Право. Библиотека: TXT
Международное право (Колосов, Кузнецов)
Международное право (Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов)
Учебник

ОБЩАЯ ЧАСТЬ
ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА, ЕГО СУЩНОСТЬ И РОЛЬ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ, ПОЛИТИКЕ И ДИПЛОМАТИИ
1. Возникновение и становление международного права
2. Сущность международного права
3. Соотношение международного права и внутригосударственного права
4. Международное публичное и международное частное право
5. Нормообразование в международном праве
6. Система международного права
7. Соотношение международного права внешней политики дипломатии
ГЛАВА II. ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
1. Понятие нормы международного права
2. Классификация норм международного права
3. Понятие источников международного права
4. Кодификация и прогрессивное развитие международного права
ГЛАВА III. ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
1. Понятие принципов международного права
2. Принцип суверенного равенства государств
3. Принцип неприменения силы и угрозы силой
4. Принцип нерушимости государственных границ
5. Принцип территориальной целостности государств
6. Принцип мирного разрешения международных споров
7. Принцип невмешательства во внутренние дела
8. Принцип всеобщего уважения прав человека
9. Принцип самоопределения народов и наций
10. Принцип сотрудничества
11. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств
ГЛАВА IV. СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
1. Общие вопросы международной правосубъектности
2. Международно-правовое признание
ГЛАВА V. ТЕРРИТОРИЯ
1. Виды территорий
2. Состав и юридическая природа государственной территории
3. Государственные границы
4. Изменение границ и территориальные споры
5. Международные реки
ГЛАВА VI. НАСЕЛЕНИЕ
1. Международно-правовая регламентация положения населения
2. Международно-правовые вопросы гражданства
3. Режим иностранцев
4. Право убежища
ГЛАВА VII. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ
1. Понятие и источники права международных договоров
2. Понятие и юридическая природа международного договора
3. Заключение договора
4. Действие, действительность и толкование международных договоров
ГЛАВА VIII. ПРАВОПРЕЕМСТВО ГОСУДАРСТВ
1. Сущность и понятие правопреемства государств
2. Правопреемство государств в отношении международных договоров
3. Правопреемство государств в отношении государственной собственности
4. Праврпреемство государств в отношении государственных архивов
5. Правопреемство государств в отношении государственных долгов
6. Правопреемство в связи с прекращением существования Союза ССР. Континуитет России
7. Правопреемство новых независимых государств
ГЛАВА IX. ДИПЛОМАТИЧЕСКОЕ И КОНСУЛЬСКОЕ ПРАВО
1. Дипломатическое право
2. Консульское право
ГЛАВА X. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ
1. Понятие и классификация международных организаций
2. Порядок создания международных организаций и прекращения их существования
3. Правовая природа международных организаций
4. Компетенция, полномочия и функции международ ной организации
5. Органы международной организации
6. Принятие решений международными организациями
7. Организация Объединенных Наций (ООН)
8. Специализированные учреждения ООН
9. Региональные международные организации
ГЛАВА XI. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ
1. Понятие международной конференции
2. Подготовка и созыв международных конференций
3. Правила процедуры и порядок принятия решений
4. Делегации государств и органы конференции
5. Виды актов международных конференций и их правовое значение
ГЛАВА XII. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ
1. Понятие международно-правовой ответственности
2. Источники права института международно-правовой ответственности
3. Субъекты международно-правовой ответственности
4. Виды и формы международно-правовой ответственности
5. Основания возникновения международно-правовой ответственности
6. Реализация ответственности
7. Обстоятельства, освобождающие от ответственности
8. Кодификация института международно-правовой ответственности
9. Ответственность за международные преступления
10. Ответственность физических лиц
11. Ответственность международных организаций
ГЛАВА XIII. МИРНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ
1. Понятие международного спора
2. Правовое содержание принципа мирного разрешения международных споров
3. Мирные средства разрешения международных споров
4. Роль международных организаций в деле мирного разрешения международных споров
5. Мирное урегулирование споров в рамках общеевропейского процесса
6. Мирное урегулирование споров в Европейском Союзе и Совете Европы
7. Мирное урегулирование споров в рамках СНГ
ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ
ГЛАВА XIV. МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО
1. Межгосударственное сотрудничество в области прав человека
2. Международные стандарты в области прав человека и их отражение в международных документах
3. Проблема повышения эффективности межгосударственного сотрудничества в области прав человека
ГЛАВА XV. ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
1. Понятие права международной безопасности
2. Всеобщая безопасность
3. Региональная безопасность
4. Разоружение и ограничение вооружений
5. Международный контроль
ГЛАВА XVI. ВООРУЖЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
1. Понятие, источники и предмет регулирования правоотношений в ходе вооруженных конфликтов
2. Правовые последствия начала войны
3. Нейтралитет во время войны
4. Правовое положение участников вооруженных конфликтов
5. Военная оккупация
6. Запрещенные средства и методы ведения военных действий
7. Средства и методы ведения морской войны
8. Средства и методы ведения воздушной войны
9. Защита прав личности во время вооруженного конфликта
10. Международно-правовая регламентация окончания военных действий и состояния войны
ГЛАВА XVII. МЕЖДУНАРОДНАЯ БОРЬБА С ПРЕСТУПНОСТЬЮ
1. Понятие международной борьбы с преступностью, ее особенности и формы
2. Борьба с преступностью на основе многосторонних соглашений
3. Борьба с незаконным оборотом наркотиков
4. Борьба с международным терроризмом
5. Международные органы по борьбе с преступностью
6. Выдача преступников
7. Новые тенденции в борьбе с международной преступностью
ГЛАВА XVIII. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА
1. Понятие и субъекты международного экономического права
2. Источники международного экономического права
3. Принципы международного экономического права
4. Международно-правовое регулирование сотрудничества в отдельных областях международных экономических отношений
5. Международно-правовое регулирование регионального экономического сотрудничества
ГЛАВА XIX. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА
1. Понятие международного научно-технического сотрудничества
2. Источники норм и принципов международного научно-технического сотрудничества
3. Международно-правовые формы организации сотрудничества в области науки и техники
4. Международное сотрудничество в области мирного использования атомной энергии
5. Международное сотрудничество в области использования средств массовой информации
ГЛАВА XX. МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО
1. Понятие международного морского права
2. Классификация морских пространств
3. Внутренние морские воды
4. Территориальное море
5. Морские пространства за пределами территориального моря
6. Прилежащая зона
7. Континентальный шельф
8. Исключительная экономическая зона
9. Части открытого моря за пределами исключительной экономической зоны
10. Международный район морского дна
11. Закрытое или полузакрытое море
12. Права государств, не имеющих морского побережья
13. Международные проливы
14. Международные морские каналы
15. Воды государств-архипелагов (архипелажные воды)
16. Международные организации в области освоения Мирового океана
ГЛАВА XXI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО
1. Понятие международного воздушного права
2. Источники международного воздушного права
3. Основные принципы международного воздушного права
4. Полеты на государственной территории
5. Полеты над открытым морем, международными проливами и архипелажными водами
6. Правовое регулирование международных воздушных сообщений
7. Правовой статус воздушного судна и экипажа
8. Борьба с актами незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации
9. Оказание помощи посредством воздушных судов
10. Международные авиационные организации
11. Ответственность в международном воздушном праве
ГЛАВА XXII. МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО
1. Объективная необходимость в международно-правовом регулировании международных отношений в процессе космической деятельности
2. Понятие, источники и предмет международного космического права
3. Объект и субъекты международного космического права
4. Основные принципы международного космического права
5. Правовой режим космического пространства и небесных тел
6. Правовой статус космонавтов и космических объектов
7. Роль ООН в кодификации и прогрессивном развитии международного космического права
8. Международно-правовое регулирование прикладных видов космической деятельности
9. Международно-правовые ограничения военного использования космоса
10. Международные космические организации
11. Неправительственная космическая деятельность
12. Ответственность в международном космическом праве
13. Актуальные проблемы кодификации и прогрессивного развития международного космического права
ГЛАВА XXIII. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ АНТАРКТИКИ
1. Общие сведения об Антарктике
2. Договор об Антарктике 1959 года
3. Система Договора об Антарктике
ГЛАВА XXIV. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
1. Понятие международно-правовой охраны окружающей среды
2. Место международно-правовых норм охраны окружающей среды в общей системе международного права
3. Принципы международного права окружающей среды
4. Охрана окружающей среды в международных договорах
5. Рекомендательные акты в сфере охраны окружающей среды
6. Координирующая роль международного права в деле охраны окружающей среды
THE END





ОБЩАЯ  ЧАСТЬ
------------------------------------------
ГЛАВА I

ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА,
ЕГО СУЩНОСТЬ И РОЛЬ В МЕЖДУНАРОДНЫХ
ОТНОШЕНИЯХ, ПОЛИТИКЕ И ДИПЛОМАТИИ

1. Возникновение и становление международного права

	Международное право возникло не благодаря желанию отдельных людей, групп, классов и т. д., а вследствие реальных общественных процессов. Исторический материал свидетельствует, что даже на самых ранних этапах своего развития первобытные общины и племена не существовали раздельно, а были объединены неписаными родовыми законами.
	Если исходить из первоначального смысла понятия международного права как права именно в отношениях между народами (jus inter gentes), то можно полагать, что первые обычные нормы зарождались еще в период первобытно-общинного строя, до становления государственности.
	Данные археологии показывают, что уже в то время союзнические связи племен не сводились лишь к заботе о внешней защите, а включали в себя множество других норм поведения, которые, закрепляясь с течением времени, привели к появлению права в форме обычая.
	Если же понятие "международное право" толковать как право межгосударственное, то придется признать, что оно возникает одновременно с процессом становления государственности и безусловно оказывает влияние на этот процесс.
	Межплеменные отношения не только предшествовали межгосударственным, но и сопутствовали им, являлись их составной частью. Рабовладельческие государства на протяжении двух с лишним тысячелетий, то есть периода большего, чем "возраст" современного международного права, сосуществовали с окружающим их первобытнообщинным миром.
	Международное право - результат общественной практики. Возникнув как способ осознания людьми (группами, классами) своего материального интереса, особенно в связи с постоянно изменяющимися международными отношениями, оно оказало и продолжает оказывать огромное влияние на развитие государств и народов. В течение всей истории человечества оно не только развивалось вместе со сменой способов производства, но и определенным образом влияло на них.
	Именно поэтому международное право имеет естественно-объективное значение. Общая предпосылка его становления - не воля государств, а условия материальной жизни человечества в их историческом развитии, взаимоотношения человека с окружающим миром, общественное разделение труда, возникновение государств и т. д. Воля государства сама является общественным отношением.
	Как и весь мир общественных идей, международное право - это часть окружающего нас мира и, следовательно, постоянно оказывает обратное воздействие на человека, народы, государства, что является одним из источников человеческого прогресса.
	Каждое новое государство, вступая в международные отношения, соприкасается с тем, что было создано до него, включая международное право с его нормами и принципами. Это в значительной степени предопределяет рамки его международной деятельности, накладывает отпечаток на правосознание.
	Международное право является надстроечной категорией. Однако вряд ли можно считать его надстройкой лишь над экономическим базисом (экономической системой государств или даже международными экономическими отношениями). Это - надстройка особого рода, вырастающая над международными отношениями в их полном объеме - экономическими, политическими, военными и пр.
	Соответственно не представляется бесспорной периодизация истории международного права, соответствующая смене общественно-экономических формаций. Предпочтительнее представляется периодизация, отражающая определенные этапы международных отношений.
	Первоначально это был этап первобытно-общинных, локальных "международных отношений". Ему соответствовал период зарождения обычаев.
	В древнем мире международные отношения характеризовались региональностью. В этот период региональный характер имело и международное право.
	Универсализации международного права предшествовал этап его деления на право "цивилизованных" и прочих народов. В настоящее время международное право находится на этапе его всеобщего признания и применения, хотя региональные тенденции все еще продолжают сказываться (точка зрения о формировании права Европейских сообществ, о специфике международного права в практике мусульманских стран, недавние рассуждения о праве социалистических стран и т. п.).
	Наука международного права зародилась в период средневековья. В ее развитие внесли свой вклад мыслители многих государств, включая Россию. Особенно большое значение российская наука международного права имела в конце XIX - начале XX столетия.



2. Сущность международного права

	При всем разнообразии существующих в отечественной и зарубежной литературе определений международного права можно выделить общее: большинство авторов рассматривают международное право как особую правовую систему, состоящую из принципов и норм, регулирующих отношения между его субъектами.
	Существующие определения отмечают те или иные черты юридической природы международного права, но не раскрывают его сущности.
	В современной отечественной литературе по международному праву вопрос о его сущности в недавнем прошлом, как правило, сводился к вопросу о его классовом характере. Следует взглянуть на международное право шире, попытаться увидеть созидательную роль этой сферы общественного сознания. Необходимо постоянно помнить, что международное право - не только совокупность принципов и норм, поскольку сама эта совокупность является нормативным отражением международной формы правосознания, возникшей не менее пяти тысяч лет назад как результат осознания людьми своего интереса.
	В международно-правовых нормах находит отражение сложный процесс взаимодействия государств, постоянного преобразования общественных отношений. Складывающееся на их основе правосознание находит отражение в международном праве, которое соответствует не субъективной воле народов, а объективным факторам общественного развития.
	Если волю считать ключом к пониманию права, то легко перейти к его волюнтаристскому пониманию. Ошибочно мнение, что всего можно достичь, заключив нужный договор. Объективные условия, а не позиция того или иного государства, определяют в конечном итоге содержание той или иной нормы права.
	Появление права чаще всего связывают с разделением общества на классы и возникновением государств даже те авторы, которые признают, что развитие международного права связано с закономерностями исторического развития. Кто, однако, доказал, что право появилось в результате разделения общества на классы и возникновения государств, а не в ходе этого огромного по времени исторического процесса?
	Как всякая форма общественного сознания, международное право существует объективно и лишь постольку отражает борьбу (в том числе классовую), поскольку является сферой столкновения мировоззрений различных людей, групп, классов и т. д.
	Дело не в признании или непризнании классового характера международного права, а в отказе от попыток рассматривать его лишь как полезный инструмент, но не как объективно существующую международную форму нашего правосознания. Не усмотрения юристов, научных учреждений или даже государств, а действительные общественные потребности, сам объективный процесс мирового развития во всех его многообразных проявлениях являются причиной существования и развития международного права как объективной реальности.
	Окончание второго тысячелетия современной эры в истории человечества совпадает с началом нового этапа развития международного права. Рассуждения о пользе международного права или сомнения в его необходимости сменяются всеобщим признанием этой правовой системы в качестве объективной реальности, которая существует и развивается независимо от субъективной воли людей.
	Генеральная Ассамблея ООН приняла в 1989 году резолюцию 44/23 "Десятилетие международного права Организации Объединенных Наций". В ней отмечается вклад ООН в содействие "более широкому принятию и уважению принципов международного права" и в поощрение "прогрессивного развития международного права и его кодификации". Признается, что на данном этапе необходимо укреплять главенство права в международных отношениях, для чего требуется содействовать его преподаванию, изучению, распространению и более широкому признанию. Период 1990-1999 годов провозглашен ООН Десятилетием международного права, в течение которого должно произойти дальнейшее повышение роли международно-правового регулирования в международных отношениях.
	Закономерности развития международного права в принципе соответствуют закономерностям международных отношений. Формируясь под влиянием международных отношений, международное право само оказывает на них активное воздействие.
	На международные отношения влияют разнообразные объективные и субъективные факторы: уровень экономического развития государств, общественная мораль и нравственность, национальные интересы, экология, появление глобальных проблем, научно-технический прогресс и т. д. Международное право также относится к числу этих факторов. При этом роль международного права постоянно возрастает, и по необходимости оно выдвигается на первое место. Сегодняшнему уровню цивилизации и правосознания более всего соответствует тезис о примате международного права среди всех многочисленных факторов, влияющих на международные отношения.
	Международное право выполняет в международных отношениях координирующую функцию. С помощью его норм государства устанавливают общеприемлемые стандарты поведения в различных областях взаимоотношений.
	Регулирующая функция международного права проявляется в принятии государствами твердо установленных правил, без которых невозможны их совместное существование и общение.
	Международное право содержит нормы, которые побуждают государства следовать определенным правилам поведения, в чем проявляется его обеспечительная функция.
Наконец, в международном праве сложились механизмы, защищающие законные права и интересы государств и позволяющие говорить об охранительной функции международного права.
	Особенность международного права состоит в том, что в международных отношениях не существует надгосударственных механизмов принуждения. В случае необходимости государства сами коллективно обеспечивают поддержание международного правопорядка.



3. Соотношение международного права и внутригосударственного права

	Эти две самостоятельные системы права не существуют изолированно друг от друга. На нормообразование в международном праве оказывают влияние национальные правовые системы, которые находят отражение и учитываются во внешней политике и дипломатии государств. Международное право, в свою очередь, влияет на национальное законодательство.
	Сама по себе норма международного права создает права и обязанности лишь для его субъектов, то есть прежде всего для государств. Официальные органы государства, его юридические и физические лица непосредственно нормам международного права не подчиняются. Чтобы обеспечить фактическую реализацию международных обязательств на внутригосударственном уровне (имплементацию международного права), осуществляются меры по трансформации международно-правовых норм в национальные законы и правила.
	Субъекты международного права в принципе не могут ссылаться на свое законодательство для оправдания несоблюдения ими международных обязательств. Принятые государствами международные обязательства должны ими добросовестно соблюдаться.
	В ряде государств ратифицированные международные договоры автоматически становятся частью национального законодательства. В законах многих государств устанавливается правило, согласно которому в случае расхождений между положениями закона и международными обязательствами преимущественную силу имеют международные обязательства.



4. Международное публичное и международное частное право

	Международные отношения не ограничиваются межгосударственными, межвластными. Происходят постоянные контакты между физическими и юридическими лицами различных государств, на уровне международных неправительственных организаций; они регулируются либо национальным правом соответствующего государства, либо нормами международного частного права.
	Вместе с тем наблюдается тесная взаимосвязь международного публичного и частного права. И то и другое в широком смысле регулируют международные отношения. Международное частное право как совокупность норм, регулирующих гражданско-правовые отношения, имеющие международный характер, не должно противоречить общепризнанным принципам международного публичного права. Международные соглашения, регулирующие гражданско-правовые отношения, во многих случаях заключаются в развитие межгосударственных договоров.



5. Нормообразование в международном праве

	Исходя из того, что международное право - это особая система юридических норм, регулирующих межвластные международные отношения методом установления взаимных прав и обязанностей независимых субъектов этих отношений, особенность нормообразования данной правовой системы состоит в том, что в этом процессе участвуют сами ее субъекты путем добровольного волеизъявления. Это позволяет считать, что международное публичное право носит согласительный, координирующий характер.
	Поскольку, кроме самих субъектов данной системы права, в процессе нормообразования не участвуют какие-либо "внешние" по отношению к системе субъекты, за данной правовой системой отрицается субординарный характер. Никто не вправе установить правила поведения субъектов данной системы вопреки их согласию. Соответственно неверно употреблять применительно к международному праву такие понятия, как "законодательство", "международная законность" и т. п.
	Нормообразование в международном праве Происходит через заключение международных договоров и через формирование обычаев. Большое значение приобрели резолюции и решения международных организаций, в первую очередь ООН и ее специализированных учреждений. В этих актах нередко фиксируются уже сложившиеся обычно-правовые нормы, а также поощряются определенные действия субъектов международных отношений, что ведет к возникновению новых норм и обычаев.



6. Система международного права

	Система международного права - это объективно существующая целостность внутренне взаимосвязанных элементов: общепризнанных принципов, норм международного права (договорных и обычно-правовых), решений международных организаций, рекомендательных резолюций международных организаций, решений международных судебных органов, а также институтов международного права (института международного признания, института правопреемства в отношении договоров, института международной ответственности и др.).
	Все упомянутые элементы системы в различных сочетаниях составляют отрасли международного права (морское право, дипломатическое право, право международных договоров и т. д.). Каждая отрасль представляет собой самостоятельную систему, которая может считаться подсистемой в рамках целостной, единой системы международного права.
	Систему международного права нельзя отождествлять с системой науки международного права. Последняя создается различными научными школами и направлениями и носит субъективный характер.



7. Соотношение международного права, внешней политики и дипломатии

	Внешняя политика - это общий курс государства в международных делах. Важнейшим способом осуществления внешней политики является дипломатия. Осуществление внешней политики и дипломатическая практика должны соответствовать международному праву. Учредители Организации Объединенных Наций ставили перед собой задачу "создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права" (преамбула Устава ООН).
	Международное право испытывает влияние внешней политики, проводимой государствами. Дипломатия является важнейшим инструментом создания норм международного права. В этом и состоит диалектическое единство и взаимодействие внешней политики, дипломатии и международного права в системе международных отношений. Однако ни внешняя политика, ни дипломатия не должны вступать в противоречие с общепризнанными принципами международного права.
	Международное право среди прочих факторов оказывает непосредственное влияние на внешнюю политику государств в том смысле, что они должны сообразовываться со своими обязательствами по международному праву.
	Что касается дипломатии, то на нее международное право воздействует как опосредованно (через влияние на внешнюю политику), так и непосредственно (дипломатия во многом осуществляется по правилам, содержащимся в нормах международного права).



ГЛАВА II

ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

1. Понятие нормы международного права

	В переводе с латинского языка норма означает правило, руководящее начало, образец.
	Под нормой международного права понимается правило поведения, которое признается государствами и другими субъектами международного права в качестве юридически обязательного.
	Нормы международного права следует отличать от так называемых обыкновений, или норм международной вежливости (международной морали), которые субъекты международного права соблюдают во взаимных отношениях. Однако если международно-правовые нормы - это юридически обязательные правила поведения, то обыкновения, или нормы международной вежливости, лишены качества юридически обязательных. Нарушение норм международного права дает основание для международно-правовой ответственности, а нарушение обыкновения такой ответственности не влечет. К нормам международной вежливости относится, например, большинство правил дипломатического этикета.
	Содержание норм международного права составляют права и обязанности, которыми наделяются государства и другие субъекты международного права. Вступая в отношения между собой, субъекты международного права реализуют свои права и соблюдают обязанности, устанавливаемые международно-правовыми нормами.
	Исходя из содержания международно-правовой нормы, субъект международного права может судить как о своем возможном и должном поведении, так и о возможном и должном поведении других субъектов международного права. Тем самым международно-правовая норма упорядочивает поведение участников международных отношений, то есть выполняет регулирующую роль во взаимоотношениях субъектов международного права.
	Урегулированные Международно-правовыми нормами международные отношения приобретают характер международно-правовых. Вступая в те или иные международно-правовые отношения, субъекты международного права тем самым реализуют свои права и обязанности.
	Ряд норм международного права называют принципами. Хотя это те же международно-правовые нормы, но одни из них издавна назывались принципами, другие стали называться так в силу своей значимости и роли в международно-правовом регулировании. В то же время имеются отдельные принципы, которые носят общий характер по сравнению с другими международно-правовыми нормами и имеют наиважнейшее значение для международного сообщества в деле поддержания международного правопорядка.
	Среди принципов выделяются основные принципы международного права, составляющие фундамент международного правопорядка. Нарушение государством какого-либо основного принципа может рассматриваться международным сообществом как посягательство на весь международный правопорядок. К основным относятся принципы суверенного равенства, невмешательства во внутренние дела, запрета применения силы или угрозы силой, соблюдения международных обязательств, мирного разрешения международных споров и др.
	Международные отношения характеризуются большим разнообразием, что обусловливает и разнообразие международно-правовых норм. И все же можно выделить группы и комплексы однородных международных отношений, что, в свою очередь, обусловливает существование групп и комплексов однородных международно-правовых норм, которые образуют институты и отрасли международного права.
	Под международно-правовым институтом понимается группа правовых норм, которая регулирует однородные международные отношения, тесно связанные между собой общим объектом таких отношений (например, институт международной ответственности за правонарушения).
	Правовые нормы и институты объединяются в отрасли международного права. Объектом отрасли является весь комплекс однородных международных отношений, например касающихся заключения международных договоров (право международных договоров), связанных с функционированием международных организаций (право международных организаций), и т. д. Некоторые отрасли (например, международное морское право и дипломатическое право) существуют с давних времен, другие (например, международное атомное право и международное космическое право) возникли сравнительно недавно.
	Выделение отраслей международного права обусловлено прежде всего заинтересованностью международного сообщества государств в более эффективном правовом регулировании соответствующего комплекса международных отношений, а также появлением больших групп однородных правовых норм, которые объективно связаны между собой общностью объекта регулирования.
	Процесс, способы и формы создания норм международного права отличаются от создания норм внутреннего права.
	В международных отношениях нет каких-либо законодательных органов, которые могли бы принимать правовые нормы без участия самих субъектов системы международного права. Международно-правовые нормы создаются самими субъектами международного права.
	Единственным способом создания международно-правовых норм является соглашение субъектов международного права. Только субъекты международного права придают тем или иным правилам своего поведения качество юридической обязательности.
	Поскольку в международных отношениях нет каких-либо надгосударственных органов принуждения, соблюдение и исполнение международно-правовых норм в основном осуществляется субъектами этой системы права на добровольной основе.
	Соглашение субъектов международного права относительно международно-правовых норм может быть явно выраженным или молчаливым. В первом случае они носят наименование договорных норм, а во втором - норм обычного права (обычаев).
	В процессе участия в международном общении, постоянно вступая в отношения друг с другом, субъекты международного права не только действуют в соответствии с существующими нормами международного права, но и вносят необходимые уточнения, дополнения и изменения в их содержание, а также создают новые нормы. Таким образом, создание международно-правовых норм - это непрерывный процесс.



2. Классификация норм международного права

	По действию в отношении круга участников международно-правовых отношений нормы подразделяются на универсальные и партикулярные (действующие среди ограниченного числа участников). Последние именуются также локальными или региональными нормами, хотя они могут регулировать отношения двух или нескольких государств, не только расположенных по соседству либо в одном регионе, но и находящихся в различных частях мира.
	Универсальные нормы регулируют отношения всех субъектов международного права и составляют общее международное право.
	По способу (методу) правового регулирования международно-правовые нормы подразделяются на диспозитивные и императивные.
	Диспозитивной является такая норма, в рамках которой субъекты международного права могут сами определять свое поведение, взаимные права и обязательства в конкретных правоотношениях в зависимости от обстоятельств.
	К императивным относятся нормы, которые устанавливают четкие, конкретные пределы определенного поведения. Субъекты международного права не могут по своему усмотрению изменять объем и содержание прав и обязанностей, предусмотренных императивными нормами.
	Международная практика XX столетия характеризуется тем, что среди императивных норм стали выделяться нормы jus cogens. В соответствии со ст. 58 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года под нормой jus cogens (императивной нормой общего международного права) понимается норма общего международного права, принимаемая и признаваемая международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо; она может быть изменена только последующей нормой общего международного права такого же характера. Отличие норм jus cogens от других норм императивного характера заключается в том, что любое отклонение от норм jus cogens делает действия государств ничтожными. Нормы jus cogens должны соблюдаться и быть применимыми к любой сфере международных отношений. Нормами jus cogens являются нормы общего международного права, его основные принципы.
	Сложилось общее понимание, что нормами jus cogens являются принципы Устава ООН, содержание которых отражено в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, от 24 октября 1970 г. Следует, однако, отметить, что нет какого-либо международно-правового акта, который перечислял бы императивные нормы, имеющие характер jus cogens.
	Выделение норм jus cogens было вызвано признанием государствами наличия ряда международно-правовых норм, которые составляют основу международного правопорядка. Отклонение от таких норм рассматривается как посягательство на общее международное право.
	Наличие императивных норм ставит в повестку дня вопрос об иерархии международно-правовых норм. Нормы jus cogens имеют наивысшую юридическую силу, и все остальные нормы должны им соответствовать. Выступая на международной арене, государства безусловно должны сообразовывать свое поведение прежде всего с нормами jus cogens.
	Имеется также определенная иерархия между универсальными и партикулярными нормами, касающимися одних и тех же вопросов. Партикулярные нормы должны соответствовать универсальным.
	В силу ст. 103 Устава ООН обязательства государств-членов по Уставу имеют преимущественную силу перед обязательствами, принятыми ими по какому-нибудь договору.



3. Понятие источников международного права

	Термин "источники права" употребляется в двух значениях - материальном и формальном. Под материальными источниками понимаются материальные условия жизни общества. Формальные источники права - это те формы, в которых находят свое выражение нормы права. Только формальные источники права являются юридической категорией и составляют предмет изучения юридических наук, в том числе международного права. Под источниками международного права можно также понимать и результаты процесса нормообразования.
	Статья 38 Статута Международного Суда ООН содержит перечень источников международного права, на основании которых Суд должен решать переданные на его рассмотрение споры. К ним относятся:
	a) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;
	b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
	c) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
	d) судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.
	Под общими международными конвенциями понимаются договоры, в которых участвуют или могут участвовать все государства и которые содержат такие нормы, которые обязательны для всего международного сообщества, то есть нормы общего международного права. К специальным относятся договоры с ограниченным числом участников, для которых обязательны положения этих договоров.
	Международным обычаем, составляющим норму международного права, может стать такое правило поведения субъектов международного права, которое образовалось в результате повторяющихся однородных действий и признается в качестве правовой нормы.
	Повторение действий предполагает продолжительность их совершения. Но международное право не устанавливает, какой период необходим для формирования обычая. При современных средствах транспорта и связи государства могут быстро узнавать о действиях друг друга и, соответственно на них реагируя, выбирают тот или иной образ поведения. Это привело к тому, что
фактор времени уже не играет, как прежде, важную роль в процессе рождения обычая.
	Решения международных организаций, выражающие согласованные позиции государств, могут явиться отправным моментом для образования обычая.
	С возникновением правила поведения процесс образования обычая не завершается. Только признание государствами в качестве правовой нормы превращает то или иное правило поведения государств в обычай.
	Обычные нормы имеют такую же юридическую силу, что и договорные нормы.
	Квалификация правила поведения в качестве обычая является сложным вопросом. В отличие от договорных норм, обычай не оформляется каким-либо единым актом в письменном виде. Поэтому для установления существования обычая используются вспомогательные средства: судебные решения и доктрины, решения международных организаций и односторонние акты и действия государств.
	К судебным решениям, которые являются вспомогательным средством, относятся решения Международного Суда ООН, других международных судебных и арбитражных органов. Передавая спор в Международный Суд ООН или другие международные судебные органы, государства нередко просят их установить наличие обычной нормы, обязательной для спорящих сторон.
	Международный Суд ООН в своей практике не ограничивался констатацией существования обычаев, но давал им более или менее четкие формулировки. В качестве примера можно назвать решение Международного Суда ООН по англо-норвежскому спору о рыболовстве 1951 года, содержащее, в частности, определение обычной нормы, в соответствии с которой прибрежные государства могли в качестве исходной линии для отсчета ширины территориальных вод применять и прямые линии.
	В некоторых случаях судебные решения могут положить начало формированию обычной нормы международного права.
	В прошлом труды выдающихся ученых в области международного права часто рассматривались в качестве источников международного права. В настоящее время также нельзя исключать значение доктрины международного права, которая в некоторых случаях способствует уяснению отдельных международно-правовых положений, а также международно-правовых позиций государств. В частности, спорящие стороны в своих документах, представляемых в международные судебные органы, используют иногда мнения специалистов по различным вопросам международного права.
	Вспомогательным средством для определения существования обычая являются односторонние действия и акты государств. Они могут выступать как доказательство признания того или иного правила поведения в качестве обычая. К таким односторонним действиям и актам относятся внутренние законодательные и другие нормативные акты. Международные судебные органы для подтверждения существования обычной нормы нередко прибегают к ссылкам на национальное законодательство.
	Официальные заявления глав государств и правительств, других представителей, в том числе в международных органах, а также делегаций на международных конференциях также могут служить подобным доказательством.
	Вспомогательным средством для определения обычая могут считаться совместные заявления государств (например, коммюнике по итогам переговоров).
	Несмотря на интенсивный процесс кодификации международного права, значение обычая в международной жизни сохраняется. Одни и те же международные отношения могут регулироваться для одних государств договорными нормами, а для других - обычными.



4. Кодификация и прогрессивное развитие международного права

	Под кодификацией международного права понимается систематизация международно-правовых норм, осуществляемая субъектами международного права. Кодификация предполагает не только приведение в единую систему действующих международно-правовых норм, но и более точную их формулировку, отражение в договорной форме международных обычаев.
	Однако кодификация международного права не ограничивается этим и связана с необходимостью изменения либо обновления действующих норм, а также выработки новых норм. Иными словами, кодификация сопровождается прогрессивным развитием международного права.
	Кодификация может быть официальной и неофициальной.
	Официальная кодификация реализуется в форме международных договоров. Особое место в кодификационном процессе занимает ООН, в рамках которой работает Комиссия международного права (КМП). Она была создана Генеральной Ассамблеей ООН в 1947 году в качестве вспомогательного органа для поощрения прогрессивного развития международного права и его кодификации. Комиссия состоит из 34 членов, избираемых Генеральной Ассамблеей на 5-летний срок. Несмотря на то что кандидатуры этих членов представляются государствами, они действуют в личном качестве. За время своего существования КМП подготовила большое количество проектов статей, на основе которых созванные под эгидой ООН международные конференции приняли соответствующие конвенции. Так, в 1958 году на дипломатической конференции, созванной в Женеве под эгидой ООН, были приняты кодифицирующие конвенции по морскому праву, а в 1961 и 1963 годах в Вене - конвенции о дипломатических и консульских сношениях.
	В рамках ООН задачи по кодификации и прогрессивному развитию международного права выполняют и другие комитеты и комиссии, например Комиссия по правам человека, Комитет по использованию космического пространства в мирных целях. Значительную роль в процессе кодификации и прогрессивного развития международного права играют другие международные организации, прежде всего специализированные учреждения ООН.
	Неофициальная кодификация может осуществляться отдельными учеными или их коллективами, национальными институтами, общественными организациями либо международными неправительственными организациями. Среди последних выделяются Ассоциация международного права и Институт международного права, которые оказали значительное влияние на кодификацию и прогрессивное развитие международного права путем проведения исследований и подготовки проектов конвенций по различным аспектам международных отношений. Ассоциация международного права существует с 1873 года (штаб-квартира находится в Лондоне). Институт международного права был учрежден также в 1873 году, а его местонахождение - Брюссель.



ГЛАВА III

ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

1. Понятие принципов международного права

	Принципы международного права - это руководящие правила поведения субъектов, возникающие как результат общественной практики, юридически закреплённые начала международного права. Они являют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений. Принцип международного права - это норма международного права, имеющая обязательный характер для всех субъектов.
	От принципов права следует отличать принципы правосознания - субъективные представления людей, общественных движений, политических партий и т. п. о том, как должны регулироваться те или иные общественные отношения. Принцип права - это нормативное отражение объективного порядка вещей, общественной практики, закономерностей общественного развития, а не субъективные представления об этих процессах.
	Соблюдение принципов международного права является строго обязательным. Отменить принцип международного права можно, только отменив общественную практику, что не под силу отдельным государствам или группе государств. Поэтому любое государство обязано реагировать на попытки в одностороннем порядке "поправить" общественную практику с помощью нарушения принципов.
	Принципы международного права формируются обычным и договорным путем. Они выполняют одновременно две функции: способствуют стабилизации международных отношений, ограничивая их определенными нормативными рамками, и закрепляют все новое, что появляется в практике международных отношений, и таким образом способствуют их развитию.
	Характерной особенностью принципов международного права является их универсальность. Это значит, что все субъекты международного права обязаны строго соблюдать принципы, поскольку любое их нарушение будет с неизбежностью затрагивать законные интересы других участников международных отношений. Это значит также, что принципы международного права являются критерием законности всей системы международно-правовых норм. Действие принципов распространяется даже на те области отношений субъектов, которые по каким-либо причинам не урегулированы конкретными нормами. Принципы, таким образом, являются фундаментом международного правопорядка.
	Основные принципы международного права зафиксированы в Уставе ООН. Широко признано, что принципы Устава ООН носят характер jus cogens, то есть являются обязательствами высшего порядка, которые не могут быть отменены государствами ни индивидуально, ни по соглашению между собой.
	Наиболее авторитетными документами, раскрывающими содержание принципов современного международного права, являются Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г., и Декларация принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях, содержащаяся в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.
	При толковании и применении принципов международного права важно помнить, что все они взаимно связаны и каждый из них должен рассматриваться в контексте всех других принципов.



2. Принцип суверенного равенства государств

	Поддержание международного правопорядка может быть обеспечено лишь при полном уважении юридического равенства участников. Это означает, что каждое государство обязано уважать суверенитет других участников системы, то есть их право в пределах собственной территории осуществлять законодательную, исполнительную, административную и судебную власть без какого-либо вмешательства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Суверенное равенство государств составляет основу современных международных отношений, что в обобщенном виде отражено в п. 1 ст. 2 Устава ООН, который гласит: "Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов".
	Данный принцип закреплен также в уставах международных организаций системы ООН, в уставах подавляющего большинства региональных международных организаций, в многосторонних и двусторонних соглашениях государств и международных организаций, в правовых актах международных организаций. Объективные закономерности международных отношений, их постепенная демократизация привели к расширению содержания принципа суверенного равенства государств. В современном международном праве он с наибольшей полнотой отражен в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Позднее этот принцип был развит в Декларации принципов Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, Итоговом документе Венской встречи представителей государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1989 года, Парижской хартии для новой Европы 1990 года и ряде других документов.
	Основное социальное назначение принципа суверенного равенства - обеспечить юридически равное участие в международных отношениях всех государств, независимо от различий экономического, социального, политического или иного характера. Поскольку государства являются равноправными участниками международного общения, все они обладают принципиально одинаковыми правами и обязанностями.
	Согласно Декларации 1970 года, понятие суверенного равенства включает следующие элементы:
	а) государства юридически равны;
	б) каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету;
	в) каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств;
	г) территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны;
	д) каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические, 	социальные, экономические и культурные системы;
	е) каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.
	В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ государства приняли на себя обязательства не только соблюдать принцип суверенного равенства, как он изложен в Уставе ООН и Декларации 1970 года, но и уважать права, присущие суверенитету. Последнее означает, что в своих взаимных отношениях государства должны уважать различия в историческом и социально-политическом развитии, разнообразие позиций и взглядов, внутренние законы и административные правила, право определять и осуществлять по своему усмотрению и согласно международному праву отношения с другими государствами. К числу элементов принципа суверенного равенства относится право государств принадлежать к международным организациям, быть или не быть участниками двусторонних и многосторонних договоров, включая союзные договоры, а также право на нейтралитет.
	Указание на связь между принципом суверенного равенства и уважением прав, присущих суверенитету, одновременно конкретизирует и расширяет содержание данного принципа, который лежит в основе международго сотрудничества. Отмеченная связь особенно отчетливо проявляется в области международных экономических отношений, где наиболее остро стоит проблема защиты суверенных прав развивающихся государств. В последние годы на необходимость уважения прав, присущих суверенитету, особенно часто указывают в связи с достижениями научно-технической революции, которые не должны использоваться в ущерб другим государствам. Это касается, например, проблемы непосредственного телевизионного вещания, опасности военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду и т. п.
	Юридическое равенство государств не означает их фактического равенства, что учитывается в реальных международных отношениях. Одним из примеров этого
является особое правовое положение постоянных членов Совета Безопасности ООН.
	Встречаются утверждения, что нормальные международные отношения невозможны без ограничения суверенитета. Между тем суверенитет является неотъемлемым свойством государства ц фактором международных отношений, а не продуктом международного права. Никакое государство, группа государств или международная организация не могут навязывать созданные ими нормы международного права другим государствам. Включение субъекта международного права в любую систему правоотношений может осуществляться только на основе добровольности.
	В настоящее время государства все чаще передают часть своих полномочий, которые ранее считались неотъемлемыми атрибутами государственного суверенитета, в пользу создаваемых ими международных организаций. Происходит это по разным причинам, в том числе в связи с возрастанием числа глобальных проблем, расширением сфер международного сотрудничества и соответственно увеличением количества объектов международно-правового регулирования. В ряде международных организаций государства-учредители отошли от формального равенства при голосовании (одна страна - один голос) и приняли метод так называемого взвешенного голосования, когда количество голосов, которым обладает страна, зависит от размера ее взноса в бюджет организации и иных обстоятельств, связанных с оперативно-хозяйственной деятельностью международных организаций. Так, при голосовании в Совете министров Европейского Союза по ряду вопросов государства обладают неодинаковым количеством голосов, причем малые страны - члены ЕС неоднократно и на официальном уровне отмечали, что подобное положение способствует укреплению их государственного суверенитета. Принцип взвешенного голосования принят в ряде международных финансовых организаций системы ООН, в Совете Международной организации морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ) и др.
	Есть все основания предполагать, что жизненно важная необходимость сохранения мира, логика интеграционных процессов и другие обстоятельства современных международных отношений приведут к созданию таких юридических конструкций, которые адекватно отражали бы эти реалии. Однако это ни в коей мере не означает умаления принципа суверенного равенства в межгосударственных отношениях. Передавая часть своих полномочий международным организациям добровольно, государства не ограничивают свой суверенитет, а, наоборот, реализуют одно из своих суверенных прав - право на заключение соглашений. Кроме того, государства, как правило, оставляют за собой право контроля за деятельностью международных организаций.
	Пока существуют суверенные государства, принцип суверенного равенства будет оставаться важнейшим элементом системы принципов современного международного права. Строгое его соблюдение обеспечивает свободное развитие каждого государства и народа.
	Как уже отмечалось, в Декларации о принципах международного права 1970 года подчеркивается, что при истолковании и применении изложенных в ней принципов они являются взаимосвязанными и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других. В этой связи особенно важно подчеркнуть тесную связь, существующую между принципом суверенного равенства государств и их обязанностью не вмешиваться в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию. Международное право в принципе не регулирует вопросы внутриполитического положения государств, поэтому вмешательством должны считаться любые меры государств или международных организаций, представляющие собой попытку воспрепятствовать субъекту международного права решать свои внутренние проблемы самостоятельно.
	Понятие внутренней компетенции государства на практике часто вызывает споры. Оно меняется с развитием международных отношений, с ростом взаимозависимости государств. В частности, современная концепция невмешательства не означает, что государства могут произвольно относить к своей внутренней компетенции любые вопросы. Международные обязательства государств, в том числе и их обязательства по Уставу ООН, являются критерием, который позволяет правильно подходить к решению этого сложного вопроса. В частности, не подлежит сомнению, что понятие "дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства" не является чисто территориальным
понятием. Это означает, что какие-то события, хотя они и происходят в пределах территории конкретного государства, могут рассматриваться как не относящиеся исключительно к его внутренней компетенции. Например, если Совет Безопасности ООН констатирует, что события, происходящие в пределах территории какого-либо государства, угрожают международному миру и безопасности, то такие события перестают быть внутренним делом данного государства, и действия Объединенных Наций в отношении этих событий не будут вмешательством во внутренние дела государства.
	Суверенитет не означает полной независимости государств или тем более их изолированности, поскольку они живут и сосуществуют во взаимосвязанном мире. С другой стороны, увеличение числа вопросов, которые государства на добровольной основе подчиняют международному регулированию, не означает их автоматического изъятия из сферы внутренней компетенции.



3. Принцип неприменения силы и угрозы силой

	Демократизация международных отношений с неизбежностью приводит к ограничению применения силы и угрозы силой. Впервые эта объективная закономерность была закреплена в качестве принципа международного права в Уставе ООН, выработанном в период освободительной борьбы против фашизма и отразившем демократические устремления и надежды народов на справедливое послевоенное устройство международных отношений.
	Согласно п. 4 ст. 2 Устава, "все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций".
	Впоследствии приведенная формула Устава была конкретизирована в документах, принятых в форме резолюций ООН. В их числе упомянутая Декларация о принципах международного права 1970 года, Определение агрессии 1974 года, Заключительный акт СБСЕ 1975 года и ряд других документов хельсинкского процесса, а также Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 года. В последнем документе нормативное содержание принципа выражено наиболее полно.
	Обязанность неприменения силы распространяется на все государства, поскольку необходимость поддержания международного мира и безопасности требует, чтобы все государства, а не только члены ООН, придерживались в отношениях друг с другом указанного принципа. Однако ни в ст. 2, ни в других статьях Устава ООН не указывается, какие конкретные действия государств и при каких условиях должны рассматриваться как запрещенные. В частности, государства прибегают к использованию силы, тенденциозно толкуя нормативное содержание самого понятия "сила", содержащегося в Уставе.
	Согласно Уставу ООН, запрещается не только применение вооруженной силы, но и невооруженное насилие, которое носит характер противоправного применения силы. Термин "сила", содержащийся в п. 4 ст. 2 Устава, как и сам принцип, не может рассматриваться изолированно, а должен толковаться во всей совокупности прав и обязанностей государств, определенных Уставом. Следует признать, что применение вооруженной силы представляет собой наибольшую опасность для дела мира, и в п. 4 ст. 2 Устава речь идет прежде всего о запрещении применения вооруженной силы.
	В Заключительном акте СБСЕ (раздел, касающийся претворения в жизнь согласованных принципов) прямо указывается, что государства-участники будут "воздерживаться от всех проявлений силы с целью принуждения другого государства-участника", "воздерживаться от любого акта экономического принуждения". Все это бесспорно свидетельствует о том, что современное международное право запрещает противоправное применение силы в любом ее проявлении.
	В ст. 42-47 и 51 Устава ООН говорится также о случаях законного применения вооруженной силы, а в ст. 41 и 50 - о законном применении невооруженной силы. В них перечисляются, например, такие меры, как "полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых,
телеграфных, радио- или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений". Устав ООН предусматривает лишь два случая правомерного применения вооруженной силы: в целях самообороны (ст. 51) и по решению Совета Безопасности ООН в случае угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии (ст. 39 и 42).
	Применение вооруженной силы в порядке самообороны правомерно только в том случае, если произойдет вооруженное нападение на государство. Статья 51 Устава ООН прямо исключает применение вооруженной силы одним государством против другого в случае принятия последним мер экономического или политического порядка. В подобных ситуациях или даже если налицо угроза нападения страна может прибегнуть к ответным мерам лишь при соблюдении принципа соразмерности.
	Что касается Совета Безопасности, то он в случае, если рекомендованные для разрешения конфликтов меры невооруженного характера посчитает недостаточными, "уполномочивается принять такие действия воздушными, морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности. Такие действия могут включать демонстрации, блокаду и другие операции воздушных, морских или сухопутных сил Членов Организации" (ст. 42).
	Устав ООН не содержит полного перечня конкретных принудительных мер. Совет Безопасности может принять решение о применении иных мер, специально не перечисленных в Уставе.
	Принцип неприменения силы предусматривает прежде всего запрещение агрессивных войн. Согласно Определению агрессии 1974 года, применение государством вооруженной силы первым может быть квалифицировано как агрессивная война, которая является международным преступлением и порождает международно-правовую ответственность государства и международную уголовную ответственность виновных индивидов. Еще в Уставах Нюрнбергского • и Токийского международных военных трибуналов была дана юридическая квалификация действий агрессоров как международных преступлений. В послевоенные годы в содержание принципа была включена и обязанность государств воздерживаться от пропаганды агрессивной войны.
	Кроме понятия агрессии международное право знает понятие "вооруженное нападение". При всем сходстве действий государств в обоих случаях юридические последствия при их совершении могут быть различными. Например, Совет Безопасности может квалифицировать в качестве агрессии действия, не связанные с непосредственным вооруженным нападением.
	Начиная с 70-х годов в нормативном содержании принципа неприменения силы особо подчеркивается обязанность государств воздерживаться от угрозы силой или ее применения с целью нарушения границ другого государства или как средство разрешения территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ.
	В нормативное содержание принципа неприменения силы включаются: запрещение оккупации территории другого государства в нарушение норм международного права, запрещение актов репрессалий, связанных с применением силы, предоставление государством своей территории другому государству, которое использует ее для совершения агрессии против третьего государства, организация, подстрекательство, оказание помощи или участие в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве, организация или поощрение организации вооруженных банд, иррегулярных сил, в частности наемников, для вторжения на территорию другого государства.
	Нарушением принципа неприменения силы следует также считать насильственные действия в отношении международных демаркационных линий и линий перемирия, блокаду портов или берегов государства, любые насильственные действия, препятствующие народам осуществить законное право на самоопределение, а также ряд других насильственных действий.


4. Принцип нерушимости государственных границ

	Принцип нерушимости государственных границ составляет одну из важнейших основ безопасности европейских государств.
	Идея нерушимости границ впервые получила свое правовое оформление в договоре СССР с ФРГ от 12 августа 1970 г., а затем в договорах ПНР, ГДР и ЧССР
с ФРГ. С этого времени нерушимость границ стала нормой международного права, юридически обязательной для государств - участников упомянутых договоров. В этих договорах выражены два существенных элемента: признание существующих границ и отказ от каких-либо территориальных притязаний.
	Принцип нерушимости границ был сформулирован в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года: "Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы".
	Посягательство на государственные границы - это односторонние действия или требования, направленные на изменение положения линии границы, ее юридического оформления или фактического положения линии границы на местности. Поэтому признание этого принципа означает также и отказ от каких-либо территориальных притязаний, то есть, как говорится далее в тексте принципа, государства "будут соответственно воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват или узурпацию части или всей территории любого государства-участника".
	Государства - участники СБСЕ тем самым выразили свое признание или подтверждение существующих границ европейских государств. Это признание является международно-правовым, что влечет определенные юридические последствия, в частности это признание нельзя аннулировать. Международно-правовое признание фактически сложившейся границы приравнивается к соглашению государств относительно существующей границы.
	Таким образом, основное содержание принципа нерушимости границ можно свести к трем элементам: 1) признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом; 2) отказ от каких-либо территориальных притязаний на данный момент или в будущем; 3) отказ от любых иных посягательств на эти границы, включая угрозу силой или ее применение.
	Принцип нерушимости границ имеет много общего с традиционным принципом международного права - неприкосновенности государственных границ. Содержание последнего включает обязанность государств соблюдать существующую линию границы на местности: не допускать произвольного перемещения линии границы на местности и ее пересечения без соответствующего разрешения или вне установленных правил. Оно включает также право каждого суверенного государства контролировать пересечение его границы людьми и транспортными средствами.
	Принцип нерушимости границ и принцип неприкосновенности границ различаются по географической сфере своего действия. Принцип нерушимости границ, согласно Заключительному акту 1975 года, действует только в отношениях государств - участников этого акта, то есть европейских государств, а также США и Канады. Принцип неприкосновенности границ имеет более широкую сферу действия, поскольку является принципом общего международного права и действует на всех континентах, независимо от того, существуют или нет специальные соглашения по этому вопросу.



5. Принцип  территориальной  целостности  государств

	Этот принцип утвердился с принятием Устава ООН в 1945 году. Процесс его развития продолжается. Само наименование принципа окончательно не установилось: можно встретить упоминание как территориальной целостности, так и территориальной неприкосновенности. Значение этого принципа весьма велико с точки зрения стабильности в межгосударственных отношениях. Его назначение - защита территории государства от любых посягательств.
	Устав ООН запретил угрозу силой или ее применение против территориальной целостности (неприкосновенности) и политической независимости любого государства. В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года при раскрытии содержания формулировки п. 4 ст. 2 Устава ООН были отражены многие элементы принципа территориальной целостности (неприкосновенности), хотя сам этот принцип отдельно не упоминался. В частности, устанавливалось, что каждое государство "должно воздерживаться от любых действий, направленных на нарушение национального единства и территориальной целостности любого другого государства или страны". Отмечалось также, что "территория государства не должна быть объектом военной оккупации, явившейся результатом применения силы в нарушение положений Устава", и что "территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения". В связи с этим, отмечалось далее, не должны признаваться законными какие-либо территориальные приобретения, явившиеся результатом угрозы силой или ее применения. Однако, как известно, закон не имеет обратной силы. Поэтому в декларации оговаривалось, что вышеприведенные положения не должны толковаться как нарушающие положения Устава ООН или любые международные соглашения, заключенные до принятия Устава и имеющие юридическую силу в соответствии с международным правом.
	Следующим этапом в развитии данного принципа явился Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, который содержит отдельную и наиболее полную формулировку принципа территориальной целостности государств: "Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой. Государства-участники будут равным образом воздерживаться от того, чтобы превратить территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной".
	Содержание данного принципа в Заключительном акте СБСЕ выходит за рамки положений о запрещении использования силы или угрозы силой либо превращения территории в объект военной оккупации, либо приобретения с использованием силы или ее угрозы. Напомним, что, согласно Заключительному акту, государства, обязываясь уважать территориальную целостность друг друга, должны "воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН". Таким образом, речь идет о любых действиях против территориальной целостности или неприкосновенности. Например, транзит любых транспортных средств через иностранную территорию без разрешения территориального суверена является нарушением не только неприкосновенности границ, но и неприкосновенности государственной территории, поскольку именно она используется для транзита. Все природные ресурсы являются составными компонентами территории государства, и если неприкосновенна территория в целом, то неприкосновенны и ее компоненты, то есть природные ресурсы в их естественном виде. Поэтому их разработка иностранными лицами или государствами без разрешения территориального суверена также является нарушением территориальной неприкосновенности.
	В мирном общении сопредельных государств нередко возникает проблема защиты государственной территории от опасности нанесения ей ущерба путем какого-либо воздействия из-за границы, то есть опасности ухудшения естественного состояния этой территории или отдельных ее компонентов. Использование государством своей территории не должно наносить ущерб естественным условиям территории другого государства.



6. Принцип мирного разрешения международных споров

	Согласно п. 3 ст. 2 Устава ООН, "все Члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость". Эволюция принципа мирного разрешения международных споров отмечена серией международных договоров и соглашений, которые, по мере того как они ограничивали право обращаться к войне, постепенно развивали средства мирного разрешения международных споров и устанавливали юридическую обязанность государств использовать такие средства.
	Общее международное право прежде лишь побуждало государства обращаться к мирным средствам разрешения международных споров, но не обязывало их следовать этой процедуре. Статья 2 Гаагской конвенции о мирном решении международных столкновений 1907 года не запрещала обращение к войне ("прежде чем прибегнуть к оружию"), не обязывала обращаться к мирным средствам ("обращаться, насколько позволяют обстоятельства") и рекомендовала весьма узкий круг мирных средств (Добрые услуги и посредничество).
	В соответствии со ст. 33 Устава ООН стороны, участвующие в споре, "должны прежде всего стараться разрешить спор путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору".
	В соответствии с современными концепциями международного права государства обязаны разрешать свои споры только мирными средствами. На международных конференциях представители некоторых стран иногда прибегают к произвольному толкованию Устава ООН с целью не допустить включения слова "только" в формулировку принципа. При этом они утверждают, что Устав не столько закрепляет то положение, что споры должны разрешаться мирными средствами, сколько требует, чтобы при разрешении международных споров не создавалась угроза миру и безопасности государств.
	Однако положения Устава говорят об обратном. Общее положение п. 3 ст. 2 распространяется на все споры, включая те, продолжение которых может и не угрожать международному миру. Согласно п. 1 ст. 1 Устава, международные споры должны разрешаться в соответствии с принципами "справедливости и международного права". По мнению большинства государств, ссылки в Уставе на справедливость лишь подчеркивают, что мирные средства обязательны для разрешения любых международных споров.
	Устав ООН предоставляет сторонам, участвующим в споре, свободу выбора таких мирных средств, которые они считают наиболее подходящими для разрешения данного спора. Практика обсуждения этого вопроса на международных конференциях показывает, что многие государства в системе мирных средств отдают предпочтение дипломатическим переговорам, с помощью которых разрешается большинство споров.
	Непосредственные переговоры наилучшим образом отвечают задаче быстрого разрешения международного спора, гарантируют равенство сторон, могут быть использованы для разрешения как политических, так и юридических споров, наилучшим образом способствуют достижению компромисса, дают возможность приступить к улаживанию конфликта сразу же по его возникновении, позволяют не допускать разрастания спора до таких масштабов, когда он может угрожать международному миру и безопасности.
	Вместе с тем развитие международных отношений, особенно в последние годы, отмечено стремлением государств выйти за пределы переговоров и создать иные приемлемые средства разрешения споров, которые основывались бы на обращении к третьим сторонам или международным органам. Часто при этом поднимаются вопросы, связанные с ролью Международного Суда ООН.
	Попытки некоторых западных государств зафиксировать обязательную юрисдикцию Международного Суда, как правило, встречают резкий отпор со стороны многих государств. Эти государства считают юрисдикцию Суда факультативной, и такая позиция точно соответствует ст. 36 Статута Суда, согласно которой государства могут (но не обязаны) сделать заявление об обязательности для себя юрисдикции Международного Суда. Подавляющее большинство государств до сих пор не признало юрисдикцию Суда обязательной.
	Анализ принципа мирного разрешения международных споров, зафиксированного в Декларации о принципах международного права 1970 года и Заключительном акте СБСЕ, показывает, что, несмотря на сопротивление, удалось отстоять ряд важных положений, которые, несомненно, являются дальнейшим развитием соответствующих положений Устава ООН.
	В их числе обязанность государств "прилагать усилия к тому, чтобы в короткий срок прийти к справедливому решению, основанному на международном праве", обязанность "продолжать искать взаимно согласованные пути мирного урегулирования спора" в тех случаях, когда спор не удается разрешить, "воздерживаться от любых действий, которые могут ухудшить положение в такой степени, что будет поставлено под угрозу поддержание международного мира и безопасности, и тем самым сделать мирное урегулирование спора более трудным".
	Нормативное содержание принципа мирного разрешения международных споров в последние годы стало предметом тщательного анализа на совещаниях экспертов СБСЕ по мирному урегулированию споров. Так, Совещание в Валлетте (Мальта, 1991 г.) рекомендовало параметры общеевропейской системы мирного урегулирования международных споров. Итоговым документом Совещания предусмотрено создание в Европе специального органа - "Механизма СБСЕ по урегулированию споров", который может быть использован по требованию любой из спорящих сторон и действует в качестве примирительного органа. Кроме того, документ рекомендует широкий комплекс обязательных и факультативных процедур, из которых спорящие стороны свободно выбирают те, которые они считают наиболее подходящими для разрешения конкретного спора.
	Обязательные процедуры, рекомендованные Совещанием, не применяются, если одна из спорящих сторон считает, что спор затрагивает вопросы "территориальной целостности или национальной обороны, права на суверенитет над территорией суши или одновременных притязаний на юрисдикцию над другими районами..."
	В целом можно считать, что последние годы отмечены, с одной стороны, возрастанием удельного веса мирных средств разрешения международных споров, а с другой - постоянным стремлением государств приводить нормативное содержание принципа в соответствие с потребностями общественной практики.



7. Принцип невмешательства во внутренние дела

	Принцип невмешательства в качестве общего принципа межгосударственных отношений формировался в процессе борьбы наций за свою государственность, то есть в эпоху буржуазно-демократических революций. Следует, однако, подчеркнуть, что в прошлом указанный принцип имел ограниченное применение, поскольку международное право во многих случаях допускало различные формы вмешательства во внутренние дела государств, включая вооруженное вмешательство.
	Современное понимание принципа невмешательства в общей форме зафиксировано в п. 7 ст. 2 Устава ООН и конкретизировано в авторитетных международных документах: Декларации о принципах международного права 1970 года, Заключительном акте СБСЕ, Декларации ООН о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета от 21 декабря 1965 г. и др.
	Так, в соответствии с п. 7 ст. 2 Устава ООН Организация не имеет права "на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства". Указанное запрещение распространяется на действия любых других участников международного общения, а не только на действия Организации Объединенных Наций. В противоположность этому представители некоторых школ права иногда утверждают, что Устав ООН не устанавливает принципа невмешательства как нормы взаимоотношений государств, поскольку текст п. 7 ст. 2 Устава относится лишь к целям Организации, а не к действиям государств.
	Подобные утверждения не выдерживают критики с точки зрения прежде всего самого Устава ООН. Поскольку на ООН возложена обязанность невмешательства, а государства - члены Организации обязались строго соблюдать ее Устав, значит, аналогичная обязанность лежит и на самих государствах.
	Международное право в принципе не регулирует вопросы внутриполитического положения государств, поэтому вмешательством должны считаться любые меры государств или международных организаций, с помощью которых последние попытаются препятствовать субъекту международного права решать дела, по существу входящие в его внутреннюю компетенцию.
	Из этого общего правила есть одно исключение, касающееся применения принудительных мер на основании главы VII Устава ООН, то есть действий, которые могут быть предприняты в случаях угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии. Отсюда следует сделать вывод, что понятие "дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства" не относится к чисто территориальным проблемам.
	Это означает, что какие-то события, хотя они и происходят в пределах территории государства, могут рассматриваться как не относящиеся исключительно к внутрен
ней компетенции последнего. Так, например, если Совет Безопасности ООН констатирует, что события, происходящие в пределах территории какого-либо государства, угрожают международному миру и безопасности, такие события перестают быть внутренним делом данного государства и действия Объединенных Наций в отношении этих событий не будут вмешательством во внутренние дела государства.
	С другой стороны, определенные общественные отношения, происходящие за пределами государственной территории (например, отношения, возникающие из действующего международного договора), продолжают оставаться внутренним делом государств - участников таких отношений.
	Решение проблемы о делах, относящихся к внутренней компетенции государств, на практике часто вызывает споры. Следует помнить, что с развитием международного сотрудничества увеличивается число вопросов, которые государства на добровольной основе подвергают международному регулированию. Это, однако, не означает автоматического изъятия всех таких вопросов из сферы внутренней компетенции государств.
	Концепция невмешательства не означает, что государства могут произвольно относить к своей внутренней компетенции любые вопросы. Международные обязательства государств, в том числе и их обязательства по Уставу ООН, являются критерием, который позволяет правильно подходить к решению этого вопроса.



8. Принцип всеобщего уважения прав человека

	Становление принципа всеобщего уважения прав человека и основных свобод для всех в качестве одного из основных международно-правовых принципов относится к послевоенному времени и связано непосредственно с принятием Устава ООН, хотя само понятие прав человека появилось в политико-правовой терминологии с конца XVIII века и связано с эпохой буржуазных революций.
	В преамбуле Устава члены ООН подтвердили "веру в основные права человека... в равноправие мужчин и женщин..." В ст. 1 в качестве цели членов Организации говорится о сотрудничестве между ними "в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии". Важнейшее значение имеет ст. 55 Устава, согласно которой "Организация Объединенных Наций содействует: а) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития;... с) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех..." В ст. 56 предусматривается, что "все Члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для достижения целей, указанных в ст. 55".
	Нетрудно заметить, что обязательства государств изложены здесь в самой общей форме, поэтому с момента принятия Устава и до настоящего времени государства стремятся конкретизировать нормативное содержание принципа всеобщего уважения прав человека. С наибольшей полнотой и универсальностью это сделано во Всеобщей декларации прав человека 1948 года и двух пактах, принятых в 1966 году: Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах.
	Анализ многочисленных международных документов по правам человека показывает, что в современном международном праве имеется универсальная норма, в соответствии с которой государства обязаны уважать и соблюдать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, пола, языка и религии.
	Отмеченная обязанность носит всеобщий характер. Это значит, что права и свободы человека подлежат соблюдению во всех государствах и действуют в отношении всех лиц без какой-либо дискриминации. При этом целью международного сотрудничества в этой области является не унификация национальных законодательств, а разработка стандартов (моделей), которые служат для государств своеобразной отправной точкой для выработки собственного национального законодательства.
	Таким образом, непосредственная регламентация и защита прав и свобод человека по-прежнему остаются внутренним делом каждого государства. Международные нормы в области прав человека в подавляющем большинстве не могут применяться непосредственно на территории государства и требуют от него определенных шагов по своей имплементации. Положения, например, Пактов о правах человека прямо требуют от государства принятия мер, в том числе законодательных, по обеспечению индивидам прав, предусмотренных Пактами.
	Как правило, международные документы не определяют, каким образом государство будет выполнять принятые на себя обязательства. Вместе с тем стандарты поведения, содержащиеся в международных документах, в определенной мере связывают свободу поведения государств в сфере национального законодательства. Более того, анализ развития нормативного содержания принципа всеобщего уважения прав человека показывает, что индивид постепенно становится непосредственным субъектом международного права.
	Речь прежде всего идет о грубых и массовых нарушениях прав человека, когда сложившаяся в конкретной стране внутриполитическая ситуация позволяет говорить о "систематических, достоверно подтвержденных грубых нарушениях прав человека и основных свобод" (рез. ЭКОСОС 1503 от 27 мая 1970 г.). Такие явления, как геноцид, апартеид, расовая дискриминация и т. п., уже квалифицированы международным сообществом как международные преступления и в силу этого не могут рассматриваться в качестве дел, входящих во внутреннюю компетенцию государства.
	Современное международное право поощряет индивида все более активно участвовать в борьбе за соблюдение международных стандартов в области прав человека. Например, Итоговый документ встречи государств - участников СБСЕ в Вене предписывает государствам "уважать право своих граждан, самостоятельно или совместно с другими вносить активный вклад в развитие и защиту прав человека и основных свобод", предусматривает "право лиц наблюдать за осуществлением и способствовать выполнению положений документов СБСЕ и присоединяться к другим с этой целью".
	Документ Копенгагенского совещания СБСЕ обязывает государство "обеспечивать, чтобы отдельным лицам было разрешено осуществлять право на ассоциацию, включая право создавать, присоединяться и эффективно участвовать в деятельности неправительственных организаций, которые стремятся поощрять и защищать права человека и основные свободы, включая профсоюзы и группы по наблюдению за соблюдением прав человека".




