неизвестность местожительства подтверждается как заявлением самого усыновителя, 
так и опросом, произведенным по месту его жительства. Признание этого супруга 
безвестно отсутствующим по суду не обязательно, но если оно имелось, никаких 
других подтверждений неизвестности его пребывания не требуется.
     В отличие от КоБС, который предусматривал возможность усыновления одним 
из супругов без согласия другого и в тех случаях, когда последний является 
недееспособным, СК вообще не допускает усыновления при наличии таких обстоятельств 
(см. ст.127 СК и комментарий к ней).
     4. Независимо от того, было ли произведено усыновление одним из супругов 
с согласия другого или без такого согласия (в случаях, предусмотренных п.2 
ст.133 СК), данное усыновление устанавливает соответствующие права и обязанности 
(см. ст.137 СК и комментарий к ней) только для супруга-усыновителя. Другой 
супруг таких прав и обязанностей не приобретает.

Комментарий к статье 134 кодекса

     1. Статья 134 СК устанавливает правило, согласно которому за ребенком 
при усыновлении сохраняются его имя, отчество и фамилия. Однако в данной статье 
воспроизведено с рядом уточнений положение ранее действующего законодательства 
(ст.105 КоБС) о возможности по просьбе усыновителя присвоить усыновленному 
фамилию усыновителя, имя по его указанию, а также определить отчество по его 
имени. Надо иметь в виду, что закон (п.2 ст.134 СК) устанавливает, что новые 
фамилия и имя "присваиваются", а отчество "определяется по имени усыновителя" 
по просьбе усыновителя. При этом закон не предусматривает, в каких случаях 
изменяются имя, отчество и фамилия усыновленного ребенка, не связывает эти 
изменения только с записью усыновителей в качестве родителей (см. ст.136 СК 
и комментарий к ней) и тайной усыновления (см. ст.139 СК и комментарий к ней). 
Поэтому в силу ст.134 СК орган, устанавливающий усыновление, должен во всех 
случаях удовлетворить соответствующие просьбы усыновителя. Исключение могут 
составлять только те случаи, когда против этого возражает усыновленный ребенок 
старше 10 лет (п.4 ст.134 СК).
     2. В тех случаях, когда супруги-усыновители носят разные фамилии, фамилия 
усыновленного ребенка может быть изменена лишь на фамилию одного из усыновителей, 
избранную по их соглашению. Разногласия между ними разрешаются в порядке, 
предусмотренном ст.58 СК (см. комментарий к ней).
     3. При усыновлении ребенка одинокой женщиной по ее просьбе ребенку также 
присваивается ее фамилия. Что касается сведений об отце, то в этом случае 
они записываются в порядке, предусмотренном ст.51 СК (см. комментарий к ней), 
т.е. фамилия "отца" указывается по фамилии усыновительницы, а его имя и отчество 
- по ее указанию. Новеллой СК является предоставление такой же возможности 
одинокому мужчине при усыновлении им ребенка (п.3 ст.134 СК). Такая запись 
направлена на обеспечение интересов ребенка, но не влечет за собой никаких 
правовых последствий.
     4. На основании решения об усыновлении (с указанием в нем об изменении 
фамилии, имени и отчества усыновленному ребенку), которое направляется в орган 
загса (см. ст.125 СК и комментарий к ней), вносятся соответствующие исправления 
в актовую запись о рождении ребенка и выдается новое свидетельство о его рождении.

Комментарий к статье 135 кодекса

     1. Как и ранее КоБС, ст.135 СК предусматривает возможность изменения 
даты и места рождения усыновленного ребенка. Вместе с тем в ней содержится 
ряд новелл. Во-первых, установлено, что дата рождения может быть изменена 
не более чем на 3 месяца, т.е. усыновленный в пределах 3 месяцев может быть 
записан ранее или, наоборот, позднее его фактического рождения. Ранее допускалось 
изменение даты рождения в пределах полугода. Во-вторых, четко определено, 
в каких случаях это допускается - это возможно только при усыновлении ребенка 
в возрасте до года (грудного ребенка). Ранее такого ограничения закон (ст.110 
КоБС) не содержал.
     2. В п.1 ст.135 СК непосредственно указывается цель, для обеспечения 
которой могут быть изменены дата и место рождения усыновленного ребенка в 
актовой записи о его рождении, - тайна усыновления. Поэтому основанием для 
принятия соответствующего решения могут быть только обстоятельства, без которых 
факт усыновления невозможно сохранить в тайне. В частности, возраст усыновляемого 
обычно меняется, когда усыновление производится непосредственно из родильного 
дома, усыновительница имитировала беременность и дата рождения должна совпасть 
с возможными сроками ее родов; когда не образуется необходимая разница в возрасте 
между усыновленным и другими детьми усыновителя и т.п. Место рождения требует 
изменения, если усыновители в момент рождения ребенка не могли там находиться.
     3. На основании решения об усыновлении органы загса вносят соответствующие 
изменения в актовую запись о рождении ребенка и выдают новое свидетельство 
о его рождении.

Комментарий к статье 136 кодекса

     1. Создание в семье подлинно родственных отношений, основанных на взаимной 
любви, уважении, привязанности, облегчается, если ребенок ощущает себя полноправным 
членом семьи усыновителя. В целях максимально возможного приравнивания усыновленных 
к родным детям закон предусматривает условия, при которых усыновители записываются 
в качестве родителей усыновленного ребенка.
     2. Формулировка закона в отношении записей усыновителей в качестве родителей 
усыновленного ребенка в записи о его рождении не носит категорического характера. 
Пункт 1 ст.136 СК предусматривает, что по просьбе усыновителей суд может принять 
такое решение. Следовательно, допускается отказ в удовлетворении такой просьбы. 
Однако следует иметь в виду, что, как правило, просьба усыновителя должна 
быть удовлетворена. Такая запись способствует сохранению тайны усыновления, 
а тем самым и созданию надлежащих отношений в семье усыновителя. Поэтому отказ 
в просьбе о внесении таких изменений (кроме случаев, когда против этого возражает 
ребенок, достигший 10 лет - п.2 ст.136) возможен как исключение в тех случаях, 
когда ребенок знает о своем усыновлении и в интересах ребенка следует сохранить 
данные о его родителях.
     3. Наличие между усыновленным и усыновителем отношений родства само по 
себе не может служить основанием для отказа в записи усыновителя в качестве 
отца (матери) усыновленного ребенка. На практике считается, например, недопустимой 
запись усыновителя - деда в качестве отца ребенка, если сохранена запись о 
матери (дочери усыновителя), или бабушки в качестве матери, если остается 
записанным отцом ее сын, поскольку получится, что отец и дочь (или мать и 
сын) являются родителями ребенка. Между тем закон не содержит никаких ограничений 
для усыновления ребенка близкими родственниками, и правило о возможности записи 
в качестве родителей в равной мере относится ко всем усыновителям. Иногда 
личность отца настолько отрицательна (отец покушался на жизнь матери, совершил 
тяжкое преступление и т.п.), что в интересах ребенка нужно исключить любое 
упоминание о нем.
     4. В тех случаях, когда запись в качестве родителя по просьбе усыновителя 
не производится, ему не может быть отказано в изменении имени, отчества и 
фамилии усыновленного ребенка (см. ст.134 СК и комментарий к ней).
     5. О записи усыновителей в качестве родителей в актовой записи о рождении 
ребенка должно быть обязательно указано в решении о его усыновлении. В противном 
случае такая запись органом загса не может быть осуществлена. Если усыновитель 
записывается в качестве родителя, то никакие сведения о кровном родстве усыновленного 
в выдаваемые документы не вносятся. Соответствующие данные остаются в книгах 
регистрации актов гражданского состояния, однако никаких справок о действительном 
происхождении ребенка без согласия усыновителей не выдается.

Комментарий к статьям 137 и 138 кодекса

     1. Правовая природа усыновления состоит в полном приравнивании усыновленного 
ребенка в личных и имущественных правах и обязанностях к родным детям усыновителя 
на основании произведенного в соответствии с требованиями закона усыновления. 
Юридический акт усыновления устанавливает как для усыновителя (и его родственников), 
так и для усыновленного (и его потомства) такие же права и обязанности, как 
и предусмотренные законом в отношении родителей и детей, связанных кровным 
родством.
     2. Исходя из смысла закона усыновители в первую очередь наделяются родительскими 
правами и обязанностями, которые утрачивают кровные родители ребенка (см. 
гл.12 СК и комментарий к ней). Требование закона, обязывающее родителей воспитывать 
своих детей, заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном 
и нравственном развитии, в полной мере относится и к усыновителям, добровольно 
берущим на себя обязанности по воспитанию усыновленного ими ребенка.
     Усыновители, так же как родители, обязаны материально содержать своих 
усыновленных детей (см. гл.13 СК и комментарий к ней). При злостном уклонении 
от уплаты алиментов усыновители могут быть привлечены к уголовной ответственности 
на основании ст.157 УК. Усыновленные дети, в свою очередь, обязаны заботиться 
о своих приемных родителях (усыновителях) и оказывать им помощь. Содержание 
нетрудоспособных, нуждающихся в помощи усыновителей является обязанностью 
их совершеннолетних трудоспособных усыновленных детей (см. ст.87 СК и комментарий 
к ней). При этом не имеет правового значения тот факт, что усыновление не 
является тайной для усыновленного или усыновители не записаны в качестве родителей.
     3. Усыновленный, а также усыновитель (и его родственники) приобретают 
в результате усыновления не только права и обязанности, вытекающие из семейных 
отношений, но и все те права и обязанности, которые предусмотрены нормами 
других отраслей законодательства, одним из оснований для возникновения которых 
является факт родства. Так, в соответствии с нормами наследственного права 
при наследовании по закону усыновленные по отношению к усыновителям, а усыновители 
по отношению к усыновленным являются наследниками первой очереди (ст.532 ГК 
1964 г.). Усыновители, являясь законными представителями несовершеннолетних 
усыновленных детей, совершают гражданские сделки от имени детей, не достигших 
14 лет (малолетних), или дают согласие на совершение сделок детьми в возрасте 
от 14 до 18 лет (ст.26, 27 ГК). Права и обязанности усыновителей по распоряжению 
имуществом детей определяются согласно ГК (ст.37) и СК (см. ст.64 СК и комментарий 
к ней). Усыновители отвечают за вред, причиненный несовершеннолетним ребенком, 
не достигшим 14 лет, если не докажут, что вред возник не по их вине, а также 
несут субсидиарную (дополнительную) ответственность за вред, причиненный детьми 
в возрасте от 14 до 18 лет, при отсутствии у детей доходов или иного имущества, 
достаточных для возмещения вреда (ст.1073, 1074 ГК).
     Усыновленный может быть вселен в жилое помещение усыновителя независимо 
от размера занимаемой им жилой площади и без согласия других постоянно проживающих 
с усыновителем членов семьи (ст.679 ГК).
     4. Основываясь на принципе полного приравнивания усыновленных к родным 
детям усыновителя, а также руководствуясь нравственно-этическими соображениями, 
закон (см. ст.14 СК и комментарий к ней) запрещает браки между усыновленным 
и усыновителем. Другие родственные связи, создаваемые в результате усыновления, 
не являются препятствием к заключению брака. Так, может быть заключен брак 
между усыновленным и родной дочерью усыновителя.
     В то же время, несмотря на полное прекращение правовых отношений между 
усыновленным и его кровными родственниками, сам факт родства, следовательно, 
и препятствия биологического характера для заключения брака сохраняются. Поэтому, 
несмотря на усыновление, факт кровного родства остается препятствием для заключения 
брака между близкими родственниками, указанными в ст.14 СК (см. комментарий 
к ней).
     5. По общему правилу, правовые отношения между усыновленным ребенком 
и родителями прекращаются с момента усыновления безотносительно к тому, усыновлен 
ли ребенок супругами совместно или одним из них. Однако при усыновлении ребенка 
одним лицом закон предусматривает возможные исключения из общего правила. 
Так, могут быть сохранены права и обязанности матери (по ее желанию), если 
усыновителем является мужчина, или отца, если усыновителем является женщина, 
как в отношении самого ребенка, так и в отношении его родственников. Такое 
положение, как правило, имеет место, когда ребенка усыновляет отчим или мачеха. 
В этих случаях за матерью или отцом полностью сохраняются все права и обязанности 
родителя. Сохранение прав за родителем другого чем усыновитель пола допускается 
не только в случаях, когда усыновитель вступает в брак с матерью (отцом) ребенка, 
но и в других случаях, когда это не противоречит интересам ребенка. Например, 
ребенка усыновляет дядя - брат умершего отца, усыновляет одинокая женщина 
и усыновитель не возражает против сохранения правовой связи с отцом (матерью) 
ребенка и т.п.
     6. СК, как и ранее КоБС, допускает возможность сохранения правовых отношений 
усыновленного ребенка и с другими близкими родственниками. По просьбе родителей 
умершего отца (матери) ребенка, т.е. дедушки (бабушки) ребенка, могут быть 
сохранены правовые отношения между ними и их внуком (внучкой). Это положение 
отражает гуманность семейного законодательства, щадящего чувства людей, потерявших 
сына (дочь) и желающих сохранить хотя бы внуков. Такое решение возможно и 
при отсутствии согласия усыновителя (противоположное решение предусматривал 
КоБС). Определяющим моментом является обеспечение интересов усыновляемого 
ребенка. Например, суд может принять решение о сохранении правовой связи ребенка 
с дедушкой (бабушкой) в тех случаях, когда ребенок знает их и привязан к ним, 
а прекращение контактов с ними может нанести ему тяжелую психологическую травму.
     7. Из общего правила о полной утрате усыновленным ребенком всех имущественных 
прав, основанных на факте родства (см. ст.137 СК), имеется одно существенное 
исключение, предусмотренное комментируемой статьей. Если к моменту усыновления 
ребенок имел право на пенсию или пособие, полагающееся по случаю потери кормильца, 
он сохраняет это право также и при его усыновлении. Аналогичное правило предусмотрено 
пенсионным законодательством. Следовательно, в тех случаях, когда родители 
(или один из них) умирают до производства усыновления, пенсия или пособие 
по случаю потери кормильца могут быть назначены и после усыновления. Если 
смерть родителей наступила после производства усыновления, пенсия (пособие) 
назначены быть не могут.
     При необходимости в целях обеспечения тайны усыновления причитающиеся 
ребенку суммы могут переводиться в банк на счет, открытый на имя ребенка.
     8. За пределами исключений, предусмотренных ст.137 и 138 СК, после усыновления 
никаких взаимных личных и имущественных прав и обязанностей между усыновленным 
и его родственниками по происхождению не существует. В пользу усыновленных 
нельзя взыскать алименты с их кровных родителей, а родители, в свою очередь, 
не вправе требовать выплаты средств на свое содержание от своих совершеннолетних 
детей, усыновленных другими лицами. Усыновленные дети и их кровные родители 
не являются и наследниками по закону друг после друга.

Комментарий к статье 139 кодекса

     1. Конституция РФ признает и гарантирует право граждан на личную и семейную 
тайну (ст.25). Сведения об усыновлении можно рассматривать в качестве как 
семейной, так и личной тайны. Конкретные меры по реализации права граждан 
на сохранение тайны усыновления закреплены в ст.139 СК и в ряде других статей 
гл.19 СК.
     2. Несомненно, что создание для ребенка в семье усыновителя условий жизни 
и воспитания, в наибольшей степени совпадающих с условиями воспитания родителями 
своих кровных детей, в значительной степени облегчается, если ребенок считает 
усыновителей родными родителями. Если усыновленному каким-либо образом станет 
известно о факте усыновления, он может быть этим тяжело травмирован, дальнейшее 
нормальное воспитание будет затруднено, отношения с усыновителями нарушатся. 
В целях обеспечения тайны усыновления закон предусматривает возможность изменения 
по просьбе усыновителя имени, отчества и фамилии усыновленного ребенка, записи 
усыновителей в качестве его родителей, а также возможность изменения даты 
и места рождения усыновленного ребенка (см. ст.134-136 СК и комментарий к 
ним). На сохранение тайны усыновления направлены и нормы трудового законодательства, 
предоставляющие женщине, усыновившей новорожденного ребенка, право на оплачиваемый 
послеродовой отпуск за период со дня усыновления и до истечения 70 дней (при 
усыновлении двух и более детей - 110 дней) и связанные с этим отпуска (ст.168 
КЗоТ).
     Однако тайна усыновления не является обязательным элементом любого усыновления. 
Более того, в ряде случаев усыновление вообще не составляет тайну для усыновленного 
(при усыновлении детей, помнящих своих родителей, а также детей, достигших 
10 лет, когда по закону требуется получить их согласие на усыновление - см. 
ст.132 СК и комментарий к ней). В тех же случаях, когда в момент усыновления 
ребенок по своему возрасту или другим причинам не мог знать о факте усыновления, 
дальнейшее сохранение тайны усыновления закон связывает исключительно с волей 
усыновителей. По ряду соображений, в том числе педагогических, усыновитель 
может счесть целесообразным сообщить ребенку, что он усыновлен. Однако и в 
этих случаях факт усыновления не может быть доведен до сведения других лиц 
без согласия усыновителя.
     3. В соответствии с законом (п.1 ст.139 СК) сохранение тайны усыновления 
(т.е. сведений о факте усыновления, о котором сам усыновитель не считает нужным 
сообщать кому бы то ни было) является обязанностью всех должностных лиц, участвующих 
в вынесении решения либо в его последующем оформлении, а также других лиц, 
осведомленных об усыновлении. Всякого рода справки и другие материалы дела 
об усыновлении могут быть выданы усыновителю, а другим лицам - только с его 
согласия либо по требованию судебных и следственных органов.
     4. Сохранение в тайне факта усыновления зависит, как уже отмечалось, 
от воли усыновителя. Сообщение о нем кому-либо допустимо только с согласия 
усыновителя. Лица, разгласившие тайну усыновления вопреки воле усыновителя, 
несут уголовную ответственность. В соответствии со ст.155 УК к уголовной ответственности 
за разглашение тайны усыновления могут быть привлечены как лица, обязанные 
хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну (судьи, 
работники органов опеки и попечительства, органов загса), так и иные лица, 
разгласившие тайну усыновления из корыстных и иных низменных побуждений (например, 
при неудавшейся попытке путем шантажа получить материальную выгоду).

Комментарий к статье 140 кодекса

     1. Статья 140 СК, как и ранее действующее законодательство, допускает 
прекращение отношений по усыновлению только в судебном порядке. Усыновление 
может быть отменено решением суда по основаниям, установленным ст.141 СК (см. 
комментарий к ней), и по требованию лиц, указанных в ст.142 СК (см. комментарий 
к ней). По общему правилу, отмена усыновления допускается до достижения усыновленным 
ребенком совершеннолетия. Возможны исключения из этого правила - см. ст.144 
СК и комментарий к ней.
     Рассмотрение дел об отмене усыновления производится судом в порядке искового 
производства по правилам, установленным ГПК. Срок исковой давности для требования 
об отмене усыновления не установлен.
     2. Дела об отмене усыновления относятся к категории споров, связанных 
с воспитанием детей. Поэтому независимо от того, кем предъявлен иск об отмене 
усыновления, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства 
(см. ст.78 СК и комментарий к ней). Орган опеки и попечительства обязан провести 
обследование условий жизни усыновленного ребенка и представить суду акт обследования 
и основанное на нем заключение по существу спора.
     3. Решение суда об отмене усыновления не имеет обратной силы и прекращает 
отношения по усыновлению только на будущее время. Усыновление признается прекращенным 
со дня вступления решения суда в законную силу.
     4. При вступлении в законную силу решения суда об отмене усыновления 
выписка (или копия) из решения суда должна быть выслана судом в орган загса, 
в котором была произведена регистрация усыновления. В отличие от КоБС ст.140 
СК устанавливает срок - 3 дня, в течение которого суд обязан произвести это 
действие.
     При отмене усыновления орган загса делает об этом соответствующие отметки 
в актовой записи об усыновлении и восстанавливает (при указании об этом в 
решении суда) в записи о рождении ребенка сведения о его родителях. Фамилия, 
имя и отчество ребенка указываются в соответствии с решением суда (см. ст.143 
СК и комментарий к ней).
     5. СК, в отличие от КоБС, не предусматривает признания усыновления недействительным. 
В связи с этим иск, содержащий такое требование, недопустим. Если при производстве 
усыновления были нарушены условия усыновления, установленные законом (не получено 
согласие родителей, ребенка, достигшего 10 лет, супруга усыновителя, ребенок 
передан на усыновление лицу, лишенному родительских прав и т.д.), решение 
об усыновлении может быть обжаловано в кассационном порядке или в порядке 
надзора по правилам, установленным ГПК.

Комментарий к статье 141 кодекса

     1. Семейное законодательство исходит из принципа нерасторжимости отношений 
по усыновлению. При вынесении решения об усыновлении предполагается, что возникшие 
отношения устанавливаются навсегда. Прекращение усыновления может тяжело травмировать 
ребенка, существенно отразиться на его интересах. Поэтому стабильность усыновления 
последовательно обеспечивается законом как при производстве усыновления, так 
и при его отмене. Возможность отмены усыновления допускается только в тех 
случаях, когда усыновление перестает выполнять свои функции, т.е. когда сложившиеся 
в результате усыновления условия жизни и воспитания ребенка не соответствуют 
его интересам (см. ст.124 СК и комментарий к ней).
     2. Закон возлагает на усыновителей те же обязанности по воспитанию, которые 
лежат на родителях ребенка. Они обязаны воспитывать усыновленных детей, заботиться 
об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, 
защищать их интересы, материально содержать детей. Поэтому те обстоятельства, 
которые служат основанием для лишения родительских прав (см. ст.69 СК и комментарий 
к ней), являются безусловными основаниями для отмены усыновления. Следовательно, 
если установлено виновное поведение родителей, нарушающих интересы ребенка 
(п.1 ст.141 СК), суд выносит решение об отмене усыновления. В этих случаях 
выявление согласия ребенка на отмену усыновления не требуется.
     3. Усыновление, как и родственная связь, устанавливаемая в силу закона, 
может быть отменено не только при установлении виновного поведения усыновителей, 
но и при наличии других оснований, если в силу обстоятельств (как зависящих 
от усыновителя, так и не зависящих от него) не удалось создать необходимые 
семейные отношения. Именно такое правило и установлено п.2 комментируемой 
статьи, в соответствии с которым основанием для требования об отмене усыновления 
могут быть любые обстоятельства, влияющие на интересы ребенка. Воспитательный 
процесс - дело весьма сложное. Он требует определенных взаимоотношений между 
ребенком и лицом, осуществляющим его воспитание. Иногда в зависимости от индивидуальных 
качеств ребенка или усыновителя между ними складываются такие отношения, при 
которых ребенок чувствует себя чужим в семье. Если у ребенка в силу каких-либо 
причин не сложились отношения любви, доверия, уважения и т.п. с усыновителем, 
нет оснований рассчитывать на изменение этих отношений в будущем. Сохранение 
усыновления в таких случаях противоречило бы самим целям усыновления.
     4. Основанием для отмены усыновления могут послужить и объективные причины, 
в частности: объективная невозможность выполнения усыновителем своих обязанностей 
(тяжелая болезнь, существенное изменение семейных обстоятельств и т.п.), возникновение 
обстоятельств, связанных с личностью ребенка (тяжелая неизлечимая болезнь, 
выявленная после его усыновления и т.п.), изменение после усыновления важных 
для ребенка обстоятельств (выздоровление тяжело болевших родителей, к которым 
ребенок был привязан и которых не может забыть после усыновления, восстановление 
их дееспособности и др.).
     5. Обстоятельства, которые вызывают необходимость отмены в интересах 
усыновленного, столь многообразны, что закон вполне оправданно не приводит 
даже их примерного перечня. В каждом конкретным случае суд с учетом всех обстоятельств 
дела (и прежде всего с учетом мнения самого ребенка - п.2 ст.141 СК) будет 
принимать решение о необходимости отмены усыновления. При этом особое внимание 
должно быть уделено заключению органа опеки и попечительства (см. ст.140 СК 
и комментарий к ней).

Комментарий к статье 142 кодекса

     В отличие от ранее действующего законодательства ст.142 СК значительно 
расширяет в интересах усыновленных детей круг лиц, обладающих правом требовать 
отмены усыновления. Такое требование вправе предъявить не только органы опеки 
и попечительства и прокурор (ст.115 КоБС), но и усыновители ребенка, его родители, 
а также сам усыновленный ребенок, если он достиг 14 лет (см. ст.56 СК и комментарий 
к ней).
     Если иные лица, не названные в комментируемой статье, считают, что усыновление 
не соответствует интересам ребенка, то эти лица (родственники ребенка или 
другие граждане, государственные или общественные организации) вправе довести 
об этом до сведения органов опеки и попечительства либо обратиться к прокурору, 
которые решают вопрос о передаче дела в суд.

Комментарий к статье 143 кодекса

     1. На основании решения суда об отмене усыновления по общему правилу 
прекращаются все правовые отношения между усыновленным, с одной стороны, и 
усыновителем и его родственниками - с другой, и восстанавливаются права и 
обязанности между ребенком и его кровными родителями и другими родственниками. 
В отличие от порядка, установленного нормами КоБС, отмена усыновления не влечет 
автоматического восстановления правовых связей между ребенком и его родителями 
(родственниками). Решение этого вопроса поставлено в зависимость от интересов 
ребенка. Это касается тех случаев, когда или вообще, или на момент отмены 
усыновления не представляется возможным восстановить правоотношения ребенка 
с его кровными родителями (например, родители отсутствуют, лишены родительских 
прав, не желают воспитывать ребенка и т.п.). Если суд придет к выводу, что 
такое восстановление возможно, он должен указать об этом в своем решении. 
Одновременно восстанавливаются утраченные в силу усыновления правоотношения 
между ребенком и другими его родственниками.
     2. При отмене усыновления в соответствии с п.2 ст.143 СК суд во всех 
случаях определяет дальнейшую судьбу ребенка. В решении суда должно быть указано, 
кому передается ребенок - родителям или на попечение органов опеки и попечительства, 
которые в соответствии с законом (см. ст.123 СК и комментарий к ней) определяют 
форму устройства ребенка после отмены его усыновления.
     3. С отменой усыновления права и обязанности, возникшие в связи с усыновлением, 
прекращаются лишь на будущее после отмены усыновления время. Ранее существовавшие 
правоотношения не признаются недействительными, т.е. не существовавшими. Поэтому 
после отмены усыновления могут быть сохранены некоторые права усыновленного 
ребенка и обязанности усыновителя - см. п.3 и 4 комментируемой статьи.
     4. При отмене усыновления суд вправе, если сочтет это необходимым в интересах 
ребенка, сохранить за ним присвоенные ему при усыновлении имя, отчество и 
фамилию. При этом, если ребенок достиг 10 лет, учитывается желание последнего. 
Поэтому при решении вопроса об отмене усыновления суд обязан одновременно 
решить вопрос не только о том, кому передается ребенок, но и о том, сохраняются 
ли за ним присвоенные при усыновлении имя, отчество и фамилия. Отсутствие 
таких указаний затрудняет последующее оформление отмены усыновления в органах 
загса (см. ст.140 и комментарий к ней).
     5. Пункт 4 комментируемой статьи устанавливает еще одно существенное 
исключение из общего правила о прекращении всех правовых отношений между усыновленным 
и усыновителем: право суда обязать бывшего усыновителя выплачивать средства 
на содержание ребенка. Исходя из смысла закона этот вопрос решается по усмотрению 
суда в зависимости от конкретных обстоятельств дела независимо от оснований, 
в силу которых усыновление отменяется. Поскольку взыскание алиментов - это 
не мера ответственности усыновителей, а средство защиты интересов детей, представляется, 
что в основу решения вопроса о взыскании средств на содержание ребенка следует 
положить нуждаемость в этом ребенка после отмены усыновления. В отличие от 
КоБС ст.143 СК определяет, в каком размере взыскиваются с бывшего усыновителя 
алименты. Размер алиментов определяется судом таким же образом, как размер 
алиментов, взыскиваемых на детей с их родителей (см. ст.81 и 83 СК и комментарий 
к ним).
     О сохранении за усыновленным ребенком права на получение соответствующих 
средств и об их размере должно быть обязательно указано в решении суда об 
отмене усыновления.

Комментарий к статье 144 кодекса

     По достижении усыновленным ребенком совершеннолетия усыновление может 
быть отменено только с согласия усыновителя, усыновленного и его кровных родителей. 
Общее согласие этих лиц является самостоятельным основанием для отмены судом 
усыновления по их просьбе. При возражении хотя бы одного из них отмена усыновления 
после достижения усыновленным совершеннолетия не допускается. В случаях, когда 
родители умерли, были в свое время (при несовершеннолетии ребенка) лишены 
родительских прав или признаны судом недееспособными, отмена усыновления производится 
судом при наличии взаимного согласия на прекращение отношений по усыновлению 
усыновителя и совершеннолетнего усыновленного ребенка. Последнее положение 
является новеллой СК.

               Глава 20. Опека и попечительство над детьми

Комментарий к статье 145 кодекса

     1. Пункт 1 ст.145 СК определяет, во-первых, над кем устанавливается опека 
или попечительство; во-вторых, в каких целях. На опеку (попечительство) могут 
быть переданы дети, оставшиеся без попечения родителей. К ним относятся перечисленные 
в п.3 ст.31 ГК, п.1 ст.121 СК (см. комментарий к этой статье). В качестве 
цели опеки и попечительства п.1 ст.31 ГК называет защиту прав и интересов, 
воспитание несовершеннолетнего. Несколько иначе обозначаются эти цели в п.1 
комментируемой статьи - содержание, воспитание, образование, а также защита 
прав и интересов ребенка. Подобного рода различие не имеет принципиального 
характера и объясняется тем, что ГК рассматривает опеку и попечительство как 
гражданско-правовой институт, а для СК - это прежде всего форма устройства 
детей, оставшихся без родительской заботы.
     2. Содержание ребенка есть непременная предпосылка его развития, роста. 
Оказание ему материальной поддержки со стороны его родителей относится поэтому 
к главным обязанностям матери и отца (см. п.1 ст.80 СК). Злостное уклонение 
от выполнения этих обязанностей является основанием для лишения родительских 
прав (см. ст.69 СК и комментарий к ней). Но если родителей нет либо они не 
могут или не хотят содержать своих несовершеннолетних детей, возникает проблема 
жизнеобеспечения последних, которая может быть решена путем возложения на 
опекуна или попечителя обязанности распорядиться причитающимися подопечному 
средствами (см. комментарий к п.1 ст.148 СК, п.5 ст.150 СК). С другой стороны, 
при отсутствии родительского попечения возникает необходимость обеспечивать 
и воспитание ребенка, на что он имеет право (см. п.1 ст.54 СК). Хотя СК не 
предусматривает в качестве самостоятельного право несовершеннолетнего на образование, 
само собой разумеется, что получение им основного общего образования - одна 
из важных предпосылок его воспитания, осуществляемого опекуном (попечителем). 
Таков еще один аспект жизни ребенка, без разносторонней заботы о котором он 
нормально существовать не может. Отсутствие такой заботы опять-таки может 
быть восполнено с помощью опекуна или попечителя, которому предстоит защищать 
все права и интересы своего подопечного. Их перечень содержит ст.148 СК (см. 
комментарий к этой статье). Вместе с тем п.1 ст.31 ГК обращает внимание на 
то обстоятельство, что защита прав и интересов недееспособных или не полностью 
дееспособных граждан (в число которых входят несовершеннолетние) обеспечивается 
путем возложения на опекуна (попечителя) установленных законом прав и обязанностей 
(см. комментарий к ст.150 СК).
     3. Согласно п.1 ст.32 ГК опека устанавливается над малолетними, к которым 
п.1 ст.29 ГК относит детей, не достигших четырнадцати лет. Права и обязанности 
опекуна по воспитанию подопечного, связанные с психическим, духовным, нравственным 
развитием ребенка, с определением способов его воспитания, выбором образовательного 
учреждения, обеспечением общения ребенка с его родителями, близкими родственниками, 
не зависят от степени зрелости подопечного, но каждый раз определяются педагогической 
целесообразностью. Лишь в некоторых исключительных случаях необходимо учитывать 
мнение самого несовершеннолетнего. Другое дело - защита имущественных прав 
ребенка, находящегося под опекой. Здесь опекун, восполняя отсутствующую дееспособность 
своего подопечного, совершает за него все юридически значимые действия (см. 
ст.60 СК и комментарий к ней). Но в любом случае при осуществлении и защите 
как личных, так и имущественных прав ребенка благодаря опекуну - своему законному 
представителю - несовершеннолетний становится полноценным участником любых 
правоотношений, его конституционные права как гражданина становятся реальностью.
     4. Попечительство устанавливается над несовершеннолетними в возрасте 
от четырнадцати до восемнадцати лет (п.1 ст.33 ГК). Таким образом, основанием 
для установления попечительства над ребенком служит возрастной критерий, а 
не его состояние. Однако при этом учитывается, что в этом возрасте он обладает 
достаточной психической, социальной зрелостью для самостоятельных действий 
и поступков. Правда, в части, касающейся осуществления им прав личного характера, 
защиты попечителем этих прав, разницы между опекой и попечительством по общему 
правилу не существует. Что же касается имущественных, жилищных прав подопечного, 
то их защита попечителем имеет свои особенности и осуществляется в соответствии 
с требованиями гражданского законодательства (см. комментарий к ст.60 СК, 
п.4 ст.150 СК и комментарий к нему).
     Предоставление несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет относительной 
свободы, в том числе в гражданско-правовой сфере, не означает, что им вовсе 
не нужна помощь в осуществлении тех прав и обязанностей, обладателями которых 
они являются. Эта помощь (содействие) со стороны попечителя отличается большим 
разнообразием, может заключаться в совете, как поступить в данной ситуации, 
в посещении учреждений, организаций, способных так или иначе помочь подростку. 
Попечитель призван также ограждать своего подопечного от всякого рода злоупотреблений 
со стороны третьих лиц, выводить подростка из-под тлетворного влияния лиц 
с антисоциальными установками, бороться за трезвый образ его жизни и т.п. 
Здесь попечитель выступает в нескольких ролях: во-первых, как родитель, который 
не может безразлично относиться к своим детям, во-вторых, как их законный 
представитель, управомоченный в установленном законом порядке на защиту прав 
и интересов несовершеннолетнего, в-третьих, как лицо, содействующее в осуществлении 
подопечным своих прав и обязанностей.
     5. По общему правилу опекун (попечитель) назначается органом опеки и 
попечительства по месту жительства ребенка (п.1 ст.35 ГК). Согласно п.2 ст.20 
ГК, п.28 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного 
учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, 
утвержденных постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713 (СЗ 
РФ, 1995, N 30, ст.2939), местом жительства несовершеннолетнего, не достигшего 
четырнадцати лет, считается место жительства его родителей. То же самое можно 
сказать о детях более старшего возраста. Таким образом, опека (попечительство) 
устанавливается не по фактическому местонахождению ребенка, а там, где зарегистрировано 
место его жительства. Чаще всего здесь легче выяснить, почему нет родителей, 
а если они есть, то почему не проявляют заботы о своих детях. Однако при наличии 
заслуживающих внимания обстоятельств опека (попечительство) устанавливается 
по месту жительства кандидата в опекуны или попечители (родители бросили ребенка 
и уехали в неизвестном направлении и его взял к себе кто-либо из родственников, 
желающих стать опекуном или попечителем; подросток уже живет в семье будущего 
попечителя и т.п.). Все документы, необходимые для установления опеки (попечительства), 
принимаются управомоченным на то лицом, которое готовит проект постановления 
органа опеки и попечительства о назначении опекуна (попечителя). Выносится 
это постановление главой местной администрации единолично. Оно обязательно 
для исполнения всеми юридическими, физическими лицами и действительно на всей 
территории Российской Федерации.
     В случае проживания ребенка, подлежащего устройству на опеку (попечительство), 
и будущего опекуна (попечителя) на территории разных государств СНГ действует 
п.4 ст.33 Конвенции "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, 
семейным и уголовным делам" от 22 января 1993 г., где сказано: "опекуном или 
попечителем лица, являющегося гражданином одной Договаривающейся Стороны, 
может быть назначен гражданин другой Договаривающейся Стороны, если он проживает 
на территории Стороны, где будет осуществляться опека или попечительство".
     6. Постановление главы местной администрации об установлении опеки (попечительства), 
действия (бездействие) лиц, занимающихся повседневной работой по опеке (попечительству), 
могут быть обжалованы на общих основаниях в соответствии с п.2 ст.46 Конституции 
РФ, ст.1 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права 
и свободы граждан". Обладают правом на обжалование следующие заинтересованные 
лица: родители (один из них), близкие родственники ребенка, подлежащего устройству 
на опеку (попечительство), воспитательные, медицинские учреждения, учреждения 
социальной защиты населения и др. Жалоба подается непосредственно в суд или 
в вышестоящий в порядке подчиненности орган исполнительной власти.
     7. Установление опеки (попечительства) ГК связывает с определенным сроком 
- один месяц с момента, когда органам опеки и попечительства стало известно 
о необходимости устройства ребенка (ст.35 ГК). Тем самым сводится к минимуму 
возможность его оставления без заботы со стороны лиц, управомоченных на защиту 
его прав и интересов. Если почему-либо в этот срок не удается оформить опеку 
(попечительство), органы опеки и попечительства действуют в соответствии с 
п.2 ст.123 СК (см. комментарий к этой статье).
     8. После установления опеки (попечительства) опекуну (попечителю) выдается 
опекунское удостоверение. Одновременно заводится личное дело подопечного, 
где хранится вся документация по опеке (попечительству), а также акты обследования 
условий жизни подопечного. Орган опеки и попечительства, выполняя требования 
п.3 ст.34 ГК, осуществляет постоянный надзор за деятельностью опекунов (попечителей) 
с помощью контрольных проверок, проводимых этим органом не менее двух раз 
в год. Надзор за выполнением обязанностей опекуна (попечителя) сочетается 
с оказанием ему различного рода помощи в воспитании подопечного, улучшении 
его быта, материального обеспечения и т.д.
     9. Опека прекращается по достижении малолетним подопечным четырнадцати 
лет. В таких случаях опекун автоматически становится попечителем без всякого 
дополнительного на этот счет решения (п.2 ст.40 ГК). Попечительство над несовершеннолетним 
прекращается без особого решения по достижении подопечным восемнадцати лет, 
а также в случае вступления его в брак (п.2 ст.21 ГК) либо в случае его эмансипации 
(ст.27 ГК). Кроме того, опека и попечительство могут прекратить свое существование 
вследствие освобождения или отстранения опекуна (попечителя) от исполнения 
им своих обязанностей (ст.39 ГК).
     10. Поскольку утрата попечения со стороны родителей не всегда носит постоянный 
характер, может возникнуть проблема освобождения опекуна (попечителя) от принятых 
им на себя обязательств. Так бывает, например, когда родители (один из них) 
возвращаются из мест лишения свободы, восстанавливают свое здоровье, меняют 
к лучшему свой образ жизни и т.п. В подобного рода случаях возвращение ребенка 
к родителям и прекращение вследствие этого опеки (попечительства) не всегда 
соответствует интересам ребенка. Поэтому такой возврат не может быть осуществлен 
автоматически. Не исключается возникновение при этом спора между не лишенным 
родительских прав родителем и опекуном (попечителем). Этот спор следует рассматривать 
по аналогии со ст.68 СК (см. комментарий к этой статье). При отказе родителям 
(одному из них) в иске опека (попечительство) сохраняется. После удовлетворения 
иска родителей (одного из них) опека (попечительство) прекращается с момента 
вступления решения суда в законную силу.
     Усыновление подопечного опекуном или попечителем происходит достаточно 
часто. Не исключается также усыновление подопечного другими лицами, если это 
в интересах ребенка. В любом случае в результате усыновления подопечного меняется 
его семейно-правовой статус, а опека (попечительство) прекращается. Выносить 
специальное постановление об освобождении опекуна (попечителя) при этом не 
требуется.
     Иногда опекун (попечитель) не может справиться со своими обязанностями 
по причинам как объективного, так и субъективного свойства. В этих случаях 
ребенок может быть помещен в детское воспитательное, лечебное учреждение, 
учреждение социальной защиты населения. Если подопечный по решению органа 
опеки и попечительства передается сюда на полное государственное попечение, 
существовавшая ранее опека (попечительство) прекращается. Выполнение обязанностей 
опекуна (попечителя) в таких случаях возлагается на администрацию детского 
учреждения (см. п.1 ст.147 СК и комментарий к нему).
     11. Опекун (попечитель) не может беспричинно отказаться от заботы о ребенке. 
Но если уважительные причины (серьезная болезнь, инвалидность, тяжелые семейные 
обстоятельства и т.п.) не дают возможности должным образом осуществлять опекунские 
обязанности, то просьба опекуна (попечителя) об освобождении его от ранее 
принятых на себя обязательств подлежит удовлетворению, а опека (попечительство) 
прекращается на основании специального постановления органа опеки и попечительства. 
Если найти в таких случаях другого опекуна (попечителя) невозможно, орган 
опеки и попечительства призван оказать помощь в преодолении препятствий в 
осуществлении действующей опеки (попечительства).
     12. От прекращения опеки (попечительства) путем освобождения опекуна 
(попечителя) следует отличать его отстранение от исполнения им своих обязанностей. 
Подлежит отстранению тот, кто не хочет заботиться о подопечном, защищать его 
права и интересы, выполнять опекунские обязанности. Отсутствие всяких усилий 
опекуна (попечителя), направленных на заботу о несовершеннолетнем в любых 
ее проявлениях, обязывает органы опеки и попечительства отстранить такого 
опекуна (попечителя) и вынести при этом соответствующее постановление. То 
же самое должно произойти, если опекун (попечитель) не просто бездействует, 
но совершает поступки, противоречащие интересам подопечного. При этом не имеет 
значения, наступили или нет негативные последствия неправомерного поведения 
опекуна (попечителя). Все равно органу опеки и попечительства следует его 
отстранить. То же самое надлежит сделать, если опекун (попечитель) оставляет 
подопечного без надзора и необходимой помощи, когда его жизнь, здоровье в 
опасности. Прекращая опеку (попечительство) в таких случаях, орган опеки и 
попечительства не только отстраняет опекуна (попечителя), но и вправе все 
имеющиеся у него материалы направить к прокурору. За неисполнение или ненадлежащее 
исполнение обязанностей по воспитанию подопечного ребенка, если это связано 
с жестоким обращением с ребенком, опекун (попечитель) может быть привлечен 
к уголовной ответственности (ст.156 УК).

Комментарий к статье 146 кодекса

     1. Пункт 2 ст.35 ГК запрещает быть опекунами (попечителями) несовершеннолетним, 
недееспособным, а также лишенным родительских прав лицам. При этом недееспособность 
подтверждается решением суда (п.1 ст.39 ГК), а лишение родительских прав - 
судебным решением, вынесенным в соответствии с требованиями ст.69, 70 СК (см. 
комментарий к ним). Пункт 2 ст.35 ГК полностью совпадает с п.1 ст.146 СК. 
На первый взгляд как гражданский, так и семейный кодексы дают исчерпывающий 
перечень абсолютных противопоказаний к назначению гражданина опекуном (попечителем). 
Между тем п.3 ст.35 ГК называет в качестве обязательного условия назначения 
опекуном (попечителем) согласие лица на выполнение опекунских обязанностей, 
что объяснить нетрудно. Только свободное волеизъявление, желание заменить 
ребенку родителей может быть предпосылкой успешного воспитания несовершеннолетнего, 
забота о котором не может строиться на принуждении. О своем намерении стать 
опекуном (попечителем) гражданин сообщает в заявлении, адресованном в орган 
опеки и попечительства по месту оформления опеки (попечительства). Его подпись 
на этом заявлении не подлежит удостоверению, изложенная в нем просьба подтверждается 
при подаче заявления, к которому прилагаются необходимые справки и документы 
(о месте жительства несовершеннолетнего и заявителя, с места учебы ребенка 
и с места работы будущего воспитателя и т.д.). Если в п.2 ст.35 ГК, п.1 ст.146 
СК прямо говорится о том, кто не может быть опекуном (попечителем), то в п.3 
ст.35 ГК, п.2 ст.146 СК это делается косвенным образом путем указания обстоятельств, 
которые следует учитывать при назначении как опекуна, так и попечителя:
     - его нравственных и иных личных качеств;
     - способности к выполнению обязанностей опекуна (попечителя);
     - отношений, существующих между опекуном (попечителем) и ребенком;
     - если это возможно, желания самого ребенка.
     Все перечисленные обстоятельства напрямую связаны с возможностью создать 
благоприятные условия семейного воспитания ребенку, оставшемуся без попечения 
родителей. Поэтому если поведение лица, желающего стать опекуном (попечителем) 
ребенка нельзя назвать нравственным, если для него характерны жадность, жестокость, 
нелюбовь к людям и иные подобные качества, на роль воспитателя подопечного 
он не годится. Под способностью к выполнению обязанностей опекуна (попечителя) 
следует понимать не педагогическую грамотность как таковую, а умение влиять 
положительным образом на развитие личности ребенка. Непременным условием успешного 
семейного воспитания служат добрые, доверительные, свободные от вражды и неприязни 
отношения воспитателя и воспитанника. Когда их нет, важно знать причину существующего 
антагонизма. Если он носит непреодолимый характер, данная опека (попечительство) 
состояться не может.
     В отличие от усыновления (см. ст.132 СК и комментарий к ней) при передаче 
на опеку (попечительство) желание или, наоборот, нежелание несовершеннолетнего 
иметь своим опекуном (попечителем) заявителя правового значения не имеет независимо 
от его возраста. Но здесь тоже важно иметь представление о подлинных корнях 
существующей неприязни к возможному опекуну (попечителю) и постараться их 
преодолеть, так как ребенок даже подросткового возраста обычно стремится к 
независимости и плохо себе представляет, как он будет жить без лица, управомоченного 
защищать его права и интересы.
     2. Содержащийся в п.3 ст.35 ГК, п.2 ст.146 СК перечень обстоятельств, 
делающих нежелательной данную опеку (попечительство), имеет емкое содержание, 
а потому может уточняться и дополняться в рамках требований, закрепленных 
гражданским и семейным законодательством (см. комментарий к п.3 ст.146 СК). 
Вместе с тем на практике нередко возникает необходимость в оценке отношения 
членов семьи будущего опекуна (попечителя) к предстоящим в их семье переменам, 
связанным с появлением в ней несовершеннолетнего подопечного. Эффективность 
опеки (попечительства), несомненно, во многом зависит от микроклимата в семье, 
где живет или будет жить ребенок, отношения к нему супруга (супруги) опекуна 
или попечителя, его детей. Поэтому, чтобы хорошо представлять, каково будет 
ребенку с лицом, заменяющим родителей, желательно знать, как к нему относятся 
другие взрослые члены приемной семьи. Их согласие (несогласие) на опеку (попечительство) 
правового значения не имеет, но подлежит оценке наравне со всеми другими связанными 
с воспитанием подопечного факторами.
     3. Ориентация на подбор опекуна (попечителя), способного обеспечить в 
первую очередь надлежащее семейное воспитание подопечного, позволила в качестве 
самостоятельного выделить п.3 ст.146 СК, который детализирует, кто еще не 
может быть опекуном (попечителем). Соответствующий перечень не выходит по 
существу за рамки требований п.2 ст.35 ГК. Само собой разумеется, что не могут 
стать опекунами (попечителями) лица, страдающие хроническим алкоголизмом или 
наркоманией, поскольку сам по себе хронический алкоголизм либо наркомания 
представляет опасность для жизни, здоровья и воспитания ребенка (см. комментарий 
к ст.69 СК). То же самое можно сказать о лицах, чьи родительские права ограничены 
судом (см. п.1, 2 ст.73 СК и комментарий к ним). Отстранение от выполнения 
обязанностей опекуна (попечителя) относится к редким событиям. Но вовсе избежать 
ошибки в выборе опекуна (попечителя) невозможно, особенно если учесть, что 
опекун (попечитель) назначается в ситуации, когда медлить с устройством ребенка 
нельзя. Поэтому здесь случаются ошибки, влекущие за собою ухудшение положения 
ребенка, оставшегося без попечения родителей, из-за злоупотребления опекуном 
(попечителем) своими правами и обязанностями. И доверить ему судьбу другого 
ребенка - недопустимый риск.
     Перечисленные в п.1 ст.141 СК основания к отмене усыновления имеют непосредственное 
отношение к нарушению прав усыновленного ребенка лицом, заменившим родителя 
(см. комментарий к ст.141 СК). Причем речь идет о таких его действиях и поступках, 
которые представляют опасность для жизни, здоровья, воспитания несовершеннолетнего 
(уклонение от принятых на себя обязанностей родителя, злоупотребление приобретенными 
родительскими правами, жестокое обращение с усыновленным ребенком, хронический 
алкоголизм и наркомания). Ни одно из перечисленных обстоятельств, даже если 
оно касается прошлого и другого ребенка, не позволяет доверить такому претенденту 
на опеку (попечительство) судьбу любого несовершеннолетнего.
     Пункт 1 ст.127 СК не разрешает быть усыновителем лицу, которое по состоянию 
здоровья не может осуществлять родительские права (см. комментарий к п.1 ст.127 
СК). Само собой разумеется, что это лицо не вправе стать и опекуном (попечителем), 
поскольку подобного рода миссию выполняют лишь те, кто способен осуществлять 
надлежащее семейное воспитание ребенка.