9. Принцип самоопределения народов и наций

	Безусловное уважение права каждого народа свободно выбирать пути и формы своего развития является одной из принципиальных основ международных отношений. Это право отражено в принципе самоопределения народов и наций.
	Появлению принципа самоопределения народов предшествовало провозглашение принципа национальности, под флагом которого экономически и политически окрепшая буржуазия боролась с отживающим феодализмом. Однако принцип национальности не стал господствующим даже в международном праве эпохи буржуазных революций, поскольку предполагал самоопределение только по признаку национальности. Содержание принципа самоопределения менялось в зависимости от исторической обстановки. Было время, когда самоопределение сводилось к проблеме образования самостоятельных национальных государств, поскольку нации исторически сложились после государств. Стремление нации образовать собственное государство, следовательно, связано с конкретным этапом общественного развития.
	Принцип самоопределения народов и наций в качестве обязательной нормы получил свое развитие после принятия Устава ООН. Одна из важнейших целей ООН - "развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов..." (п. 2 ст. 1 Устава). Указанная цель конкретизируется во многих положениях Устава. В ст. 55, например, она теснейшим образом связывается с задачей повышения уровня жизни, решением международных проблем в экономической и социальной областях, в сферах здравоохранения, образования, культуры, соблюдения прав человека и т. п.
	Принцип самоопределения неоднократно получал свое подтверждение в документах ООН, в частности в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года, Пактах о правах человека 1966 года, Декларации о принципах международного права 1970 года. В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ особо подчеркнуто право народов распоряжаться своей судьбой. После развала колониальных империй вопрос о самоопределении наций в смысле образования самостоятельных национальных государств в основном решен.
	Вместе с тем и сегодня принцип самоопределения является основным при решении проблем колониальных и зависимых народов, о которых говорится в главах XI-XIII Устава ООН, поскольку субъектом самоопределения являются не государства, а народы и нации.
	В резолюции 1514 (XV) от 14 декабря 1960 г. Генеральная Ассамблея прямо указала, что "дальнейшее существование колониализма препятствует развитию международного экономического сотрудничества, задерживает социальное, культурное и экономическое развитие зависимых народов и идет вразрез с идеалом Организации Объединенных Наций, заключающимся во всеобщем мире". Согласно этой же резолюции и многим другим документам ООН, недостаточная политическая, экономическая и социальная подготовленность или недостаточная подготовленность в области образования не должны использоваться в качестве предлога для отказа в предоставлении независимости.
	В документах ООН выражено главное в нормативном содержании принципа самоопределения. Так, в Декларации о принципах международного права 1970 года подчеркивается: "Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение".
	Право национального самоопределения не исчезает, если нация образовала самостоятельное государство или вошла в состав федерации государств. Субъектом права на самоопределение являются не только зависимые, но и суверенные нации и народы. С достижением национальной самостоятельности право на самоопределение лишь меняет свое содержание, что находит отражение в соответствующей международно-правовой норме.
	В содержании права на самоопределение все чаще выделяют экономические аспекты, например право каждого народа свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами, осуществлять культурное развитие и т. п.
	Современное нормативное содержание самоопределения включает в себя как права народов, так и соответствующие им обязанности государств. Так, праву народов свободно, без какого бы то ни было вмешательства извне определять свой политический статус и осуществлять экономическое, социальное и культурное развитие соответствует обязанность государств не только уважать это право, но и содействовать ему путем совместных и индивидуальных действий.
	Без строгого уважения и соблюдения принципа самоопределения народов невозможно выполнить многие жизненно важные задачи, стоящие перед ООН, например задачу содействовать всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии. Без строгого соблюдения указанного принципа невозможно также поддержание отношений мирного сосуществования между государствами. Каждое государство в соответствии с Декларацией 1970 года обязано воздерживаться от любых насильственных действий, которые могли бы помешать народам осуществлять их право на самоопределение. Важным элементом принципа является право народов испрашивать и получать поддержку в соответствии с целями и принципами Устава ООН в случае, если их лишают права на самоопределение насильственным путем.
	Принцип самоопределения народов и наций - это право народов и наций, но не обязанность, и осуществление этого права может быть многовариантным. Самоопределение не должно осуществляться с сепаратистских позиций в ущерб территориальной целостности и политическому единству суверенных государств. С другой стороны, если народ создает орган, который его официально представляет и выполняет публично-правовые функции, то всякие насильственные действия, препятствующие извне процессу самоопределения, могут рассматриваться как нарушающие принципы невмешательства и суверенного равенства государств.
	Право народов и наций на самоопределение теснейшим образом связано со свободой политического выбора. Самоопределившиеся народы свободно выбирают не только свой внутриполитический статус, но и свою внешнеполитическую ориентацию. Уважение свободы политического выбора становится фундаментом сотрудничества, а не соперничества и противоборства. С этим, в частности, связано право освободившихся государств на проведение политики неприсоединения, на участие в решении как общемировых, так и региональных проблем. 	Самоопределение означает право народов выбирать такой путь развития, который в наибольшей степени соответствует их историческим, географическим, культурным, религиозным (и т. п.) традициям и представлениям.



10. Принцип сотрудничества

	Идея международного сотрудничества государств независимо от различий в их политическом, экономическом и социальном строе в различных сферах международных отношений в целях поддержания международного мира и безопасности является основным положением в системе норм, содержащихся в Уставе ООН.
	После принятия Устава ООН принцип сотрудничества был зафиксирован в уставах многих международных организаций, в международных договорах, многочисленных резолюциях и декларациях.
Представители некоторых школ международного права утверждают, что обязанность государств сотрудничать носит не правовой, а декларативный характер. Подобные утверждения уже не соответствуют реальной действительности. Разумеется, было время, когда сотрудничество представляло собой добровольный акт государственной власти, однако впоследствии требования развивающихся международных отношений привели к превращению добровольного акта в правовую обязанность.
	С принятием Устава принцип сотрудничества занял свое место в ряду других принципов, обязательных для соблюдения согласно современному международному праву. Так, в соответствии с Уставом государства обязаны "осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера", а также обязаны "поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры".
	Принцип сотрудничества как правовая категория вытекает и из других положений Устава, в частности из положений ст. 55 и 56. Например, содержание ст. 55 свидетельствует о двух видах обязанностей членов ООН: обязанности государств сотрудничать друг с другом в достижении целей, предусмотренных Уставом, и их обязанности сотрудничать с ООН для достижения тех же целей.
	Разумеется, конкретные формы сотрудничества и его объем зависят от самих государств, их потребностей и материальных ресурсов, внутреннего законодательства и принятых на себя международных обязательств. Однако анализ политико-правовых документов, отражающих намерения государств (таких, как Декларация 1970 года и Декларация принципов Заключительного акта СБСЕ), показывает стремление государств придать принципу сотрудничества универсальный характер.
	Обязанность всех государств действовать в соответствии с принципами ООН со всей очевидностью предполагает их обязанность сотрудничать в решении различных международных проблем, "поскольку это может оказаться необходимым для поддержания международного мира и безопасности".
	Обязанность государств сотрудничать друг с другом, естественно, предполагает добросовестное соблюдение государствами норм международного права и Устава ООН. Если же какое-либо государство игнорирует свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, то тем самым это государство подрывает основу сотрудничества.



11. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств

	Принцип добросовестного выполнения международных обязательств возник в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda на ранних стадиях развития государственности, а в настоящее время находит отражение в многочисленных двусторонних и многосторонних международных соглашениях.
	В качестве-общепризнанной нормы поведения субъектов указанный принцип закреплен в Уставе ООН, преамбула которого подчеркивает решимость членов ООН "создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права". Согласно п. 2 ст. 2 Устава, "все Члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу Членов Организации".
	Развитие международного права со всей очевидностью подтверждает универсальный характер рассматриваемого принципа. Согласно Венской конвенции о праве международных договоров, "каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться". Более того, "участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора".
	Сфера действия рассматриваемого принципа заметно расширилась в последние годы, что получило отражение в формулировках соответствующих международно-правовых документов. Так, согласно Декларации о принципах международного права 1970 года, каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, принятые им в соответствии с Уставом ООН, обязательства, вытекающие из общепризнанных норм и принципов международного права, а также обязательства, вытекающие из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.
	Авторы декларации стремились подчеркнуть необходимость добросовестного соблюдения прежде всего тех обязательств, которые охватываются понятием "общепризнанные принципы и нормы международного права" или вытекают из них.
	В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ 1975 года государства-участники согласились "добросовестно выполнять свои обязательства по международному праву, как те обязательства, которые вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права, так и те обязательства, которые вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются".
	Обязательства "по международному праву" безусловно шире обязательств, "вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права". Кроме того, в последние годы государства принимают, в частности, на региональном уровне важные документы, которые, строго говоря, не являются их обязательствами "по международному праву", но которые они тем не менее намерены строго выполнять.
	Для Европы - это документы, принимаемые в рамках хельсинкского процесса. В Итоговом документе Венской встречи представителей государств - участников СБСЕ сказано, что они "вновь подтвердили свою решимость полностью выполнять в одностороннем, двустороннем и многостороннем порядке все положения Заключительного акта и других документов СБСЕ".
	В различных правовых и социально-культурных системах существует свое понимание добросовестности, что непосредственным образом отражается на соблюдении государствами принятых обязательств. Концепция добросовестности получила закрепление в большом числе международных договоров, резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в декларациях государств и т, д. Однако следует признать, что определение точного юридического содержания понятия добросовестности в реальных ситуациях может вызывать трудности.
	Представляется, что юридическое содержание добросовестности следует выводить из текста Венской конвенции о праве международных договоров, главным образом разделов "Применение договоров" (ст. 28-30) и "Толкование договоров" (ст. 31-33). Применение положений договора во многом определяется его толкованием. С этой точки зрения логично предположить, что добросовестным будет применение договора, который и истолкован добросовестно (в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора).
	Принцип добросовестного выполнения международных обязательств распространяется только на действительные соглашения. Это значит, что рассматриваемый принцип применяется только к международным договорам, заключенным добровольно и на основе равноправия.
	Любой неравноправный международный договор прежде всего нарушает суверенитет государства и как таковой нарушает Устав ООН, поскольку Организация Объединенных Наций "основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов", которые, в свою очередь, приняли на себя обязательство "развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов".
	Следует считать общепризнанным, что любой договор, противоречащий Уставу ООН, является недействительным, и ни одно государство не может ссылаться на такой договор или пользоваться его преимуществами. Такое положение соответствует ст. 103 Устава. Кроме того, любой договор не может противоречить императивной норме международного права, как она определяется в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров.
	В правовых и политико-правовых документах последнего времени все чаще указывается на связь между обязанностью добросовестного соблюдения международных договоров и внутренним нормотворчеством государств. В частности, участники Венской встречи в Итоговом документе 1989 года согласились "обеспечивать, чтобы их законы, административные правила, практика и политика сообразовывались с их обязательствами по международному праву и были гармонизированы с положениями Декларации принципов и другими обязательствами по СБСЕ".
	Подобного рода формулы свидетельствуют о расширении сферы применения принципа добросовестного соблюдения международных обязательств.



ГЛАВА IV

СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

1. Общие вопросы международной правосубъектности

	Понятие субъекта международного права. Субъект международного права - это носитель международных прав и обязанностей, возникающих в соответствии с общими нормами международного права либо предписаниями международно-правовых актов. Это также лицо (в собирательном смысле), поведение которого прямо регулируется международным правом и которое вступает или может вступать в международные публичные (междувластные) правоотношения.
	По существу, все указанные характеристики субъекта международного права подчеркивают различные стороны одного и того же явления - международной правосубъектности, которая означает одновременно и подчиняемость непосредственному воздействию международного права, и обладание международными правами и обязанностями, и способность участвовать в международных правоотношениях.
	Международная правосубъектность не зависит от количества прав и обязанностей, возникающих у лица, то есть от объема его международной правоспособности. Круг субъектов международного права определяется способностью лиц участвовать в международных отношениях, регулируемых международным правом. Участник только таких отношений может объективно подпадать под прямое воздействие международного права.
	Первичные и производные субъекты международного права. Первичных участников межгосударственных отношений и, следовательно, первичных субъектов международного права никто не создает в качестве таковых. Их появление - объективная реальность, результат естественно-исторического процесса. Это прежде всего государства и, в некоторых случаях, народы и нации. Возникнув как социальные организмы, они неизбежно вступают в контакты друг с другом, создавая для себя правила взаимного общения.
	Производные субъекты международного права создаются первичными. Объем их международной правоспособности зависит от намерения и желания их создателей. Это могут быть межправительственные организации либо государство-подобные образования типа вольных городов. Создатели наделяют их правом выступать в межгосударственных отношениях от собственного имени. Как правило, правоспособность производных субъектов международного права определяется международными договорами.
	Реально производной международной правосубъектностью наделяется лишь тот, кто действительно может после своего создания участвовать в межгосударственных отношениях.

	Государственный суверенитет. Это - верховенство государства в пределах собственных границ и его самостоятельность в международных делах. Это - качество, свойство любого государства.
	Абсолютного   государственного   суверенитета   нет, поскольку государства взаимозависимы, и эта взаимозависимость в современном мире непрерывно возрастает. Когда, например, говорят об экономическом суверенитете государства, то имеют в виду не его экономическую изолированность от других членов международного сообщества, а лишь его право самостоятельно определять свою экономическую политику. Государства могут иметь различную экономическую мощь, различный вес на политической арене, но, как носители суверенитета, они все равны юридически. Верховенство каждого из них в пределах своей территории означает, что нет юридически более высокой власти на этой территории, чем власть данного государства. Соответственно каждое государство обладает в международном  общении  одинаковой  степенью юридической самостоятельности и независимости. Суверенитет государства возникает и исчезает вместе с возникновением и исчезновением самого государства.
	Понятие "государственный суверенитет", имея значение главным образом в сфере межгосударственного общения, прежде всего выступает как международно-правовая категория.
	Термин "суверенитет" появился в политической и правовой практике в период становления абсолютных монархий и использовался королевской властью в борьбе против феодальной раздробленности. Первоначально носителем суверенитета считался абсолютный монарх, поскольку его личность отождествлялась с личностью государства (согласно известной формуле Людовика XIV "государство - это я"). И лишь с ликвидацией феодализма в качестве носителя суверенитета государство стало рассматриваться как таковое.

	Простые и сложные государства и их союзы. Государство представляет собой сочетание трех элементов: определенной территории, населения, на ней проживающего, и власти. Территориально-организационная структура государства может быть различной. Различают простые (унитарные) и сложные государства. Сложное государство - федерация, представляющая собой объединение территориальных единиц, пользующихся определенной политико-правовой самостоятельностью. Степень их самостоятельности определяется федеративным договором и законодательством федерации, в первую очередь ее конституцией. Федерация - государственно-правовое объединение. Иногда ее называют союзным государством.
	Внешнеполитическая самостоятельность членов федерации может быть различной по объему. Как субъекты международного права члены федерации могут выступать лишь в том случае, если законодательство федерации признает за ними это качество (право от собственного имени заключать договоры, обмениваться делегациями, представительствами и т. д.). Их международная правосубъектность не зависит от признания их суверенитета конституцией федерации. Главное - самостоятельный выход в межгосударственную сферу. Член федерации всегда признает в каком-то отношении юридическое старшинство федерации и является частью федерации как государства в целом. Если это не так, тогда нельзя говорить о федерации как о государстве и субъекте международного права. Федерация в социальном и экономическом отношении - единый организм.
	К сложным государствам относят унии. Термин "уния" устарел и в значительной степени имеет феодальную окраску. Так называемая реальная уния - это результат слияния двух (иногда трех) государств в одно: возникает новое государство и соответственно новый субъект международного права, а сливающиеся государства теряют свой суверенитет и международную правосубъектность. Один из самых известных примеров современной унии - недолговечная сирийско-египетская уния конца 50-х годов. Реальная уния может быть и федерацией, и унитарным государством.
	Личная уния - это не сложное государство, а своеобразный союз государств, основанный на общности главы государства. Практически личная уния - явление, связанное с монархической формой правления. Один монарх мог одновременно быть главой двух или более государств, которые продолжали оставаться самостоятельными субъектами международного права.
	Конфедерация - международно-правовое объединение государств, предполагающее тесную координацию их действий прежде всего во внешнеполитической и военной областях. Классическая конфедерация не является субъектом международного права. Международной правосубьектностью обладают лишь ее члены, что не исключает создания в рамках конфедерации некоторых общих органов. По своей сути конфедерация имеет сходство с международной организацией. В современных условиях создание конфедерации неизбежно означает и высокую степень экономического и правового сотрудничества между ее членами.
	История показывает, что устойчивые конфедерации имеют тенденцию перерастать в федерацию. Типичный пример - Швейцария, которая и в настоящее время официально именуется конфедерацией, но в действительности представляет собой федерацию. В любом случае можно констатировать, что если интеграционные процессы приводят к тому, что члены конфедерации наделяют ее международной правосубъектностью, налицо переход к федерации.

	Основные права и обязанности государств. Хотя государства обладают универсальной правоспособностью, у них есть некоторые права и обязанности, имеющие основополагающее значение для их характеристики в качестве субъектов международного права. В доктрине сложилось мнение, что нарушения основных прав государства создают угрозу для его существования, а нарушения государством своих основных обязанностей создают угрозу для существования других государств и нормального функционирования международного сообщества в целом.
	Основные права и обязанности государств находятся в неразрывном единстве друг с другом и выводятся из важнейших принципов международного права. Общепризнанного перечня этих прав и обязанностей, однако, нет.
	По поручению Генеральной Ассамблеи ООН Комиссия международного права подготовила проект Декларации прав и обязанностей государств, который в 1949 году резолюцией Генеральной Ассамблеи 375 (IV) был предложен вниманию государств - членов ООН с целью получения от них отзывов. Поскольку число государств, представивших свои отзывы, было незначительным, Генеральная Ассамблея в 1951 году решила отложить рассмотрение проекта, который так до настоящего времени и не принят. Вместе с тем он дает определенное представление о том, какие права и обязанности государств рассматриваются как основные.
	Можно выделить следующие основные права государств: право на независимость и свободное осуществление всех своих законных прав, на осуществление юрисдикции над своей территорией и над всеми лицами и вещами, находящимися в ее пределах, с соблюдением признанных международным правом иммунитетов, равноправие с другими государствами, право на индивидуальную или коллективную самооборону против вооруженного нападения.
	К основным обязанностям можно отнести следующие: воздерживаться от вмешательства во внутренние и внешние дела других государств; воздерживаться от разжигания междоусобицы на территории другого государства; уважать права человека; устанавливать на своей территории такие условия, которые бы не угрожали международному миру; решать свои споры с другими государствами мирными средствами; воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или иным образом, несовместимым с международным правом; воздерживаться от оказания по мощи другому государству, нарушающему предыдущую обязанность или против которого ООН принимает меры предупреждения или принуждения; воздерживаться от признания территориальных приобретений другого государства, действующего в нарушение обязательства неприменения силы; добросовестно выполнять свои международные обязательства.

	Международная правосубъектность наций и народов. Хотя право на самоопределение признается международным сообществом за всеми нациями и народами, не каждая нация или народ могут рассматриваться как субъект международного права. Лишь нация или народ, борющиеся за свое освобождение и создавшие определенные властные структуры, объединенные единым центром, способным выступать от имени нации или народа в межгосударственных отношениях, могут претендовать на статус субъекта международного права. Практически такими структурами являются вооруженные отряды, но не разрозненные, а имеющие единое командование, которое чаще всего одновременно выступает и как политическое руководство.
	Вместе с тем высказывается и точка зрения, согласно которой основным носителем суверенитета является народ, который соответственно выступает в качестве субъекта международного права.
	В начале 70-х годов появились теоретические обоснования правосубъектности "всего человечества". Такие взгляды характерны для ряда юристов развивающихся стран.
	Понятие "народ" в термине "самоопределение народов", используемом в ст. 1 Устава ООН, является более точным, чем понятие "нация", поскольку население территории может быть многонациональным либо еще не сложившимся в нацию.
	Народ, в отношении которого возникает проблема признания его международной правосубъектности,- не просто население той или иной территории, некая сумма индивидов, на ней проживающих, а как минимум определенная экономическая и культурно-историческая целостность, осознающая свое единство. Если речь идет о нации, сюда добавляется и языковая общность.

	Государство-подобные образования. К ним в первую очередь относят так называемые "вольные города". Это - обобщенное понятие. Данный термин применяется не только к городам, но и к определенным районам. В одном случае соответствующее образование называли вольным городом, в другом - свободной территорией или зоной (например, Вольный город Данциг, Свободная территория Триест).
	В принципе вольные города создавались как один из способов замораживания территориальных притязаний, смягчения в межгосударственных отношениях напряженности, возникающей по поводу принадлежности какой-либо территории.
	Вольный город создается на основе международного договора или решения международной организации и представляет собой своеобразное государство с ограниченной правоспособностью. Он имеет свою конституцию или акт аналогичного характера, высшие государственные органы, гражданство. Его вооруженные силы носят чисто оборонительный характер либо являются не вооруженными силами в традиционном понимании, а скорее силами по охране границ и поддержанию правопорядка. Создатели вольного города обычно предусматривают способы контроля за соблюдением его статуса, например назначают с этой целью своих представителей или представителя. На международной арене вольные города представляют либо заинтересованные государства, либо международная организация. Статус Вольного города Данцига, существовавшего в период между двумя мировыми войнами, был гарантирован Лигой Наций, а во внешних сношениях интересы города представляла Польша. Свободная территория Триест, созданная на основе мирного договора с Италией 1947 года и разделенная между Италией и Югославией соглашением 1954 года, находилась под защитой Совета Безопасности ООН.
	Определенную специфику имеет вопрос о международной правосубъектности Ватикана и Мальтийского ордена.
	Внешне Ватикан (Святейший престол) обладает почти всеми атрибутами государства - небольшой территорией, органами власти и управления. О населении Ватикана, однако, можно говорить только условно: это соответствующие должностные лица, занимающиеся делами католической церкви. Вместе с тем Ватикан - не государство в социальном смысле, как механизм управления определенным обществом, им порожденный и его представляющий. Скорее он может рассматриваться как административный центр католической церкви. Особенность его статуса заключается, помимо всего прочего, в том, что он имеет дипломатические отношения с рядом государств, которые официально признают его субъектом международного права. Такое признание практически означает констатацию политической роли католической церкви.
	Мальтийский орден в 1889 году был признан суверенным образованием. Местопребывание ордена - Рим. Его официальная цель - благотворительность. Он имеет дипломатические отношения со многими государствами. Ни своей территории, ни населения у ордена нет. Его суверенитет и международная правосубъектность - правовая фикция.

	Международные учреждения. Они включают как классические межправительственные организации (ООН, ОАЕ и т. д.), состоящие из создавших их государств, так и межгосударственные механизмы и органы, члены которых действуют в личном качестве (международные арбитражи, комитеты, группы экспертов и т. п.). Временным международным учреждением можно считать межправительственную конференцию.
	Международное учреждение приобретает международную правосубъектность в соответствии с учредительным договором. Договор наделяет его определенной международной правоспособностью, то есть правом выступать в международных отношениях от собственного имени: заключать международные договоры с государствами и межправительственными организациями, принимать решения от собственного имени (например, собственные правила процедуры, резолюции конференции, решения международного арбитража). Решения органов международных организаций, принимаемые ими от своего имени,- проявление международной правосубъектности организации в целом.

	Вопрос о международной правосубъектности индивидов. В доктрине существуют различные мнения о том, может ли индивид быть субъектом международного права. В принципе они зависят от взглядов того или иного автора на проблему соотношения международного и внутригосударственного права.
	Широко распространена точка зрения, согласно которой в международном праве нет запретов наделять индивидов международной правосубъектностью и решение этого вопроса определяется намерением договаривающихся государств. Обычно наличие у индивидов международной правосубъектности связывают с предоставлением им возможности прямого доступа в международные органы в качестве петиционеров, истцов, ответчиков и т. д.
	В отечественной доктрине серьезных последователей имеет и другая точка зрения, суть которой сводится к тому, что индивиды объективно не могут быть участниками межгосударственных отношений и тем самым субъектами международного права. Наблюдающаяся в настоящее время тенденция к расширению прямого доступа индивидов в международные органы связана с растущим стремлением к защите прав человека с помощью международных механизмов. Сам по себе такой доступ не превращает их в субъектов международного права, а означает лишь то, что участники соответствующего договора берут на себя взаимное обязательство обеспечить этот доступ имеющимися в их распоряжении правовыми и организационными средствами.

	Транснациональные корпорации. В западной доктрине высказывается мнение о том, что определенные компании, прежде всего транснациональные корпорации (ТНК), в современных условиях приобретают международную правосубъектность. Их экономическая мощь и влияние на мировую политику в ряде случаев превращают их в более весомую силу на международной арене, чем некоторые государства.
	Если допустить, что индивиды могут становиться субъектами международного права, то тогда логичным будет вывод о возможности приобретения международной правосубъектности и ТНК. Если же исходить из того, что субъектом международного права может быть только то образование, которое способно участвовать в межгосударственных отношениях, то придется признать, что никакая компания не обладает качествами, присущими государству, и не способна участвовать в таких отношениях. Договоры, заключаемые между государствами и компаниями, являются не межгосударственными соглашениями, а гражданскими сделками и относятся к сфере гражданского (международного частного) права.




2. Международно-правовое признание

	Понятие международно-правового признания. Признание - односторонний добровольный акт государства, в котором прямо или косвенно оно заявляет либо о том, что рассматривает другое государство как субъект международного права и намерено поддерживать с ним официальные отношения, либо о том, что считает власть, утвердившуюся неконституционным путем в государстве или на части его территории, достаточно эффективной, чтобы выступать в межгосударственных отношениях как представитель этого государства либо населения соответствующей территории.
	Обязанности признания не существует. Это - право государства. Разумеется, длительное непризнание, продиктованное откровенно политическими соображениями и игнорирующее реальности международной жизни, может стать фактором, серьезно осложняющим межгосударственные отношения.
	Признание может быть не явно выраженным. Его можно усмотреть в определенных действиях государства (предложении установить дипломатические отношения и т. п.).
	Не принято брать признание назад, хотя такие случаи в истории встречались: в 1918 году Франция взяла назад свое признание Финляндии, когда стало известно о планах возведения на престол в этой стране родственника Вильгельма II. Немного позднее, когда в Финляндии было решено установить республику, Франция признала ее вторично.

	Теории признания. В доктрине существуют две теории признания: конститутивная и декларативная. Согласно первой, только признание придает дестинатору (адресату) признания соответствующее качество: государству - международную правосубъектность, правительству - способность представлять субъект международного права в межгосударственных отношениях. Наиболее уязвимая сторона этой теории заключается в том, что, во-первых, неясно, какое количество признаний необходимо для придания дестинатору упомянутого качества, и, во-вторых, как показывает практика, государства могут существовать и вступать в те или иные контакты с другими государствами, а правительства, пришедшие к власти неконституционным путем, эффек
тивно представлять субъект международного права и без официального признания.
	Согласно декларативной теории, признание не сообщает дестинатору соответствующего качества, а лишь констатирует его появление и служит средством, облегчающим осуществление с ним контактов. Широко распространено мнение, что декларативная теория в большей степени отвечает реальностям международной жизни. Однако в тех случаях, когда признают субъектом международного права такие образования, которые объективно не могут быть ими (например, Мальтийский орден), признание приобретает конститутивный или, точнее, квазиконститутивный характер, придавая видимость приобретения качества, которое признающий желает видеть у дестинатора.

	Формы признания. Существуют две формы официального признания: де-факто (de facto) и де-юре (de jure). Они используются при признании государств и правительств. Различие между ними заключается в объеме правовых последствий, которые они за собой влекут для признающего и признаваемого в их взаимных отношениях: при признании де-факто объем наступающих правовых последствий уже. Никаких точных ориентиров и тем более норм, определяющих это различие или основания для использования одной или другой формы признания, нет. Практика показывает, что в основе их использования лежат политические соображения.
	Признание де-факто - выражение неуверенности в том, что данное государство или правительство достаточно долговечны или жизнеспособны. Признание де-факто может повлечь за собой установление консульских отношений, но не обязательно.
	Признание де-юре - полное, окончательное. Оно, как правило, влечет за собой установление дипломатических отношений. В любом случае считается, что установление дипломатических отношений означает признание де-юре.
	Встречаются случаи, когда государства, правительства (или другие власти) вступают в официальный контакт друг с другом вынужденно, для решения каких-либо конкретных вопросов, но вместе с тем не желают признавать друг друга. В этом случае говорят о признании ad hoc (в данной ситуации, по конкретному делу). Иногда целью таких контактов может быть заключение международных договоров. Например, четыре участника переговоров об окончании войны во Вьетнаме (США и три вьетнамские стороны) подписали в 1973 году известные Парижские соглашения, хотя некоторые из них друг друга не признавали. Отсутствие признания в таких случаях не должно отражаться на юридической силе договора.

	Виды признания. Их различают в зависимости от дестинаторов признания. Можно выделить традиционные виды признания (государств и правительств) и предварительные или промежуточные (признание наций, восставшей или воюющей стороны, организации сопротивления и правительств в эмиграции). Предварительные виды признания применяются в ожидании дальнейшего развития событий, которые могут привести либо к созданию нового государства (при признании нации), либо к стабилизации положения в стране, где власть нового правительства была установлена неконституционным путем;
	Провести четкую границу между этими видами признания на практике довольно трудно. Например, нация, борющаяся за свое освобождение, может быть признана в качестве воюющей стороны; власть, утвердившаяся на большей части территории страны и признанная воюющей стороной, мало чем может отличаться от правительства в традиционном понимании, сместившего предыдущее правительство с помощью вооруженной силы, и т. д. Многое здесь определяется конкретной обстановкой, политической прозорливостью признающего и другими обстоятельствами.
Вопрос о признании государства возникает в том случае, если появляется новое государство в результате объединения нескольких, либо если на месте одного государства в результате его распада появляется ряд более мелких, либо, наконец, если из состава какого-либо государства выделяется новое.
	Вопрос о признании государства может возникнуть и при кардинальном изменении государственного и общественного строя в результате революции. Однако на практике в таких ситуациях чаще прибегают к признанию нового правительства, особенно если революция не привела к серьезным территориальным изменениям. Например, после провозглашения в 1949 году Китайской Народной Республики СССР признал правительство КНР, а не саму КНР.
	Попытки   выработать   критерии   признания   правительств, пришедших к власти неконституционным путем, успеха не имели. Принято считать, что такое признание является обоснованным в том случае, если признаваемое правительство эффективно осуществляет власть на территории страны или на большей ее части, контролирует ситуацию в стране. Если в результате переворота меняются форма правления, например монархическая на республиканскую, и, соответственно, официальное название государства, то признание нового правительства может осуществляться в виде признания государства.
	Поскольку признание правительства может быть ошибочно истолковано как его одобрение, некоторые государства стали придерживаться политики воздержания от какого-либо официального признания правительств. Эта политика получила наименование доктрины Эстрады (по имени сформулировавшего ее в 1930 г. министра иностранных дел Мексики). По существу, как показывает практика, речь идет о молчаливом или подразумеваемом признании, так как в таких ситуациях обычно сохраняются дипломатические отношения или иные формы официальных контактов с новым правительством.
	Признание нации (или народа) как вид промежуточного признания возникло в ходе первой мировой войны, когда страны Антанты признали, исходя из собственных военных и политических интересов (с целью легализации участия чешских, словацких, польских и южнославянских воинских частей в составе вооруженных сил Антанты), в качестве "союзных" или "совместно воюющих" наций чехов, словаков, поляков и т. д.
	В период ликвидации колониальной системы широкое распространение получила практика признания национально-освободительных движений со стороны как отдельных государств, так и межправительственных организаций, прежде всего ООН, которые предоставили им статус наблюдателей. Своеобразие этого вида признания состояло в том, что оно давалось не нации или народу как таковым, а именно национально-освободительным движениям, причем этот термин использовался для обозначения не самого движения, а организаций, его возглавляющих и ведущих борьбу (например, Народная организация Юго-Западной Африки - СВАПО).
	Признание в качестве восставшей или воюющей стороны использовалось в XIX веке и в какой-то степени в первой половине XX века. Точного разграничения понятий восставшей и воюющей сторон не существует. Одна из основных целей такого рода признания - обеспечить возможность защиты интересов признающего на территории, контролируемой повстанцами. Еще в 1823 году Великобритания признала греков, боровшихся против Турции за создание собственного государства, воюющей стороной.




ГЛАВА V

ТЕРРИТОРИЯ

1. Виды территорий

	В широком смысле слова под территорией в международном праве понимаются различные пространства земного шара с его сухопутной и водной поверхностью, недрами и воздушными пространствами, а также космическое пространство и находящиеся в нем небесные тела. По основным видам правового режима вся территория подразделяется на три типа: 1) государственная территория; 2) территория с международным режимом; 3) территории со смешанным режимом.
	Государственной является такая территория, которая находится под суверенитетом определенного государства, то есть принадлежит определенному государству, осуществляющему в ее пределах свое территориальное верховенство / Принадлежность и верховенство являются двумя основными признаками государственной территории. Некоторые временные исключения возможны в случаях военной оккупации и международно-правовой аренды территории.
	К территориям с международным режимом относятся лежащие за пределами государственной территории земные пространства, которые не принадлежат кому-либо в отдельности, а находятся в общем пользовании всех государств в соответствии с международным правом. Это прежде всего открытое море, воздушное пространство над ним и глубоководное морское дно за пределами континентального шельфа.
	Открытое море - это обширные пространства Мирового океана, на которые не распространяется суверенитет какого-либо государства. Международно-правовой режим открытого моря определяется множеством норм международных договоров и международно-правовых обычаев, которые регулируют отношения государств по поводу открытого моря и устанавливают правила его использования в целях судоходства, рыболовства и т. п. Некоторые особенности имеет международно-правовой режим арктических районов открытого моря, обусловленный особыми климатическими условиями Северного Ледовитого океана и особыми интересами прибрежных государств в северных водах.
	В свое время ряд прибрежных государств (Канада, СССР и др.) выдвинули концепцию о "полярных секторах", согласно которой все земли и острова, находящиеся в пределах полярного сектора соответствующего государства, а также постоянные ледяные поля, припаянные к берегу, входят в состав государственной территории. Под полярным сектором понимается пространство, основанием которого является северная граница государства, вершиной - Северный полюс, а боковыми границами - меридианы, соединяющие Северный полюс с крайними точками северной границы территории данного государства.
	К территориям со смешанным режимом относятся континентальный шельф и экономическая зона. Эти районы не находятся под суверенитетом государств и не входят в состав государственных территорий, но каждое прибрежное государство имеет суверенные права на разведку и разработку природных ресурсов прилегающих к нему континентального шельфа и экономической морской зоны, а также на охрану природной среды этих районов. Объем этих прав определяется международным правом, в частности Конвенцией о континентальном шельфе 1958 года и Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года. В пределах этих прав каждое государство издает свои законы и правила, регулирующие упомянутые виды деятельности. В остальном на континентальном шельфе и в экономической зоне действуют принципы и нормы международного морского права.
	Особый международно-правовой режим установлен в Антарктике по Договору 1959 года. Согласно этому договору, Антарктика полностью демилитаризована и открыта для научных исследований всех стран. Ни одна часть Антарктики не находится под суверенитетом какого-либо государства, но в то же время территориальные притязания государств в Антарктике сохраняются.
	Космическое пространство находится за пределами земных территорий, и его правовой режим определяется принципами и нормами международного космического права, в частности Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, от 27 января 1967 г. Оно не подлежит национальному присвоению каким бы то ни было образом и открыто для исследования и использования всеми государствами на основе равенства.




2. Состав и юридическая природа государственной территории

	В состав государственной территории входят суша и воды с находящимися под ними недрами и лежащее над сушей и водами воздушное пространство, пределы которых определяются государственной границей.
	Сухопутной  территорией  государства  является  вся суша в пределах его границ. Водную территорию государства составляют внутренние (национальные) воды и территориальное  море.   Различие  этих двух  водных  пространств обусловлено режимами плавания иностранных гражданских судов и военных кораблей и связанными с этим вопросами. К внутренним водам, согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, относятся: 1)  морские воды, в том числе воды государств-архипелагов, расположенные в сторону берега от прямых исходных линий, принятых для отсчета ширины территориального  моря;  2)  воды  портов;  3)  воды   заливов,  берега которых принадлежат одному государству, если их ширина не превышает 24 морских миль, а также исторические заливы.  Внутренними  водами  являются  также воды рек, озер и иных водоемов в пределах границ одного государства.  Территориальным морем является полоса прибрежных морских вод, ширина которой, согласно Конвенции 1982 года, не должна превышать 12 мор ских миль..
	В состав территории государства также входят находящиеся под его сухопутной и водной поверхностями недра без каких-либо ограничений по глубине. Воздушную территорию государства составляет воздушное пространство, находящееся в пределах его сухопутных и водных границ.
	В пределах своей территории государство осуществляет верховенство, которое называется территориальным и является составной частью суверенитета государств. Верховенство государства означает, что власть данного государства является высшей властью по отношению ко всем лицам и организациям, находящимся в пределах его территории, и, кроме того, на территории государства исключается деятельность публичной власти другого государства. Высшая власть государства в пределах его территории осуществляется системой государственных органов в законодательной, исполнительной, административной и судебной сферах.
	Вся законодательная, исполнительная, административная и судебная власть государства распространяется как на собственных граждан и организации, так и на иностранных граждан и организации, а также на лиц без гражданства, находящихся в пределах территории данного государства. Территориальное верховенство не исключает, поскольку государство на это согласно, некоторых изъятий из действия его законодательства по отношению к определенной категории иностранных лиц на всей государственной территории или в определенных районах действия иностранного законодательства на его территории. Такое согласие может быть выражено во внутреннем законе или в международном договоре.
	Территориальное верховенство выражается также в том, что в пределах своей территории государство может применять все соответствующие закону средства властного принуждения к своим гражданам и иностранцам, если международными договорами не установлено иное. И если действие законов одного государства может распространяться за пределы его территории, то применение средств властного принуждения ограничено, как правило, лишь собственной территорией. Никакое государство не вправе применять свои средства властного принуждения на территории иностранного государства.
	Территориальное верховенство включает в себя, естественно, и юрисдикцию государства, то есть права судебных и административных органов по рассмотрению и разрешению всех дел на данной территории в соответствии с компетенцией этих органов. Понятие территориального верховенства гораздо шире понятия юрисдикции, поскольку оно выражает всю полноту государственной власти во всех ее конституционных формах. Но, в то время как полная и исключительная власть государства ограничена пределами его территории, юрисдикция государства в ряде случаев распространяется за пределы его территории.
	Согласно международному праву, юрисдикция государства распространяется на лиц, сооружения, установки и транспортные средства, находящиеся в морских водах за пределами его территориального моря и, следовательно, вне пределов его территории. Государство осуществляет исключительную юрисдикцию над своими военными кораблями в открытом море, над своими воздушными судами, находящимися вне пределов территории иностранного государства, а в некоторых случаях и на иностранной территории, над запущенными им в космическое пространство объектами и их экипажами.
	Государственная территория представляет собой не только пространство, в котором осуществляется верховная власть данного государства, но также и природную среду с ее компонентами: сушей и водами, воздушным пространством и недрами. Эта среда включает в себя и природные ресурсы, которые используются в промышленности и сельском хозяйстве, в обычной повседневной человеческой деятельности. Все это составляет материальное содержание государственной территории и с точки зрения международного права принадлежит тому государству, в пределах границ которого находится. Согласно современному международному праву, никто не вправе насильственно лишать государство принадлежащей ему территории и соответственно природных ресурсов. Об этом свидетельствуют принципы неприкосновенности и целостности государственной территории, неприкосновенности и нерушимости государственных границ.
	Государственная территория, в частности земля с ее недрами, не может использоваться иностранными государствами, их юридическими и физическими лицами в промышленных целях без согласия территориального суверена. Например, без такого согласия незаконны добыча полезных ископаемых на иностранной территории или рыболовство в иностранных территориальных водах. Государство в силу своего суверенитета самостоятельно решает вопрос о допуске иностранных лиц к эксплуатации ресурсов. Иностранные государства и лица должны уважать юридическую принадлежность природных ресурсов территориальному суверену и его право регулировать использование этих ресурсов по своему усмотрению. Все эти положения подтверждались в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН относительно суверенитета государств над их природными ресурсами.
	Одна из юридических форм выдачи разрешения на эксплуатацию природных ресурсов - это концессионные соглашения между территориальным сувереном и иностранными юридическими лицами. Условия таких соглашений определяются территориальным сувереном в соответствии с его законодательством. Как правило, иностранные юридические и физические лица наделяются ограниченными правами пользования на определенный срок и за определенную плату.
	Иные условия возникают при международно-правовой аренде территории, когда одно государство передает другому на основании договора между ними права владения и пользования определенным участком территории в определенных целях на оговоренный срок и за согласованную плату. В этих случаях арендованный участок хотя и продолжает оставаться государственной территорией государства-арендодателя, государство-арендатор может осуществлять в его пределах свою юрисдикцию в соответствии с соглашением об аренде. На подобных условиях СССР по Договору 1962 года передал Финляндии в пользование на основе аренды советскую часть Сайменского канала.
	Говоря о том, что территория принадлежит тому государству, в пределах границ которого она находится, следует иметь в виду, что речь идет о принадлежности в международных отношениях, которые регулируются международным правом. В этом плане под государством как субъектом этих отношений понимается политическая организация власти и населения данной страны. Именно этому субъекту международного права принадлежит его территория, причем имеется в виду не просто фактическая, а юридическая принадлежность. Из этого исходят международные соглашения сопредельных стран по пограничным вопросам. Особенно ярко проблема юридической принадлежности проявляется в территориальном споре, где речь идет именно о юридической принадлежности территории, а не о фактическом владении ею. Юридический характер принадлежности государственной территории вообще невозможно отрицать, ибо это означало бы отрицание самого права и обосновывало бы принадлежность территории фактическим захватом. А последнее как раз и запрещено международным правом.
	Высшие органы государственной власти и управления, выступающие в международных отношениях от имени своего государства, имеют полномочия на распоряжение территорией в международных отношениях. Эти полномочия законны лишь тогда, когда они соответствуют конституционным установлениям страны. А осуществление этих полномочий в международных отношениях правомерно лишь в том случае, если оно соответствует основным принципам и нормам международного права.



3. Государственные границы

	Государственные границы определяют пределы государственной территории, и в этом состоит их основное назначение. Государственной границей считаются линия и проходящая по этой линии вертикальная плоскость.
	Различают сухопутные, водные и воздушные границы государственной территории. Сухопутные границы устанавливаются на основе договоров между сопредельными государствами и, согласно этим договорам, отмечаются на местности. Как правило, эти границы проводятся с учетом особенностей рельефа местности (горы, реки и другие характерные признаки) и называются орографическими. Иногда устанавливаются границы по прямой линии между двумя данными точками (геометрические границы), а также по меридианам или параллелям (астрономические границы).
	Водные границы подразделяются на речные, озерные, границы других водоемов и морские. Границы на реках устанавливаются по соглашению между прибрежными государствами: на судоходных реках - по тальвегу (линии наибольших глубин) или посередине главного фарватера, на несудоходных - посередине реки. На озерах и иных водоемах граница устанавливается по прямой линии, соединяющей выходы сухопутной границы к берегам озера или иного водоема.
	Морскими границами государства являются внешние пределы его территориального моря или линия разграничения территориальных морей смежных или противо лежащих государств. Внешние пределы территориального моря устанавливаются законодательством прибрежного государства в соответствии с общепринятыми принципами и нормами международного права. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года установила, что каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль. Граница территориального моря при размежевании между противолежащими или смежными государствами устанавливается по соглашению между ними. При этом действует ряд международных правил, в частности ни то, ни другое государство не имеет права, если только между ними не заключено соглашение об ином, распространять свое территориальное море за срединную линию. Однако это правило не применяется, если в силу исторически сложившихся правовых или иных особых обстоятельств необходимо провести иное разграничение.
	Воздушными границами государственной территории являются боковые и высотные пределы его воздушного пространства. Боковой границей воздушного пространства является вертикальная плоскость, проходящая по сухопутной и водной линиям государственной границы. Никаких особых соглашений по воздушным границам не заключается.
	Современные сухопутные и водные границы устанавливаются, как правило, по договору между сопредельными государствами и называются договорными. В этих случаях прохождение линии сухопутной границы (отчасти и водных) подробно описывается в международном договоре и соответствующее этому описанию положение линии границы наносится на карту, которая является неотъемлемой частью данного договора. Этот процесс определения договорной границы называется делимитацией. Для установления сухопутной линии границы на местности сопредельные государства образуют смешанную (совместную) комиссию, которая обозначает положение границы на местности путем сооружения специальных пограничных знаков (демаркация границы).
	Кроме договорных существуют так называемые "исторически сложившиеся границы", точное положение которых не определялось и не закреплялось в договоре сопредельных государств, но в течение длительного времени они соблюдались на местности и были так или иначе признаны сопредельными государствами. Такое признание создает международно-правовой обычай относительно положения данной границы и на этой основе делает ее юридически обязательной для сопредельных государств. Положение таких границ может быть подтверждено в различных соглашениях сопредельных государств, в том числе и в соглашениях о демаркации.
	Сопредельные государства устанавливают определенный режим взаимной границы для обеспечения ее неприкосновенности. В нем содержатся права и обязанности сторон по поддержанию в надлежащем порядке линии границы на местности, а также определен порядок ее пересечения. Режим границы устанавливается как соглашениями государств, так и их внутренним законодательством. Договоры о режиме границы обычно содержат положения о происхождении и обозначении линии границы на местности, об уходе за пограничными знаками, о совместных комиссиях по проверке границы, о пограничных уполномоченных (комиссарах), о порядке пользования пограничными водами и пересекающими границу железными и шоссейными дорогами, а также положения об охоте, лесном и сельском хозяйстве и о горном деле вблизи государственной границы.
	На пограничных реках срединная линия реки или срединная линия главного фарватера или тальвега, по которым проводится линия границы, могут изменяться из-за различных намывов, наносов и других природных явлений. Поэтому в договорах часто оговаривается, что линия границы на данной реке является неизменной или она изменяется в зависимости от естественных изменений реки, если международными договорами не предусмотрено иное. Одностороннее изменение уровня пограничных вод недопустимо. Обычно в режиме государственной границы предусматривается, что в случае необходимости переоборудования или сноса мостов, плотин, дамб и подобных сооружений на пограничных водах, если такие действия могут повлечь за собой изменение уровня вод на территории другой стороны, к соответствующим работам можно приступать лишь по получении на то согласия этой стороны.
	В целях обеспечения необходимого порядка в при граничных районах государства могут создавать в них специальный пограничный режим, который регулируется в основном внутренними законами.
	Для упрочения добрососедских отношений и развития мирного сотрудничества сопредельных государств важное значение имеет своевременное урегулирование различных пограничных инцидентов на основе взаимного согласия сторон, В международной практике для этого применяют институт пограничных комиссаров (пограничных представителей), порядок назначения которых, их права и обязанности, правила сношений, иммунитеты и т. п. часто определяются в соглашениях с сопредельными государствами о режиме границы и о порядке урегулирования пограничных инцидентов. По этим соглашениям пограничные представители имеют компетенцию: 1) принимать меры для предотвращения нарушений порядка на границе; 2) препятствовать нелегальному переходу границы; 3) расследовать все случаи нарушения режима границы, кроме тех, которые требуют разрешения в дипломатическом порядке; 4) расследовать и разрешать претензии о всякого рода возмещениях, являющихся следствием нарушения порядка на границе; 5) согласовывать порядок возвращения имущества, оказавшегося на территории другой стороны. Особо серьезные случаи нарушения границы разрешаются, как правило, дипломатическим путем.
	1 апреля 1993 г. был принят Закон о Государственной границе Российской Федерации, который вступил в действие 4 мая 1993 г. Закон содержит положения об установлении границ, их режиме, о пограничном режиме, полномочиях органов государства в сфере охраны границы и др.
	В современном международном праве наметилась тенденция к особой стабильности договоров о государственных границах. Обычно международные договоры могут прекращать свое действие в связи с истечением их срока, наступлением отменительного условия, возникновением войны, прекращением существования субъекта договора, денонсацией, отменой договора, его новацией и аннулированием. Этим обычным образом договоры о границах не могут прекращать свое действие. Такие договоры имеют целью окончательное установление границы и не заключаются на временный срок (договоры о временных демаркационных линиях составляют особую категорию). В теории и практике международного права существует концепция о том, что установление границы имеет в виду окончательность и стабильность такого установления. Договоры о границах не содержат положений и условий об их денонсации и, следовательно, денонсации не подлежат. Эти договоры не могут содержать и никаких отменительных условий. Возникновение войны также не прекращает действия договора о границе. Прекращение существования субъекта международного права не создает никаких прав у кого-либо на территории бывшего субъекта, за исключением случаев объединения на основе самоопределения. Односторонняя отмена договора о границе противоправна в своей основе. Новация договора о границе (изменение ее положения) возможна только по взаимному согласию сторон. Остается довольно сложным вопрос о том, дает ли право на аннулирование договора о границе существенное нарушение этого договора другой стороной, в частности, посредством агрессии с целью аннексии. По-видимому, трудно утверждать о существовании такого правила для всех случаев, хотя подобные прецеденты имели место после второй мировой войны.
	Коренное изменение обстоятельств, при которых был заключен какой-либо договор, дает в некоторых случаях право на его прекращение. Это установлено в п. 1 ст. 62 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года. Однако п. 2 той же статьи устанавливает, что эта оговорка неприменима к договорам, устанавливающим границу.
	Согласно Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года, правопреемство государств как таковое не затрагивает границ, установленных договором, или обязательств и прав, установленных договором и относящихся к режиму границы (ст. 11). Это означает, что если в силу самого факта правопреемства и возникают какие-либо основания для прекращения или изменения договорных прав и обязательств, то эти основания не могут быть использованы для изменения обязательств и прав, относящихся к режиму границы. Договоры о границах должны соблюдаться государством-преемником, если по взаимному согласию сторон не будет достигнуто решение об их изменении в соответствии с международным правом.



4. Изменение границ и территориальные споры

	Принципы нерушимости и неприкосновенности государственных границ, неприкосновенности и целостности государственной территории, особая стабильность договоров о границах не исключают возможности мирного изменения границ по договоренности между сопредельными государствами и в соответствии с международным правом. Современное международное право дает для изменения границ три основания, которые связаны с изменением принадлежности территории. Во-первых, это осуществление народами и нациями права на самоопределение, при котором происходит разделение или воссоединение государств или народов, естественным следствием чего является установление новых государственных границ или ликвидация старых. Во-вторых, это обмен небольшими участками территории между сопредельными государствами в целях установления более удобного положения линии границы на местности. Например, по договору между СССР и Польшей от 15 февраля 1951 г. обе стороны обменялись равноценными по размеру пограничными участками исходя из экономического тяготения обмениваемых участков к смежным районам СССР и Польши. В соответствии с соглашением от 2 декабря 1954 г. Советский Союз и Иран обменялись соответствующими участками своей территории во взаимных интересах. Известны случаи, когда небольшие участки территории уступались и на иной компенсационной основе - взамен предоставлялись право водоплавания или денежная компенсация. Все подобные обмены и уступки должны быть оформлены международным договором с последующей ратификацией.
	Стороны могут обмениваться небольшими и равноценными участками территории при демаркации или редемаркации границы, когда возникает необходимость ее спрямления на отдельных участках. Так, согласно протоколу совместной советско-норвежской комиссии по редемаркации границы 1967 года, стороны обменялись равноценными по площади небольшими участками территории. По протоколу между правительствами СССР и Турции о редемаркации советско-турецкой границы 1967 года стороны согласились провести новую границу на участках пограничных рек, где произошли изменения, по их новым руслам. В основу проведения новой границы положено "исключение территориальных потерь Сторонами".
	Споры и разногласия о границах или о принадлежности отдельных участков территории являются в подавляющем большинстве случаев отголосками исторического процесса освоения новых территорий и становления четких государственных границ. Среди подобных споров можно выделить три типичных случая. В первом случае не существует ни делимитированной, ни демаркированной границы и спор идет о том, где и как эта граница должна быть установлена. Во втором случае либо существуют две соперничающие делимитации, происходящие из различных договоров, и спор идет о том, какая из них правомерна, либо спор происходит из различного толкования одной и той же делимитации. В третьем случае спор идет о принадлежности определенного участка территории, например острова. Все эти споры составляют одну категорию споров, а именно территориальных, в основе которых лежит вопрос о юридической принадлежности определенных участков территории.
	Таким образом, территориальный спор образуется из-за различных позиций сторон (разногласий) относительно существования или действия норм международного права, договорных или обычных, определяющих юридическую принадлежность того или иного участка территории. При этом следует подчеркнуть, что признание территориального спора есть и признание существования определенной территории, юридическая принадлежность которой точно или окончательно не установлена.
	Не все разногласия образуют территориальный спор. При демаркации границы нередко возникают разногласия относительно установления линии границы на местности, которые разрешаются смешанными комиссиями сторон по демаркации границы. Однако из таких разногласий могут возникать и споры в отмеченном выше значении. Не образует территориального спора и односторонняя территориальная претензия, при которой заявившее эту претензию государство не оспаривает норм международного права, определяющих положение линии границы или принадлежность определенной территории, но по каким-то причинам считает, что эта принадлежность должна быть изменена.
	Территориальные споры, как и все международные споры вообще, должны разрешаться согласно принципу мирного разрешения споров. Известно немало случаев, когда обострение территориального спора приводило к серьезным вооруженным конфликтам. Поэтому в данном случае особое значение приобретают положения принципа мирного разрешения споров, которые обязывают спорящие стороны прилагать соответствующие усилия для разрешения спора и тем временем воздерживаться от любых действий, которые могут обострить его до такой степени, что поставят под угрозу международный мир и безопасность.
	Среди множества доказательств, применяемых для выявления истинного положения границы, первое и основное место занимают положения договоров, устанавливающих данную границу, поскольку именно они ясно выражают намерения, волю и согласие сторон относительно положения границы. Географические карты могут в определенной степени служить доказательством того или иного положения линии границы. Общепризнано, что главную роль играют те географические карты, которые прилагаются к договору о делимитации, поскольку на них наносится линия границы в соответствии с договорными положениями. Карты, изданные правительственными органами в одностороннем порядке и не являющиеся приложением к договору о делимитации, не обладают всеми теми качествами, которые имеются у договорных карт. Однако и эти карты в некоторых условиях могут иметь существенное значение. Как правило, официальная публикация карт одной из сторон спора и признание или опротестование их другой стороной являются важным показателем позиции каждой стороны.
	В территориальных спорах и разногласиях нередко возникает вопрос о признании одной из сторон фактически существующей границы или владения определенным участком территории (островом). Такое признание имеет существенное значение, поскольку оно ведет к ликвидации спора. Оно может быть явно выраженным или молчаливым. Явно выраженное признание может осуществляться в письменной и устной формах. В обоих случаях это выражение согласия с фактически существующей границей или с фактическим владением определенной территорией. Под молчаливым признанием обычно понимается отсутствие соответствующего протеста в тех случаях, когда имеются для этого основания. Концепция молчаливого признания неоднократно применялась в решениях международных судов и арбитражей относительно территориальных споров. С молчаливым признанием тесно связана концепция эстоппеля, согласно которой государство должно быть последовательным и не отрицать уже признанного факта. В отечественной доктрине эстоппель определяется как принцип, в соответствии с которым нельзя отрицать того, что до этого было принято или признано.
	Первым доказательством отсутствия какого-либо признания границы или владения территорией является заявление протеста. В территориальном споре - это протест одной стороны по поводу действий другой стороны в отношении спорной границы или территории. Он предполагает какую-то юридически обоснованную позицию в отношении определенного положения границы и какие-то права на спорную территорию одной стороны и незаконность действий другой. Таким образом, протест является средством утверждения позиции государства в территориальном споре, хотя и не разрешает самого спора по существу. Протест позволяет заявившей его стороне занять твердую позицию в споре, что имеет немаловажное значение для его разрешения.



5. Международные реки

	Международными реками следует считать те, что протекают по территории двух или более государств и неизбежно являются предметом международно-правовых отношений прибрежных государств. В отличие от международных, национальные реки расположены целиком в пределах одного государства и непосредственно не затрагивают интересы других стран.
	Международное судоходство не является в настоящее время единственным критерием международной реки, поскольку развилось использование вод этих рек в промышленных и сельскохозяйственных целях. Пересечение или разделение международной рекой территории нескольких государств создает взаимосвязь интересов прибрежных государств, что и обусловливает их взаимные права и обязанности относительно данной реки. Основным здесь является правило о том, что любое прибрежное государство должно использовать воды международной реки таким образом, чтобы при этом не наносить существенного ущерба правам какого-либо другого прибрежного государства на использование вод этой же реки. Все прибрежные государства в принципе имеют равные права на использование вод международной реки. Использование международной реки в вышеперечисленных целях приводит к необходимости заключения соответствующего договора между всеми прибрежными государствами.
	Международные реки могут подразделяться на открытые для международного судоходства, которые, как правило, пересекают территории нескольких государств, и пограничные реки, которые, как правило, разделяют территории нескольких государств. Однако эта классификация условна, так как одна и та же река может на одном участке пересекать территории нескольких государств, а на другом - разделять. Также и режим международного судоходства может существовать на пограничной реке и отсутствовать на реке, пересекающей территории нескольких государств. Но во всех случаях это будут международные реки, ибо даже при отсутствии международного договора прибрежные государства связаны определенными правами и обязанностями в отношении любого использования этих рек.

	Судоходство по международным рекам. Режим судоходства по международной реке должен устанавливаться самими прибрежными государствами. Только прибрежное государство имеет право на проход своих судов через речные воды, входящие в состав территории другого государства, и то на основании соглашения, заключенного между прибрежными странами, и в соответствии с его условиями. В то же время в интересах своей торговли прибрежные государства часто предоставляют свободу судоходства для торговых судов всех стран. Однако это их право, но не обязанность. Поэтому суда неприбрежных стран не имеют права прохода по международным рекам, если иное не установлено в международном договоре.
	Ряд положений относительно судоходства по международным рекам содержат Барселонская конвенция и Статут о режиме навигационных водных путей между народного значения 1921 года, которые, однако, не получили большого распространения. Вопрос об их пересмотре возник в Ассоциации международного права, которая разработала и приняла на своей Хельсинкской конференции в 1966 году проект статей относительно различных видов использования вод международных рек. Согласно этому документу, каждому прибрежному государству принадлежит право свободного судоходства на всем протяжении международной реки. Прибрежные государства могут предоставлять такое право и неприбрежным государствам. Хельсинкские правила не являются официальной конвенцией, обязательной для государств, но многие их положения отражают тенденции развития международного права.
	В настоящее время условия и правила прохода иностранных судов по международным рекам определяются в каждом конкретном случае соответствующими соглашениями прибрежных государств. Подобные соглашения, как правило, предусматривают свободу судоходства для прибрежных государств, а иногда и для всех стран. В целях содействия выполнению этих соглашений создаются речные комиссии из представителей прибрежных государств. Международными реками являются Дунай, Рейн, Нигер, Конго, Амазонка и др.
	Международное судоходство по Дунаю регулируется Конвенцией о режиме судоходства по Дунаю 1948 года. Согласно ст. 1, навигация по Дунаю объявлена свободной и открытой для граждан, торговых судов и товаров всех государств на основе равенства в отношении портовых и навигационных сборов и условий торгового судоходства. Плавание по Дунаю военных кораблей всех непридунайских стран запрещается. Плавание военных, полицейских и таможенных судов придунайских стран может происходить лишь в пределах границ своей страны, а на остальных участках - лишь с согласия соответствующих прибрежных государств. Дунайская комиссия, организованная из представителей придунайских стран, осуществляет наблюдение за выполнением конвенции, координирует деятельность прибрежных стран и содействует их сотрудничеству в данной сфере, проводит консультации, выносит рекомендации и т. п.

	Несудоходное использование международных рек. К несудоходному использованию международных рек относятся строительство плотин для гидроэлектростанций и ирригации, сброс промышленных вод, рыболовство, лесосплав и т. п. В последнее время подобные виды использования международных рек в целом имеют большее распространение, чем традиционное судоходство. Все вопросы несудоходного использования решаются или должны решаться на основе соглашения между прибрежными государствами. Единственным общим документом в этом отношении являются Хельсинкские правила 1966 года, которые содержат детально разработанные статьи по таким видам использования, как распределение вод, предотвращение загрязнения, лесосплав и др. В основе всех этих видов использования лежит следующий принцип: использование вод международной реки одним государством не должно наносить ущерб водам той же реки, протекающим в пределах другого государства. В ином случае необходимо заключение соответствующего соглашения.
	Общие правила относительно урегулирования вопросов, возникающих при строительстве гидроэлектростанций на международных реках, содержатся в Женевской конвенции о гидроэнергии водных потоков, имеющих значение для нескольких государств, 1923 года. В частности, все работы по использованию гидроэнергии, которые могут привести к физическому изменению местности на территории другого государства или могут причинить ему существенный ущерб, должны проводиться на основании соглашения заинтересованных государств. По этому пути и идет международная практика.
	Во многих международных договорах, регулирующих проблемы ирригации, подразумевается, что при использовании речных вод в этих целях одно прибрежное государство не должно наносить ущерб другому государству. При этом на первое место выходит более конкретный вопрос - количественное распределение вод между прибрежными государствами. Согласно Хельсинкским правилам, каждое государство бассейна имеет право на разумную и справедливую долю вод.
	В соответствии с принципом справедливого использования вод прибрежное государство должно предотвращать любые формы загрязнения или увеличение степени существующего загрязнения, которое причинило бы существенный ущерб другому государству. Существует большое количество соглашений, которые основаны на этом принципе.
	Все виды несудоходного использования речных вод могут оказывать вредное влияние на рыбные ресурсы в пределах границ другого государства. Поэтому в случае возможности возникновения противоречий между прибрежными государствами в этой области они также должны заключать соответствующие соглашения, что часто и делается.
	Аналогичным образом решались подобные вопросы в соглашениях СССР с сопредельными странами, например в соглашении СССР с Польшей о водном хозяйстве на пограничных водах 1964 года и в соглашении СССР с Финляндией о пограничных водных системах 1964 года. В первом, в частности, указывалось, что на пограничных водах не будут проводиться без взаимного согласования какие-либо работы одной из сторон, которые могут оказывать влияние на водное хозяйство другой стороны (ст. 9).
	Комиссия международного права разрабатывает по поручению Генеральной Ассамблеи ООН проект статей о несудоходном использовании международных рек.



ГЛАВА VI

НАСЕЛЕНИЕ

1. Международно-правовая регламентация положения населения

	Понятие населения. Под населением чаще всего понимают совокупность индивидов, проживающих в данный момент на территории того или иного государства.
	Население любого государства состоит из следующих категорий: граждан данного государства, иностранцев (так называемых обычных иностранцев, то есть не пользующихся иммунитетами и привилегиями) и лиц без гражданства. Есть некоторые промежуточные категории, но они входят в одну из перечисленных основных категорий (например, лица, имеющие двойное гражданство, входят в число граждан соответствующих государств).
	Социально-экономические условия приводят к появлению таких устойчивых общностей, как государство, народ, нация, в рамках которых связи между людьми приобретают системный характер, позволяющий рассматривать эти общности в качестве развивающихся и функционирующих в соответствии с определенными закономерностями.