Комментарий к статье 147 кодекса

     1. Отсутствие возможности устроить ребенка, оставшегося без попечения 
родителей, в семью делает необходимой его передачу на полное государственное 
попечение в одно из детских учреждений: дом ребенка; детский дом смешанного 
типа для детей раннего (с 1,5 до 3-х лет), дошкольного и школьного возраста; 
школу-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; 
санаторный детский дом для детей-сирот, нуждающихся в длительном лечении; 
специальный (коррекционный) детский дом для детей-сирот и детей, оставшихся 
без попечения родителей, с отклонениями в развитии; специальную (коррекционную) 
школу-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, 
с отклонениями в развитии; дом инвалидов и др. Опекуны (попечители) таким 
детям не назначаются. Согласно п.4 ст.35 ГК их опекунами и попечителями являются 
соответствующие учреждения. Развивая это положение ГК, п.1 ст.147 СК возлагает 
обязанности опекунов (попечителей) в таких случаях на администрацию учреждения, 
воспитанником которого является ребенок, т.е. на главного врача, директора 
и т.п., а не на лечащего врача, воспитателя-педагога и т.п. Поэтому руководитель 
любого из названных учреждений выполняет не только свои функциональные обязанности, 
но и обязанности опекуна (попечителя) своего воспитанника. При этом не имеет 
значения, есть ли у ребенка родители или родственники. Сам по себе факт передачи 
несовершеннолетнего на полное государственное попечение означает, что всю 
заботу о воспитаннике, защиту его прав и интересов берет на себя государство 
в лице соответствующего учреждения. Свои отношения с родителями ребенка, его 
родственниками руководитель учреждения строит в соответствии с правилами педагогического 
свойства, а также с требованиями СК (ст.55, 67, 75 и др.). Защита имущественных, 
жилищных прав воспитанника осуществляется ими по правилам, предусмотренным 
ст.26, 28, 37, 38 ГК, a также ст.60, 149 СК (см. комментарий к ним). Однако 
надо признать, что роль администрации детского интернатного учреждения как 
опекуна (попечителя) воспитанника нуждается в более тщательной регламентации 
Уставом (Положением) соответствующего учреждения.
     2. После передачи ребенка, оставшегося без попечения родителей, в семью 
опекуна (попечителя) органы опеки и попечительства обязаны оказывать ему всяческую 
помощь как в воспитании, так и в организации его лечения, отдыха, в решении 
разного рода проблем, возникающих в опекунской семье. Решаются эти проблемы 
по-разному, в том числе путем устройства подопечного для оздоровления, обучения 
в одно из интернатных учреждений на время. Это тем более важно, что довольно 
часто опекунами (попечителями) назначаются близкие ребенку лица пенсионного 
возраста, которым подчас трудно одним осуществлять свои обязанности. При временном 
устройстве подопечного в одно из детских интернатных учреждений медицинского, 
педагогического и др. профиля права и обязанности опекуна (попечителя) сохраняются. 
Он по-прежнему защищает права и интересы подопечного, принимает участие в 
его воспитании, а в выходные, каникулярные дни делает это лично. Если почему-либо 
всякий личный контакт между подопечным и его опекуном (попечителем) прекратился 
без уважительных к тому причин, органам опеки и попечительства по ходатайству 
администрации детского учреждения следует прекратить опеку (попечительство) 
и принять меры по дальнейшему устройству ребенка.
     3. Пункт 1 ст.121 СК, возлагая на органы опеки и попечительства функции 
по защите прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, их устройству 
предусматривает осуществление последующего контроля за условиями их содержания, 
воспитания, образования. Развивая это положение п.2 ст.147 СК предусматривает, 
что органы опеки и попечительства осуществляют контроль за условиями содержания, 
воспитания и образования детей, находящихся в воспитательных учреждениях, 
лечебных учреждениях и учреждениях социальной защиты населения. Тем самым 
создается дополнительная и очень важная предпосылка для защиты прав, интересов 
особой категории детей, оставшихся без семьи. Четких правил осуществления 
такого контроля, порядка его проведения пока не существует. Его следует предусмотреть 
в Уставах соответствующих муниципальных образований (см. п.2 ст.121 СК и комментарий 
к нему).
     4. Особое место принадлежит защите прав выпускников детских учреждений, 
перечисленных п.1 ст.147 СК. Находясь на пороге самостоятельной жизни, они 
как никто другой нуждаются в поддержке и помощи со стороны государства. В 
противном случае могут сойти на нет все многолетние и дорогостоящие усилия, 
направленные на их развитие и воспитание.
     К выпускникам перечисленных в СК учреждений следует отнести тех, кто 
завершил курс обучения, оздоровления, социальной реабилитации и получил удостоверяющий 
этот факт документ. До этого момента содержащиеся в интернатном учреждении 
дети пользуются правами, перечисленными ст.149 СК (см. комментарий к ней). 
После выхода за стены интернатского учреждения выпускник любого возраста становится 
обладателем целого ряда прав. В их числе права, призванные обеспечить:
     - социальную адаптацию, возможность повышения профессионального уровня, 
образования;
     - источник существования;
     - трудоустройство;
     - жилье.
     5. Поддержка детей, находящихся в особо трудных условиях, в число которых 
входят и выпускники детских интернатных учреждений, является одной из основных 
целей и задач государственной социальной политики по улучшению положения детей 
в Российской Федерации до 2000 года. В Основных направлениях этой политики, 
утвержденных Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г., специально выделяется 
поддержка детей-сирот (СЗ РФ, 1995, N 38, ст.3669). Особый смысл имеет эта 
поддержка, когда оставшийся без родительского попечения воспитанник интернатского 
учреждения начинает свою самостоятельную жизнь. Не оставляет без внимания 
несовершеннолетних, принадлежащих к наиболее социально уязвимым группам детей 
и молодежи, Федеральный закон "О государственной поддержке молодежных и детских 
общественных объединений" от 28 июня 1995 г., где говорится об осуществлении 
деятельности, направленной на их интеграцию в обществе, профессиональную подготовку, 
повышение уровня образования, культуры (СЗ РФ, 1995, N 27, ст.2503). С другой 
стороны, ст.16 Федерального закона "Об основах социального обслуживания населения 
в Российской Федерации" от 7 декабря 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 50, ст.4872) 
рассматривает как основание для бесплатного социального обслуживания в государственной 
системе социальных служб трудную жизненную ситуацию, под которой понимается 
ситуация, объективно нарушающая жизнедеятельность гражданина (...сиротство, 
малообеспеченность, безработица, отсутствие определенного места жительства..., 
одиночество и т.п.), которую он не может преодолеть самостоятельно (ст.34). 
Все это грозит оставшемуся без семьи, жилья, средств к существованию выпускнику 
детского интернатного учреждения. Поэтому он, его жизнь должны более активно 
включаться в сферу внимания социального обслуживания с тем, чтобы ему легче 
было адаптироваться в окружающей его действительности.
     6. Расширяет возможности повышения профессионального уровня, образования 
выпускника детского интернатного учреждения и постановление Правительства 
РФ "О неотложных мерах по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся 
без попечения родителей" от 20 июня 1992 г. N 409 (Семейное законодательство. 
Сб. нормативных актов и документов. М., 1995 г. С.331-333). Согласно п.4 этого 
постановления выпускникам учебно-воспитательных учреждений всех типов из числа 
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при поступлении в 
профессиональные, средние, специальные и высшие учебные заведения выдают комплект 
новой одежды, обуви, а также единовременное денежное пособие в сумме двух 
минимальных размеров оплаты труда. Примерный перечень подлежащей выдаче выпускнику 
одежды содержится в письме Министерства образования РФ "Об обеспечении детей-сирот 
и детей, оставшихся без попечения родителей, одеждой и обувью при поступлении 
их в начальные, средние, высшие профессиональные образовательные учреждения" 
от 11 октября 1993 г. ("Вестник образования", 1994, N 2, с.53). Кроме того, 
лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающиеся 
во всех типах профессиональных, средних специальных и высших учебных заведений 
независимо от их ведомственной подчиненности зачисляются на полное государственное 
обеспечение, им выплачивается стипендия не ниже 80% минимальной гарантированной 
стипендии, установленной для студентов и учащихся высших, средних специальных 
и всех типов профессиональных учебных заведений, а также ежегодное пособие 
в размере месячной стипендии до окончания ими обучения (п.5 этого постановления).
     7. К источникам существования выпускника детского учреждения интернатного 
типа, не достигшего 18-ти лет, относится пенсия по случаю потери кормильца. 
Если выпускник учится, то он сохраняет право на получение этой пенсии до окончания 
профессионального обучения в очных учебных заведениях, но не более чем до 
23-х лет (ст.51 Закона "О государственных пенсиях в РСФСР"). Поскольку причитающаяся 
воспитаннику пенсия по случаю потери кормильца, социальная пенсия, выплачиваемая 
на детей, потерявших кормильцев, перечисляется на личный счет несовершеннолетнего 
в Сберегательном банке, по выходе из детского учреждения накапливается сумма, 
которая также составляет источник его существования. То же самое можно сказать 
о причитающихся воспитаннику алиментах. Согласно п.2 ст.84 СК эти учреждения 
вправе помещать получаемые на воспитанника алименты в банк. При выпуске сумма 
полученных на воспитанника алиментов и 50% дохода от их обращения зачисляется 
на счет, открытый на имя ребенка в отделении Сбербанка РФ.
     Несомненно, призваны помочь выпускнику, не имеющему ни материальной, 
ни моральной поддержки, правила ст.35 Типового положения "Об образовательном 
учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", утвержденные 
постановлением Правительства РФ от 1 июля 1995 г. N 676 (СЗ РФ, 1995, N 28, 
ст.2693), согласно которым выпускники учреждения, обучающиеся в учреждении 
начального, среднего и высшего профессионального образования и приезжающие 
в учреждение в выходные и праздничные дни или на каникулярное время, могут 
по решению администрации учреждения зачисляться на бесплатное питание и проживание. 
Администрация учреждения имеет право в исключительных случаях разрешать временно 
(до одного года) бесплатно проживать и питаться в учреждении своим выпускникам 
до их трудоустройства или начала дальнейшего обучения. Причем никаких возрастных 
ограничений на этот счет указанное Типовое положение не делает.
     Решению проблемы трудоустройства выпускников детских учреждений интернатного 
типа призвана способствовать ст.181 КЗоТ в редакции Федерального закона "О 
внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации" 
от 24 ноября 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 48, ст.4564), где сказано: "Работодатель 
обязан принимать на работу выпускников общеобразовательных учреждений, начального 
и среднего профессионального образования, а также лиц моложе 18-ти лет, особо 
нуждающихся в социальной защите и испытывающих трудности в поиске работы (сирот, 
выпускников детских домов, детей, оставшихся без попечения родителей, и других), 
направляемых органами государственной службы занятости в порядке трудоустройства, 
в счет квоты, устанавливаемой органами государственной власти субъектов Российской 
Федерации, органами местного самоуправления. Отказ в приеме на работу в счет 
установленной квоты лицам, указанным в ч.1 настоящей статьи, запрещается и 
может быть обжалован ими в суд. За отказ в приеме на работу лиц, указанных 
в ч.1 настоящей статьи, работодатель несет ответственность в порядке, определяемом 
законодательством Российской Федерации".
     8. Нормальное существование выпускника интернатного учреждения невозможно 
без получения им жилья. Оно предоставляется ему либо в соответствии с п.2 
ст.37 ЖК либо согласно п.3 ст.60 того же Кодекса (см. комментарий к п.1 ст.149 
СК). Но чтобы использовать действующие правила, необходимо, во-первых, при 
оформлении поступления ребенка в детское учреждение интернатного типа не оставить 
без внимания документы, относящиеся к праву несовершеннолетнего на жилье (его 
часть), во-вторых, субъектам Российской Федерации необходимо ежегодно выделять 
жилую площадь для обеспечения выпускников детских домов и школ-интернатов, 
не имеющих жилья. В постановлении правительства Москвы "Об обеспечении жильем 
выпускников сиротских учреждений города" от 6 апреля 1993 г. ("Вестник образования", 
1994, N 8) на этот счет сказано: "Предоставить выпускникам сиротских учреждений 
жилую площадь распоряжением префекта, не позднее 1 июня текущего года в соответствии 
с действующими нормативами на основании документа, подтверждающего право воспитанника 
на жилую площадь, ранее занимаемую им или его родителями, или временной прописки 
в сиротском учреждении детей, от которых родители отказались или подкинули".
     9. Согласно ст.28 Типового положения "Об образовательном учреждении для 
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", воспитаннику при 
выпуске выдают не только свидетельство о рождении (паспорт), документ об образовании, 
но и документы, подтверждающие право на имущество, денежные средства, жилую 
площадь, ранее занимаемую им или его родителями, пенсионную книжку, исполнительный 
лист на взыскание алиментов, ценные бумаги, если таковые имелись, и др.
     10. Защита прав выпускников детских учреждений, перечисленных в п.1 ст.147 
СК, возлагается на органы опеки и попечительства, поскольку попечительство 
над воспитанником со стороны администрации учреждения прекращается по его 
выходе из стен этого учреждения. Если выпускник не достиг совершеннолетия 
и ему назначен попечитель в установленном законом порядке, защиту прав и интересов 
ребенка осуществляет этот попечитель. Органы опеки и попечительства оказывают 
ему необходимую помощь. Когда выпускнику исполнилось 18 лет, органы опеки 
и попечительства делают все необходимое, чтобы помочь ему защищать свои права 
и интересы. Если выпускнику нет 18 лет, а попечителя для него найти не удается, 
на органы опеки и попечительства возлагаются целиком и полностью функции попечителя 
такого несовершеннолетнего. Вся работа по охране прав выпускника-подростка 
может быть поручена органами опеки и попечительства администрации детского 
учреждения в лице его руководителя. В любом случае подобного рода поручение 
должно быть адресным.
     Надо полагать, что органы опеки и попечительства осуществляют не только 
контроль за условиями содержания, воспитания, образования детей - воспитанников 
детских учреждений, но и проверяют, как защищаются права их выпускников, следят 
за тем, чтобы в личном деле воспитанника были все документы, позволяющие защитить 
его интересы после выпуска.

Комментарий к статье 148 кодекса

     1. Специально выделяя права детей, находящихся под опекой (попечительством), 
СК подчеркивает, что оставшийся без попечения родителей ребенок, с одной стороны, 
ничем не отличается от любого несовершеннолетнего, с другой, - находится в 
особом положении. Каждый подопечный имеет прежде всего право на воспитание 
в семье, но теперь это семья опекуна (попечителя). И только в исключительных 
случаях, когда опекун (попечитель) не может по уважительным причинам сам осуществлять 
воспитание, он вправе прибегнуть к временной помощи детского учреждения (см. 
п.1 ст.147 СК и комментарий к нему). Отсюда проистекает право несовершеннолетнего 
на заботу со стороны опекуна (попечителя), заменяющего родителей. По всем 
своим параметрам эта забота совпадает с родительской, идет ли речь о правах 
и обязанностях, предусмотренных СК, или имеется в виду соблюдение правил нравственного 
порядка.
     2. Личное воспитание несовершеннолетнего опекуном (попечителем) предполагает 
существование непосредственного и постоянного контакта между воспитанником 
и воспитателем, даже если место их проживания зарегистрировано по разным адресам. 
Поэтому по общему правилу они должны жить вместе (п.2 ст.36 ГК). Исключение 
ГК делает только для подростков, достигших шестнадцати лет, на что требуется 
согласие органов опеки и попечительства при условии, если раздельное проживание 
не отразится неблагоприятно на воспитании и защите прав и интересов подопечного. 
Чаще всего живут отдельно дети, чье поведение, поступки свидетельствуют об 
умении распоряжаться своей самостоятельностью. Это обычно работающие или обучающиеся 
в средних, высших учебных заведениях несовершеннолетние. Но даже тогда, когда 
нет оснований для беспокойства, попечитель обязан регулярно посещать своего 
подопечного. Что же касается детей более раннего возраста, то правило о совместном 
проживании опекуна и подопечного применительно к ним исключений не имеет: 
они всегда должны жить вместе. Однако в любом случае, живет ли опекун (попечитель) 
на площади своего подопечного или, наоборот, последний на площади своего опекуна 
(попечителя), ни один из них не приобретает права на жилую площадь другого 
(ч.3 ст.54, п.5 ст.60 ЖК).
     3. Эффективность опеки (попечительства) зависит от множества обстоятельств. 
В самом общем виде их можно обозначить как условия содержания, воспитания, 
образования, всестороннего развития.
     Об обязанностях опекуна (попечителя) по содержанию своего подопечного 
СК не говорит. Но поскольку ребенок, находящийся под опекой (попечительством), 
имеет право на обеспечение условий для своего содержания, надо полагать, что, 
во-первых, эти условия ему гарантирует государство, во-вторых, опекун (попечитель), 
распоряжаясь предназначенными для несовершеннолетнего средствами, создает 
условия для его содержания.
     К источникам средств существования подопечного, предоставляемых ему государством, 
относятся денежные средства на содержание опекаемых детей (см. п.5 ст.150 
и комментарий к нему), а в случаях, когда они не выплачиваются - пособия, 
причитающиеся гражданам, имеющим детей (см. комментарий к п.2 ст.60 СК).
     Согласно ст.3 Соглашения стран СНГ "О гарантиях прав граждан в области 
выплаты социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов" 
от 9 сентября 1994 г. "гарантированная государственная социальная помощь гражданам, 
имеющим детей, осуществляется в порядке, установленном национальным законодательством 
Стороны, на территории которой проживает ребенок с одним из родителей (лицом, 
его заменяющим). Причем каждая из Сторон на своей территории не будет устанавливать 
каких-либо ограничений по признаку гражданства на получение гарантированной 
государственной социальной помощи лицами, имеющими детей (ст.2 Соглашения) 
(Охрана прав несовершеннолетних. Сборник нормативно-правовых документов. М., 
1995, с.72).
     Материальную базу для подопечного составляют и получаемые им алименты, 
которые в соответствии с п.1 ст.84 СК выплачиваются его опекуну (попечителю). 
Если алименты на ребенка не выплачиваются, опекун (попечитель) должен принять 
меры к их получению с родителей ребенка. Отказ от получения алиментов на несовершеннолетних 
детей не допускается (см. комментарий к ст.80 СК).
     Поскольку ребенок имеет право на собственные доходы (см. п.3 ст.60 СК), 
эти доходы в свою очередь служат созданию условий его содержания. Порядок 
распоряжения причитающимися подопечному средствами определяется ст.26 и 28 
ГК (см. комментарий к п.1, 2, 3 ст.60 СК).
     Облегчают условия содержания подопечного и различного рода льготы, в 
числе которых бесплатный проезд в общественном городском (пригородном) транспорте 
(кроме такси) на основании единого билета (п.1 Приложения к Положению "О порядке 
выплаты денежных средств на детей, находящихся под опекой (попечительством)" 
(Вестник образования. 1993 г. N 5, с.50).
     4. Как бы ни складывалась судьба ребенка, оставшегося без попечения родителей, 
находящийся на опеке (попечительстве) несовершеннолетний должен получить основное 
общее образование, то есть окончить 9 классов. Обеспечивая это право подопечного, 
опекун (попечитель) действует в рамках требований, сформулированных в п.2 
ст.63 СК, п.1 ст.150 СК (см. комментарий к этим статьям).
     5. С правом подопечного на обеспечение условий воспитания, образования, 
содержания напрямую связана предоставляемая ему возможность всесторонне развиваться. 
И способствует реализации этого права оказание подопечному со стороны органов 
опеки и попечительства различной помощи в получении им дополнительного образования, 
приобщении к миру творчества, искусству, расширению знаний благодаря международному 
туризму и т.п.
     6. Уважение человеческого достоинства подопечного ребенка как его право 
СК выделяет особо. Делается это с целью помочь осиротевшему ребенку не почувствовать 
своей ущербности. Пункт 1 ст.148 СК и в этой части имеет глубокий педагогический 
подтекст.
     7. Особое значение для подопечного имеет его право на жилое помещение. 
Его он может получить в дар, по наследству либо в результате приватизации, 
а также купить на собственные средства. Передача на опеку (попечительство) 
несовершеннолетнего не прекращает права собственности ребенка на принадлежащее 
ему имущество, в частности на жилое помещение. Поэтому и в этих случаях действуют 
правила, предусмотренные ст.288-290, 292, 293 ГК. Однако поскольку подопечный 
не может самостоятельно распоряжаться такой собственностью, как жилое помещение, 
это делает его опекун (попечитель) в соответствии с требованиями ст.37 ГК 
(см. п.3 ст.60 СК и комментарий к нему).
     Что касается пользования подопечным жилым помещением, когда оно есть, 
на этот счет действуют правила, предусмотренные ст.671-688 ГК. Когда же у 
подопечного жилого помещения нет, он имеет право на его получение вне очереди 
согласно п.3 ст.37 ЖК.
     8. Право каждого ребенка на защиту от злоупотреблений со стороны родителей 
(лиц, их заменяющих) предусматривается п.2 ст.56 СК. Статья 148 СК повторяет 
это правило применительно к опекунам (попечителям). Термин "злоупотребление" 
понимается широко: использование антипедагогических приемов воспитания, трата 
причитающихся ребенку средств на собственные нужды и т.п. Когда же злоупотребление 
опекуном (попечителем) своими обязанностями способно причинить или причинило 
подопечному значительный вред (его воспитанию, развитию, содержанию и др.), 
органы опеки и попечительства вправе прекратить опеку (попечительство) путем 
отстранения опекуна (попечителя) в соответствии с п.3 ст.39 ГК (см. п.3 ст.145 
СК и комментарий к нему).
     9. Любой подопечный имеет все те права, которыми СК наделяет каждого 
ребенка: на общение с родителями и другими родственниками, на защиту, на выражение 
своего мнения (см. ст.55-57 СК и комментарий к ним).
     10. Статья 148 СК посвящается правам подопечных в семье. Однако следует 
иметь в виду, что они, как и все дети в возрасте от четырнадцати до восемнадцати 
лет, самостоятельно несут ответственность за причиненный ими вред на общих 
основаниях (ст.1074 ГК). На лиц, находившихся под опекой (попечительством), 
не возлагается обязанность платить алименты на содержание бывших опекунов 
(попечителей) - п.3 ст.96 СК.

Комментарий к статье 149 кодекса

     1. Права детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся в воспитательных 
учреждениях, лечебных учреждениях и учреждениях социальной защиты населения, 
впервые рассматриваются особо. Это объясняется тем, что речь идет о несовершеннолетних, 
которых почему-либо не удалось устроить в приемную семью, а потому они попали 
на полное государственное попечение. Надо полагать, что положения ст.149 СК 
не распространяются на детей, временно находящихся в перечисленных учреждениях, 
когда есть родители, заменяющие их лица, которые осуществляют все права и 
обязанности, предусмотренные СК. Любой воспитанник детского интернатного учреждения 
имеет все те права, обладателем которых является каждый несовершеннолетний 
(см. п.1 ст.54, п.1 ст.148 СК и комментарий к ним). Более того, он, не находясь 
в семье, имеет право иметь ее. Это право осуществляется, во-первых, путем 
передачи его на опеку (попечительство), усыновление, в приемную семью (см. 
п.2-4 ст.122 СК и комментарий к ним); во-вторых, посредством комплектования 
детских учреждений для осиротевших детей, организационно приближенных к семейным 
условиям воспитания.
     2. Специально правам воспитанников - детей, оставшихся без попечения 
родителей, посвящена ст.30 Типового положения об образовательном учреждении 
для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Она предусматривает 
право детей на:
     - бесплатное содержание и получение общего образования (начального общего, 
основного общего, среднего (полного) общего) в соответствии с государственными 
образовательными стандартами;
     - защиту своих прав и интересов;
     - уважение человеческого достоинства, свободу совести и информации;
     - удовлетворение потребности в эмоционально-личностном общении;
     - защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления 
личности;
     - развитие своих творческих способностей и интересов;
     - получение квалифицированной помощи в обучении и коррекцию имеющихся 
проблем в развитии.
     Реализация этих прав способствует осуществлению зафиксированных в п.1 
ст.149 СК положений относительно содержания, воспитания, образования, развития 
несовершеннолетнего. Тем более, что одна из основных задач указанных учреждений 
- создание благоприятных условий, приближенных к домашним, способствующих 
умственному, эмоциональному и физическому развитию личности ребенка (ст.2 
Типового положения).
     3. На каждого несовершеннолетнего, направляемого в одно из указанных 
в п.1 ст.149 СК учреждений, представляют в числе прочих документов пенсионную 
книжку ребенка, получающего пенсию, копию решения суда о взыскании алиментов, 
ценные бумаги (при получении их на ребенка родителями или лицом, их заменяющим). 
Причитающиеся воспитаннику пенсия по случаю потери кормильца и социальные 
пенсии, установленные для детей, потерявших кормильцев, подлежат перечислению 
на личный счет ребенка: в размере 50% - на детей, потерявших обоих родителей, 
и на детей умершей одинокой матери; 25% - на детей, утративших одного из родителей. 
В таком же размере выплачиваются и социальные пенсии (ст.73 Закона РСФСР "О 
государственных пенсиях в РСФСР" с последующими изменениями и дополнениями. 
Порядок использования алиментов определен ст.84 СК (см. комментарий к ней).
     Если до устройства ребенка в дом ребенка, дом-интернат и другие учреждения 
для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, пенсии и пособия 
своевременно не были назначены или когда смерть родителей (одного из них) 
произошла в период пребывания ребенка в детском учреждении, администрация 
этого учреждения представляет в отдел социальной защиты населения (по месту 
нахождения детского учреждения) заявление о назначении пенсии, пособия воспитаннику 
и имеющиеся в ее распоряжении соответствующие документы. При необходимости 
отдел социальной защиты населения запрашивает все недостающие документы для 
назначения пособия, пенсии. В случае отсутствия документов, подтверждающих 
трудовой стаж родителей, ребенку назначается и выплачивается социальная пенсия, 
установленная на детей, потерявших родителей (Инструктивное письмо Министерства 
образования РФ и Министерства социальной защиты населения РФ от 15 июля 1992 
г. - "Вестник образования", 1993, N 8, с.88). То же самое можно сказать об 
алиментах. Если они почему-либо не взысканы, администрации детского учреждения 
предстоит это сделать (см. комментарий к ст.80 СК). Все вещи, которые воспитанник 
учреждения приобретает на свои собственные средства, являются его собственностью, 
о чем следует сделать пометку в личном деле несовершеннолетнего.
     На детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся в одном из 
перечисленных учреждений, распространяются правила относительно права собственности 
на жилое помещение, пользование жилым помещением, на получение жилого помещения 
(см. п.3 ст.60, п.3 ст.147, п.1 ст.148 СК и комментарий к ним).
     Проблемы, связанные с трудоустройством воспитанника детского учреждения, 
возникают при его выпуске (см. п.3 ст.147 СК и комментарий к нему).