	Характер воздействия международного права на положение населения. Если исходить из того, что международное право не оказывает непосредственного регулятивного воздействия на население (в целом, на какие-либо его категории и отдельных лиц), это не будет означать, однако, что оно никак не затрагивает населения. Имеется ряд международно-правовых норм, договорных и обычных, прямо и косвенно относящихся к населению, в частности по вопросам гражданства, выдачи преступников, прав человека, режима иностранцев. И даже те нормы международного права, которые прямо не посвящены населению, оказывают воздействие на его правовое положение. Обязывая государства действовать определенным образом по отношению друг к другу, международное право влечет за собой обязанность государства предпринимать те или иные действия и в сфере его внутренней жизни, в том числе принимать правовые акты, касающиеся положения населения.
	Представление о процессе воздействия международного права на положение населения зависит от взглядов на соотношение и взаимодействие международного и внутригосударственного права и на понятие международной правосубъектности.
	Различие мнений по этому вопросу определяется прежде всего тем, придерживаются ли соответствующие авторы монистической или дуалистической теории соотношения международного и внутригосударственного права.
	Радикальные монисты считают, что международное право непосредственно регулирует положение населения. Это вытекает из одного из основных отстаиваемых ими тезисов о том, что индивиды являются единственными субъектами международного права.
	Умеренные монисты и умеренные дуалисты исходят из того, что международное право может непосредственно регулировать внутригосударственные отношения и таким образом определять положение населения и отдельных лиц, если такова была воля создателей конкретных международно-правовых норм, то есть практически участников международных договоров, ясно выразивших желание распространить их действие непосредственно на те или иные категории населения (индивидов).
	Последовательные дуалисты отрицают возможность непосредственного регулирования положения населения международным правом, считая, что это объективно невозможно, так как международное право может регулировать только межгосударственные отношения.
	В современной западной доктрине подавляющее большинство авторов рассматривает предоставление индивидам прямого доступа в международные судебные органы в качестве стороны в процессе как одно из основных доказательств возможности прямого регулирования международным правом положения индивидов.
	В отечественной доктрине по этому поводу высказываются различные точки зрения. Нередко отмечается, что соглашения, предусматривающие прямой доступ индивидов в международные судебные органы, встречаются чрезвычайно редко, нетипичны и не могут изменить общее правило. Иногда подчеркивается, что международная правосубъектность индивидов носит в этих случаях производный, ограниченный характер и не должна противопоставляться государственному суверенитету. Вместе с тем существует мнение, согласно которому такого рода соглашения создают лишь взаимные права и обязанности для их участников по поводу прямого доступа индивидов в международные судебные органы и объективно не могут превратить индивидов в субъектов международного права, подчинить их непосредственному воздействию норм, содержащихся в этих соглашениях, поскольку индивиды не в состоянии участвовать в межгосударственных отношениях.



2. Международно-правовые вопросы гражданства

	Понятие гражданства. Гражданство - это устойчивая правовая связь физического лица с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав и обязанностей. Иногда гражданство называют принадлежностью лица к государству. Гражданство - устойчивая правовая связь, поскольку даже в случае выезда гражданина за границу его гражданство автоматически, как правило, не прекращается.
	В законодательстве некоторых государств существуют различные термины для обозначения принадлежности , физических лиц к государству. В странах с республиканской формой правления обычно употребляется термин "гражданство", в странах с монархической формой правления все еще встречается термин "подданство". В американском, британском, а также в законодательстве некоторых других государств существует множественность терминов, обозначающих принадлежность лица к государству.
	Например, наряду с терминами "citizen" (гражданин) и "subject" (подданный) в англо-американской теории и практике широко также распространен термин "national", который буквально может быть переведен как "лицо, обладающее определенной национальной принадлежностью" (в юридическом смысле). Эта множественность терминов, означающих в настоящее время по существу одно и то же, порождена в прошлом колониализмом. В практике колониальных государств термин "гражданство" первоначально применялся лишь в отношении лиц, обладающих политическими и гражданскими правами в полном объеме. Коренное население колоний обычно относили к лицам, обладающим юридической принадлежностью к данному государству (nationals, ressortissants и т. д.). Крах колониализма привел к изменению первоначального смысла упомянутых терминов. Некоторые из них вообще вышли из употребления, но их множественность сохранилась до сих пор.
	Гражданство регулируется в принципе внутренним законодательством государства. Возможно отсутствие закона о гражданстве в каком-либо государстве. Но дело не в формальном законодательном регулировании гражданства. Гражданство - понятие, неразрывно связанное с государственностью. Отсутствие закона о гражданстве не означает отсутствия самого гражданства, хотя и может осложнить ведение внешних сношений. Так или иначе, регламентация гражданства - внутренний вопрос, сфера внутренней компетенции государства. Условия приобретения и утраты гражданства устанавливаются внутренним законодательством государства. Поскольку каждое государство в данной области действует самостоятельно, неизбежны столкновения (коллизии) законов о гражданстве различных государств. Такие коллизии могут быть источником трений и конфликтов международного характера. Для их ликвидации или предотвращения государства часто прибегают к заключению международных договоров, то есть вырабатывают соответствующие нормы международного права.

	Приобретение и утрата гражданства. Способы приобретения гражданства можно условно разделить на две большие группы. Первая группа охватывает способы приобретения гражданства в общем порядке, вторая - в исключительном порядке. Способы приобретения гражданства в общем порядке являются более или менее стабильными, обычными для законодательства государств. К ним относится приобретение гражданства: а) в результате рождения; б) в результате натурализации (приема в гражданство). К этим способам примыкает редко встречающееся в практике государств пожалование гражданства.
	Приобретение   гражданства   в  исключительном   порядке охватывает следующие способы: а) групповое предоставление гражданства, или коллективная натурализация (частный случай - так называемый трансферт); б) оптация, или выбор гражданства; в) реинтеграция, или восстановление в гражданстве.
	Приобретение гражданства в результате рождения - самый обычный способ его приобретения. Законодательство государств по этому вопросу основывается на одном из двух принципов: праве крови (jus sanguinis) или праве почвы (jus soli). Иногда в доктрине приобретение гражданства по праву крови именуется приобретением гражданства по происхождению, а по праву почвы - по рождению. Право крови означает, что лицо приобретает гражданство родителей независимо от места рождения; право почвы - что лицо приобретает гражданство государства, на территории которого родилось, независимо от гражданства родителей. Большинство государств мира придерживается права крови. Российское законодательство также основано преимущественно на праве крови. Как правило, государства, которые в принципе следуют праву крови, в некоторых случах исходят и из права почвы.
	Право почвы свойственно законодательству США и латиноамериканских государств. Однако оно всегда в какой-то степени дополняется правом крови (обычно в отношении детей граждан соответствующих государств, родившихся за границей).
	Любое государство, как правило, стремится ввести в свое законодательство нормы, ограничивающие возможность приобретения его гражданства лицами, рожденными от смешанных браков. Это диктуется различными соображениями, в частности нежеланием способствовать приобретению своими гражданами еще и иностранного гражданства, то есть двойного гражданства, что может привести к осложнениям в межгосударственных отношениях.
	Государства, придерживающиеся права крови, нередко также ограничивают возможность приобретения своего гражданства теми лицами, которые родились за границей от граждан, постоянно там проживающих, особенно если один из родителей является иностранным гражданином.
	Натурализация (укоренение) -индивидуальный прием в гражданство по просьбе заинтересованного лица. В отечественном законодательстве этот термин не применяется, но в теории международного права он общепризнан. Натурализация - добровольный акт. Принудительная натурализация противоречит международному праву, и попытки осуществить ее всегда вызывали ноты протеста. Практике известны такие случаи. В частности, некоторые латиноамериканские страны в прошлом веке пытались в принудительном порядке автоматически предоставить иностранцам, проживающим длительное время на их территории, свое гражданство.
	Натурализация осуществляется обычно в большинстве государств с учетом определенных условий, предусмотренных в законе. Важнейшие условия - это, как правило, определенный срок проживания на территории данного государства (5, 7, иногда 10 лет). Предусматриваются и другие условия натурализации, например имущественные. Возможность натурализации часто облегчается, если заинтересованное лицо оказало какие-либо услуги данному государству, служило в его вооруженных силах, находилось на его государственной службе и т. д.
	Процедура приема в гражданство целиком определяется внутренним законодательством государств. Можно выделить по крайней мере четыре вида процедур натурализации:
	1) натурализация, осуществляемая высшими органами государственной власти;
	2) натурализация, осуществляемая органами государственного управления: правительством либо чаще всего центральными отраслевыми органами государственного управления (обычно ведомствами внутренних дел);
	3) натурализация, осуществляемая местными органами государственной власти (встречается крайне редко);
	4) судебная натурализация (также встречается редко).
	Разновидностью натурализации является предусматриваемый законодательством некоторых государств упрощенный порядок приобретения гражданства определенными категориями лиц путем регистрации (если только речь не идет о подтверждении своего гражданства), усыновления, в результате вступления в брак. Два последних способа называют иногда семейным порядком приобретения гражданства. К нему относится и автоматическая натурализация несовершеннолетних детей в связи с натурализацией родителей.
	Многие государства считают недопустимым автоматическое приобретение женщиной гражданства мужа в результате ее вступления в брак. Эта позиция получила отражение в Конвенции о гражданстве замужней женщины 1957 года.
	Пожалование гражданства, в отличие от натурализации, осуществляется по инициативе компетентных властей государства, а не по просьбе заинтересованного лица. Обычно гражданство в порядке пожалования предоставляют за особые заслуги перед государством.
	Как показывает сам термин, приобретение гражданства в исключительном порядке существует как изъятие, исключение из общего стабильного порядка приобретения гражданства. Такой исключительный порядок предусматривается либо в международных договорах, либо в специальных законах. Он устанавливается на определенный срок и, как правило, касается лишь определенной категории лиц. Анализ практики показывает, что предоставление гражданства в исключительном порядке порождается событиями, ведущими к массовому переселению, а также территориальными изменениями.
	Групповое предоставление гражданства - это наделение гражданством населения какой-либо территории в упрощенном порядке либо предоставление в упрощенном порядке гражданства переселенцам.
	Частным случаем группового предоставления гражданства является трансферт - переход населения какой-либо территории из одного гражданства в другое в связи с передачей территории, на которой оно проживает, одним государством другому. Автоматический трансферт может вызывать возражения со стороны какой-либо части населения передаваемой территории, поэтому обычно он корректируется правом оптации (выбора гражданства), то есть фактически правом сохранения заинтересованными лицами прежнего гражданства.
	Оптация (выбор гражданства) не всегда выступает в качестве способа приобретения гражданства. Например, возможность оптации предусматривается в конвенциях о двойном гражданстве. Если гражданин какого-либо государства имеет одновременно и иностранное гражданство, то ему может предоставляться право оптировать одно из них, отказавшись тем самым от другого. Гражданства он в этом случае не приобретает, поскольку оптация влечет здесь за собой лишь утрату одного из гражданств. Однако в некоторых случаях оптация выступает в качестве самостоятельного способа приобретения гражданства. Такую роль она играла, например, в соответствии с советско-польским соглашением о репатриации от 25 марта 1957 г., по условиям которого репатрианты из СССР в ПНР с момента пересечения советско-польской государственной границы утрачивали гражданство СССР и приобретали гражданство ПНР.
	И наконец, один из способов приобретения гражданства в исключительном порядке - реинтеграция, или восстановление в гражданстве. При определенных обстоятельствах принимаются специальные законодательные акты об особом порядке восстановления в гражданстве. В некоторых странах возможность восстановления гражданства предусмотрена в общем, а не в специальном законодательстве о гражданстве. В этом случае восстановление в гражданстве не служит самостоятельным способом приобретения гражданства, а является лишь упрощенной натурализацией.
	Что касается утраты гражданства, то можно выделить три ее формы: автоматическую утрату гражданства; выход из гражданства; лишение гражданства.
	Автоматическая утрата гражданства в отечественной практике встречается лишь в международных соглашениях и в специальных законодательных актах. В законодательстве США это, наоборот, типичная форма утраты  гражданства. В США существует так называемая доктрина свободы экспатриации. Если какое-либо лицо, имеющее американское гражданство, натурализовалось за рубежом, оно автоматически утрачивает американское гражданство. В законодательстве США установлены и другие основания автоматической утраты гражданства (например, в случае участия американского гражданина в выборах в иностранном  государстве).
	В западной доктрине существует мнение, что безусловная свобода экспатриации  является международно-правовой нормой. Согласно этой точке зрения, лицо, натурализованное в каком-либо государстве, должно считаться утратившим свое прежнее гражданство. Но практика ее опровергает. Значительное число государств не придерживается свободы экспатриации, Великобритания в 1948 году от нее отказалась. В качестве международно-правовой нормы она выступает лишь в том случае, если предусмотрена международным договором (для участников договора).
	Выход из гражданства - это утрата гражданства на основании решения компетентных органов государства, выносимого по просьбе заинтересованного лица. Данная форма характерна, в частности, для российского законодательства.
	Лишение гражданства содержит в себе элемент наказания. В отличие от выхода из гражданства, оно осуществляется по инициативе государственных органов и, как правило, в отношении лиц, замешанных во враждебной данному государству деятельности.
	Лишение гражданства может осуществляться: а) при определенных условиях, предусмотренных общим законодательством (например, в случае натурализации обманным путем); б) на основании специального акта, касающегося конкретного лица или лиц определенной категории. Российское законодательство возможности лишения гражданства не предусматривает.

	Двойное гражданство. Это - наличие у лица гражданства двух или более государств. Таким образом, этот термин охватывает и множественное гражданство (тройное и т. д.). Двойное гражданство порождается коллизиями законов о гражданстве различных государств (например, основанных на праве почвы и праве крови).
	В практике сложилось правило, вытекающее из государственного суверенитета, согласно которому государство, гражданин которого имеет также иностранное гражданство, рассматривает его исключительно как своего гражданина независимо от того, положительно или отрицательно относится это государство к приобретению его гражданином иностранного гражданства.
	Некоторые государства поощряют двойное гражданство (обычно по политическим соображениям). В свое время известность в этом смысле приобрела ст. 25 имперского закона о гражданстве Германии 1913 года, которая подвергалась критике в правовой литературе. Согласно закону от 28 ноября 1991 г., гражданину России может быть разрешено иметь гражданство другого государства, с которым Россией заключен соответствующий договор. Однако граждане России, имеющие также иностранное гражданство, не могут на этом основании быть ограничены в правах, уклоняться от выполнения обязанностей или освобождаться от ответственности, вытекающих из гражданства России.
	Двойное гражданство имеет определенные отрицательные последствия. Среди них следует отметить:
	а) последствия, связанные с оказанием дипломатической защиты лицам с двойным гражданством;
	б)  последствия, связанные с военной службой лиц с двойным гражданством.
	В первом случае возможны две ситуации.  Первая ситуация:  дипломатическую   защиту  лицу  с  двойным гражданством   пытается   оказать  одно   из   государств, гражданство которого это лицо имеет, против другого государства его гражданства. В этом случае вопрос о дипломатической защите практически отпадает. Точнее, попытка ее оказать допустима, но такая защита будет отклонена на том основании, что соответствующее лицо имеет гражданство государства, против которого оказывается  защита.   Вторая  ситуация:  лицо  с  двойным гражданством оказывается на территории третьего государства, и на территории этого государства встает вопрос об оказании такому лицу дипломатической защиты со стороны государств его гражданства. Власти государства пребывания обычно в этой ситуации считаются с гражданством того государства, с которым лицо с двойным гражданством   имеет   наиболее   прочную   фактическую (принцип эффективного гражданства) связь (например, гражданство государства, на территории которого это лицо постоянно проживает или на языке которого говорит, и т. д.). Эти критерии несовершенны. Получается, что гражданство какого-либо из заинтересованных государств предпочтительнее. С правовой точки зрения ситуация неразрешима. Есть только один выход - заключение международного соглашения, двустороннего или многостороннего. Решения по таким вопросам международных судебных органов или арбитражей, основанные на принципе эффективного гражданства, были распространены в практике  западных государств,  однако не породили общего правила. Они касаются отдельных случаев и могут приниматься в результате обращения в   суд   или   арбитраж   обоих   заинтересованных   государств.
	Что касается второго случая, то здесь проблема связана с тем, что лица мужского пола, имеющие двойное гражданство, как правило, должны пройти обязательную военную службу в каждом государстве своего гражданства. Практически это невозможно. Таким образом, лицо с двойным гражданством, прошедшее обязательную военную службу в одном из государств своего гражданства, оказавшись на территории другого, почти неизбежно будет привлечено к ответственности либо за уклонение от выполнения воинской обязанности, либо за службу в иностранной армии без разрешения, либо за то и другое одновременно. Решить указанную проблему также можно только одним путем - заключить международное соглашение.
	Имеются два вида международных договоров, посвященных вопросам двойного гражданства.
	Первый - договоры, направленные на устранение последствий двойного гражданства (в связи с оказанием дипломатической защиты или с военной службой). Такие соглашения само двойное гражданство не устраняют. Среди них - многосторонняя Гаагская конвенция о некоторых вопросах, относящихся к коллизии законов о гражданстве, 1930 года, глава II многосторонней Страсбургской конвенции о множественном гражданстве 1963 года и ряд двусторонних договоров. Значительная часть западноевропейских государств охвачена сетью подобных двусторонних договоров. Из них многие посвящены только одному вопросу - военной службе лиц с двойным гражданством.
	Все указанные договоры носят характер полумер, то есть ликвидируют не причину, а лишь следствие столкновений интересов государств в области гражданства. Например, 10 июля 1967 г. путем обмена нотами было заключено соглашение СССР с Канадой, в котором, в частности, предусматривалось обязательство канадской стороны не препятствовать выезду советских граждан, посещающих Канаду, если они, обладая также канадским гражданством, прибыли в Канаду с советским паспортом и канадской визой. Аналогичное обязательство было взято на себя и СССР в отношении лиц, имеющих одновременно канадское и советское гражданство.
	Второй вид договоров о двойном гражданстве - договоры, направленные на ликвидацию двойного гражданства как такового.
	Первым договором этого рода в практике Советского Союза было соглашение по вопросам гражданства с Монголией 1937 года. Это соглашение устраняло возможность возникновения двойного гражданства в результате натурализации. Основная масса договоров о двойном гражданстве с участием СССР была заключена в 1956-1958 годах. Первую конвенцию о двойном гражданстве Советский Союз заключил с Югославией в 1956 году, затем были заключены конвенции с рядом других государств. В основу этих конвенций было положено правило, согласно которому лицо с двойным гражданством могло выбрать в течение определенного срока одно из своих гражданств. Если в течение этого срока выбор не был сделан, такое лицо сохраняло гражданство государства, на территории которого постоянно проживало. По пути заключения подобных двусторонних конвенций пошли и некоторые восточноевропейские государства: Болгария, Румыния, Польша, Чехословакия, Венгрия. В конвенциях с участием СССР имелась одна особенность - они действовали в течение одного года. Правда, в некоторых случаях отдельные конвенции продлевались, но это не решало проблему в целом. По истечении срока действия конвенций продолжали заключаться смешанные браки, от которых рождались дети с двойным гражданством.
	В связи с этим возникла необходимость в заключении новых конвенций о двойном гражданстве. На протяжении 60-х и 70-х годов СССР заключил с большинством восточноевропейских государств, в том числе с ГДР, а также Монголией, соответствующие конвенции или договоры, которые сохраняют свою силу для России, кроме договора с ГДР (договор с Чехословакией действует в настоящее время между Россией и Чехией и Словакией).
	Они практически однотипны и, так же как и предыдущие конвенции, устанавливают право оптации гражданства для лиц с двойным гражданством. В отношении несовершеннолетних выбор гражданства осуществляется их родителями. Предусматривается также возможность выбора родителями гражданства детей, родившихся от смешанных браков уже после вступления в силу соответствующего договора.
	С целью предотвращения возникновения двойного гражданства при натурализации в конвенциях закрепляется правило, согласно которому каждая сторона обязуется не принимать в свое гражданство гражданина другой стороны, пока он не представит разрешения на это властей своего государства.

	Безгражданство. Это - правовое состояние, которое характеризуется отсутствием у лица гражданства какого-либо государства. Безгражданство может быть абсолютным и относительным.
	Абсолютное безгражданство - безгражданство с момента рождения. Относительное безгражданство - безгражданство, наступившее в результате утраты гражданства. Безгражданство представляет собой правовую аномалию. Государства борются с ним, стремясь его ограничить.
	Лица без гражданства (апатриды) не должны быть бесправными. В принципе их правовое положение определяется внутренним законодательством государства, на территории которого они проживают. Все государства обязаны уважать основные права человека и в соответствии с этим обеспечить для лиц без гражданства соответствующий режим. В каждом государстве он, однако, имеет свои особенности. В России статус лиц без гражданства по существу приравнивается к статусу иностранцев, за исключением одного момента: иностранное дипломатическое представительство не вправе оказывать им защиту. Как и иностранцы, они не несут воинской обязанности и не обладают избирательными правами, на них распространяются те же профессиональные ограничения, что и на иностранцев.
	Ни в одном международном договоре, касающемся лиц без гражданства, Россия не принимает участия, ограничиваясь внутренними мерами. Так, в законе о гражданстве России устанавливается, что ребенок лиц без гражданства, родившийся на территории России, является гражданином России.
	Имеются две многосторонние конвенции, посвященные лицам без гражданства: Конвенция о статусе апатридов 1954 года и Конвенция о сокращении безгражданства 1961 года. Целью Конвенции 1954 года является не ликвидация самого безгражданства, а установление на территории государств-участников определенного режима для лиц без гражданства. Она защищает их личный статус, имущественные права, предусматривает свободу предпринимательства для лиц без гражданства, некоторые льготы в области получения образования, трудоустройства и т. д.
	При разработке Конвенции о сокращении безгражданства 1961 года разногласия между заинтересованными государствами были довольно велики, поэтому сфера ее применения оказалась сравнительно узкой. Особенностью конвенции является то, что она содержит положения, предусматривающие создание международного органа, в который могут обращаться непосредственно лица без гражданства с жалобами на невыполнение участниками конвенции ее постановлений. По решению Генеральной Ассамблеи ООН функции упомянутого органа возложены на Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

	Доказательства наличия или отсутствия гражданства. Внутреннее законодательство определяет, какие документы и факты могут служить доказательством наличия у лица гражданства того или иного государства. Согласно закону о гражданстве России от 29 ноября 1991 г., документом, подтверждающим гражданство, является прежде всего паспорт, а до его получения - свидетельство о рождении. Доказательством может служить и иной документ, содержащий указание на гражданство
лица.
	В случае отсутствия документов, подтверждающих гражданство, или сомнений в правильности их выдачи в России установлена административная процедура так называемого выяснения гражданства.
	Во многих зарубежных странах, в первую очередь в тех, где нет внутренних паспортов, существует судебная процедура выяснения гражданства.

	Беженцы и перемещенные лица. Беженцы - это лица, покинувшие страну, в которой они постоянно проживали (чаще всего страну своего гражданства), в результате преследований, военных действий или иных чрезвычайных обстоятельств. В международное право понятие "беженцы" проникает после первой мировой войны. Проблема беженцев нашла отражение в ряде международных договоров. В рамках ООН для содействия ее решению создано Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ). Устав Управления принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 428 (V) от 14 декабря 1950 г. А 28 июля 1951 г. была заключена многосторонняя Конвенция о статусе беженцев. 16 декабря 1966 г. Генеральная Ассамблея приняла к сведению Протокол, касающийся статуса беженцев, который предусматривал некоторые изменения конвенции. Он вступил в силу 4 ноября 1967 г.
	Имеются также международные органы, занимающиеся проблемой беженцев на региональном уровне. Они могут создаваться на постоянной и временной основе.
	Термин "беженцы" употребляется в договорах и резолюциях международных организаций в различных значениях. Он может, например, не относиться к лицам, покинувшим страну своего гражданства или обычного местожительства вследствие стихийных бедствий. В Конвенции 1951 года предусмотрены некоторые ограничения понятия "беженцы", связанные со временем наступления событий, послуживших причиной того, что соответствующие лица покинули страну своего гражданства или обычного местожительства (до 1 января 1951 г.).
	Конвенция и Устав УВКБ включают в понятие "беженцы" лиц, которые в силу вполне обоснованных опасений стать жертвами преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находятся вне страны своей гражданской принадлежности и не могут пользоваться защитой правительства этой страны или не желают пользоваться такой защитой либо вследствие таких опасений, либо по причинам, не связанным с соображениями личного удобства; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства, не могут или не желают вернуться вследствие таких опасений либо по причинам, не связанным с соображениями личного удобства. Их нередко называют лицами без гражданства de facto, поскольку практически их статус ничем не отличается от статуса лиц без гражданства.
	Принадлежность к категории политических беженцев может рассматриваться как основание для того, чтобы претендовать на получение политического убежища. Однако в конечном счете урегулирование этого вопроса зависит от законодательства и политики государства, на территории которого находятся беженцы.
	Проблема беженцев не может решаться по единому образцу в силу влияния различных факторов (социаль
ный и национальный состав беженцев, причины, побудившие их покинуть родину, и т. д.). Западные делегации в ряде органов ООН не раз поднимали вопрос о так называемом массовом уходе или исходе населения (mass exodus), связывая его с нарушениями прав человека. Понятие "массовый уход (исход)" объединяет в значительной степени и проблему беженцев, и проблему экономической миграции населения.
	Перемещенные лица - это лица, насильственно вывезенные в ходе второй мировой войны гитлеровцами и их пособниками с оккупированных ими территорий для использования на различного рода работах. После окончания войны Советский Союз заключил с рядом государств соглашения о репатриации перемещенных лиц из числа советских граждан. Для содействия решению проблемы беженцев и возвращению их на родину в 1946 году была создана Международная организация по делам беженцев (МОБ). Она была упразднена в связи с созданием УВКБ.
В Конвенции о статусе беженцев 1961 года термин "перемещенные лица" не встречается. В последние годы в практике УВКБ наблюдается тенденция применять его к некоторым категориям "внутренних" беженцев, то есть лиц, которые недобровольно покинули какую-либо часть своей страны и вынуждены были поселиться в другой ее части. Иногда их именуют "вынужденными переселенцами".



3. Режим иностранцев

	Понятие иностранца. Режим иностранца устанавливается внутренним законодательством государств с учетом их международных обязательств.
	Существуют два определения понятия иностранца. Одно из них носит общий, теоретический характер: иностранец - лицо, находящееся на территории любого государства, не являющееся гражданином этого государства и имеющее гражданство другого государства. Как показывает практика, этого определения во внутригосударственной сфере явно недостаточно. Можно иметь иностранное гражданство и все же считаться на территории государства пребывания лицом без гражданства. Другое определение обычно встречается во внутригосударственном праве. Оно имеет чисто практическое, внутреннее значение, так как устанавливает, какие лица относятся к иностранцам в том или ином государстве. Это определение имеет множество модификаций. Оно, таким образом, не едино.
	Типичным определением второго рода является следующее: иностранными гражданами признаются лица, не являющиеся гражданами страны пребывания и имеющие доказательства наличия у них гражданства иностранного государства.
	Использование термина "иностранный гражданин" вместо термина "иностранец" можно считать более точным, так как в законодательной практике ряда государств термин "иностранец" применяется в широком смысле, охватывая не только иностранных граждан, но и лиц без гражданства.
	Обращает на себя внимание разница между приведенными выше определениями. Для отнесения какого-либо лица к категории иностранных граждан недостаточно, чтобы оно, не будучи гражданином государства пребывания, имело гражданство иностранного государства. Необходимо, чтобы оно обладало доказательством наличия у него такого гражданства, прежде всего действующим иностранным паспортом или равноценным удостоверением личности. Возможны, конечно, случаи, когда иностранный гражданин рассматривается как таковой, хотя у него и нет доказательств (например, если у него похищены документы). Подобные ситуации, однако, очень редки.
	Если срок действия документа, подтверждающего иностранное гражданство, истекает и у владельца нет возможности его продлить, такое лицо может быть признано на территории государства пребывания лицом без гражданства (обычно при условии получения им разрешения на постоянное проживание в данном государстве).
	Иностранец вправе рассчитывать на дипломатическую защиту со стороны государства своего гражданства, и факт его законного нахождения на территории другого государства объективно облегчает получение им такой защиты. Если иностранец находится на территории другого государства незаконно, то последнее имеет право сомневаться в действительности наличия у него иностранного гражданства, не говоря уж о праве выдворить его за пределы своей территории, привлечь к ответственности за незаконный въезд и т. п.

	Понятие режима иностранцев и его виды. Режим иностранцев (правовое положение иностранцев) обычно определяют как совокупность прав и обязанностей иностранцев на территории данного государства.
	По традиции считают, что существуют три вида режима иностранцев: национальный режим, режим наибольшего благоприятствования и специальный режим.
	Национальный режим означает уравнивание иностранцев в той или иной области с собственными гражданами государства пребывания.
	Режим наибольшего благоприятствования означает предоставление иностранцам в какой-либо области таких прав и (или) установление для них в какой-либо области таких обязанностей, какие предусмотрены для граждан любого третьего государства, находящихся на территории данного государства в наиболее выгодном в правовом отношении положении. Клаузула о наибольшем благоприятствовании встречается обычно в торговых договорах. Режим наибольшего благоприятствования чаще всего устанавливается на основе взаимности. В действительности он носит отсылочный характер и в конечном счете выражается в установлении либо специального, либо национального режима.
	Специальный режим означает предоставление иностранцам в какой-либо области определенных прав и (или) установление для них определенных обязанностей, отличающихся от тех, которые предусмотрены в данной области для собственных граждан соответствующего государства. Как правило, это делается путем перечисления соответствующих прав и обязанностей. Например, в отечественной практике в некоторых договорах с сопредельными государствами предусмотрен упрощенный порядок перехода государственной границы жителями пограничных районов для посещения родственников. Специальный режим может носить и негативный характер, то есть представлять собой совокупность правовых ограничений, распространяющихся только на иностранцев (например, запрещение включать иностранцев в состав экипажа воздушного судна).
	Ни в одном государстве не существует какой-либо один  вид режима иностранцев.  Всегда  различные  еговиды встречаются в сочетании: в одной области - национальный режим, в другой области - специальный.

	Общая характеристика взаимоотношений иностранцев с государством своего гражданства и государством пребывания. Сложность положения иностранца с точки зрения международного права заключается в том, что он находится как бы в двойном подчинении. Он подчинен двум началам: территориальному, то есть правопорядку государства пребывания, и одновременно личному, то есть законам государства своего гражданства. Определенные сложности могут возникнуть, если законы государства пребывания и законы государства гражданства в чем-то противоречат друг другу. В этом случае имеет место конкуренция указанных начал (конкурирующая юрисдикция).
	Иностранец может пользоваться правами или выполнять обязанности, вытекающие из его гражданства (т. е. предусмотренные законодательством государства его гражданства), лишь в той мере, в какой это допускается государством пребывания, не противоречит его суверенитету и безопасности. С другой стороны, государство пребывания, устанавливая режим иностранцев, не должно нарушать общепризнанных принципов международного права и договоров, в которых оно участвует.
	В доктрине и практике встречается понятие "минимальный международный стандарт обращения с иностранцами". Он рассматривается как некий правовой уровень, которому как минимум должно соответствовать законодательство любого государства, устанавливающее права иностранцев. Он довольно нечеткий и определяется совпадающей договорной практикой и международными обычаями.
	После второй мировой войны отмечается тенденция связывать минимальный международный стандарт с правами человека; он сводится к требованию при установлении режима иностранцев не ущемлять права человека.
	Наиболее важные аспекты влияния международного права на режим иностранцев проявляются в тех случаях, когда это касается: а) политических прав иностранцев; б) военной службы иностранцев; в) регулирования въезда и выезда иностранцев; г) установления пределов уголовной юрисдикции государства в отношении иностранцев; д) дипломатической защиты, оказываемой иностранцам государством их гражданства.
	Иногда возникает вопрос, в каких пределах иностранец пользуется политическими правами в стране пребывания. Прежде всего речь идет об избирательных правах: обычно они иностранцам не предоставляются. Но и предоставление им избирательных прав не противоречило бы международному праву, так как реализация этих прав целиком зависела бы от иностранцев. Никто не может их принудить фактически пользоваться такими правами. Практика это подтверждает. Истории известны случаи, когда иностранцам предоставлялись избирательные права.
	Что же касается других политических прав, то их предоставление иностранцам определяется суверенитетом и безопасностью государства.
	Иностранцы не несут воинской обязанности, поскольку это явилось бы нарушением международного права. При этом исходят из того, что иностранец может оказаться в таком положении, когда он вынужден будет вопреки своей воле поднять оружие против своего отечества. Однако в законодательстве некоторых государств время от времени наблюдается отход от этого правила.
	Встречаются случаи, когда привлечение некоторых категорий иностранцев к обязательной военной службе не вызывает возражений у заинтересованных государств, но такая практика основана либо на обычаях, либо на договорах.
	Добровольная служба в иностранных вооруженных силах не противоречит международному праву. Правда, лица, которые добровольно служили в иностранной армии, могут быть привлечены за это к ответственности в государстве своего гражданства. Но этот вопрос находится вне сферы международного права. Добровольцы, если только они не получили разрешения на службу в иностранной армии от государства своего гражданства, действуют в этом отношении на свой страх и риск. 	Государства как носители суверенитета в принципе самостоятельно регулируют вопросы въезда и выезда, принимая для этого необходимые меры внутригосударственного характера.

	Порядок   въезда  в  государство  и  выезда  из   него. В современных условиях практически во всех государствах существует разрешительный порядок въезда и выезда как собственных граждан, так и иностранцев. Иногда он существенно упрощен на основе международных договоров, но это не свидетельствует о том, что такой порядок в принципе отменен. В разных странах установлена различная процедура получения разрешений на въезд и выезд.
	Разрешительный порядок въезда и выезда предполагает, что в выезде из страны или въезде в нее как иностранцу, так и собственному гражданину государство может и отказать. Казалось бы, что принципиальной разницы между собственными гражданами государства и иностранцами здесь нет. Однако она может проявляться в деталях, устанавливаемых внутренним законодательством государства, в отношении порядка подачи просьб о въезде или выезде, формы документов, оснований для отказа и т. п. В международно-правовой сфере существует серьезное различие между въездом и выездом собственных граждан и иностранцев, которое не всегда находит отражение во внутригосударственном праве, но в области внешних сношений государств определяется общепризнанными принципами международного права.
	Заключается это различие в следующем. Рассматривая в установленном порядке просьбу о выезде за границу собственных граждан, государство в лице компетентных органов в принципе может неоднократно отказывать им в выезде. Это внутреннее дело государства, поскольку речь идет о его взаимоотношениях с собственными гражданами. Отказ в выезде должен быть действителен в течение определенного, устанавливаемого государством срока (например, шести месяцев). Постоянный отказ в выезде за границу недопустим. Законодательное закрепление в общей форме такого правила можно было бы рассматривать как нарушение прав человека (в частности, права покидать свою страну). Но поскольку речь идет о выезде конкретных лиц и к тому же каждый отказ, который они могут получить, действителен в течение относительно небольшого промежутка времени, то государство вправе решать, как ему поступать в подобных случаях, совершенно самостоятельно.
	Положение меняется, если с просьбой о выезде обращается иностранец, проживающий на территории данного государства. Систематически отказывать ему в выезде государство пребывания не может, так как почти наверняка дипломатическое представительство страны, гражданство которой иностранец имеет, потребует предоставить ему возможность выехать либо по крайней мере дать аргументированное объяснение причин отказа. Задержка иностранца может быть оправдана лишь в том случае, если он находится под судом или следствием либо является гражданином государства, с которым государство пребывания находится в состоянии войны, либо по некоторым иным причинам. Таким образом, обязательство не препятствовать выезду иностранцев, за исключением упомянутых особых обстоятельств, существует у государства не в отношении самих иностранцев, а в отношении государства их гражданства.
	Рассматривая просьбу иностранца о въезде на свою территорию, государство вправе неоднократно ему отказывать в этом, так как оно не обязано допускать на свою территорию лиц, не имеющих его гражданства. Никакое другое государство не имеет права настаивать на таком допуске, поскольку это было бы вмешательством во внутренние дела государства, отказывающего иностранцу в разрешении на въезд.
	Государство может также отказывать во въезде на свою территорию и собственным гражданам, находящимся за границей (если такого рода отказы допускаются его законодательством). Однако это может происходить до тех пор, пока другие государства не станут возражать против пребывания его граждан на своей территории. В международном праве сложилась обычная норма, согласно которой государство обязано принять своего гражданина, если другие государства не разрешают ему по каким-либо причинам дальнейшего пребывания на своей территории. Эта обязанность существует не в отношении указанного гражданина, а в отношении государства, на территории которого он находится.
	После принятия Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе наблюдается процесс упрощения и либерализации въезда и выезда. Стимулирует этот процесс ряд международных документов, хотя не все они носят юридически обязательный характер. Не преследуя цель отмены разрешительного порядка, они направлены на максимальное расширение возможностей передвижения людей между странами по собственному желанию.
	Тенденция к облегчению выезда и въезда в первую очередь заметна в отношении собственных граждан государств. Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах, право покидать страну, включая свою собственную, может быть ограничено лишь на основе закона и для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и при условии совместимости ограничений с другими правами, признаваемыми в пакте. Но эти ограничительные положения пакта могут толковаться слишком широко. В рамках ООН высказывается получающее растущую поддержку мнение о недопустимости подобного толкования. В настоящее время считается общепризнанным, что основания отказа в выезде должны быть конкретны и четко указаны в законе. Решение этого вопроса не должно оставляться на усмотрение тех или иных государственных органов. Кроме того, прослеживается стремление установить предельный срок, в течение которого государство может отказывать в выезде собственным гражданам на основании положений своего законодательства (например, в случае, если они по роду работы располагают сведениями, составляющими государственную тайну).
	Пакт предусматривает также недопустимость произвольного лишения граждан права на въезд в свою собственную страну. Материалы ООН свидетельствуют о том, что это положение начинает толковаться как признание неприемлемости визового порядка допуска собственных граждан на свою территорию.

	Уголовная юрисдикция. Каждое государство самостоятельно устанавливает пределы своей уголовной юрисдикции в отношении собственных граждан. Государства привлекают собственных граждан к уголовной ответственности за преступления, совершенные ими на своей территории, а в некоторых случаях и за рубежом. Иностранцы в принципе несут ответственность за все преступления, совершенные ими на территории государства пребывания, по законам этого государства.
	В некоторых случаях, чаще всего по политическим соображениям, иностранцы не подвергаются наказанию на территории страны пребывания и высылаются.
	Вместе с тем в международном праве существует общепризнанная обычная норма, согласно которой иностранец не может привлекаться к уголовной ответственности на территории государства пребывания за преступления, совершенные в каком-либо другом государстве, если эти преступления не затрагивают государства пребывания. Может возникнуть вопрос о его выдаче. Но обязанность выдачи преступников существует лишь на основе договоров. Исключение составляет выдача военных преступников, которая основана на принципах, закрепленных не только в договорах, но и в обычаях.

	Дипломатическая защита, оказываемая иностранцам государством их гражданства. Дипломатическая защита граждан за рубежом - важнейший институт современного международного права. Дипломатическая защита - это термин, который имеет широкое значение. Он не означает, что обязательно именно дипломатическое представительство как таковое должно оказывать дипломатическую защиту. Оказание защиты гражданам представляемого государства является обычно функцией консульских учреждений.
	Дипломатическая защита не только включает в себя собственно защиту государством своих граждан за рубежом, но предполагает также право заинтересованного государства получать через соответствующее представительство информацию о действиях, в совершении которых обвиняется гражданин этого государства.
	Правда, государство, оказывающее защиту, ограничено рамками местного законодательства. 	Дипломатическая защита вовсе не означает безграничного права требовать освобождения от наказания своего гражданина, если он виновен.
	Дипломатическая защита прежде всего является средством, обеспечивающим соблюдение режима иностранцев в отношении данного лица или лиц. Если иностранец действительно нарушил законодательство государства пребывания, то дипломатическая защита сводится к выяснению обстоятельств совершения правонарушения, подбору, если это необходимо, адвокатов и т. д.
	Если же в ходе оказания защиты выясняется, что было нарушено законодательство государства пребывания в отношении данного лица или лиц, тогда заинтересованное государство вправе потребовать соблюдения соответствующего законодательства и, в случае необходимости, наказания виновных, компенсации пострадавшему и т. д.
	Возникает вопрос: государство обязано оказывать дипломатическую защиту своему гражданину или имеет на это право? Следует различать дипломатическую защиту как институт внутригосударственного права и институт международного права. С точки зрения международного права государство имеет право оказывать дипломатическую защиту своему гражданину, находящемуся за границей. Другие государства обязаны уважать данное право. А воспользуется ли им конкретное государство, зависит прежде всего от его законодательства и, разумеется, политических соображений. С точки зрения внутригосударственного права ситуации могут быть различными. Внутреннее право государства может предусматривать оказание защиты его гражданину, находящемуся за рубежом, в обязательном порядке в случае нарушения его прав. Например, такое правило установлено в ст. 5 закона от 28 ноября 1991 г. о гражданстве России. Но внутреннее право государства может оставить решение вопроса об оказании дипломатической защиты на усмотрение дипломатических и консульских представительств. Тогда с точки зрения внутреннего права государство не обязано оказывать дипломатическую защиту своим гражданам за рубежом.



4. Право убежища

	Понятие политического убежища и условия его предоставления. Под политическим убежищем понимается предоставление государством какому-либо лицу или лицам возможности укрыться от преследований по политическим мотивам, которым они подвергались в стране своего гражданства или обычного местожительства. Под преследованием по политическим мотивам понимается преследование не только за политические убеждения, но за общественную деятельность, религиозные убеждения, расовую или национальную принадлежность и т. п.
	Различают территориальное и дипломатическое убежище. Территориальное убежище - предоставление какому-либо лицу или лицам возможности укрыться от преследований по политическим мотивам на своей территории. Дипломатическое убежище - предоставление какому-либо лицу или лицам возможности укрыться от преследований по политическим мотивам в помещении дипломатического представительства иностранного государства, консульского представительства иностранного государства или на иностранном военном корабле. В современном международном праве сложилось правило, запрещающее предоставление дипломатического убежища, хотя в Латинской Америке оно признается.
	Необходимо различать право убежища как институт международного права и институт внутригосударственного права. Имеется в виду совокупность в первом случае международно-правовых, а во втором - внутригосударственных норм, относящихся к предоставлению политического убежища. Таким образом, практически существует столько внутригосударственных институтов политического убежища, сколько существует государств, принявших соответствующие юридические нормы.
	Само по себе обращение с просьбой о предоставлении политического убежища не означает, что такое убежище автоматически будет предоставлено.
	Институт политического убежища в международном праве является преимущественно обычно-правовым. В рамках Организации Объединенных Наций была предпринята попытка кодифицировать эти нормы: Генеральная Ассамблея ООН 14 декабря 1967 г. приняла Декларацию о территориальном убежище (резолюция 2312/ХХII).
	Важнейшее положение международного права, относящееся к предоставлению территориального убежища, заключается в следующем (оно закреплено в п. 1 ст. 1 декларации): убежище, предоставляемое каким-либо государством в порядке осуществления своего суверенитета, должно уважаться всеми остальными государствами. Иными словами, предоставление убежища - это суверенное право государства. Оно может его предоставить какому-либо лицу или лицам, может в нем и отказать. Но если государство реализовало это право, предоставив какому-либо лицу или группе лиц убежище, возникает ряд международно-правовых последствий.
	Основания и процедура (судебная, административная) предоставления политического убежища, а также статус лиц, получивших убежище, зависят от внутреннего законодательства государства. В отечественной практике для определения лиц, получивших политическое убежище, употребляется термин "политические эмигранты". В России, как, впрочем, и в других государствах, их статус по существу равнозначен статусу лиц без гражданства. Отличие состоит в том, что в некоторых случаях допускается предоставление политическим эмигрантам ряда льгот (в отношении жилища, трудоустройства и т. п.).
	Если перечень оснований, по которым политическое убежище может предоставляться, зависит от внутреннего законодательства, то обязательство государств не предоставлять такого убежища определенным категориям лиц предусматривается уже нормами международного права (принципами, договорными и обычными нормами) . Это положение отражено в п. 2 ст. 1 Декларации о территориальном убежище, где говорится, что право искать и пользоваться убежищем не признается за лицом, в отношении которого имеются серьезные основания полагать, что оно совершило преступление против мира, военное преступление или преступление против человечества, как они определяются в международных документах. Понятия "военные преступники" и "лица, виновные в преступлении против человечества" нашли отражение в ряде международных документов, в частности в Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года и в Уставе Нюрнбергского трибунала, который является частью Лондонского соглашения от 8 августа 1945 г. Принципы Устава были единодушно подтверждены в резолюции Генеральной Ассамблеи от 11 декабря 1946 г. как общепризнанные принципы международного права.

	Международно-правовые последствия предоставления политического убежища. Основным международно-правовым последствием предоставления политического убежища является обязанность государства не выдавать лицо, получившее такое убежище. Государство несет эту обязанность в отношении международного сообщества, как подчеркнуто в Декларации о территориальном убежище.
	Не следует смешивать предоставление политического убежища с разрешением какому-либо лицу постоянно проживать на территории определенного государства. В последнем случае государство не берет на себя никаких международно-правовых обязательств.
	Нередко на политическое убежище претендует лицо, которое в государстве, им оставленном, считается политическим преступником. В связи с этим возникает вопрос о том, кому принадлежит право оценки, является ли данное лицо политическим преступником или не является, может ли оно вообще претендовать на получение политического убежища. Здесь часто возникают конфликтные ситуации. Принцип, который закреплен в Декларации о территориальном убежище, сводится к тому, что в конечном счете данный вопрос решает государство, предоставляющее убежище.
	Общепризнанным является положение, согласно которому убежище не должно предоставляться лицу, совершившему общеуголовное преступление.
	Получило довольно широкое распространение правило, закрепленное во многих международных договорах, согласно которому убийца главы государства или лицо, покушавшееся на его жизнь, не считается политическим преступником, то есть может подлежать выдаче. Правда, эта норма носит только договорный характер. Иногда она закрепляется во внутреннем законодательстве государств. В 1957 году западноевропейские государства заключили Европейскую конвенцию о выдаче преступников. Эта норма нашла в ней отражение. Ранее она была сформулирована в Конвенции о борьбе с терроризмом 1937 года, которая так и не вступила в силу.
	Второе международно-правовое последствие предоставления политического убежища заключается в том, что государство, предоставившее его какому-либо лицу, приобретает право на оказание квазидипломатической защиты в случае нарушения прав этого лица за рубежом. Этот вопрос может возникнуть, например, в тех случаях, когда лицо, получившее убежище по тем или иным причинам, временно выезжает в третью страну. Приобретает ли само это лицо в подобных ситуациях право на квазидипломатическую защиту или не приобретает такого права, зависит от внутреннего законодательства соответствующего государства, но государство, предоставившее убежище, приобретает право на оказание защиты в международно-правовом смысле, то есть в отношении иностранного государства, в котором права данного лица были нарушены. Указанная защита может именоваться квазидипломатической потому, что, будучи внешне сходной с дипломатической защитой (оказываемой государством собственным гражданам), отличается от нее именно тем, что оказывается не собственным гражданам. Она обусловлена не гражданством, а специальным статусом заинтересованных лиц.
	Практике известны случаи, когда возникал вопрос об оказании лицу, получившему убежище, квазидипломатической защиты даже в отношении вынужденно покинутого им государства, например при похищении его агентами этого государства.
	Третье последствие предоставления политического убежища сводится к тому, что государство, которое предоставило политическое убежище какому-либо лицу, несет ответственность за его деятельность. Иными словами, оно обязано воспрепятствовать совершению актов насилия со стороны таких лиц в отношении государств, из которых они бежали, пока эти лица пользуются статусом получивших политическое убежище. Это не означает, что они не должны выступать с критикой режима последнего. Такая критика вполне допустима с точки зрения принципов международного права и может осуществляться в порядке, предусмотренном законодательством государства, предоставившего убежище.
	В Декларации о территориальном убежище (ст. 4) тезис о недопустимости определенных действий со стороны лиц, получивших политическое убежище, сформулирован более широко. В ней говорится: "Государство, предоставившее убежище, не должно разрешать лицам, которые его получили, заниматься деятельностью, противоречащей целям и принципам Организации Объединенных Наций".
	Право убежища не предоставляется индивидам непосредственно нормами международного права. Как право индивидов, оно существует в рамках внутригосударственного права. Нормы международного права закрепляют лишь право государства предоставлять определенным категориям лиц политическое убежище и обязанность других государств уважать это право.
	Политическое убежище прекращается, если исчезли обстоятельства, которые вынудили политэмигранта искать убежище, или если политэмигрант натурализовался в государстве, предоставившем ему убежище. В по следнем случае это государство может сохранить за ним те или иные льготы, которые оно предоставляет лицам, получившим на его территории убежище.



ГЛАВА VII

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ

1. Понятие и источники права международных договоров

	Право международных договоров является отраслью общего международного права и представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения государств и других субъектов международного права по поводу заключения, действия и прекращения международных договоров.
	Договоры заключаются для конкретного и четкого определения взаимных прав и обязанностей сторон договора. Договорная форма закрепления международных отношений обусловливает стабильность международного правопорядка. Значение договоров определяется также и тем, что нет ни одной отрасли международного права, становление и развитие которой не связаны с договорами.
	Субъектами права международных договоров являются субъекты международного права.
	Длительное время единственным источником права международных договоров являлись обычаи.
	Первый кодификационный акт в области права международных договоров был принят в 1928 году на конференции американских государств. Им явилась Гаванская конвенция о договорах, которая носила региональный характер, так как действовала лишь в Латинской Америке.
	С появлением Организации Объединенных Наций и созданием в ее рамках Комиссии международного права кодификация права международных договоров стала одной из главных задач, поставленных перед комиссией. Комиссия разработала проект статей о праве международных договоров, и на созванной под эгидой ООН конференции, состоявшейся в 1968-1969 годах, была принята Венская конвенция о праве международных договоров. Эта конвенция, вступившая в силу в 1980 году, касается договоров, заключенных между государствами.
	В 1978 году на основе проекта статей, подготовленного Комиссией международного права, была принята Конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров, которая, однако, до сих пор не вступила в силу.
	Появление межправительственных международных организаций и возрастание их роли в международных отношениях повлекли договорное оформление их отношений как с государствами, так и между собой. В результате не только появилось большое число таких договоров, но была выработана определенная международная практика, касающаяся заключения, действия и прекращения данной категории договоров. Это вызвало, в свою очередь, необходимость подготовки и принятия специальной конвенции. В этих целях в 1986 году на созванной в Вене под эгидой ООН конференции была принята Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, которая, являясь результатом кодификации и прогрессивного развития международного права, содержит положения, учитывающие специфику договоров с участием международных организаций.
	Хотя Венские конвенции 1978 и 1986 годов и не вступили в силу, многие их положения действуют в качестве обычных норм.
	Названные конвенции кодифицировали не все действующие обычные нормы в области права международных договоров. В частности, не подверглись кодификации обычные нормы, касающиеся влияния войны на международные договоры. Поэтому наравне с договорными продолжают действовать и обычные нормы.



2. Понятие и юридическая природа международного договора

	Понятие международного договора. В соответствии со статьями 2 Венской конвенции о праве международных договоров (далее - Венская конвенция 1969 г.) и Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (далее - Венская конвенция 1986 г.) международный договор - это регулируемое международным правом соглашение, заключенное государствами и другими субъектами международного права в письменной форме, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном, двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.
	Хотя в определении не говорится о договорах в устной форме, государства и другие субъекты международного права могут по взаимному согласию распространить на устные договоры действия положений Венских конвенций 1969 и 1986 годов.
	В международной практике применяются и другие письменные акты, в которых находят отражение согласованные позиции государств по различным вопросам международных отношений.
	Так, в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе действуют такие документы в письменной форме, как Заключительный акт 1975 года и Парижская хартия для новой Европы 1989 года. Эти документы внешне напоминают договоры, однако государства - участники СБСЕ не пожелали придать им форму договоров. Это подтверждается, в частности, тем, что документы не подлежали регистрации в Секретариате ООН. Между тем такое требование содержится в ст. 102 Устава ООН.

	Объект и цель международного договора. Объектом международного договора являются отношения субъектов международного права по поводу материальных и нематериальных благ, действий и воздержаний от действий. Любой объект международного права может быть объектом международного договора.
	Сами государства определяют, что должно быть объектом международного договора. Как следует из международной практики, любой вопрос, как относящийся к международным делам, так и входящий во внутренние дела государства, может стать объектом международного договора. Однако государства воздерживаются от того, чтобы объектом договоров становились вопросы, составляющие  исключительно внутреннюю компетенцию  государств.
	Как правило, объект договора отражается в наименовании договора.
	Под целью международного договора понимается то, что стремятся осуществить или достигнуть субъекты международного права, заключая договор. Договор является тем средством, с помощью которого государства и другие субъекты международного права осуществляют поставленную перед собой цель.
	Цель обычно определяется в преамбуле либо в первых статьях договора. Так, в преамбуле и в ст. 1 Устава ООН сформулированы цели принятия Устава и создания ООН.

	Стороны в договоре. Сторонами или субъектами международных договоров выступают только субъекты международного права.
	Как следует из ст. 6 Венской конвенции 1969 года, "каждое государство обладает правоспособностью заключать договоры". В свою очередь, правоспособность международной организации заключать договоры "регулируется правилами этой организации" (ст. 6 Венской конвенции 1986 г.). Под правилами понимаются, в частности, "учредительные акты организации, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также установившаяся практика этой организации" (п. 1 ст. 1 Венской конвенции 1986 г.). Другими словами, если правоспособность государств относительно договоров ничем не ограничена и они могут заключать договоры по любым вопросам, то правоспособность международных организаций заключать договоры определяется в первую очередь их учредительными актами.
	Исходя из практики, в статьях 1 Венских конвенций 1969 и 1986 годов используются такие понятия, как "участвующее в переговорах государство", "участвующая в переговорах организация", "договаривающееся государство", "договаривающаяся организация", "участник", "третье государство" и "третья организация".
	Участвующее в переговорах государство - это государство, которое принимало участие в составлении и принятии текста договора; договаривающееся - государство, которое согласилось на обязательность для него договора, независимо от того, вступил ли договор в силу. К участникам договора относятся государства, которые согласились на обязательность для них договора и для которых договор находится в силе. Государства, которые не являются участниками договора, называются третьими государствами. Все сказанное относительно государств применяется и к международным организациям.

	Классификация международных договоров. Договоры могут классифицироваться по различным основаниям. По кругу участников договоры подразделяются на двусторонние и многосторонние.
	Двусторонними являются договоры, в которых участвуют два государства. Двусторонними могут быть и такие договоры, когда с одной стороны выступает одно государство, а с другой - несколько (например, мирные договоры 1947 г.).
	К многосторонним договорам относятся универсальные (общие) договоры, рассчитанные на участие всех государств, и договоры с ограниченным числом участников. К первому виду договоров относятся, например, Венские конвенции 1969 и 1986 годов, а ко второму - Римский договор о создании ЕЭС 1957 года.
	Договоры могут быть открытыми и закрытыми. К открытым относятся такие договоры, участниками которых могут быть любые государства, независимо от того, имеется ли согласие или нет других участвующих в них государств. Закрытыми являются договоры, участие в которых зависит от согласия их участников. Открытым договором является, например, Венская конвенция 1986 года, а закрытым - названный выше Римский договор 1957 года.
	По объектам регулирования договоры могут подразделяться на политические, экономические, научно-технические и т. д. Однако такое деление носит условный характер, поскольку государства являются политическими образованиями. В то же время классификация договоров по объектам облегчает учет и систематизацию договоров.

	Форма, структура и наименование договоров. Договор может заключаться в письменной или устной форме (т. н. "джентльменское соглашение"). Договоры в устной форме заключаются очень редко, поэтому наиболее распространенной формой является письменная, поскольку только договор в письменной форме четко и конкретно фиксирует права и обязанности сторон,
	К структуре договора относятся его составные части, такие как название договора, преамбула, основная и заключительная части, подписи сторон.
	Преамбула является важной частью договора, поскольку в ней часто формулируется цель договора. Кроме того, преамбула используется при толковании договора.
	Основная часть договора делится на статьи, которые могут быть сгруппированы в разделы (Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.), главы (Устав ООН) или части (Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 г.). В некоторых договорах статьям, а также разделам (главам, частям) могут даваться наименования.
	В заключительной части излагаются такие положения, как условия вступления в силу и прекращения договоров, язык, на котором составлен текст договора, и т. д.
	Международные договоры часто имеют приложения в виде протоколов, дополнительных протоколов, правил, обменных писем и т. д. Приложения могут являться неотъемлемой частью договора, если об этом прямо указывается в самом тексте договора.
	Договоры могут носить различные наименования (например, соглашение, конвенция, собственно договор, протокол, декларация, устав, хартия и т. д.) либо быть без названия. Какого-либо юридического значения наименование договора не имеет, поскольку соглашение под любым наименованием является договором, создающим права и обязанности для его участников. Поэтому понятие "договор" рассматривается в качестве родового понятия.

	Язык договора. Язык, на котором составляется текст договора, определяется самими договаривающимися сторонами. Двусторонний договор составляется, как правило, на языках обеих договаривающихся сторон, хотя в то же время они могут выбрать и какой-либо другой язык. Иногда помимо двух языков договаривающихся сторон они составляют текст и на третьем (нейтральном) языке. Этот текст лежит в основе толкования текста договора. Многосторонние договоры составляются на языках, которые определяются договаривающимися сторонами. Установилась практика составления договоров, заключаемых под эгидой ООН, специализированных учреждений ООН или других международных организаций, на официальных языках этих организаций.
	Тексты договора на разных языках являются аутентичными и имеют одинаковую юридическую силу.



3. Заключение договора

	Стадии заключения договора. Венские конвенции 1969 и 1986 годов не определяют, что следует понимать под "заключением договора". Исходя из международной практики, можно сделать вывод, что заключение означает все действия государства, начиная от переговоров и кончая вступлением договоров в силу.
	Процесс заключения международных договоров может быть подразделен на стадий. К ним относятся составление и принятие текста договора, установление аутентичности текстов договора и выражение согласия на обязательность договора.
	Как правило, заключению договора предшествует договорная инициатива, то есть предложение одного государства или группы государств заключить определенный договор с одновременным представлением проекта текста договора. Такие действия облегчают процесс заключения договора, прежде всего работу над самим текстом.
	Договоры заключают, как правило, специально уполномоченные на то лица, которым выдается специальный документ, называемый полномочиями. При этом полномочия могут выдаваться на все стадии заключения договора или только на какую-то определенную стадию. В соответствии со ст. 7 Венской конвенции 1969 года главы государств, главы правительств и министры иностранных дел не нуждаются в полномочиях и могут совершать все действия, относящиеся к заключению договора. Главы дипломатических представительств и представительств государств в международных организациях и на международных конференциях также не нуждаются в полномочиях, однако они могут совершать действия лишь в целях принятия текста договора.
	Выдача полномочий осуществляется в соответствии с внутренним законодательством, которым определяется, какие государственные органы обладают таким правом.
	Международная организация представляется лицом, имеющим специальные полномочия, либо лицом, которое на основании правил международной организации представляет ее без предъявления полномочий (ст. 7 Венской конвенции 1986 г.).

	Подготовка и принятие текста договора. Подготовка текста договора осуществляется путем переговоров через обычные дипломатические каналы, на международных конференциях и в международных организациях. Путем дипломатических переговоров подготавливаются, как правило, тексты двусторонних договоров. В международных организациях проекты текстов договоров разрабатываются их главными органами либо специально созданными для этих целей  вспомогательными органами. В практике имеются примеры, когда   международная конференция сама разрабатывала проект текста договора. Так это было с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, текст которой III Конференция ООН по морскому праву готовила с 1974 по 1982 год. 
	Принятием текста договора заканчиваются, в сущности,  переговоры между государствами  относительно подготовки этого текста. Согласно п.   1  ст. 9  Венской конвенции  1969 года, "текст договора принимается по согласию всех государств, участвующих в его составлении..." Формами принятия текста договора могут быть подписание или парафирование. На международных конференциях текст договора принимается в соответствии с их правилами процедуры. Однако в том случае, если не была установлена процедура принятия, текст принимается, как это предусмотрено в  п. 2 ст. 9 Венской конвенции 1969 года, "путем голосования за него двух третей представителей государств, присутствующих и участвующих в голосовании". Аналогичное положение содержится  и  в ст. 9 Венской конвенции 1986 года. 
	В международных организациях, например в ООН, тексты договоров принимаются согласно правилам, существующим в этих организациях. Как правило, текст договора принимается путем принятия  соответствующей резолюции.
	Международная практика выработала новую форму принятия текста договора на международных конференциях и в международных организациях - принятие текста договора без голосования, путем согласования позиций участников и при отсутствии официальных возражений со стороны любого из участников. Такая форма принятия текста договора получила название консенсуса.

	Установление аутентичности текста договора. Аутентичность текста договора означает, что данный текст является подлинным и достоверным.
Как указывается в ст. 10 Венской конвенции 1969 года, аутентичность может устанавливаться путем подписания, подписания ad referendum или парафирования самого текста договора либо заключительного акта конференции, содержащего этот текст. При этом необходимо иметь в виду, что сами договаривающиеся государства устанавливают, каким образом они будут определять аутентичность текста.
	Подписание ad referendum (условное подписание) означает, что такое подписание нуждается в последующем подтверждении соответствующим государством или соответствующей международной организацией.
	Под парафированием понимается, как правило, постраничное подписание текста договора инициалами представителей государств или международных организаций.

	Способы выражения согласия на обязательность договора. Последней стадией заключения договора является выражение согласия государств и других субъектов международного права на обязательность договора. Статьи 11 Венских конвенций 1969 и 1986 годов установили следующие способы выражения согласия на обязательность договора: подписание договора, обмен документами, образующими договор, ратификация договора, его принятие, утверждение, присоединение к нему или любой другой способ, о котором условились стороны.
	Наиболее распространенным способом выражения согласия на обязательность договора является его подписание.
	Международная практика выработала определенные правила подписания договоров. Так, подписи представителей государств под двусторонним договором располагаются друг против друга или одна под другой. В текстах на обоих языках первое место (левое или верхнее) занимает подпись представителя того государства, у которого будет храниться данный экземпляр договора. В названии договора на первом месте также ставится наименование государства, у которого будет храниться данный экземпляр подлинника договора. В текстах договора на языках, текст которых пишется справа налево, первым местом считается подпись на правой стороне. Такое чередование именуется альтернатом.
	Под многосторонним договором подписи представителей государств располагаются одна под другой в алфавитном порядке названий государств на том языке, о котором договорились участники. При этом очередность подписания представителями государств может начинаться не с первого места, а с любого другого, определенного жребием.
	В Венских конвенциях 1969 и 1986 годов говорится еще об одном значении подписания. В соответствии со статьями 18 этих конвенций государства или международные организации, подписавшие договор под условием ратификации, принятия или утверждения, обязаны воздерживаться от действий, которые лишили бы договор объекта и цели. От указанных действий государства или международные организации обязаны воздерживаться в отношении как к не вступившему в силу договору, так и к действующему до того времени, пока они ясно не выразят своего намерения не становиться участниками такого договора.
	Следующим способом выражения согласия на обязательность договора является ратификация. В соответствии с Венскими конвенциями ратификация - это международный акт. Однако ратификация одновременно является институтом внутреннего права государств, поскольку только внутреннее право определяет, какие органы государств уполномочены ратифицировать договоры. Такими органами являются обычно главы государств и парламенты. Как международный акт ратификация означает, в сущности, ту процедуру, которую международное право признает необходимой для того, чтобы договоры стали обязательными. Это предполагает обмен ратификационными грамотами в случае двусторонних договоров и их сдачу на хранение депозитарию в случае многосторонних договоров.
	К ратификации приравнивается акт официального подтверждения, который осуществляется международной организацией в целях выражения согласия на обязательность договора.
	Ратификация требуется, как это следует из Венских конвенций, когда она предусмотрена самим договором либо когда представитель государства подписал договор под условием ратификации. Законодательство многих государств устанавливает, какие договоры подлежат обязательной ратификации.
	Все сказанное относится также к актам принятия и утверждения. Необходимо лишь отметить, что принятие и утверждение - это акты, которые совершаются, как правило, иными органами государств, чем главы государств и парламенты.
	Согласие на обязательность договора может быть выражено путем обмена документами, например нотами или письмами идентичного содержания. Необходимо отличать эту процедуру от заключения договора в форме обмена письмами или нотами, в которых содержится сам предмет договора.
	Согласие на обязательность договора может быть выражено путем присоединения к договору (ст. 15 Венских конвенций). Ни одна из Венских конвенций не раскрывает понятия присоединения. Между тем международная практика выработала в этом отношении определенные правила. Присоединение обычно осуществляется к уже вступившему в силу договору. Присоединиться может как государство, которое не принимало участия в подготовке текста договора и его принятии, так и государство, которое даже подписало договор, но не выразило своего согласия на обязательность до его вступления в силу. Присоединение может осуществляться, например, путем ратификации, принятия, утверждения или подписания протокола о присоединении.
	Ратификация, принятие, утверждение и присоединение как международные акты означают необходимость обмена соответствующими документами, их депонирования или уведомления о принятии таких актов. При этом ратификация оформляется в виде ратификационной грамоты, а принятие, утверждение и присоединение - в виде нот, писем и других документов.