Комментарий к статье 150 кодекса

     1. Как опекун, так и попечитель имеют одинаковые права и обязанности 
по воспитанию своих подопечных. Они по существу совпадают с правами и обязанностями 
родителей в отношении своих детей (см. комментарий к ст.63 СК). Пункт 1 ст.150 
СК не говорит только о заботе о психическом здоровье подопечного, что не имеет 
какого-либо подтекста, ибо эта забота сама собой разумеется.
     2. Права и обязанности опекуна (попечителя) ограничены по времени. Они 
прекращаются с достижением подопечным совершеннолетия, а также в случаях, 
когда несовершеннолетний вступает в брак (п.2 ст.21 ГК) или объявляется его 
эмансипация (п.1 ст.27 ГК). Основанием для прекращения прав и обязанностей 
опекуна (попечителя) служит также его освобождение или отстранение в случаях, 
предусмотренных ст.39 ГК (см. п.3 ст.145 СК и комментарий к нему). И наконец, 
опекун (попечитель) перестает быть обладателем этих прав, если опека (попечительство) 
установлена на определенный период времени, обозначенный в решении (постановлении) 
органа опеки и попечительства (например, до 1 января 19... года, на один год 
с момента.., на период длительной командировки родителя с ... по ... и т.д.). 
Прекращение прав и обязанностей опекуна (попечителя) касается как личной, 
так и имущественной сфер жизни ребенка, находившегося под опекой (попечительством).
     3. Опекун (попечитель), так же как и родитель, вправе самостоятельно 
определять способы воспитания своего подопечного. Однако при этом ему следует 
учитывать, во-первых, мнение ребенка, во-вторых, рекомендации органов опеки 
и попечительства. Правило относительно учета мнения ребенка касается по смыслу 
п.1 ст.150 СК детей любого возраста, способных самостоятельно его выразить. 
Подобного рода предписание больше носит рекомендательный характер и имеет 
педагогическое содержание, ориентирующее на установление в опекунской семье 
благоприятной атмосферы воспитания. Поскольку опека (попечительство) является 
контролируемой формой семейного воспитания, в необходимых случаях опекун (попечитель), 
во-первых, может обратиться за советом в органы опеки и попечительства, во-вторых, 
этот орган вправе корректировать действия и поступки опекуна (попечителя) 
как воспитателя. Опекун (попечитель) имеет также права на различного рода 
льготы, помогающие ему осуществлять воспитание подопечного. Так, согласно 
ч.1 ст.163.1 КЗоТ в редакции Федерального закона "О внесении изменений и дополнений 
в статью 163.1 Кодекса законов о труде Российской Федерации" от 15 февраля 
1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 8, ст.599) опекуну, попечителю для ухода за детьми-инвалидами 
и инвалидами с детства до достижения ими возраста 18 лет предоставляются четыре 
дополнительных оплачиваемых выходных дня в месяц. Оплата каждого дополнительного 
выходного дня производится в размере дневного заработка за счет средств Фонда 
социального страхования РФ.
     Само собой разумеется, что опекуны (попечители) при осуществлении своих 
прав, исполнении обязанностей по отношению к подопечному не вправе нарушать 
требования СК, предъявляемые к родителям (см. п.1 ст.65 СК и комментарий к 
нему). Но если родители, нарушающие права своих детей, могут быть лишены родительских 
прав, ограничены в своих родительских правах, то опекун (попечитель) может 
быть отстранен (см. п.3 ст.145 СК и комментарий к нему). Кроме того, подопечный 
может быть отобран у него на основании п.1 ст.77 СК (см. комментарий к ней) 
с последующим прекращением опеки и попечительства.
     4. Опекун (попечитель) так же как и родитель, с учетом мнения ребенка 
имеет право выбора образовательного учреждения и формы обучения подопечного 
до получения им основного общего образования и обязан обеспечить получение 
несовершеннолетним основного общего образования (см. п.1 ст.63 СК и комментарий 
к нему).
     5. При осуществлении опекуном (попечителем) своих прав и обязанностей 
как по воспитанию подопечного, так и по обеспечению его образования может 
возникнуть проблема, связанная с участием в решении всех этих вопросов родителя, 
не лишенного родительских прав.
     Поскольку опекун (попечитель) управомочен государством в установленном 
законом порядке защищать права, интересы недееспособных или не полностью дееспособных 
граждан, в том числе несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей 
(п.1 ст.31 ГК), то от его воли зависит, привлекать или нет родителя к решению 
вопросов, связанных с воспитанием и образованием подопечного ребенка. Он является 
в подобного рода ситуации единственным законным представителем ребенка и выступает 
в этом качестве в отношениях с любыми физическими, юридическими лицами, в 
частности, с учебными, медицинскими учреждениями, учреждениями социальной 
защиты населения, в суде.
     6. Опекун несет ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним 
подопечным, не достигшим четырнадцати лет, в соответствии со ст.1073 ГК. Причем 
обязанность возместить вред, причиненный малолетним (не достигшим 14-ти лет), 
не прекращается с достижением им совершеннолетия или получением им имущества, 
достаточного для возмещения вреда (п.4 ст.1073 ГК). За подопечных в возрасте 
от четырнадцати до восемнадцати лет опекун (попечитель) несет ответственность 
по правилам, предусмотренным ст.1074 ГК.
     7. Пункт 2 ст.150 СК предусматривает защиту прав опекуна (попечителя), 
которые он приобрел в установленном законом порядке. Эта защита заключается 
в предоставлении опекуну (попечителю) возможности требовать по суду возврата 
подопечного от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без законных к тому 
оснований (без решения суда о передаче ребенка на воспитание, решения об усыновлении, 
о передаче под опеку (попечительство), в приемную семью и т.п.), в т.ч. от 
близких родственников ребенка: родителей, дедушки, бабушки, братьев и сестер. 
Представляется, что требовать возврата подопечного от родителей опекун (попечитель) 
вправе в случаях, если они признаны недееспособными, лишены родительских прав 
или ограничены в родительских правах, а также признаны ограниченно дееспособными 
вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами.
     Пункт 2 ст.150 СК использует термин "от любых лиц". Следовательно, опекун 
(попечитель) может требовать возврата подопечного и из детского учреждения 
интернатного типа, где почему-либо без согласия на то опекуна (попечителя) 
оказался несовершеннолетний.
     При рассмотрении иска опекуна (попечителя) о возврате ему подопечного 
соблюдаются все требования, предъявляемые СК к делам подобного рода, поскольку 
речь идет о споре, связанном с воспитанием ребенка (учитывается мнение ребенка, 
все обстоятельства, определяющие педагогическую сторону спора, заключение 
органа опеки и попечительства как обязательного участника судебного процесса 
и др.). Рассмотрение иска о возврате ребенка осуществляется по правилам гражданско-процессуального 
законодательства. Суд может отказать в иске, если придет к выводу, что удовлетворение 
иска не отвечает интересам ребенка. Для правильного их определения важно знать, 
почему подопечный оказался в другой семье (убежал, был увезен силой и т.п.). 
Не исключено, что при рассмотрении такого иска суд придет к выводу, что ни 
опекун (попечитель), ни лицо, удерживающее ребенка, не в состоянии обеспечить 
его надлежащее воспитание. Тогда ребенок передается на попечение органов опеки 
и попечительства, после чего опека (попечительство) прекращается путем вынесения 
соответствующего решения (постановления) органа опеки и попечительства, основанного 
на решении суда.
     8. Утрата ребенком попечения родителей, чем бы она ни вызывалась, и последующее 
его устройство под опеку (попечительство) сочетается с сохранением привязанности 
ребенка к своим родителям, желанием видеться с ними. Искусственным образом 
погасить это чувство негуманно по отношению в первую очередь к ребенку, чья 
привязанность к родителям может сопровождать его всю жизнь. Такие чувства 
говорят прежде всего о лучших свойствах человеческой натуры, которые нуждаются 
в бережном к ним отношении. С другой стороны, далеко не все родители, бросившие 
своих детей, не способны со временем измениться к лучшему. Поэтому со всех 
точек зрения оправдано поддержание всяческого контакта подопечного со своими 
близкими. Тем более, что каждый ребенок имеет право на общение с родителями 
и другими родственниками (см. ст.55 СК и комментарий к ней), а родители и 
другие родственники ребенка имеют право на общение с ним (см. ст.66, 67, 75 
СК и комментарий к ним). Поэтому опекун (попечитель), непосредственно выполняющий 
функции по защите прав, интересов своего подопечного, не должен (не вправе) 
препятствовать общению подопечного как с родителями ребенка (даже если они 
лишены родительских прав), так и с его родственниками безотносительно к степени 
их родства. Однако и здесь следует учитывать желание ребенка, которое может 
быть выражено прямо или косвенно в зависимости от его возраста. Никакое отступление 
от правила о неукоснительном соблюдении интересов подопечного в подобного 
рода ситуации недопустимо. Исключение составляют случаи, когда такое общение 
не в интересах подопечного. Немотивированный отказ может послужить основанием 
для прекращения опеки (попечительства). Все вопросы, связанные с обеспечением 
опекуном (попечителем) общения с перечисленными лицами, решаются органами 
опеки и попечительства.
     9. Правила, касающиеся исполнения опекунами (попечителями), в т.ч. над 
несовершеннолетними, своих обязанностей, содержатся в ст.36 ГК. Каждая из 
этих обязанностей рассматривается в контексте той или иной статьи СК, устанавливающей 
права и обязанности опекунов (попечителей) как воспитателей ребенка. При охране 
имущественных прав подопечных опекун (попечитель) руководствуется ст.38 ГК 
о доверительном управлении имуществом подопечного, осуществляемом в порядке, 
установленном ст.1026 ГК. При этом опекун или попечитель сохраняет свои полномочия 
в отношении того имущества подопечного, которое не передано в доверительное 
управление. При распоряжении имуществом подопечного опекун (попечитель) руководствуется 
ст.37 ГК (см. п.3 ст.60 СК и комментарий к нему). Когда же опекуну (попечителю) 
приходится вступать в различного рода гражданские правоотношения, затрагивающие 
интересы подопечного, надлежит руководствоваться как правилами ГК (ст.31-33), 
так и требованиями СК.
     10. Опекун (попечитель) не получает вознаграждения за выполнение принятых 
на себя обязательств. Его опекунская деятельность не оплачивается, носит безвозмездный 
характер независимо от уровня материальной обеспеченности лица, выполняющего 
обязанности опекуна (попечителя). Однако он получает на содержание подопечного 
ежемесячные денежные средства в размере, установленном в данном регионе для 
содержания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся 
в детском интернатном учреждении на полном государственном попечении. Согласно 
Положению "О порядке выплаты денежных средств на детей, находящихся под опекой 
(попечительством)", утвержденному по поручению Правительства РФ приказом Министерства 
образования РФ от 16 февраля 1993 г. ("Вестник образования", 1993, N 5, с.50), 
эти средства выплачиваются детям, находящимся под опекой (попечительством), 
родители которых умерли или не в состоянии лично осуществлять их воспитание 
в связи:
     - с лишением их родительских прав или отобранием детей без лишения родительских 
прав;
     - с признанием в установленном порядке безвестно отсутствующими или недееспособными, 
ограниченно дееспособными и объявлением их умершими;
     - с длительной болезнью, препятствующей выполнению ими родительских обязанностей;
     - с отбыванием наказания в местах заключения и нахождения под стражей 
в период следствия;
     - с розыском их органами внутренних дел в связи с уклонением от уплаты 
алиментов, неустановлением сведений об их местонахождении.
     Согласно п.3 данного Положения не назначаются и не выплачиваются денежные 
средства на тех подопечных, родители которых:
     - могут лично осуществлять воспитание и содержание своих детей, но добровольно 
передают их под опеку (попечительство) другим лицам;
     - находятся в длительных служебных командировках;
     - проживают раздельно с детьми, но имеют условия для их содержания и 
воспитания.
     Не назначаются и не выплачиваются эти средства также на подопечных, которые 
находятся в образовательных учреждениях на полном государственном обеспечении 
или содержатся в специальных учебно-воспитательных учреждениях для подростков, 
нуждающихся в особых условиях воспитания и обучения.
     Вопрос о назначении денежных средств на подопечного рассматривается, 
как правило, одновременно с установлением опеки и попечительства. Денежные 
средства на детей, находящихся под опекой (попечительством), назначаются и 
выплачиваются опекунам (попечителям) до достижения подопечным шестнадцатилетнего 
(учащимся образовательных учреждений - до восемнадцатилетнего) возраста.
     Основанием для прекращения их выплаты является:
     - освобождение опекуна (попечителя) от выполнения его обязанностей при 
устройстве подопечного в дом ребенка, детский дом, дом-интернат, школу-интернат 
для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, усыновлении его 
и др. Прекращение выплаты денежных средств на ребенка производится по распоряжению 
органов опеки и попечительства. При переезде опекуна (попечителя), получающего 
денежные средства на содержание подопечного, на новое место жительства выплата 
этих средств продолжается. Документы по назначению и выплате средств на содержание 
детей, находящихся под опекой (попечительством), хранятся в личном деле подопечного.

                        Глава 21. Приемная семья

Комментарий к статье 151 кодекса

     1. Понятие приемной семьи в современном значении впервые появилось в 
СК. Ранее в нормативных актах применялась формула "детский дом семейного типа", 
по сути обозначавшая ту же приемную семью.
     Приемная семья является одной из форм устройства на воспитание детей, 
оставшихся без попечения родителей. Граждане (супруги или отдельные граждане), 
желающие взять на воспитание ребенка (детей), оставшегося без попечения родителей, 
именуются приемными родителями; ребенок (дети), передаваемый на воспитание 
в приемную семью, именуется приемным ребенком, а такая семья - приемной семьей.
     Приемная семья существенно отличается от других форм принятия детей на 
воспитание. От усыновления - договорным и временным характером отношений; 
от опеки и попечительства - возрастными границами подопечных и способом оформления 
отношений; от отношений с лицами, взявшими детей на фактическое воспитание 
и содержание - также оформлением, невозможностью требований по взаимному содержанию.
     2. В основе отношений в приемной семье лежит договор о передаче ребенка 
(детей) на воспитание в семью, заключенный между органами опеки и попечительства 
и приемными родителями.
     Содержание договора о передаче ребенка (детей) на воспитание в приемную 
семью определяется правилами, изложенными в постановлении Правительства РФ 
от 17 июля 1996 г. N 829 "О приемной семье" и в утвержденном этим постановлением 
Положении о приемной семье.
     Общим основанием для образования приемной семьи и заключения договора 
о передаче ребенка (детей) на воспитание в эту семью является заявление лица, 
желающего взять ребенка (детей) на воспитание, с просьбой о передаче ему на 
воспитание конкретного ребенка (детей), отобранного им по согласованию с органом 
опеки и попечительства, в этот орган по месту жительства или нахождения ребенка 
(детей).
     В отличие от ранее действовавшего законодательства приемной семьей признается 
семья, которая взяла на воспитание хотя бы одного ребенка (ранее - 5 и более 
детей), однако общее число детей в приемной семье, включая родных и усыновленных, 
не должно превышать, как правило, 8 человек (см. Положение о приемной семье).
     3. В комментируемой статье весьма важным является указание на то, что 
принятие детей на воспитание и образование приемной семьи возможно лишь отдельными 
гражданами, а не существующими еще сегодня детскими домами семейного типа, 
близкими по структуре к учреждениям. Определяется и срочный характер приемной 
семьи, образуемой на срок, предусмотренный договором, но до достижения детьми 
совершеннолетия. Естественно, что отношения, возникшие между приемными родителями 
и детьми, будут продолжаться и в дальнейшем, однако они не будут носить правового 
характера и не породят прав и обязанностей, предусмотренных для приемной семьи.
     Положение о приемной семье включает в себя важные правила образования 
и существования приемной семьи, определяет в деталях порядок направления в 
нее детей, правовое положение как родителей, так и детей, условия подбора 
родителей и выбора детей (см. ст.153 и 154 СК и комментарий к ним), их права 
и обязанности, включает в себя нормы о материальном обеспечении приемных семей 
и целый ряд других положений.

Комментарий к статье 152 кодекса

     1. Примерная форма и содержание договора о передаче ребенка (детей) на 
воспитание в приемную семью установлена Положением о приемной семье. В комментируемой 
статье указаны лишь основные позиции, определяющие жизнедеятельность приемной 
семьи в наиболее общем виде. Обеспечиваемые государством условия содержания 
детей, их воспитания и образования в приемной семье должны быть максимально 
приближены к аналогичным условиям в обычной родительской семье, а по обеспечению 
детей - к детским интернатным учреждениям, отвечать существующим стандартам 
воспитания и образования, предусмотренным в федеральном и региональном законодательстве.
     2. Примерный договор о передаче детей и условиях их содержания включает 
основные положения, типичные для любой приемной семьи, дополнения и изменения 
могут быть произведены по соглашению сторон. При нарушении условий договора 
каждая из сторон вправе обратиться в суд.
     В соответствии с договором приемные родители обязуются воспитывать приемного 
ребенка (детей) на основе взаимоуважения, организуя общий быт, досуг, взаимопомощь. 
Они должны создавать достаточные условия для получения ребенком образования, 
заботиться о его здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном 
развитии. Они же осуществляют защиту прав и законных интересов ребенка. В 
договоре должна содержаться обязанность родителей обеспечивать уход за ребенком 
(детьми) и лечение, систематическое посещение врачей-специалистов в соответствии 
с медицинскими рекомендациями и состоянием здоровья ребенка.
     В области образования приемные родители должны обеспечивать посещение 
приемным ребенком (детьми) школы, следить за его успеваемостью, поддерживать 
связь с учителями и воспитателями этого учреждения. В случае невозможности 
посещения ребенком школы по состоянию здоровья обеспечивать получение образования 
в установленных законом доступных для ребенка формах.
     Договор об образовании приемной семьи обязывает приемных родителей осуществлять 
защиту личных и имущественных прав детей, нести ответственность за их жизнь 
и здоровье, создавать семейную обстановку. За выполнением этих обязанностей 
ведут контроль органы опеки и попечительства.
     При возникновении в приемной семье неблагоприятных условий для содержания, 
воспитания и образования детей приемные родители обязаны известить об этом 
органы опеки и попечительства.
     Договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью должен предусматривать 
срок, на который он помещается в приемную семью, условия содержания, воспитания 
и образования детей, права и обязанности приемных родителей, обязанности по 
отношению к приемной семье органов опеки и попечительства, а также основания 
и последствия прекращения такого договора.
     Договор о передаче ребенка определяет также размер оплаты труда родителей 
в приемной семье, льготы и преимущества, предоставляемые ей, виды помощи со 
стороны местной власти, оказание психологического и педагогического содействия. 
Особенно важно решить все вопросы жилищного характера, касающиеся как проживания 
приемной семьи, так и обеспечения жильем детей, выходящих из этой семьи. Форма 
и размеры оплаты приемных родителей (их труда) и объем льгот определяются 
в договоре в соответствии с законодательством субъектов Российской Федерации 
в зависимости от числа принятых на воспитание детей (при этом число собственных 
детей во внимание не принимается), условий проживания, возраста детей (повышенная 
оплата полагается родителям, взявшим на воспитание малолетних детей, детей-инвалидов, 
детей с отклонениями в развитии, больных детей).
     3. Поскольку создание приемной семьи предполагает длительный характер 
взаимоотношений между приемными родителями и детьми, в законе предусмотрены 
условия и порядок возможного досрочного расторжения договора, если пребывание 
ребенка в семье перестало отвечать его интересам (по причинам как субъективного, 
так и объективного характера) или в случае возвращения ребенка (детей) родителям 
или его усыновления (в т.ч. и приемными родителями). Перечень причин, по которым 
договор может быть расторгнут досрочно, не является закрытым. При расторжении 
договора по инициативе органов опеки и попечительства кроме указанных в статье 
неблагоприятных условий содержания, воспитания и образования ребенка могут 
учитываться и иные обстоятельства. Оценку такого рода условиям должны давать 
в своем заключении компетентные специалисты органов опеки и попечительства.
     Все возникающие в результате досрочного расторжения договора имущественные 
и финансовые вопросы решаются по соглашению сторон, а при возникновении спора 
- судом.

Комментарий к статье 153 кодекса

     1. Совершеннолетие, способность воспитывать и содержать детей, создать 
для них благоприятную семейную обстановку - главные требования, предъявляемые 
к приемным родителям.
     В комментируемой статье приводится перечень ограничений, установленных 
для лиц, желающих стать приемными родителями. Он сходен с перечнем ограничений 
для усыновителей (см. ст.127 СК и комментарий к ней), однако в него не включены 
супруги, один из которых не может быть родителем, поскольку не имеется запрета 
на создание приемной семьи лицами, не являющимися супругами, например, братьями 
и сестрами. Перечень заболеваний, препятствующих статусу приемных родителей, 
установлен постановлением Правительства РФ от 1 мая 1996 г. N 542.
     2. Подбор приемных родителей осуществляется органами опеки и попечительства 
из числа проживающих в данной местности лиц, выразивших такое желание, способных 
взять ребенка на воспитание и не подпадающих под ограничения, предусмотренные 
в данной статье. Отбор производится из кандидатов, обладающих приемлемыми 
личными качествами, социальной устойчивостью, оптимальным состоянием здоровья, 
имеющих нормальные взаимоотношения с другими членами семьи, проживающими совместно 
с ними. Предпочтение отдается семьям или одиноким лицам, имеющим опыт воспитания 
детей или же родственникам этих детей (естественно, не кровным родителям).
     По желанию приемных родителей возможна передача в семью детей-сирот и 
детей, оставшихся без попечения родителей, с ослабленным здоровьем, больных 
детей, детей с отклонениями в развитии, детей-инвалидов.
     3. Лица, желающие взять ребенка на воспитание и образовать приемную семью, 
подают в орган опеки и попечительства по месту своего жительства заявление 
с просьбой дать заключение о возможности быть приемными родителями. К заявлению 
должны быть приложены документы, обосновывающие их просьбу. Перечень этих 
документов определен в Положении о приемной семье.
     На основании заявления и акта обследования условий жизни лица, желающего 
взять ребенка на воспитание в приемную семью, орган опеки и попечительства 
в течение 20 дней со дня подачи заявления со всеми необходимыми документами 
готовит заключение о возможности стать данному лицу приемным родителем. При 
этом должны быть приняты во внимание его личные качества, состояние здоровья, 
способность к выполнению обязанностей по воспитанию детей, взаимоотношения 
с другими членами семьи, проживающими вместе с ним.
     В случае, если гражданин выражает желание взять на воспитание ребенка 
с отклонениями в развитии, ребенка-инвалида, в заключении должно быть указано 
о наличии у приемных родителей необходимых для этого условий.
     4. При заключении договора о передаче ребенка в приемную семью приемные 
родители получают удостоверение установленного образца, дающее им право пользоваться 
льготами и привилегиями, предусмотренными для приемных семей. Следует иметь 
в виду, что устройство детей в приемную семью не влечет за собой возникновения 
между приемными родителями и приемными детьми алиментных и наследственных 
правоотношений, вытекающих из семейного и гражданского законодательства.
     5. Родители, создающие приемную семью, имеют право (по направлению органов 
опеки и попечительства) на подбор детей из домов ребенка, детских домов, образовательных 
и других учреждений по согласованию с администрацией этих учреждений. Они 
вправе знакомиться с личным делом ребенка и с состоянием его здоровья с тем, 
чтобы выбор ребенка носил вполне осознанный характер и не привел в дальнейшем 
к разрушению приемной семьи, к отказу от ребенка. Администрация детских учреждений 
в этих случаях несет ответственность за достоверность представляемых сведений 
о ребенке в установленном законом порядке.
     6. Наделение приемных родителей правами и обязанностями опекунов (попечителей) 
по отношению к принятым на воспитание детям означает распространение на них 
полномочий и ответственности, предусмотренных гл.20 СК (см. комментарий к 
ней).

Комментарий к статье 154 кодекса

     1. Основное условие передачи ребенка в приемную семью - отсутствие родительского 
попечения по самым различным причинам, если имеются сведения, что это отсутствие 
носит постоянный характер или свидетельствует о явном отказе от ребенка. При 
этом не имеет значения, находится ли ребенок вообще без надзора, или же у 
посторонних лиц, или же в каком-либо воспитательном, лечебном или ином детском 
учреждении. В приемную семью передаются дети следующих категорий:
     - дети-сироты; дети, родители которых неизвестны;
     - дети, родители которых лишены родительских прав, ограничены в родительских 
правах, признаны в судебном порядке недееспособными, безвестно отсутствующими, 
осуждены;
     - дети, родители которых по состоянию здоровья не могут лично осуществлять 
их содержание и воспитание, а также дети, оставшиеся без попечения родителей, 
находящиеся в воспитательных, лечебно-профилактических учреждениях, учреждениях 
социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях.
     Круг детей, подлежащих направлению в приемные семьи, может быть расширен 
нормативными актами субъектов Российской Федерации в целях обеспечения детям, 
оставшимся без родительского попечения, семейного воспитания.
     Как правило, не допускается при направлении детей в приемную семью разъединение 
родных братьев и сестер. Исключения из этого правила могут быть сделаны только 
в интересах детей (привязанность брата или сестры к одному из приемных родителей, 
отсутствие личных симпатий или неприязнь между будущими приемными родителями 
и детьми, разные условия проживания и воспитания).
     2. Мнение ребенка в отношении передачи его конкретным приемным родителям 
также должно учитываться органами опеки и попечительства, причем важное значение 
имеет выяснение мотивов отказа ребенка быть переданным на воспитание именно 
в эту семью. После достижения десятилетнего возраста при передаче ребенка 
обязательно требуется его согласие, выраженное добровольно, без принуждения 
и закрепленное соответствующим образом.
     3. Ребенок, переданный в приемную семью (приемный ребенок), сохраняет 
ряд прав, которыми он обладал ранее или которые он должен получить на законном 
основании. К их числу относятся права, упомянутые в комментируемой статье, 
а также те, которые могут быть введены нормативными актами субъектов Федерации. 
Порядок начисления причитающихся таким детям средств, получения их и пользования 
ими аналогичен порядку, установленному для воспитанников детских домов и интернатов 
для детей, находящихся под опекой и попечительством.
     При передаче ребенка в приемную семью орган опеки и попечительства или 
администрация воспитательного, лечебно-профилактического учреждения, учреждения 
социальной защиты населения или других аналогичных учреждений передают приемным 
родителям документы на ребенка, подтверждающие его права (опись имущества, 
принадлежащего ребенку, и сведения о лицах, отвечающих за его сохранность, 
документы о закреплении ранее занимаемой жилой площади за несовершеннолетним, 
копию решения суда о взыскании алиментов, документы, подтверждающие право 
на пенсию, пенсионную книжку на ребенка, получающего пенсию, документ о наличии 
счета, открытого на имя ребенка в банковском учреждении и др. - см. Положение 
о приемной семье).
     На приемных детей распространяется действие ст.55-57 СК (см. комментарий 
к ним) о праве на общение с родителями, о праве на защиту, на выражение собственного 
мнения. Им также принадлежат все права, установленные СК, другими законодательными 
актами Российской Федерации и ее субъектов.
     Контакты кровных родителей и других родственников с ребенком допускаются 
с согласия приемных родителей. В спорных случаях порядок общения между ребенком, 
его родителями, родственниками и приемными родителями определяется органами 
опеки и попечительства (см. Положение о приемной семье).

Комментарий к статье 155 кодекса

     1. Общий принцип содержания ребенка в приемной семье - приравнивание 
его к детям - воспитанникам домов ребенка, детских домов и детям, оставшимся 
без попечения родителей, находящимся в интернатных учреждениях.
     Размер ежемесячных выплат на каждого ребенка предусмотрен в Положении 
о приемной семье и может корректироваться органами местного самоуправления 
(см. Положение о приемной семье).
     2. Образование приемной семьи и труд в ней приемных родителей является 
добровольной и нелегкой нагрузкой, лишь в определенной части компенсируемой 
государством. Ежемесячная оплата труда приемных родителей является одним из 
условий договора о передаче ребенка в приемную семью, размер которой в соответствии 
со ст.152 СК устанавливается законами субъектов РФ в зависимости от количества 
взятых на воспитание детей. При этом содержание в приемной семье ребенка, 
не достигшего трехлетнего возраста, или больного ребенка, ребенка с отклонениями 
в развитии, ребенка-инвалида компенсируется дополнительной оплатой труда приемных 
родителей.
     В Положении о приемной семье предусмотрен и ряд льгот, предоставляемых 
приемной семье. Так, приемная семья пользуется преимущественным правом на 
получение путевок для детей, в том числе бесплатных, в санатории, оздоровительные 
лагеря, а также в дома отдыха, санатории для совместного отдыха и лечения 
приемных родителей с детьми. Дополнительные льготы в зависимости от количества 
взятых на воспитание детей могут быть установлены законами субъектов РФ (ст.152 
СК).
     В постановлении Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 829 "О приемной 
семье" в целях развития и поддержки приемных семей в сельской местности органам 
исполнительной власти субъектов Российской Федерации рекомендовано предоставлять 
дополнительные льготы и оказывать помощь приемной семье, создающей крестьянское 
(фермерское) хозяйство (см. указанное постановление).
     3. Созданию нормальных условий жизни приемной семьи в первую очередь 
должны содействовать органы местной власти, являющиеся органами опеки и попечительства, 
которые в соответствии со ст.31 ГК защищают права и интересы недееспособных 
лиц. Помощь органов опеки и попечительства приемной семье может быть выражена 
в виде дополнительной материальной поддержки семей, оказавшихся в трудном 
положении, в получении путевок в дома отдыха и летние лагеря, в санатории, 
в заботе о качестве воспитания и обучения приемных детей, поддержке и развитии 
их талантов и способностей.
     Особо важен постоянный контроль (не предполагающий вмешательство в жизнь 
семьи) за выполнением возложенных на родителей обязанностей. Органы исполнительной 
власти субъектов Российской Федерации для подбора, обучения лиц, желающих 
стать приемными родителями, взять ребенка на воспитание, а также для осуществления 
контроля за выполнением возложенных на них обязанностей могут создавать специальные 
отделы по устройству детей на воспитание в приемную семью.

      Раздел VII. Применение семейного законодательства к семейным
     отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства

     1. Иностранными гражданами, о которых идет речь в разделе VII СК, признаются 
в России лица, не являющиеся российскими гражданами и имеющие доказательства 
своей принадлежности к гражданству иностранного государства. К таким доказательствам 
относятся национальные паспорта или заменяющие их документы. Под категорию 
иностранных граждан подпадают и лица, обладающие подданством иностранного 
государства (понятие "подданство" сохранилось в некоторых странах с монархической 
формой правления, хотя по содержанию оно фактически равнозначно понятию "гражданство").
     Статья 62 Конституции РФ допускает двойное гражданство российского гражданина 
в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской 
Федерации. Ситуация двойного гражданства возникает обычно из-за применения 
государствами разных принципов при решении вопросов приобретения гражданства. 
Ребенок может приобрести двойное гражданство, например, при различном гражданстве 
родителей или в результате усыновления иностранным гражданином, женщина - 
при выходе замуж за иностранца, если по законам его государства жена должна 
следовать гражданству своего мужа. Согласно ст.3 Закона "О гражданстве Российской 
Федерации" (ВВС РФ, 1992, N 6, ст.243) российскому гражданину может быть разрешено 
по его ходатайству иметь одновременно гражданство другого государства, но 
только такого, с которым имеется соответствующий международный договор. Этот 
договор должен прямо предусматривать право граждан договаривающихся государств 
иметь одновременно гражданство обоих этих государств.
     Признание в соответствии с Конституцией РФ двойного гражданства лишь 
в указанных, строго ограниченных случаях означает, что общий принцип, по которому 
за лицом, состоящим в гражданстве Российской Федерации, не признается принадлежность 
к гражданству другого государства (ч.1 ст.3 упомянутого закона о гражданстве 
в редакции Закона от 17 июня 1993 г.), продолжает действовать. Поэтому российский 
гражданин, имеющий доказательства принадлежности к гражданству иностранного 
государства, будет при отсутствии соответствующего международного договора 
рассматриваться в России только как российский гражданин.
     Лица без гражданства - это лица, которые, не являясь гражданами Российской 
Федерации, не имеют доказательств своей принадлежности и к гражданству иностранного 
государства. Исходя из ст.15 Всеобщей декларации прав человека, провозгласившей 
право каждого на гражданство, Россия стремится к устранению и предотвращению 
безгражданства проживающих на ее территории лиц. Согласно ст.7 Закона о гражданстве 
российское государство поощряет приобретение гражданства Российской Федерации 
лицами без гражданства и не препятствует приобретению ими иного гражданства.
     2. Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в России правами 
и несут обязанности наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных 
федеральным законом или международным договором РФ (п.3 ст.62 Конституции 
РФ). Конституция, таким образом, приравнивает иностранных граждан и лиц без 
гражданства к российским гражданам, т.е. устанавливает для этих лиц национальный 
режим. Это относится и к правам и обязанностям в семейных отношениях. Правило 
о национальном режиме соответствует общепризнанным нормам международного права.
     Национальный режим иностранным гражданам и лицам без гражданства предоставляли 
в России и до принятия Конституции РФ. Он закреплен в ст.17 Закона о правовом 
положении иностранных граждан в СССР от 24 июня 1981 г. (ВВС СССР, 1981, N 
26, ст.836). Применительно к семейным отношениям этот вопрос решался в ст.160 
КоБС. В отношении лиц без гражданства ч.2 ст.160 КоБС содержала, однако, ограничение: 
национальный режим предоставлялся лишь тем лицам без гражданства, которые 
постоянно проживали в РСФСР (хотя на практике и временно находящиеся в России 
лица приравнивались в принципе к российским гражданам).
     Отсутствие в разделе VII СК посвященной национальному режиму статьи, 
аналогичной ст.160 КоБС, никак не означает изменения принципиального подхода 
к данному вопросу: иностранные граждане и лица без гражданства пользуются 
в России национальным режимом в семейных отношениях на основании п.3 ст.62 
Конституции РФ. Отсутствие же в разделе VII СК содержавшегося в ч.2 ст.160 
КоБС ограничения означает, что лицам без гражданства национальный режим предоставляется 
теперь независимо от места их жительства, т.е. национальным режимом пользуются 
и те, кто постоянно проживает за границей, а в России находится лишь временно.
     Таким образом, иностранные граждане и лица без гражданства независимо 
от места их жительства вправе, как и российские граждане, вступать на территории 
России в брак, расторгать его, иметь права и обязанности супругов, родительские 
права и т.д.
     Вместе с тем, надо иметь в виду, что п.3 ст.62 Конституции РФ (как и 
ранее действовавшее законодательство) допускает возможность изъятий из национального 
режима. Отклонения от национального режима (в сторону ограничения прав или, 
наоборот, их расширения по сравнению с правами российских граждан) могут быть 
согласно Конституции установлены только федеральным законом или международным 
договором Российской Федерации. Введение особых правил для иностранных граждан 
в каких-либо других актах неправомерно.
     В качестве федерального закона СК предусматривает некоторые ограничения 
прав иностранных граждан по сравнению с правами российских граждан. Так, есть 
особенности в порядке усыновления детей иностранными гражданами и лицами без 
гражданства (см. п.3 ст.124 СК и комментарий к нему).
     3. Содержание раздела VII СК несколько шире его названия: в нем рассматриваются 
не только семейные отношения с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, 
но и семейные отношения с участием только российских граждан, если эти отношения 
связаны с территорией иностранного государства. Например, в п.1 ст.158 СК 
определяются условия признания браков между российскими гражданами, заключенных 
на территории иностранных государств.
     4. В нормах раздела VII СК решается вопрос о том, право какого государства 
подлежит применению к тем или иным семейным отношениям, связанным как с российской, 
так и с иностранной правовой системой (коллизионные нормы). Связь с иностранной 
правовой системой может заключаться в том, что супруги имеют разное гражданство, 
ребенок - российский гражданин усыновляется иностранным гражданином, супруги 
проживают в иностранном государстве и т.п.
     В разделе V КоБС коллизионные нормы отсылали, как правило, к российскому 
законодательству и охватывали лишь некоторые семейные отношения, оставляя 
пробелы в регулировании.
     Раздел VII СК, во-первых, восполняет пробелы, формулируя отсутствовавшие 
в КоБС коллизионные нормы о недействительности брака, личных неимущественных 
и имущественных отношениях супругов, правах и обязанностях родителей и детей, 
алиментных обязательствах совершеннолетних детей и других членов семьи и др.
     Расширение коллизионного регулирования семейных отношений обусловлено 
значительным изменением положения России в мировом сообществе, развитием контактов 
российских граждан с иностранными гражданами, увеличением числа браков с иностранными 
гражданами, учащением случаев разного гражданства членов семьи. Расширение 
регулирования соответствует и мировым тенденциям. Так, во многих иностранных 
государствах в последние годы законодательство в данной сфере обновлено и 
детализировано. Коллизионные нормы семейного права включены в новые законы 
о международном частном праве (Австрия, Венгрия, Турция, Швейцария и т.д.) 
или в кодексы - семейные или гражданские.
     В разделе VII СК, во-вторых, существенно изменен подход к определению 
подлежащего применению права: практически во всех коллизионных нормах предусмотрены 
отсылки, допускающие применение не только российского, но и иностранного права 
в зависимости от гражданства участника семейного отношения или от места его 
жительства (в России или за границей). В некоторых случаях допускается выбор 
подлежащего применению права самими сторонами (см. п.2 ст.161 СК и комментарий 
к нему).
     Жесткое применение к любым семейным отношениям российского законодательства 
вошло в противоречие с интересами самих участников отношений, в частности, 
российских граждан за границей. Так, неприменение иностранного права вело 
к тому, что в тех иностранных государствах, где определяющим признается закон 
гражданства супруга, соответствующие акты российских учреждений (например, 
заключение брака) могли оказаться непризнанными и нереализованными, браки 
- "хромающими", т.е. признаваемыми в одной, но не признаваемыми в другой стране. 
Был учтен и опыт иностранных государств, в законодательстве которых коллизионные 
вопросы семейного права чаще всего решаются исходя из применения закона страны 
гражданства или постоянного места жительства лица.
     В разделе VII СК учтена договорная практика России. Так, в договорах 
России и СССР (Россия выступает как государство-продолжатель) с восточноевропейскими 
и некоторыми другими странами о правовой помощи по гражданским, семейным и 
уголовным делам (см. Сборник международных договоров Российской Федерации 
по оказанию правовой помощи. М., 1996) право, подлежащее применению к семейным 
отношениям, определяется не только на основании законодательства страны, суд 
которой рассматривает дело, но и исходя из гражданства или места жительства 
супругов, детей и т.д. Аналогичная позиция отражена и в Конвенции стран СНГ 
от 22 января 1993 г. "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, 
семейным и уголовным делам" (СЗ РФ, 1995, N 17, ст.1472).
     5. Хотя в целом круг регулирования в разделе VII СК по сравнению с разделом 
V КоБС расширен, однако в нем отсутствуют нормы, относящиеся к опеке и попечительству 
(ст.166 КоБС) и к регистрации актов гражданского состояния (ст.167, 168 КоБС). 
Это связано с принятием нового ГК.
     Так, опека и попечительство урегулированы в ст.31-41 ГК. Соответственно 
и коллизионные вопросы опеки и попечительства будут рассматриваться в последнем 
разделе ГК. До принятия последней части ГК пробел должен, очевидно, восполняться 
практикой на базе нормы ст.166 КоБС.
     Вопросы регистрации актов гражданского состояния получили разрешение 
в ст.47 ГК, предусматривающей принятие закона об актах гражданского состояния; 
впредь до принятия данного закона сохраняет свое действие в части, не противоречащей 
СК, раздел IV КоБС (см. ст.168 СК и комментарий к ней). Хотя в ст.168 СК не 
предусмотрено сохранение действия ст.167 и 168 КоБС, практика до принятия 
нового законодательства должна, очевидно, строиться на базе норм указанных 
статей КоБС. Действуют также ст.42-44 и ст.55-56 Консульского устава СССР 
от 25 июня 1976 г. (ВВС СССР, 1976, N 27, ст.404), сохраняющего свое действие 
на территории России.
     Таким образом, документы, представляемые в суды и иные учреждения в связи 
с рассмотрением семейных дел, если они выданы за границей, признаются в России 
действительными при наличии консульской легализации, если только иное не установлено 
международным договором. Легализация - это установление и засвидетельствование 
подлинности подписей на документах и соответствия их законам страны пребывания 
консула.
     Освобождение от легализации предусмотрено в двусторонних договорах России 
о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, в Конвенции 
стран СНГ от 22 января 1993 г., в Гаагской конвенции от 5 октября 1961 г., 
касающейся освобождения иностранных официальных документов от легализации, 
ратифицированной Россией в 1991 г. (в этой Конвенции, в которой участвует 
более 40 стран, предусмотрено, что удостоверение иностранных официальных документов 
осуществляется в особом упрощенном порядке - проставляется специальный штамп 
- апостиль, который не требует дальнейшего заверения и признается официальными 
учреждениями всех стран-участниц).
     6. При применении норм раздела VII СК должно учитываться правило ст.6 
СК: если международным договором России установлены иные правила, чем те, 
которые предусмотрены соответствующими статьями данного раздела, применяются 
правила международного договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 156 кодекса

     1. При заключении браков на территории России независимо от гражданства 
будущих супругов форма заключения брака определяется согласно п.1 ст.156 СК 
российским законодательством. Это значит, что брак должен заключаться в органах 
записи актов гражданского состояния (см. ст.1 и 10 СК и комментарий к ним). 
Браки, совершенные в России по религиозным обрядам, а также по обрядам на 
основе обычаев, не порождают правовых последствий.
     Российским законодательством определяется и порядок заключения браков 
на территории России, причем и в случае, если один из будущих супругов - иностранный 
гражданин или даже оба будущих супруга - иностранные граждане. Брак совершается 
в личном присутствии лиц, вступающих в брак, как правило, по истечении месяца 
со дня подачи ими заявления в органы записи актов гражданского состояния. 
Государственная регистрация заключения брака производится в порядке, установленном 
для государственной регистрации актов гражданского состояния. Отказ в регистрации 
брака может быть обжалован в суд (см. ст.11 СК и комментарий к ней).
     Правило п.1 ст.156 СК соответствует существующей практике и действовавшему 
ранее законодательству (ст.161 КоБС). И в иностранных государствах форма и 
порядок заключения брака по общему правилу подчиняются законодательству места 
вступления в брак (Болгария, Венгрия, Польша, Португалия, Чехия, Швейцария 
и т.д.). Наряду с этим общим правилом действуют иногда и другие дополнительные 
коллизионные нормы. Например, в Австрии форма брака подчинена австрийскому 
законодательству, если брак заключается в Австрии, и закону гражданства каждого 
из будущих супругов, если брак заключается за пределами страны. В последнем 
случае достаточно также соблюдения предписаний (относительно формы) законодательства 
места заключения брака (§16 австрийского закона о международном частном праве, 
1978 г.). В договорах России о правовой помощи форма заключения брака подчиняется 
обычно законодательству государства, на территории которого он заключается. 
В целом это регулирование совпадает с правилом п.1 ст.156 СК; в последнем, 
однако, вопрос о форме и порядке заключения брака решается только применительно 
к случаю, когда супруги вступают в брак в России (так называемая односторонняя 
коллизионная норма).
     2. Согласно п.2 ст.156 СК условия заключения браков с иностранными гражданами 
на территории России определяются, в отличие от ранее действовавшего законодательства 
(ст.161 КоБС), для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, 
гражданином которого лицо является. Так, при заключении брака российской гражданки 
с гражданином Бельгии в отношении последнего должны быть соблюдены требования 
бельгийского законодательства о брачном возрасте, необходимости согласия на 
вступление в брак, препятствиях к браку, а в отношении российской гражданки 
- требования ст.12-15 СК.
     Поскольку семейное законодательство отнесено пп."к" п.1 ст.72 Конституции 
РФ к совместному ведению Федерации и субъектов Федерации, а ст.13 СК допускает 
регулирование некоторых условий вступления в брак и законодательством субъектов 
Российской Федерации (см. ст.13 СК и комментарий к ней), возможны особенности 
в регулировании условий заключения брака в субъектах Федерации. При отсылке 
коллизионной нормы п.2 ст.156 СК к российскому законодательству такие особенности 
должны быть учтены.
     Если в России заключается брак двух иностранных граждан, к каждому из 
них должно применяться законодательство государства, гражданином которого 
лицо является.
     Факт принадлежности лица к гражданству того или иного государства определяется 
согласно п.2 ст.156 СК на момент заключения брака. Тем самым исключаются возможные 
споры по поводу подлежащего применению законодательства в случае изменения 
супругами гражданства.
     Наряду с применением законодательства страны гражданства вступающего 
в брак лица п.2 ст.156 СК предписывает применительно к условиям заключения 
брака иностранных граждан соблюдение требований и российского законодательства, 
а именно ст.14 СК в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака. 
Что касается других условий заключения брака, предусмотренных СК, например, 
правила о брачном возрасте (ст.13 СК), то соблюдения их в данном случае закон 
не требует. Поэтому возможно заключение браков и с лицами моложе 18 лет, если 
это правомерно по законодательству иностранного государства, гражданином которого 
является супруг. Например, при заключении в России брака между российским 
гражданином и болгарской гражданкой условия заключения брака для российского 
гражданина будут определяться по ст.12-15 СК, а для болгарской гражданки - 
по Семейному кодексу Болгарии, в том числе по нормам этого кодекса о брачном 
возрасте и о препятствиях к заключению брака. Но, кроме этого, необходимо 
констатировать отсутствие для болгарской гражданки препятствий к браку, предусмотренных 
ст.14 СК.
     Перечень обстоятельств, препятствующих браку, в законах разных стран 
различен, требования иностранного законодательства могут оказаться как более, 
так и менее строгими, чем в России. Так, если в России согласно ст.14 СК запрещены 
браки только между полнородными и неполнородными братьями и сестрами, то в 
Болгарии - и между двоюродными братьями и сестрами. В то же время ст.14 СК 
не допускает заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит 
в другом браке, а в ряде стран до сих пор признается полигамия. Если будущий 
супруг, желающий заключить брак в России, уже состоит в браке, то даже если 
подлежащий применению закон его страны допускает вступление во второй брак, 
в России в заключении брака ему на основании ст.14 СК должно быть отказано.
     Коллизионные нормы об условиях заключения брака содержат некоторые договоры 
России (ранее - СССР) о правовой помощи и Конвенция стран СНГ от 22 января 
1993 г. Ими предписано применять либо законодательство государства, на территории 
которого заключается брак (договоры с Польшей, Финляндией), либо законодательство 
стран гражданства будущего супруга с соблюдением при этом требований законодательства 
государства, на территории которого заключается брак, в отношении препятствий 
к заключению брака (ст.26 договора с Азербайджаном, ст.21 договора с Кубой, 
ст.26 договора с Эстонией и т.д.; так же решен вопрос в ст.26 Конвенции стран 
СНГ).
     В случае расхождения в регулировании условий заключения брака в п.2 ст.156 
СК и в соответствующем международном договоре применяться должны правила договора 
(см. ст.6 СК и комментарий к ней). Например, при заключении в Москве брака 
между финским гражданином и российской гражданкой условия заключения брака 
для финского гражданина будут определяться в соответствии с п.2 ст.22 договора 
с Финляндией о правовой помощи, т.е. по российскому законодательству (см. 
гл.3 СК и комментарий к ней), а не по законодательству страны гражданства 
будущего супруга, как это предписано п.2 ст.156 СК.
     3. Пункт 3 ст.156 СК решает спорный вопрос о том, право какого государства 
должно применяться к условиям заключения брака лица, имеющего несколько гражданств. 
Установлено, что если одно из гражданств - российское, применению подлежит 
законодательство РФ. Ссылки российского гражданина на имеющееся у него, кроме 
того, гражданство иностранного государства, подтвержденное соответствующими 
документами, в этом случае не должны приниматься во внимание и не должны влечь 
за собой применение иностранного законодательства.
     При наличии двух (нескольких) гражданств, ни одно из которых не является 
российским, возможные затруднения при определении подлежащего применению законодательства 
преодолеваются указанием в п.3 ст.156 СК на решение вопроса по выбору обладателя 
иностранных гражданств. Не требуется устанавливать, с каким государством лицо 
более тесно связано, - выбор законодательства принадлежит исключительно самому 
вступающему в брак лицу. При этом оно не должно обосновывать свой выбор, однако 
выбор ограничен законодательством тех государств, гражданином которых лицо 
является.
     Принципы применения к условиям заключения брака законодательства той 
или иной страны при наличии двойного (множественного) гражданства, предусмотренные 
в п.3 ст.156 СК, могут быть, очевидно, распространены и на другие случаи применения 
законодательства страны гражданства лица, упомянутые в последующих статьях 
раздела VII СК.
     4. Отсутствие у лица гражданства ставит вопрос о законодательстве, подлежащем 
применению к условиям заключения браков таких лиц: отсылка п.2 ст.156 СК к 
законам страны гражданства в данном случае не действует.
     Пункт 4 ст.156 СК исходит из того, что лица без гражданства наиболее 
тесно связаны с государством, где они постоянно проживают. Такой подход соответствует 
и международной практике. Условия заключения в России браков лиц без гражданства 
подчинены поэтому законодательству государства, в котором они имеют постоянное 
место жительства. Если лицо без гражданства постоянно проживает в России, 
условия вступления его в брак будут определяться по российскому законодательству, 
если же оно находится здесь временно - по законодательству государства, где 
оно имеет постоянное место жительства.
     5. Хотя п.3 и п.4 ст.156 СК не указывают, как п.2 данной статьи, на необходимость 
соблюдения кроме иностранного законодательства требований ст.14 СК в отношении 
обстоятельств, препятствующих заключению брака, по смыслу ст.156 СК правило 
п.2 этой статьи носит общий характер и поэтому должно применяться и при заключении 
брака лицом, имеющим несколько иностранных гражданств, и при вступлении в 
брак лица без гражданства, имеющего постоянное место жительства за границей.
     Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г., которая предоставляет правовую 
защиту не только гражданам стран-участниц, но и лицам, проживающим на ее территории 
(ст.1), решает вопрос и о праве, подлежащем применению при вступлении в брак 
лиц без гражданства. Условия заключения брака таких лиц определяются законодательством 
договаривающейся стороны, на территории которой они имеют постоянное место 
жительства; кроме того, должны быть соблюдены требования законодательства 
государства, на территории которого заключается брак (ст.26).
     Как видно, в регулировании условий заключения брака лиц без гражданства 
Конвенцией и п.4 ст.156 СК нет расхождений.