	Функции депозитария. Заключение многостороннего договора обусловливает необходимость назначения депозитария для хранения подлинника договора и всех связанных с ним документов. В соответствии со ст. 76 Венской конвенции 1969 года и ст. 77 Венской конвенции 1986 года в качестве депозитария могут быть назначены одно или несколько государств, международная организация или главное исполнительное должностное лицо такой организации. Например, депозитарием Венских конвенций 1969 и 1986 годов является Генеральный секретарь ООН.
	В соответствии со ст. 77 Венской конвенции 1969 года и ст. 78 Венской конвенции 1986 года в функции депозитария входят: хранение таких документов, как полномочия, ратификационные грамоты, документы о присоединении; подготовка заверенных копий с подлинника договора для рассылки их участникам, а также государствам и международным организациям, имеющим право стать участниками договора; информирование о документах, уведомлениях и сообщениях, относящихся к договору; изучение вопроса о том, находятся ли подписи, документы, уведомления и сообщения, относящиеся к договору, в полном порядке и надлежащей форме; сообщение государствам или международным организациям, имеющим право стать участниками договора, о том, когда было получено необходимое для вступления договора в силу число подписей, ратификационных грамот или документов, касающихся акта официального подтверждения, или документов о принятии, утверждении или присоединении; информация участников договора об оговорках, возражениях против них и о снятии оговорок; регистрация договора в Секретариате ООН.
	Функции депозитария являются по своему характеру международными, и при их выполнении он должен действовать беспристрастно.

	Регистрация и опубликование договоров. XX столетие характеризуется тем, что международные договоры стали регистрироваться. До второй мировой войны регистрацией договоров занимался Секретариат Лиги Наций. С образованием Организации Объединенных Наций государства, являющиеся ее членами, обязаны в соответствии со ст. 102 Устава регистрировать свои договоры в Секретариате ООН. Если договор не зарегистрирован, то государства не могут ссылаться на него ни в одном из органов ООН. В свою очередь, Секретариат ООН при первой возможности публикует зарегистрированные договоры в специальной серии сборников. Включение этой статьи в Устав ООН преследовало цель ограничить тайную дипломатию и довести до сведения международного сообщества содержание договоров.
	Кроме Секретариата ООН регистрацией договоров занимаются и другие международные организации, например ИКАО, МАГАТЭ, МОТ. Даже если договор зарегистрирован в международной организации, он подлежит, как следует из Венских конвенций, обязательной регистрации в Секретариате ООН.
	Многими государствами предусматривается порядок публикации договоров, заключенных с их участием. Внутригосударственная публикация носит наименование промульгации.

	Оговорки. Венские конвенции определяют оговорку как одностороннее заявление, сделанное государством или международной организацией в любой формулировке и под любым наименованием при подписании, ратификации, акте официального подтверждения, принятии, утверждении или присоединении, посредством которого названные субъекты желают исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству или данной организации. Однако Венские конвенции ограничивают право делать оговорки. Так, государство или другой субъект не имеет права делать оговорку, если она запрещена самим договором, несовместима с объектом и целями договора либо не входит в число разрешенных договором.
	Если допустимость оговорки к той или иной статье прямо предусмотрена в самом договоре, она не требует какого-либо специального принятия договаривающимися сторонами. В отношении других случаев Венские конвенции устанавливают двенадцатимесячный срок для возражений против оговорок. Если такого возражения не было высказано, то оговорка считается принятой.
	Юридические последствия оговорки и принятия ее другим участником заключаются в том, что оговорка изменяет для сделавшего оговорку участника в его отношениях с этим другим участником положения договора, к которым относится оговорка. Если какой-либо участник возражает против оговорки другого участника, то договор действует между ними, за исключением тех положений договора, к которым сделана оговорка. Участник, возражающий против оговорки, имеет право заявить, что договор в целом не будет действовать между ним и участником, который сделал оговорку.
	Оговорки, возражения или согласие с оговорками должны быть сделаны в письменной форме и доведены до сведения договаривающихся сторон. Согласие с оговоркой может быть и молчаливым. Если оговорка была сделана при подписании договора, который подлежал ратификации, акту официального подтверждения, принятию или подтверждению, то она должна быть подтверждена участником при выражении согласия на обязательность для него договора.
	Участник, сделавший оговорку, имеет право снять ее в любое время. В этом случае согласия участников, признавших оговорку, не требуется. Возражение против оговорки также может быть снято в любое время. Снятие оговорки и возражения против нее должны быть оформлены в письменном виде.
	Государства при подписании, ратификации, принятии, утверждении или присоединении к договору иногда делают заявления, раскрывающие их позиции по некоторым положениям договора. Такие заявления являются односторонними актами, которые не следует смешивать с оговорками, поскольку они не направлены на изменения договорных положений и юридических последствий не имеют.



4. Действие, действительность и толкование международных договоров

	Действие договоров. Основным принципом права международных договоров является принцип добросовестного выполнения международных обязательств, вытекающих из договоров, pacta sunt servanda. Он относится и к основным принципам международного права, имеющим характер jus cogens, и отклонение от него недопустимо в отношениях между субъектами международного права. Этот принцип обусловливает действие и применение международных договоров, то есть является основанием возникновения тех юридических последствий, с которыми связано заключение договора.
	Юридические последствия вызывает только договор, вступивший в силу. Это означает, что он становится юридически обязательным для участников. В соответствии с Венскими конвенциями порядок и дата вступления договора в силу устанавливаются в самом договоре или согласуются его участниками. Так, договоры могут вступать в силу с даты подписания, ратификации, обмена ратификационными грамотами или сдачи депозитарию определенного числа ратификационных грамот. При этом может быть предусмотрен срок, по истечении которого после сдачи на хранение определенного числа ратификационных грамот или других документов договор вступает в силу.
	Иногда договоры не предусматривают дату их вступления в силу. Это относится главным образом к двусторонним договорам, юридическую силу которым придают подписи договаривающихся сторон. Предполагается, что они начинают действовать с момента подписания.
	Вступление договора в силу связано со сроком действия, который, как правило, устанавливается в договоре. Договоры могут заключаться на определенный срок (срочные договоры), на неопределенный срок, без указания срока действия либо с указанием на бессрочность действия.
	На определенный срок могут заключаться как двусторонние, так и многосторонние договоры. Некоторые двусторонние договоры содержат условие, что по истечении определенного срока действия они будут оставаться в силе до тех пор, пока один из участников не заявит о своем выходе из договора. Другие договоры предусматривают автоматическое продление действия договора на определенные сроки, например на 3 года, 5 лет или же больший срок. Такое продление будет осуществляться до тех пор, пока один из участников не денонсирует договор либо откажется продлевать его действие. Продление договора называется пролонгацией. Кроме приведенных случаев пролонгация может быть осуществлена на основании специального соглашения в отношении договора, срок действия которого истекает. Если договор прекратил свое действие и стороны специально договорились о продлении его действия, то такое продление называется восстановлением или возобновлением действия договора.
	Бессрочным являются договоры, в которых не указан срок их действия и не содержится условий их прекращения либо которые прямо предусматривают бессрочность их действия.
	Каждый договор имеет территориальную или пространственную сферу действия. Если иное намерение не указано в договоре или не установлено иным образом, то договор обязателен для каждого участника в отношении всей его территории. Ряд многосторонних договоров предусматривает пространственную сферу иную, чем территория государств. В качестве примера можно назвать Договор об Антарктике 1959 года, Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года. Сложная территориальная сфера действия предусмотрена в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, которая охватывает пространства, начиная от внутренних морских вод и кончая воздушным пространством над открытым морем.
	Действие договоров тесно связано с проблемой третьих государств или третьих международных организаций, под которыми понимаются такие государства или организации, которые не являются участниками договора. В принципе договор не создает обязательств или прав для третьих государств или международных организаций без их на то согласия.
	В то же время государства или другие субъекты международного права, заключая договор, нередко предусматривают права и обязанности для третьих сторон.
	Право для третьего государства возникает из положения договора, если его участники имели такое намерение и если само третье государство соглашается с этим.

	Толкование международных договоров. Толкование - это выяснение действительного смысла и содержания договора. Применение договора невозможно без уяснения действительного содержания его положений применительно к конкретным условиям.
	Известны принципы толкования международных договоров. Прежде всего договор должен толковаться добросовестно. Терминам, используемым в договоре, следует придавать обычное значение в их контексте и в свете объекта и целей договора. Толковаться текст договора должен в сочетании с преамбулой и приложениями, а также с любым соглашением, относящимся к договору. При этом во внимание принимается любой документ, составленный одним или несколькими участниками в качестве документа, относящегося к договору. При толковании учитываются любое последующее соглашение относительно толкования применения договора, последующая практика применения договора и любые нормы международного права, которые применяются между участниками. Используемому в договоре термину может придаваться специальное значение, если участники имели такое намерение.
	В качестве дополнительных средств толкования могут использоваться подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора только в том случае, если толкование приводит к неясным или двусмысленным выводам либо к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными.
	Если толкование осуществляется самими участниками договора, то такое толкование называется аутентичным. Этот вид толкования основывается на соглашении участников и поэтому обладает наивысшей юридической силой. Аутентичное толкование осуществляется в форме обмена нотами, протокола и т. д.
	Наряду с аутентичным толкованием широко используется так называемое международное толкование, которое осуществляется международными органами. Эта форма толкования может быть предусмотрена в самом договоре либо согласована его участниками особо. В качестве таких органов могут выступать Международный Суд ООН, различные комиссии и т. д.
	Толкование осуществляется при помощи специальных способов (приемов), к которым относятся грамматическое (словесное), логическое, историческое и систематическое толкования договоров.
	Грамматическое (словесное) толкование означает уяснение значения отдельных слов и смысла договора на основе грамматических и иных правил.
	Под логическим толкованием понимается толкование той или иной статьи договора на основе других статей или сопоставления их друг с другом. Текст договора при этом должен использоваться в качестве единого, целостного документа.
	Толкование договора может осуществляться путем сравнения его положений с другими договорами. Этот вид толкования называется систематическим.
	Иногда с момента заключения договора проходит значительное время, в связи с чем возникают трудности в уяснении его действительного содержания, например целей договора, отдельных его положений и терминов. Для толкования таких договоров приходится прибегать к изучению исторической обстановки заключения договора, исследованию различных подготовительных материалов, дипломатической переписки и т. д. Такое толкование называется историческим.

	Действительность международных договоров. Венские конвенции 1969 и 1986 годов исходят из презумпции действительности международных договоров, поскольку действительность договора или согласие участника на обязательность для него договора может оспариваться лишь на основе международного права. Только действительный договор создает права и обязанности, которые в нем предусматриваются.
	В международной практике встречались случаи, когда отдельные договоры объявлялись недействительными. Венская конвенция 1969 года содержит исчерпывающий перечень оснований недействительности договоров. Основаниями недействительности являются принуждение государства, обман, ошибка, противоречие договора норме jus cogens и др.
	Если договор был заключен в результате принуждения государства посредством угрозы силой или ее применения в нарушение принципов Устава ООН, он является ничтожным. Ничтожным считается также договор, который заключен в результате принуждения представителя государства действиями или угрозами, направленными против него.
	Недействительными являются договоры, которые заключены в результате подкупа представителя государства, обмана контрагента либо ошибки, которая касается факта или ситуации, представляющих существенную основу согласия на участие в договоре.
	Если согласие государства на обязательность договора было выражено в нарушение какого-либо положения внутреннего права, то оно не может ссылаться на это как на основание недействительности договора. Такая ссылка возможна лишь в том случае, когда это касалось нормы внутреннего права особо важного значения и было явным.

	Прекращение и приостановление договора. Прекращение договора, то есть утрата им юридической силы, или выход из него участника могут иметь место в соответствии с положениями договора или в любое время с согласия его участников.
	Прекращение договора может происходить в результате истечения срока его действия, исполнения договора, возникновения новой нормы jus cogens, денонсации на условиях, предусмотренных договором, и т. д.
	Исполнение договора также является основанием его прекращения.
	Последующий договор может отменить предшествующий, если они заключены по одному и тому же вопросу, а также в том случае, когда оба договора несовместимы друг с другом либо участники намерены регулировать свои отношения этим последующим договором.
	Если произошло существенное нарушение двустороннего договора одним из его участников, другой участник имеет право прекратить или приостановить действие этого договора. Существенное нарушение многостороннего договора одним из его участников дает право другим участникам приостановить действие договора в отношениях с государством, нарушившим договор, либо со всеми участниками.
	Для прекращения договора чаще всего используется денонсация, то есть уведомление о расторжении договора. Денонсация может осуществляться лишь на условиях, предусмотренных самим договором. Если договор не предусматривает денонсации и не установлено намерение его участников допустить такую возможность, то договор не может быть денонсирован.
	Известны и такие способы прекращения договоров, как их отмена и аннулирование. Под отменой понимают утрату договором юридической силы по соглашению участников. Аннулирование означает односторонний отказ государства от договора, например, в случае существенного нарушения договора другим участником.
	Государство может также прекратить действие договора, если произошло коренное изменение обстоятельств (клаузула rebus sic stantibus). На коренные изменения обстоятельств можно ссылаться, когда наличие таких обстоятельств составляло существенное основание соглашения участников и когда изменение обстоятельств коренным образом изменяет сферу действия обязательств.
	Однако клаузула о неизменности обстоятельств не может применяться в отношении договоров, устанавливающих границу, а также в случаях, когда коренное изменение обстоятельств произошло в результате нарушения своих обязательств государством, которое ссылается на эту клаузулу.

	Обеспечение выполнения договоров. Как уже отмечалось, обеспечение выполнения международно-правовых норм, в том числе договорных, осуществляется самими субъектами международного права. Выполнение договоров может обеспечиваться с помощью международных гарантий, международного контроля, при поддержке международных организаций и т. д.
	Под международными гарантиями понимается международно-правовой акт, предусматривающий поручительство или заверение государства или группы государств выполнять заключенный договор.
	Международные организации играют значительную роль в обеспечении выполнения договоров, поскольку их органы, согласно уставам, часто уполномочиваются рассматривать вопросы соблюдения их членами своих договорных обязательств.
	Обеспечению выполнения договоров содействует также существование института международной ответственности за правонарушения.



ГЛАВА VIII

ПРАВОПРЕЕМСТВО ГОСУДАРСТВ

1. Сущность и понятие правопреемства государств

	Регулируя поведение государств как участников международного общения, международное право не остается в бездействии в случаях перемен в их судьбе и статусе, таких как объединение одного государства с другим, отделение от государства какой-либо его части или его разделение на несколько самостоятельных государств.
	Крупными примерами такого рода изменений являются: вхождение в 1990 году бывшей ГДР в состав Федеративной Республики Германии и образование единого германского государства; отделение в 1991 году Латвии, Литвы и Эстонии от тогда еще существовавшего СССР, последовавшее несколько позднее полное прекращение существования этого Союза и возникновение на его территории двенадцати независимых государств, включая Россию; образование в 1992 году на территории бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии в качестве самостоятельных государств Боснии и Герцеговины, Македонии, Словении, Хорватии, а также Сербии и Черногории, объединившихся в Союзную Республику Югославию; возникновение в 1993 году на месте Чехо-Словакии самостоятельных Чехии и Словакии. По произведенным в феврале 1993 года на Западе подсчетам, за предшествующие полтора года на политическую карту мира было нанесено 21 новое государство.
	Конечно, исчезновение государства или, наоборот, его возникновение - это результат прежде всего политических, социальных и иных подобных причин. Роль международного права в этих случаях состоит в том, что оно определяет значимость происшедших изменений с юридической точки зрения, связывает с ними соответствующие правовые последствия. Свое концентрированное выражение это получает в институте правопреемства государств.
	Под правопреемством в международном праве понимается смена одного государства другим в несении ответственности за международные отношения соответствующей территории и в осуществлении существовавших к этому моменту прав и обязательств.
	Правопреемство - давний институт международного права, который получил весьма широкое распространение в международной практике последних десятилетий. О нем речь шла в 60-70-е годы применительно к независимым государствам, возникшим на месте бывших колониальных владений западных держав; таких государств насчитывается около восьмидесяти. Концепция право-преемства применялась также в связи с преобразованиями общественно-политических укладов таких стран, как Россия, на месте которой в октябре 1917 года возникла РСФСР, а в 1922 году - СССР; Китай, ставший с 1949 года Китайской Народной Республикой; Куба после свержения в 1959 году диктаторского режима.
	В осуществлении правопреемства, сколько бы государств ни было его участниками, всегда различимы две стороны: государство предшественник, которого полностью или в отношении части территории сменяет новый носитель ответственности за международные отношения, и государство-преемник, то есть государство, к которому эта ответственность переходит. Понятие "момент правопреемства" означает дату смены государством-преемником государства-предшественника в несении указанной ответственности. Объектом право преемства является территория, применительно к которой сменяется государство, несущее ответственность за ее международные отношения. Наиболее распространенными основаниями возникновения правопреемства являются: объединение государств; разделение государства; отделение от государства части территории; передача части территории одного государства другому. В отношении международно-правового регулирования различаются определенные сферы, в которых правопреемство осуществляется. Речь идет о правопреемстве государств в отношении международных договоров, государственной собственности, государственных архивов, государственных долгов, а также государственной территории, границ государства, членства в международных организациях и органах. Это последнее отличается от правопреемства международных организаций как таковых, например, в отношении осуществления функций депозитария по международным договорам, как это имело место между Лигой Наций и ООН в отношении некоторых многосторонних договоров, заключенных под эгидой Лиги.
	Действующие международно-правовые нормы, относящиеся к правопреемству государств, носят во многом характер норм обычного права или определяются соглашениями заинтересованных государств. Вместе с тем были приняты Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года и Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 года. Обе эти конвенции, задуманные в качестве средства "обеспечения более надежной правовой основы международных отношений", не получив к началу 1993 года минимально необходимого для вступления в силу числа ратификаций (15), не стали действующими.
	Однако они имеют определенное значение для решения вопросов правопреемства государств, так как содержат ряд положений, отражающих общепринятую практику. Они, в частности, исходят из сложившегося принципа, в силу которого вопросы правопреемства могут решаться по соглашению между заинтересованными государствами, а положения соответствующей конвенции применялись бы только в случае отсутствия такого соглашения. В конвенциях также оговаривается, что не предусмотренные ими вопросы правопреемства по-прежнему регулируются нормами и принципами общего международного права.
	Другой существенный момент, который нашел свое отражение в конвенциях, заключается в том, что сформулированные в них правила применяются только к правопреемству, которое осуществляется в соответствии с принципами международного права, воплощенными в Уставе ООН. Иначе говоря, не может быть речи о правопреемстве, когда на ведение межународных дел какой-либо территории претендует государство, совершившее в отношении этой территории акт агрессии, аннексии или оккупации. Немаловажно и наличие в Венских конвенциях положении о порядке урегулирования споров по вопросам правопреемства.
	Комплекс договоренностей по вопросам правопреемства достигнут между странами, вошедшими после распада СССР в Содружество Независимых Государств (СНГ); ими же принят и ряд решений по правопреемству. В числе этих актов можно назвать датированные 1992 годом Меморандум о взаимопонимании в отношении договоров бывшего Союза ССР, представляющих взаимный интерес, Соглашение о распределении всей собственности бывшего СССР за рубежом, Соглашение о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР; решение Совета глав государств СНГ от 20 марта 1992 г. по вопросам правопреемства. Ряд положений, имеющих прямое отношение к правопреемству, содержится в учредительных актах СНГ, а также в Соглашении Беларуси, Казахстана, России и Украины о совместных мерах в отношении ядерного оружия.
	В связи с прекращением существования СССР и возникновением на его месте государств-правопреемников положения по вопросам правопреемства стали включаться во многие соглашения, заключаемые Россией как с государствами СНГ, так и с другими странами (Великобританией, Германией, Италией, Францией). При решении вопросов правопреемства значение имеют и другие акты заинтересованных государств, как, например, имевшее правовое значение Письмо министров иностранных дел ГДР и ФРГ, направленное в 1990 году министрам иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции, в связи с подписанием Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии.



2. Правопреемство государств в отношении международных договоров

	С точки зрения складывающихся в международном праве норм, включая Венскую конвенцию 1978 года, и международной практики вопросы правопреемства в отношении договоров решаются в зависимости от того, что является основанием для правопреемства: объединение государств, разделение государства или отделение от него части его территории.
	При объединении государств и создании таким обра
зом одного государства-преемника любой договор, находящийся в силе в момент правопреемства в отношении каждой из объединившихся стран, продолжает действовать в отношении государства-преемника, если оно и другое государство - участник договора не условятся об ином. Этот договор применяется лишь к той части территории государства-преемника, в отношении которой он находился в силе в момент правопреемства. Однако в случае двустороннего договора государство-преемник и другой участник договора могут договориться об ином. Таким же образом могут договориться государство-преемник и все другие участники многостороннего договора с ограниченным числом участвующих государств либо договора, объект или цели которого предполагают согласие всех его участников на применение договора в отношении упомянутой части территории государства-преемника.
	Если многосторонний договор не относится к одной из двух названных категорий, государство-преемник может уведомить других участников договора, что он применяется в отношении всей его территории, при условии, однако, что такое применение не является несовместимым с объектом и целями договора и не изменяет коренным образом условия его действия.
	При разделении государства-предшественника и образовании на его месте нескольких государств-преемников любой его договор, находившийся в силе в отношении всей его территории, продолжает действовать в отношении каждого образованного в результате разделения государства-преемника. Соответствующие государства могут, однако, договориться об ином. Если в момент правопреемства договор действует в отношении лишь той части государства-предшественника, которая стала государством-преемником, он продолжает находиться в силе в отношении только этого государства-преемника.
	Если отделившаяся часть одного государства становится частью другого государства, договоры государства-предшественника утрачивают силу в отношении этой территории и вступают в действие договоры государства-преемника, за исключением случаев, когда установлено, что применение договора к данной территории было бы несовместимо с его объектом и целями или коренным образом изменило бы условия его действия.
	Когда после отделения части его территории государство-предшественник продолжает существовать, находившийся в силе и не относившийся лишь к отделившейся территории договор продолжает действовать в отношении его сохранившейся территории; однако заинтересованные государства могут договориться об ином.
	Современное международное право - и это нашло свое отражение в Венской конвенции 1978 года - исходит из того, что правопреемство государств как таковое не затрагивает границ, установленных договором, а также обязательств и прав, предусмотренных в договоре и относящихся к режиму границы. Эти положения ограждают незыблемость государственных границ и стабильность установленного для них режима от тех или иных превратностей, которые могли бы возникать в процессе осуществления правопреемства государства в отношении договоров о границах.
	Правопреемство государств не затрагивает, кроме того, обязательств, касающихся пользования любой территорией или ограничений на это, установленных договором в пользу иностранного государства, группы государств или вообще всех государств, а равно прав, установленных договором в пользу какой-либо территории, группы государств или всех государств и касающихся пользования или ограничений пользования территорией иностранного государства.
	В решении вопросов правопреемства в отношении договорного наследия бывшего Союза ССР те государства-правопреемники, которые образовали СНГ, в значительной мере опирались на норму международного права, выраженную и в Венской конвенции 1978 года, согласно которой соответствующие вопросы могут решаться по договоренности между государствами-преемниками. Уже в учредительных актах Содружества (Минское соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 г. и Алма-Атинский протокол к нему и Декларация от 21 декабря 1991 г.) они предусмотрели, что гарантируют выполнение обязательств распавшегося СССР, а в Меморандуме о взаимопонимании в отношении договоров бывшего Союза, представляющих взаимный интерес, от 6 июля 1992 г. государства СНГ, признавая роль этих договоров "в деле стабилизации и дальнейшего развития отношений с другими государствами", сочли необходимым определить общий подход к решению вопросов
правопреемства   в  отношении  этих   договоров   (общее число их превышает 15000).
	В решении Совета глав государств СНГ по вопросам правопреемства от 12 марта 1992 г. говорилось о договорах, "представляющих взаимный интерес". Практически, как указывается в Меморандуме от 6 июля 1992 г., все многосторонние договоры бывшего СССР представляют общий интерес для государств Содружества. Они не требуют каких-либо совместных решений или действий их участников, и каждое государство СНГ решает вопрос об участии в этих договорах самостоятельно, "в зависимости от специфики каждого конкретного случая, характера и содержания договора".
Имеется, однако, ряд многосторонних договоров, особенно с ограниченным числом участников, а также двусторонних, в частности в области разоружения и контроля над вооружениями, которые затрагивают интересы нескольких, но не всех государств СНГ. Применительно к каждому такому договору потребовалось принятие решений или действий со стороны тех государств СНГ, к которым эти договоры применимы, а в тех случаях, когда это необходимо,- с участием и других партнеров по договору.
	Например, в связи с заключенным в 1991 году Договором между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений Россия, Беларусь, Казахстан и Украина, где такие вооружения бывшего Союза ССР дислоцированы, подписали вместе с США Лиссабонский протокол от 23 мая 1992 г. к этому договору. Протокол предусматривает, что названные четыре государства "в качестве государств-правопреемников" Союза принимают на себя его обязательства по договору и будут выполнять их применительно к своим национальным территориям. Дла целей проведения договора в жизнь фигурирующее в нем название "Союз Советских Социалистических Республик" впредь означает Республику Беларусь, Республику Казахстан, Российскую Федерацию и Украину.
	В интересах осуществления Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ) и связанного с ним Соглашения о максимальных уровнях для наличия обычных вооружений и техники Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии (подписаны соответственно 19 и 3 ноября 1990 г.) 15 ноября 1992 г. было заключено Соглашение о принципах и порядке выполнения этого договора. Сторонами этого соглашения являются государства, расположенные в пределах той части бывшего Союза ССР, на которую распространяется Договор ОВСЕ,- Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Молдова, Россия и Украина, которые по соглашению рассматриваются в качестве правопреемников СССР в отношении этого договора. Протоколом к этому соглашению определены, в рамках квоты, предусматривавшейся для Союза договоренностью стран бывшего Варшавского Договора, численные потолки наличия танков, боевых бронированных машин, артиллерии, боевых самолетов и ударных вертолетов для участников Протокола.
	В рамках СНГ в октябре 1992 года были приняты решения, предусматривающие правопреемство подписавших эти решения Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Туркменистана, Узбекистана и Украины, в выполнение Договора между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года (Договор по ПРО) и Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности 1987 года применительно к их соответственным территориям.
	В Меморандуме от 6 июля говорится также о двусторонних договорах, затрагивающих "интересы всех государств СНГ". В качестве примера приводятся договоры о границах и их режиме, подчеркивается, что они должны оставаться в силе, и указывается, что участвовать в них могут лишь те государства СНГ, которые имеют сопредельную границу со странами, не являющимися членами Содружества.
	В целом по смыслу Меморандума вопросы правопреемства в отношении договоров бывшего Союза ССР должны решаться, как правило, индивидуально в отношении большинства договоров.



3. Правопреемство государств в отношении государственной собственности

	В контексте правопреемства под государственной собственностью понимаются имущество, права и интересы, которые на момент их передачи государству-преемнику принадлежали   государству-предшественнику   согласно его внутреннему праву.
	Одной из важнейших проблем правопреемства в отношении государственной собственности является проблема компенсации за собственность, переходящую к государству-преемнику. В Венской конвенции 1983 года предусматривается, что в принципе такой переход собственности должен происходить без компенсации, если иное не согласовано заинтересованными государствами или не предусмотрено решением соответствующего международного органа. Вместе с тем в конвенции оговорено, что ее положения не наносят ущерба какому-либо вопросу о справедливой компенсации между государством-предшественником и государством-преемником, который может возникнуть в результате правопреемства при разделении государства или отделении от него части территории.
	Государство-предшественник обязано принять все меры для предотвращения нанесения ущерба или разрушения собственности, переходящей к государству-преемнику. Правопреемство не затрагивает собственность, права и интересы, которые находятся на территории государства-предшественника и принадлежат третьему государству согласно внутреннему праву государства-предшественника.
Нормами правопреемства устанавливается неодинаковый режим для перехода движимой и недвижимой собственности.
	Когда государства объединяются и создается одно государство-преемник, к этому государству переходит вся государственная собственность государств-предшественников.
	При разделении государства и образовании на его территории двух или более государств-преемников:
	- недвижимая собственность государства-предшественника переходит к тому государству-преемнику, на территории которого она находится;
	- недвижимая собственность, находящаяся за пределами территории государства-предшественника, переходит к государствам-преемникам, как указывается в Венской конвенции 1983 года, "в справедливых долях";
	- движимая собственность государства-предшественника, связанная с его деятельностью в отношении территорий, являющихся объектом правопреемства, переходит к соответствующему государству-преемнику; иная движимая собственность переходит к преемникам "в справедливых долях".
	Все эти положения применяются, если соответствующие государства-преемники' не договорились об ином.
	При передаче государством части своей территории другому государству переход государственной собственности регулируется соглашением между этими государствами. При отсутствии такого соглашения недвижимая собственность государства-предшественника, расположенная на передаваемой территории, переходит к государству-преемнику; движимая собственность, связанная с деятельностью государства-предшественника в отношении этой территории, также переходит к государству-преемнику.
	При отделении части территории государства и образовании на ней государства-преемника или ее объединении с другим государством:
	- недвижимая собственность государства-предшественника, находящаяся на отделившейся от него части территории, переходит к государству-преемнику;
	- движимая собственность, связанная с деятельностью государства-предшественника в отношении этой части территории, также переходит к государству-преемнику; иная движимая собственность переходит к нему в справедливой доле. По всем этим вопросам государство-предшественник и государство-преемник могут достичь договоренности о других правилах перехода собственности.
	Положения о правопреемстве в отношении государственной собственности неприменимы в том, что касается ядерного оружия, также являющегося такого рода собственностью. Согласно Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года, каждая из ядерных держав, будь то Россия, США, Великобритания, Франция или Китай, обязуется не передавать "кому бы то ни было" ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а неядерное государство связано встречным обязательством "не принимать передачи от кого бы то ни было" ядерного оружия или ядерных взрывных устройств.
	Эти положения договора исключают, таким образом, какое бы то ни было правопреемство в отношении ядерного оружия. Права России на ядерное оружие, являвшееся собственностью бывшего Союза ССР, основываются на иных правооснованиях, о которых говорится ниже.
	Как видно из соглашений и решений, принятых в рамках СНГ по вопросам правопреемства в отношении государственной собственности бывшего СССР, предметом урегулирования стала прежде всего та часть этой собственности, которая находится за рубежом. На этот счет были приняты соответствующие решения и соглашения. По Соглашению глав государств СНГ от 30 декабря 1991 г. и Соглашению о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом от 6 июля 1992 г. их участники подтвердили право каждой стороны на владение, пользование и распоряжение причитающейся ей такого рода долей при соблюдении прав и интересов других сторон, а также законов государств, на территории которых находится имущество, входящее в эту долю.
	В соглашении сказано, что предметом его регулирования являются движимая и недвижимая собственность СССР за пределами его территории и инвестиции, находящиеся за рубежом, которые имелись на момент правопреемства во владении, пользовании и распоряжении бывшего Союза, его государственных органов и иных структур общесоюзного значения, находившихся под его юрисдикцией и контролем. Вся эта собственность подлежала разделу в следующих долях: Азербайджан - 1,64%, Армения -0,80, Беларусь -4,13, Казахстан - 9,86, Кыргызстан -0,45, Молдова -1,29, Россия - 61,34, Таджикистан -0,83, Туркменистан -0,70, Узбекистан -3,27, Украина -16,37%. Совокупная доля Грузии, Латвии, Литвы и Эстонии, составляющая 4,77%, соглашением не затрагивается.
	В соглашении оговорено, что его участники исходят из взаимозависимости между обязательством участвовать в погашении и несении расходов по обслуживанию государственного внешнего долга бывшего СССР в долях, указанных выше, и возможностью реализации права собственности каждого из них на причитающуюся долю собственности Союза за границей.



4. Правопреемство государств в отношении государственных архивов

	Под государственными архивами государства-предшественника понимается совокупность документов любой давности и рода, произведенных или приобретенных этим государством в ходе его деятельности, которые на момент правопреемства принадлежали ему согласно его внутреннему праву и хранились им под его контролем в качестве архивов для различных целей.
	По договоренности заинтересованных государств или по решению соответствующего международного органа может устанавливаться компенсация за переход архивов государства-предшественника к государству-преемнику; в ином случае переход происходит без компенсации. В таком же порядке решается вопрос о дате перехода архивов.
	По Венской конвенции 1983 года от государства-предшественника требуется, чтобы оно принимало все меры по предотвращению ущерба или уничтожения архивов, которые переходят к государству-преемнику. В Конвенции оговаривается, что ничто в ней не должно рассматриваться как предрешающее в каком-либо отношении любой вопрос, который может возникнуть из соображений целостности государственных различных архивных фондов государства-предшественника.
	При объединении государств и образовании одного государства-преемника к нему переходят государственные архивы государств-предшественников.
	При разделении государства, когда на его месте возникает несколько государств-преемников, часть архивов государства-предшественника, которая должна находиться на территории государства-преемника в целях нормального управления этой территорией, переходит к этому государству. К нему также переходит другая часть архивов, имеющая непосредственное отношение к его территории. Соответствующие государства-преемники могут договориться об ином. Другие архивы государства-предшественника переходят к государствам-преемникам, как сказано в Венской конвенции 1983 года, "справедливым образом, с учетом всех соответствующих обстоятельств".
	При отделении от государства части его территории, на которой образуется самостоятельное государство, часть архивов государства-предшественника, которая для целей нормального управления отделившейся территорией должна находиться на этой территории, переходит к государству-преемнику. К нему же переходит и другая часть архивов, имеющая непосредственное отношение к отделившейся территории. Аналогичные правила применяются и тогда, когда отделившаяся часть государства объединяется с другим государством.
	По договоренности между государством-предшественником и государством-преемником могут быть установлены иные правила перехода архивов, с тем, однако, условием, что такая договоренность не должна нарушать право народов этих государств на развитие и на информацию об их истории и культурном наследии.
	В случае, когда происходит передача части территории одной страны другому государству, переход государственных архивов регулируется соглашением между этими государствами. При отсутствии такого соглашения часть архивов государства-предшественника, которая в целях нормального управления этой территорией должна находиться в распоряжении приобретающего ее государства, переходит к нему. Другие архивы, имеющие отношение исключительно или главным образом к передаваемой территории, переходят к государству-преемнику.
	Применительно к случаям правопреемства при разделении государства, отделения от него части территории, передачи одной части страны другому государству конвенция регулирует вопросы предоставления на основе обмена или, по просьбе заинтересованной стороны, "надлежащего воспроизведения" государственных архивов, связанных с интересами соответствующих территорий, а также предоставления достоверных сведений, которые касаются титулов на такую территорию либо ее границ или необходимы для выяснения смысла передаваемых архивных документов.
	Судьба государственных архивов СССР была урегулирована в связи с его распадом между возникшими в пределах его территорий государствами СНГ. Соглашение о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР от 6 июля 1992 г., заключенное между этими государствами, исходит из принципа целостности и неделимости фондов, образовавшихся в результате деятельности высших государственных структур бывших Российской империи и Союза ССР и хранящихся в государственных архивах за пределами государств - участников соглашения. Они не претендуют на право владения этими комплексами документальных материалов.
	Вместе с тем по Соглашению придается важное значение содержанию полноценных архивных фондов государств-участников. Они взаимно признают осуществленный в соответствии с их законодательствами переход под их юрисдикцию государственных архивов и других архивов союзного уровня, включая отраслевые архивные фонды бывшего СССР, находящиеся на их территории. Признается также право на возвращение тех фондов, которые образовались на территории каждой из стран и в разное время оказались за ее пределами.
	Когда отсутствует возможность физического выделения комплекса документов, каждое государство - участник Соглашения имеет право доступа к ним и получения необходимых копий. Эти государства признают на своих территориях юридическую силу архивных справок, выданных государственными архивными учреждениями других государств СНГ.
	В случае, когда государством-владельцем передается право использования архивных документов, затрагивающих интересы другого государства - участника Соглашения, иностранным государствам, их физическим или юридическим лицам, право на использование этих документов сохраняется за государством, интересы которого затрагивают документы.
	Соглашение также предусматривает, что в такого рода случаях заинтересованные государства СНГ принимают дополнительные согласованные меры по использованию и обеспечению сохранности этих документов и предотвращению их уничтожения.



5. Правопреемство государств в отношении государственных долгов

	Для целей регулирования правопреемства государственный долг означает любое финансовое обязательство государства-предшественника в отношении другого госу
дарства, международной организации или иного субъекта международного права, возникшее в соответствии с международным правом. Правопреемство в отношении государственных долгов не затрагивает прав и обязанностей кредиторов. Датой перехода долга к государству-преемнику является момент правопреемства, если договоренностью между заинтересованными государствами или решением соответствующего международного органа не предусмотрено иное.
	Когда государства объединяются и образуют одно государство-преемник, к нему переходят государственные долги государств-предшественников.
	При разделении государства на несколько частей, и если государства-преемники не договорились об ином, государственный долг переходит к ним в справедливой доле с учетом, в частности, имущества, прав и интересов, которые переходят к ним в связи с государственным долгом. Если между вовлеченными в правопреемство сторонами не достигнуто иного соглашения, аналогичное правило применяется, когда происходят отделение части территории государства и образование на ней государства-преемника или когда отделившаяся часть территории объединяется с другим государством, а также когда часть территории передается одним государством другому.
	Вопрос о правопреемстве в отношении государственного долга бывшего СССР стал предметом регулирования еще до прекращения существования союзного государства. 28 октября 1991 г. между Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдовой, Россией, Таджикистаном, Туркменистаном, Союзом ССР и западными странами-кредиторами, известными как "группа семи", был подписан Меморандум о взаимопонимании относительно внешнего долга иностранным кредиторам Союза ССР и его правопреемства. Позднее были заключены Договор о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга от 4 декабря 1991 г., а также Соглашение о дополнениях к этому договору от 13 марта 1992 г.
	В январе 1992 года Россия взяла на себя общую ответственность за внешний долг бывшего СССР. Без такого рода решения, дающего возможность западным кредиторам иметь дело с единым партнером, было бы невозможно вести с ними какие-либо переговоры, в част ности об отсрочках выплаты процентов по долгу и самого долга.
	Предусмотренные Соглашением о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом взаимозависимость прав на эту собственность и осуществление обязательства участвовать в погашении и несении расходов по обслуживанию государственного внешнего долга СССР на практике в большинстве случаев реализовывались в том, что по двусторонним соглашениям России с другими государствами СНГ доля внешнего государственного долга была обменена на долю в зарубежной собственности. Например, по соглашению от 31 июля 1992 г. Туркменистан передал, а Россия приняла на себя обязательства по выплате доли Туркменистана во внешнем государственном долге бывшего СССР по состоянию на 1 декабря 1991 г.; Россия приняла, а Туркменистан передал свою долю в активах бывшего Союза по состоянию на ту же дату. Иное урегулирование было предусмотрено, однако, с Украиной. По протоколу от 16 января 1993 г. было условлено, что Россия и Украина "будут отдельно ответственны" за обслуживание внешнего долга, отвечая в соответствующих долях.



6. Правопреемство в связи с прекращением существования Союза ССР. Континуитет России

	Процесс правопреемства в связи с прекращением существования СССР, происходящий в основном в рамках норм международного права, имеет существенную особенность. Она заключается в том, что в значительной степени, особенно в отношении международных договоров, это правопреемство связано с континуитетом, под которым понимается продолжение Россией осуществления предусмотренных в договорах прав и обязательств бывшего СССР.
	Этот континуитет начал складываться с согласия других правопреемников СССР, которые в связи с прекращением его существования поддержали Россию в том, чтобы она "продолжала членство СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете Безопасности, и других международных организациях", как предусмотрено в решении Совета глав государств СНГ от 22 декабря 1991 г. Континуитет в отношении членства в ООН и других международных организациях означал и продолжение участия в Уставе ООН, являющемся международным договором, и в договорных актах, на основе которых функционируют другие организации.
	За немногими исключениями, континуитет России был воспринят как должное со стороны государств, участвующих в международном общении, а члены ЕС и Совета Европы выступили 23 декабря 1991 г. со специальным заявлением, в котором приняли к сведению, что права и обязательства бывшего СССР "будут продолжать осуществляться Россией".
	Россия, таким образом, имела достаточные основания нотифицировать другим государствам, что посольства и консульства бывшего СССР следует рассматривать "в качестве дипломатических и консульских представительств Российской Федерации" и что она "продолжает осуществлять права и выполнять обязательства, вытекающие из международных договоров СССР", и просит рассматривать ее в качестве стороны всех таких действующих договоров "вместо Союза ССР" (ноты МИД РФ от 3 и 13 января 1992 г.).
	Континуитет России обусловлен не только согласием на него других правопреемников бывшего СССР и принятием его почти всеми участниками международного общения, но и рядом объективных факторов.
	К их числу относится прежде всего неделимость статуса великой державы и ее общей политико-правовой ответственности в мире, которые, как уже указывалось, Россия унаследовала от СССР, являвшегося постоянным членом Совета Безопасности ООН. Это же относится и к статусу, и к ответственности СССР как ядерной державы. В условиях действия режима нераспространения ядерного оружия этот статус не мог юридически возникнуть для всех его правопреемников; не могло ядерное оружие бывшего СССР оказаться и ничейным. И поскольку наибольшая часть потенциала СССР была размещена на территории России, на нее и легло бремя стать продолжательницей прав и обязательств СССР в качестве ядерного государства, что с самого начала нашло свое отражение в Соглашении о совместных мерах в отношении ядерного оружия от 22 декабря 1991 г. В нем предусмотрены, в частности, перемещение в Россию ядерных средств бывшего СССР из Беларуси, Казахстана и Украины и закрепление этими странами своего статуса неядерных государств с присоединением в этом качестве к Договору о нераспространении ядерного оружия. Применительно к Украине, которая медлила с выполнением своих обязательств по соглашению, понадобилось также достижение трехсторонней договоренности на высшем уровне о выводе с ее территории ядерных боезарядов в Россию в целях их разукомплектования, как это было предусмотрено трехсторонним заявлением президентов России, США и Украины от 14 января 1994 г.
	Еще один фактор, обусловливающий континуитет России, состоит в неприменимости норм правопреемства к определенной категории договоров. Речь идет о таких случаях, когда применение договора, заключенного государством-предшественником, в отношении государств, являющихся его преемниками, "было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило бы условия его действия", как сказано в Венской конвенции 1978 года. Примерами таких договоров могут явиться Соглашение между СССР и США 1987 года о создании Центров по уменьшению ядерной опасности, Договор об окончательном урегулировании с Германией 1990 года, мирные договоры 1947 года и ряд других.
	Рассматривая континуитет России, следует иметь в виду, что он отнюдь не противопоставляется правопреемству как таковому, а должен трактоваться как его специфическое проявление в случае, когда при разделении государства юридически, политически да и практически оказывается возможным признание лишь одного из возникших таким образом новых государств в качестве правопреемника в отношении членства в международных организациях, участия в некоторых договорах или применения их отдельных положений (например, о функциях депозитария) и невозможным выступление в этом качестве других государств, также возникших на месте прекратившего свое существование государства-предшественника.
	Континуитет России отнюдь не означает, что другие государства, образовавшиеся в связи с распадом СССР, ущемляются в своих правах в области правопреемства. Наряду с Россией, принявшей на себя основные права и обязанности СССР, другие возникшие в его пределах государства также являются его правопреемниками. Как признается в соответствующих соглашениях и решениях, принятых в рамках СНГ, все государства - члены Содружества "являются правопреемниками прав и обязательств бывшего Союза ССР".



7. Правопреемство новых независимых государств

	В Венских конвенциях 1978 и 1983 годов немалое место занимают положения, направленные на установление особых правил для правопреемства "новых независимых государств", в качестве которых в конвенциях рассматриваются государства-преемники, территории которых непосредственно перед моментом правопреемства государств являлись зависимыми территориями, а за их международные отношения были ответственны государства-предшественники (являвшиеся метрополиями) .
	Применительно к правопреемству в отношении договоров Венская конвенция 1978 года исходит из того, что новое независимое государство не обязано сохранять в силе какой-либо договор или становиться его участником исключительно по причине того факта, что в момент правопреемства этот договор был в силе в отношении территории, являющейся объектом правопреемства. Для оставления в силе в отношении нового независимого государства двустороннего договора необходимы явно выраженная договоренность этого государства с другим государством - участником договора или такое его поведение, которое равносильно подобной договоренности.
	Что касается многостороннего договора, то новое независимое государство может путем уведомления о правопреемстве определить свой статус в качестве участника такого договора, соблюдая при этом ряд положений Венской конвенции, касающихся получения согласия на это других участников договора. Такое государство рассматривается как сохраняющее любую оговорку к многостороннему договору, которая была действительна в момент правопреемства, если при этом не выражается, в том числе путем заявления новой оговорки, противоположное намерение.
	Венская конвенция 1978 года предусматривает и неприменимость зафиксированных в ней правил право преемства нового независимого государства, если применение в отношении этого государства какого-либо договора "было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило бы условие его действия".
	Для Венской конвенции 1983 года характерно наличие весьма широкого круга категорий собственности, переходящей к новому независимому государству. К нему переходит недвижимая собственность:
	- расположенная на территории, к которой относится правопреемство;
	- принадлежащая к этой территории, но расположенная вне ее и ставшая государственной в период зависимости этой территории;
	- другая недвижимая, а также движимая собственность, в создание которой зависимая территория внесла вклад (в пропорции к этому вкладу);
	- движимая собственность, принадлежащая к этой территории независимо от места расположения собственности, ставшая собственностью государства-предшественника в период зависимости территории.
	Если между государством-предшественником и новым независимым государством заключается соглашение о порядке перехода права на государственную собственность, такое соглашение не должно нарушать принцип постоянного суверенитета каждого народа над его национальными богатствами и природными ресурсами.
	В Венской конвенции 1983 года предусмотрен весьма широкий круг государственных архивов, которые при правопреемстве должны переходить к новому независимому государству.
	Что касается государственного долга государства-предшественника, то к новому независимому государству, согласно Конвенции 1983 года, не должен переходить никакой долг. Соглашение между этими государствами может предусмотреть иное с учетом связи между этим долгом, который обусловлен деятельностью государства-предшественника на территории, являющейся объектом правопреемства, и имуществом, правами и интересами, которые переходят к новому независимому государству. Оговаривается, однако, что такое соглашение не должно наносить ущерб принципу неотъемлемого суверенитета каждого народа над его национальными богатствами и природными ресурсами, а осуществление этого соглашения  не  должно  подрывать   основы  экономического благосостояния нового независимого государства.
	Включение в Венские конвенции 1978 и 1983 годов изложенных выше и некоторых других положений, в немалой мере неоправданно обосабливающих новые независимые государства от других стран - участниц международного общения, явилось одной из причин непринятия этих конвенций многими государствами.


ГЛАВА IX

ДИПЛОМАТИЧЕСКОЕ И КОНСУЛЬСКОЕ ПРАВО

1. Дипломатическое право

	Понятие, система и источники дипломатического права. Дипломатическое право - отрасль международного права, представляющая собой совокупность норм, регламентирующих статус и функции государственных органов внешних сношений.
	Система дипломатического права соответствует основным формам дипломатии: двусторонней дипломатии, осуществляемой через дипломатические придставительства или через так называемые специальные миссии; многосторонней дипломатии, осуществляемой делегациями на международных конференциях и сессиях органов международных организаций, а также постоянными представительствами государств при международных организациях.
	Дипломатическое право на протяжении долгого времени основывалось на обычаях. Частичная официальная кодификация дипломатического права была впервые предпринята в региональном масштабе в Латинской Америке (20 февраля 1928 г. была принята Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках). В настоящее время дипломатическое право в основном кодифицировано.
	Основным договорным актом в данной области является Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 года. В 1969 году Генеральной Ассамблеей ООН была также принята Конвенция о специальных миссиях, а в 1975 году на дипломатической конференции в Вене - Конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера. Российская Федерация является участницей Венских конвенций 1961 и 1975 годов.

	Органы внешних сношений. Существует деление органов внешних сношений на внутригосударственные и зарубежные.
	К внутригосударственным относятся: высшие государственные органы, а именно высший представительный орган, который обычно определяет основы внешней политики данного государства; глава государства (коллегиальный или единоличный), который осуществляет высшее представительство данного государства на международной арене; правительство, осуществляющее общее руководство внешней политикой государства; ведомство иностранных дел, которое является органом правительства по осуществлению внешней политики.
	Зарубежные органы внешних сношений принято подразделять на постоянные и временные.
	К постоянным органам относятся дипломатические представительства (посольства, миссии), постоянные представительства при международных организациях, консульские учреждения.
	К временным органам относятся специальные миссии и делегации на международных конференциях или в международных органах.

	Состав и функции дипломатического представительства. Установление между государствами дипломатических отношений влечет за собой, как правило, обмен дипломатическими представительствами. Для такого обмена, однако, необходима специальная договоренность. Современное международное право предусматривает возможность указанного обмена на одном из трех уровней, которые не отражаются в принципе на объеме функций или иммунитетов и привилегий дипломатических представительств и их персонала.
	Каждому уровню соответствует определенный класс главы представительства. Наиболее высокий уровень - посольство, во главе которого стоит дипломатический представитель, имеющий класс посла. Далее следуют миссия, возглавляемая посланником, и затем миссия, возглавляемая поверенным в делах.
	Внутренняя структура дипломатического представительства, установление соответствующих должностей и т. д. определяются законодательством аккредитующего государства.
	В большинстве государств существуют также дипломатические ранги, то есть служебные звания, присваиваемые дипломатическим работникам. Они, как и дипломатические должности, устанавливаются внутренним законодательством соответствующего государства.
	Персонал дипломатического представительства подразделяется на три категории: дипломатический, административно-технический и обслуживающий.
	Численность персонала дипломатического представительства в принципе является компетенцией аккредитующего государства. Венская конвенция 1961 года, правда, допускает возможность предложений со стороны принимающего государства относительно сокращения персонала иностранных представительств. На практике такие случаи известны, но они, как правило, влекли за собой ухудшение отношений между соответствующими государствами.
	К функциям дипломатического представительства относятся: представительская функция (выступать от имени аккредитующего государства); защита интересов аккредитующего государства и его граждан; ведение переговоров с правительством государства пребывания; развитие дружественных отношений между аккредитующим государством и государством пребывания; консульская функция; функция информации своего правительства о стране пребывания.
	Перечень функций дипломатического представительства, приведенный в Венской конвенции, нельзя считать исчерпывающим.

	Начало и конец дипломатической миссии. Сразу же по достижении договоренности об обмене дипломатическими представительствами и об их уровне возникает необходимость в практическом формировании дипломатического представительства.
	Назначение главы дипломатического представительства проходит четыре стадии: а) запрос агремана; б) назначение на должность; в) прибытие в страну назначения; г) официальное вступление в должность после вручения верительной грамоты.
	Обязанность запрашивать агреман, то есть согласие государства принять конкретное лицо в качестве главы иностранного дипломатического представительства,- твердо установившееся правило, подтвержденное в Венской конвенции 1961 года. Отказ в агремане может не сопровождаться объяснением его мотивов.
	Без положительного ответа на запрос агремана предполагаемый глава представительства не назначается на свою должность.
	Вступление главы представительства в должность связано с вручением им своих полномочий (верительной грамоты) органу или должностному лицу, при котором он аккредитуется.
	Полномочия (верительные грамоты для послов и посланников, аккредитуемых при главе государства; верительные письма для поверенных в делах, аккредитуемых при главе ведомства иностранных дел) оформляются в соответствии с правилами, принятыми в стране, их выдавшей, однако они должны иметь ряд обязательных реквизитов: указание на орган, назначивший главу представительства, страну назначения и т. д.
	На остальных членов дипломатического персонала агреман не запрашивается, и они после своего назначения и прибытия в страну считаются приступившими к исполнению служебных обязанностей с момента уведомления компетентных властей (обычно министерства иностранных дел) государства пребывания.
	В отношении военных атташе многие государства придерживаются практики, являющейся по существу разновидностью запроса агремана.
	Прекращение дипломатической миссии может произойти при прекращении государствами поддержания официальных отношений без их разрыва, при разрыве дипломатических отношений, вооруженном конфликте, исчезновении одной из сторон в качестве субъекта международного права (например, в результате слияния с другим государством), а также иногда при социальной революции в одном из поддерживающих отношения государств или даже просто при неконституционной смене правительства.
	Функции члена дипломатического персонала могут прекратиться в связи с его отозванием по тем или иным причинам, объявлением его persona non grata (нежелательным лицом), в случае так называемого дисмисла, то есть объявления дипломата частным лицом, и инсуррекции, или отказа дипломата выполнять свои функции.

	Дипломатический корпус. В узком смысле дипломатический корпус - это совокупность глав иностранных дипломатических представительств, аккредитованных в данном государстве. Дипломатический корпус в широком смысле - совокупность членов дипломатического персонала иностранных дипломатических представительств в данном государстве и членов их семей.
	Существование понятия дипломатического корпуса в первом значении обусловлено протокольными причинами; дуайеном (старшиной, старейшиной) среди глав всех иностранных дипломатических представительств) считается, согласно обычаю, старший по классу и по времени пребывания в данной стране (или в некоторых странах папский нунций).
	Понятие дипломатического корпуса во втором значении объясняется необходимостью установить круг лиц, которые вправе претендовать на дипломатические иммунитеты и привилегии.

	Иммунитеты и привилегии дипломатического представительства и его сотрудников. Работники дипломатического представительства пользуются определенными иммунитетами (изъятиями из-под юрисдикции государства пребывания) и привилегиями, то есть льготами, преимуществами, которые обычным иностранцам не предоставляются. В полном объеме иммунитеты и привилегии предоставляются членам дипломатического персонала и членам их семей. Именно их иммунитеты и привилегии являются дипломатическими в точном значении этого слова.
	Иммунитеты и привилегии предоставляются не для личных выгод, а с целью создать максимально благоприятные условия для осуществления функций дипломатического представительства. Кроме того, их юридическая природа обосновывается тем, что одно суверенное государство не может подчиняться власти другого, а дипломатическое представительство и его дипломатический персонал олицетворяют именно государство.
	В Венской конвенции 1961 года дипломатические иммунитеты и привилегии подразделены на иммунитеты и привилегии дипломатического представительства и личные иммунитеты и привилегии членов дипломатического персонала и их семей.
	К первой категории относятся: неприкосновенность помещений дипломатического представительства, иммунитеты имущества и средств передвижения, корреспонденции и архивов; фискальный иммунитет; право на беспрепятственные сношения представительства со своим центром и другими представительствами своего государства; таможенные привилегии; протокольные привилегии.
	Ко второй категории относятся: неприкосновенность личности, жилища; полный иммунитет от уголовной юрисдикции государства пребывания, а также от гражданской и административной юрисдикции в отношении исполнительных действий; фискальный иммунитет; таможенные привилегии; освобождение от личных повинностей. Допускаются три изъятия: можно предъявить судебный иск по поводу недвижимого имущества, которым дипломат или член его семьи владеет лично, иск по наследственному делу, в котором эти лица выступают в качестве наследников и т. п., а также иск по поводу профессиональной или коммерческой деятельности, которой они занимаются в целях личной выгоды.
	Дипломатический персонал имеет право свободно передвигаться по территории государства пребывания с учетом правил о закрытых зонах, если таковые установлены. Уведомительный порядок передвижения дипломатов, существующий в ряде стран, не противоречит указанному выше правилу.
	Неприкосновенность помещений дипломатического представительства обеспечивается двумя обязанностями государства пребывания: обеспечить надлежащую (эффективную) внешнюю охрану этих помещений (зданий и земельного участка) и не допускать вступления властей в эти помещения без согласия главы представительства. Под властями имеются в виду должностные лица, которым законодательством государства пребывания предоставлены полномочия совершать принудительные действия (следователи, контролеры, пожарная охрана, судебные исполнители и т. д.).
	Эффективность внешней охраны определяется по результатам: если, например, несмотря на большое количество постов, зданию представительства был нанесен ущерб, этого достаточно для принесения протеста по поводу неэффективности охраны и предъявления претензии о возмещении ущерба.
	Гражданско-правовой статус (аренда, приобретение в собственность) здания и земельного участка, занимаемых представительством, не влияет на иммунитеты и привилегии последнего.
	Средства передвижения представительства пользуются иммунитетом от ареста, реквизиции, обыска и т. п. Однако если в них находится преступник, он может быть задержан. Принудительные действия в этом случае будут направлены не против средства передвижения, а против соответствующего лица.
	Одним из наиболее распространенных видов связи дипломатического представительства со своим центром и другими представительствами своего государства является дипломатическая почта. Венская конвенция предусматривает доставку дипломатической почты дипломатическими курьерами (штатными и ad hoc) и бескурьерную (с помощью командира воздушного судна, который правами дипломатического курьера не пользуется) . На практике бескурьерная доставка осуществляется также с помощью капитана морского судна и на основе соглашений между заинтересованными государствами через обычные каналы связи (почтовые ведомства). Во всех случаях, кроме последнего, дипломатическая почта пользуется абсолютной неприкосновенностью и не ограничена весом или количеством мест. Если условия этих соглашений нарушаются, дипломатическая почта может быть задержана и даже вскрыта.
	Неприкосновенность личности дипломатического работника и членов его семьи предполагает повышенную ответственность государства пребывания за ее обеспечение. 14 декабря 1973 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (Россия - участница). В Конвенции подчеркивается, что соответствующие лица имеют право на специальную защиту, а за поведение самих лиц, пользующихся дипломатической неприкосновенностью, несет ответственность посылающее государство.
	Таможенные привилегии в отношении дипломатического багажа заключаются прежде всего в том, что он не облагается таможенными сборами, пошлинами и т. д., за исключением складских сборов, которые можно рассматривать как плату за конкретные виды обслуживания. Однако багаж, адресованный дипломатическому представительству, дипломату или члену его семьи, пропускается на общих основаниях, с досмотром.
	Личный же багаж дипломатического работника или члена его семьи пользуется неприкосновенностью. Правда, Венская конвенция предусматривает, что он может быть досмотрен в присутствии заинтересованного лица или его представителя, если есть серьезные основания полагать, что он содержит предметы, запрещенные к ввозу или вывозу. Практика уточнила это положение: если принято решение о досмотре, но ничего запрещенного к ввозу или вывозу не обнаружено, у дипломата появляются основания для принесения протеста по поводу нарушения неприкосновенности его личного багажа, так как власти, производившие досмотр, не смогли доказать, что у них были для этого серьезные основания.
	В настоящее время в большинстве стран авиакомпании, ссылаясь на необходимость обеспечения безопасности гражданской авиации, производят досмотр багажа дипломатов и членов их семей и даже их личный досмотр.
	Необходимо отметить, что член семьи дипломата, являющийся гражданином государства пребывания, не пользуется дипломатическими иммунитетами и привилегиями.
	Члены административно-технического персонала, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно, пользуются вместе с членами семей, живущими с ними, неприкосновенностью личности, жилища, фискальным иммунитетом, иммунитетом от уголовной юрисдикции, а от гражданской и административной - только в отношении действий, совершенных при исполнении служебных обязанностей. Не облагаются таможенными пошлинами предметы первоначального обзаведения, адресованные указанным лицам.
	Что же касается членов обслуживающего персонала, то они пользуются иммунитетом в отношении действий, совершенных ими при исполнении служебных обязанностей, и освобождаются от налогов, сборов и пошлин на заработок, получаемый ими по службе. Эти иммунитеты предоставляются им, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно.
	
	Обязанности   дипломатического   представительстваи его сотрудников в отношении государства пребывания.
	Венская конвенция 1961 года называет две основные обязанности дипломатического представительства в отношении государства пребывания: использовать свои помещения только для официальных целей и вести все официальные отношения с государством пребывания через ведомство иностранных дел и другие ведомства, в отношении которых будет достигнута соответствующая договоренность.
	Обязанности сотрудников дипломатического представительства состоят в том, чтобы уважать законы и постановления государства пребывания и не вмешиваться в его внутренние дела. Дипломату запрещено заниматься в государстве пребывания профессиональной и коммерческой деятельностью в целях личной выгоды.

	Дипломатическое право специальных миссий. Специальные миссии дипломатического характера могут быть различными по своему уровню, как отмечается в Конвенции о специальных миссиях 1969 года, в которой зафиксированы международные обычаи, сложившиеся в данной области. Ее нормы относятся главным образом к миссиям, посылаемым одним государством в другое с согласия последнего для рассмотрения определенных вопросов или выполнения определенной задачи. Однако ст. 6 Конвенции несколько расширяет сферу ее действия, распространяя ее нормы и на специальные миссии, которые могут быть направлены в какое-либо государство двумя или несколькими государствами для рассмотрения вопроса, представляющего общий интерес.
	В ст. 21 Конвенции предусматривается, что глава государства, возглавляющий специальную миссию, а также глава правительства, министр иностранных дел и другие лица высокого ранга, участвующие в специальной миссии, пользуются в принимающем государстве или третьем государстве привилегиями и иммунитетами, которые признаются за ними международным правом. Практически конвенция оставляет регулирование международных отношений, возникающих в связи с выездом указанных лиц в составе специальных миссий, за международным обычаем.
	Четких границ иммунитетов и привилегий глав государств и иных лиц высокого ранга, входящих в состав специальных миссий или возглавляющих их, международный обычай не определяет. Конкретизация соответствующих вопросов, особенно в протокольной области, осуществляется путем согласования между заинтересованными сторонами.
	Можно, однако, констатировать, что указанные лица в подобных ситуациях обладают практически полным иммунитетом не только от уголовной, но и от гражданской и административной юрисдикции.
	Таможенные привилегии также, судя по практике, предоставляются указанным лицам в полном объеме, хотя до настоящего времени спорным является вопрос о том, делается ли это на основании международного обычая или вежливости.
	В тех случаях, когда в составе специальных миссий дипломатического характера нет лиц высокого ранга, статус этих миссий в принципе аналогичен статусу соответствующих категорий персонала дипломатического представительства.
	Разумеется, функции специальной миссии, ее состав, иммунитеты и привилегии связаны с задачами, которые перед ней поставлены. Указанные вопросы обычно согласовываются между заинтересованными государствами. Эта практика получила отражение в Конвенции о специальных миссиях 1969 года.
	Вместе с тем в Конвенции закреплены некоторые неоправданные ограничения иммунитетов и привилегий специальных миссий. В частности, в ст. 25, предусматривающей неприкосновенность помещений, занимаемых специальной миссией, допускается вступление в эти помещения представителей местных властей в случае пожара или иного стихийного бедствия по существу без согласия главы миссии или главы соответствующего постоянного дипломатического представительства. Именно это положение явилось одной из основных причин, по которым Советский Союз не подписал Конвенцию.
	Конвенция в ст. 31, посвященной иммунитетам от юрисдикции государства пребывания членов дипломатического персонала специальной миссии, устанавливает, что указанным лицам могут быть предъявлены иски о взыскании убытков, причиненных в результате несчастного случая, вызванного транспортным средством, используемым за пределами их официальных функций (наряду с теми случаями предъявления исков, которые допускает Венская конвенция 1961 г. в отношении членов дипломатического персонала представительства).

	Дипломатическое право международных организаций. Для того чтобы международная организация могла нормально функционировать, она должна пользоваться определенными привилегиями и иммунитетами. Представители государств - членов международной организации и ее должностные лица также должны пользоваться привилегиями и иммунитетами, необходимыми для выполнения ими своих функций.
	Эти положения, нашедшие отражение в ст. 104 и 105 Устава Организации Объединенных Наций и в уставных документах ряда других международных организаций, являются в настоящее время общепризнанными.
	В развитие положений ст. 105 Устава Генеральная Ассамблея ООН 13 февраля 1946 г. приняла Конвенцию о привилегиях и иммунитетах ООН, в которой данные вопросы регламентируются более конкретно. 21 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН утвердила Конвенцию о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений. Данная конвенция применима ко всем специализированным учреждениям системы ООН с учетом некоторых изменений, предусматриваемых в особых приложениях, разрабатываемых самими этими учреждениями с целью отражения их специфики.
	К этому следует добавить, что ООН заключила соглашения с США и Швейцарией о штаб-квартирах Организации на территориях этих двух стран (соответственно соглашения от 19 апреля 1946 г. и от 26 июня 1947 г.), а специализированные учреждения, в свою очередь, имеют соглашения с государствами, на территории которых расположены их штаб-квартиры (ЮНЕСКО - с Францией, ФАО - с Италией и т. д.). В этих соглашениях содержатся положения о привилегиях и иммунитетах представителей государств и должностных лиц соответствующих организаций.
	Необходимо подчеркнуть, что иммунитет представителей государств в международных организациях значительно шире, полнее, чем иммунитет должностных лиц. По существу он аналогичен дипломатическому, что имеет под собой серьезные основания. Главным здесь является то, что, как и в случае с дипломатическими представителями, в основе иммунитетов и привилегий представителей государств в международных организациях и в органах этих организаций лежит прежде всего право государств на международное представительство. Отсюда необходимость обладания этой категорией представителей максимально возможными привилегиями и иммунитетами, приближающимися к дипломатическим или аналогичными им.
	Вместе с тем необходимо отметить, что, в отличие от дипломатических представителей, эти представители не аккредитованы при государствах пребывания и реализуют свои права на международное представительство не перед ними, хотя в них и находятся, а в рамках международной организации. Аналогичное положение складывается и в отношении делегаций государств на международных конференциях, которые также не аккредитованы при государстве, на территории которого проводится конференция. Никто, разумеется, не может обязать государство стать страной пребывания. Но коль скоро государство взяло на себя такую роль, оно обязано обеспечить представителям государств в международных организациях и делегациям на конференциях соответствующие привилегии и иммунитеты, которыми, конечно, они должны пользоваться добросовестно.
	Из того факта, что эти представители не аккредитованы в государстве пребывания, а представляют свои государства в международной организации (органе, на конференции), вытекают по меньшей мере три правовых последствия: а) их назначение не обусловливается получением агремана от организации или государства пребывания; б) такие представители не могут быть объявлены persona non grata по правилам, применяемым в двусторонней дипломатии; в) по отношению к ним государство пребывания не может применять принцип взаимности.
	Что касается представителей государств в международных организациях, в органах этих организаций и на созываемых ими международных конференциях, то на практике, сложившейся в системе ООН, они обладают иммунитетами и привилегиями, аналогичными дипломатическим.
	Согласно ст. IV Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946 г., представители государств-членов в главных и вспомогательных органах ООН (делегаты, их заместители, советники, эксперты и секретари делегаций) обладают практически всеми привилегиями, иммунитетами и льготами, какими пользуются дипломатические представители.
	Двусторонние соглашения о штаб-квартирах ООН и ряда других международных организаций универсального характера предусматривают для постоянных представителей государств при международных организациях привилегии и иммунитеты, аналогичные дипломатическим, однако в некоторых соглашениях они несколько сужены.
	Так, соглашение ООН с США о штаб-квартире ООН, признавая в принципе за представителями государств в ООН и в специализированных учреждениях ООН право на дипломатические привилегии и иммунитеты, в то же время позволяет властям США возбуждать с согласия государственного секретаря дела против сотрудников представительств и должностных лиц ООН с целью предъявления им требования о выезде из Соединенных Штатов "при злоупотреблении своими привилегиями". Правда, в соглашении оговорено, что такое согласие может быть дано государственным секретарем США лишь после консультации с соответствующим государством - членом ООН (когда дело касается представителя такого государства или члена его семьи) или после консультации с Генеральным секретарем или главным должностным лицом специализированного учреждения, когда речь идет о его должностных лицах.
	Кроме того, в соглашении говорится, что лицам, пользующимся дипломатическими привилегиями и иммунитетами, то есть представителям государств при международных организациях, может быть предъявлено требование о выезде из США "с соблюдением обычного порядка, установленного в отношении дипломатических представителей, аккредитованных при правительстве Соединенных Штатов". Иными словами, здесь предпринята попытка распространить на эту категорию представителей норму о persona non grata, что противоречит статусу представителей государств при международной организации.
	14 марта 1975 г. на конференции ООН, созванной в Вене по решению Генеральной Ассамблеи ООН, была принята Конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера.
	Конвенция предусматривает свободу назначения посылающими государствами сотрудников постоянных представительств. В ней закреплены принципы полной неприкосновенности личности представителей государств в международных организациях и на международных конференциях, помещений постоянных представительств, жилых помещений делегаций, а также почты представительств и делегаций; четко очерчены правовой статус, привилегии и иммунитеты постоянных представителей, постоянных наблюдателей, делегаций, а также наблюдателей в органах и на международных конференциях. Объем предоставляемых всем этим категориям представителей государств привилегий и иммунитетов приближается к дипломатическому. Конвенция не содержит положения о persona non grata в том его виде, который характерен для двусторонней дипломатии.
	Конвенция также регулирует вопрос о привилегиях и иммунитетах административно-технического персонала постоянных представительств и делегаций, приравнивая его в основном к административно-техническому персоналу дипломатических представительств.
	В конвенцию включены положения об обязанности государства пребывания международной организации не только обеспечивать все надлежащие условия для нормальной деятельности постоянных представительств и делегаций, но и принимать все надлежащие меры к возбуждению судебного преследования и наказанию лиц, виновных в совершении посягательств на представительства и делегации.

	Особенности правового статуса должностных лиц и служащих международных организаций. В основе привилегий и иммунитетов должностных лиц международных организаций лежит теория функциональной необходимости. Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН устанавливает, что должностные лица ООН пользуются следующими привилегиями и иммунитетами: они не подлежат судебной ответственности за сказанное или написанное ими и за все действия, совершенные ими в качестве должностных лиц; они освобождаются от обложения налогами окладов и вознаграждений, выплачиваемых им Объединенными Нациями, от государственных служебных повинностей, а также вместе с женами и родственниками, находящимися на их иждивении, от ограничений по въезду в страну и от регистрации в качестве иностранцев. Они пользуются теми же привилегиями в отношении обмена валюты, которые предоставляются должностным лицам соответствующего ранга, входящим в состав дипломатических миссий, аккредитованных при соответствующем правительстве, а также вместе со своими женами и родственниками, состоящими на их иждивении, такими же льготами по репатриации, какими пользуются дипломатические представители во время международных кризисов; имеют право ввозить беспошлинно свою мебель и имущество при первоначальном занятии должности в соответствующей стране.
	Круг лиц, которые пользуются перечисленными привилегиями и иммунитетами, определяется Генеральным секретарем ООН. Об этом сообщается правительствам всех стран - членов ООН, поскольку эти привилегии и иммунитеты должны предоставляться должностным лицам ООН на территориях всех стран - участниц конвенции.
	Эксперты ООН, выезжающие в командировки по поручению Объединенных Наций, пользуются во время командировок более широкими привилегиями и иммунитетами, чем должностные лица ООН в ее штаб-квартире. Им, в частности, предоставляются: иммунитет от личного ареста или задержания и от наложения ареста на их личный багаж; всякого рода судебно-процессуальный иммунитет в отношении всего сказанного или написанного ими и совершенного ими при исполнении служебных обязанностей; неприкосновенность всех бумаг и документов; право пользоваться шифром и получать корреспонденцию посредством курьеров или вализ для сношений с Объединенными Нациями; те же льготы в отношении ограничений на обмен денег, какие предоставляются сотрудникам дипломатических представительств, находящимся во временных служебных командировках; те же иммунитеты и льготы в отношении их личного багажа, какие предоставляются дипломатическим представителям.
	В целом же их привилегии и иммунитеты значительно уже по объему в сравнении с дипломатическими.
	Генеральный секретарь ООН, его заместители, а также жены этих лиц и несовершеннолетние дети пользуются привилегиями и иммунитетами, предоставляемыми согласно международному праву дипломатическим представителям.
	В конвенции отмечено, что привилегии и иммунитеты предоставляются должностным лицам ООН и экспертам в интересах Объединенных Наций, а не для их личной выгоды. Генеральный секретарь ООН не только имеет право, но и обязан отказаться от иммунитета, предоставленного любому должностному лицу или эксперту, в тех случаях, когда, по его мнению, иммунитет препятствует отправлению правосудия и от него можно отказаться без ущерба для интересов Объединенных Наций. В отношении Генерального секретаря право отказа от иммунитета принадлежит Совету Безопасности ООН.


2. Консульское право

	Понятие и источники консульского права. Консульское право можно охарактеризовать как совокупность международно-правовых принципов и норм, регулирующих деятельность консульских учреждений и членов их персонала и определяющих их статус, функции, права и обязанности.
	Исторически консульские отношения развивались как отношения, связанные прежде всего с международной торговлей и торговым мореплаванием. Консулы долгое время рассматривались как выборные или назначенные государством советники и помощники, призванные оказывать на территории иностранного государства помощь и содействие отечественным купцам и другим частным лицам и организациям. За ними практически не признавалось какое-либо качество представительства интересов своего государства как такового.
	С течением времени круг вопросов, входящих в компетенцию консульских учреждений, неуклонно расширялся, функции их приобретали все более многогранный характер. В настоящее время консульские учреждения призваны содействовать развитию не только экономических, торговых, но и научно-технических, культурных и туристских, а в некоторых случаях и политических связей между государствами. Тем не менее исторические особенности развития консульских отношений и в настоящее время продолжают определять их специфику и отличие от дипломатических.
	Источниками консульского права являются международный договор и международный обычай.
	Хронологически в этом ряду первым стоит международный обычай, поскольку в древние времена и в период средневековья консульские отношения регулировались главным образом на основе обычая. В настоящее время международные обычаи продолжают являться основой правового регулирования консульских связей между государствами при отсутствии их договорно-правового оформления.

	Международные договоры по консульским вопросам заключаются как на двусторонней, так и на многосторонней основе.
	В современном консульском праве действуют три многосторонние консульские конвенции. Две из них носят региональный характер: Каракасская конвенция о консульских функциях 1911 года и Гаванская конвенция о консульских чиновниках 1928 года. Универсальный характер имеет Венская конвенция о консульских сношениях 1963 года. Конвенция вступила в силу 18 марта 1967 г. СССР ратифицировал ее 16 февраля 1989 г.
	Большую роль в консульском праве играют двусторонние договоры и конвенции по консульским вопросам, заключать которые начали еще в XII - XIII веках. Сейчас их число во всем мире достигает нескольких тысяч. К 1991 году СССР заключил с другими государствами около 70 таких договоров. Россия в 1992- 1993 годах заключила консульские конвенции с Республикой Корея, Литвой, Эстонией, Украиной. Ведутся переговоры с другими странами.
	К источникам консульского права относятся также положения некоторых международных договоров, которые не посвящены исключительно консульским вопросам. Это прежде всего Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 года, ст. 3 которой предусматривает возможность выполнения консульских функций дипломатическими представительствами. Сюда же можно отнести и международные договоры о правовой помощи, об урегулировании случаев двойного гражданства, договоры и соглашения по вопросам торговли и мореплавания и ряд других.
	Весьма важное значение имеют положения национального законодательства, определяющие статус, функции и структуру консульских органов, а также регулирующие определенные аспекты деятельности иностранных консульских учреждений.

	Установление консульских отношений. Государства устанавливают консульские отношения на основе взаимного согласия. Установление дипломатических отношений означает и согласие на установление консульских отношений, если не оговорено иное. Консульские отношения могут устанавливаться и поддерживаться и при отсутствии дипломатических отношений. Разрыв дипломатических отношений не влечет за собой автоматически разрыва консульских отношений.
	В настоящее время консульская практика знает два вида консульских учреждений: консульские отделы дипломатических представительств и самостоятельные (отдельные) консульские учреждения.
	СССР в середине 20-х годов стал инициатором введения в международную практику института "отдельских консульств", то есть создания консульских отделов в составе дипломатических представительств.
	Между установлением консульских отношений и фактическим открытием отдельного консульского учреждения может быть разрыв во времени, поскольку по согласованию между сторонами решаются не только вопросы об установлении консульских отношений, но и для каждого конкретного случая - об открытии соответствующего консульского учреждения, его местонахождении, классе, территориальных пределах его деятельности в государстве пребывания.
	Консул и любое другое консульское должностное лицо считаются приступившими к исполнению своей миссии с момента вступления в должность. Для этого необходимо, чтобы лицо было назначено компетентными органами представляемого государства и признано властями государства пребывания.
	Во многих государствах, в том числе и в России, вопросы назначения своих и приема иностранных консулов входят в компетенцию ведомств иностранных дел.
	Консульское право не предусматривает обязательного получения предварительного согласия принимающего государства. Однако в двусторонние консульские договоры и конвенции многие государства включают положения, предусматривающие получение предварительного согласия на назначение главы консульского учреждения.
	Для выполнения консулом своей миссии необходимо получение консульского патента и экзекватуры.
	Консульский патент - это документ, выдаваемый компетентными органами представляемого государства и подтверждающий факт назначения соответствующего лица главой самостоятельного консульского учреждения. В нем указываются полное имя назначаемого лица, его гражданство, ранг, занимаемая должность, консульский округ и местонахождение консульства. Этот документ направляется правительству государства пребывания.
	По получении консульского патента власти принимающего государства решают вопрос о выдаче лицу, назначенному консулом, экзекватуры, то есть разрешения на выполнение своих функций в консульском округе. Получив экзекватуру, консул может приступать к выполнению своей миссии; порядок и форма выдачи экзекватуры регулируются законодательством принимающего государства. Экзекватура может представлять собой отдельный документ либо выдаваться в форме разрешительной надписи на консульском патенте. До получения экзекватуры может быть выдано временное разрешение на выполнение консульских функций. В выдаче экзекватуры может быть отказано без объяснения мотивов.
	В зависимости от времени выдачи экзекватуры, а также от ранга определяется старшинство консула по отношению к другим членам консульского корпуса, то есть другим главам консульских учреждений в данном пункте государства пребывания. В более широком смысле консульский корпус включает в себя всех находящихся в данном пункте консульских должностных лиц, членов их семей, нештатных (почетных) консулов и сотрудников консульских отделов дипломатических представительств.
	Консульский корпус возглавляется дуайеном, то есть старшим по рангу и времени получения экзекватуры главой консульского представительства, который выполняет в основном церемониальные функции. В государстве пребывания может быть несколько консульских корпусов в зависимости от количества пунктов, где имеются консульские представительства.
	Для заведующих консульскими отделами дипломатических представительств, как правило, не требуется направления консульского патента и получения экзекватуры. Они, как и другие сотрудники этих отделов, продолжают оставаться членами персонала дипломатического представительства и сохраняют статус таковых. Об их назначении извещаются власти государства пребывания.
	При изменении пределов консульского округа или класса главы самостоятельного консульского учреждения от него требуется получение новых патента и экзекватуры. Для других членов персонала консульства этого не требуется. Власти государства пребывания информируются об их назначении на соответствующую должность.
	Свои консульские сношения государства могут осуществлять и через посредство так называемых нештатных (почетных) консулов. Нештатный консул - это лицо, не состоящее на государственной службе представляемого государства, но выполняющее по его поручению и с согласия государства пребывания консульские функции. Нештатными консулами могут быть граждане представляемого государства, государства пребывания или какого-либо третьего государства. За выполнение консульских функций нештатный консул жалованья не получает, но может обращать в свою пользу консульские сборы.
	Окончание миссии консула может иметь место в следующих случаях: 1) отозвание консула представляемым государством; 2) аннулирование экзекватуры государством пребывания; 3) истечение срока консульского патента; 4) закрытие консульского учреждения в данном пункте; 5) прекращение консульских отношений в целом; 6) война между государством пребывания и представляемым государством; 7) смерть консула; 8) выход территории, где находится консульский округ, из-под суверенитета государства пребывания.
	Первый из вышеперечисленных случаев наиболее распространен и в основном имеет место при нормальной смене консулов в каком-либо пункте государства пребывания. При этом государство пребывания извещается, желательно заблаговременно, о факте отозвания консула, а для его преемника испрашивается экзекватура.
	Аннулирование экзекватуры происходит гораздо реже, как правило, в результате нарушения консулом законов государства пребывания. При этом, согласно ст. 23 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года, консул может быть объявлен persona non grata и перед представляемым государством может быть поставлен вопрос о его отзыве. Государство пребывания в этом случае не обязано мотивировать причины аннулирования экзекватуры.
	В случае войны прекращающий свою миссию консул может поручить защиту интересов своих соотечественников в государстве пребывания консулу третьего государства.

	Классы и персонал консульских учреждений. Консульское учреждение обычно определяют как постоянный государственный орган внешних сношений, находящийся на территории иностранного государства в силу соответствующего международного соглашения и выполняющий консульские функции по защите интересов своего государства, его граждан и организаций. В современной международно-правовой доктрине и консульской практике употребляются термины "консульское учреждение" и "консульское представительство". Последний термин правомерен, поскольку отдельные консульства представляют интересы своего государства на определенной территории государства пребывания в пределах своей компетенции.
	Самостоятельные консульские учреждения подразделяются на следующие классы : 1) генеральные консульства; 2) консульства; 3) вице-консульства; 4) консульские агентства.
	Класс консульского представительства определяется по согласованию между государствами.
	Консульские отделы дипломатических представительств возглавляются заведующими. Они могут именоваться консулами или генеральными консулами и, так же как и сотрудники этих отделов, входят в состав членов персонала дипломатического представительства.
	В соответствии с классом консульского учреждения определяются и классы их глав: 1) генеральные консулы; 2) консулы; 3) вице-консулы; 4) консульские агенты.
	В некоторых государствах дипломатическая и консульская службы разделены и сотрудникам консульской службы присваиваются специальные консульские ранги, наименования которых, как правило, совпадают с наименованиями вышеназванных классов глав консульских учреждений. В СССР консульская служба с 1918 года была объединена с дипломатической, и работникам консульской службы с тех пор стали присваивать дипломатические ранги.
	Российские консульские учреждения ведут свою деятельность под общим политическим руководством главы дипломатического представительства в государстве пребывания.
	Консульские учреждения осуществляют свои функции в пределах консульских округов, которые представляют собой согласованные с государством пребывания районы территории последнего. Количество консульских округов и консульских учреждений также определяется по согласованию между государствами.
	Термин "консульское должностное лицо" в общем плане охватывает любое лицо, включая главу консульского учреждения, которому поручено выполнение соответствующих функций (генеральный консул, консул, вице-консул, консульский агент и секретарь консульского учреждения), а также лицо, прикомандированное к консульскому учреждению для подготовки к будущей службе
(стажер).
	Членов персонала, выполняющих административно-технические функции или функции по обслуживанию консульства, именуют "сотрудниками консульского учреждения" либо "работниками обслуживающего персонала". В ст. 1 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года категория административно-технического персонала поименована как "консульские служащие".

	Консульские функции. Основными задачами консульского учреждения являются защита в государстве пребывания интересов представляемого государства, его граждан и организаций, а также развитие дружественных связей, в частности, в таких областях, как экономика, торговля, наука и техника, культура и др.
	Специальные функции консульских учреждений весьма разнообразны. К ним относятся:
	- информирование властей представляемого государства об экономической, торговой, социальной, культурной, научной и политической жизни страны и округа пребывания;
	- информирование находящихся на территории консульского округа соотечественников о законах и обычаях государства пребывания;
	- учет соотечественников, находящихся на территории консульского округа;
	- консультационная деятельность и практическая помощь находящимся в консульском округе гражданам представляемого государства, представителям его органов и организаций, а также его военно-морским кораблям, морским и воздушным судам и членам их экипажей;
	- паспортно-визовая работа, то есть выдача, возобновление, аннулирование паспортов соотечественников и оформление виз лицам, направляющимся в представляемое государство;
	- выполнение функций органов записи актов гражданского состояния, совершение нотариальных действий;
	- консульская легализация, то есть установление и засвидетельствование подлинности подписей на документах, исходящих от властей государства пребывания, и соответствия этих документов его законам и правилам;
	- выполнение соответствующих действий по истребованию докуметов;
	- охрана в государстве пребывания прав и интересов несовершеннолетних или лиц, не обладающих полной дееспособностью, которые являются гражданами представляемого государства, в особенности когда над ними требуется установление опеки или попечительства;
	- совершение необходимых действий по представительству или обеспечению представительства соотечественников в судебных или иных учреждениях государства пребывания;
	- выполнение поручений следственных или судебных органов представляемого государства.
	Допускается также выполнение консулом других функций, возложенных на него представляемым государством, которые не противоречат законодательству государства пребывания или против их выполнения не имеется возражений, или они предусмотрены договорами между обеими сторонами.
	Стало общепризнанным, что в отсутствие дипломатического представительства выполнение дипломатических функций с согласия государства пребывания может быть возложено на консульское учреждение.
	Международное право допускает также возможность выполнения консулом функций от имени и в интересах третьего государства.
	Консульские учреждения имеют право взимать на территории государства пребывания так называемые консульские сборы за совершение соответствующих актов.
	Для выполнения своих функций консульские представительства располагают определенными средствами.
	Весьма важное значение имеет свобода сношений консульского учреждения с центральными органами внешних сношений представляемого государства, а также с другими дипломатическими и консульскими представительствами своей страны. Свобода сношений предполагает невмешательство и отсутствие какой-либо проверки властями государства пребывания всей информации консульского учреждения и ее источников. Технически свобода сношений достигается с помощью специальных средств связи, в частности дипломатических и  консульских курьеров и вализ, и обычных средств связи (телеграф, телефон) с допустимым применением шифра или кода. Однако установить радиопередатчик и пользоваться им консульское учреждение может лишь с разрешения властей государства пребывания.
	Работники консульского учреждения пользуются свободой передвижения в пределах консульского округа в той мере, в какой это не противоречит правилам государства пребывания о зонах, въезд в которые запрещается или регулируется по соображениям государственной безопасности.
	В ходе осуществления своей деятельности консульские учреждения обязаны не допускать вмешательства во внутренние дела государства пребывания, уважать и соблюдать его законы и правила.
	Государство пребывания, в свою очередь, должно обеспечить консульскому учреждению и членам его персонала должное уважение и нормальные условия работы, приняв все необходимые меры для соблюдения иммунитетов и привилегий и для предупреждения каких-либо посягательств на личность, свободу или достоинство консульских должностных лиц.

	Иммунитеты и привилегии консульских учреждений и их персонала. Для успешного выполнения своих функций консульские учреждения и члены их персонала наделяются консульскими иммунитетами и привилегиями.
	Консульские привилегии и иммунитеты предоставляются, как это зафиксировано в преамбуле Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года, "не для выгод отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления консульскими учреждениями функций от имени их государств".
	История развития консульского института во многом объясняет существующие различия в консульских иммунитетах и привилегиях по сравнению с дипломатическими. Дипломатические представительства действуют и на функциональной, и на представительной основе. А вот за консульскими учреждениями нередко отрицается представительньй характер, и считается, что они действуют только на функциональной основе. В то же время наблюдается и тенденция к должному учету представительных аспектов деятельности консульских учреждений. Тем не менее определяющим в отношении консульских иммунитетов и привилегий во многом еще сохраняется функциональный подход.
	Из  числа  иммунитетов  и  привилегий  консульских учреждений наибольшее значение имеет неприкосновенность консульских помещений.  В  Венской  конвенции о консульских сношениях содержится положение о предполагаемом согласии главы консульского учреждения на доступ в помещения представителей властей государства  пребывания "в случае пожара или другого стихийного бедствия, требующего безотлагательных мер защиты". Это отличает  консульские учреждения  от дипломатических представительств, на доступ в которые требуется явно выраженное согласие его главы.
	Неприкосновенностью пользуются также архивы и документация консульского учреждения в любое время и независимо от их местонахождения.
	Венская конвенция о консульских сношениях допускает возможность выдвижения со стороны властей государства пребывания требования о вскрытии консульской вализы при наличии подозрения, что в ней содержится что-либо другое, кроме разрешенных к провозу предметов или служебной переписки консульства.
	Иммунитетом от реквизиции пользуются как сами консульские помещения, так и предметы их обстановки, средства передвижения и все имущество.
	К числу привилегий консульского учреждения относятся: налоговые льготы (кроме оплаты конкретных видов услуг); таможенные привилегии, аналогичные дипломатическим; право пользоваться консульским щитом (эмблемой с изображением герба своей страны и наименованием консульства на языке представляемого государства и государства пребывания) и устанавливать флаг своей страны на здании консульства.
	Иммунитеты и привилегии членов персонала консульского учреждения носят функциональный характер. Они не могут быть подвергнуты аресту или предварительному заключению иначе, как на основании постановлений компетентных властей за совершение тяжких преступлений.
	В двусторонних консульских конвенциях вопрос о личной неприкосновенности решается по-разному. В одних воспроизводятся полож




ГЛАВА X

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ

1. Понятие и классификация международных организаций

	В современных международных отношениях международные организации играют существенную роль как форма сотрудничества государств и многосторонней дипломатии.
	Возникновение международных организаций в XIX веке явилось отражением и следствием объективной тенденции к интернационализации многих сторон жизни общества. Начиная с создания в 1815 году Центральной комиссии навигации по Рейну международные организации наделяются собственной компетенцией и полномочиями. Новым этапом в их развитии явилось учреждение первых международных универсальных организаций - Всемирного телеграфного союза (1865 г.) и Всемирного почтового союза (1874 г.), которые имели постоянную структуру.
	Для современных международных организаций характерны дальнейшее расширение их компетенции и усложнение структуры.
	Взаимные связи и сотрудничество между существующими в настоящее время международными организациями (а их насчитывается более 4 тыс., из них более 300- межправительственные) позволяют говорить о системе международных организаций, в центре которой находится ООН. Это ведет к появлению новых структур (совместных органов, координационных органов и
т. п.)
	Термин "международные организации" употребляется, как правило, применительно и к межгосударственным (межправительственным), и к неправительственным организациям. Однако их юридическая природа различна.
	Для межгосударственной организации характерны следующие признаки: членство государств; наличие учредительного международного договора; постоянные органы; уважение суверенитета государств-членов. С учетом этих признаков можно констатировать, что международная межправительственная организация - это объединение государств, учрежденное на основе международного договора для достижения общих целей, имеющее постоянные органы и действующее в общих интересах государств-членов при уважении их суверенитета. Такие организации являются субъектами международного права.
	Главным признаком неправительственных международных организаций является то, что они созданы не на основе межгосударственного договора и объединяют физических и/или юридических лиц (например, Ассоциация международного права, Лига обществ Красного Креста, Всемирная федерация научных работников и др.).
	Для классификации международных организаций могут быть применены различные критерии. По характеру членства они делятся на межгосударственные и неправительственные.
		По кругу участников международные межгосударственные организации подразделяются на универсальные, открытые для участия всех государств мира (ООН, ее специализированные учреждения), и региональные, членами которых могут быть государства одного региона (Организация африканского единства, Организация американских государств).
Межгосударственные организации подразделяются также на организации общей и специальной компетенции. Деятельность организаций общей компетенции затрагивает все сферы отношений между государствами-членами: политическую, экономическую, социальную, культурную и др. (например, ООН, ОАЕ, ОАГ).
	Организации специальной компетенции ограничиваются сотрудничеством в одной специальной области (например, Всемирный почтовый союз, Международная организация труда и др.) и могут подразделяться на политические, экономические, социальные, культурные, научные, религиозные и т. д.
	Классификация по характеру полномочий позволяет выделить межгосударственные и наднациональные или, точнее, надгосударственные организации. К первой группе относится подавляющее большинство международных организаций, целью которых является организация межгосударственного сотрудничества и решения которых адресуются государствам-членам. Целью надгосударственных организаций является интеграция. Их решения распространяются непосредственно на граждан и юридические лица государств-членов. Некоторые элементы надгосударственности в таком понимании присущи Европейскому Союзу (ЕС).
	С точки зрения порядка вступления в них организации подразделяются на открытые (любое государство может стать членом по своему усмотрению) и закрытые (прием в члены производится с согласия первоначальных учредителей).




2. Порядок создания международных организаций и прекращения их существования

	Международные организации как вторичные, производные субъекты международного права создаются (учреждаются) государствами. Процесс создания новой международной организации проходит три этапа: принятие учредительного документа; создание материальной структуры организации; созыв главных органов, свидетельствующий о начале функционирования организации.
	Согласованное волеизъявление государств на создание международной организации может быть зафиксировано двумя способами: в международном договоре; в решении уже существующей международной организации.
	Наиболее распространенным способом является заключение международного договора. Это предполагает созыв международной конференции для выработки и принятия текста договора, который и будет учредительным актом организации. Наименования такого акта могут быть различными: статут (Лига Наций), устав (ООН, ОАГ, ОАЕ), конвенция (ВПС, ВОИС) и др. Дата его вступления в силу считается датой создания организации.
	Международные организации могут быть созданы и в упрощенном порядке, в форме принятия решения другой международной организацией. К такой практике неоднократно прибегала ООН, создавая автономные организации со статусом вспомогательного органа Генеральной Ассамблеи. Например, так были созданы ЮНКТАД - Конференция ООН по торговле и развитию (1964 г.), ПРООН - Программа развития ООН (1965 г.). В данном случае согласованное волеизъявление государств на создание международной организации проявляется путем голосования за учредительную резолюцию, вступающую в силу с момента ее принятия.
	Второй этап мероприятий предполагает создание материальной структуры организации. В этих целях наиболее часто используются специальные подготовительные органы. Такова практика создания ООН, ЮНЕСКО, ФАО, ВОЗ, МАГАТЭ и др. Из последних примеров можно сослаться на подготовительную комиссию для Международного органа по морскому дну и Международного трибунала по морскому праву.
	Подготовительные органы учреждаются на основе отдельного международного договора или приложения к уставу создаваемой организации либо на основе резолюции другой международной организации. В этих документах определяются состав органа, его компетенция и функции. Деятельность такого органа направлена на подготовку проектов правил процедуры будущих органов организации, проработку всего круга вопросов, касающихся создания штаб-квартиры, составление предварительной повестки дня главных органов, подготовку документов и рекомендаций, относящихся ко всем вопросам этой повестки дня, и др.
	Государства, не являющиеся членами международных организаций, могут посылать своих наблюдателей для участия в работе органов международных организаций, если это установлено правилами организации. В некоторых организациях государствам-нечленам разрешается аккредитовать миссии постоянных наблюдателей. Так, например, при ООН такие миссии имеют Ватикан, Швейцария.
	Созыв главных органов и начало их функционирования завершают мероприятия по созданию международной организации.
	Прекращение существования организации также происходит путем согласованного волеизъявления государств-членов. Чаще всего ликвидация организации осуществляется путем подписания протокола о роспуске. Так, 1 июля 1991 г. на совещании Политического консультативного комитета в Праге государства - участники Варшавского Договора: Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, СССР и Чехо-Словакия (еще два первоначальных участника Варшавского Договора вышли из него раньше: Албания в 1968 г., ГДР в 1990 г. в связи с объединением Германии) - подписали Протокол о прекращении действия Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 14 марта 1955 г. Протокол о роспуске ОВД подлежал ратификации парламентами всех стран-участниц.
	Таким же образом был ликвидирован Совет Экономической Взаимопомощи. 28 июня 1991 г. в Будапеште страны - члены СЭВ: Болгария, Венгрия, Вьетнам, Куба, Монголия, Польша, Румыния, СССР и Чехо-Словакия - подписали Протокол о расформировании организации, просуществовавшей более 40 лет. Для урегулирования имущественных споров и претензий был создан ликвидационный комитет.




3. Правовая природа международных организаций

	В основе правовой природы международных организаций лежит наличие общих целей и интересов государств-членов.
	Принцип суверенного равенства государств является руководящим в построении международных организаций. Его проявление характеризуется в основном следующими чертами: договорная основа международной организации; добровольность членства; в основном рекомендательный характер решений организации; ее межгосударственный характер; сохранение суверенности и равноправия государств как внутри организации, так и вне ее.
	Для правовой природы международной организации существенным является то, что ее цели и принципы, компетенция, структура и т.п. имеют согласованную договорную основу.
	Проблема соотношения государственного суверенитета и общих целей и интересов организации находит разрешение в ее учредительном акте. Между ними не возникает противоречий, если государство добросовестно выполняет взятые на себя по уставу организации обязательства и следует установленным принципам.
	В настоящее время широко признается положение, что государства, создавая международные организации, наделяют их определенной право- и дееспособностью, признавая за ними способность: иметь права и обязанности; участвовать в создании и применении норм международного права; стоять на страже соблюдения норм международного права. Этим признанием государства создают новый субъект международного права, который наряду с ними осуществляет правотворческие, правоприменительные и правоохранительные функции в сфере международного сотрудничества.
	Конечно, наделение международных организаций правами и обязанностями не означает их приравнивания к государствам - основным субъектам международного права. Объем их правосубъектности значительно меньше и носит целевой и функциональный характер.
	Чтобы выполнять свои функции, международные организации должны обладать необходимыми юридическими средствами. В ст. 104 Устава ООН предусмотрено в этих целях, что "Организация Объединенных Наций пользуется на территории каждого из своих Членов такой правоспособностью, которая может оказаться необходимой для выполнения ее функций и достижения ее целей". Аналогичные положения содержатся в большинстве учредительных актов.
	Международные организации наделяются договорной правоспособностью, то есть вправе заключать самые разнообразные соглашения в рамках своей компетенции. Как устанавливает ст. 6 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, "правоспособность международных организаций заключать договоры регулируется правилами этой организации". Пункт 1 ст. 2 Конвенции разъясняет, что "правила организации" означают, в частности, учредительные акты, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также установившуюся практику организации.
	Анализ учредительных актов международных организаций свидетельствует, что договорная правоспособность закрепляется в них, как правило, двумя способами: либо в общем положении, предусматривающем право заключать любые договоры, способствующие выполнению задач организации (например, ст. 65 Чикагской конвенции о международной гражданской авиации 1944 г.); либо в специальном положении или положениях, определящих возможность заключения организацией определенных категорий соглашений (например, ст. 43 и 63 Устава ООН) и с определенными сторонами (с любыми государствами или только с государствами-членами, с любыми международными организациями или только с некоторыми из них).
	Международные организации обладают способностью участвовать в дипломатических сношениях. При них аккредитуются представительства государств, они сами имеют представительства в государствах (например, информационные центры ООН) и обмениваются представителями между собой. В Москве имеются Информационный центр ООН и представительства ЮНЕСКО, МОТ 6 октября 1992 г. было заключено Соглашение между Правительством Российской Федерации и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев об открытии представительства УВКБ.
	15 июня 1993 г. было заключено Соглашение между Правительством РФ и ООН об учреждении в Российской Федерации Объединенного представительства ООН и ее органов, программ и фондов в целях поддержки и дополнения национальных усилий по решению наиболее важных проблем экономического развития, содействию социальному прогрессу и повышению уровня жизни. Объединенное представительство включает ООН, Программу развития ООН (ПРООН), Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ), Программу ООН по окружающей среде (ЮНЕП), Фонд ООН по народонаселению (ЮНФПА), Мировую продовольственную программу (МПП), Программу ООН по контролю над наркотическими средствами (ЮНДКП).
	Международные организации и их должностные лица пользуются привилегиями и иммунитетами (например, Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 г., Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН 1947 г., Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных организаций, действующих в определенных областях сотрудничества, 1980 г. и др.)
	Как субъекты международного права международные организации несут ответственность за правонарушения и нанесение ущерба своей деятельностью и могут выступать с претензиями об ответственности.
	Международные организации наделяются также правом набирать персонал на контрактной основе. Это не представители государств, а международные должностные лица, подчиняющиеся исключительно международной организации и действующие от ее имени и в ее интересах. Как отмечено в ст. 100 Устава ООН, Генеральный секретарь и персонал Секретариата "не должны запрашивать или получать указания от какого бы то ни было правительства или власти, посторонней для Организации. Они должны воздерживаться от любых действий, которые могли бы отразиться на их положении как международных должностных лиц, ответственных только перед Организацией".
	Каждая международная организация располагает финансовыми средствами, которые хотя и складываются в большей части из взносов государств-членов, но расходуются исключительно в общих интересах организации.
	Международные организации действуют также со всеми правами юридического лица по внутреннему праву государств. Так, ст. 39 Устава Международной организации труда устанавливает, что МОТ имеет все права юридического лица, в частности право заключать договоры, право приобретать движимое и недвижимое имущество и распоряжаться им, право возбуждать судебные дела.
	Такие же права предоставлены ООН и ее органам, программам и фондам, а также их Объединенному представительству Соглашением между Правительством РФ и ООН от 15 июня 1993 г.



4. Компетенция, полномочия и функции международной организации

	Международная организация, создаваемая государствами для выполнения конкретных целей и задач, наделяется ими зафиксированной в учредительном акте определенной компетенцией. По мнению большинства юристов,  компетенция  международной  организации это объект или сфера ее предметной деятельности.
	Однако недостаточно характеризовать понятие компетенции международной организации только через круг вопросов, которыми ей надлежит заниматься. Для более полного определения этого понятия необходимо включить в него полномочия, которыми наделяется организация для выполнения возложенных на нее задач. Следовательно, в компетенцию международной организации включается как круг проблем, которыми ей надлежит заниматься, так и предоставленные ей для этого
полномочия.
	Что касается функций международной организации, то под ними следует понимать внешние проявления процессов ее деятельности по выполнению возложенных на нее задач (например, регулирующие, контрольные, оперативные и другие функции). При этом организация вправе осуществлять свои функции только в пределах закрепленной за ней компетенции.
	Компетенция международной организации, так же как и ее правосубъектность, имеет договорную основу и ограничена договорными рамками. Вместе с тем в западной доктрине распространено расширительное толкование компетенции международных организаций. Сторонники концепций "имманентной компетенции" (норвежский юрист Ф. Сейерстед и др.) и "подразумеваемой компетенции" (английский юрист Д. Боуэт и др.) исходят из того, что любая международная организация может предпринять любые действия, необходимые для достижения ее целей, независимо от конкретных постановлений учредительного акта или других международных соглашений, либо в силу имманентных, внутренне присущих международной организации свойств, либо на основе подразумеваемой компетенции, которая может быть разумно выведена из целей и задач организации.
	Обе концепции близки друг другу, так как выводят компетенцию международной организации из ее целей и задач, что в корне противоречит договорной природе современных международных организаций.
	Вместе с тем в определенном смысле о подразумеваемой компетенции может идти речь. На это обращали внимание некоторые юристы (например, Г. И. Тункин, американский юрист Г. X. Хэкворт). Подразумеваемые полномочия возможны тогда, когда они вытекают из явно предоставленных организации или ее органу полномочий и функций и необходимы для их осуществления.
	Именно в этом смысле следует рассматривать закрепленную в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года подразумеваемую компетенцию для Международного органа по морскому дну. В ст. 157 конвенции говорится, что орган обладает полномочиями и функциями, которые четко предоставлены ему согласно настоящей конвенции. Далее указано: "Орган имеет такие подразумеваемые полномочия, соответствующие настоящей Конвенции, которые вытекают из этих полномочий и функций, связанных с деятельностью в районе, и необходимы для их осуществления".




5. Органы международной организации

	В понятие органов международной организации входит следующее: это составная часть международной организации, ее структурное звено; орган создается на основании учредительного или иных актов международной организации; он наделен определенной компетенцией, полномочиями и функциями; он обладает внутренней структурой и имеет определенный состав; разработан порядок принятия им решений; в учредительном или иных актах закреплен его правовой статус.
	Положения о компетенции международной организации в целом тесно связаны с компетенцией ее органов. Компетенция органа международной организации определяется в учредительном акте или в иных международных соглашениях и носит договорный характер. Она не может быть произвольно изменена без согласия государств - членов международной организации, выраженного в соответствующей форме.
	Органы международных организаций можно классифицировать по различным критериям. Исходя из характера членства, можно выделить органы межправительственные, межпарламентские, административные, состоящие из лиц в личном качестве, с участием представителей различных социальных групп (например, представители от профсоюзов и предпринимателей в органах Международной организации труда).
	Наиболее важными органами являются межправительственные, в которые государства-члены направляют своих представителей, имеющих соответствующие полномочия и действующих от имени правительств.
	Совершенно не обязательно, чтобы представители были дипломатами. В ряде организаций требуется, чтобы представителем был соответствующий специалист (например, лицо, имеющее медицинское образование, для Всемирной организации здравоохранения или специалист в области культуры для ЮНЕСКО).
	Межпарламентские органы характерны для Европейского Союза. Они состоят из делегатов парламентов, выбираемых пропорционально численности населения. Начиная с 1976 года депутаты в Европейский парламент избираются населением государств-членов путем всеобщих прямых выборов. Одним из органов Совета Европы является Парламентская ассамблея.
	Административные органы являются важным структурным звеном во всех без исключения международных организациях. Они состоят из международных должностных лиц, находящихся на службе в международной организации и ответственных только перед ней. Набираются такие лица в соответствии с установленными для государств-членов квотами на контрактной основе.
	Довольно существенную роль в деятельности международных организаций играют органы, состоящие из лиц в личном качестве (например, арбитражные и судебные органы, комитеты экспертов).
	Исходя из числа членов, можно выделить два типа органов: пленарные, состоящие из всех государств-членов, и органы ограниченного состава. В организациях с наиболее демократической структурой пленарный орган, как правило, определяет политику организации. За ним резервируются решения по наиболее фундаментальным вопросам: определение общей политики организации и ее принципов; принятие проектов конвенций и рекомендаций; бюджетные и финансовые вопросы; пересмотр устава и принятие поправок к нему; вопросы, связанные с членством в организации,- прием,, исключение, приостановление прав и привилегий и др.
	Вместе с тем в деятельности ряда международных организаций, особенно специализированных учреждений ООН, наблюдается тенденция к повышению роли в руководстве их деятельностью органов ограниченного членства (например, в МОТ, ИМО, ИКАО).
	Для органов с ограниченным членством важное значение имеют вопросы их состава. Эти органы должны быть укомплектованы таким образом, чтобы принимаемые ими решения в наибольшей степени отражали интересы всех государств, а не одной-двух групп. В практике деятельности международных организаций для формирования органов ограниченного состава наиболее часто применяются следующие принципы: справедливого географического представительства; специфических интересов; равного представительства групп государств с несовпадающими интересами; наибольшего финансового вклада; политического представительства (учет представительства постоянных членов Совета Безопасности в органах, где за ними не закреплено постоянное место).
	При формировании органов чаще всего применяется какой-либо один из принципов. Например, п, 3 ст. 15 Конвенции ВПС гласит: "Страны - члены Исполнительной комиссии по связи назначаются Конгрессом на основе справедливого географического распределения". В Международной морской организации Ассамблея избирает членов Совета на основе принципа специфических интересов, учитывая группы стран, имеющих наибольший или существенный интерес в предоставлении судоходных услуг, а также группы стран, имеющих наибольший или существенный интерес в международной морской торговле. На основе принципа паритетного представительства государств с несовпадающими интересами формировался, например, Совет по Опеке ООН.
	В ряде случаев органы формируются с учетом двух и более критериев. Например, выборы непостоянных членов Совета Безопасности проводятся с учетом в первую очередь степени участия членов ООН в поддержании международного мира и безопасности и в достижении других целей Организации, а также справедливого географического представительства.
	Для характеристики органов международных организаций возможно применение и других критериев, например иерархия органов (главные и вспомогательные), периодичность заседаний (постоянные и сессионные) и др.



6. Принятие решений международными организациями

Решения международных организаций принимаются ее органами. Решение международной организации можно определить как волеизъявление государств-членов в компетентном органе в соответствии с правилами процедуры и положениями устава данной организации. Процесс формирования решений зависит от многих факторов: положений учредительного акта, правил процедуры, состава органа, расстановки политических сил внутри него.
Процесс формирования решения начинается с проявления инициативы. Она может исходить от государства, от группы государств, от органов или должностных лиц международной организации. Как правило, инициатор предлагает изучение определенной проблемы. Но в ряде случаев он может внести на обсуждение и проект будущего решения. Свои проекты решений могут вносить и другие государства, а также группы государств.
В международных организациях широко применяется практика привлечения к проектам соавторов. При этом следует иметь в виду, что, если соавторами выступает слишком много стран, возникают трудности с согласованием каждого положения внесенного проекта. Здесь в каждом конкретном случае требуется взвешенный подход.
Следующий этап формирования решения - внесение проблемы в повестку дня органа, принимающего решение. В Генеральной Ассамблее ООН предварительная повестка дня составляется за 60 дней до открытия очередной сессии, дополнительные пункты вносятся за 30 дней, новые срочные пункты - менее чем за 30 или во время очередной сессии. Генеральный комитет, руководящий работой сессии, рассматривает предварительную повестку дня вместе с дополнительными пунктами и по каждому пункту дает рекомендацию о включении в повестку дня, либо отклонении, либо переносе на последующие сессии. Затем Генеральная Ассамблея принимает повестку дня. В специализированных учреждениях ООН обычно исполнительные органы подготавливают повестку дня пленарных органов.
После внесения вопроса в повестку дня он либо обсуждается непосредственно в самом органе, либо передается на рассмотрение специально создаваемых комиссий или комитетов. После этого вопрос снова представляется на рассмотрение полномочного органа. Например, по правилу 65 Правил процедуры Генеральной Ассамблеи ООН она, если только не решит иначе, не принимает окончательного решения ни по одному вопросу, стоящему на повестке дня, до тех пор, пока не получит по нему доклад соответствующего комитета.
	В большинстве международных организаций решения, прежде чем они выносятся на обсуждение пленарного органа, передаются на рассмотрение вспомогательных органов, где по существу и вырабатывается проект решения, выявляются его сторонники и противники. Поэтому работе вспомогательных органов уделяется большое внимание.
	Важное место в процессе формирования решений международных организаций занимает этап обсуждения. Будь то в глазных или во вспомогательных органах, это обсуждение имеет непосредственное политическое значение и конкретный юридический результат: будет ли поставлен на голосование проект решения или резолюции.
	Решающим этапом принятия решения является голосование. В подавляющем большинстве органов международных организаций каждая делегация имеет один голос. Лишь в органах со взвешенной системой принятия решений голоса государств разнятся в зависимости от принятых в организации критериев. Например, в финансовых организациях системы ООН каждое государство имеет количество голосов, пропорциональное его взносу.
	В правилах процедуры каждого органа устанавливается кворум, необходимый для принятия решений и составляющий чаще всего простое большинство членов органа.
	Решения могут приниматься единогласно, простым или квалифицированным большинством. В XIX веке решения в международных организациях в большинстве случаев принимались на основе принципа абсолютного единогласия. Однако практика показала неудобство такого метода принятия решений, так как даже одно государство могло сорвать всю работу органа. Поэтому постепенно международные организации перешли к относительному единогласию, простому и квалифицированному большинству.
	Принцип относительного единогласия требует положительного голосования членов органа без учета отсутствующих или воздерживающихся от голосования членов. Такова была, например, практика голосования в Совете и Ассамблее Лиги Наций.
	Простое и квалифицированное большинство может быть абсолютным и относительным. Абсолютное большинство требует учета всего количества членов органа, относительное большинство - только присутствующих и голосующих "за" или "против".
	В некоторых случаях решения в органах международной организации могут приниматься без голосования, путем аккламации или без возражений. Такие методы принятия решений применяются чаще всего в отношении процедурных вопросов.
	В практике деятельности международных организаций все большее распространение находит процедура принятия решений на основе консенсуса. Для консенсуса характерен путь согласования позиций государств - членов органа на основе учета мнений и интересов всех и при общем согласии. Согласованный текст решения объявляется председателем органа без проведения голосования и при отсутствии возражений против принятия решения в целом.



7. Организация Объединенных Наций (ООН)

	ООН - универсальная международная организация, созданная в целях поддержания мира и международной безопасности и развития сотрудничества между государствами. Устав ООН был подписан 26 июня 1945 г. на конференции в Сан-Франциско и вступил в силу 24 октября 1945 г.
	Устав ООН является единственным международным документом, положения которого обязательны для всех государств. Значение Устава ООН состоит в том, что он не только является конституционным документом, регулирующим жизнедеятельность международной организации безопасности, но и призван играть исключительную роль в качестве фундамента формирования системы коллективной безопасности, равной для всех государств, и выработки своеобразного кодекса поведения государств в военной, политической, экономической, экологической и гуманитарной областях. На основе Устава ООН возникла разветвленная система многосторонних договоров и соглашений, заключенных в рамках ООН.
	Главными органами ООН являются Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС), Совет по Опеке, Секретариат и Международный Суд.

	Генеральная Ассамблея. Важную роль в выполнении многообразных функций ООН играет Генеральная Ассамблея совещательный представительный орган, в котором представлены все государства - члены ООН. Генеральная Ассамблея наделена в соответствии с Уставом ООН рядом весьма важных функций, и прежде всего в рассмотрении кардинальных вопросов мировой политики: укрепления международного мира, смягчения международной напряженности, сокращения вооружений и разоружения, создания условий для развития дружественных отношений и сотрудничества между государствами в самых различных областях.
	Общая компетенция Генеральной Ассамблеи излагается в ст 10 Устава, в соответствии с которой Генеральная Ассамблея уполномочивается обсуждать любые вопросы или дела в пределах Устава ООН или относящиеся к полномочиям и функциям любого из органов ООН и делать рекомендации государствам - членам ООН или Совету Безопасности по любым таким вопросам или делам. Генеральная Ассамблея наделена также полномочиями рассматривать общие принципы сотрудничества в деле поддержания международного мира и безопасности, в том числе принципы, определяющие разоружение и регулирование вооружений, а также обсуждать широкий круг проблем сотрудничества государств в политической, экономической, социальной, экологической, научно-технической и иных областях и выносить рекомендации по ним.
	Генеральная Ассамблея проводит ежегодные регулярные сессии, которые открываются в третий вторник сентября, а также специальные (с 1946 по 1993 г. их было 18) и чрезвычайные специальные (с 1946 по 1993 г их было 9) сессии. В ходе регулярной сессии Генеральной Ассамблеи проводятся заседания пленума Генеральной Ассамблеи, Генерального комитета, Комитета по проверке полномочий и семи главных комитетов: Первого (вопросы разоружения и безопасности), Специального политического (политические вопросы), Второго (экономические и финансовые вопросы), Третьего (социальные и гуманитарные вопросы), Четвертого (вопросы деколонизации), Пятого (административные и бюджетные вопросы) и Шестого (правовые вопросы). Предварительная повестка дня очередной сессии составляется Генеральным секретарем и сообщается членам ООН не менее чем за 60 дней до открытия сессии. Она включала на первой части 1-й сессии Генеральной Ассамблеи 33 вопроса, а начиная с 20-й сессии включает более 100 вопросов.
	Генеральная Ассамблея предоставляет широкие возможности для обмена мнениями и выработки согласованных решений, создает уникальные условия для дипломатических переговоров и консультаций между представителями государств и являет собой своеобразный универсальный центр политической и дипломатической активности, давая возможность значительному числу глав государств и правительств, а также министров иностранных дел встречаться и обсуждать интересующие их проблемы мировой политики.
	В соответствии с Уставом ООН Генеральная Ассамблея играет существенную роль в деятельности ООН. Она внесла значительный вклад в разработку и подготовку ряда важных международных документов. Следует указать на предпринятую в рамках ООН большую работу по дальнейшему прогрессивному развитию и кодификации принципов и норм международного права. Обеспечение этой исключительно важной сферы деятельности ООН является одной из основных и первоочередных задач Генеральной Ассамблеи. В ст. 13 Устава ООН прямо предусматривается, что Генеральная Ассамблея организует исследования и делает рекомендации в целях "содействия международному сотрудничеству в политической области и поощрения прогрессивного развития международного права и его кодификации".
	Генеральная Ассамблея является подлинно демократическим представительным органом суверенных государств. Каждый член Генеральной Ассамблеи независимо от размеров территории, численности населения, экономической и военной мощи имеет один голос. Решения Генеральной Ассамблеи по важным вопросам принимаются большинством в 2/3 присутствующих и участвующих в голосовании членов Ассамблеи. Решения по другим вопросам, включая определение дополнительных категорий вопросов, которые подлежат решению большинством в 2/3 голосов, принимаются простым большинством присутствующих и участвующих в голосовании. По некоторым важным вопросам, таким как выборы непостоянных членов Совета Безопасности, выборы членов ЭКОСОС, Совета по Опеке, прием новых членов в ООН, назначение Генерального секретаря ООН, приостановление прав и привилегий членов Организации, исключение из Организации ее членов, бюджетные вопросы и другие административно-технические вопросы, Генеральная Ассамблея принимает обязательные решения. По остальным, в том числе связанным с поддержанием международного мира и безопасности, Генеральная Ассамблея принимает резолюции и декларации, имеющие рекомендательный характер.
	В работе Генеральной Ассамблеи могут принимать участие государства - не члены ООН, имеющие постоянных наблюдателей при ООН (Ватикан, Швейцария) и не имеющие их. Кроме того, получили право участвовать в качестве наблюдателей Организация освобождения Палестины и представители ряда международных организаций (специализированных учреждений ООН, ОАГ, ЛАГ, ОАЕ, ЕС и др.).

	Совет Безопасности. Это орган, состоящий из 15 членов: пять членов Совета - постоянные (Россия, США, Великобритания, Франция и Китай), остальные десять членов (по терминологии Устава - "непостоянные") избираются в Совет в соответствии с процедурой, предусмотренной Уставом (п. 2 ст. 23).
	Решения по процедурным вопросам в Совете Безопасности считаются принятыми, если за них поданы голоса любых девяти членов Совета. Для принятия решений по всем другим вопросам требуется не менее девяти голосов, включая совпадающие голоса всех постоянных членов. Это означает, что достаточно одному или нескольким постоянным членам Совета проголосовать против какого-либо решения - и оно считается отклоненным. В этом случае говорят о наложении вето постоянным членом. Тем самым Устав ООН исходит из необходимости согласованности действий постоянных членов Совета Безопасности в области поддержания международного мира и безопасности.
	В силу сложившегося на практике "понимания" ст. 27 Устава ООН воздержание постоянного члена Совета Безопасности не рассматривается как вето. Кроме того, начиная с 1971 года, когда Китай не принимал участия в голосовании по резолюции 305 от 19 декабря 1971 г. по кипрскому вопросу, в практике Совета Безопасности стала применяться процедура "неучастия" постоянных членов Совета в голосовании, которая также не расценивается как вето.
	В соответствии с Уставом ООН Совет Безопасности обладает исключительно большими полномочиями в деле предотвращения войны и создания условий для мирного и плодотворного сотрудничества государств. За послевоенный период не было практически ни одного важного международного события, ставившего под угрозу мир и безопасность народов или вызывавшего споры и разногласия между государствами, на которое не обращалось бы внимание Совета Безопасности, причем значительное число их (свыше 150 за послевоенные годы) стало предметом рассмотрения на заседаниях Совета Безопасности. Результаты деятельности Совета Безопасности могут служить в определенной степени критерием плодотворности работы ООН, равно как и показателем значимости и влияния Организации. И это не случайно, ибо от того, насколько эффективно и плодотворно протекает деятельность Совета Безопасности, зависело и зависит в первую очередь успешное выполнение Организацией всех других возложенных на нее задач.
	Совет Безопасности может принимать, согласно Уставу ООН, юридические акты двоякого рода. Как и другие главные органы ООН, Совет может принимать рекомендации, то есть юридические акты, предусматривающие определенные методы и процедуры, с которыми тому или иному государству предлагается сообразовывать свои действия. Рекомендации не налагают на государства юридических обязательств.
	Совет Безопасности может также принимать юридически обязательные решения, выполнение которых обеспечивается принудительной силой всех государств - членов ООН. Некоторые решения Совета Безопасности, принятые в соответствии с Уставом ООН, в определенных случаях могут являться и юридическими актами, имеющими общее нормоустанавливающее значение. При этом структура ООН исключает возможность обжалования или пересмотра принятых Советом Безопасности решений в каком-либо другом органе. Такие решения являются окончательными и не подлежат ревизии. Однако сам Совет Безопасности может пересмотреть свое решение, например, вследствие вновь открывшихся обстоятельств, неизвестных Совету при принятии первоначального решения, или может вернуться к рассмотрению какого-либо вопроса и изменить свои первоначальные резолюции.
	Основной формой принимаемых Советом Безопасности рекомендаций и обязательных решений на протяжении всей его деятельности являются резолюции, которых принято свыше 700. Наряду с этим в практике Совета Безопасности все более заметную роль стали играть заявления председателя Совета, число которых превысило 100.
	Согласно Уставу ООН, Совет Безопасности должен функционировать непрерывно и осуществлять "быстрые и эффективные действия" от имени членов ООН. С этой целью каждый член Совета Безопасности должен быть всегда представлен в месте пребывания ООН. Согласно правилам процедуры, промежуток между заседаниями Совета Безопасности не должен превышать 14 дней, хотя на практике это правило не всегда соблюдалось.
	С 1987 года сложилась такая оригинальная форма деятельности Совета Безопасности, как проведение встреч министров иностранных дел пяти постоянных членов Совета с Генеральным секретарем ООН. Первая такая встреча была проведена 25 сентября 1987 г.

	Международный Суд. Важное место в структуре ООН занимает Международный Суд. Он состоит из 15 независимых судей, избранных вне зависимости от их гражданства, из числа лиц высоких моральных качеств, удовлетворяющих требованиям, предъявляемым в их странах для назначения на высшие судебные должности, или являющихся юристами с признанным авторитетом в области международного права. Судьи избираются Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности на срок девять лет с правом переизбрания. При этом для избрания Советом Безопасности кандидату достаточно получить 8 голосов (все прочие решения требуют большинства в 9 голосов). Кандидатуры для избрания в Суд выдвигаются национальными группами членов Постоянной палаты третейского суда (по 4 члена в каждой группе). Местопребывание Суда - Гаага.
	Все государства - члены ООН являются ipso facto участниками Статута Суда, являющегося неотъемлемой составной частью Устава ООН. Генеральная Ассамблея определяет по рекомендации Совета Безопасности условия, согласно которым государство, не являющееся членом ООН, может стать участником Статута Суда (п. 2 ст. 93 Устава ООН). Государствами - участниками Статута Суда, но не членами ООН являются Швейцария и Науру. Указанные государства могут участвовать в выборах членов Суда на условиях, определенных резолюцией 264 (III) Генеральной Ассамблеи. Они могут также участвовать в работе Генеральной Ассамблеи в связи с внесением поправок в Статут Суда тем же порядком, что и члены ООН. Поправки к Статуту Суда, согласно резолюции 2520 (XXIV) Генеральной Ассамблеи от 4 декабря 1969 г., вступают в силу для всех государств - участников Статута после того, как они приняты 2/3 голосов участников Статута и ратифицированы в соответствии с их конституционной процедурой 2/з государств - участников Статута.
	Устав ООН проводит строгое разграничение компетенции важнейшего политического органа - Совета Безопасности и Международного Суда. Как подчеркивается в п. 3 ст. 36 Устава ООН, Совет Безопасности принимает во внимание, что "споры юридического характера должны, как общее правило, передаваться сторонами в Международный Суд в соответствии с положениями Статута Суда". Только государства могут быть сторонами по делам, разбираемым Судом. К ведению Суда относятся все дела, которые будут переданы ему сторонами, и все вопросы, специально предусмотренные Уставом ООН или действующими договорами и конвенциями. Суд обычно проводит пленарные заседания, но он может также, если стороны об этом просят, образовывать более мелкие группы, называемые камерами. Решения, принятые камерами, считаются вынесенными Судом в полном составе. В последнее время Суд стал чаще прибегать к этой процедуре упрощенного судопроизводства.
	Государства могут, согласно ст. 36 Статута, в любое время заявить, что они признают без особого о том соглашения, ipso facto, в отношении любого иного государства, принявшего такое же обязательство, юрисдикцию Суда обязательной по всем правовым спорам, касающимся: толкования договора; любого вопроса международного права; наличия факта, который, если он будет установлен, представит собой нарушение международного обязательства и характера и размеров возмещения, причитающегося за нарушение международного обязательства. Вышеуказанные заявления могут быть безусловными, или на условиях взаимности со стороны тех или иных государств, или же на определенное время.
	К настоящему времени менее 1/3 государств - членов ООН заявили о своем согласии с обязательной юрисдикцией Суда в соответствии с п. 2 ст. 36 его Статута, причем многие заявления сопровождаются такими оговорками, которые делают их по существу иллюзорными.
	За время существования Суда на его рассмотрение государствами было вынесено более 60 споров. Решения Суда считаются обязательными для государств - сторон в споре. В случае невыполнения какой-либо стороной в деле обязательства, возложенного на нее решением Суда, Совет Безопасности по просьбе другой стороны "может, если признает это необходимым, сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения в исполнение" (п. 2 ст. 94 Устава ООН).
	Помимо судебной Международный Суд осуществляет и консультативную юрисдикцию. Согласно ст. 96 Устава ООН, Генеральная Ассамблея или Совет Безопасности могут запрашивать у Международного Суда консультативные заключения по любому юридическому вопросу. Кроме того, другие органы ООН и специализированные учреждения, которым Генеральная Ассамблея может дать в любое время разрешение на это, могут также запрашивать консультативные заключения Суда по юридическим вопросам, возникающим в пределах их круга деятельности. В настоящее время 4 главных органа ООН, 2 вспомогательных органа Генеральной Ассамблеи, 15 специализированных учреждений ООН и МАГАТЭ (в общей сложности 22 органа) могут запрашивать консультативные заключения Суда.
	Международный Суд призван стать одним из ключевых компонентов в стратегии мирного разрешения споров и разногласий между государствами и обеспечения правопорядка и законности в мире. Международный Суд, являющийся по Уставу ООН главным судебным органом ООН, содействовал решению спорных международных проблем. К числу решений, существенно повысивших его авторитет, следует отнести решения 1986 года относительно незаконности военной и полувоенной деятельности США против Никарагуа и по пограничному спору между Мали и Буркина-Фасо, а также консультативное заключение Суда 1988 года о незаконности закрытия властями США представительства Организации освобождения Палестины при ООН в Нью-Йорке.
	Придавая важное значение повышению роли Суда, Советский Союз заявил в феврале 1989 года о снятии своих оговорок о непризнании обязательной юрисдикции Суда в отношении шести международных соглашений в области обеспечения прав человека, в том числе Конвенции о пресечении преступления геноцида и наказании за него 1948 года, Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года и др.

	Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС). Состоит из 54 членов, которые избираются Генеральной Ассамблеей сроком на три года в соответствии с процедурой, предусмотренной Уставом (ст. 61), причем ежегодно избираются 18 членов на трехлетний срок для замены тех 18 членов, трехлетний срок деятельности которых истек. Решения в ЭКОСОС принимаются простым большинством голосов присутствующих и участвующих в голосовании.
	ЭКОСОС осуществляет координацию экономической и социальной деятельности ООН и ее 16 специализированных учреждений, а также других институтов системы ООН. Он служит центральным форумом для обсуждения международных экономических и социальных проблем глобального и межотраслевого характера и для выработки рекомендаций в отношении политики по этим проблемам для государств и для системы ООН в целом. Большая работа в рамках ЭКОСОС проводится по подготовке исследований, составлению докладов по международным вопросам в экономической, экологической и социальной областях, в сфере культуры, образования, здравоохранения, поощрения, уважения и соблюдения прав человека и основных свобод.
	В круг ведения ЭКОСОС входят созыв многочисленных международных конференций, подготовка для представления Генеральной Ассамблее проектов конвенций по различным вопросам межгосударственного сотрудничества, проведение переговоров со специализированными учреждениями относительно соглашений, определяющих их взаимоотношения с ООН. Совет наделен полномочиями согласовывать деятельность специализированных учреждений посредством консультаций с ними и делать рекомендации таким учреждениям, а также Генеральной Ассамблее и членам ООН.
	ЭКОСОС может оказывать услуги, одобренные Генеральной Ассамблеей, членам ООН и специализированным учреждениям по просьбе последних, а равно консультироваться с соответствующими неправительственными организациями по вопросам, входящим в компетенцию Совета. ЭКОСОС уполномочивается представлять Совету Безопасности информацию и, по предложению Совета Безопасности, обязан ему помогать.
	ЭКОСОС обычно проводит ежегодно одну организационную и две регулярные сессии. Начиная с 1992 года Совет собирается на одну 4- или 5-недельную регулярную сессию поочередно в Нью-Йорке и Женеве. В течение года работа Совета проводится в его вспомогательных органах, которые регулярно собираются и представляют доклады Совету. ЭКОСОС имеет 6 функциональных комиссий: Статистическую комиссию, Комиссию по народонаселению, Комиссию социального развития, Комиссию по правам человека, Комиссию по положению женщин и Комиссию по наркотическим средствам. К числу вспомогательных органов относятся 5 региональных комиссий: Экономическая комиссия для Африки (со штаб-квартирой в Аддис-Абебе), Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана (Бангкок), Европейская экономическая комиссия (Женева), Экономическая комиссия для Латинской Америки (Сантьяго) и Экономическая комиссия для Западной Азии (Багдад). Вспомогательный механизм ЭКОСОС включает 6 постоянных комитетов: по программе и координации; по природным ресурсам; по транснациональным корпорациям; по населенным пунктам; по неправительственным организациям и по переговорам с межправительственными учреждениями. Кроме того, ЭКОСОС создал ряд постоянных экспертных органов по таким вопросам, как предупреждение преступности и борьба с ней, планирование развития, договоры о налогах между развитыми и развивающимися странами, перевозка опасных грузов.
	ЭКОСОС работает в тесном контакте с международными неправительственными организациями. Свыше 600 неправительственных организаций имеют консультативный статус при ЭКОСОС. Они подразделяются на три категории: к категории I относятся организации, в компетенцию которых входит большинство видов деятельности, осуществляемой Советом; организации категории II обладают специальной компетенцией в конкретных областях деятельности Совета; организациями, включенными в Список Генерального секретаря, или Ростер, являются те, которые могут иногда делать вклад в работу Совета, его вспомогательных органов или организаций системы ООН. Неправительственные организации, которым предоставлен консультативный статус, могут направлять наблюдателей на открытые заседания ЭКОСОС и его вспомогательных органов, а также представлять письменные заявления, касающиеся деятельности Совета.
	Занимающийся в основном рассмотрением и анализом социально-экономических и гуманитарных проблем, ЭКОСОС призван играть более эффективную, отведенную ему Уставом ООН центральную координирующую роль в экономической и научно-технической деятельности системы ООН, приступить к разработке международно-правовых актов, созданию международных механизмов и институтов, гарантирующих экономическую безопасность государств. ЭКОСОС мог бы содействовать выходу на качественно новый уровень многостороннего экономического взаимодействия.