Комментарий к статье 157 кодекса

     1. Пункт 1 ст.157 СК, как и действовавшая ранее ст.162 КоБС, предусматривает 
заключение браков между российскими гражданами, проживающими за пределами 
территории России, в дипломатических представительствах или консульских учреждениях 
РФ. Регистрируются браки в соответствии с российским законодательством (ст.42 
Консульского устава СССР). Следовательно, при определении формы и условий 
заключения брака применяются нормы гл.3 СК (см. комментарий к ней), а также 
предусмотренные ст.13 СК нормы законов субъектов Российской Федерации о брачном 
возрасте, если они имеются (см. п.2 ст.156 СК и комментарий к нему).
     2. Пункт 2 ст.157 СК, как и ст.161 КоБС, допускает заключение на территории 
России браков между иностранными гражданами в дипломатических представительствах 
и консульских учреждениях иностранных государств. Такие браки признаются в 
России действительными при соблюдении двух условий: 1) если имеется взаимность; 
2) если супруги в момент заключения брака являлись гражданами иностранного 
государства, назначившего посла или консула.
     Взаимность считается соблюденной, если в государстве, которое назначило 
посла или консула, зарегистрировавшего брак, признаются действительными браки, 
заключенные в российских дипломатических представительствах или консульских 
учреждениях. Взаимность может вытекать из законодательства соответствующего 
иностранного государства или из заключенных Россией международных договоров. 
Так, согласно п.1-4 ст.9 Консульского договора с Китаем от 10 сентября 1986 
г. консулы вправе регистрировать в соответствии с законодательством представляемого 
государства и если это не противоречит законодательству государства пребывания 
браки при условии, что оба лица, вступающие в брак, являются гражданами представляемого 
государства, и выдавать свидетельства о браке.
     Второе из названных условий исключает возможность признания "смешанных" 
консульских браков. Требуется, чтобы оба супруга имели гражданство государства, 
назначившего посла или консула.
     Однако в некоторых консульских конвенциях России допускается регистрация 
консулом и "смешанных" браков. Так, в соответствии с пп."в" п.1 ст.37 Консульской 
конвенции с Турцией от 27 апреля 1988 г. консул регистрирует браки в рамках, 
дозволенных законодательством государства пребывания, при условии, что по 
крайней мере один из супругов является гражданином представляемого государства.

Комментарий к статье 158 кодекса

     1. Пункт 1 ст.158 СК допускает заключение браков между российскими гражданами 
и браков между российскими гражданами и иностранными гражданами или лицами 
без гражданства в компетентных органах иностранного государства. Будущие супруги 
- российские граждане могут, следовательно, заключить за границей свой брак 
либо в дипломатическом представительстве или консульском учреждении России 
(см. ст.157 СК и комментарий к ней), либо в органах иностранного государства.
     Заключенные в органах иностранных государств браки признаются в России 
действительными при условии соблюдения законодательства государства места 
заключения брака. Имеются в виду предписания этого законодательства о форме 
и условиях вступления в брак (ранее в ст.162 КоБС говорилось лишь о форме 
брака). Поэтому, например, брак, заключенный в религиозной форме в стране, 
где такие браки имеют юридическую силу, должен считаться действительным и 
в России.
     Ссылку в п.1 ст.158 СК на законодательство государства, на территории 
которого заключается брак, следует понимать как ссылку на всю совокупность 
относящихся к заключению брака норм, включая и коллизионные нормы. Если, например, 
законодательство иностранного государства предписывает, как и ст.156 СК, применение 
к условиям заключения брака законов страны гражданства супруга, то к будущему 
супругу - российскому гражданину должны быть в этом государстве применены 
российские законы.
     Законодательство большинства стран мира исходит из принципа применения 
к материальным условиям действительности брака "личного" закона будущего супруга, 
т.е. законодательства страны гражданства супруга или страны места его жительства, 
хотя допускается много разнообразных исключений из общего правила. В большинстве 
европейских стран, Японии и ряде других стран под личным законом понимается 
законодательство страны гражданства вступающих в брак лиц, а в странах англо-американского 
права, Швеции, Норвегии и некоторых других государствах - законодательство 
страны места жительства будущего супруга. Согласно ст.44 швейцарского закона 
о международном частном праве условия заключения брака в Швейцарии регулируются 
швейцарским правом; однако указывается, что брак между иностранцами может 
быть заключен и в том случае, когда отсутствуют условия, предусмотренные швейцарским 
правом, если налицо условия, установленные правом страны гражданства одного 
из будущих супругов. Применение в сочетании личного закона и закона места 
заключения брака используется и в других странах, например, в Финляндии. Закон 
места заключения брака положен в основу регулирования условий вступления в 
брак в Бразилии, Аргентине и некоторых других странах.
     Для признания в России заключенных за границей браков действительными 
требуется согласно п.1 ст.158 СК соблюдение еще одного условия: должны отсутствовать 
предусмотренные ст.14 СК (см. комментарий к ней) обстоятельства, препятствующие 
заключению брака. Подчеркнем, что закон требует соблюдения требований лишь 
ст.14 СК, но не предписаний о брачном возрасте (ст.13 СК) или о форме брака 
(ст.10 СК).
     Например, если будет установлено, что один из супругов на момент заключения 
брака, который имеется в виду в п.1 ст.158 СК, уже состоял в браке, совершенный 
за границей брак не будет считаться в России действительным, даже если законодательство 
места вступления в брак не видит в этом препятствия к заключению брака. В 
то же время недостижение одним из супругов брачного возраста, предусмотренного 
ст.13 СК, не может служить основанием для отказа в признании брака действительным 
в России, если соблюдены законы соответствующего государства о брачном возрасте.
     Признание заключенного за границей брака действительным в России означает, 
что он будет иметь такую же юридическую силу, как и брак, заключенный на территории 
России, с вытекающими отсюда последствиями.
     2. Требования п.2 ст.158 СК к признанию заключенных за границей браков 
между иностранными гражданами более мягкие: не требуется соблюдение при заключении 
брака предписаний ст.14, достаточно соблюдения соответствующего иностранного 
законодательства. Поэтому если это законодательство допускает, например, вступление 
в брак при наличии другого брака, нет оснований для признания в России недействительным 
брака двух иностранных граждан, один из которых уже состоит в браке. Практика 
и ранее шла по этому пути (см. Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР, 
с.267).

Комментарий к статье 159 кодекса

     1. Коллизионная норма ст.159 СК о недействительности брака (КоБС подобного 
правила не содержал) сформулирована во взаимосвязи с регулированием в ст.156 
и 158 СК формы и условий заключения брака.
     Если брак был заключен на территории России, основанием для признания 
его недействительным служит нарушение правил законодательства, подлежавшего 
согласно ст.156 СК применению при его заключении (см. ст.156 СК и комментарий 
к ней). Так, если при заключении брака подлежало применению российское законодательство 
(к форме и порядку заключения брака, к условиям заключения брака российского 
гражданина, к препятствиям к заключению брака иностранного гражданина), то 
недействительность брака с точки зрения формы и порядка, а также условий заключения 
брака будет определяться по российскому законодательству. Это законодательство 
будет в данном случае определять основания признания брака недействительным, 
круг лиц, имеющих право требовать признания брака недействительным, последствия 
недействительности брака (см. ст.27-30 СК и комментарий к ним).
     Если при заключении брака на территории России применялось иностранное 
законодательство, например, условия заключения брака определялись для супруга 
- иностранного гражданина по законодательству государства, гражданином которого 
он является, то брак может быть признан недействительным в связи с нарушением 
подлежавших применению норм соответствующего иностранного законодательства 
об условиях вступления в брак.
     2. При признании в России недействительными браков, заключенных за пределами 
РФ, определяющим также является законодательство, которое применялось при 
заключении брака (см. ст.158 СК и комментарий к ней). Например, недействительность 
брака, заключенного за границей иностранными гражданами с применением иностранного 
законодательства о форме и условиях вступления в брак, определяется этим иностранным 
законодательством. Если же брак был заключен за границей с применением российского 
законодательства (например, в силу требований иностранного законодательства 
в отношении супруга - российского гражданина к условиям заключения брака был 
применен российский закон), брак может быть признан недействительным по мотивам 
нарушения требований этого российского закона об условиях вступления в брак.
     3. Коллизионные нормы о недействительности брака содержатся в тех договорах 
России о правовой помощи, в которых определено право, подлежащее применению 
к заключению брака (см. ст.156 СК и п.2 комментария к ней). Регулирует недействительность 
брака и ст.30 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Способ определения 
права, подлежащего применению в отношении недействительности брака, такой 
же, как и в ст.159 СК.
     Указанные международные договоры содержат также нормы о признании решений 
по семейным делам, если отсутствуют основания отказа в признании, предусмотренные 
в соответствующем договоре (ст.52 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г., 
ст.46 договора с Болгарией, ст.44 договора с Монголией, ст.50 договора с Эстонией 
и т.д.). Следовательно, на территории России подлежат признанию (с соблюдением 
установленных соответствующим договором условий признания) и решения судов 
этих государств о недействительности браков.
     Поскольку ст.159 СК не содержит указания на признание иностранных решений 
о недействительности брака, вынесенных в государствах, с которыми Россия не 
имеет международных договоров, предусматривающих признание, возникает вопрос 
о возможности такого признания. Видимо, возможность признания может быть обоснована 
нормой ст.156 СК, по которой заключенные за границей браки признаются действительными 
в России. Едва ли было бы правильно, признав заключенный за границей брак 
действительным, продолжать считать его таковым в случае вынесения впоследствии 
за границей решения о признании его недействительным. Для признания в России 
решений о недействительности брака необходимо, однако, соблюдение общих требований, 
предусмотренных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. 
"О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей" (ВВС 
СССР, 1988, N 26, ст.427).

Комментарий к статье 160 кодекса

     1. Как и действовавшая ранее ч.1 ст.163 КоБС, п.1 ст.160 СК предусматривает 
применение при расторжении в России браков российских граждан с иностранными 
гражданами, а также браков между иностранными гражданами российского законодательства, 
т.е. ст.16-26 СК (см. комментарий к ним).
     Вопрос о признании за границей осуществленного в России расторжения брака 
(например, расторжения брака двух иностранных граждан) решается в соответствующем 
государстве на основании его законодательства. В России же брак будет считаться 
расторгнутым (разумеется, если решение вынесено с соблюдением предписаний 
российского семейного и процессуального законодательства). Отметим, что коллизионные 
нормы о расторжении брака (тех стран, где развод допускается) весьма различны. 
В принципе расторжение брака подчиняется либо закону страны гражданства супругов 
или супруга (законодательство большинства стран континентальной Европы), либо 
закону страны места жительства супругов или мужа (например, Швеция; таково 
в общем право Англии и США). Однако применяются многочисленные дополнительные 
отсылки. Например, португальский ГК подчиняет развод закону страны гражданства 
супругов; при разном гражданстве применяется право их общего обычного места 
жительства, а при его отсутствии - личный статут мужа (ст.52, 55 ГК). Таиландский 
суд расторгает брак, лишь если развод разрешен национальными законами обоих 
супругов; основания развода определяются правом места предъявления иска.
     Некоторые международные договоры России решают вопрос о подлежащем применению 
законодательстве иначе. Например, согласно ст.28 Конвенции стран СНГ от 22 
января 1993 г. по делам о расторжении брака применению подлежит законодательство 
государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления; 
если супруги имеют гражданство разных государств, применяться должно законодательство 
государства, учреждение которого рассматривает дело о расторжении брака. Поскольку 
при расхождении в регулировании применяется правило международного договора, 
а не СК (см. ст.6 СК и комментарий к ней), в случаях, когда договор отсылает 
к законам страны гражданства супругов, при расторжении их брака должно применяться 
соответствующее иностранное законодательство. Если, например, расторгается 
брак украинской гражданки, проживающей в Москве, с украинским гражданином, 
проживающим в Киеве, суд по месту жительства истицы должен применить не российское, 
а украинское семейное законодательство.
     2. Пункт 2 ст.160 СК, как и действовавшая ранее ч.5 ст.163 КоБС, допускает 
расторжение брака российских граждан, проживающих за границей, в российском 
суде; это допускается и тогда, когда второй супруг является гражданином иностранного 
государства. Практике известны такие случаи. Например, Мосгорсуд рассматривал 
иски российских гражданок, проживающих в Италии, о расторжении их брака с 
итальянскими гражданами, проживающими там же. Возникающий при рассмотрении 
подобных дел вопрос о территориальной подсудности, не получивший разрешения 
в ГПК, должен решаться на основании поручения Верховного Суда РФ, т.е. дело 
должно рассматриваться судом, указанным Верховным Судом РФ. Соответствующее 
правило, содержавшееся в ч.6 ст.163 КоБС, не воспроизведено в ст.160 СК, т.к. 
этот вопрос, носящий процессуальный характер, предполагается урегулировать 
в новом ГПК.
     Российские граждане, проживающие за границей, вправе обращаться по вопросам 
расторжения брака и в дипломатические представительства или консульские учреждения 
России, если речь идет о браке, расторжение которого по российскому законодательству 
возможно в органах записи актов гражданского состояния (см. ст.19 СК и комментарий 
к ней). При этом консул вправе расторгать браки между супругами - российскими 
гражданами, если хотя бы один из них постоянно проживает за границей.
     При взаимном согласии на расторжение брака супругов, не имеющих несовершеннолетних 
детей, расторжение брака производится в консульском учреждении России по месту 
жительства супругов или одного из них на основании совместного заявления супругов. 
В случае невозможности явки одного из супругов в консульское учреждение по 
уважительным причинам (болезнь, военная служба, отдаленность проживания и 
т.п.) совместное заявление может быть подано другим супругом. Подпись отсутствующего 
супруга на заявлении должна быть удостоверена органом загса, в нотариальном 
порядке или консулом по месту жительства другого супруга. Регистрация расторжения 
брака производится в присутствии обоих супругов. Лишь в отдельных случаях 
при наличии уважительных причин регистрация может быть произведена в отсутствие 
одного из супругов. Свидетельство о расторжении брака отсутствующему супругу, 
проживающему в России, высылается через МИД в орган загса по месту его жительства, 
а если супруг проживает за пределами России - в дипломатическом порядке консулу 
по месту его жительства.
     3. Российские граждане согласно п.3 ст.160 СК вправе расторгать браки 
за пределами России и в компетентных органах иностранных государств. Расторжение 
таких браков признается действительным в России (оно признавалось действительным 
и по ст.163 КоБС). Правило п.3 ст.160 СК следует понимать в том смысле, что 
речь идет и о браках между российскими гражданами, и о браках российских граждан 
с иностранными гражданами и лицами без гражданства.
     Признание в России иностранных решений о расторжении брака пункт 3 ст.160 
СК связывает с необходимостью соблюдения органом, вынесшим решение, законодательства 
государства своей страны о компетенции и подлежащем применению праве. При 
невыполнении этого условия решение может оказаться в России непризнанным. 
Ранее действовавшее законодательство (п.2 и 3 ст.163 КоБС) признание в России 
расторжения браков с участием российских граждан тоже ставило в зависимость 
от соблюдения судом, вынесшим решение, иностранных законов, однако формулировка 
(законы "соответствующих" государств) была неопределенной. Статья 160 СК конкретизирует 
это понятие.
     Существенным согласно данной статье является факт вынесения решения компетентным 
органом. Если, например, расторжение брака отнесено законодательством страны 
места расторжения брака к ведению судов, компетентным надо считать суд, а 
не какой-либо другой орган. Соблюдение законодательства страны места вынесения 
решения о компетенции вынесших решение органов означает также, что выполнены 
требования законодательства о пределах компетенции судов данного государства 
по рассмотрению дел о расторжении брака (международная подсудность). Такая 
компетенция устанавливается в разных государствах по-разному. Например, чешские 
суды признаются компетентными по делам о расторжении брака, если хотя бы один 
из супругов является гражданином Чехии; при определенных условиях суды этой 
страны компетентны и в отношении супругов-иностранцев (§§33 и 38 закона о 
международном частном праве и процессе). И в Польше к компетенции польских 
судов отнесены дела о расторжении брака, если хотя бы один из супругов является 
польским гражданином. Если при этом оба супруга проживают в Польше, к ним 
применяется исключительно польская юрисдикция (ст.1100 ГПК Польши).
     Если, например, польским судом расторгнут брак проживающих в Варшаве 
супругов, один из которых имеет польское, а другой - российское гражданство, 
нет препятствий с точки зрения компетенции для признания в России решения 
польского суда о расторжении брака.
     Пункт 3 ст.160 СК связывает признание иностранных решений и с соблюдением 
законодательства государства места вынесения решения о подлежащем применению 
праве. Имеется в виду соблюдение коллизионных норм семейного права данного 
государства. Поэтому при решении вопроса о признании в России решения иностранного 
суда о расторжении брака, например, двух российских граждан, важно установить, 
что коллизионная норма государства, суд которого вынес решение, соблюдена. 
Если эта коллизионная норма отсылает к законодательству страны гражданства 
супругов, следует убедиться, что при расторжении брака было применено российское 
законодательство.
     Пункт 3 ст.160 СК, в отличие от п.2 и 3 ст.163 КоБС, не связывает признание 
иностранных решений о расторжении брака с местом проживания супругов (в России 
или за ее пределами). Это не исключает того, что при определении в новом ГПК 
пределов компетенции российских судов (в том числе по семейным делам) и решении 
общих вопросов признания иностранных судебных решений это обстоятельство будет 
принято во внимание.
     4. Пункт 4 ст.160 СК предусматривает признание в России действительным 
совершенного за границей расторжения брака между двумя иностранными гражданами, 
обусловливая признание соблюдением норм законодательства государства, суд 
(или другое учреждение) которого принял решение о расторжении брака, а именно 
норм, касающихся компетенции и подлежащего применению права. По существу эта 
норма совпадает с правилом, содержавшимся в ч.4 ст.163 КоБС. Однако уточнено 
употреблявшееся ранее понятие законодательства "соответствующего" государства.
     Коллизионные нормы иностранных государств по-разному определяют подлежащее 
применению право. В принципе расторжение брака подчиняется либо законодательству 
страны гражданства супругов или супруга (законы Австрии, Венгрии и вообще 
большинства стран континентальной Европы), либо законодательству места жительства 
супругов или мужа (например, Швеция, Швейцария; таково в общем право Англии 
и США, где основной проблемой считается установление подсудности, которая 
в конечном счете определяет и подлежащее применению право). Однако применяются 
многочисленные дополнительные коллизионные отсылки.
     5. Признание в России иностранных решений о расторжении брака означает, 
что за иностранным решением признается такая же юридическая сила, как и за 
решением российских судов (или органов записи актов гражданского состояния) 
о расторжении брака. Наличие иностранного решения о расторжении брака дает 
основания считать супругов разведенными. При этом, по-видимому, не требуется 
государственная регистрация расторжения брака, произведенного иностранным 
судом, в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского 
состояния (см. п.2 ст.25 СК и комментарий к нему). Лицо, брак которого расторгнут 
решением иностранного суда, может, ссылаясь на это решение, подлежащее признанию, 
вступить в России в новый брак.
     Прежний брак считается прекратившимся со дня вступления иностранного 
решения в законную силу. День вступления иностранного решения в законную силу 
должен, надо полагать, определяться в соответствии с законодательством государства, 
суд (или иной орган) которого вынес решение. Вопрос имеет практическое значение, 
т.к. законодательство иностранных государств течение срока, с которым связывается 
вступление судебного решения в силу, устанавливает, как правило, начиная со 
дня вручения отсутствующей стороне копии решения, а не со дня вынесения решения, 
как в России.
     Признание иностранного судебного решения о расторжении брака не требует 
какой-либо специальной процедуры, если только против признания не возражает 
второй супруг или иное заинтересованное лицо. Так, загс, куда лицом, вступающим 
в брак, предъявлено в подтверждение того, что он не состоит в браке, решение 
иностранного суда о расторжении его прежнего брака, рассматривает это решение 
как подтверждение прекращения брака, удостоверившись в том, что решение вступило 
в законную силу (обычно иностранный суд делает на решении соответствующую 
отметку).
     Если, однако, заинтересованное лицо возражает против признания, вопрос 
о признании на территории России иностранного решения о разводе рассматривается 
по заявлению указанного лица судом в порядке, предусмотренном Указом Президиума 
Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О признании и исполнении в СССР 
решений иностранных судов и арбитражей". Суд рассматривает заявление в судебном 
заседании, проверяя соблюдение условий признания, в частности, и тех условий, 
которые рассмотрены выше в комментарии к настоящей статье (соблюдение требований 
о компетенции и подлежащем применению праве).
     Следует различать признание брака расторгнутым и признание последствий 
развода, основывающихся на иностранном законе, например, таких как безусловное 
лишение виновной стороны права на вступление в новый брак, права на воспитание 
детей и т.п. Последствия, которые не относятся к статуту развода, в принципе 
должны определяться на самостоятельных основаниях (см. ст.156, 163 СК и комментарий 
к ним).
     6. Признание судебных решений о расторжении брака предусматривает ряд 
договоров России о правовой помощи. В некоторых из них, например, в договоре 
с Румынией (ст.25) специально предусмотрено признание решений о расторжении 
брака "без дальнейшего производства"; требуется лишь установить, что суд страны, 
где решение должно быть признано, до этого времени не вынес по тому же делу 
решения, вступившего в законную силу. Другие договоры, например, договор с 
Вьетнамом (ст.41), предусматривают признание решений по делам неимущественного 
характера, включая сюда и решения о расторжении брака. Условия отказа в признании 
формулируются здесь шире. Отказ допустим, если установлено: 1) ответчик не 
принял участия в процессе из-за того, что ему не было своевременно и в надлежащей 
форме вручено извещение; 2) дело между теми же сторонами, о том же предмете 
и по тому же основанию было уже разрешено в стране, где ставится вопрос о 
признании, или было здесь ранее возбуждено; 3) дело относится к исключительной 
компетенции учреждений запрашиваемого государства. Статья 52 Конвенции стран 
СНГ от 22 января 1993 г. предусматривает признание решений, не требующих исполнения 
(следовательно, и решений о расторжении брака), при условии соблюдения перечисленных 
в ней условий, близких к рассмотренным выше, но не полностью совпадающих с 
ними.
     При наличии международного договора с государством, суд которого вынес 
подлежащее признанию решение о расторжении брака, необходимо обращение к соответствующему 
договору и соблюдение тех и только тех условий признания, которые предусмотрены 
в договоре (см. ст.6 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 161 кодекса