	Совет по Опеке. Состоит в настоящее время из 5 членов (Россия, США, Англия, Франция и КНР). Совет проводит одну сессию в год в Нью-Йорке. Из первоначальных 11 подопечных территорий десять в ходе работы Совета получили независимость: Гана, Сомали, Камерун, Того, Руанда, Бурунди, Объединенная Республика Танзания, Самоа, Науру и Папуа-Новая Гвинея. На его рассмотрении осталась только одна - Тихоокеанские острова (Микронезия),- находящаяся под управлением США.
	Учитывая, что народы четырех групп Тихоокеанских островов, а именно Северных Марианских островов, Республики Маршалловы Острова (РМО), Федеративных Штатов Микронезии (ФШМ) и Палау, свободно осуществили свое право на самоопределение в ходе плебисцитов и избрали свободную ассоциацию с США (РМО, ФШМ и Палау), а Северные Марианские острова - статус содружества в отношении США, Совет по Опеке 28 мая 1986 г. принял резолюцию 2183, постановляющую, что правительство США как управляющая власть удовлетворительно выполнило свои обязательства по Соглашению об опеке и это Соглашение должно быть прекращено. Совет Безопасности, рассмотрев в декабре 1990 года положение, сложившееся на стратегической подопечной территории Тихоокеанские острова, своей резолюцией 683 от 22 декабря 1990 г. постановил, принимая во внимание вступление в силу соглашений о новом статусе в отношении ФШМ, РМО и Северных Марианских островов, что цели Соглашения об опеке были полностью выполнены и действие Соглашения в отношении этих образований прекращается. Таким образом, в настоящее время на рассмотрении Совета по Опеке и, следовательно, Совета Безопасности осталась лишь Республика Палау - одна из четырех частей подопечной стратегической территории Тихоокеанские острова, народ которой еще не осуществил своего права на самоопределение и в отношении которой сохраняется опека ООН.
	В связи со значительным сокращением объема деятельности Совета по Опеке возникает вопрос о его дальнейшей судьбе. Несмотря на многочисленные предложения о переориентации его деятельности, в частности о наделении его функциями по охране природы, превращении его в Совет по правам человека и др., представляется пока преждевременным ставить вопрос о его упразднении. Во-первых, в ведении Совета по Опеке еще находится Республика Палау. Во-вторых, нельзя исключать, что в соответствии со ст. 77 Устава ООН в ведение Совета могут быть переданы территории, добровольно включенные в систему опеки государствами, ответственными за их управление. Поэтому списывать со счетов этот орган ООН пока не приходится.

	Секретариат ООН. Одним из главных органов ООН является Секретариат. Он состоит из Генерального секретаря и такого персонала, который может потребоваться для Организации. Он обслуживает другие органы ООН и проводит практическую работу по претворению в жизнь программ деятельности и решений, одобренных этими органами, обеспечивает конференционное обслу
живание всех главных и вспомогательных органов ООН. Работа Секретариата включает в себя осуществление операций по поддержанию мира с санкции Совета Безопасности, организацию и проведение международных конференций по проблемам мирового значения (например, Конференции по морскому праву), составление обзоров мировых экономических и социальных тенденций и проблем, подготовку исследований по таким вопросам, как разоружение, развитие, права человека. В функции Секретариата входят также устный и письменный перевод выступлений и документов и распространение документации.
	Секретариат размещен в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, имеются также подразделения Секретариата в Женеве, Вене, Найроби, Бангкоке и других городах.
	В соответствии с Уставом ООН и решениями Генеральной Ассамблеи сотрудники Секретариата должны иметь высокий уровень компетентности, работоспособности и добросовестности. При их найме должно обеспечиваться справедливое географическое распределение постов между государствами - членами ООН. Сотрудники Секретариата дают присягу на верность принципам и идеалам ООН и при исполнении своих обязанностей не должны запрашивать или получать указания от какого бы то ни было правительства. Государства - члены ООН, в свою очередь, обязаны уважать строго международный характер обязанностей Генерального секретаря и сотрудников Секретариата ООН и не пытаться оказывать на них воздействие при исполнении ими своих обязанностей.
	Общая численность сотрудников Секретариата составляет более 16 тысяч человек, являющихся гражданами свыше 150 стран.
	Весь персонал Секретариата ООН делится на 4 категории: специалисты, сотрудники полевой службы, общего обслуживания, хозяйственно-технических служб. Основная часть должностей специалистов подлежит распределению среди государств-членов на основе принципа справедливого географического представительства с учетом размера взноса в бюджет ООН и численности населения.
	В Секретариате ООН существуют два вида найма на службу: на основе предоставления постоянных (до достижения пенсионного возраста) контрактов и срочных (временных) контрактов. В настоящее время почти 70% сотрудников Секретариата имеют постоянные контракты.

	Генеральный секретарь ООН. Возглавляет Секретариат и является главным административным должностным лицом Генеральный секретарь, назначаемый Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности на 5-летний срок, по истечении которого может быть назначен вновь. Генеральный секретарь представляет Генеральной Ассамблее ежегодный отчет о работе Организации, а также доводит до сведения Совета Безопасности любые вопросы, которые, по его мнению, могут угрожать поддержанию международного мира и безопасности.
	Первым Генеральным секретарем был Трюгве Ли (Норвегия), его сменил в 1953 году Даг Хаммаршельд (Швеция). В 1961 году Генеральным секретарем стал У Тан (Бирма), которого в 1971 году сменил Курт Вальдхайм (Австрия). Затем Генеральным секретарем ООН был Хавьер Перес де Куэльяр (Перу), который вступил в должность 1 января 1982 г., а в 1991 году Генеральным секретарем ООН был назначен гражданин Египта Бутрос Бутрос Гали.
	Внесение изменений в Устав ООН представляет собой длительный и сложный процесс: поправки вступают в силу после того, как они приняты 2/з голосов членов Генеральной Ассамблеи и ратифицированы 2/з членов ООН, включая всех постоянных членов Совета Безопасности. За послевоенный период поправки в Устав вносились 5 раз. В 1965 году были внесены поправка к ст. 23, в соответствии с которой число членов Совета Безопасности было увеличено с 11 до 15, и поправка к ст. 27, согласно которой число требуемых голосов при принятии решений по процедурным вопросам в Совете Безопасности было увеличено с 7 до 9, по всем другим вопросам - также с 7 до 9, включая совпадающие голоса пяти постоянных членов Совета Безопасности. В 1965 году было внесено изменение в ст. 61 (число членов ЭКОСОС было увеличено с 18 до 27), и вновь в 1973 году в этой же ст. 61 было предусмотрено увеличение числа членов ЭКОСОС до 54. В 1968 году была внесена поправка к ст. 109, предусматривающая увеличение с 7 до 9 числа голосов, требующихся в Совете Безопасности для созыва Генеральной конференции с целью пересмотра Устава ООН. Из этого перечня поправок видно, что они касались чисто организационных вопросов и не затрагивали ни в коей мере коренных основ структуры, принципов функционирования и компетенции главных органов ООН.



8. Специализированные учреждения ООН

	Специализированные учреждения ООН - это межправительственные организации универсального характера, осуществляющие сотрудничество в специальных областях и связанные с ООН. Статья 57 Устава ООН перечисляет их характерные черты: 1) межправительственный характер соглашений о создании таких организаций; 2) широкая международная ответственность в рамках их учредительных актов; 3) осуществление сотрудничества в специальных областях: экономической, социальной, культурной, гуманитарной и др.; 4) связь с ООН. Последняя устанавливается и оформляется соглашением, которое заключается ЭКОСОС с организацией и утверждается Генеральной Ассамблеей ООН. Такое соглашение составляет правовую основу сотрудничества ООН со специализированным учреждением. В настоящее время существует 16 специализированных учреждений ООН.
	Уставом ООН предусмотрено, что Организация делает рекомендации по согласованию политики и деятельности специализированных учреждений (ст. 58). ЭКОСОС уполномочен: согласовывать деятельность специализированных учреждений посредством консультаций с ними и рекомендаций им, а также Генеральной Ассамблее и членам Организации; принимать меры для получения от них регулярных докладов; обеспечивать взаимное представительство Совета и учреждений для участия в обсуждении вопросов в Совете, его комиссиях и в специализированных учреждениях.
	В соглашениях, заключенных ООН с учреждениями, предусмотрены обмен необходимой информацией и документами, обязательства учитывать рекомендации ООН и сообщать о мерах по проведению их в жизнь, согласование программ деятельности. Связь специализированных учреждений с ООН направлена на обеспечение деятельности этих организаций в соответствии с целями и принципами ООН, решение общих задач в деле содействия миру и прогрессу, оказание содействия Совету Безопасности ООН в деле поддержания международного мира и безопасности.
	Специализированные учреждения можно разделить на следующие группы: организации социального характера (МОТ, ВОЗ), организации культурного и гуманитарного характера (ЮНЕСКО, ВОИС), экономические организации (ЮНИДО), финансовые организации (МБРР, МВФ, MAP, МФК), организации в области сельского хозяйства (ФАО, ИФАД), организации в области транспорта и связи (ИКАО, ИМО, ВПС, МСЭ), организация в области метеорологии (ВМО). Россия - член всех специализированных учреждений, кроме ФАО, ИФАД, MAP и МФК.

	Международная организация труда (МОТ). Создана в 1919 году на Парижской мирной конференции как автономная организация Лиги Наций. Ее Устав был пересмотрен в 1946 году. Специализированное учреждение ООН с 1946 года. Штаб-квартира находится в Женеве (Швейцария).
	Целью МОТ является содействие установлению прочного мира путем поощрения социальной справедливости, улучшения условий труда и жизненного уровня трудящихся.
	Особенностью МОТ является трехстороннее представительство в ее органах: правительств, предпринимателей и трудящихся (профсоюзов). По замыслу создателей МОТ, это должно способствовать диалогу между трудящимися и предпринимателями при посредстве правительств (идея социального партнерства).
	Главными органами МОТ являются Генеральная конференция, Административный совет и секретариат - Международное бюро труда. Генеральная конференция может собираться на очередные (ежегодные) и специальные (по мере необходимости) сессии. На них каждое государство представлено четырьмя делегатами: два - от правительства и по одному - от предпринимателей и профсоюзов. Конференция разрабатывает конвенции и рекомендации по вопросам труда (разработано более 300 таких актов), в порядке контроля рассматривает доклады государств о применении ратифицированных конвенций МОТ, утверждает программу и бюджет организации.
	В период между сессиями Генеральной конференции работой организации руководит Административный совет, избираемый Генеральной конференцией на 3 года. Он состоит из 56 членов (из них 28 - представители правительств и по 14 - представители предпринимателей и профсоюзов). Выборы проводятся раздельно в трех избирательных коллегиях. При этом 10 мест в правительственной группе замещаются без выборов от наиболее развитых в промышленном отношении стран, определяемых решением Административного совета (в эту группу входит и Россия).
	Международное бюро труда готовит документацию, собирает и распространяет информацию, проводит исследования, организует различные совещания.
МОТ имеет представительства в столицах ряда государств-членов, в том числе в Москве.

	Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Создана в 1946 году на Международной конференции по здравоохранению в Нью-Йорке. Устав вступил в силу 7 апреля 1948 г. (этот день отмечается как Всемирный день здоровья). Штаб-квартира расположена в Женеве (Швейцария).
	Целью ВОЗ является "достижение всеми народами возможно высшего уровня здоровья". Основные направления ее деятельности: борьба с инфекционными болезнями, разработка карантинных и санитарных правил, проблемы социального характера. ВОЗ предоставляет помощь в налаживании системы здравоохранения, подготовке кадров, борьбе с болезнями. В 1977 году ВОЗ поставила задачу достижения к 2000 году всеми жителями Земли такого уровня здоровья, который позволил бы им вести продуктивный в социальном и экономическом плане образ жизни. Для реализации этой задачи разработана глобальная стратегия, требующая объединенных усилий правительств и народов.
	Высшим органом ВОЗ, определяющим ее политику, является Всемирная ассамблея здравоохранения, в которой представлены все члены организации. Она созывается ежегодно.
	Исполнительный комитет ВОЗ, состоящий из представителей 30 государств, избираемых ассамблеей на 3 года, собирается не реже двух раз в год. Административным органом является Секретариат во главе с генеральным директором.
	В рамках ВОЗ действуют шесть региональных организаций: стран Европы, Восточного Средиземноморья, Африки, Северной и Южной Америки, Юго-Восточной Азии, западной части Тихого океана.

	Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). Учреждена в 1945 году на Лондонской конференции. Ее Устав вступил в силу 4 ноября 1946 г. С декабря 1946 года ЮНЕСКО - специализированное учреждение ООН. Штаб-квартира находится в Париже (Франция).
	ЮНЕСКО ставит своей задачей содействовать укреплению мира и безопасности путем развития международного сотрудничества в области просвещения, науки и культуры, использования средств массовой информации, дальнейшего развития народного образования и распространения науки и культуры.
	Высшим органом является Генеральная конференция, состоящая из представителей всех государств-членов и созываемая на очередные сессии один раз в два года. Она определяет политику и общее направление деятельности организации, утверждает ее программы и бюджет, избирает членов Исполнительного совета и других органов, назначает генерального директора, решает другие вопросы.
	Исполнительный совет является главным руководящим органом ЮНЕСКО в период между сессиями Генеральной конференции. Он состоит из представителей 51 государства, избираемых на четыре года на основе справедливого географического распределения (10 мест - страны Западной Европы, Северной Америки и Израиль; 4 места - страны Восточной Европы; 9 мест - страны Латинской Америки и Карибского бассейна; 8 мест - страны Азии и бассейна Тихого океана; 20 мест - страны Африки и арабские государства). Устав ЮНЕСКО требует, чтобы представителями назначались лица, компетентные в области искусства, литературы, науки, образования и распространения знаний и обладающие необходимым опытом и авторитетом.
	Административно-технические функции выполняет Секретариат во главе с генеральным директором, назначаемым на шесть лет.

	Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС). Учреждена в 1967 году на состоявшейся в Стокгольме конференции по интеллектуальной собственности. Конвенция (1967 г.) о создании ВОИС вступила в силу в 1970 году. Специализированное учреждение ООН с 1974 года. Штаб-квартира в Женеве.
	Цель организации - содействовать охране интеллектуальной собственности во всем мире, способствовать претворению в жизнь международных соглашений в этой сфере, осуществлять административное управление различными союзами в области охраны интеллектуальной собственности, не нарушая их автономии (например, Бернским союзом по охране произведений литературы и искусства, Парижским союзом по охране промышленной собственности и др.). ВОИС занимается также подготовкой проектов договоров в области защиты авторских прав, разработкой новой патентной классификации, осуществлением технического сотрудничества в патентной области.
	Высшими органами ВОИС являются Конференция, в которую входят все государства - члены ВОИС, и Генеральная ассамблея, состоящая из тех государств-членов, которые являются также членами Парижского или Бернского союзов. Конференция обсуждает вопросы, представляющие общий интерес для всех государств - членов ВОИС в области интеллектуальной собственности, и принимает по ним рекомендации, определяет бюджет ВОИС. Генеральная ассамблея определяет политику и общее направление деятельности организации, утверждает ее бюджет, назначает генерального директора ВОИС.
	Координационный комитет состоит из 47 государств - участников Конвенции 1967 года, которые являются также членами исполкомов Парижского или Бернского союзов, и осуществляет координацию и взаимное согласование деятельности исполнительных органов отдельных союзов.
	Имеется также административно-технический секретариат - Международное бюро во главе с генеральным директором.

	Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО). Создана резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 ноября 1966 г. в качестве органа Генеральной Ассамблеи. В апреле 1979 года Конференция по преобразованию ЮНИДО в специализированное учреждение приняла Устав ЮНИДО, который вступил в силу в 1985 году, после чего ЮНИДО стала специанализированным учреждением ООН. Местонахождение ЮНИДО - Вена (Австрия).
	Целями ЮНИДО являются содействие промышленному развитию развивающихся стран, ускорению их индустриализации и оказание помощи в установлении нового международного экономического порядка.
	Высшим органом ЮНИДО является Генеральная конференция, состоящая из всех государств-членов, очередные сессии которой созываются один раз в два года. Она определяет руководящие принципы и общую политику ЮНИДО, рекомендует меры для осуществления этой политики, разрабатывает и принимает программы по различным направлениям деятельности ЮНИДО.
	Руководящим органом ЮНИДО в перерыве между сессиями конференции является Совет по промышленному развитию в составе 53 членов: 33 - от развивающихся стран, 15 - от развитых стран Запада, 5 - от восточноевропейских стран. Члены Совета избираются на четыре года. Свои заседания он проводит раз в год.

	Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Международный валютный фонд (МВФ), Международная ассоциация развития (MAP), Международная финансовая корпорация (МФК). МВФ и МБРР были созданы на конференции в Бреттон-Вудсе (США) как специализированные учреждения ООН финансового характера. Фонд начал функционировать с 1945 года, Банк - с 1946 года. МФК была создана в 1956 году, a MAP - в 1960 году как филиалы МБРР. Местонахождение - Вашингтон (США), у МВФ есть отделения в Париже и Женеве, у МБРР - в Париже и Токио.
	Все четыре организации тесно связаны друг с другом. Членами МБРР могут быть только члены МВФ, а членами двух филиалов - только члены МБРР. В организациях применяется система взвешенного голосования, при которой каждое государство получает количество голосов пропорционально размеру капитала, вложенного в ресурсы организации. Так, в МВФ каждое государство-член имеет 250 голосов плюс дополнительно по одному голосу на каждые 100 тысяч условных единиц его квоты в капитале фонда.
	Центральное место в системе финансовых организаций занимает Международный валютный фонд. Его целями являются координация валютно-финансовой политики государств-членов и предоставление им краткосрочных и среднесрочных займов для урегулирования платежных балансов и поддержания валютных курсов.
	Высшим органом Фонда, определяющим его политику, является Совет управляющих, в который входят по одному управляющему и по одному его заместителю от всех государств-членов. Созывается ежегодно на сессии. Повседневную работу осуществляет Исполнительный совет в составе директора-распорядителя и 22 исполнительных директоров, избираемых на два года. Директор-распорядитель является председателем Директората и главным административным лицом Секретариата.
	Целями МБРР являются содействие реконструкции и развитию экономики государств - членов Банка, поощрение частных иностранных капиталовложений, предоставление займов для развития производства и др.
	Высший орган МБРР - Совет управляющих, организованный на тех же началах, что и Совет управляющих Фонда. Директора-исполнители (22) образуют исполнительный орган Банка. Президент Банка руководит штатом его служащих.
	MAP и МФК, являющиеся филиалами Банка, созданы главным образом для содействия развивающимся странам. У них те же органы, что и у Банка.

	Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО). Создана в 1945 году на конференции в Квебеке (Канада). Организация ставит целью улучшение питания и повышение уровня жизни, повышение продуктивности сельского хозяйства, улучшение системы распределения продовольствия и др. При осуществлении этих целей ФАО содействует капиталовложениям в сельское хозяйство, сохранению природных ресурсов, создает специальные программы в сферах своей деятельности, совместно с ООН руководит Мировой продовольственной программой.
	Органы ФАО: Конференция в составе всех членов, собираемая раз в два года для определения политики, утверждения бюджета и программы работы ФАО; Совет - руководящий орган ФАО в период между сессиями Конференции, состоящий из 49 государств-членов; Секретариат во главе с генеральным директором. Штаб-квартира ФАО находится в Риме (Италия).

	Международный фонд сельскохозяйственного развития (ИФАД). Учрежден в 1976 году на конференции ООН. Соглашение о создании ИФАД вступило в силу в 1977 году. Штаб-квартира в Риме (Италия).
	Целями Фонда являются оказание всесторонней помощи в развитии сельского хозяйства развивающимся странам и мобилизация дополнительных средств для этого. Членами Фонда являются три категории государств: развитые страны-доноры (страны - члены Организации экономического и социального развития - ОЭСР); развивающиеся страны-доноры (страны - члены Организации стран - экспортеров нефти - ОПЕК); другие развивающиеся страны.
	Органы ИФАД: Совет управляющих в составе представителей всех государств-членов, причем каждая из трех категорий членов имеет равное количество голосов (Совет управляющих разрабатывает программы Фонда); Исполнительный совет в составе 18 членов (по шесть от каждой из трех категорий), избираемых Советом управляющих на 3 года (осуществляет текущие операции Фонда); президент Фонда, назначаемый Советом управляющих сроком на 4 года.

	Международная организация гражданской авиации (ИКАО). Учреждена в 1944 году на конференции в Чикаго. Конвенция о международной гражданской авиации 1944 года, являющаяся учредительным актом ИКАО, вступила в силу 4 апреля 1947 г. Штаб-квартира ИКАО находится в Монреале (Канада).
	ИКАО создана в целях развития принципов и методов международной аэронавигации, обеспечения безопасности полетов на международных авиалиниях, содействия планированию и развитию международного воздушного транспорта.
	Высший орган ИКАО - Ассамблея, состоящая из представителей всех государств-членов и созываемая раз в три года для определения политики ИКАО и утверждения бюджета, а также обсуждения любых вопросов, которые не передаются на рассмотрение Совета.
	Совет является исполнительным органом ИКАО, состоящим из представителей 33 стран, избираемых Ассамблеей из числа государств с наиболее развитым воздушным транспортом и с учетом справедливого географического представительства.

	Международная морская организация (ИМО). Учреждена в 1948 году на Женевской конференции по вопросам мореходства, на которой была принята Конвенция о Межправительственной морской консультативной организации (так ИМО называлась до мая 1982 г.). Конвенция вступила в силу 17 марта 1958 г. С 1959 года ИМО - специализированное учреждение ООН. Штаб-квартира ИМО находится в Лондоне (Великобритания).
	Организация создана в целях содействия международному сотрудничеству в области морских перевозок и морской торговли и обеспечения безопасности на море.
	Органы ИМО: Ассамблея в составе представителей всех государств-членов (сессии один раз в два года) определяет политику и программу деятельности организации; Совет из 32 членов, избираемых на два года, руководит работой ИМО между сессиями Ассамблеи; Секретариат во главе с генеральным секретарем. Из других органов следует назвать Юридический комитет и Комитет по защите морской среды, который начал работать в 1974 году.

	Всемирный почтовый союз (ВПС). Создан в 1874 году на Международном почтовом конгрессе в Берне. Всемирная почтовая конвенция, принятая конгрессом, вступила в силу 1 июля 1875 г. Ее текст неоднократно пересматривался на Всемирных почтовых конгрессах. Штаб-квартира ВПС находится в Берне (Швейцария).
	ВПС ставит своей целью обеспечение и совершенствование почтовых отношений. Все страны - члены ВПС образуют единую почтовую территорию, на которой действуют три основных принципа: единство такой территории, свобода транзита и единообразный тариф. ВПС разрабатывает правила международной пересылки всех видов почтовых отправлений на основе Всемирной почтовой конвенции и многосторонних соглашений.
	Высшим органом ВПС является Всемирный почтовый конгресс, состоящий из представителей всех государств-членов и созываемый раз в пять лет. В его функции входит пересмотр Всемирной почтовой конвенции и дополнительных соглашений. В период между конгрессами действует Исполнительный совет в составе 40 членов, который руководит всей работой Союза. Консультативный совет по почтовым исследованиям (35 членов) занимается техническими и экономическими вопросами почтовой связи. Международное бюро во главе с генеральным директором является постоянным секретариатом Союза.

	Международный союз электросвязи (МСЭ). Создан в 1865 году на основе Международной телеграфной конвенции. Штаб-квартира Союза находится в Женеве.
	Органы Союза: Полномочная конференция (собирается раз в 5 лет, определяет общие направления деятельности, пересматривает международные конвенции по электросвязи); Всемирные и Региональные конференции (рассматривают более конкретные технические вопросы); Административный совет и Генеральный секретариат во главе с генеральным секретарем. При МСЭ действуют Международный комитет регистрации частот и два международных консультативных комитета - по радио и по телеграфии и телефонии, а также Бюро по развитию телекоммуникаций.
	Целью МСЭ является осуществление международного сотрудничества для совершенствования и рационального использования всех видов электросвязи, распределения радиочастот, оказания технической помощи развивающимся странам.
	Всемирная метеорологическая организация (ВМО). Заменила в 1947 году Международную метеорологическую организацию, действовавшую с 1878 года. Штаб-квартира организации находится в Женеве (Швейцария).
	ВМО призвана обеспечивать международное сотрудничество в области метеорологии, оказывать содействие организации и развитию метеорологической службы, применению метеорологии в авиации, судоходстве, сельском хозяйстве и других областях деятельности. Основной ее оперативной программой является Всемирная служба погоды, занимающаяся сбором и предоставлением членам ВМО метеорологической информации и сведений об окружающей среде.
	Органы ВМО: Всемирный метеорологический конгресс - высший орган, в котором все государства-члены представлены главами их метеорологических служб, созывается раз в четыре года для определения общей политики ВМО, утверждения ее бюджета и принятия программы работы; Исполнительный совет из 36 членов (президента и 3 вице-президентов ВМО, 6 президентов региональных ассоциаций и 26 директоров метеорологических служб государств - членов ВМО, выступающих в личном качестве) осуществляет контроль за выполнением резолюций и программ Конгресса; Секретариат во главе с генеральным секретарем обеспечивает административно-техническую работу организации. В рамках ВМО действуют 8 технических комиссий, изучающих вопросы применения метеорологии, и 6 региональных метеорологических ассоциаций.
	Существуют и другие международные организации, связанные с ООН, но не являющиеся ее специализированными учреждениями.

	Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). Эта межправительственная организация в области использования атомной энергии была создана по решению ООН на международной конференции в Нью-Йорке. Устав агентства принят 26 октября 1956 г и вступил в силу 29 июля 1957 г. Штаб-квартира находится в Вене (Австрия).
	МАГАТЭ, хотя и относится к специальным организациям, не имеет статуса специализированного учреждения ООН. Его связь с ООН регулируется соглашением, заключенным с Генеральной Ассамблеей ООН 14 ноября 1957 г. В соответствии с соглашением и Уставом МАГАТЭ Агентство должно представлять ежегодные доклады о своей деятельности Генеральной Ассамблее и при необходимости Совету Безопасности и ЭКОСОС. Если в связи с деятельностью Агентства возникают вопросы, входящие в компетенцию Совета Безопасности, то оно должно уведомлять о них Совет (например, о всех случаях нарушений членами МАГАТЭ заключенных с Агентством соглашений).
	Организация ставит своей целью способствовать развитию международного сотрудничества в области мирного использования атомной энергии.
	Высший орган МАГАТЭ - Генеральная конференция, состоящая из представителей всех государств-членов, собирается ежегодно на очередные сессии. Предусмотрены также специальные сессии. Генеральная конференция осуществляет общее руководство политикой и программами МАГАТЭ. Совет управляющих занимается оперативным руководством всей деятельностью МАГАТЭ. В его состав входят 35 государств, из которых 22 избираются Генеральной конференцией от семи регионов мира (Западной Европы, Восточной Европы, Латинской Америки, Африки, Среднего Востока и Южной Азии, Юго-Восточной Азии и района Тихого океана, Дальнего Востока), а 13 назначаются (наиболее развитые страны в области технологии атомной энергии). Совет заседает, как правило, четыре раза в год. Он имеет два постоянных комитета: по административным и бюджетным вопросам и по технической помощи. Кроме того, он может создавать комитеты для решения конкретных вопросов.
	Секретариат МАГАТЭ осуществляет административно-техническое руководство организацией. Он возглавляется генеральным директором, который назначается на четыре года Советом управляющих и утверждается Генеральной конференцией.
	В состав органов МАГАТЭ входит также Научно-консультативный комитет, который состоит из 15 авторитетных ученых в области атомной энергии. Комитет разрабатывает рекомендации для генерального директора по научно-техническим программам деятельности Агентства.
	Основные направления деятельности МАГАТЭ: организация и координация исследований и разработок в области ядерной энергетики, вопросы радиационной безопасности, оказание технической помощи государствам - членам Агентства в области мирного использования ядерной энергии, осуществление контроля (гарантий) за мирным использованием атомной энергии, регламентационная деятельность по вопросам, связанным с атомной опасностью.
	Одна из главных функций Агентства состоит в применении системы контроля (гарантий) в целях обеспечения того, чтобы ядерные материалы и оборудование, предназначенные для мирного использования, не были употреблены для военных целей. Контроль осуществляется на местах инспекторами МАГАТЭ. Неядерные государства - участники Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 года должны заключать соглашения с МАГАТЭ о контроле над мирной ядерной деятельностью этих государств. Такие соглашения заключены почти с 80 неядерными участниками договора, а также с рядом неядерных стран, не участвующих в договоре. Более 900 ядерных установок или установок, содержащих ядерный материал, поставлены под контроль МАГАТЭ. В добровольном порядке под гарантии Агентства поставили некоторые свои мирные ядерные установки СССР (теперь Россия), США, Великобритания, Франция и Китай. В связи с санкциями по решению Совета Безопасности против Ирака МАГАТЭ начиная с 1992 года проводило инспекции военных объектов Ирака на предмет недопущения изготовления ядерного оружия.

	Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Создана резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 30 декабря 1964 г. в качестве ее постоянного органа. По своему статусу она представляет собой автономную организацию. В ее состав входит более 170 государств, среди них и не члены ООН (Швецария, Ватикан).
	Высшим органом ЮНКТАД является сессия, которая созывается не реже одного раза в четыре года по решению Генеральной Ассамблеи ООН.
	Совет по торговле и развитию является постоянным органом Конференции. С 1976 года он открыт для участия всех членов ЮНКТАД. Административно-техническую деятельность обеспечивает Секретариат во главе с генеральным секретарем, назначаемым Генеральным секретарем ООН и утверждаемым Генеральной Ассамблеей ООН. Местопребывание Секретариата - Женева (Швейцария).
	Целью ЮНКТАД является содействие развитию международной торговли, в особенности с развивающимися странами, а также между развивающимися странами. ЮНКТАД вносит большой вклад в перестройку международных экономических отношений.

	Программа развития ООН (ПРООН). Создана на основании резолюции Генеральной Ассамблеи от 22 ноября 1965 г. путем объединения Расширенной программы технической помощи ООН и Специального фонда. Целью Программы является оказание помощи развивающимся странам в деле их национального развития. Программа финансируется за счет добровольных взносов. Общее руководство Программой осуществляет Совет управляющих, состоящий из 48 членов, избираемых ЭКОСОС. Совет рассматривает и утверждает проекты и программы, распределяет средства, разрабатывает общие принципы для регулярных программ технического сотрудничества.
	Возглавляет ПРООН администратор, который назначается Генеральным секретарем ООН после консультаций с Советом управляющих; его назначение утверждается Генеральной Ассамблеей ООН. Местонахождение - Нью-Йорк (США).

	Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Создана резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 15 декабря 1972 г. Цель Программы-налаживание сотрудничества в деле защиты и улучшения окружающей среды. Руководящим органом Программы является Совет управляющих, состоящий из представителей 58 государств, избираемых Генеральной Ассамблеей на 4 года. Совет с 1989 года проводит очередные сессии в нечетные годы. Для оперативных функций учреждены Секретариат и Совет по координации деятельности в области окружающей среды. Оба органа возглавляются директором-исполнителем ЮНЕП, избираемым Генеральной Ассамблеей по рекомендации Генерального секретаря ООН. Для финансирования Программы создан добровольный фонд ЮНЕП. Штаб-квартира ЮНЕП в Найроби (Кения).



9. Региональные международные организации

	Наряду с универсальными международными организациями существуют региональные, членами которых являются государства определенного географического района. Объектом деятельности таких организаций могут быть вопросы в рамках регионального сотрудничества: совместная безопасность, экономическая, социальная, культурная и другие сферы.
	В главе VIII Устава ООН предусмотрены условия правомерности создания и деятельности региональных организаций безопасности.
	Устав ООН предъявляет определенные требования также к международным организациям в экономической, социальной, культурной и других специальных областях, независимо от того, являются они универсальными или региональными (гл. IX "Международное экономическое и социальное сотрудничество"), В частности, их создание и деятельность должны отвечать целям и принципам Устава ООН, они должны содействовать ООН в решении экономических, социальных, культурных и иных проблем.
	Среди значительного числа разнообразных региональных организаций выделяются организации общей компетенции, такие как Организация африканского единства, Организация американских государств, Содружество Независимых Государств и др.

	Организация африканского единства (ОАЕ). Это самая крупная международная региональная организация, членами которой являются более 50 государств Африки. Она была создана на Конференции глав государств и правительств независимых стран Африки в Аддис-Абебе, где 25 мая 1963 г. была подписана Хартия Организации африканского единства, являющаяся ее уставом.
	Согласно ст. 2 Хартии, целями ОАЕ являются: укрепление единства и солидарности африканских государств; координация и укрепление сотрудничества между ними в таких областях, как политика и дипломатия, экономика, транспорт и связь, просвещение и культура, оборона и безопасность и др.; защита их суверенитета, территориальной целостности и независимости; уничтожение всех видов колониализма на Африканском континенте; поощрение международного сотрудничества в соответствии с Уставом ООН и Всеобщей декларацией прав человека.
	Для достижения этих целей Организация должна действовать согласно как общепризнанным принципам международного права, так и специальным, отражающим ее специфику, а именно безоговорочное осуждение убийств по политическим мотивам и подрывной деятельности; безоговорочная приверженность делу полного освобождения африканских территорий, не являющихся еще независимыми; провозглашение политики неприсоединения к любым блокам (ст. 3 Хартии).
	Членство в ОАЕ открыто для любого независимого и суверенного африканского государства (ст. 4).
	Основными органами ОАЕ являются Конференция глав государств и правительств, Совет министров, Генеральный секретариат, Комиссия по посредничеству, примирению и арбитражу.
	Высшим органом ОАЕ является Конференция глав государств и правительств, состоящая из глав государств и правительств или их надлежащим образом аккредитованных представителей. Она правомочна рассматривать вопросы, представляющие общий интерес для всей Африки, с целью координации и согласования общей политики Организации, а также пересматривать структуру, функции и действия всех органов ОАЕ.
	Конференция собирается на очередные сессии не реже одного раза в год и, с согласия 2/3 ее членов, на чрезвычайные сессии. Каждое государство имеет один голос. Решения по процедурным вопросам принимаются простым большинством всех членов ОАЕ, по всем остальным - двумя третями.
	Совет министров состоит из министров иностранных дел или любых других министров, назначенных правительствами государств-членов. Он является органом, ответственным перед Конференцией, уполномочен выполнять все ее решения, а также заниматься решением всех вопросов, переданных ему Конференцией. Совет министров собирается на обычные сессии дважды в год и на чрезвычайные с согласия 2/3 его членов. Все решения Совета принимаются простым большинством голосов его членов.
	Секретариат во главе с генеральным секретарем является постоянным административным органом ОАЕ (местонахождение - Аддис-Абеба, Эфиопия). Он ведет всю текущую работу Организации. Под его руководством действует Исполнительный секретариат ОАЕ при ООН в Нью-Йорке. ОАЕ имеет статус постоянного наблюдателя при ООН.
	Состав и условия функционирования Комиссии по посредничеству, примирению и арбитражу (из 21 профессионального юриста, избираемых на 5 лет) были определены отдельным протоколом, одобренным на Конференции глав государств и правительств в 1965 году. Однако на практике деятельность Комиссии оказалась незначительной, и все споры между африканскими странами решались Конференцией.
	Хартией ОАЕ предусмотрено создание пяти специализированных комиссий: по экономическим и социальным вопросам; по вопросам просвещения и культуры; по вопросам здравоохранения, санитарии и питания; по вопросам обороны; по вопросам науки, техники и исследований. Помимо перечисленных в 1964 году были образованы еще две комиссии: африканских юристов и по вопросам транспорта и связи. Специализированные комиссии призваны обеспечивать сотрудничество между африканскими странами, поддерживать связи со специализированными учреждениями ООН.
	Что касается Комиссии африканских юристов, то она уполномочена поощрять и развивать взаимопонимание и сотрудничество между африканскими юристами, способствовать прогрессивному развитию и кодификации международного права. При ее содействии в рамках ОАЕ были приняты Африканская конвенция об охране природы и природных ресурсов, Африканская хартия прав человека и народов и др.
	Особый статус в ОАЕ имеет Комитет помощи национально-освободительным движениям (Комитет освобождения). Он располагает значительной степенью автономии, имеет собственный бюджет и штаб-квартиру в Дар-эс-Саламе (Танзания). В его задачи входит координация действий по оказанию помощи национально-освободительным движениям в Африке.

	Лига арабских государств (ЛАГ). Создана в 1945 году на конференции арабских государств в Каире. Ее Пакт (так называется ее устав) был подписан 22 марта 1945 г. и вступил в силу 10 мая 1945 г.
	Согласно Пакту, целями ЛАГ являются: обеспечение более тесных отношений между государствами-членами; координация их политических действий и организация сотрудничества в экономической, финансовой, торговой, культурной, социальной и других областях; обеспечение их независимости и суверенитета; рассмотрение вообще всех вопросов, затрагивающих арабские страны и их интересы. Пакт Лиги предусмотрел условия урегулирования споров между членами Лиги и меры для устранения агрессии.
	ЛАГ открыта для присоединения всех независимых арабских государств. В настоящее время ее членами являются более 20 арабских государств и неарабское государство Сомали.
	Высшим органом Лиги является Совет, состоящий из представителей государств-членов. Он собирается на сессии два раза в год. Свои решения Совет может принимать единогласно и большинством голосов. Решения Совета, принятые единогласно, обязательны для всех государств - членов Лиги; решения, принятые большинством голосов, обязательны только для тех государств, которые с ними соглашаются. Однако в Пакте выделены те категории вопросов, по которым Совет будет принимать большинством голосов обязательные решения: вопросы, касающиеся личного состава работников; утверждение бюджета Лиги; принятие правил внутреннего распорядка Совета, комитетов и Секретариата.
	Помимо Совета с 1964 года в рамках ЛАГ стала созываться Конференция глав государств и правительств для   обсуждения   наиболее   срочных   и   важных   общеарабских проблем.
	Для обеспечения текущей работы Лиги имеется постоянный Генеральный секретариат во главе с генеральным секретарем (местопребывание - Каир).
	Созданы также Экономический совет, Совет совместной обороны, ряд постоянных специализированных комитетов (военный, правовой, нефти и др.).
	Лига способствует выработке общей позиции по ряду вопросов, затрагивающих интересы арабских стран. Имеет статус постоянного наблюдателя при ООН.

	Организация американских государств (ОАГ). В нее входят более 30 государств Латинской Америки и Карибского бассейна и США (вне ОАГ находятся Канада и исключенная под нажимом США в 1962 г. Куба).
	Учредительными документами ОАГ являются три акта: 1) Межамериканский договор о взаимной помощи 1947 года; 2) Устав ОАГ (принят 30 апреля 1948 г., вступил в силу 13 декабря 1951 г.); 3) Межамериканский договор о мирном разрешении споров 1948 года (Боготинский пакт).
	В конце 60-х - начале 70-х годов начался процесс пересмотра учредительных документов. Устав ОАГ был пересмотрен в 1967 году. Протокол реформы Устава вступил в силу 27 февраля 1970 г. В 1975 году был принят Протокол поправок к Договору 1947 года. Остался пока без изменений лишь Боготинский пакт. Однако ставится вопрос и о его пересмотре, и о внесении новых поправок в Устав ОАГ.
	В соответствии с Уставом целями Организации являются поддержание мира и безопасности в Западном полушарии, урегулирование споров между государствами-членами, организация совместных действий против агрессии, развитие сотрудничества в политической, экономической, социальной, научно-технической и культурней областях (ст. 4). Для достижения этих целей Организация должна действовать в соответствии с принципами суверенного равенства, невмешательства во внутренние дела, мирного разрешения споров, уважения основных прав человека и др.
	Высшим органом ОАГ является Генеральная ассамблея (местонахождение - Вашингтон, США), в которой представлены все государства-члены. Очередные ее сессии проводятся раз в год. На них рассматриваются вопросы деятельности Организации и ее органов, утверждается бюджет.
	Консультативное совещание министров иностранных дел уполномочено рассматривать проблемы срочного характера, в том числе связанные с вооруженным нападением на государства - члены ОАГ. При нем учрежден Консультативный комитет обороны.
	Под руководством Генеральной ассамблеи работают три совета: Постоянный совет, Межамериканский экономический и социальный совет, Межамериканский совет по образованию, науке и культуре,- представляющие собой исполнительные органы, наделенные весьма широкими полномочиями. Из них наиболее важную роль играет Постоянный совет, состоящий из представителей всех государств-членов. В его функции входит решение всех вопросов, переданных ему Генеральной ассамблеей и Консультативным совещанием.
	Административным органом ОАГ является Генеральный   секретариат  во  главе  с   генеральным   секретарем.
	В структуре ОАГ имеются и другие органы: Межамериканский юридический комитет, занимающийся кодификацией и унификацией права; Межамериканская комиссия по правам человека; Межамериканская комиссия по мирному разрешению споров; Межамериканский суд по правам человека и др.
	После реформы 1970 года в ОАГ продолжается работа по дальнейшему возможному изменению ее Устава. В частности, имеются предложения включить в перечень целей Организации ускорение всестороннего развития и достижение коллективной экономической безопасности, обеспечение защиты окружающей среды, суверенитета над природными богатствами и др.

	Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Создана в 1967 году на конференции министров иностранных дел пяти стран: Индонезии, Малайзии, Сингапура, Таиланда и Филиппин. В 1984 году в нее вошел Бруней. Договорное оформление Ассоциации произошло лишь в 1976 году в подписанных на острове Бали Договоре о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии и Декларации согласия АСЕАН.
	В соответствии с этими документами целями Ассоциации являются организация сотрудничества в экономической, социальной и других областях, содействие установлению мира и стабильности в Юго-Восточной Азии.
	Руководящими органами АСЕАН являются Совещание глав государств и правительств (с 1976 г.) и Совещание министров иностранных дел. Оба органа проводят ежегодные заседания. Имеются также Постоянный комитет, находящийся в Бангкоке, и Секретариат с местопребыванием в Джакарте, 11 отраслевых комитетов (по торговле, промышленности, сельскому хозяйству, транспорту, финансам и др.). Проводятся периодические встречи министров экономики, труда, социального обеспечения, образования, информации.

	Содружество Независимых Государств (СНГ). Эта региональная организация была создана рядом государств из числа бывших республик СССР. Его учредительными документами являются Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 г., подписанное в Минске Беларусью, Россией и Украиной, Протокол к соглашению, подписанный 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате 11 государствами (всеми бывшими республиками СССР, кроме Прибалтийских и Грузии), и Алма-Атинская декларация от 21 декабря 1991 г. На заседании Совета глав государств СНГ в Минске 22 января 1993 г. был принят Устав Содружества (от имени Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана).
	Целями Содружества являются: осуществление сотрудничества в политической, экономической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях; создание общего кономического пространства; обеспечение прав и основных свобод человека в соответствии с общепризнанными принципами международного права и документами СБСЕ; сотрудничество между государствами-членами в обеспечении международного мира и безопасности и осуществлении разоружения; содействие гражданам государств-членов в свободном общении, контактах и передвижении в Содружестве; взаимная правовая помощь и сотрудничество в других сферах правовых отношений; мирное разрешение споров и конфликтов между государствами Содружества (ст. 2 Устава СНГ). 	Содружество должно проводить свою деятельность на основании общепризнанных принципов международного   права   (в   Уставе   СНГ   перечислены   все   десять принципов хельсинкского  Заключительного акта).  Дополнительно сформулированы также  принципы верховенства международного права  в межгосударственных отношениях, учета интересов друг друга и Содружества в целом, объединения усилий и оказания поддержки друг другу, духовного единения народов государств-членов на основе уважения их самобытности, тесного сотрудничества в сохранении культурных ценностей и культурного обмена.
	Для понимания правовой природы СНГ важное значение имеют положения Алма-Атинской декларации и Устава о том, что Содружество не является государством и не обладает наднациональными полномочиями. Это - объединение государств, основанное на началах суверенного равенства всех его членов, являющихся самостоятельными и равноправными субъектами международного права. В Уставе признается наличие интересов Содружества в целом и определяются сферы совместной деятельности государств-членов, сформулированные с учетом Минского соглашения от 8 декабря 1991 г. К ним относятся: обеспечение прав и основных свобод человека; координация внешнеполитической деятельности; сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропейского и евразийского рынков; таможенная политика; сотрудничество в развитии систем транспорта и связи; охрана здоровья и окружающей среды; вопросы социальной и миграционной политики; борьба с организованной преступностью; сотрудничество в области оборонной политики и охраны внешних границ. Этот перечень может быть дополнен по взаимному согласию государств-членов.
	Наличие у Содружества общих целей, общих интересов и общих сфер деятельности при уважении суверенитета государств-членов позволяет говорить о нем как о международной межгосударственной организации, основанной на договоре, определяющем его правосубъектность и компетенцию.
	На основании Устава СНГ различаются государства-учредители и государства - члены Содружества. К первой категории отнесены те государства, которые подписали и ратифицировали Соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 г. и Протокол к нему от 21 декабря 1991 г. к моменту принятия Устава СНГ, а именно Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина (подписали, но не ратифицировали учредительные соглашения Азербайджан и Молдова).
	Государствами - членами СНГ следует считать те государства, которые примут на себя обязательства по Уставу СНГ в течение года после его утверждения. Прием в СНГ открыт для всех государств, которые разделяют его цели и принципы и принимают на себя обязательства, содержащиеся в Уставе, путем присоединения к нему с согласия всех государств-членов. Предусматривается также возможность участия государств в отдельных видах деятельности Содружества на правах ассоциированных членов.
	Высшим органом Содружества является Совет глав государств, который уполномочен обсуждать и решать принципиальные вопросы, связанные с деятельностью членов СНГ в сфере их общих интересов. Совет собирается на заседания два раза в год и может проводить внеочередные заседания по инициативе одного из государств-членов.
	Совет глав правительств координирует сотрудничество органов исполнительной власти членов СНГ в экономической, социальной и иных сферах общих интересов. Он собирается на заседания четыре раза в год и может проводить внеочередные заседания по инициативе правительства одного из государств-членов.
	Решения обоих советов принимаются консенсусом. Любое государство может заявить о своей незаинтересованности в том или ином вопросе, что не должно препятствовать принятию решения.
	Созданы координационные органы СНГ: в области внешнеполитической деятельности - Совет министров иностранных дел; в области коллективной безопасности и военно-политического сотрудничества - Совет министров обороны, Главное командование Объединенных вооруженных сил, Совет командующих пограничными войсками. Предусмотрены также координационные органы отраслевого сотрудничества. Например, уже созданы Совет по железнодорожному транспорту, Межгосударственный совет по космосу, Электроэнергетический совет, Межгосударственный экологический совет.
	В рамках Содружества должны действовать Экономический суд в целях разрешения споров, возникающих при исполнении экономических обязательств, а также толкования соглашений и иных актов Содружества по экономическим вопросам, Комиссия по правам человека, призванная наблюдать за выполнением обязательств по правам человека, взятых на себя членами СНГ
	Постоянно действующим исполнительным и координирующим органом Содружества является Координационно-консультативный комитет, созданный в апреле 1993 года на заседании Совета глав государств в Минске. Он состоит из постоянных полномочных представителей, по два от каждого государства - члена СНГ, и Координатора Комитета, назначаемого Советом глав государств. Комитет вырабатывает и вносит предложения по всем вопросам деятельности Содружества, способствует реализации договоренностей по конкретным направлениям экономических взаимоотношений, содействует работе всех органов Содружества. При нем имеется Секретариат. Местопребывание Комитета и Секретариата - Минск (Беларусь).
	Содружество Независимых Государств как международная организация имеет свою специфику. Его учредительные акты и Устав дают возможность частичного участия его членов в деятельности организации. Так, ст. 10 Минского соглашения от 8 декабря 1991 г. предусматривает за каждым участником право приостанавливать действие не только соглашения в целом, но и отдельных его статей. Статья 23 Устава дает возможность любому члену СНГ заявить о своей незаинтересованности в том или ином вопросе. Статья 43 оставляет за государствами-учредителями право при ратификации Устава делать оговорки и заявления по разделам III "Коллективная безопасность и военно-политическое сотрудничество", IV "Предотвращение конфликтов и разрешение споров", VII "Межпарламентское сотрудничество" и ст. 28, 30-33, касающимся Координационно-консультативного комитета, Совета министров обороны и Главного командования ОВС, Совета командующих пограничными войсками, Экономического суда и Комиссии по правам человека.
	В Уставе СНГ предусмотрено, что он вступит в силу для всех государств-учредителей с момента сдачи на хранение ратификационных грамот всеми государствами-учредителями либо для государств-учредителей, сдавших свои ратификационные грамоты через один год после принятия Устава.

	Совет Европы. Это - международная региональная организация, объединяющая страны Европы. Устав Совета был подписан в Лондоне 5 мая 1949 г., вступил в силу 3 августа 1949 г. На апрель 1994 года членами Совета Европы являются 32 государства, в том числе некоторые страны Восточной Европы: Болгария, Венгрия, Польша, Чехия, Словакия, Словения, Литва и Эстония.
	Целями Совета Европы являются: защита прав человека и расширение демократии; сотрудничество по основным вопросам права, культуры, образования, информации, охраны окружающей среды, здравоохранения; ближение всех стран Европы.
	Главные органы Совета Европы - Парламентская ассамблея и Комитет министров, состоящий из министров, иностранных дел. Парламентская ассамблея состоит из представителей парламентов государств - членов Совета Европы. Каждая национальная делегация формируется таким образом, чтобы она представляла интересы различных политических кругов своей страны, включая оппозиционные партии. Начиная с 1989 года в работе Парламентской ассамблеи участвуют представители парламентов стран Центральной и Восточной Европы (в том числе России) со статусом специально приглашенных. Парламентская ассамблея проводит свои пленарные заседания три раза в год. Она принимает большинством голосов рекомендации Комитету министров и правительствам государств-членов, которые ложатся в основу конкретных сфер деятельности Совета Европы.
	Комитет министров проводит сессии два раза в год, а также регулярно собирает специальные или неформальные совещания. Он обсуждает политические аспекты сотрудничества, вырабатывает программу деятельности Совета Европы, утверждает текущий бюджет, рассматривает рекомендации Парламентской ассамблеи, принимает на основе принципа единогласия политические рекомендации правительствам стран-членов. Рекомендации подлежат ратификации и вступают в силу только в отношении ратифицировавших их стран.
	В рамках Совета Европы функционируют Европейская комиссия по правам человека, Европейский суд по правам человека, Европейский центр молодежи, Постоянная конференция местных и региональных органов власти Европы, Фонд социального развития.
	Советом Европы разрабатываются и принимаются общеевропейские конвенции по самым различным вопросам сотрудничества. Уже принято более 145 таких конвенций. В некоторых из них, например в Европейской конвенции по правам человека, могут участвовать только государства - члены Совета Европы, в других, например в Европейской конвенции по культуре,- все европейские государства.
	Основные органы Совета Европы находятся в Страсбурге (Франция).

	Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). В настоящее время СБСЕ представляет собой формирующуюся международную региональную организацию. Ее учредительными документами являются Заключительный акт, принятый в Хельсинки в 1975 году, Хартия для новой Европы и Дополнительный документ к ней, принятые в Париже в 1990 году, Декларация "Вызов времени перемен" и пакет решений по структуре и основным направлениям деятельности СБСЕ, принятые в Хельсинки в 1992 году. Эти документы определяют основные цели СБСЕ - сотрудничество в области безопасности, разоружения, предотвращения конфликтных ситуаций, экономики, культуры, прав и свобод человека и др. Принципы СБСЕ были закреплены в Декларации принципов, являющейся составной частью хельсинкского Заключительного акта.
	Начиная с 1990 года происходят становление и развитие структуры СБСЕ. Было определено, что встречи глав государств и правительств должны проводиться регулярно раз в два года. На них устанавливаются приоритеты и даются ориентиры на высшем политическом уровне. Встречам в верхах должны предшествовать конференции по обзору, которые уполномочиваются подводить итоги выполнения обязательств и рассматривать дальнейшие шаги по укреплению процесса СБСЕ, подготавливать документы для утверждения на встрече.
	Совет СБСЕ является центральным директивным и руководящим органом СБСЕ. Он состоит из министров иностранных дел, должен собираться не реже одного раза в год для рассмотрения вопросов, имеющих отношение к СБСЕ, и принятия соответствующих решений. Председателем каждого заседания Совета СБСЕ должен быть представитель принимающий страны.
	Основным рабочим органом СБСЕ является Комитет старших должностных лиц (КСДЛ). На него наряду с принятием оперативных решений возлагаются функции управления и координации. Руководство текущей деятельностью СБСЕ возлагается на действующего Председателя, который в своей деятельности может использовать институт "тройки" (в составе предшествующего, действующего и последующего Председателей), специальные целевые группы и своих личных представителей. Для обслуживания Совета и Комитета в Праге был создан Секретариат СБСЕ.
	Созданное на основании Парижской хартии для новой Европы Бюро по свободным выборам было переименовано на Пражском совещании 1992 года в Бюро по демократическим институтам и правам человека (находится в Варшаве). Оно должно содействовать обмену информацией и расширению практического сотрудничества между государствами в области человеческого измерения и становления демократических институтов.
	Важным органом является Центр по предотвращению конфликтов (находится в Вене) для оказания помощи Совету СБСЕ в деле уменьшения опасности возникновения конфликтов. В Центр входят Консультативный комитет, состоящий из представителей всех государств-членов, и Секретариат.
	Не менее важная роль отводится Верховному комиссару по делам национальных меньшинств и Форуму СБСЕ по сотрудничеству в области безопасности. Верховному комиссару поручается обеспечивать "раннее предупреждение" и "срочные действия" в отношении напряженных ситуаций, связанных с проблемами национальных меньшинств, которые потенциально способны перерасти в конфликт в регионе СБСЕ и требуют внимания и действий Совета или КСДЛ. Форум СБСЕ по сотрудничеству в области безопасности создается как постоянно действующий орган в целях: проведения новых переговоров по контролю над вооружениями, разоружению и укреплению доверия и безопасности; расширения регулярных консультаций и активизации сотрудничества по вопросам, связанным с безопасностью; уменьшения опасности возникновения конфликтов.
	Из других органов следует отметить Парламентскую ассамблею, состоящую из представителей всех стран - членов СБСЕ, и Экономический форум, в качестве которого начиная с 1993 года должен собираться на периодической основе (в Праге) КСДЛ.



ГЛАВА XI

МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ

1. Понятие международной конференции

	В зависимости от участвующих субъектов международные конференции делятся на межправительственные и неправительственные. Межправительственные конференции являются формой многосторонней дипломатии и одним из главных средств международных переговоров.
	Современная межправительственная конференция - это временный коллективный орган суверенных государств-участников, создаваемый для достижения согласованных целей. Цели и деятельность любой межправительственной конференции должны соответствовать общепризнанным принципам международного права.
	Различия в наименованиях межправительственных конференций (съезд, конгресс, конференция, совещание) юридического значения не имеют.
	По кругу участников межправительственные конференции подразделяются на универсальные, в работе которых имеет право принять участие любое государство мира, и региональные, участниками которых являются государства, принадлежащие к определенному региону.
	На многие конференции, особенно на те, которые созываются ООН, в качестве наблюдателей допускаются представители заинтересованных межправительственных и неправительственных организаций, а также государств, не участвующих в конференции. Кроме того, на некоторые современные межправительственные конференции в качестве наблюдателей приглашаются представители национально-освободительных движений.
	В зависимости от уровня проведения конференции, который определяется важностью вопросов или степенью их готовности для обсуждения и урегулирования, делегации на межправительственных конференциях возглавляются главами государств и правительств, министрами иностранных дел или другими официальными лицами. Важно то, что в любом случае глава делегации уполномочен выступать от имени государства или правительства.
	Межправительственные конференции созываются либо международными организациями (в рамках последних или под их эгидой), либо государствами-инициаторами. Созыв конференции в рамках или под эгидой межправительственной организации не изменяет ее характера как самостоятельного международного органа ad hoc. Некоторые конференции являются периодическими и длятся по многу лет (например, Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе продолжается с 1973 г.).
	В зависимости от целей созыва межправительственные конференции делятся на мирные, политические, экономические, дипломатические и смешанные. Конференции созываются для целей подготовки и принятия международных договоров, в том числе и уставов межправительственных организаций, обсуждения определенных международных проблем, обмена мнениями и информацией, а также выработки рекомендаций.



2.  Подготовка  и  созыв  международных  конференций

	С предложением (инициативой) о созыве конференции могут выступать одно или несколько государств или международная организация.
	Подготовка конференции начинается с определения цели ее созыва, исходя из которой формулируется повестка дня. Часто осуществляется предварительное согласование мнений государств относительно повестки дня конференции. Заранее согласовываются также и уровень представительства, время и место проведения, правила процедуры. Согласование мнений государств относительно созыва конференции происходит по дипломатическим каналам или в рамках специальных консультаций.
	Определяя круг участников конференции, а также уровень представительства на ней, государства исходят из целей и характера конференции.
	В тех случаях, когда конференция созывается в рамках или под эгидой межправительственных организаций, время и место ее созыва фиксируются в соответствующих резолюциях этих организаций. Когда конференция созывается межправительственной организацией, она проводится либо в ее штаб-квартире, либо по приглашению какого-либо государства - члена организации на его территории.
	Предварительное согласование порядка проведения конференции и ее будущих правил процедуры происходит, как правило, на подготовительных встречах.
	Не менее важное место занимает общая подготовка, включающая обеспечение различного рода помещений, вспомогательных служб и услуг.
	Каждое государство проводит большую и разнообразную дипломатическую работу по подготовке к участию в конференции. Она осуществляется через органы внешних сношений путем проведения двусторонних и многосторонних консультаций, обмена письмами и т. д.
	Деятельность многих конференций протекает в форме сессий, между которыми может проходить несколько месяцев.
	Уровень представительства на конференциях определяется характером и значимостью рассматриваемых проблем. Он может изменяться в ходе конференции. Так, первый этап СБСЕ, определивший основные задания по подготовке заключительного документа, состоялся на уровне министров иностранных дел; второй, рабочий - на уровне заместителей министров, начальников департаментов МИД; третий, заключительный - на высшем уровне с участием глав государств и правительств. Проведение конференций на высшем уровне поднимает их политическую значимость, придает особую силу принимаемым решениям.



3.  Правила  процедуры  и  порядок  принятия решений

	Правила процедуры представляют собой юридический документ, который относится к так называемому внутреннему ораву международных организаций и конференций, поскольку принимается от имени делегаций, участвующих в конференции. Без утверждения конференцией своих правил процедуры ее проведение было бы практически невозможно.
	Каких-либо единых правил процедуры для проведения конференций не выработано, но практика привела к тому, что условно можно говорить об обычных нормах в этой области.
	Правила процедуры регламентируют следующие аспекты работы конференций: порядок утверждения повестки дня (хотя повестка дня согласовывается в рабочем порядке до начала конференции, официальный акт ее принятия имеет принципиальное значение, ибо ей должны соответствовать как выступления делегаций, так и вносимые ими на рассмотрение конференции документы); выборы руководящих органов конференции (обычно избираются председатель конференции, несколько его заместителей, генеральный докладчик, которые составляют так называемое бюро конференции); порядок образования вспомогательных органов - комитетов и рабочих групп, а также избрания их председателей и докладчиков; порядок формирования и обязанности секретариата конференции (обеспечение перевода выступлений и документов на языки конференции, распространение документов, ведение протоколов заседаний и т. д.); установление необходимого кворума для начала работы (обычно - простое большинство зарегистрировавшихся делегаций); полномочия председателя; очередность выступлений; очередность постановки на голосование процедурных предложений (обычно приоритет постановки на голосование отдается в такой последовательности: отложить заседание, сделать перерыв, отложить дебаты по обсуждаемому вопросу, закрыть дебаты по обсуждаемому вопросу); порядок внесения предложений и поправок, а также их снятия; порядок проведения голосования (решение чаще всего принимается большинством присутствующих и голосующих делегаций, при этом воздерживающиеся при голосовании не считаются голосующими); условия участия наблюдателей; порядок изменения правил процедуры.
	Выступления по мотивам голосования могут делаться до и после проведения голосования. Процесс голосования может прерываться исключительно для заявлений по порядку ведения в связи с самим процессом голосования.
	Голосование осуществляется методом поднятия табличек с названием стран, которые делегации представляют, либо с помощью электронной аппаратуры путем нажатия кнопок. По просьбе любой делегации голосование может быть поименным с последующим отражением характера голосования каждой делегации в протоколах.
	Согласно некоторым правилам процедуры, для принятия решения по существу может требоваться квалифицированное большинство (обычно 2/3 от числа присутствующих и принимающих участие в голосовании), но процедурные решения всегда принимаются простым большинством. Поэтому часто развертывается дискуссия по поводу того, является ли предстоящее решение проблемой существа или процедуры, от чего зависит число голосов для его принятия. Все чаще на практике применяется правило консенсуса.
	Поправки к документу, выносимому на голосование, ставятся в определенной последовательности. Сначала голосуется поправка, а затем само предложение. При наличии нескольких поправок голосование начинается с поправки, смысл которой является наиболее удаленным от содержания самого предложения. Поправкой считается предложение, которое лишь что-то добавляет к первоначальному предложению, исключает из него некоторую часть или изменяет его. Если поправка изменяет существо предложения, то она таковой не признается, а может ставиться на голосование в качестве конкурирующего предложения.
	По просьбе любой делегации предложение или поправка может ставиться на голосование по частям (раздельное голосование). Если не принята ни одна часть, предложение в целом на голосование не ставится. Если голосованием принято несколько частей документа, то он обязательно ставится на голосование в целом.
	Правила процедуры часто используются делегациями в тактической борьбе за принятие документа или его отклонение большинством голосов.
	Языки, на которых ведется работа на конференциях, делятся на официальные (на которых можно произносить выступления и на которых издаются все официальные решения конференции) и рабочие (на которых ведутся протоколы). Как правило, рабочими языками является лишь несколько из числа официальных, что сокращает расходы на издание документов.
	Большинство международных межправительственных конференций проводится с целью принятия международных договоров, и потому такие конференции принято называть дипломатическими. Вместе с тем целями ряда конференций являются принятие докладов, деклараций и резолюций либо обмен мнениями, информацией и т. д.
	На многих конференциях принимается и такой документ, как заключительный акт, в котором указываются название или цель конференции, участники, время и место ее проведения, содержатся сведения об итогах и достижениях конференции (например, о принятии конвенции, доклада, деклараций, резолюций и т. д.).