     1. КоБС не содержал нормы о законодательстве, подлежащем применению к 
личным неимущественным и имущественным правам и обязанностям супругов (право 
выбора фамилии, режим совместного имущества, взаимное алиментирование и т.п.). 
При отсутствии регулирования суды, независимо от гражданства супругов и места 
их жительства, применяли российское законодательство.
     Пункт 1 ст.161 СК восполняет пробел в законодательстве, предписывая применение 
к указанным правам и обязанностям законодательства государства, на территории 
которого супруги имеют совместное место жительства. Предполагается, что отношения 
супругов наиболее тесно связаны с правом государства, где протекает брак. 
Как видно, подлежащее применению право определено на основании "территориального" 
критерия - гражданство супругов не принимается во внимание. Таким образом, 
даже к отношениям супругов - иностранных граждан, если они проживают совместно 
в Москве, подлежит применению российское законодательство.
     Пункт 1 ст.161 СК устанавливает дополнительные коллизионные нормы на 
случай, когда супруги не имеют или никогда не имели совместного места жительства. 
При отсутствии совместного места жительства применяется законодательство государства, 
на территории которого супруги имели последнее совместное место жительства; 
если же супруги никогда не имели совместного места жительства, российские 
суды применяют российское законодательство.
     Примером может служить рассмотрение в российском суде спора о разделе 
имущества супругов, один из которых, французский гражданин, проживает во Франции, 
а другая - российская гражданка, проживает в Москве. Брак был заключен в Москве, 
здесь же супруги несколько лет жили совместно, оба имеют здесь имущество. 
Однако за год до предъявления иска ответчик уехал во Францию и супруги стали 
жить раздельно. При отсутствии у супругов на момент предъявления иска совместного 
места жительства применению подлежит в соответствии с п.1 ст.161 СК российское 
законодательство.
     2. При отсылке коллизионных норм п.1 ст.161 СК к российскому законодательству 
применению подлежат нормы гл.6 СК о личных правах и обязанностях супругов 
(см. гл.6 СК и комментарий к ней), гл.7 СК о законном режиме имущества супругов 
(см. гл.7 СК и комментарий к ней). Применению подлежат и нормы гл.8 СК о договорном 
режиме имущества супругов (см. гл.8 СК и комментарий к ней), если супруги 
в рамках, установленных п.2 ст.161 СК, не избрали при заключении брачного 
договора или соглашения об уплате алиментов друг другу иностранное законодательство.
     3. Пункт 2 ст.161 СК допускает избрание законодательства, подлежащего 
применению к брачному договору или соглашению супругов об уплате алиментов 
друг другу, самими супругами. Это значит, что, например, при составлении брачного 
договора (см. ст.40-44 СК и комментарий к ним) или соглашения об уплате алиментов 
(см. ст.89 и 90 СК и комментарий к ним) супруги могут договориться о том, 
что их права и обязанности по указанным договору или соглашению будут определяться 
не тем законодательством, на которое указывают коллизионные нормы п.1 ст.161 
СК, а каким-либо иным. Например, если брачный договор заключают супруги, один 
из которых живет в России, а другой - в Германии, а ранее они жили совместно 
в России, то согласно п.1 ст.161 СК их права и обязанности по брачному договору 
должны были бы подчиняться российскому законодательству как законодательству 
страны последнего совместного места жительства супругов. Но при соответствующей 
договоренности супругов их права и обязанности по брачному договору будут 
подчиняться германскому праву или праву какого-либо другого избранного ими 
иностранного государства. Коллизионная норма п.1 ст.161 СК в этом случае не 
будет применяться.
     Следует иметь в виду, что право избрания законодательства принадлежит 
согласно п.2 ст.161 СК не всем супружеским парам, а лишь тем, которые не имеют 
общего гражданства или совместного места жительства. Брачные договоры и соглашения 
об уплате алиментов супругов, имеющих общее гражданство или совместное место 
жительства, определяются в соответствии с общими правилами п.1 ст.161 СК; 
при отсылке этих правил к российскому законодательству подлежат применению 
нормы главы 8 СК, ст.89 и 90, а также гл.16 СК (см. гл.8, ст.89 и 90, гл.16 
СК и комментарий к ним).
     Из п.2 ст.161 СК следует, что выбор супругами законодательства не ограничен 
законодательством какой-то определенной страны. Это может быть законодательство 
России, законодательство страны гражданства одного из супругов, страны места 
его жительства, страны, где находится недвижимое имущество супругов, и т.д. 
В связи с этим нельзя полностью исключить случаи избрания супругами под давлением 
одного из них законодательства государства, где недостаточно обеспечено равенство 
мужчины и женщины в имущественных отношениях. Если будет установлено, что 
применение норм избранного иностранного семейного права противоречит основам 
правопорядка России, возможно ограничение его применения (см. ст.167 СК и 
комментарий к ней).
     Избрание на основании п.2 ст.161 СК подлежащего применению законодательства 
является правом, но не обязанностью супругов, не имеющих общего гражданства 
или совместного места жительства. Если такие супруги не воспользовались правом 
выбора законодательства, к их брачному договору или соглашению об уплате алиментов 
применяются положения п.1 ст.161 СК.
     Выбор законодательства может быть осуществлен в соответствии с п.2 ст.161 
СК при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов.
     Подчеркнем, что ст.161 СК допускает избрание права сторонами только в 
отношении указанных в ней имущественных отношений. Выбор права в отношении 
личных неимущественных прав и обязанностей супругов законом не предусмотрен. 
Не предусмотрена, в частности, возможность выбора по соглашению супругов законодательства, 
регулирующего избрание супругами места жительства, фамилии, воспитание детей 
и т.п. (см. гл.6 СК и комментарий к ней).
     Статья 161 СК не говорит о форме избрания сторонами законодательства, 
подлежащего применению к брачному договору или соглашению об уплате алиментов. 
Следовательно, применяются соответствующие коллизионные правила о форме сделки, 
содержащиеся в п.1 ст.165 Основ ГЗ (см. ст.4 СК и комментарий к ней). Заключаемые 
в России соглашения супругов об избрании законодательства могут быть включены 
в сам текст брачного договора (соглашения об уплате алиментов), но могут быть 
оформлены и отдельным документом. Соглашение, как и сам брачный договор (соглашение 
об уплате алиментов), излагается в письменной форме и требует нотариального 
удостоверения (см. ст.41 и 100 СК и комментарий к ним). В нем должна быть 
ясно выражена воля сторон.
     Если выбор супругами законодательства осуществляется за пределами России, 
достаточно того, что этот выбор оформлен согласно требованиям соответствующего 
иностранного государства. Однако выбор российского законодательства не может 
быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены 
требования российского законодательства.
     К форме соглашений супругов о подчинении брачного договора или соглашения 
об уплате алиментов законодательству того или иного государства следует, очевидно, 
применять и коллизионную норму ст.165 Основ ГЗ о том, что форма сделок по 
поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в России, подчиняется 
российскому праву.
     4. Коллизионные нормы о личных и имущественных отношениях супругов, содержащиеся 
в праве иностранных государств, сложны и весьма разнообразны. Во многих странах 
эти отношения определяются по законодательству государства, гражданами которого 
являются оба супруга (Польша, Португалия, Чехия и т.д.). При разном гражданстве 
супругов в ряде стран применяется в вопросах их личных отношений отсылка к 
законодательству последнего общего гражданства, а при его отсутствии - к национальному 
праву мужа (ст.14 греческого ГК, ст.18 итальянского ГК и др.), либо к праву 
обычного местопребывания супругов, а при его отсутствии - к национальному 
праву мужа (ст.52 II португальского ГК), либо, наконец - прямо к национальному 
закону мужа (§21 II таиландского закона). К имущественным отношениям супругов 
во многих странах применяются другие отсылки, чем те, которые применяются 
к личным отношениям, причем часто предписывается применение законодательства, 
действовавшего в момент заключения брака (так по греческому ГК, итальянскому 
ГК, португальскому ГК и т.д.). Это правило допускает, однако, исключения: 
режим супружеского имущества обычно может быть изменен брачным договором. 
Из общего принципа единства супружеского имущества в ряде законодательств 
делается исключение и для недвижимого имущества, которое, как правило, подчиняется 
праву места его нахождения. В Польше, Чехии и ряде других стран действует, 
как правило, общая коллизионная норма для личных и имущественных отношений 
супругов. В то же время допускается в сфере имущественных прав выбор законодательства 
супругами. В Польше вопрос о допустимости такого выбора, его изменении и отмене 
решается по национальному закону супругов.
     В некоторых странах значение договорного урегулирования имущественных 
отношений супругов особенно велико. Так, согласно ст.52 швейцарского закона 
о международном частном праве 1987 г. режим имущественных отношений супругов 
определяется по общему правилу правом, избранным супругами. Если супруги не 
избрали права, режим их имущественных отношений определяется правом государства, 
в котором супруги имеют совместное место жительства, а если они имеют место 
жительства в разных государствах - правом государства, где они имели последнее 
совместное место жительства; если супруги никогда не имели совместного места 
жительства, применяется право их общего гражданства, а при отсутствии и такового 
- швейцарское право (ст.54 упомянутого закона).
     Поскольку ст.161 СК не содержит правила о признании в России решений, 
вынесенных по личным и имущественным отношениям супругов учреждениями иностранных 
государств, вопрос об их признании должен решаться на общих основаниях, предусмотренных 
ГПК и другими актами процессуального законодательства, а также международными 
договорами России.
     5. Коллизионные вопросы личных и имущественных отношений супругов отражены 
в ряде договоров России (ранее - СССР) о правовой помощи, а также в Конвенции 
стран СНГ от 22 января 1993 г. Так, по ст.29 договора с Польшей о правовой 
помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам личные 
и имущественные правоотношения супругов определяются законодательством Договаривающейся 
стороны, на территории которой супруги имеют совместное место жительства. 
Если супруги проживают в разных странах, то при наличии у них общего гражданства 
применяется законодательство страны их гражданства, а при разном гражданстве 
- законодательство страны, где они имели свое последнее совместное место жительства. 
Близки к приведенному правилу и нормы других договоров о правовой помощи, 
а также ст.27 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Последняя содержит 
аналогичные польскому договору положения с добавлением на тот случай, когда 
супруги, имеющие разное гражданство, не имели совместного места жительства 
на территории стран-участниц Конвенции. В этом случае согласно ст.27 применяется 
законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело. Кроме 
того, в данной статье установлено, что отношения супругов, касающиеся их недвижимого 
имущества, определяются по законодательству государства, на территории которого 
оно находится.
     К личным и имущественным отношениям супругов при расхождении в регулировании 
правилами международного договора и ст.161 СК применяются правила международного 
договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней). Например, если супруги - польские 
граждане проживают один в России, а другая - в Польше, а ранее совместно жили 
в России и имеют здесь денежные вклады, то при рассмотрении иска о разделе 
имущества супругов российский суд должен применить не российское законодательство, 
как это вытекает из п.1 ст.161 СК, а польское законодательство - в соответствии 
с приведенной выше ст.29 договора с Польшей.
     Возникает вопрос о возможности избрания супругами законодательства, подлежащего 
применению к брачному договору или соглашению об уплате алиментов (п.2 ст.161 
СК), иного, чем то законодательство, к которому отсылает норма международного 
договора. Например, если договор о правовой помощи предписывает применение 
к имущественным отношениям супругов, один из которых проживает в России, а 
другой - в Польше, российского законодательства как законодательства страны 
их последнего совместного места жительства, возможно ли применение польского 
законодательства, если супруги договорились о подчинении именно этому законодательству 
своих прав и обязанностей по уплате алиментов друг другу?
     По-видимому, поскольку правило договора сформулировано вполне определенно 
и не допускает изъятий на основании соглашения сторон, применению в рассматриваемом 
случае подлежит российское законодательство, как это вытекает из договора.
     6. Хотя договоры России о правовой помощи и Конвенция стран СНГ от 22 
января 1993 г. не содержат специальной нормы о признании и исполнении иностранных 
решений, вынесенных по правоотношениям супругов, такие решения могут быть 
признаны и исполнены, т.к. подпадают под действие общих правил договоров о 
признании и исполнении решений (ст.51-55 Конвенции и соответствующие статьи 
договоров). При этом должны быть соблюдены предусмотренные Конвенцией (договорами) 
условия признания и исполнения. Например, при исполнении в России решения 
украинского суда о разделе имущества супругов должно быть согласно ст.52 названной 
Конвенции установлено, что отсутствуют следующие основания для отказа в признании 
и исполнении: а) в соответствии с законодательством государства, на территории 
которого вынесено решение (т.е. Украины), оно не вступило в законную силу 
или не подлежит исполнению, за исключением случаев, когда решение подлежит 
исполнению до вступления в законную силу; б) ответчик не принял участия в 
процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно 
и надлежаще вручен вызов в суд; в) по делу между теми же сторонами, о том 
же предмете и по тому же основанию на территории государства, где должно быть 
признано и исполнено решение (т.е. России), было уже ранее вынесено вступившее 
в законную силу решение или имеется признанное решение суда третьего государства 
(например, Белоруссии), либо если учреждением этого (т.е. российского) государства 
было ранее возбуждено производство по данному делу; г) согласно положениям 
данной Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законодательству 
государства, на территории которого решение должно быть признано и исполнено, 
дело относится к исключительной компетенции ее учреждения (если, например, 
украинским судом вынесено решение о недвижимом имуществе, находящемся в России); 
д) отсутствует документ, подтверждающий соглашение сторон по делу договорной 
подсудности; е) истек срок давности принудительного исполнения, предусмотренный 
законодательством государства, суд которого исполняет решение.

Комментарий к статье 162 кодекса

     1. Статья 162 решает коллизионные вопросы установления и оспаривания 
отцовства (материнства). В отличие от правила ст.164 КоБС, по которой установление 
отцовства в РСФСР независимо от гражданства родителей и ребенка и места их 
жительства производилось по российскому законодательству, п.1 ст.162 СК подчиняет 
установление и оспаривание отцовства (материнства) законодательству государства, 
гражданином которого является ребенок по рождению. Поскольку на территории 
России речь чаще всего идет об установлении отцовства (материнства) в отношении 
детей, являющихся российскими гражданами, в подавляющем большинстве случаев 
будет практически, как и прежде, применяться российское право, а именно гл.10 
СК, регулирующая установление происхождения детей (см. ст.47-53 СК и комментарий 
к ним). Однако отцовство (материнство) в отношении детей, являющихся иностранными 
гражданами, согласно п.1 ст.162 СК должно теперь устанавливаться в соответствии 
с законодательством государства их гражданства. Дети, таким образом, получают 
защиту по нормам законодательства страны своего гражданства.
     2. Пункт 1 ст.162 СК указывает на гражданство детей по рождению. Поэтому 
приобретение ребенком впоследствии (к моменту установления отцовства) гражданства 
другого государства не влияет на подлежащее применению законодательство - 
им и в этом случае остается законодательство государства, гражданином которого 
ребенок был по рождению.
     Согласно ст.14 Закона о гражданстве ребенок, родители которого на момент 
его рождения состоят в гражданстве России, является российским гражданином 
независимо от места рождения. Гражданство родителей, таким образом, автоматически 
распространяется на родившегося ребенка и является его гражданством по рождению. 
Для детей, лишь один из родителей которых является российским гражданином, 
действуют следующие правила ст.15 названного Закона: 1) если второй родитель 
- лицо без гражданства, ребенок является российским гражданином независимо 
от места рождения; 2) если второй родитель - гражданин иностранного государства, 
вопрос о гражданстве ребенка независимо от места его рождения определяется 
письменным соглашением родителей; при отсутствии такого соглашения ребенок 
приобретает российское гражданство, если он родился на территории России либо 
иначе стал бы лицом без гражданства. Находящийся на территории России ребенок, 
родители которого неизвестны, регистрируется в органах загса как российский 
гражданин (ст.16 названного закона), т.к. презюмируется, что его родители 
- граждане России. Российское гражданство согласно ст.17 Закона получают и 
родившиеся на территории России дети граждан других государств (бывших союзных 
республик, входивших в состав СССР по состоянию на 1 сентября 1991 г., или 
других иностранных государств), если эти государства не предоставляют ребенку 
своего гражданства. Гражданами России являются также родившиеся на ее территории 
дети, родители которых являются лицами без гражданства. Следует также иметь 
в виду норму ст.13 упомянутого Закона, согласно которой лица, родившиеся 30 
декабря 1922 г. и позднее и утратившие гражданство бывшего СССР, считаются 
состоявшими в гражданстве РСФСР по рождению, если родились на территории РСФСР 
или если хотя бы один из родителей на момент рождения ребенка был гражданином 
СССР и постоянно проживал на территории РСФСР. Под территорией РСФСР в данном 
случае понимается территория РСФСР по состоянию на дату их рождения.
     3. Коллизионные вопросы установления отцовства (материнства) получили 
разрешение в ряде международных договоров России о правовой помощи. В большинстве 
случаев предписывается, как и в п.1 ст.162 СК, применение законодательства 
государства, гражданином которого является ребенок по рождению. Так решен 
вопрос в ст.25 договора с Кубой, в ст.27 аналогичного договора с Монголией 
и в большинстве других договоров о правовой помощи, содержащих коллизионные 
нормы семейного права, а также в ст.31 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 
г. Однако некоторые договоры о правовой помощи, например, договор с Румынией 
1958 г., в отличие от п.1 ст.162 СК предписывают применение законодательства 
того из договаривающихся государств, гражданином которого является ребенок 
(ст.27 договора с Румынией). С учетом нормы ст.6 СК (см. комментарий к ней) 
в отношении ребенка, являющегося по рождению российским гражданином, но к 
моменту рассмотрения заявления об установлении отцовства ставшего румынским 
гражданином, следует применять не российское, а румынское законодательство.
     4. Порядок установления или оспаривание отцовства (материнства) на территории 
России определяется согласно п.2 ст.162 российским законодательством: применению 
подлежат правила главы 10 СК, определяющие процедуру установления или оспаривания 
отцовства (материнства) - административную или судебную. Это относится и к 
тем случаям, когда в силу пункта 1 ст.162 СК применению подлежит иностранное 
семейное законодательство. В случаях, когда российское законодательство допускает 
установление отцовства (материнства) в органах записи актов гражданского состояния, 
например, при установлении отцовства лица, не состоящего в браке с матерью 
ребенка, путем подачи отцом и матерью совместного заявления в загс (см. п.4 
ст.48 СК и комментарий к нему), проживающие за пределами территории России 
родители ребенка вправе обращаться с заявлениями об установлении отцовства 
в дипломатические представительства или консульские учреждения Российской 
Федерации. Однако установление отцовства в указанном порядке допускается законом 
лишь тогда, когда хотя бы один из супругов является российским гражданином.
     5. Поскольку ст.162 СК не содержит прямых указаний на признание решений 
об установлении отцовства (материнства), принятых иностранными учреждениями, 
признание таких решений осуществляется на общих основаниях, предусмотренных 
ГПК и другими актами процессуального законодательства, а также международными 
договорами России. Например, согласно п.1 ст.46 договора о правовой помощи 
с Венгрией вступившие в законную силу решения судов и органов по опеке и попечительству 
одной Договаривающейся стороны по делам неимущественного характера, если они 
не противоречат этому договору, признаются на территории другой Договаривающейся 
стороны без дальнейшего разбирательства, если никакой суд другой Стороны не 
вынес ранее по этому делу решения, вступившего в законную силу.

Комментарий к статье 163 кодекса

     1. Норма ст.163 СК является новой: КоБС не содержал коллизионного правила 
о правах и обязанностях родителей и детей. На практике суды во всех случаях 
применяли российское законодательство.
     Статья 163 СК, определяющая законодательство, подлежащее применению к 
правам и обязанностям родителей и детей, распространяется на взаимные права 
и обязанности родителей и детей, рожденных как в браке, так и вне брака. При 
этом алиментные обязательства охватываются данной нормой, если речь идет об 
обязательствах родителей по отношению к детям. Из формулировки ст.163 СК следует, 
что имеются в виду алиментные обязательства родителей по отношению к несовершеннолетним 
детям, а равно к нетрудоспособным совершеннолетним детям.
     2. Права и обязанности родителей и детей, в том числе алиментные обязанности, 
подчиняются согласно ст.163 СК законодательству государства, на территории 
которого они имеют совместное место жительства. Таким образом, отношения родителей 
и детей, проживающих совместно в России, независимо от гражданства сторон 
определяются по российскому законодательству (см. гл.11, 12, 13, 16, 17 СК 
и комментарий к ним). В данном случае закон исходит из того, что отношения 
родителей и детей наиболее тесно связаны с законодательством страны их совместного 
места жительства.
     Если стороны не имеют совместного места жительства и проживают в разных 
государствах, их права и обязанности определяются законодательством государства, 
гражданином которого является ребенок. Например, если мать ребенка - иностранного 
гражданина, проживающая вместе с ребенком за границей, обратится в российский 
суд и иском к отцу ребенка - российскому гражданину, проживающему в Москве, 
о взыскании алиментов на ребенка, суд при рассмотрении спора должен применять 
законодательство государства, гражданином которого является ребенок. Последний 
получит в данном случае средства на содержание в том же объеме и на тех же 
условиях, что и другие дети, имеющие гражданство того же государства.
     Другой пример. При проживании матери с ребенком в России, а отца - за 
границей взыскание на ребенка алиментов с отца должно определяться российским 
судом по российскому законодательству, если ребенок - российский гражданин, 
и по законодательству страны гражданства ребенка, если ребенок - иностранный 
гражданин.
     3. В отношении прав и обязанностей родителей и детей, включая алименты 
на детей, ст.163 СК допускает в интересах ребенка и иное решение вопроса: 
по требованию истца может быть применено законодательство государства, на 
территории которого постоянно проживает ребенок. Данная норма относится, как 
видно, к случаям, когда ребенок, имеющий гражданство одного государства, проживает 
на территории другого.
     Применение законодательства страны места проживания ребенка закон связывает 
с наличием требования (просьбы) об этом истца. Отсюда следует, что при отсутствии 
такого требования суд не должен отступать от основных коллизионных правил 
ст.163 СК. Закон говорит также не об обязанности суда применять по требованию 
истца законодательство страны места жительства ребенка, и лишь о возможности 
такого применения. По смыслу закона должен приниматься во внимание тот факт, 
что законодательство страны места жительства ребенка действительно более благоприятно 
для ребенка. Здесь могут учитываться: способ взыскания алиментов (в процентном 
отношении к заработной плате ответчика или в твердой денежной сумме), сроки 
взыскания (до достижения 18 лет или до достижения экономической самостоятельности, 
как это принято в ряде стран), характер личных неимущественных отношений родителей 
и детей и т.п.
     Принадлежность лица к гражданству того или иного государства, с которой 
ст.163 СК связывает решение вопроса о подлежащем применению законодательстве, 
должна определяться на момент вынесения решения. Поэтому если ребенок, являющийся 
по рождению гражданином одного государства, к моменту вынесения решения станет 
гражданином другого государства, определяющим следует считать это последнее 
гражданство.
     4. По законодательству иностранных государств к отношениям родителей 
и детей, рожденных в браке, и к отношениям родителей и внебрачных детей нередко 
подлежит применению разное законодательство. Например, португальский ГК подчиняет 
отношения родителей и детей, рожденных в браке, общему национальному закону 
родителей, а при отсутствии такового - закону их обычного общего места жительства; 
при проживании родителей в разных государствах применяется национальный закон 
отца, и лишь в случаях, когда мать осуществляет в полном объеме родительскую 
власть - ее национальный закон (ст.57 ГК). Для отношений родителей и внебрачных 
детей здесь действует другая коллизионная норма.
     Ряд законодательств при решении вопросов отношений между родителями и 
детьми исходит из гражданства детей. Например, согласно §45 венгерского закона 
о международном частном праве к таким отношениям, в частности, к праву детей 
на фамилию, к праву на содержание и управление их имуществом - за исключением 
содержания родителей - применяется личный закон детей (т.е. закон гражданства). 
В то же время допускается применение к отношениям между родителями и детьми, 
если последние являются венгерскими гражданами или проживают в Венгрии, венгерского 
закона, если он более выгоден для детей (§46). В некоторых странах, например, 
в Финляндии, личный закон ребенка применяется при отсутствии общего гражданства 
родителей. В Греции при отсутствии общего гражданства отца и ребенка законодательство 
(ст.18 ГК) исходит из их последнего общего гражданства, а при отсутствии такового 
- из национального закона отца. Согласно швейцарскому закону о международном 
частном праве 1987 г. отношения между родителями и детьми регулируются по 
общему правилу законодательством государства обычного местопребывания ребенка 
(ст.82). Законодательство иностранных государств в данной сфере чрезвычайно 
разнообразно и детально, обычно общее коллизионное правило дополняется многими 
другими.
     5. Коллизионные нормы о правоотношениях родителей и детей содержит ряд 
договоров России о правовой помощи, а также Конвенция стран СНГ от 22 января 
1993 г. Так, согласно п.1 ст.32 данной Конвенции правоотношения родителей 
и детей определяются по законодательству той страны-участницы, на территории 
которой постоянно проживают дети. Несколько иначе решен вопрос в двусторонних 
договорах о правовой помощи. Здесь при совместном месте жительства, как правило, 
применяется законодательство государства, на территории которого они имеют 
совместное место жительства (ст.27 договора с Монголией, ст.25 договора с 
Болгарией, ст.30 договора с Эстонией и т.д.). Но при раздельном проживании 
родителей и детей часть договоров отсылает к законодательству страны гражданства 
ребенка (договоры с Болгарией, Венгрией, Румынией и др.), тогда как другие 
(например, с Вьетнамом, Монголией) - к законодательству страны места жительства 
ребенка. Некоторые двусторонние договоры о правовой помощи, в основном заключенные 
давно, выделяют правоотношения между внебрачным ребенком и его матерью и отцом, 
подчиняя их законодательству государства, гражданином которого является ребенок.
     Как видно, регулирование коллизий в международных договорах несколько 
отличается от норм ст.163 СК. Если, например, при раздельном проживании родителей 
ребенка, являющегося вьетнамским гражданином и проживающего с матерью в России, 
ст.163 СК требует применения вьетнамского законодательства как законодательства 
страны гражданства ребенка, то договор с Вьетнамом требует применения российского 
законодательства, поскольку ребенок живет в России. Аналогичное расхождение 
существует и между правилом ст.163 СК и п.1 ст.32 Конвенции стран СНГ от 22 
января 1993 г. При расхождении в регулировании применяется норма международного 
договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней).
     Надо вместе с тем иметь в виду, что стремление и договоров, и внутреннего 
семейного законодательства (ст.163 СК) обеспечить в первую очередь интересы 
ребенка приводит часто и при разном регулировании к сходным результатам. Так, 
ст.31 договора о правовой помощи с Польшей наряду с основным правилом о применении 
при раздельном проживании сторон к их правоотношениям законодательства страны 
гражданства ребенка содержит дополнительное правило, предписывающее применение 
законодательства страны места проживания ребенка, если оно для него более 
благоприятно. Договор же с Монголией (ст.27) кроме основного правила о применении 
в подобном случае законодательства страны, на территории которой ребенок имеет 
место жительства, содержит дополнительное правило о применении законодательства 
страны гражданства ребенка, если оно для него более благоприятно.
     6. Признание и исполнение решений иностранных судов по правоотношениям 
родителей и детей, в том числе решений о взыскании алиментов, осуществляется 
в России при наличии международного договора, предусматривающего такое признание 
и исполнение: Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. и ряд двусторонних 
договоров России о правовой помощи допускают признание и исполнение иностранных 
судебных решений по семейным делам при соблюдении предусмотренных соответствующим 
международным договором условий (см. п.6 комментария к ст.161 СК).