4. Делегации государств и органы конференции

	Состав делегаций по структуре определяется правилами процедуры конференций. Обычно делегация каждого государства состоит из аккредитованных представителей, необходимого числа их заместителей, а также советников и экспертов. Общие положения, касающиеся состава делегации на конференциях, созываемых межправительственными организациями или под их эгидой, регламентируются Венской конвенцией о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 года. Статья 45 этой конвенции гласит: "Помимо главы делегации делегация может включать делегатов, дипломатический персонал, административно-технический персонал и обслуживающий персонал".
	Каждая делегация, как правило, представляет одно государство. Длительное время дискуссионным был вопрос об объеме тех привилегий и иммунитетов, которые должны предоставляться делегациям государств на конференциях. В настоящее время не вызывает сомнений, что независимо от характера конференции (политического или технического) участвующие в ней делегации и делегаты, из которых они состоят, официально представляют интересы направивших их суверенных государств, а следовательно, должны обладать всеми необходимыми возможностями для выполнения своих задач (ст. 51 Венской конвенции 1975 г.).
	Руководящих должностных лиц избирают из состава делегаций. Обычно избираются: председатель, заместители председателя, генеральный докладчик; председатель, заместителе председателя и докладчик каждого комитета; председатель редакционного комитета, а также другие должностные лица, которые могут оказаться необходимыми для осуществления конференцией своих функций. Все эти должностные лица избираются на такой основе, чтобы обеспечить представительный характер генерального комитета.
	Центральное место среди руководящих должностных лиц занимает председатель конференции. Поэтому делегации, как правило, придают большое значение его кандидатуре. Существует практика избрания председателем представителя государства, на территории которого проходит конференция, или страны-инициатора. Применяется также принцип ротации, при котором обязанности председателя поочередно выполняют главы делегаций всех участвующих государств. На конференциях, созываемых в рамках или под, эгидой международных организаций, вопросы председательствования решаются в соответствии с политическими соображениями, установившимися традициями, накопленным опытом. Председатели на современных межправительственных конференциях избираются обычно из состава делегаций участвующих в них государств.
	В обязанности председателя входит председатель-ствование на пленарных заседаниях конференции, открытие и закрытие их, руководство прениями, предоставление слова, постановка вопросов на голосование и объявление решений. Председатель может предложить конференции ограничить время, предоставляемое ораторам, ограничить число выступлений каждого представителя по любому вопросу, прекратить запись ораторов, прервать или прекратить прения и прервать или закрыть заседание и т. д. Выполняя роль посредника, председатель помогает делегациям в преодолении тех или иных различий в их позициях. При этом надо различать следующие виды помощи: предоставление времени для информационных переговоров; активное содействие неформальным переговорам без личного участия в них; активное содействие неформальным переговорам с личным участием в них; исследовательское посредничество.
	Генеральный докладчик выступает в этом качестве как по отношению к конференции, так и по отношению к генеральному комитету. Функции генерального докладчика обычно специально не закрепляются в правилах процедуры межправительственных конференций. На кодификационных конференциях в качестве генерального докладчика выступает, как правило, специальный докладчик Комиссии международного права ООН (КМП ООН) по вопросу, включенному в повестку дня конференции.
	Что касается руководящих должностных лиц комитетов, подкомитетов и комиссий, то в правилах процедуры большинства межправительственных конференций закреплены нормы, исходя из анализа которых можно заключить, что нормы, касающиеся руководящих должностных лиц конференции, применимы mutatis mutandis к должностным лицам комитетов, подкомитетов и рабочих групп, за исключением того, что председатели генерального комитета, редакционного комитета, комитета по проверке полномочий и председатели подкомитетов и рабочих групп, в отличие от председателя конференции, могут принимать участие в голосовании.
	Почти на всех современных межправительственных конференциях создается генеральный комитет. Как правило, в его состав входят председатель, заместители председателя конференции, генеральный докладчик и должностные лица главных комитетов (председатели, их заместители и докладчики). Председатель редакционного комитета также может участвовать в работе генерального комитета. Функции генерального комитета заключаются в оказании помощи председателю в общем руководстве работой конференции. Генеральный комитет призван способствовать повышению эффективности работы конференции.
	Секретариат состоит, как правило, из генерального секретаря (секретаря-исполнителя) и персонала для обслуживания конференции. На конференциях, созываемых государствами, генеральным секретарем обычно является какое-либо должностное лицо принимающей страны, если эта страна является участницей. Персонал секретариата таких конференций формируется, как правило, из числа лиц, предоставляемых принимающей страной, а иногда также из состава административно-технического персонала делегаций государств - участников конференции. На конференциях, созываемых в рамках или под эгидой межправительственных организаций, функции секретариата осуществляются секретариатом соответствующей межправительственной организации во главе с ее генеральным секретарем или его представителем.
	Генеральный секретарь (или его представитель - секретарь-исполнитель) является главным административным должностным лицом конференции. Он выполняет административно-исполнительные по своему характеру функции. Его основная задача - руководство работой персонала секретариата по обслуживанию конференции. Генеральный секретарь или член персонала секретариата может делать устные или письменные заявления по любому рассматриваемому вопросу, давать справки по просьбе председателя или делегаций. Другими словами, генеральный секретарь или его представитель осуществляет также некоторые функции, касающиеся существа рассматриваемых на конференции вопросов. Однако эти функции строго ограничены правилами процедуры и выступают как вспомогательные по отношению к административно-исполнительным. В обязанности секретариата входит составление официальных протоколов заседаний конференции и выполнение всей текущей технической работы (размножение и распространение документов конференции, обеспечение устного перевода произносимых на заседаниях речей, хранение документов в архивах и т. д.).
	Правила процедуры современных межправительственных конференций содержат также нормы, относящиеся к созданию и деятельности рабочих органов. Основная дискуссия проходит на пленарных заседаниях, являющихся высшим органом конференции, и в комитетах, создаваемых применительно к рассматриваемым вопросам повестки дня. Комитеты, как уже отмечалось, избирают председателей, а также вице-председателей и докладчиков. Они имеют право, если это необходимо, создавать свои вспомогательные рабочие органы. Формирование комиссий и других рабочих органов и особенно определение их полномочий нередко проходят в острой политико-дипломатической борьбе. Весьма сложен также вопрос о составе комиссий и других рабочих органов конференций.
	На пленарных заседаниях и в комиссиях вносятся проекты  документов, резолюций и т. п., поправки и дополнения к ним. В ходе дискуссий важным инструментом дипломатической борьбы становятся наряду с заявлениями общего характера выступления участников по порядку ведения, для справок, по мотивам голосования, с тем чтобы придать нужное для той или иной делегации направление ходу обсуждения. Для подготовки окончательных текстов заключительных документов обычно создается редакционная комиссия, в которую входят эксперты, представляющие все рабочие языки конференции.
	Регулируется в правилах процедуры и вопрос относительно характера заседаний. На предварительном совещании или в начале конференции решается вопрос, должны ли быть заседания открытыми или закрытыми (в тех случаях, когда участники конференции по тем или иным соображениям не хотят предавать гласности ход обсуждения). На закрытых заседаниях присутствуют только участники конференции, на открытые допускаются представители прессы и публика. Пленарные заседания обычно бывают открытыми, а заседания комитетов и комиссий - в большинстве случаев закрытыми. Так, на общеевропейском совещании заседания, посвященные открытию и закрытию первого этапа, были открытыми, заседания рабочих комиссий второго этапа - закрытыми (в правилах процедуры содержалась, однако, оговорка, что участники могут принять иное решение), заседания третьего этапа (церемония открытия, выступления высоких представителей и церемония закрытия) - открытыми.
	Кроме официальных заседаний на межправительственных конференциях при работе над документами проводятся и неофициальные заседания комиссий и подкомиссий на одном из рабочих языков в более непринужденной обстановке. Иногда они собираются в полном составе, иногда - с участием только наиболее заинтересованных сторон.



5. Виды актов международных конференций и их правовое значение

	Конференции считаются законченными, когда достигается цель их работы в виде заключения тех или иных соглашений или после того, как участники переговоров приходят к выводу о невозможности соглашения из-за непримиримости точек зрения представленных государств. Окончание конференции обычно оформляется заключительным актом или протоколом, подписанным всеми участниками. Существуют и другие формы, например декларации, заявления.
	На межправительственных конференциях принимаются акты двух видов: содержащие материалы текущей работы и подводящие итоги их работы. К первой группе относятся протоколы заседаний, ко второй - документы международно-правового характера (договоры, конвенции и т. д.). Необходимо различать также акты процедурного характера и акты, принимаемые по существу рассматриваемых в ходе работы конференции вопросов.
	Результаты работы успешно завершившейся межправительственной конференции выражаются в актах с различным правовым значением, имеющих самые разнообразные наименования. Общепризнанной классификации таких наименований не существует. Выбор наименования часто связан с политическими или случайными соображениями и, как правило, не имеет юридического значения.
	Международное право не содержит норм, предписывающих какую-либо обязательную форму (или ее важный элемент - наименование) актов межправительственных конференций. Некоторые наименования в результате длительной практики их употребления стали относительно постоянными для определенных видов актов, принимаемых на межправительственных конференциях. Так, заключительными актами чаще называются документы, содержащие основные, характеризующие конференцию факты. Акты конференции, которые, как правило, нацелены на создание норм международного права, все чаще именуются конвенциями, а те, которые содержат рекомендации государствам или межправительственным организациям,- резолюциями.
	Дипломатические конференции созываются для заключения многосторонних конвенций по различным специальным вопросам международного сотрудничества в правовой, социальной, экономической, гуманитарной и других областях.
	Современные межправительственные конференции нередко принимают разнообразные резолюции по предмету своей деятельности. Наиболее яркими примерами могут служить резолюции, принимаемые конференциями, созываемыми под эгидой ООН. В частности, состоявшаяся в 1975 году в Вене Конференция ООН по вопросам о представительстве государств в их отношениях
с международными организациями приняла целый ряд резолюций. Наиболее важными среди них являются резолюция, касающаяся статуса национально-освободительных движений, признаваемых ОАЕ и/или ЛАГ, и резолюция, затрагивающая вопросы применения принятой на конференции конвенции о будущей деятельности международных организаций. Резолюции, принимаемые межправительственными конференциями, независимо от адресата имеют характер рекомендаций. Государства - участники той или иной конференции определяют свое отношение к ее резолюциям в строго индивидуальном порядке. Предусматриваемые в этих резолюциях мероприятия также являются рекомендательными и юридических обязательств для их адресатов не создают.
	В резолюциях часто выражается признательность правительству, его главе и народу страны проведения конференции, исполнительному секретарю конференции и другим членам секретариата, Генеральному секретарю ООН (в тех случаях, когда конференция проводится в рамках или под эгидой ООН), КМП ООН и эксперту-консультанту (т. е. специальному докладчику на кодификационных конференциях).
	Большинство межправительственных конференций завершается принятием заключительного акта. Заключительные акты представляют собой перечни основных событий в деятельности межправительственной конференции.
	Наряду с этим существуют заключительные акты, значение которых невозможно свести к простому перечню, протоколу или отчету, тем более что на межправительственных конференциях обычно ведутся формальные протоколы заседаний и в заключительном акте, выполняющем те же функции, не было бы необходимости.
	Такие заключительные акты содержат не только перечень наименований принятых конференцией документов, но и/или тексты этих документов. Поэтому правовое значение заключительных актов следует устанавливать, исходя из содержания того реального соглашения, которое лежит в их основе. Именно это соглашение государств - участников конференции отражает результат согласования их позиции относительно придания определенной юридической силы положениям заключительного акта.



ГЛАВА XII

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

1. Понятие международно-правовой ответственности

	Международно-правовая ответственность - это юридическая обязанность субъекта-правонарушителя ликвидировать последствия вреда, причиненного другому субъекту международного права в результате совершенного правонарушения.
	С середины XX столетия международные правонарушения подразделяются на международные деликты и международные преступления. К последним относятся особо опасные деликты, которые нарушают основополагающие принципы и нормы международного права, имеющие жизненно важное значение для всего международного сообщества, и потому негативно воздействуют на всю систему международных отношений. Международными преступлениями считаются акты агрессии, насильственное установление или сохранение колониального господства, геноцид, апартеид и т. п. Наметилась тенденция к признанию в качестве международного преступления экоцида, применения ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения.


2. Источники права института международно-правовой ответственности

	Ответственность - один из древнейших институтов международного права. История международных отношений свидетельствует о его постоянном практическом применении и совершенствовании. Однако, как это ни парадоксально, правовые нормы этого института до сих пор не кодифицированы, и поэтому он основывается, как правило, на применении обычно-правовых норм, сложившихся на базе прецедентов и судебных решений. Этим же объясняется изобилие теоретических исследований института международно-правовой ответственности.
	Считается, что в международном праве сложился общий принцип, согласно которому международно-противоправное деяние субъекта влечет его международно-правовую ответственность.
Некоторые нормы общего характера, регулирующие вопросы ответственности, закреплены в международных договорах, а также подтверждены в резолюциях ООН и других международных организаций.
	Статьи 39, 41 и 42 Устава ООН устанавливают процедуры реализации ответственности за совершение международных преступлений против международного мира и безопасности.
	С 1972 года действует Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. Участники Конвенции обязались возмещать ущерб, причиненный космическим объектом на поверхности Земли, воздушному судну в полете и космическому объекту другого субъекта международного
права.
	Провозглашается международная ответственность за нарушение ряда международных договоров, среди которых необходимо отметить Международную конвенцию о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года и Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года.
	Особое место в международном праве занимают вопросы ответственности физических лиц, выступающих от имени государства и совершающих действия, которые квалифицируются как военные преступления и преступления против человечества.
	Определение понятия агрессии, принятое Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году, устанавливает, что агрессивная война является преступлением против международного мира, а агрессия влечет за собой международную ответственность.



3. Субъекты международно-правовой ответственности

	Субъектами международно-правовой ответственности являются только субъекты международного публичного права. Физические и самостоятельные юридические лица не несут такой ответственности за обычные правонарушения, поскольку в этих случаях ответственность является гражданско-правовой.
	На практике поведение субъектов международного права выражается в действиях их органов и должностных лиц, выступающих именно в этом качестве. Государство за их действия отвечает в принципе всем национальным достоянием, а физические и юридические лица - лишь в пределах своего имущества. При этом не имеет значения, принадлежит ли орган или должностное лицо к системе законодательной, исполнительной, судебной или иной конституционной власти, а также является ли этот орган нижестоящим или вышестоящим в рамках структуры государства, носят ли функции органа международный или внутренний характер.
	Государство несет ответственность за деятельность своих органов и должностных лиц даже в случае, когда последние превысили свои полномочия, установленные внутригосударственным правом, или нарушили инструкции, касающиеся их деятельности. Например, если дипломатический представитель совершил действия, представляющие собой вмешательство во внутренние дела государства пребывания, ответственность за это несет представляемое государство. К органам государства приравниваются подразделения его вооруженных сил.
	Поведение отдельного лица или группы лиц рассматривается как деяние государства, если установлено, что это лицо или группа лиц фактически действовали от имени данного государства или осуществляли прерогативы государственной власти в случае отсутствия соответствующих возможностей для официальных властей и при обстоятельствах, которые оправдывали осуществление таких прерогатив.



4. Виды и формы международно-правовой ответственности

	Известны два вида международно-правовой ответственности: политическая и материальная.

	Политическая ответственность выражается в форме сатисфакций: заверение пострадавшей стороны в недопущении повторения правонарушения, принесение извинений, выражение сожаления, наказание конкретных виновников правонарушения, иные формы морального удовлетворения потерпевшей стороны.
	Следует упомянуть и такую форму политической ответственности, как ответные насильственные действия, осуществляемые пострадавшим субъектом, которые именуются репрессалиями (например, задержание рыболовного судна за незаконный лов рыбы, наложение ареста на имущество или его конфискация и т. п.). Репрессалии должны быть соразмерными тем действиям, которыми они вызваны.
	От репрессалий следует отличать реторсии - ответные акции в связи с недружественными действиями, не составляющими правонарушения (например, отзыв посла в ответ на недружественное заявление).
	От индивидуальных репрессалий следует также отличать коллективные санкции, которые, согласно Уставу ООН, могут предприниматься только на основании решений Совета Безопасности в отношении государств, действия которых представляют собой угрозу миру или нарушение мира. Такие санкции могут выражаться в полном или частичном приостановлении экономических отношений, функционирования коммуникаций - транспорта и связи, в разрыве дипломатических отношений (ст. 41 Устава ООН), а также в применении вооруженной силы (ст. 42 Устава) - действиях воздушных, морских и сухопутных сил, необходимых для поддержания или восстановления международного мира и безопасности (демонстрации, блокады и другие операции вооруженных сил членов ООН).
	Известны резолюции Совета Безопасности о применении санкций по ст. 41 (в отношении ЮАР, проводившей политику апартеида).
	Санкции, выражавшиеся в ограничении суверенитета, были применены после второй мировой войны в отношении Германии и Японии (оккупационный режим, ограничение права иметь вооруженные силы и др.). В 1993 году Совет Безопасности ООН единогласно постановил учредить Международный трибунал для суда над лицами, совершившими военные преступления на территории бывшей Югославии.
	Принцип соразмерности репрессалий не распространяется на санкции, которые по существу могут представлять собой форму наказания субъекта, совершившего международное преступление.
	Осуществление группами государств коллективных санкций без разрешения Совета Безопасности является противоправным. Однако государства имеют право в случае агрессии на индивидуальную и коллективную самооборону, которая к понятию санкций не относится.

	Материальная ответственность выражается в обязанности возместить материальный ущерб, что может реализовываться в форме реституции (восстановления материального положения, существовавшего до правонарушения) или репарации (денежной или иной компенсации убытков потерпевшему).
	В период, когда война считалась законным средством разрешения споров, была известна такая форма политической ответственности, как контрибуции - взимание победителем с побежденного своих военных издержек.
	Возмещению подлежит действительный материальный ущерб (прямой и косвенный). Упущенная выгода обычно не возмещается.
	Исключительно на основании договоров возникает такая разновидность материальной ответственности, как абсолютная, или объективная, ответственность. Речь в данном случае идет об ответственности, возникающей вне зависимости от вины причинителя ущерба, то есть за ущерб, причиненный в процессе правомерной деятельности.
	Пострадавшей стороне необходимо доказать лишь непосредственную причинную связь между действием (бездействием) и ущербом.
	Существует понятие договорного ограничения абсолютной материальной ответственности по сумме, подлежащей возмещению. В договоре почти всегда указывается предельная максимальная сумма компенсации, подлежащая выплате пострадавшей стороне. Например, максимальная сумма возмещения предусмотрена по Конвенции о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности, 1952 года (в результате падения воздушного судна).
	В этих случаях пострадавшая сторона не может претендовать на получение суммы, превышающей установленный предел, даже если фактический ущерб превышает эту сумму. Вместе с тем максимальный предел выплачивается не автоматически: если сумма доказанного ущерба ниже этого максимума, пострадавшая сторона может претендовать на получение только ее.
	Договорное ограничение ответственности по сумме представляет собой своего рода протекционизм по отношению к использованию техники, являющейся источником повышенной опасности, но необходимой в интересах людей (авиация, атомная энергетика и т. п.). В этом случае происходит распределение бремени убытков, возникающих в результате ущерба, между потерпевшей стороной и эксплуатантом источника ущерба.
	Договорное установление абсолютной ответственности гарантирует возмещение ущерба пострадавшим даже в том случае, если причинитель ущерба ссылается на то, что все его действия не являлись нарушением права.



5. Основания возникновения международно-правовой ответственности

	Политическая ответственность возникает из факта нарушения нормы международного права, охраняющей интересы другого субъекта (например, нарушения неприкосновенности дипломатического представительства). Она возникает даже в том случае, если нарушение права не повлекло материального ущерба или иных негативных последствий.
	Материальная ответственность возникает при наличии совокупности факторов: нарушения нормы международного права, возникновения имущественного ущерба в результате правонарушения и существования непосредственной причинной связи между правонарушением и этим ущербом.
	В теории международного права нет единого мнения о применимости в этой правовой системе понятия вины. Одни ученые считают, что вместо термина "вменение вины" следует использовать термин "присвоение субъекту поведения, представляющего собой нарушение международного обязательства". Другие исходят из необходимости использования понятия вины, которое в международном праве, в отличие от систем внутреннего права, имеет свою специфику, выражающуюся в том, что виной следует признавать сам установленный факт международно-противоправного деяния. Вменение вины в этом случае выражается в заявлении потерпевшего о факте правонарушения и о возникновении ответственности (необходимо учитывать и то, что на незначительные правонарушения одного субъекта другие могут не реагировать и вменения вины не происходит, то есть ответственность не реализуется, хотя в принципе она возникает в момент правонарушения). При отсутствии противоправного деяния вменение вины неосновательно.
	Политическая и материальная ответственность может возникать одновременно в результате одного и того же правонарушения: политическая - за сам факт нарушения права, а материальная - за возникший при этом имущественный ущерб.
	Поскольку абсолютная ответственность основывается на специальных международных договорах, предусматривающих возмещение материального ущерба, возникающего в результате правомерных деяний, большое значение имеет определение понятия "ущерб" по договору. При отсутствии в договоре такого определения рамки ответственности могли бы быть необоснованно расширены. Например, по Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года предусматривается выплата компенсации за ущерб, выразившийся в лишении жизни, телесном повреждении или ином повреждении здоровья либо в уничтожении или ином повреждении имущества государств, физических или юридических лиц и международных организаций. В частности, если человек перенес испуг от падения части космического объекта на Землю, но это не повлекло расстройства здоровья, то материальной ответственности не возникает; если часть космического объекта упала на участок земли, не повредив имущества, то возмещения владельцу участка не причитается, и т. п.



6. Реализация ответственности

	Деяние государства может быть квалифицировано как международно-противоправное лишь на основании международного права. Нарушение международного обязательства имеет место лишь в том случае, когда поведение субъекта (действие или бездействие) не соответствует тому, что требуется от него по соответствующему обязательству. При этом не имеет значения, носит это обязательство договорный или обычно-правовой характер. Соответственно большое значение придается государствами контролю за соблюдением партнерами по международным договорам своих обязательств и международного права в целом.
	В случае установления факта правонарушения (при абсолютной ответственности - факта причинения материального ущерба) потерпевшая сторона предъявляет претензию. Предъявителем претензии может быть только непосредственно потерпевший субъект международного права.
	В случае совершения международного преступления претензии к правонарушителю могут быть предъявлены любым государством или группой государств.
	Претензия может быть выражена в заявлении (часто публикуемом в печати) официального органа или лица, в дипломатическом представлении (чаще всего в официальной ноте), в ином письменном обращении правительственных органов потерпевшего субъекта. В любом случае важна доказанность вины правонарушителя, а в соответствующих случаях - суммы материального ущерба. Недостаточно обоснованные претензии порождают международные споры, а необоснованные претензии могут быть расценены как недружественный акт и повлечь реторсии. Поэтому необходимо давать в таких случаях точное и достоверное толкование нормы права, которая, по мнению потерпевшей стороны, была нарушена. В этом одно из практических значений института толкования международных договоров. Искусство толкования - залог доказательности возникновения ответственности.
	Сумма материального возмещения подлежит документированному обоснованию и подтверждению. Все материалы претензии по дипломатическим каналам направляются субъекту-правонарушителю.
	В практике международных отношений нередки случаи политических заявлений об ответственности государства за те или иные действия. Если за этим не следует официального требования о признании ответственности и принятии мер, то такие заявления носят предупредительный характер. Очевидно, такая практика дала основание ряду ученых выделить третий вид международно-правовой ответственности - моральной. Однако следует учесть, что политическая ответственность возникает из факта правонарушения в любом случае, даже если она не реализуется в виде формальной претензии. Поэтому различение политической и моральной ответственности вряд ли целесообразно.
	Принудительной реализации ответственности международное право в принципе не предусматривает, за исключением коллективных санкций по решениям Совета Безопасности ООН. Иногда репрессалии также относятся к принудительной форме реализации ответственности.



7. Обстоятельства, освобождающие от ответственности

	Освобождение от ответственности - это снятие с субъекта обязанности ликвидации последствий совершенного им деликта, породившего ответственность.
	К обстоятельствам, освобождающим от ответственности, традиционно относится вина самой потерпевшей стороны. Эта вина может выразиться в совершении действий с намерением вызвать наступление материального ущерба вследствие противоправного действия другого субъекта, а также в форме грубой небрежности или упущения самой потерпевшей стороны. Например, государство получает информацию о готовящейся провокационной акции в отношении его посольства, но не сообщает об этом властям страны пребывания посольства. Ответственность государства пребывания в случае совершения такой акции в принципе возникает за нарушение обязанности обеспечить неприкосновенность посольства иностранного государства. Однако если будет доказано, что посольство знало о готовящейся акции и не сообщило об этом властям пребывания, то это поведение посольства может рассматриваться как обстоятельство, освобождающее государство пребывания от ответственности за возмещение ущерба.
	К освобождающим от ответственности обстоятельствам относится форс-мажор (непреодолимая сила), то есть не поддающиеся контролю непредвиденные внешние события чрезвычайного характера: стихийные явления, эпидемии, эпизоотии, вооруженные конфликты, гражданские беспорядки и т. п. Например, если из-за неожиданно ухудшившихся метеоусловий воздушное судно нарушило границу иностранного государства, государство регистрации воздушного судна сошлется на форс-мажор как на основание для освобождения от ответственности.
	Высказывается точка зрения, что к обстоятельствам, освобождающим от ответственности, следует относить состояние крайней необходимости, когда совершение тех или иных действий продиктовано угрозой жизненным интересам субъекта-делинквента.
	Освобождающие от ответственности обстоятельства следует отличать от фактов и действий, которые исключают квалификацию деяния в качестве деликтного, хотя в результате этого деяния и была нарушена норма международного права. К ним относятся согласие потерпевшей стороны на совершение действия, повлекшего правонарушение, допускаемое международным правом действие в ответ на противоправное деяние самого потерпевшего субъекта (например, самооборона, репрессалии).
	Комиссия международного права ООН считает целесообразным объединить обстоятельства, освобождающие от ответственности, а также факты и действия, исключающие квалификацию деяния в качестве правонарушения, в одно общее понятие - "обстоятельства, исключающие противоправность".



8. Кодификация института международно-правовой ответственности

	Работа по кодификации норм международно-правовой ответственности осуществлялась в разные периоды отдельными учеными-юристами, научными учреждениями, неправительственными и межправительственными организациями, включая Лигу Наций. Ни одна из этих попыток не привела к появлению универсальной международной конвенции.
	Первоначально кодификаторы уделяли основное внимание материальной ответственности за ущерб, причиненный личности и имуществу иностранных граждан и иностранному капиталу. Со второй половины XX столетия центр тяжести переносится на проблемы ответственности за правонарушения, наносящие вред общим устоям международного правопорядка.
	С 1956 года кодификация норм института международно-правовой ответственности проводится по поручению Генеральной Ассамблеи ООН Комиссией международного права. Работа до настоящего времени не завершена, но Комиссия рассмотрела и приняла в предварительном порядке целый ряд статей, в которых решаются вопросы относительно возникновения международной ответственности, ее содержания, форм и объема, реализации международной ответственности и урегулирования споров.
	На данном этапе Комиссия ограничила свою задачу лишь ответственностью государства, не касаясь ответственности других субъектов международного публичного права. Она решила также рассматривать ответственность только за международно-противоправные деяния. Что касается ответственности за вредные последствия действий, не составляющих международного правонарушения, то с 1980 года Комиссия работает над проектом специальной конвенции по этому вопросу.



9. Ответственность за международные преступления

	Международные преступления относятся к тягчайшим международно-противоправным деяниям, посягающим на основы существования государств и народов, подрывающим основные принципы международного права, угрожающим международному миру и безопасности. В подготовленном Комиссией международного права проекте статей об ответственности государств подчеркивается, что "международно-противоправное деяние, возникающее в результате нарушения государством международного обязательства, столь основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества, что его нарушение рассматривается как преступление перед международным сообществом в целом, составляет международное преступление".
	Объектом международного преступления могут быть всеобщий мир и международная безопасность, добрососедские отношения между государствами и народами, право народов и наций на самоопределение, законы и обычаи войны, права человека.
	Впервые в Уставах Международных военных трибуналов в Нюрнберге и Токио была дана квалификация преступлений против мира, военных преступлений и преступлений против человечности как тягчайших международных преступлений. В дальнейшем такую же квалификацию получили геноцид (Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.), расизм и расовая дискриминация (Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г.), апартеид (Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.), применение ядерного оружия (Декларация Генеральной Ассамблеи ООН о запрещении применения ядерного оружия для целей войны 1961 г.), колониализм (Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г.)- В разрабатываемый Комиссией международного права проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества предлагается включить все перечисленные и ряд других видов международных преступлений, а именно агрессию, угрозу агрессией, вмешательство, колониальное господство, апартеид, наемничество, международный терроризм, геноцид, систематические и массовые нарушения прав человека, исключительно серьезные военные преступления, незаконный оборот наркотиков и преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде.
	Международные преступления могут явиться результатом как действия, так и бездействия. Субъектами международных преступлений и ответственности за их совершение могут быть субъекты международного права, а также физические лица. Государства и другие субъекты международного права несут политическую и материальную ответственность, а физические лица - индивидуальную уголовную ответственность.



10. Ответственность физических лиц

	В современном международном праве признается индивидуальная уголовная ответственность физических лиц за совершенные ими преступления против мира и безопасности человечества.
	Ответственность физических лиц за международные преступления чаще всего наступает при условии, что их преступные деяния связаны с преступной деятельностью государства. Государства, виновные в совершении преступления, несут международную ответственность, а физические лица - уголовную ответственность. Совершение лицом преступных действий во исполнение приказа (своего правительства или начальника) не освобождает его от уголовной ответственности. Для наказания таких лиц применяется как международная, так и национальная юрисдикция.
	Официальный статус лица (глава государства или правительства) не освобождает его от уголовной ответственности.
	После окончания второй мировой войны для суда над главными военными преступниками были созданы два Международных военных трибунала: в Нюрнберге и Токио. Решением Совета Безопасности (1993 г.) предусмотрено создание Международного трибунала для осуждения лиц, виновных в совершении преступлений на территории бывшей Югославии после 25 июня 1991 г. Возможность создания международных уголовных судов предусмотрена и в некоторых конвенциях, например в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года и Международной конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года. В вязи с разработкой проекта Кодекса преступлении против мира и безопасности человечества в Комиссии международного права ставится вопрос о создании Международного уголовного суда.
	Международное право исходит из неприменения срока давности к ответственности за международные преступления. Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года указывает, что представители государственных властей и частные лица, виновные в совершении указанных преступлений и соучастии в них, несут ответственность независимо от времени совершения преступления.
	Если по соответствующему соглашению не создано специального международного суда, государство, на территории которого находится преступник, обязано либо предать его суду, либо выдать другому государству, на территории которого было совершено преступление и которое явилось основной жертвой преступления.



11. Ответственность международных организаций

	Ответственность международных организаций возникает из нарушения ими международных обязательств, вытекающих из договоров и других источников международного права. Вопрос об ответственности международных организаций получил отражение в некоторых международных договорах. Так, в договорах об исследовании и использовании космического пространства устанавливается ответственность международных организаций, осуществляющих космическую деятельность, за ущерб, причиненный этой деятельностью (Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г.; Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г.).
	Ответственность международных организаций устанавливается также в конвенциях об ответственности за ядерный ущерб в тех случаях, когда международные организации выступают в качестве операторов ядерных установок или операторов ядерных судов.
	Международные организации несут ответственность за несоблюдение уставных и других обязанностей своими органами и международными должностными лицами, за причинение ущерба своими действиями государствам, другим международным организациям и физическим лицам.
	В случаях материальной ответственности международных организаций следует исходить из того, что их средства складываются из взносов государств-членов. В практике наметилась тенденция сочетания материальной ответственности международной организации и государств. Здесь возможны два варианта: 1) установление солидарной ответственности организации и государств-членов; 2) установление ответственности самой организации. В первом случае претензии об ответственности могут быть предъявлены как государствам-членам, так и организации. Во втором случае претензии предъявляются только организации, которая сама решает вопрос о распределении бремени ответственности между своими членами.
	В Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, была установлена солидарная ответственность, однако при соблюдении следующих условий: а) любая претензия о компенсации за ущерб предъявляется в первую очередь международной организации, осуществляющей запуск объекта; б) если организация в течение шести месяцев не компенсировала суммы причиненного ущерба, то государство-истец может поставить вопрос об ответственности государств - членов организации.
	Международные организации могут быть и субъектами международных претензий. В Консультативном заключении Международного Суда ООН от 11 апреля 1949 г. по вопросу о возмещении ущерба, понесенного на службе в ООН, указывалось, что международная организация может выступать с претензией об ответственности за причиненный ей ущерб. ООН неоднократно предъявляла иски о возмещении причиненного ей ущерба (например, иск к Израилю в 1949 г. в связи с убийством израильскими террористами посредника ООН графа Бернадота и военного наблюдателя ООН полковника Серо),
	Международная организация может нести ответственность и по международному частному праву, а также по внутреннему праву государств. В этом случае ответственность международной организации зависит от признания ее правоспособности на территории государства на основании учредительного акта или соглашения с государством о ее штаб-квартире или представительстве.



ГЛАВА XIII

МИРНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ

1. Понятие международного спора

	Понятие "международный спор" обычно используется для обозначения разногласий между государствами, в том числе тех, что могут поставить под угрозу международный мир и безопасность.
	В основе международных споров лежит целый ряд факторов экономического, социально-политического, идеологического, военного, международно-правового характера. В самом общем виде международный спор можно рассматривать в качестве специфического политико-правового отношения, возникающего между двумя или большим числом субъектов международного права и отражающего противоречия, существующие в рамках этого отношения.
	С момента возникновения спора и в течение всего периода его развития и существования должен действовать принцип мирного разрешения международных споров как общепризнанный императивный принцип международного права.
	В Уставе ООН для квалификации конфликтных отношений используются понятия "спор" и "ситуация".
	Понятие "международная ситуация", которая может привести к трениям между государствами или вызвать спор между ними и которая может угрожать поддержанию международного мира и безопасности, в Уставе ООН не определяется, как не определяется и понятие "спор".
	Согласно доктрине международного права и практике Совета Безопасности, а также Международного Суда ООН, спор имеет место в том случае, когда государства взаимно предъявляют претензии по поводу одного и того же предмета спора. Ситуация же имеет место тогда, когда столкновение интересов государств не сопровождается взаимным предъявлением претензий, хотя и порождает трения между ними. "Ситуация" - более широкое понятие, чем "спор". Общим признаком, характеризующим как спор, так и ситуацию, является столкновение интересов государств.
	Различают два вида споров и ситуаций: продолжение одних угрожает международному миру и безопасности, продолжение других не сопряжено с такой угрозой. В свете целей ООН важнее улаживать споры и ситуации первого вида. Вместе с тем, исходя из этих же целей, всякие споры и ситуации должны быть улажены, ибо те из них, что не угрожают международному миру и безопасности, все же вызывают международные трения, а для поддержания дружественных отношений и сотрудничества между государствами необходима ликвидация любых международных трений.
	Устав ООН не устанавливает критериев разделения споров и ситуаций на две указанные категории, предоставляя решение этого вопроса Совету Безопасности. В ст. 34 Устава говорится: "Совет Безопасности уполномочивается расследовать любой спор и любую ситуацию, которая может привести к международным трениям или вызвать спор, для определения того, не может ли продолжение этого спора или ситуации угрожать поддержанию международного мира и безопасности". Такие критерии, очевидно, и не могли быть установлены, поскольку решение вопроса о том, представляет ли спор или ситуация угрозу международному миру и безопасности, обусловлено конкретными обстоятельствами каждого конкретного спора или ситуации, а также зависит от характера внешней политики спорящих либо вовлеченных в ситуацию сторон.
	Во всяком случае, несомненно то, что принцип мирного разрешения международных споров распространяется на все международные споры и ситуации, независимо от того, угрожают они или нет международному миру и безопасности.
	Правовые последствия, вытекающие из квалификации Советом Безопасности ООН конфликта в качестве "спора" или "ситуации", не одинаковы. На основании п. 3 ст. 27 Устава ООН постоянный член Совета Безопасности, являющийся стороной в споре, должен воздержаться от голосования при принятии решения. Это положение не относится к ситуациям. Согласно п. 1 ст. 36 Устава ООН, Совет Безопасности может рекомендовать процедуру или методы урегулирования как спора, так и ситуации. В соответствии со ст. 37 и 38 Совет Безопасности может рекомендовать сторонам условия разрешения спора, но не ситуации. Передача дела в Международный Суд ООН может иметь место только в отношении спора, но не ситуации.
	Международные споры классифицируются по различным основаниям: по объекту или предмету спора, по степени опасности для международного мира, по географии распространения (локальные, региональные или глобальные), по числу субъектов (двусторонние или многосторонние). Международный спор упоминается во многих многосторонних и двусторонних договорах.
	Устав ООН предусматривает определенные процедуры урегулирования нескольких разновидностей международных споров. Среди них: "спор, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности" (ст. 33); "международные споры" (п. 3 ст. 2); "любой спор", то есть спор, который может и не представлять собой прямой угрозы поддержанию международного мира (ст. 38); "местные споры" (пп. 2 и 3 ст. 52); "споры юридического характера" (п. 3 ст. 36).
	Какого-либо четкого разграничения между юридическими (правовыми) и политическими спорами в Уставе ООН не содержится. Вместе с тем в п. 2 ст. 36 Статута Международного Суда ООН содержится перечень критериев, дающих представление о том, что следует понимать под спорами юридического характера. Правовыми спорами, подпадающими под юрисдикцию Международного Суда ООН, являются споры, касающиеся толкования договора, любого вопроса международного права, наличия факта, который, если он будет установлен, представит собой нарушение международного обязательства, а также касающиеся характера и размеров возмещения за нарушение обязательства.
	Особое место среди всего разнообразия международных споров занимают территориальные споры, то есть споры о принадлежности определенного участка территории, которые часто сопровождаются опасными политическими кризисами и вооруженными конфликтами.



2. Правовое содержание принципа мирного разрешения международных споров

	В современном международном праве в качестве общепризнанного императивного сложился принцип мирного разрешения споров, согласно которому международные споры должны разрешаться исключительно мирными средствами.
	На Гаагских конференциях мира 1899 и 1907 годов была разработана и принята Конвенция о мирном решении международных столкновений, которая в определенной мере обобщила и унифицировала правила применения добрых услуг и посредничества, образования и функционирования международных третейских судов и следственных комиссий. Однако в условиях признания допустимости и правомерности вооруженного насилия в международных отношениях обращение к добрым услугам и посредничеству, а также к другим предусмотренным в конвенции мирным средствам разрешения споров не носило для ее участников юридически обязательного характера. Например, согласно ст. 2 упомянутой конвенции, в случае важного разногласия или столкновения договаривающиеся державы соглашались, "прежде чем прибегнуть к оружию, обращаться, насколько позволят обстоятельства, к добрым услугам или посредничеству одной или нескольких дружественных Держав". Оговорка "насколько позволят обстоятельства" делала такое обращение полностью зависящим от усмотрения каждой из спорящих сторон, и, следовательно, оно ни в коей мере не являлось обязательной стадией разрешения споров. Аналогичной оговоркой обусловливалось обращение к третейским судам и следственным комиссиям.
	Принятый в 1919 году Статут Лиги Наций, хотя и предусматривал обязательное применение в определенных случаях отдельных средств мирного разрешения международных споров (третейское и судебное разбирательство, обращение к Совету или Собранию Лиги), не содержал четко сформулированного принципа мирного разрешения международных споров и допускал войну в качестве законного средства разрешения споров.
	В соответствии со ст. 12 Статута члены Лиги Наций должны были передавать спор, "могущий вызвать разрыв", на третейское или судебное разбирательство или на рассмотрение Совета Лиги. При этом они обязывались не прибегать к войне в течение трехмесячного срока после третейского или судебного решения или доклада Совета. Согласно ст. 13, спорящие государства соглашались передавать споры правового характера, не разрешенные дипломатическим путем, на третейское или судебное разбирательство. При этом другие члены Лиги обязывались не прибегать к войне против той спорящей стороны, которая будет сообразовываться с третейским или судебным решением. Следовательно, война против другой спорящей стороны допускалась. По ст. 15 спор между членами Лиги, "могущий повлечь за собой разрыв" и не переданный на третейское или судебное разбирательство, должен был передаваться спорящими сторонами в Совет Лиги, и в случае единогласно принятого доклада Совета другие члены Лиги обязывались не прибегать к войне против стороны, сообразующейся с выводами доклада. Иначе говоря, и в этом случае война против другой стороны допускалась. При отсутствии же единогласия члены Лиги оставляли за собой право "действовать так, как они считают необходимым для поддержания права и справедливости", то есть были свободны в выборе между мирными и военными средствами. Согласно ст. 17, в случае отказа членов Лиги выполнять предписанные Статутом обязательства по урегулированию спора Совет мог "принять всякие меры и сделать всякие предложения, способные предупредить враждебные действия и привести к разрешению конфликта".
	Следующим шагом на пути к признанию принципа мирного разрешения международных споров явилось принятие в 1928 году Парижского договора об отказе от войны (пакта Бриана - Келлога). В ст. 1 пакта прямо указывается: "Высокие Договаривающиеся Стороны признают, что урегулирование или разрешение всех могущих возникнуть между ними споров или конфликтов, какого бы характера или какого бы происхождения они ни были, должно всегда изыскиваться только в мирных средствах".
	В Уставе ООН принцип мирного разрешения международных споров был поднят на более высокую ступень в качестве одного из основополагающих императивных принципов современного международного права. Согласно п. 3 ст. 2 Устава, "все Члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость". Впоследствии содержание этого принципа было развито в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года и в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года.
	Существенное значение для утверждения в практике международных отношений принципа мирного разрешения международных споров имело принятие Генеральной Ассамблеей ООН в 1982 году Манильской декларации о мирном разрешении международных споров и в 1988 году - Декларации о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о роли ООН в этой области. Оба документа, признавая ответственность государств за предотвращение и урегулирование споров и ситуаций, вместе с тем подчеркивают важную роль, которую могут сыграть в этой связи ООН и ее органы. Отмечается, что укрепление такой роли ООН повысит ее эффективность в решении вопросов поддержания международного мира и безопасности. Важной особенностью Декларации 1988 года является то, что в ней содержатся положения, касающиеся не только урегулирования, но и предотвращения споров, продолжение которых может угрожать поддержанию международного мира и безопасности.
	Юридическое содержание принципа мирного разрешения международных споров составляет совокупность прав и обязанностей государств - участников спора.
	Государства обязаны разрешать свои международные споры исключительно мирными средствами. Декларация о принципах международного права 1970 года гласит: "Каждое государство обязано воздерживаться от угрозы силой или ее применения... в качестве средства разрешения международных споров, в том числе территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ".
	Государства не вправе оставлять свои международные споры неразрешенными. Это означает, во-первых, требование о скорейшем разрешении международного спора и, во-вторых, необходимость продолжения поиска путей урегулирования, если взаимно согласованный спорящими сторонами способ урегулирования не принес позитивных результатов. Под скорейшим разрешением международного спора следует понимать строгое соблюдение взаимосогласованных сроков урегулирования. Предусматриваемые некоторыми многосторонними и двусторонними соглашениями сроки передачи споров на урегулирование налагают на спорящие стороны обязанность не ограничиваться каким-либо одним средством или процедурой мирного разрешения спора, а использовать и другие средства, если спор не удалось уладить первоначально избранным методом.
	Государства должны воздерживаться от действий, способных обострить возникший между ними спор. Речь идет прежде всего о действиях, которые могут затруднить урегулирование спора, создать угрозу для поддержания международного мира и безопасности, а также о действиях, которые могут изменить сложившееся положение в пользу одной из сторон и нанести тем самым ущерб интересам другой стороны.
	Государства обязаны урегулировать свои споры на основе международного права и справедливости. Данное требование предполагает применение в процессе разрешения споров основных принципов международного права, соответствующих норм договорного и обычного права. Согласно ст. 38 Статута Международного Суда ООН, урегулирование споров на основе международного права означает применение: а) международных конвенций, как общих, так и специальных, устанавливающих правила, определенно признанные спорящими государствами; b) международных обычаев как доказательства всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы; с) общих принципов права, признанных цивилизованными нациями; d) судебных решений и доктрин наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм. Статья 38 также устанавливает, что обязанность Суда принимать решения по спорам на основе международного права не ограничивает его права разрешать дела ex aequo et bono (по справедливости и доброй совести), если стороны с этим согласны.
	Государства обладают правом свободного выбора по обоюдному согласию конкретных средств мирного урегулирования возникающих между ними споров и конфликтов. Такое право вытекает из принципов суверенного равенства государств и невмешательства в их внутренние и внешние дела. Это не исключает для государств возможности заблаговременно выражать свое согласие на обязательное применение тех или иных процедур урегулирования возникающих между ними разногласий. Например, в соответствии со ст. 36 Статута Международного Суда государства - участники Статута могут в любое время заявить о признании обязательной юрисдикции Международного Суда. Это означает, что спор будет рассматриваться Международным Судом по требованию одной из сторон в споре, а другая сторона обязана признать эту компетенцию Суда. Это правило действует только в отношениях между государствами, сделавшими такое заявление.
	Конвенция ООН по морскому праву 1982 года предусматривает четыре обязательные процедуры урегулирования споров, каждую из которых государство-участник может выбрать путем письменного заявления при подписании или ратификации Конвенции: Международный трибунал по морскому праву, Международный Суд ООН, арбитраж, образуемый в соответствии с Приложением VII к Конвенции, специальный арбитраж, формируемый в соответствии с Приложением VIII к Конвенции.
	Статья IX Договора о принципах деятельности государств по исследованию и. использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года предусматривает проведение консультаций в случае, если какое-либо государство - участник договора имеет основания полагать, что деятельность или эксперимент одного государства могут создать потенциально вредные помехи космической деятельности других государств.
	В Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года предусматривается процедура регулирования споров по вопросу о компенсации ущерба: если переговоры сторон в споре не приводят к разрешению спора в течение одного года, по просьбе любой из сторон спор передается в Комиссию по рассмотрению претензий с чертами согласительного, следственного и арбитражного органа.
	Содержание принципа мирного разрешения международных споров нуждается в дальнейшем развитии через выработку и принятие как на универсальном, так и региональном уровне юридических норм, конкретизирующих соответствующий комплекс прав и обязанностей государств.



3. Мирные средства разрешения международных споров

	Государства - члены ООН приняли на себя обязательство "проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров и ситуаций, которые могут привести к нарушению мира" (п. 1 ст. 1).
	Механизм реализации принципа мирного разрешения международных споров существует в виде системы международно-правовых средств такого урегулирования. Согласно ст. 33 Устава ООН, государства, участвующие в любом споре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, должны прежде всего стремиться разрешить спор путем "переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору". В приведенной статье названы почти все известные на сегодняшний день средства мирного разрешения споров. Не упомянуты лишь "добрые услуги". Некоторые мирные средства, получившие свое договорно-правовое оформление еще в конце XIX - начале XX века, названы в ст. 33 иначе. Так, под обследованием Устав ООН имеет в виду следственные комиссии, то есть следственную процедуру, а под примирением - согласительные комиссии.

	Переговоры. Это наиболее доступное, гибкое и эффективное средство мирного разрешения споров, играющее ведущую роль среди других мирных средств. Это обусловлено тем, что конкретные цели, состав участников, уровень представительства на переговорах, их организационные формы и прочие процедурные вопросы согласовываются самими спорящими сторонами. В соответствии с основными принципами и нормами современного международного права переговоры должны вестись на равноправной основе, исключающей нарушение суверенной воли заинтересованных сторон. Независимо от предмета переговоров они должны начинаться и протекать без каких-либо предварительных ультимативных условий, принуждения, диктата и угроз.
	Позитивный исход переговоров может выразиться либо в непосредственном разрешении спора по существу, либо в достижении договоренности о применении иного мирного средства разрешения спора. Однако если переговоры не привели к определенному соглашению, стороны обязаны продолжить поиск путей взаимоприемлемого урегулирования разногласий.

	Консультации сторон. Как средство мирного урегулирования споров стали применяться после второй мировой войны, получив международно-правовое закрепление в большом числе двусторонних и многосторонних соглашений. Консультирующиеся стороны могут заранее устанавливать периодичность встреч, создавать консультативные комиссии. Указанные особенности консультаций способствуют поиску компромиссных решений спорящими сторонами, непрерывности контактов между ними, а также реализации достигнутых договоренностей в целях предупреждения возникновения новых споров и кризисных ситуаций. Процедура обязательных консультаций на основе добровольного согласия сторон позволяет использовать двойную функцию консультаций: в качестве самостоятельного средства разрешения споров и для предотвращения, профилактики возможных споров и конфликтов, а также, в зависимости от обстоятельств, как средство достижения спорящими сторонами договоренности о применении других средств урегулирования. Можно считать, что консультации являются разновидностью переговоров.

	Обследование. Это - средство мирного урегулирования, к которому прибегают в тех случаях, когда спорящие стороны расходятся в оценке фактических обстоятельств, вызывающих спор или приведших к спору. Для осуществления процедуры обследования стороны создают на паритетных началах международную следственную комиссию, иногда во главе с представителем третьего государства или международной организации. Следственная комиссия должна учреждаться на основании специального соглашения между спорящими сторонами. В соглашении определяются подлежащие расследованию факты, порядок и срок образования комиссии, объем полномочий ее членов, а также место пребывания комиссии, ее право перемещаться, срок, в который каждая спорящая сторона должна будет представить свое изложение фактов, и т. д. Результаты работы комиссии фиксируются в докладе, который должен ограничиваться лишь установлением фактов. За сторонами сохраняется полная свобода воспользоваться выводами следственной комиссии по своему усмотрению.

	Примирение (согласительная процедура). Как средство мирного урегулирования споров примирение, в отличие от обследования, включает не только выяснение фактических обстоятельств, но и выработку конкретных рекомендаций сторон. При применении согласительной процедуры стороны, как и в случае с обследованием, образуют на паритетных началах международную согласительную комиссию, которая и вырабатывает свои рекомендации.
	Выводы согласительной комиссии носят факультативный характер, то есть не являются юридически обязательными для сторон, участвующих в споре. Наиболее подробно порядок создания и функционирования согласительной комиссии изложен в Акте о мирном разрешении международных споров 1928 года, пересмотренном Генеральной Ассамблеей ООН в 1949 году.

	Добрые услуги. В качестве действий не участвующей в споре стороны (государства, международной организации, известного общественного или политического деятеля), направленных на установление контактов между спорящими сторонами, добрые услуги могут оказываться как в ответ на соответствующую просьбу одной или обеих спорящих сторон, так и по инициативе самой третьей стороны. Предложение добрых услуг не должно рассматриваться в качестве недружелюбного акта по отношению к спорящим сторонам. Оказывающий добрые услуги в самих переговорах по разрешению спора непосредственного участия не принимает. Добрые услуги нередко перерастают в посредничество.

	Посредничество. Оно предполагает непосредственное участие третьей стороны в мирном разрешении спора. Участвуя в переговорах спорящих сторон, посредник призван всемерно содействовать выработке приемлемого для этих сторон решения спора. Он вправе предлагать свои варианты такого разрешения, хотя предложения посредника не носят для спорящих сторон обязательного характера. Регламентация порядка осуществления посредничества содержится в Гаагских конвенциях о мирном решении международных столкновений 1899 и 1907 годов.

	Международный арбитраж. Будучи одним из старейших средств мирного разрешения международных споров, международный арбитраж представляет собой добровольно выраженное согласие спорящих передать свой спор на рассмотрение третьей стороны (третейское разбирательство), решение которой является обязательным для сторон в споре. Обязательность признания и исполнения решения есть то главное, что отличает арбитражную процедуру от приведенных выше средств мирного урегулирования споров.
	Существуют два вида арбитражных органов: постоянный арбитраж и арбитраж ad hoc. Важную роль в развитии института арбитража сыграли Гаагские конвенции о мирном решении международных столкновений 1899 и 1907 годов. В соответствии с этими конвенциями в 1901 году была учреждена Постоянная палата третейского суда (ППТС) с целью "облегчить возможность обращаться без замедления к третейскому суду в случае международных споров, которые не могли быть улажены дипломатическим путем" (ст. 41), которая существует до сих пор. Постоянно функционируют только Административный совет и бюро (канцелярия) палаты во главе с генеральным секретарем. Каждое из участвующих в конвенциях государств (их в настоящее время около 80) назначает четырех компетентных лиц из числа своих граждан в качестве членов палаты (арбитров). Россия - член палаты, и четыре ее юриста-международника образуют национальную группу палаты. Из общего списка членов палаты стороны в споре и выбирают арбитров. За время своего существования палата рассмотрела 26 дел. Местопребывание палаты - Гаага.
	Арбитражи ad hoc создаются для рассмотрения конкретного спора между государствами.
	Можно выделить три основных способа передачи дела на международное арбитражное разбирательство: специальное соглашение (компромисс), передающее существующий спор на арбитраж; специальное положение (компромиссная оговорка) в различных договорах, предусматривающее передачу в арбитраж споров, которые могут возникнуть из толкования или применения договора; общие арбитражные договоры, предусматривающие передачу на арбитражное разбирательство любых споров, которые могут возникнуть между сторонами (обязательный арбитраж). Стороны нередко оговаривают, что арбитражу не подлежат споры, затрагивающие жизненные интересы, независимость или честь сторон. В качестве третьей стороны при разрешении спора могут выступать единоличный арбитр (обязательно посторонний для спорящих государств), группа арбитров из третьих государств, группа арбитров на паритетных началах от государств, участвующих в споре, при нейтральном председателе-суперарбитре. Спорящие стороны сами определяют компетенцию арбитража, ограничивая ее рамками предмета своего спора.

	Судебное разбирательство. В основе своей судебное разбирательство сходно с третейским. К наиболее существенным факторам, обусловливающим сходство между судом и арбитражем, следует отнести окончательность выносимого решения и его юридически обязательный характер для сторон в споре. Различие между арбитражем и международным судом заключается главным образом в порядке их образования и касается преимущественно способа формирования, численного и персонального состава, функционирования и т. д.
	Первым постоянным международным судом стала Постоянная палата международного правосудия, статут которой был принят Собранием Лиги Наций в 1920 году. Палата прекратила свое существование в 1946 году. В настоящее время основным судебным органом международного сообщества является Международный Суд ООН. Суд осуществляет свою деятельность на основе Статута Международного Суда (Статут - неотъемлемая составная часть Устава ООН), а также Регламента Суда. Существование Международного Суда ООН не исключает возможности создания специальных международных судов на основе других международных соглашений. В связи с этим следует упомянуть Суд Европейских Сообществ, Европейский суд по правам человека, Межамериканский суд по правам человека, Суд Восточно-Африканского сообщества.
	Эффективность функционирования системы международно-правовых средств мирного урегулирования международных споров, представляющей собой совокупность норм материального и процессуального характера, может быть обеспечена лишь в результате надлежащего правоприменения и прогрессивного развития указанных норм с учетом специфики современного этапа развития международных отношений, требующего нового политико-правового подхода к обеспечению международного мира и безопасности.



4. Роль международных организаций в деле мирного разрешения международных споров

	Совет Безопасности ООН в случае возникновения спора или ситуации уполномочен "рекомендовать надлежащую процедуру или методы урегулирования", принимая во внимание процедуру, которая уже была принята сторонами. Споры юридического характера должны, как общее правило, передаваться сторонами в Международный Суд (ст. 36 Устава ООН).
	Для предотвращения ухудшения ситуации в случае угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии Совет Безопасности может "потребовать от заинтересованных сторон выполнения тех временных мер, которые он найдет необходимыми или желательными" (ст. 40). Эти временные меры не должны наносить ущерб правам, притязаниям или положению заинтересованных сторон.
	В практике ООН применялись такие временные меры, как создание полностью или частично демилитаризованных зон, замораживание притязаний сторон, отвод войск, проведение временных демаркационных линий.
	Так, Совет Безопасности ООН в 1991 году на основании ст. 39 и 40 Устава охарактеризовал действия Ирака как "вторжение вооруженных сил Ирака в Кувейт" и потребовал выполнения временных мер, чтобы предотвратить ухудшение ситуации, а именно отвода Ираком, незамедлительно и безусловно, всех своих сил из Кувейта, а также призвал обе страны "приступить к интенсивным переговорам для урегулирования их разногласий" (рез. 660/1990). На основании резолюции Совета Безопасности от 4 марта 1964 г. были созданы Вооруженные силы ООН по поддержанию мира на Кипре (ВСООНК).
	Применение временных мер с участием ООН в кризисных районах обычно осуществлялось уже после начала конфликта. В настоящее время стоит задача планирования временных мер на случай непредвиденного развития обстоятельств (например, в условиях национального кризиса) по просьбе правительства или всех заинтересованных сторон или с их согласия, а также при возникновении межгосударственных споров.
	В главе VIII Устава ООН говорится о возможности существования "региональных соглашений или органов для разрешения таких вопросов, относящихся к поддержанию международного мира и безопасности, которые являются подходящими для региональных действий, при условии, что такие соглашения или органы и их деятельность совместимы с целями и принципами Организации" (ст. 52).
	Устав не связывает действия региональных органов по урегулированию международных споров с их компетенцией, зафиксированной в статутах этих органов. Он лишь обусловливает их соответствием Уставу ООН.
	Уставы региональных международных организаций, как правило, включают принцип мирного урегулирования споров. Так, ст. V Пакта Лиги арабских государств запрещает прибегать к силе для урегулирования споров и устанавливает, что "если возникнет спор, не затрагивающий независимости, суверенитета и территориальной целостности государств, и если обе спорящие стороны обратятся к Совету Лиги для разрешения этого спора, то решение Совета будет обязательным и окончательным". Устав Организации африканского единства обязывает государства-члены разрешать споры между ними мирными средствами (ст. 19) и создает с этой целью комиссию по посредничеству, примирению и арбитражу. Договор о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (стран АСЕАН) предусматривает урегулирование разногласий или споров мирными средствами (ст. 2).
	В 1987 году Организация Исламской конференции рассмотрела вопрос об ирано-иракской войне. В заключительном коммюнике ОИК призвала стороны конфликта прекратить военные действия, отвести войска к признанным международным границам, обменяться военнопленными и урегулировать конфликт мирными средствами, в том числе путем переговоров и рассмотрения вопроса в Исламском суде, созданном этой конференцией.
	Региональные организации могут осуществлять координацию действий по мирному разрешению международных споров. На конференции глав государств и правительств арабских и африканских государств (Каир, 1977 г.) было принято решение о создании специальной арбитражной комиссии, учреждаемой ОАЕ и ЛАГ для разрешения споров, возникающих в ходе сотрудничества этих организаций.
	В настоящее время принцип мирного урегулирования международных споров находит широкое признание в рамках превентивной дипломатии, а именно использования ее в целях ослабления или предотвращения напряженности до того, как такая напряженность перерастет в конфликт. Превентивная дипломатия может осуществляться Генеральным секретарем ООН либо через старших должностных лиц или специализированными учреждениями и программами, а также Советом Безопасности или Генеральной Ассамблеей и региональными организациями в сотрудничестве с ООН.
	В последнее время наблюдается активное участие региональных экономических организаций в усилиях по мирному урегулированию споров. Это обусловлено тем, что региональные экономические организации в ряде случаев являются единственным организационным форумом для ведения переговоров в рамках соответствующей группы государств.
	Европейские Сообщества в свое время активно участвовали в урегулировании внутреннего конфликта в Югославии, в мирной региональной конференции (1991 г.) по Ближнему Востоку в Мадриде.
	С целью закрепления результатов мирного урегулирования споров международные организации и отдельные государства могут предоставлять международные гарантии. Гарантами независимости, территориальной целостности и безопасности Кипра по Договору о гарантиях от 16 августа 1960 г. являлись Турция, Греция и Великобритания.
	Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 года содержит гарантии для неядерных государств, заключающиеся в запрещении передачи ядерного оружия, контроля над ним или технологии производства другим неядерным государствам. Статья III договора устанавливает обязанность неядерных государств принять гарантии по соглашению с МАГАТЭ с целью не допустить использования ядерного материала в военных целях.
	ООН явилась гарантом мирного урегулирования конфликта на юго-западе Африки, проведения выборов в Намибии и провозглашения 21 марта 1990 г. независимости этого государства.
	Значительная роль в урегулировании международных споров на основании ст. 98 Устава ООН принадлежит Генеральному секретарю ООН, который выполняет функции, возлагаемые на него Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности. Согласно ст. 99, он "имеет право доводить до сведения Совета Безопасности о любых вопросах, которые, по его мнению, могут угрожать поддержанию международного мира и безопасности". Оказание добрых услуг и посредничества Генеральным секретарем ООН имеет важное значение в решении ближневосточной, камбоджийской и других региональных проблем.
	30 августа 1988 г. Марокко и ПОЛИСАРИО дали согласие на совместную миссию добрых услуг Генерального секретаря ООН и Председателя ОАЕ.
	В период подготовки проведения выборов в Намибии в этой стране работала Группа по оказанию помощи в переходный период (ЮНТАГ) под руководством специального представителя Генерального секретаря ООН. Добрые услуги осуществлялись Генеральным секретарем в Афганистане (рез.647/1990 Совета Безопасности), на Кипре (рез. 649/1990), в Центральной Америке. Генеральный секретарь ООН проводил консультации с правительством Ливана, где размещались Временные силы ООН.
	При участии Генерального секретаря ООН был разработан план урегулирования конфликта в Западной Сахаре, подписанный в августе 1988 года в Женеве представителями сторон в конфликте. Совет Безопасности ООН уполномочил Генерального секретаря ООН совершить поездку в Марокко, Алжир и Западную Сахару с целью обследования и оказания добрых услуг.



5. Мирное урегулирование споров в рамках общеевропейского процесса

	Современная система мирного урегулирования международных споров в рамках общеевропейского процесса является итогом двадцатилетней кропотливой работы, которая велась на регулярных встречах представителей государств - участников СБСЕ и на четырех специальных совещаниях экспертов СБСЕ по мирному урегулированию споров (Монтрё -1978 г., Афины - 1984 г., Валлетта-1991 г., Женева-1992 г.).
	Первоначально рассмотрение проблемы мирного урегулирования споров в рамках СБСЕ основывалось на проекте конвенции о европейской системе мирного урегулирования споров, внесенном Швейцарией в 1973 году. Проект предполагал использование обязательного арбитража практически в отношении всех возможных категорий споров.
	В 1975 году участники СБСЕ сочли преждевременным принятие документа об обязательной системе урегулирования споров в Европе и включили в текст хельсинкского Заключительного акта положение о дальнейшей работе над новым "общеприемлемым методом мирного урегулирования, направленным на дополнение существующих средств".
	Таким образом, мандат первого и второго Совещаний экспертов СБСЕ по мирному урегулированию споров состоял в выработке подобного "общеприемлемого метода". На совещании 1978 года в Монтрё экспертам удалось выработать основополагающие принципы разрабатываемого метода, названные "общим подходом".
	Второе Совещание экспертов СБСЕ по мирному урегулированию споров в Афинах завершилось еще более скромными результатами. В итоговом документе указывалось лишь на целесообразность "продолжить обсуждение этого вопроса в соответствующих рамках общеевропейского процесса".
	Третье Совещание 1991 года в Валлетте оказалось более продуктивным, чему в значительной степени способствовал соответствующии мандат венского Итогового документа СБСЕ от 15 января 1989 г., подкрепленный положениями Парижской хартии для новой Европы от 21 ноября 1990 г. Совещание приняло 8 февраля 1991 г. документ, озаглавленный "Принципы урегулирования споров и положения процедуры СБСЕ по мирному урегулированию споров".
	Документ предполагал создание специального "Механизма СБСЕ по урегулированию споров", задача которого состояла бы в вынесении рекомендаций государствам относительно оптимальных процедур урегулирования споров. Если же это не приводит к благополучному урегулированию спора, то тогда этот Механизм, по требованию любой из сторон, может "давать советы" по существу спора. Принципиальная новизна этой процедуры состоит в том, что она приводится в действие вследствие одностороннего обращения или требования любой из сторон в споре.
	Особенность Механизма состоит в том, что "разбирательство спора, проведенное Механизмом, и любые сделанные им замечания или советы являются конфиденциальными, хотя факт создания Механизма может признаваться открыто". Новая процедура СБСЕ по урегулированию споров не применяется, если одна из сторон считает, что спор затрагивает вопросы, касающиеся территориальной целостности или национальной обороны, права на суверенитет над территорией суши или одновременных притязаний на юрисдикцию над другими районами.
	Существенный элемент валлеттской процедуры состоит также в том, что по взаимному согласию сторон в споре новый Механизм СБСЕ может осуществлять функции по установлению фактов, проводить экспертные действия в отношении предмета спора, составлять доклады. Стороны могут по взаимному согласию признавать любые замечания или советы Механизма имеющими обязательную силу.
	Четвертое Совещание экспертов СБСЕ по мирному урегулированию (Женева, 1992 г.) выработало окончательные рекомендации относительно системы мирного урегулирования споров в рамках СБСЕ, которые и были официально приняты Советом СБСЕ на Стокгольмской встрече 15 декабря 1992 г.
	Система складывается из четырех элементов:
	- Механизма   СБСЕ   по   урегулированию   споров;
	- Конвенции по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ (принята в Стокгольме);
	- Комиссии СБСЕ по примирению (положение принято в Стокгольме);
	- Положений о директивном примирении (приняты в Стокгольме).
	Конвенция по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ предусматривает общую процедуру примирения и арбитража на основе соглашений ad hoc или на основе предварительных взаимных заявлений. Конвенция открыта для подписания заинтересованными государствами - участниками СБСЕ. В ней предусмотрена двухступенчатая система урегулирования споров в Примирительных комиссиях и Арбитражных трибуналах. Примирительная комиссия может создаваться по одностороннему заявлению государства - участника Конвенции. Главная цель Примирительной комиссии - оказывать помощь сторонам в споре в поисках урегулирования в соответствии с международным правом и их обязательствами в рамках СБСЕ.
	Процедура примирения состоит в том, что если стороны придут к взаимоприемлемому урегулированию, то условия этого урегулирования фиксируются в резюме выводов, подписываемом представителями сторон и членами Комиссии. На этом разбирательство заканчивается. В случае несогласия сторон Комиссия составляет заключительный доклад с предложениями по мирному урегулированию спора и доводит его до сведения сторон. Если в течение 30 дней стороны не соглашаются с предложениями, доклад направляется Совету СБСЕ.
	Арбитражный трибунал, в свою очередь, может создаваться по обоюдному обращению спорящих сторон или по односторонней просьбе государства - участника Конвенции по истечении 30 дней после представления доклада Примирительной комиссии Совету СБСЕ.
	Что касается признания обязательной юрисдикции Арбитражного трибунала, то государства-участники располагают возможностью сделать заявления о ее признании путем уведомления депозитария Конвенции. Подобное заявление может быть сделано без ограничения срока или на определенный срок, оно может распространяться на все споры или исключать споры, касающиеся территориальной целостности государства, его национальной обороны, права на суверенитет над территорией суши или одновременных притязаний на юрисдикцию над другими районами.
	Положение о Комиссии СБСЕ по примирению, принятое на Стокгольмской встрече, направлено на дополнение валлеттской процедуры мирного урегулирования споров. Данная процедура примирения рассматривается в качестве одной из возможностей, к которым могут прибегать государства-участники на основе специальных договоренностей или на основе предварительных взаимных заявлений.
	Положением предусмотрено, в частности, что государство-участник может в любое время заявить, что оно на условиях взаимности согласится с процедурой примирения Комиссии в отношении споров между ним и другими государствами-участниками.
	Согласно предписанию раздела XIV данного положения, государство-участник может также сделать заявление, что либо в общем порядке, либо в связи с конкретным спором оно будет считать обязательными, на условиях взаимности, любые условия урегулирования, предложенные Комиссией.
	Положения о директивном примирении предусматривают, что Совет СБСЕ или Комитет старших должностных лиц (КСДЛ) "могут предписать двум любым государствам-участникам прибегнуть к процедуре примирения с целью оказания им содействия в разрешении спора, который они не смогли урегулировать в течение разумного периода времени". В указанном случае или Совет СБСЕ, или КСДЛ могут предписать сторонам передать спор на рассмотрение Примирительной комиссии.



6. Мирное урегулирование споров в Европейском Союзе и Совете Европы

	Суду Европейского Союза принадлежит важная роль в интеграционных процессах западноевропейских стран. Он оказывает существенное влияние на формирование права ЕС в целом.
	Суд ЕС является одним из главных органов Союза. Он был учрежден на основе ряда нормативных документов ЕС - Договора о создании Европейского объединения угля и стали 1951 года, а также Договоров о создании Европейского экономического сообщества и Европейского сообщества по атомной энергии 1957 года. Признание обязательной юрисдикции Суда служит основополагающим условием членства в ЕС, откуда и проистекает значительная по объему компетенция Суда ЕС.
	Суд ЕС компетентен регулировать межгосударственные споры, аннулировать действие законодательных актов и решений, принимаемых другими главными органами ЕС, а также обязывать государства - члены ЕС выполнять взятые на себя обязательства. Суд может также давать толкование норм права ЕС. 
	Регламент Суда ЕС, утвержденный Советом ЕС, определяет организационные аспекты его деятельности, процедуру судопроизводства. Принципиальная особенность Суда ЕС по сравнению с другими международными судебными органами состоит в том, что истцами в нем могут выступать все субъекты права ЕС, а именно органы Европейского Союза, государства - члены ЕС, их юридические и физические лица, национальные судебные органы.
	В состав суда входят 13 судей и 6 генеральных адвокатов, избираемых на шесть лет. Судопроизводство состоит из письменной и устной стадий. Дела обсуждаются на закрытых заседаниях. Решения Суда оглашаются на открытых заседаниях и приобретают обязательную для сторон силу с момента вынесения.
	Европейский суд по правам человека является главным судебным органом Совета Европы. Он был создан в 1959 году на основании Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.
	В последние годы активность и роль Европейского суда по правам человека значительно возросли. Он уполномочен рассматривать споры между участниками Конвенции 1950 года по поводу толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней. Обязательная юрисдикция Европейского суда распространяется также и на право Суда рассматривать индивидуальные петиции о нарушении прав человека.
	Однако отдельные лица и неправительственные организации не имеют непосредственного доступа в Европейский суд по правам человека. Предварительно петиции должны быть рассмотрены в Европейской комиссии по правам человека, которая и выносит заключение относительно того, надлежит ли принимать эти петиции к рассмотрению или нет. Если Комиссии не удается разрешить спор и добиться дружественного урегулирования, то тогда дело передается в Комитет министров Совета Европы, а затем, по истечении трех месяцев, дело может быть направлено на рассмотрение в Европейский суд по правам человека.
	Решения Европейского суда носят обязательный характер для государства или государств, против которых эти решения направлены.



7. Мирное урегулирование споров в рамках СНГ

	Нормативной базой для определения подходов к урегулированию мирными средствами споров и конфликтных ситуаций, возникающих во взаимоотношениях стран - членов СНГ, служат положения Устава СНГ, принятого в Минске 22 января 1993 г.
	Устав СНГ содержит специальный раздел, озаглавленный "Предотвращение конфликтов и разрешение споров", а также ст. 32 "Экономический суд". Их положения распространяются на следующие категории конфликтных ситуаций и споров:
	- "конфликты на межнациональной и межконфессиональной основе, могущие повлечь за собой нарушение прав человека";
	- "споры между государствами-членами";
	- "споры, продолжение которых могло бы угрожать поддержанию мира или безопасности в Содружестве".
	В отношении конфликтов Устав СНГ предполагает, что стороны "оказывают друг другу на основе взаимного согласия помощь в урегулировании таких конфликтов, в том числе в рамках международных организаций" (ст. 16).
	Первая категория споров, упомянутая в Уставе СНГ, подлежит урегулированию посредством переговоров или достижения договоренности о надлежащей альтернативной процедуре урегулирования споров (ст. 17).
	Относительно второй категории споров Совет глав государств правомочен в любой стадии спора рекомендовать сторонам надлежащую процедуру или методы его урегулирования (ст. 18). Другими словами, на данном этапе Содружество не смогло пойти дальше рекомендательных процедур урегулирования споров, способных угрожать поддержанию мира или безопасности.
	Что касается положений ст. 32 Устава СНГ, посвященной Экономическому суду СНГ, то они распространяются на споры, возникающие при исполнении экономических обязательств стран-членов, а также на другие споры, отнесенные к его ведению соглашениями государств-членов.
	Экономический суд СНГ должен осуществлять свою деятельность в соответствии с Соглашением о статусе Экономического суда и Положением о нем, подлежащим утверждению Советом глав государств.



ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ

ГЛАВА XIV

МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО

1. Межгосударственное сотрудничество в области прав человека

	Понятие международного гуманитарного права. Гуманитарная область межгосударственного сотрудничества охватывает широкий круг вопросов. В нее входит сотрудничество по вопросам науки, культуры, образования, обмена информацией, контактов между людьми. В центре гуманитарного сотрудничества находятся права человека.
	Нормы международного права, регулирующие сотрудничество по гуманитарным вопросам, образуют отрасль международного права, обычно называемую международным гуманитарным правом и включающую в себя так называемое право прав человека, применяемое и во время вооруженных конфликтов. Иногда этим термином обозначают лишь категорию норм международного права, имеющих целью гуманизацию вооруженных конфликтов.

	Понятие прав человека. Права человека с позиций международного права - это права, существенные для характеристики правового положения лица в любом современном обществе. Различные общества имеют разные социальные возможности для обеспечения прав человека. Но в принципе для государств характерно определенное совпадение взглядов на то, какие права должны быть предоставлены индивидам и закреплены в национальных законах. Реальное обеспечение этих прав может быть различным. Оно основывается на уровне развития данного общества, на него оказывают влияние национальные, религиозные и другие особенности. Наряду с этим есть некое общее понимание их смысла и роли.
	В Уставе ООН говорится о правах человека и основных свободах. Чаще всего ради краткости и то и другое обозначают термином "права человека", поскольку речь идет о явлениях одного порядка. И право, и свобода - гарантированная законом мера возможного поведения лица или группы лиц. Порядок реализации права в той или иной степени регламентируется. Свободу иногда рассматривают как область человеческого поведения, в которую государство обязуется не вмешиваться.
	Термин "права человека" появился в международной политической лексике после американской войны за независимость и Великой французской революции. В то время в соответствующих внутригосударственных документах говорилось о правах человека и гражданина. В Уставе ООН о правах гражданина уже не говорится. Но некоторые права человека, например право на участие в управлении государством, неотъемлемы от гражданства.

	Концепция межгосударственного сотрудничества в области прав человека. Концепций прав человека существует множество: религиозные, позитивистские, естественно-правовые и т. д. Их разнообразие обусловлено различием мировоззрений в обществе. Это не препятствует формированию универсальной концепции межгосударственного сотрудничества в области прав человека на основе общепризнанных принципов и норм международного права. Многие положения этой концепции получили широкое признание.
	Во-первых, все права человека неделимы, одинаково важны, составляют единый комплекс. Недопустимо противопоставление какого-либо одного права или свободы другим. Иначе стремление добиться соблюдения одной группы прав и свобод может быть использовано для ущемления другой. Признание неделимости прав человека не исключает определенной их градации, приоритетов. Например, на первое место всегда ставят право на жизнь как важнейшее право, без обеспечения которого становится бессмысленной постановка вопроса о соблюдении остальных прав и свобод. Однако соблюдения лишь одного права на жизнь недостаточно для полноценного существования и развития личности в обществе. Для этого требуются уважение и соблюдение и других прав и свобод.
	Во-вторых, принцип уважения прав человека как один из основных принципов современного международного права не противостоит другим его принципам, а гармонично с ними сочетается. Поэтому никакие ссылки на необходимость защиты прав человека не могут оправдать попыток нарушить такие принципы, как уважение государственного суверенитета, невмешательство государств во внутренние дела друг друга, запрещение угрозы силой или ее применения в международных отношениях и т. д. Права и свободы человека не должны использоваться в качестве повода для посягательств на мир и безопасность, на независимость и равноправие государств, то есть на те основы, на которых базируется сама идея международного сотрудничества.
	В-третьих, из суверенитета государства вытекает, что вся сфера его взаимоотношений с собственным населением - вопрос в принципе внутренний, регулируемый на национальном уровне. На этом основано сложившееся в практике Организации Объединенных Наций представление о том, что под нарушением принципа уважения прав человека следует понимать прежде всего общую политическую и правовую ситуацию в государстве, которая свидетельствует о том, что данное государство игнорирует свое обязательство уважать права человека, совершая массовые и грубые нарушения основных прав человека, являющиеся, например, результатом апартеида, расизма, колониализма, иностранной оккупации и т. п. Многие годы считалось, что отдельные нарушения прав конкретных лиц (индивидуальные случаи) обычно относятся к внутренней компетенции государства и не могут быть поэтому предметом рассмотрения в ООН или других международных организациях. Сами по себе они могут и не являться признаком того, что в государстве сложилась обстановка, которая позволяет говорить о нарушении этим государством своих обязательств по Уставу ООН. За последние годы, однако, взгляды на эту проблему изменились.
	То обстоятельство, что государство самостоятельно регулирует свои взаимоотношения с собственным населением, не означает его "права" на произвол. В процессе такого регулирования должны учитываться международные обязательства, прежде всего принцип уважения прав человека.
	Ничто не препятствует государствам добровольно передавать на обсуждение международных органов и вопросы, касающиеся нарушений прав отдельных лиц. Обычно это делается на основе международных договоров. Соответствующие положения содержатся в первом Факультативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 года, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Американской конвенции прав человека 1969 года. Все эти договоры предусматривают возможность рассмотрения в международных органах так называемых частных жалоб.
	В настоящее время признается, что некоторые индивидуальные случаи могут быть предметом рассмотрения на международном уровне и на внедоговорной основе, причем даже без согласия заинтересованного государства. Однако точных критериев допустимости рассмотрения таких случаев не выработано.
	Наблюдается тенденция к расширению права международного сообщества рассматривать различные аспекты соблюдения прав человека в отдельных странах. Особенно это заметно в рамках общеевропейского процесса. В документе Московского совещания Конференции по человеческому измерению 1991 года подчеркивается, что "вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократии и верховенства закона, носят международный характер, поскольку соблюдение этих прав и свобод составляет одну из основ международного правопорядка". В этом же документе государства-участники заявили, что "обязательства, принятые ими в области человеческого измерения СБСЕ, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников, и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства".
	В-четвертых, область межгосударственного сотрудничества по гуманитарным вопросам (прежде всего по вопросам прав человека) должна быть деидеологизирована и деполитизирована. Это означает, что на уровне официальных межгосударственных контактов по гуманитарным вопросам признается необходимым исключить полемику идеологического характера, использование обсуждаемых вопросов в чисто пропагандистских целях. Кроме того, при обсуждении указанных вопросов государства должны стремиться к максимальной объективности, а не руководствоваться исключительно политическими интересами, например, преуменьшая масштабы нарушений прав человека в союзных странах или даже вовсе их замалчивая и, наоборот, преувеличивая их в тех случаях, когда речь идет о государстве, отношения с которым по каким-либо причинам ухудшились. Сотрудничество государств по гуманитарным вопросам не может не быть политическим именно потому, что это - часть межгосударственного сотрудничества, но оно не должно быть идеологизированным.
	Особое значение для развития концепции межгосударственного сотрудничества в области прав человека имеют Венская декларация и Программа действий, принятые Всемирной конференцией по правам человека 25 июня 1993 г. Среди прочего, в декларации подтверждается важность обеспечения универсальности, объективности и неизбирательности при рассмотрении вопросов прав человека.


2. Международные стандарты в области прав человека и их отражение в международных документах

	Понятие международных стандартов в области прав человека. Содержание принципа уважения прав человека составляет обязательство государств уважать и соблюдать эти права без какой-либо дискриминации в отношении всех лиц, которые находятся в сфере их юрисдикции, то есть на которых распространяется их власть. Если исходить из дуалистической теории соотношения международного и внутригосударственного права, то соответствующие права и свободы предоставляются государствами отдельным лицам и их группам (коллективам) посредством внутреннего права. Иными словами, прямо от международного сообщества индивиды и их группы никаких прав не получают.
	Принцип уважения прав человека утвердился в качестве одного из основных принципов международного права в 1945 году с принятием Устава ООН. В Уставе он не назван среди принципов международного права. Однако считается, что, поскольку в ст. 1 (п. 3) Устава указывается, что одной из целей ООН является осуществление международного сотрудничества "в поощрении уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии", Устав косвенно закрепил этот принцип. Это подтверждается ст. 55 Устава, где говорится о том, что ООН содействует "всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии". В Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 года уже прямо говорится о принципе уважения прав человека.
	Для того чтобы содержание любого принципа международного права воплощалось в жизнь, необходима его конкретизация в договорных и обычных нормах международного права. Международно-правовые обязательства, развивающие и конкретизирующие принцип уважения прав человека, часто называют международными стандартами в области прав человека. Это обязательства государств не только предоставлять лицам, находящимся под их юрисдикцией, какие-либо определенные права и свободы, но и не посягать на такие права и свободы (например, не допускать расовой, национальной и другой дискриминации, применения пыток и т. п.). Стандарты могут быть универсальными, то есть признанными во всем мире, и региональными. Региональные стандарты, имея особенности, вытекающие из традиций, уровня развития какой-либо группы стран, могут идти дальше универсальных, быть более широкими, конкретными (например, стандарты, принятые в рамках общеевропейского процесса).
	В некоторых случаях допускаются те или иные ограничения прав и свобод, о которых идет речь в отдельных стандартах. Так, в ряде положений Международного пакта о гражданских и политических правах предусматривается, что соответствующие права и свободы могут быть подвергнуты только таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. В ст. 4 Пакта указывается, что во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, участники Пакта могут принимать при соблюдении определенных условий меры в отступление от своих обязательств по Пакту. Однако, согласно ст. 4, недопустимо отступление от стандартов, запрещающих дискриминацию исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения, а также закрепляющих право на жизнь, недопустимость пыток, рабства и т. д.

	Общая характеристика международных документов в области прав человека. Устав ООН, не конкретизируя понятие прав человека, тем не менее содержит несколько принципов, в определенной мере этому способствующих. Так, в Уставе ООН говорится о равноправии наций, равноправии мужчин и женщин, достоинстве и ценности человеческой личности (т. е. праве на жизнь), недопустимости дискриминации по признакам расы, пола, языка, религии (т. е. свободе совести, убеждений и т. п.). Можно считать, что преамбула Устава содержит ссылку на основные демократические свободы в той ее части, где говорится о стремлении членов организации "содействовать социальному прогрессу... при большей свободе".
	С учетом прежде всего этих положений разрабатывались и разрабатываются соответствующие международные документы. Основная работа такого рода велась и ведется в рамках ООН и ее специализированных учреждений, прежде всего МОТ, ЮНЕСКО. Часть упомянутых документов - резолюции международных организаций - имеет рекомендательный характер. К ним относятся Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений 1981 года, Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, 1992 года и другие документы.
	Резолюции имеют важное значение в формировании новых стандартов в области прав человека и уточнении существующих. Морально-политический авторитет многих из них очень высок, и государства с ними считаются, хотя формально они не налагают на них юридических обязательств. Всеобщая декларация прав человека сыграла важную роль, например, еще и потому, что в ней впервые были перечислены права и свободы, которые относятся к категории прав человека. Довольно широко распространено мнение, что положения декларации превратились в международный обычай.
	Резолюции могут послужить основой для разработки международных договоров в области прав человека. Так, Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 9 декабря 1975 г. была использована при разработке Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.
	Другая часть документов в области прав человека - международные договоры, которые имеют обязывающий характер для их участников. В их числе - Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. и другие договоры.
	Эти договоры закрепляют стандарты в области прав человека.
	Пакты о правах человека - одно из значительных достижений ООН в сфере сотрудничества по обеспечению прав человека. Это договоры, призванные создать универсальную международно-правовую базу для межгосударственного сотрудничества по вопросам, касающимся прав человека. Пакты вступили в силу в 1976 году.
	В настоящее время особую актуальность приобрел вопрос о придании им возможно большей эффективности, что предполагает их универсализацию, то есть максимальное увеличение круга их участников. До сих пор в них участвуют даже не все постоянные члены Совета Безопасности ООН (США не участвуют в Пакте об экономических, социальных и культурных правах, Китай - в обоих).
	Своеобразный характер имеют документы, принимаемые в рамках общеевропейского процесса. Ряд их положений посвящен правам человека. В Заключительном акте СБСЕ раскрыто содержание принципа уважения прав человека применительно к взаимоотношениям участников процесса. В акте имеется специальный раздел, посвященный гуманитарному сотрудничеству. Особо следует отметить документы, принятые на Конференции СБСЕ по человеческому измерению, проходившей в три этапа: в Париже в 1989-м, в Копенгагене в 1990-м и в Москве в 1991 году. "Человеческое измерение" - термин, которым участники СБСЕ обозначают комплекс вопросов в сфере их взаимоотношений, связанных с правами человека. Конференция создала соответствующий механизм воплощения в действительность положений в области человеческого измерения.
	Документы СБСЕ носят политический характер и не являются источниками международного права. Их положения часто именуют договоренностями. Поскольку руководители государств - участников СБСЕ неоднократно заявляли о том, что данные договоренности подлежат безусловному претворению в жизнь, они имеют и юридический оттенок. Такие заявления можно рассматривать как односторонние обязательства государств международно-правового характера. Поэтому положения указанных документов допустимо считать не только политическими, но и отражающими комплекс согласованных односторонних международно-правовых обязательств. Во всяком случае, положения этих документов, относящихся к правам человека, принято считать региональными стандартами в области прав человека.

	Классификация прав человека. Согласно принятой в международных документах классификации, права человека подразделяются на гражданские, политические, экономические, социальные и культурные. Возможны и иные варианты классификации. Приблизительно с начала 70-х годов в международной практике получила распространение концепция "трех поколений" прав человека.
	Такой хронологический подход мотивируется тем, что вначале под правами человека имели в виду только гражданские и политические права (первое поколение). Это была, по мнению авторов концепции, идея, порожденная главным образом Великой французской революцией (т. е. вклад Запада в дело прав человека). Далее авторы концепции подчеркивали, что под влиянием СССР и его союзников в понятие прав человека стали включаться, начиная со Всеобщей декларации прав человека, социально-экономические и культурные права (второе поколение). И наконец, предлагается как вклад развивающихся стран рассматривать право на мир, право на разоружение, право на развитие, право на здоровую окружающую среду (третье поколение, или права "солидарности"). В принятой в 1981 году Организацией африканского единства Африканской хартии прав человека и народов закреплен ряд прав народов (право на самоопределение, право на свободное распоряжение своими естественными богатствами и ресурсами, право на развитие и т. д.). Перечень прав третьего поколения пытались продолжить на неправительственном уровне. Но главная проблема, которая в связи с этим возникла и продолжает обсуждаться на межгосударственном и научном уровнях,- это проблема связи прав человека и прав народов.
	Очевидно, нельзя отделять права человека от прав народов. Права народов (коллективные права) также могут рассматриваться как права человека. Кроме того, не все права народов можно относить к третьему поколению прав человека. Оба Пакта о правах человека, принятые еще в. 1966 году, начинаются с права народов на самоопределение.
	Права народов, бесспорно, коллективные права, но понятие коллективных прав человека не исчерпывается правами третьего поколения и правами народов. Они шире. Например, права профсоюзов также могут считаться коллективными. В некоторых случаях сочетание различных индивидуальных прав образует новое, синтетическое право, принадлежащее уже коллективу. В таком плане можно, например, рассматривать право на проведение мирных собраний.
	Постановка вопроса о третьем поколении прав человека и дискуссии, разворачивающиеся вокруг него, принятие международных документов, включающих в себя эти права или раскрывающих содержание некоторых из них, например Декларации о праве на развитие от 4 декабря 1986 г., свидетельствуют о том, что перечень прав человека не представляет собой что-то застывшее и может быть продолжен.



3. Проблема повышения эффективности межгосударственного сотрудничества в области прав человека

	Этапы развития межгосударственного сотрудничества в области прав человека. Отдельные вопросы, связанные с защитой прав человека, находили отражение в международных договорах задолго до принятия Устава ООН. Известны, например, договоры еще XVIII века, которые предусматривали веротерпимость в определенных границах. После первой мировой войны были заключены ряд договоров о меньшинствах, многие конвенции Международной организации труда. Но только Устав ООН положил начало широкомасштабному межгосударственному сотрудничеству в области прав человека.
	Первый этап такого сотрудничества продолжался с 1945 года приблизительно до начала 80-х. Он характеризовался накоплением международных стандартов в области прав человека. Полностью этот процесс не прекратился и в настоящее время. Но в 80-е годы снизилась его интенсивность, изменились его направления и акценты. Разработка новых стандартов смещается в сторону региональных уровней (например, в Европе). Заметна тенденция к уточнению и конкретизации уже существующих стандартов. В принципе же система основных международных стандартов в области прав человека уже сложилась.
	Примерно с середины 80-х годов межгосударственное сотрудничество в этой области вступает в новый этап - поиски повышения эффективности уже накопленных стандартов. Стремление к повышению их эффективности приводит к тому, что внимание международного сообщества все больше начинает сосредоточиваться на создании международных контрольных механизмов, имеющих целью обеспечить осуществление соответствующих стандартов, на разработке международных процедур, способствующих достижению этой цели.
	Создание международных контрольных механизмов и процедур в области прав человека (или стремление к институционализации межгосударственных отношений на этом участке) - заметное явление в современной международной жизни. Такие механизмы создавались и ранее, до 80-х годов (например, в рамках МОТ). Но как общая тенденция это стало проявляться именно в 80-е. Если до этого времени договоры по. правам человека нередко не содержали в себе каких-либо имплементационных положений, то сейчас при разработке практически любого нового договора в области прав человека в него включают статьи, предусматривающие создание того или иного контрольного (имплементационного) механизма.

	Международные механизмы и процедуры как средство повышения эффективности межгосударственного сотрудничества в области прав человека. Такого рода механизмы и процедуры можно разделить на две категории: консенсусные и неконсенсусные. Консенсусные, то есть основанные на общем согласии участников,- преимущественно договорные. Возможны и иные варианты консенсусных механизмов и процедур. Так, создаваемые в рамках общеевропейского процесса механизмы и процедуры основаны на консенсусе, но не являются договорными, так как документы, предусматривающие их создание, носят политический характер. В основном же консенсусные механизмы и процедуры возникают на основе договоров (например, Комитет против пыток, предусмотренный Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания).
	Неконсенсусные механизмы и процедуры создаются резолюциями международных организаций, которые не предполагают единогласия (например, процедура, предусмотренная резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 1503 от 27 мая 1970 г.).
	Не следует отождествлять международные контрольные механизмы и процедуры. Контрольные механизмы представляют собой определенные организационные структуры (комитеты, рабочие группы, специальные докладчики и т. д.), а процедуры - порядок и методы изучения соответствующей информации и реагирования на результаты такого изучения. В рамках одного контрольного органа могут использоваться различные процедуры. Процедуры, применяемые международными организациями, могут использоваться без какого-либо особого контрольного механизма, например, Комиссией ООН по правам человека на ее пленарных заседаниях.
	Чаще всего лица, входящие в состав того или иного контрольного механизма, действуют в личном качестве, то есть не получают указаний от своих правительств и не отвечают перед ними за свою деятельность в составе этих механизмов (эксперты, судьи).
	Международные процедуры в области прав человека по методам и источникам сбора информации можно разделить на следующие категории:
	а) рассмотрение докладов государств о выполнении ими своих обязательств в этой области;
	б) рассмотрение претензий государств друг к другу по поводу нарушения таких обязательств;
	в) рассмотрение жалоб отдельных лиц, групп или неправительственных организаций на нарушения их прав государствами;
	г) изучение (исследование, расследование - могут применяться различные термины) ситуаций, связанных с предполагаемыми или установленными нарушениями прав человека. В процессе изучения могут применяться методы, присущие другим категориям процедур, прежде всего рассмотрение жалоб.
	Международные контрольные механизмы в области прав человека могут быть коллективными органами (комитеты, группы и т. д.) и единоличными (специальные докладчики). Коллективные органы принимают свои решения либо консенсусом, либо большинством голосов. Юридическая природа их решений различна. Обычно они не носят обязательного характера, выражая лишь мнение соответствующего органа по рассматриваемому вопросу (включая рекомендации, общие или конкретные). Иногда их даже нельзя назвать решениями (например, выводы специальных докладчиков, хотя в конце они, как правило, содержат рекомендации). Реже они являются обязательными для заинтересованных сторон (решения Европейского суда по правам человека). В конечном счете все зависит от мандата, которым наделен данный орган.
	Международные контрольные механизмы и процедуры в области прав человека не всегда справляются со стоящими перед ними задачами. Они иногда дублируют друг друга, требуют излишних финансовых расходов, приводят к принятию необъективных решений. Но их создание и увеличение числа - отражение объективной тенденции международной жизни. Поэтому на первый план выдвигается необходимость их рационализации и совершенствования.

	Система международных органов, занимающихся правами человека. Ряд всемирных и региональных международных организаций занимаются различными аспектами межгосударственного сотрудничества в области прав человека. Среди всемирных можно назвать ООН, ЮНЕСКО, МОТ. В какой-то степени этими вопросами в пределах своей компетенции занимаются ФАО и ВОЗ. Они находятся в поле зрения также и основных региональных организаций, например ОАЕ, ОАГ, Совета Европы, СБСЕ.
	В компетенцию ООН, согласно ее Уставу, входит всестороннее рассмотрение проблем в области прав человека. Генеральная Ассамблея принимает по этим вопросам резолюции (среди них особо важное значение имеют декларации) и договоры. Обычно вопросы, касающиеся прав человека, включаются в ее повестку дня по рекомендации Экономического и Социального Совета (ЭКОСОС) либо по предложению государств-членов. Большинство таких вопросов она передает на рассмотрение в свой Третий комитет (по социальным, гуманитарным и культурным вопросам), который готовит по ним проекты резолюций, принимаемые Генеральной Ассамблеей в конце ее очередной сессии. Она создает также вспомогательные органы по тем или иным проблемам в области прав человека (например, Специальный комитет по деколонизации, Специальный комитет против апартеида, Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа и др.).
	Экономический и Социальный Совет ООН принимает по вопросам прав человека резолюции либо проекты резолюций (в том числе деклараций) и договоров, которые направляет для одобрения Генеральной Ассамблее. Для оказания ему помощи в рассмотрении вопросов, относящихся к правам человека, при ЭКОСОС созданы Комиссия по правам человека и Комиссия по положению женщин.
	Комиссия по правам человека состоит из 53 государств-членов, избираемых ЭКОСОС. Комиссия принимает резолюции и проекты резолюций и договоров, направляемые затем в ЭКОСОС, назначает или специальных докладчиков для рассмотрения отдельных проблем (например, по произвольным казням, религиозной нетерпимости и т. д.) и изучения ситуаций в конкретных странах (например, в Афганистане, Иране), или рабочие группы (по праву на развитие, по изучению случаев постоянного грубого нарушения прав человека и др.).
	Комиссия по правам человека создала, в свою очередь, свой экспертный орган - Подкомиссию по предупреждению дискриминации и защите меньшинств, состоящую из 26 независимых экспертов (действующих в личном качестве), которые избираются тайным голосованием из числа кандидатов, предложенных правительствами. Подкомиссия проводит исследования (например, о защите меньшинств, праве на справедливое судебное разбирательство и т. д.), назначая с этой целью специальных докладчиков, принимает резолюции и решения либо рекомендует Комиссии принять те или иные проекты резолюций или решений.
	Правами человека занимается также подразделение Секретариата ООН - Центр по правам человека, возглавляемый заместителем Генерального секретаря. Он оказывает в этой области помощь Генеральной Ассамблее, ЭКОСОС, Комиссии по правам человека и другим органам ООН.
	Существует ряд органов, юридически не зависимых от ООН и других международных организаций, которые созданы международными договорами по правам человека с целью контроля за осуществлением участниками их положений. Они, как правило, состоят из членов, действующих в личном качестве, избираемых участниками таких договоров. В качестве примера можно назвать: Комитет по правам человека (состоит из 18 экспертов), предусмотренный Международным пактом о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г.; Комитет по ликвидации расовой дискриминации (состоит из 18 экспертов), предусмотренный Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 г.; Комитет против пыток (состоит из 10 экспертов), предусмотренный Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.; Комитет по правам ребенка (состоит из 10 экспертов), предусмотренный Конвенцией о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. Обычно эти органы рассматривают доклады государств-участников о выполнении ими положений договора, на основании которого создан данный орган. В некоторых случаях такие органы наделены на тех или иных условиях правом рассматривать жалобы на нарушения положений соответствующих договоров.
	Иногда наблюдается своеобразное сочетание в одном органе контрольных механизмов, предусмотренных договорами по правам человека и созданных международными организациями. Так, согласно Пакту об экономических, социальных и культурных правах, доклады участников о выполнении ими его положений направляются через Генерального секретаря ООН в ЭКОСОС. Такой контроль реально стал возможен только после согласия ЭКОСОС принять на себя контрольные функции, поскольку ЭКОСОС - орган ООН, а не орган, созданный Пактом. В 1985 году ЭКОСОС учредил Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, состоящий из 18 экспертов, избираемых им из числа кандидатов, представленных участниками Пакта. Комитет оказывает ЭКОСОС содействие в выполнении им функций по контролю за осуществлением Пакта.
	Сходная правовая ситуация возникла при учреждении Группы трех - контрольного механизма за осуществлением Международной конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него от 30 ноября 1973 г. Согласно Конвенции, Группа трех назначается ежегодно председателем Комиссии по правам человека из числа членов Комиссии, которые являются также представителями государств - участников Конвенции.
	Такое сочетание двух различных по своей юридической природе оснований для создания контрольного механизма в области прав человека - явление сравнительно новое и пока редкое.





ГЛАВА XV

ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

1. Понятие права международной безопасности

	На всем протяжении человеческой истории практика обеспечения безопасности одних государств и народов в ущерб интересам и безопасности других порождала непрерывную цепь опустошительных войн и вооруженных конфликтов. Однако на фоне войн и кровопролития развивался и процесс поиска путей мирного развития цивилизации. Еще составители библейских книг мечтали о тех временах, когда племена и народы "перекуют мечи свои на орала и копья свои - на серпы". Рассмотрению вопросов войны и мира, возможностям государственной власти ограничить использование вооруженного насилия уделено значительное место в таких памятниках античной философии и политико-правовой мысли, как "Государство" Платона и "Афинская полития" Аристотеля.
	Серьезный интеллектуальный вклад в решение вопросов войны и мира внесли мыслители средневековья и эпохи Возрождения. Еще в XV веке чешский король Иржи Подебрад выступил с предложением проекта союза главных европейских монархов, который должен был ограничить интриги папства в международной политике, сплотить силы европейских государств перед угрозой турецкого нашествия и обеспечить мир в Европе.
	Широкое распространение и развитие концепция всеобщего мира получила в трудах идеологов революционной буржуазии, просветителей XVII - XIX веков, опиравшихся в своих исследованиях проблем войны и мира на идеи естественного права и общественного договора. Они исходили из убеждения, что война не является неизбежным спутником общества, а представляет собой следствие всякого рода общественных неустройств, которые могут быть искоренены с помощью разумных мер по упорядочению внутригосударственных и межгосударственных отношений, включая меры международно-правового характера.
	В 1713 году французский аббат Сен-Пьер разработал "Проект установления вечного мира в Европе", в котором предлагал европейским государствам заключить "великий союз", отказаться от взаимных территориальных притязаний, передать все спорные вопросы на рассмотрение международного третейского суда. Высоко оценивая мысль Сен-Пьера о распространении идеи общественного договора на отношения между народами, Ж.-Ж. Руссо писал: "Создайте Европейскую Республику на один только день - этого достаточно, чтобы она существовала вечно: каждый на опыте увидел бы свою личную выгоду в общем благе".
	И. Кант характеризовал движение к миру как неодолимый поступательный процесс, своего рода историческую необходимость, исключающую в конечном счете войну в качестве формы международных отношений. Он полагал, что если не удастся предотвратить войну путем международного договора, то нашу цивилизацию ожидает вечный мир "на гигантском кладбище человечества" после истребительной войны.
	Особое значение в решении проблемы войны и мира имела состоявшаяся в 1899 году первая Гаагская конференция мира. Ее особенность заключается в том, что это был форум, который изначально мыслился инициатору его проведения - правительству России - как международная конференция по ограничению гонки вооружений. В первом пункте программы конференции, предложенной русским правительством, предусматривалось "заключение международного соглашения на подлежащий установлению срок, устанавливающего неувеличение существующих размеров состава мирного времени сухопутных и морских сил". На этот же срок предполагалось заморозить и существующий уровень военных бюджетов. В русском проекте далее предлагалось изучить возможность в будущем уже не замораживания, а сокращения численности вооруженных сил и размеров военного бюджета. Как известно, Гаагская конференция 1899 года не достигла своей изначальной цели. Вместе с тем она явилась по существу первой попыткой решения вопроса о разоружении на базе многосторонней дипломатии. Впервые вопрос о разоружении увязывался с проблемой обеспечения мира.
	В период между двумя мировыми войнами разрабатывались различные проекты обеспечения безопасности путем как запрещения войны, так и ограничения гонки вооружений.
	Появление ядерного оружия, а с ним угрозы уничтожения самой жизни на Земле потребовало критического переосмысления всего комплекса вопросов войны и мира. Идея всеобъемлющей международной безопасности явилась своего рода ответом на это требование.
	Становилось все более очевидным, что человечество стоит перед новым измерением безопасности. В современных условиях под национальной безопасностью уже недостаточно понимать лишь физическую и морально-политическую способность государства защитить себя от внешних источников угрозы своему существованию, поскольку обеспечение национальной безопасности оказалось в диалектической взаимосвязи с международной безопасностью, с поддержанием и упрочением всеобщего мира. Объективный научный анализ характера и особенностей современных средств и методов ведения военных действий свидетельствует о невозможности обеспечить национальную безопасность только военно-техническими средствами, созданием мощной обороны.
	Важным вкладом в формирование новой концепции безопасности явились концепция глобального развития, выдвинутая Римским клубом, а также предложения комиссий Пальме, Брандта, Брундтланд и других, в том числе отечественных, политиков и юристов.
	Независимая комиссия по вопросам разоружения и безопасности, созданная по инициативе бывшего премьер-министра Швеции У. Пальме, анализируя причины, в силу которых система коллективной безопасности, установленная Уставом ООН, не обрела достаточной эффективности, указала на то обстоятельство, что социально-политическая конфронтация Востока и Запада в период после второй мировой войны блокировала реальное осуществление ст. 39 - 51 Устава ООН, предусматривающих создание действенных вооруженных сил ООН и принятие мер, которые могли бы наделить органы коллективной безопасности (прежде всего Совет Безопасности ООН) реальными средствами воздействия на мировое сообщество и отдельные государства.
	По признанию многих исследователей, Устав ООН, возложив на членов мирового сообщества обязанность "обеспечить принятием принципов и установлением методов, чтобы вооруженные силы применялись не иначе, как в общих интересах", закрепил так называемый принцип централизованного использования вооруженных сил. Лишь в качестве исключения из него предусмотрено право государств на индивидуальную и коллективную самооборону. Однако в политической действительности послевоенного периода как раз исключение из уставного принципа и стало правилом, а сам принцип - исключением. Именно право на коллективную самооборону послужило основанием для создания противостоявших друг другу военно-политических союзов НАТО и Организации Варшавского Договора (ОВД).
	В юридическом плане новая концепция безопасности предполагает развитие такой системы международного правопорядка, которая была бы основана на признании взаимозависимости современного мира и служила нормативным выражением приоритета общечеловеческих ценностей и интересов над интересами узконациональными и узкоклассовыми, гарантировала бы свободу выбора народами путей своего социально-экономического и политического развития, обеспечивала бы в конечном счете примат права в политике.
	Эффективность международного права как права всеобъемлющей безопасности и коллективной ответственности государств перед человечеством предполагает конструктивное сотрудничество участников международного общения в решении двух основных задач. Первая из них связана с обеспечением функционирования того механизма поддержания мира, которым международное сообщество уже располагает, вторая - с выработкой новых правовых норм.
	Важным шагом, направленным на создание международно-правовых гарантий всеобъемлющей безопасности, явилось принятие Генеральной Ассамблеей ООН Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 года и Декларации о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о повышении роли Организации Объединенных Наций в этой области 1988 года.
	Главным направлением обеспечения международной безопасности является сокращение вооружений, которое может осуществляться только на основе международных договоров.


2. Всеобщая безопасность

	Система поддержания мира и безопасности по Уставу ООН. Организация Объединенных Наций была создана как инструмент поддержания и укрепления международного мира и безопасности на основе совместных действий государств. Преамбула Устава ООН установила основы международного мира: искоренение войны; утверждение веры в основные права человека; повышение значения международного права; содействие социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе - и определила, что в этих целях необходимо выполнять три основных условия: проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи; объединить силы для поддержания международного мира и безопасности; обеспечить принятием принципов и установлением методов, чтобы вооруженные силы применялись не иначе, как в общих интересах.
	В соответствии с Уставом ООН поддержание международного мира и безопасности должно строиться на базе общепризнанных принципов и норм международного права и осуществляться Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности, компетенция которых в этой сфере четко разграничена.
	Генеральная Ассамблея может обсуждать любые вопросы или дела, относящиеся к поддержанию международного мира и безопасности, в том числе рассматривать общие принципы сотрудничества в этой области и делать в их отношении рекомендации государствам и Совету до или после обсуждения.
	На Совет Безопасности возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности (ст. 24). Он является единственным органом ООН, который обладает правом предпринимать действия, превентивные и принудительные, от имени ООН, в том числе объединенными вооруженными силами государств - членов ООН.
	Устав ООН устанавливает, что такие силы могут применяться в случае угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии для поддержания или восстановления международного мира и безопасности "не иначе, как в общих интересах", в исключительных случаях, когда другие меры могут оказаться или уже оказались недостаточными, и не должны использоваться в целях, противоречащих Уставу.
	Статья 43 определяет порядок предоставления членами ООН в распоряжение Совета Безопасности необходимых вооруженных сил, помощи, средств обслуживания: на основе особого соглашения или соглашений, заключаемых Советом с государствами - членами ООН, с последующей их ратификацией; по требованию Совета Безопасности, то есть на основе его решения.
Совет Безопасности должен решать все вопросы, связанные с созданием и применением вооруженных сил, опираясь на помощь и советы Военно-штабного комитета (ВШК), состоящего из начальников штабов постоянных членов Совета или их представителей (ст. 47). Однако ни ст. 43, ни ст. 47 так и не были введены в действие из-за разногласий между постоянными членами Совета. Это привело к фактическому прекращению деятельности ВШК с 1947 года и к импровизационной практике ООН в области создания и применения вооруженных сил.
	В ООН был принят ряд резолюций и деклараций, направленных на укрепление правовых основ и повышение эффективности механизма ООН по поддержанию мира. Среди них надо отметить Декларацию об укреплении международной безопасности 1970 года, Декларацию о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о повышении роли Организации Объединенных Наций в этой области 1988 года, резолюцию Генеральной Ассамблеи 14/21 от 15 ноября 1989 г. об укреплении международного мира, безопасности и международного сотрудничества во всех его аспектах в соответствии с Уставом ООН.
	9 декабря 1991 г. Генеральной Ассамблеей была одобрена важная Декларация об установлении фактов Организацией Объединенных Наций в области поддержания международного мира и безопасности. Декларация исходит из того, что при выполнении своих функций, связанных с поддержанием международного мира и безопасности, Совету Безопасности и Генеральной Ассамблее необходимо иметь подробную информацию в отношении любого спора или ситуации.
	Декларация регулирует вопросы создания миссий по установлению фактов. Решения о направлении таких миссий могут принимать Совет или Ассамблея. Для направления таких миссий на территорию любого государства необходимо предварительное согласие этого государства. Декларация рекомендует для организации и проведения миссий пользоваться прежде всего услугами Генерального секретаря, который должен составлять и обновлять списки экспертов, привлекаемых к участию в миссиях. Однако можно использовать и какой-либо специальный вспомогательный орган Совета Безопасности или Генеральной Ассамблеи.

	Действия Совета Безопасности в случае угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии. Действия Совета Безопасности в области поддержания мира начинаются с квалификации ситуации. В соответствии со ст. 39 Совет должен определить, имеет ли он дело с угрозой миру, нарушением мира или актом агрессии.
	Например, в резолюции 232 от 16 декабря 1966 г. Совет Безопасности квалифицировал принятие Декларации независимости Южной Родезией как угрозу миру, ссылаясь на то, что этот акт был принят белым меньшинством в нарушение принципа самоопределения. В ирано-иракском конфликте Совет Безопасности не сразу, но все же определил ситуацию как нарушение международного мира в смысле ст. 39 и 40 Устава [рез. 598 (1987)]. Такая же квалификация содержалась в резолюции 660 (1990) в связи с вторжением Ирака в Кувейт.
	Квалификации Совета Безопасности являются юридической базой для его дальнейших действий по поддержанию мира. Устав ООН дает право Совету прибегнуть к временным мерам по ст. 40 для того, чтобы предотвратить дальнейшее обострение ситуации. Такие меры не должны наносить ущерб правам, притязаниям или положению заинтересованных сторон и должны быть направлены на предотвращение ухудшения ситуации. Они выполняются самими заинтересованными сторонами, но по требованию Совета, которое носит характер решения. Как правило, к временным мерам относятся прекращение огня, отвод войск на ранее занимаемые позиции, вывод войск с оккупированной территории, проведение временной демаркационной линии, создание демилитаризованной зоны и т. д.
	Из ст. 40 вытекает право Совета Безопасности контролировать выполнение решения о временных мерах, чтобы он был в состоянии "должным образом учитывать невыполнение этих временных мер" сторонами в конфликте. На основании ст. 40 родилась практика создания и применения операций по поддержанию мира.
	Если ситуация продолжает ухудшаться, Совет вправе принять как меры, не связанные с использованием вооруженных сил, так и меры с их применением. Первые предусмотрены в ст. 41 Устава. Они могут включать полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио- или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений.
	Совет Безопасности неоднократно прибегал к невооруженным санкциям по ст. 41 Устава: в 1966 и 1968 годах в отношении Южной Родезии (рез. 232 и 253 требовали применения всеобъемлющих санкций как экономического, так и политического характера); в 1977 году в отношении ЮАР (рез. 418 об установлении эмбарго на поставки оружия и военных материалов Южной Африке); в 1990 году в отношении Ирака (в рез. 661 и 670 устанавливались широкомасштабные экономические и финансовые санкции); в 1991 году в отношении Югославии (в рез. 713 и последующих устанавливались эмбарго на поставки оружия в Югославию, экономические санкции); в 1992 году в отношении Ливии (в рез. 748 вводились воздушное эмбарго и эмбарго на поставки Ливии оружия).
	Применение мер с использованием вооруженных сил регулируется ст. 42, в которой сказано, что Совет Безопасности уполномочивается предпринять действия воздушными, морскими или сухопутными силами, если он сочтет, что меры, предусмотренные в ст. 41, могут оказаться недостаточными или уже оказались недостаточными. Это означает, что Совет Безопасности может предпринять вооруженные операции после осуществления мер по ст. 41, одновременно с ними и в качестве первичной меры. Однако в практике своей деятельности Совет Безопасности ни разу не прибегал к применению вооруженных сил в соответствии со ст. 42.

	Операции ООН по поддержанию мира. Они обычно делятся на две категории: миссии военных наблюдателей, состоящие из невооруженных офицеров, и силы по поддержанию мира, включающие контингенты войск, имеющие легкое оружие, используемое только для самообороны.
	С 1945 по 1993 год было осуществлено 33 операции по поддержанию мира, из них первого типа -19, второго-14. Примерами миссий военных наблюдателей являются Орган ООН по наблюдению за выполнением условий перемирия (ОНВУП), действующий с 1948 года, Миссия ООН по наблюдению за прекращением огня между Ираком и Кувейтом - с апреля 1991 года, Миссия наблюдателей ООН в Сальвадоре - с июня 1991 года, Миссия ООН по проведению референдума в Западной Сахаре - с сентября 1991 года и др.
	К примерам второй категории операций по поддержанию мира относятся Чрезвычайные вооруженные силы ООН I и II (1956 - 1967 гг. и 1973 - 1979 гг.); Операция ООН в Конго (1960 - 1964 гг.); Вооруженные силы ООН по поддержанию мира на Кипре - с 1964 года; Силы ООН по охране, действующие в Югославии с 1992 года; Временный орган ООН в Камбодже - с марта 1992 года; Операция ООН в Сомали - с апреля 1992 года.
	Можно выделить следующие характерные черты для операций ООН по поддержанию мира: согласие сторон в конфликте на проведение операции; принятие Советом Безопасности решения о проведении операции, определение ее мандата и осуществление общего руководства; добровольность предоставления воинских контингентов государствами-членами, приемлемых для сторон; командование Генерального секретаря, полномочия которого вытекают из мандата, предоставленного Советом Безопасности; беспристрастность сил (они не должны вмешиваться во внутренние дела страны, в которой развернуты, не должны использоваться в интересах одной стороны в ущерб другой); сведение к минимуму применения силы - только для самообороны; финансирование международным сообществом.
	Для большинства операций были общими следующие задачи: наблюдение за ситуацией; расследование инцидентов и проведение переговоров со сторонами в конфликте с целью избежать возобновления военных действий; контроль над буферными зонами, за передвижением вооруженного персонала и оружия в районах напряженности; проверка соблюдения договоренности о прекращении огня, выводе войск, разоружении военных группировок или других соглашений; содействие поддержанию законности и порядка; оказание помощи местному правительству в восстановлении нормальных условий в районе, где были военные действия; предоставление гуманитарной помощи местному населению.
	Механизм ООН по поддержанию мира продолжает постоянно функционировать. Только за период 1987 - 1992 годов было развернуто столько же операций (13), сколько за 32 года до этого. До января 1992 года под флагом ООН прошло службу около 528 тыс. человек, включая военный, полицейский и гражданский персонал. Расходы на эти операции составили около 8,3 млрд. долл. США. В большинстве случаев операции ООН по поддержанию мира воспрепятствовали эскалации региональных конфликтов и внесли элемент стабильности в опасные ситуации во многих регионах. Вооруженным силам ООН была присуждена Нобелевская премия мира за 1988 год.

	Многонациональные силы вне рамок ООН. Хотя возможность применения военной силы для принудительных действий в случае угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии предусмотрена Уставом ООН, на практике вооруженные силы для этих целей создавались и действовали вне рамок ООН.
	Первый случай имел место в 1950 году в связи с событиями в Корее. США вмешались в военные действия, начавшиеся между двумя частями корейского государства, на стороне Южной Кореи. Совет Безопасности в своих решениях от 25 и 27 июня и 7 июля, принятых в отсутствие советского представителя, потребовал прекращения военных действий, отвода северокорейских войск за 38-ю параллель и призвал членов ООН оказать помощь Южной Корее, предоставив вооруженные контингенты в распоряжение объединенного командования под руководством США. Многонациональные силы в составе контингентов 16 государств получили название "вооруженные силы ООН" и право использовать в операциях флаг ООН; однако связь их с ООН была символической. Эти силы, состоящие в основном из американских войск, до сих пор находятся под флагом ООН в Южной Корее.
	Вторично многонациональные войска были созданы в 1991 году после вторжения Ирака в Кувейт в августе 1990 года. В резолюции 660 (1990) Совет Безопасности констатировал, что имеет место нарушение международного мира и безопасности, а в резолюции 661 (1990) уточнил квалификацию, отметив факт "вооруженного нападения Ирака на Кувейт" и оккупацию Кувейта, в резолюции 664 (1990) - аннексию Кувейта.
	Действуя последовательно, Совет Безопасности принял решение о временных мерах на основании ст. 40, потребовав от Ирака вывода войск из Кувейта и призвав стороны приступить к переговорам (рез. 660). Учтя должным образом невыполнение этих временных мер, Совет прибег к экономическим санкциям (рез. 661), дополнив их затем мерами морской (рез. 665) и воздушной (рез. 670) блокады. В резолюции 678 от 29 ноября 1990 г. Совет Безопасности потребовал от Ирака выполнить все предыдущие резолюции и предоставил ему для этого последнюю возможность, установив паузу доброй воли до 15 января 1991 г.; в п. 2 этой же резолюции Совет уполномочил государства-члены, сотрудничавшие с правительством Кувейта, если Ирак к установленной дате не выполнит упомянутые резолюции полностью, "использовать все необходимые средства, с тем чтобы поддержать и выполнить резолюцию 660 (1990) и все последующие соответствующие резолюции и восстановить международный мир и безопасность в этом районе".
	Принятием этой резолюции Совет Безопасности устранился от дальнейшего проведения мер, передав свои полномочия по восстановлению международного мира и безопасности многонациональной группировке под руководством США. Хотя в резолюции 678 прямо не было сказано о возможности ведения военных действий, многонациональные силы начали именно с них, подвергнув Ирак ракетному обстрелу и бомбардировкам. При этом были нарушены законы и обычаи ведения войны, запрещающие проводить военные действия против мирного населения и мирных объектов.
	Как и в первом случае, многонациональные силы в Кувейте не были связаны ни с Советом Безопасности, ни с Военно-штабным комитетом, хотя в резолюции 665 содержался призыв к государствам, сотрудничавшим с Кувейтом, координировать свои действия по организации морской блокады через ВШК. На этот раз они уже не назывались "вооруженные силы ООН".
	Возникает вопрос о правомерности создания подобных многонациональных сил, берущих на себя, хотя и с разрешения Совета Безопасности, функции по поддержанию и восстановлению международного мира и безопасности. В Уставе ООН не содержится ни одного положения, которое бы позволяло Совету самоустраняться от выполнения его главной ответственности и делегировать свою компетенцию одному государству или группе государств.


3. Региональная безопасность

	Помимо всеобщей системы международной безопасности Устав ООН предусматривает возможность создания региональных систем поддержания международного мира. Устав, как определено в его ст. 52, не препятствует существованию региональных соглашений или органов для разрешения таких вопросов по поддержанию международного мира и безопасности, которые являются подходящими для региональных действий, при условии, что эти соглашения или органы и их деятельность совместимы с целями и принципами Устава ООН.
	Из этого следует, что региональные системы безопасности составляют часть всемирной системы безопасности. Устав ООН установил взаимосвязь между Советом Безопасности и региональными соглашениями и органами. В рамках таких соглашений и органов государства должны прилагать усилия для мирного разрешения местных споров до их передачи в Совет Безопасности. Со своей стороны, Совет обязан поощрять применение принципа мирного разрешения местных споров при помощи таких региональных соглашений и органов, либо по инициативе заинтересованных государств, либо по своей собственной инициативе. Конечно, это не означает, что Совет Безопасности не может на любой стадии спора провести расследование с целью определения, не угрожает ли продолжение спора поддержанию международного мира и безопасности.
	Совет Безопасности вправе использовать такие региональные соглашения или органы для принудительных действий под своим руководством. Однако никакие принудительные действия не могут быть предприняты региональными органами или в силу региональных соглашений без получения полномочий от Совета Безопасности, за исключением мер, направленных на воспрепятствование возобновлению агрессивной политики со стороны государств, воевавших во время второй мировой войны против стран антигитлеровской коалиции.
	В учредительных актах таких региональных организаций, как ЛАГ, ОАЕ, ОАГ, содержатся положения о коллективных мерах в случае вооруженного нападения против какого-либо из их членов. Так, в преамбуле Межамериканского договора о взаимной помощи 1947 года (Пакт Рио-де-Жанейро) указывается на обязательство по взаимной помощи и общей обороне и подчеркивается, что договор заключен для того, чтобы предоставить "эффективную взаимную помощь против вооруженных нападений на любое американское государство и предотвратить угрозы агрессии против любого из них". В договоре отмечается, что вооруженное нападение со стороны любого государства на одно из американских государств будет рассматриваться как нападение на все американские государства и соответственно каждый из участников договора обязуется оказать помощь при отражении нападения.
	Такие же положения содержатся в Пакте ЛАГ и в Хартии ОАЕ.
	В практике деятельности региональных организаций пока ни разу не создавались объединенные вооруженные силы в порядке коллективной самообороны. Вместе с тем они стали прибегать к созданию сил по поддержанию мира. Так, в 1971 году Лига арабских государств создала межарабские силы по разъединению в Ливане ("Зеленые каски"), чтобы положить конец столкновениям между различными религиозными группировками. В 1981 году ОАЕ создала межафриканские силы по поддержанию мира, предназначенные для наблюдения за выполнением соглашения между группировками в Чаде. Обе операции успеха не имели.
	Закономерен вопрос, вправе ли региональные организации безопасности использовать институт операций по поддержанию мира. Ответ на него должен быть положительным. Операции по поддержанию мира представляют собой меры миротворческого характера, принимаемые в целях стабилизации обстановки в районе конфликта и создания более благоприятных для сторон условий мирного разрешения конфликта. Устав ООН регламентирует участие региональной организации лишь в принудительных действиях. Имеющиеся в практике ООН операции по поддержанию мира могут найти применение и в деятельности региональных организаций. Об этом свидетельствуют, в частности, документы, принятые Содружеством Независимых Государств и в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.
	В Устав СНГ включены положения о коллективной безопасности и о предотвращении конфликтов и разрешении споров, вытекающие из Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 г. и Соглашения о группах военных наблюдателей и коллективных силах по поддержанию мира от 20 марта того же года. Устав СНГ закрепляет в ст. 12 право на использование в случае необходимости Объединенных вооруженных сил в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону согласно ст. 51 Устава ООН, а также применение миротворческих операций. В ст. 16 подчеркивается, что государства-члены принимают все возможные меры для предотвращения конфликтов, прежде всего на межнациональной и межконфессиональной основе, могущих повлечь за собой нарушение прав человека. В целях урегулирования таких конфликтов предусмотрено создание Групп военных наблюдателей и Коллективных сил по поддержанию мира в СНГ (именуемых далее Группа по поддержанию мира).
	Все вопросы, связанные с созданием и функционированием такой Группы по поддержанию мира, регулируются подробно в Соглашении от 20 марта 1992 г. и в трех Ташкентских протоколах к нему от 15 мая и 16 июля 1992 г.: о статусе Групп военных наблюдателей и Коллективных сил по поддержанию мира в СНГ; о командовании, структуре, материально-техническом обеспечении Групп военных наблюдателей и Коллективных сил по поддержанию мира в СНГ; о временном порядке формирования и задействования Групп военных наблюдателей и Коллективных сил по поддержанию мира в зонах конфликтов между государствами и в государствах - членах СНГ.
	Решение о проведении операции с использованием Группы по поддержанию мира принимается Советом глав государств консенсусом, с согласия всех конфликтующих сторон, а также при условии достижения между ними соглашения о прекращении огня и других враждебных действий. На Группу могут быть возложены следующие основные задачи: наблюдение за выполнением условий перемирия и соглашения о прекращении огня, разъединение противоборствующих сторон, создание демилитаризованных зон, зон разъединения, гуманитарных коридоров, восстановление законности и порядка и др. Группа по поддержанию мира не может использоваться в боевых действиях. Ее статус определяется как миротворческий, нейтральный и беспристрастный. Она может применять оружие лишь в порядке исключения. Пределы такого применения четко обозначены: в целях обеспечения безопасности и здоровья военнослужащих и персонала в порядке самообороны; в случае попыток насильственного отстранения Группы по поддержанию мира от выполнения возложенных на нее функций; для отражения явного вооруженного нападения террористических, диверсионных групп и бандформирований, а также для их задержания; для защиты гражданского населения от насильственных посягательств на жизнь и здоровье.
	Такая Группа комплектуется в каждом конкретном случае на добровольной основе государствами - участниками Соглашения, за исключением конфликтующих сторон. В состав Группы включаются воинские контингенты, военные наблюдатели и гражданский персонал. Протокол от 16 июля 1992 г. предусматривает обязательство каждого государства-участника заранее сформировать, подготовить и держать в состоянии постоянной готовности воинские контингенты и соответствующий персонал. Непосредственное руководство каждой конкретной операцией возлагается на назначаемого Советом глав государств командующего, при котором создается Объединенный штаб.
	Предусмотрено также важное положение, согласно которому Совет глав государств незамедлительно информирует Совет Безопасности ООН и Совет СБСЕ о решении проводить такую операцию.
	В рамках СБСЕ наряду с дальнейшей работой по проблемам общей безопасности (проведение переговоров по контролю над вооружениями, разоружению и укреплению доверия и безопасности, уменьшению опасности возникновения конфликтов и т. д.) происходит определенная переориентация на предотвращение и урегулирование локальных и региональных конфликтов. На встрече глав государств и правительств государств - участников СБСЕ в Хельсинки 9-10 июля 1992 г. был принят пакет решений, предусматривающих создание антикризисных механизмов СБСЕ, включая операции по поддержанию мира.
	Было определено, что на первой стадии урегулирования кризисных ситуаций используются механизм мирного разрешения споров, миссии специальных докладчиков и миссии по установлению фактов. В случае разрастания конфликта может быть принято решение о проведении операции по поддержанию мира. Такое решение принимается Советом СБСЕ на основе консенсуса или действующим в качестве его агента Комитетом старших должностных лиц. Необходимо согласие непосредственно заинтересованных сторон на проведение операции. Операции предполагают посылки групп военных наблюдателей или сил по поддержанию мира. Личный состав для участия в операциях СБСЕ по поддержанию мира предоставляется отдельными государствами-участниками.
	Операции могут проводиться в случае возникновения конфликтов как между государствами-участниками, так и внутри них. Их основные задачи - контроль за прекращением огня, наблюдение за выводом войск, оказание поддержки в сохранении законности и порядка, оказание гуманитарной помощи и т. д. Они не предусматривают принудительных действий и осуществляются в духе беспристрастности. Общий политический контроль за операцией по поддержанию мира и руководство ею осуществляет Комитет старших должностных лиц. Как и в СНГ, предусматривается, что операции СБСЕ проводятся с должным учетом роли ООН. В частности, в хельсинкских решениях закрепляется, что Председатель СБСЕ в полном объеме информирует Совет Безопасности ООН об операциях СБСЕ,
	При проведении операций по поддержанию мира СБСЕ может пользоваться ресурсами и опытом существующих организаций, например ЕС, НАТО, ЗЕС, а также СНГ. В каждом конкретном случае СБСЕ принимает решение об использовании помощи таких организаций.
	Действует еще одна организация, претендующая на поддержание международного мира и безопасности,- это Организация Североатлантического договора (НАТО). Она основана на подписанном 4 апреля 1949 г. межгосударственном Североатлантическом договоре, вступившем в силу 24 августа того же года. Ее членами являются 16 государств: Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США, Турция и Франция.
	Анализ Североатлантического договора показывает, что его текст составлен в соответствии с положениями Устава ООН и приближен к его терминологии. Целью НАТО является объединение усилий ее членов для коллективной обороны и для сохранения мира и безопасности. Их обязательства по оказанию взаимной помощи, включая применение вооруженной силы, устанавливаются договором. Вооруженное нападение на одного или нескольких членов в Европе или Северной Америке рассматривается как нападение на все договаривающиеся стороны. При этом они действуют в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону в соответствии со ст. 51 Устава ООН. Права и обязанности участников Североатлантического договора ни в коей мере не затрагивают их прав и обязательств по Уставу ООН или главную ответственность Совета Безопасности по поддержанию международного мира и безопасности (ст. 7).
	Участники договора обязались воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения каким-либо образом, несовместимым с целями ООН, разрешать все свои споры мирными средствами, содействовать дальнейшему развитию мирных и дружественных международных отношений.
	Для осуществления целей Североатлантического договора создана сложная политическая и военная структура. Высшим органом НАТО является Совет, который функционирует на различных уровнях: глав государств и правительств, министров иностранных дел, послов, являющихся постоянными представителями. В последнем случае он рассматривается как Постоянный совет. В рамках Совета проводятся широкие политические консультации по всем вопросам внешних сношений, рассматриваются вопросы обеспечения безопасности, поддержания международного мира, военного сотрудничества. Решения принимаются единогласно. Создан постоянный рабочий орган - Секретариат во главе с генеральным секретарем.
	Для организации сотрудничества государств - членов НАТО в политической и экономической областях созданы Политический и Экономический комитеты.
	В рамках НАТО действует значительное количество разнообразных разноуровневых военных органов. Это Комитет военного планирования в составе военных министров, Военный комитет в составе начальников штабов стран - членов НАТО. В ином составе - постоянных военных представителей начальников штабов - образован Постоянный военный комитет. Имеются также Комитет ядерной обороны, Группа ядерного планирования, Международный военный штаб, Верховный главнокомандующий союзными силами в Европе, Верховный главнокомандующий силами НАТО в Атлантике и т. д.
	Обращает на себя внимание явное несоответствие целей НАТО, закрепленных в Североатлантическом договоре, и мощной военной структуры. Конечно, оправданием этому долгие годы служило существование Организации Варшавского Договора (ОВД), государства - члены которой, в первую очередь СССР, рассматривались в стратегической доктрине НАТО как потенциальный противник. Однако ОВД в 1991 году была распущена, произошли и продолжаются существенные политические и социальные перемены в странах Восточной Европы и в государствах - бывших республиках СССР. Это должно повлечь за собой существенные перемены в самой НАТО, особенно в ее военной структуре.
	Страны НАТО согласны с необходимостью трансформации Североатлантического союза, однако процесс перемен они связывают прежде всего с более широким подходом к проблемам безопасности. Об этом, в частности, говорится в принятой на сессии Совета НАТО в ноябре 1991 года в Риме Декларации о мире и сотрудничестве. В ней речь идет о дополнении концепции безопасности политическими, экономическими, социальными и природоохранными элементами. При этом говорится не только о неделимости безопасности для всех членов НАТО, как это было раньше, но и о том, что "безопасность союзников нераздельно связана с безопасностью всех других государств Европы". К тому же НАТО видит свои новые возможности в том, чтобы вносить вклад в разрешение кризисов и конфликтов, в том числе с участием их вооруженных сил. В декларации говорится, что НАТО будет продолжать играть ключевую роль в утверждении нового прочного, основанного на мире порядка в Европе, исповедующей общие ценности и идеалы свободы, демократии, прав человека и правопорядка. Как это будет осуществляться, свидетельствует первая за историю существования НАТО военная акция, связанная с решением НАТО 1993 года принять участие своими военно-воздушными силами в обеспечении запрета на полеты в зоне воздушного пространства над Боснией и Герцеговиной. Формальным основанием для этого явилась резолюция Совета Безопасности ООН о возможном Применении силы для обеспечения этого запрета. В апреле 1994 года НАТО нанесла бомбовые удары по позициям боснийских сербов в Горажде.



4. Разоружение и ограничение вооружений

	Разоружением принято считать комплекс мер, направленных на прекращение наращивания средств ведения войны, их ограничение, сокращение и ликвидацию. Общая международно-правовая основа разоружения содержится в Уставе ООН. Пункт 1 ст. 11 относит