Комментарий к статье 164 кодекса

     1. Статья 164 СК определяет законодательство, подлежащее применению к 
алиментным обязательствам совершеннолетних детей в пользу родителей и к алиментным 
обязательствам других членов семьи; алиментные обязательства супругов и бывших 
супругов данной статьей не охватываются (см. ст.161 СК и комментарий к ней). 
Ранее подобной нормы российское законодательство не содержало.
     Коллизионная норма ст.164 СК отсылает к законодательству государства, 
на территории которого стороны имеют совместное место жительства. При совместном 
проживании сторон в России должно, следовательно, применяться независимо от 
гражданства сторон российское законодательство (см. ст.87, 88 и гл.15 СК и 
комментарий к ним). На практике и ранее при отсутствии законодательного регулирования 
применялось в подобных случаях российское право.
     При отсутствии совместного места жительства алиментные обязательства 
совершеннолетних детей и других членов семьи определяются исходя из гражданства 
лица, претендующего на получение алиментов. Закон исходит из того, что в таких 
случаях в защите своего национального законодательства (законодательства страны 
гражданства) в большей мере, чем совершеннолетние дети, нуждаются нетрудоспособные 
престарелые родители и другие претендующие на получение алиментов лица.
     Если, например, сын нуждающегося престарелого отца уехал из России и 
живет за границей, иск проживающего в России отца, являющегося российским 
гражданином, к сыну о взыскании алиментов должен рассматриваться судом с применением 
российского законодательства, а именно ст.87 СК (см. комментарий к ней).
     2. Законодательство ряда иностранных государств тоже выделяет коллизионные 
вопросы предоставления алиментов родственникам (кроме алиментов детям), подчиняя 
эти отношения, как правило, законодательству страны гражданства лица, претендующего 
на алименты (например, §47 венгерского закона о международном частном праве 
1979 г., ст.21 турецкого закона о международном частном праве 1982 г.).
     3. Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. (п.2 ст.32) и некоторые договоры 
о правовой помощи, устанавливая для рассматриваемых правоотношений специальное 
коллизионное регулирование, тоже исходят из необходимости защиты интересов 
нуждающихся истцов. Практика применения договоров, в частности, договора о 
правовой помощи с Польшей, заключенного в 1957 г., показала, что содержавшаяся 
в договоре общая норма ст.31 о правоотношениях родителей и детей не отражала 
специфику алиментных отношений между истцом - престарелым нуждающимся родителем 
и его взрослыми детьми, поэтому в 1980 г. данная статья договора была дополнена 
специальным правилом (п.4 ст.31). Согласно этому правилу по делам о взыскании 
алиментов с совершеннолетних детей применяется законодательство государства, 
на территории которого проживает лицо, претендующее на получение алиментов.
     При расхождении в регулировании (ст.164 СК предписывает, если стороны 
живут в разных государствах, применение законодательства страны гражданства 
лица, претендующего на получение алиментов, а договоры - страны места его 
жительства) применяется правило международного договора (см. ст.6 СК и комментарий 
к ней).

Комментарий к статье 165 кодекса

     1. В ст.165 СК решены коллизионные вопросы усыновления, включая и отмену 
усыновления. В основу регулирования положены нормы ст.165 КоБС с изменениями, 
внесенными Федеральным законом РФ от 7 марта 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 11, ст.939).
     Усыновление на территории России иностранными гражданами российских детей 
производится согласно ст.165 СК в соответствии с законодательством государства, 
гражданином которого является усыновитель - будущий глава семьи, как правило, 
увозящий ребенка в свою страну. Применение при усыновлении соответствующего 
иностранного законодательства (о требованиях к усыновлению в отношении возраста, 
материального положения и т.п.) обеспечивает в дальнейшем стабильность усыновления 
в иностранном государстве.
     При усыновлении ребенка супругами, имеющими разное гражданство, должны 
быть, очевидно, соблюдены требования, предусмотренные законодательством как 
государства, гражданином которого является муж, так и государства, гражданкой 
которого является жена. Если ребенок усыновляется лицом без гражданства, усыновление 
согласно п.1 ст.165 СК производится в соответствии с законодательством государства, 
в котором это лицо имеет постоянное место жительства.
     Наличие гражданства (безгражданства) определяется на момент подачи заявления 
об усыновлении или его отмене (если ставится вопрос об отмене усыновления). 
При этом следует иметь в виду относящиеся к определению гражданства общие 
правила (см. п.2 комментария к разделу VII СК).
     Отсылая к законодательству страны усыновителя, ст.165 СК предписывает 
соблюдение одновременно и требований российского законодательства (см. ст.124-126 
и 129-132 СК и комментарий к ним), касающихся обеспечения при усыновлении 
интересов детей. Если требования соответствующего иностранного законодательства 
либо указанные требования российского законодательства не соблюдены, усыновление 
не должно производиться.
     2. При усыновлении на территории России детей - иностранных граждан российскими 
гражданами применяется, исходя из общей коллизионной нормы п.1 ст.165 СК, 
российское законодательство (см. гл.19 и комментарий к ней). Следует учитывать 
и п.2 ст.169 СК, а также утвержденное Правительством РФ 15 сентября 1995 г. 
Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, 
на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам (СЗ 
РФ, 1995, N 39, ст.3768). Иностранное гражданство усыновляемых тоже учитывается 
при усыновлении; учреждение, производящее усыновление ребенка - иностранного 
гражданина, должно в соответствии с ч.3 п.1 ст.165 СК получить согласие законного 
представителя ребенка и компетентного органа государства, гражданином которого 
является ребенок, а также, если это требуется в соответствии с законодательством 
указанного государства, согласие ребенка на усыновление.
     3. Правило п.2 ст.165 СК направлено на защиту прав усыновляемых детей 
и носит общий ограничительный характер: независимо от гражданства усыновителя 
(следовательно, и от подлежащего применению законодательства) при нарушении 
прав ребенка, установленных российским законодательством и международными 
договорами России (например, Конвенцией о правах ребенка - см. ВВС СССР, 1990, 
N 45, ст.955), усыновление не может быть произведено, а произведенное усыновление 
подлежит отмене.
     4. Пункт 3 ст.165 СК предусматривает признание в России усыновления ребенка 
- российского гражданина, проживающего за границей, если оно произведено компетентным 
органом иностранного государства, гражданином которого является усыновитель. 
Требуется лишь установить, что орган исполнительной власти субъекта РФ, на 
территории которого ребенок или его родители проживали до выезда за границу, 
дал предварительное разрешение на усыновление. Аналогичное правило содержалось 
и в прежней редакции ст.165 КоБС, но если там речь шла о производстве усыновления 
органами государства, на территории которого проживает ребенок, то п.3 ст.165 
СК говорит об органах государства, гражданином которого является усыновитель. 
Иначе определен и орган, дающий разрешение на усыновление.
     Компетентность органа, производящего усыновление, о которой упоминается 
в п.3 ст.165 СК, определяется в иностранных государствах по-разному. Например, 
в Швейцарии усыновление производится в судах или административных органах 
по месту жительства усыновителя или супругов, совместно усыновляющих ребенка. 
Споры об усыновлении рассматриваются судами, компетентными по делам об усыновлении 
или оспаривании происхождения. Допускается усыновление в швейцарских органах 
и в том случае, когда усыновитель - швейцарский гражданин не имеет места жительства 
в этой стране, если усыновление в стране, где он живет, невозможно или нельзя 
разумно требовать, чтобы заявление об усыновлении было подано по месту жительства 
за рубежом (ст.75, 76 закона о международном частном праве 1987 г.).
     Вынося решение об усыновлении, компетентные органы иностранных государств 
применяют действующие в их стране нормы, которые тоже различны. Здесь предписывается 
учитывать в том или ином варианте законодательство страны гражданства усыновителя 
и усыновляемого, а также страны, где производится усыновление. В ряде случаев 
отдельно регулируются условия и последствия усыновления.
     Приведем в качестве примера регулирование коллизий при усыновлении в 
трех принятых сравнительно недавно законах о международном частном праве. 
Австрийский закон 1978 г. (§26) подчиняет условия усыновления закону гражданства 
каждого из усыновителей; если по законодательству страны гражданства ребенка 
требуется согласие последнего на усыновление или согласие третьего лица, применяется 
и это законодательство. Последствия усыновления подчинены законодательству, 
подлежащему применению к личным правоотношениям супругов. Турецкий закон 1982 
г. в отношении способности к усыновлению и условий назначения усыновления 
предписывает применение для каждого участника закона страны гражданства, для 
последствий усыновления - закона страны гражданства усыновителя, а при усыновлении 
супругами - закона, регулирующего общие условия брака. По швейцарскому закону 
1987 г. (ст.77) условия осуществляемого в Швейцарии усыновления определяются 
швейцарским правом. Однако принимаются во внимание и условия, предусмотренные 
законодательством страны места жительства или гражданства усыновителя или 
супругов - усыновителей, если выясняется, что в этих странах может быть отказано 
в признании принятого в Швейцарии решения об усыновлении, чем может быть нанесен 
серьезный ущерб интересам ребенка.
     5. Договоры России о правовой помощи, как и Конвенция стран СНГ от 22 
января 1993 г., решают коллизионные вопросы усыновления в общем единообразно. 
Как и в ст.165 СК, в них предписано применение законодательства государства, 
гражданином которого является усыновитель. Если ребенок имеет гражданство 
другого государства, при усыновлении или его отмене необходимо получить согласие 
законного представителя и компетентного государственного органа, а также согласие 
ребенка, если это требуется по законодательству государства, гражданином которого 
он является. При совпадении общих принципов решения коллизионных вопросов 
усыновления в ст.165 СК и в международных договорах существуют и расхождения 
в регулировании. Так, в договорах о правовой помощи отсутствует норма, аналогичная 
норме ч.2 п.1 ст.165 СК, - отсылка в соответствующих случаях к законодательству 
страны гражданства усыновителя не соединена с предписанием соблюдения одновременно 
и требований законодательства другого государства. Возникает вопрос о необходимости 
соблюдения требований ч.2 п.1 ст.165 СК при усыновлении российских детей гражданами 
государств, с которыми имеется договор о правовой помощи или Конвенция стран 
СНГ от 22 января 1993 г., решающие коллизионные вопросы усыновления. Видимо, 
следует исходить из общего правила о преимуществе нормы международного договора 
(см. ст.6 СК и комментарий к ней). Однако это общее правило должно действовать 
в данном случае применительно к решению вопроса о подлежащем применению материальном 
праве. Процедура же усыновления договорами не регулируется, поэтому здесь 
действуют правила внутреннего законодательства (например, правила ст.125, 
126 СК).
     6. Статья 165 СК в отличие от ранее действовавшего законодательства не 
содержит норм, предоставляющих возможность усыновления детей, являющихся российскими 
гражданами и проживающих за границей, в консульских учреждениях Российской 
Федерации. Это связано с изменением порядка усыновления детей: согласно ст.125 
СК усыновление должно производиться судом по правилам, предусмотренным ГПК. 
Однако до введения судебного порядка усыновления в действие (см. п.2 ст.169 
СК и комментарий к нему) продолжала действовать ст.32 Консульского устава 
СССР. Поэтому усыновление детей, являющихся российскими гражданами и проживающих 
за границей, могло быть до введения в действие судебного порядка усыновления 
осуществлено и в консульских учреждениях России.
     7. Правила ст.165 СК применяются соответственно к удочерению.

Комментарий к статье 166 кодекса

     1. Отсылки в коллизионных нормах раздела VII СК к семейному законодательству 
иностранных государств ставят перед работниками судов, органов записи актов 
гражданского состояния и иных органов, применяющих иностранное право, непростые 
задачи. Если российское законодательство они обязаны знать ех officio, то 
требовать от них знания иностранного права нельзя. Тем не менее это право 
в силу отсылки соответствующей коллизионной нормы должно быть применено.
     В связи с этим возникает ряд вопросов: 1) об обязанности суда или иного 
органа применять иностранное семейное право по своей инициативе, независимо 
от того, ссылаются ли на него стороны; 2) о порядке установления содержания 
иностранного семейного права; 3) о толковании норм иностранного законодательства; 
4) о последствиях неустановления содержания или неправильного применения иностранного 
права.
     По смыслу п.1 ст.166 СК обязанность применения иностранного семейного 
права, если это следует из коллизионных норм раздела VII СК, существует независимо 
от того, ссылаются ли стороны на это иностранное право. Применяющий иностранное 
право орган делает это по своей инициативе, если только в самом законе не 
установлено иное (см. ст.163 СК и п.3 комментария к ней). Содержание соответствующей 
нормы иностранного права устанавливается в соответствии с ее официальным толкованием, 
практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. 
Информация о таком толковании, практике и доктрине, если ее не предоставят 
стороны, может быть получена в Министерстве юстиции Российской Федерации, 
которое осуществляет организационное руководство работой судов и органов записи 
актов гражданского состояния и на которое возложены функции предоставления 
информации о праве во всех договорах России о правовой помощи и в Конвенции 
стран СНГ от 22 января 1993 г.
     Информацию можно получить и в соответствующих консульских учреждениях 
России за рубежом, можно привлечь и экспертов в области иностранного права 
- работников соответствующих учреждений и научных институтов. Ценным может 
оказаться содействие сторон и других заинтересованных лиц, представляющих 
в обоснование своих требований и возражений документы, подтверждающие содержание 
норм иностранного семейного права.
     Толковаться норма иностранного семейного права должна так же, как она 
толкуется "у себя на родине", т.е. в соответствующем иностранном государстве 
(учитывается официальное толкование, судебная практика, доктрина). Информация 
о толковании может быть получена тем же путем, что и информация о самом законе.
     При неустановлении несмотря на предпринятые меры содержания иностранного 
семейного права применяется (согласно п.2 ст.166 СК) российское законодательство. 
Это правило, однако, установлено на случай действительной невозможности получить 
информацию, оно может быть применено, лишь если все пути такого получения 
исчерпаны.
     Следует также иметь в виду, что неправильное применение коллизионной 
нормы и иностранного семейного права, к которому она отсылает, может послужить 
основанием для отмены или изменения судебного решения.

Комментарий к статье 167 кодекса

     1. Предусмотренная в ст.167 СК норма известна во всем мире как оговорка 
о публичном порядке (ordre public). В силу этой оговорки иностранное право, 
к которому отсылает коллизионная норма, не применяется, если такое применение 
противоречило бы публичному порядку данной страны. Как видно, норма ст.167 
СК может ограничивать действие коллизионных норм раздела VII СК. Хотя КоБС 
тоже включал статью аналогичного содержания (ст.169), до последнего времени 
она практически не действовала ввиду применения в российском коллизионном 
семейном праве, как правило, отсылок к российскому законодательству. С расширением 
применения иностранного семейного права, увеличением числа отсылок к нему 
в коллизионных нормах раздела VII СК значение нормы о публичном порядке должно 
возрасти.
     Оговорка о публичном порядке содержится в праве всех без исключения государств, 
во многих из них она выражена в законодательстве, в частности, в законах о 
международном частном праве, в ГК или СК (Австрия, Бразилия, Венгрия, Германия, 
Греция, Италия, МНР, Польша, Португалия, Сирия, Таиланд и т.д.). Отсутствие 
специальной нормы в законодательстве не мешает государствам (США, Франции 
и др.) широко применять оговорку о публичном порядке на практике. Данная оговорка 
включается и в международные договоры, она отражена в ряде договоров России 
о правовой помощи, а также в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Доктрина 
повсеместно признает необходимость оговорки о публичном порядке, имея в виду, 
что отсылка коллизионной нормы формулируется широко и может привести к применению 
законодательства любого иностранного государства, возможно, с весьма далекой 
правовой системой.
     2. Содержание понятия "публичный порядок" понимается по-разному. В законодательстве 
разных стран и даже в самом российском законодательстве, как и в международных 
договорах, применяются разные формулировки. Но во всех случаях речь, очевидно, 
идет об основах, т.е. основополагающих принципах правопорядка. Здесь следует 
обращаться к Конституции РФ, в частности, к гл.2 "Права и свободы человека 
и гражданина". Например, основополагающим принципом можно считать закрепленное 
в ст.19 Конституции РФ равноправие мужчины и женщины. Основные начала семейного 
законодательства отражены и в ст.1 СК (см. комментарий к ней).
     Однако необходимо учитывать, что в ст.167 СК речь идет не об общей оценке 
действующего в иностранном государстве законодательства в области брака и 
семьи, а о возможности применения конкретных норм этого законодательства к 
конкретным ситуациям. В этой статье, как и в ранее действовавшей ст.169 КоБС, 
говорится о противоречии основам правопорядка не самих иностранных законов, 
а их применения в России. Например, нормы иностранного права, допускающие 
полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но 
это не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются, 
не могут порождать юридических последствий, признаваемых в нашей стране; нельзя, 
в частности, возражать против признания алиментных обязательств членов полигамной 
семьи.
     3. Отказ в применении нормы иностранного семейного права на основании 
противоречия основам правопорядка России влечет за собой согласно ст.167 СК 
применение соответствующего российского законодательства.

                  Раздел VIII. Заключительные положения

Комментарий к статьям 168 - 170 кодекса

     1. СК введен в действие с 1 марта 1996 г. Его нормы применяются к семейным 
отношениям, возникшим после введения его в действие (п.1 ст.168 СК, п.1 ст.169 
СК), т.е. не имеют обратной силы.
     Из общего правила о распространении действия СК лишь на вновь возникшие 
после 1 марта 1996 г. правоотношения ст.169 СК устанавливает ряд исключений.
     1) Некоторые новые институты СК вводятся в действие позднее, чем сам 
Кодекс в целом. Так, судебный порядок усыновления детей введен в действие 
одновременно с введением в действие Федерального закона "О внесении изменений 
и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" от 21 августа 1996 
г. (в соответствии со ст.2 указанного Закона вступил в силу с 27 сентября 
1996 г. по истечении 30 дней со дня его официального опубликования в РГ 27 
августа 1996 г.). Новое правило о моменте прекращения брака при его расторжении 
в суде (со дня вступления решения суда в законную силу) применяется только 
к бракам, расторгнутым судом после 1 мая 1996 г. Моментом прекращения брака, 
расторгнутого в суде до 1 мая 1996 г., является регистрация развода в органах 
загса.
     2) Отдельные нормы СК получили обратную силу. Так, положения СК о законном 
режиме имущества супругов (ст.34-37) применимы к имуществу, нажитому до 1 
марта 1996 г. (до введения в действие СК).
     Указанные статьи СК в основном соответствуют ранее действовавшему семейному 
законодательству (ст.20, 22 КоБС). Однако сейчас они приведены в соответствие 
с положениями нового ГК и более подробно определяют имущественные правоотношения 
сторон. В частности, к совместной собственности супругов - членов крестьянского 
(фермерского) хозяйства сейчас будут применяться правила, установленные ст.257 
и 258 ГК. При определении предметов совместной собственности супругов необходимо 
учитывать конкретные вещи и права, которые перечислены в п.2 ст.34. При определении 
оснований для признания недействительной сделки, заключенной одним из супругов 
по распоряжению совместной собственностью, должны действовать правила п.2 
и 3 ст.35 СК.
     Что касается правового режима имущества супругов, приобретенного после 
1 марта 1996 г., то к нему будут применяться нормы СК, включающие правила 
как гл.7 СК, так и гл.8 и 9 СК.
     Договоры, заключенные лицами, вступающими в брак, и супругами до 1 марта 
1996 г. в отношении правового режима их имущества, приобретают силу брачного 
договора, если они не противоречат требованиям СК (п.5 ст.169 СК). Поскольку 
согласно ст.41 СК брачный договор должен быть заключен в письменной форме 
и подлежит нотариальному удостоверению, то договоры, не удовлетворяющие этим 
требованиям, являются ничтожными. Недействительными признаются условия договоров, 
которые по содержанию не соответствуют ст.42 СК. Если соглашение сторон наряду 
с недействительными условиями содержит положения, которые допускаются СК, 
то последние положения действуют. Однако в таком случае целесообразно перезаключить 
договор, для того чтобы привести его в полное соответствие с требованиями 
гл.8 СК.
     Аналогично решается вопрос и в отношении соглашений об уплате алиментов 
(гл.16 СК).
     Статья 169 СК (п.7) содержит также правило, по которому признаются имеющими 
правовую силу браки, совершенные по религиозным обрядам до восстановления 
органов загса на оккупированных территориях, входящих в состав СССР в период 
Великой Отечественной войны (см. также комментарий к ст.10 СК).
     2. Отношения, регулируемые семейным законодательством, в большинстве 
своем носят длящийся характер (супружеские правоотношения, правоотношения 
родителей и детей и т.д.), поэтому отдельные права и обязанности могут возникнуть 
из этих правоотношений уже после того, как возникло само правоотношение. В 
соответствии с ч.1 п.1 ст.169 СК к этим правам и обязанностям применяются 
нормы СК. Так, в случае обращения в суд с требованием о признании недействительным 
брака, заключенного до 1 марта 1996 г., супруги, другие лица, а также суд 
будут руководствоваться гл.5 СК, определяющей основания, порядок и правовые 
последствия признания брака недействительным (ст.27-30 СК). Однако в соответствии 
с п.4 ст.169 СК к требованию супруга о признании брака недействительным по 
основаниям, установленным п.3 ст.15 СК (т.е. в случае, если другой супруг 
скрыл при вступлении в брак наличие у него венерической болезни или ВИЧ-инфекции), 
применяется срок исковой давности. Такое требование может быть заявлено только 
в течение года со дня введения в действие СК (т.е. с 1 марта 1996 г.). К требованиям, 
основанием которых являются другие обстоятельства (ст.27 СК), исковая давность 
не применяется (см. комментарий к ст.9 СК).
     Нормы СК применимы и к рассмотрению других споров, возникающих из семейных 
отношений, которые имели место до 1 марта 1996 г.
     3. Раздел VIII решает вопросы не только о времени вступления в действие 
Кодекса в целом и его отдельных положений, но и о действии актов семейного 
законодательства и иных правовых актов, реализующих его применение, ранее 
действующих на территории РФ (п.2-3 ст.168 СК, ст.170 СК).
     С момента введения в действие СК (т.е. с 1 марта 1996 г.) признается 
утратившим силу КоБС РСФСР (1969 г.). Однако в настоящее время остался действующим 
раздел IV КоБС "Акты гражданского состояния". Он сохраняет свою силу до принятия 
Федерального закона об актах гражданского состояния, принятие которого вытекает 
из п.4 ст.47 ГК. Однако и сейчас нормы этого раздела КоБС применяются в части, 
не противоречащей как ст.47 ГК, так и нормам СК.
     Принятие СК не только отменяет действие ряда законодательных актов (п.2 
и 3 ст.168 СК), но и устанавливает правило о действии правовых актов, которые 
нуждаются в пересмотре с принятием СК. Последние применяются постольку, поскольку 
они не противоречат СК. Временное сохранение ранее принятых решений допускается 
"до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории 
Российской Федерации, в соответствие с настоящим Кодексом" (п.1 ст.170 СК).
     О новых правовых актах, призванных обеспечить реализацию СК, - см. п.5 
комментария к ст.3 СК, а также приложения N 1-4 к настоящему изданию.

------------------------
     *(1) Далее - Сборник постановлений.
     *(2) Далее - Комментарий к КоБС.



Злостность как конструктивный признак состава преступления против правосудия (Устинова)
Конституция СССР 1924 года, текст
Административная ответственность юридических лиц (Черкаев)
Происхождение семьи, частной собственности и государства (Энгельс)
Арендная плата за землю (Ялбулганов)
Взыскание задолженности Российской Федерации за счет казны (Костин)
Правовое регулирование договора комиссии (Логунов)
Освобождение гражданина от уголовной ответственности и наказания (Ваксян)
Соотношение международного публичного и международного частного права (Ануфриева) 2
Внешнеторговое расследование (Щепенко)
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Ruth Bader Ginsburg Sleeping at State of Union Bobblehead RBG Supreme Court

$15.21
End Date: Tuesday Sep-3-2019 4:35:02 PDT
Buy It Now for only: $15.21
|
Wooden Gavel And Block For Lawyer Judge Auction Pure Handcrafted Wood Hammer New

$16.29
End Date: Thursday Sep-19-2019 15:19:32 PDT
Buy It Now for only: $16.29
|
Wooden Gavel And Block For Lawyer Judge Auction Handcrafted Wood Hammer New

$3.25 (4 Bids)
End Date: Thursday Aug-22-2019 15:48:06 PDT
|
1735 OFFICIAL STATE DECREE

$15.00
End Date: Tuesday Sep-17-2019 0:37:57 PDT
Buy It Now for only: $15.00
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Поиск товаров: правовое (Russian Edition)
Search Results from «Озон» Право в сфере бизнеса
2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования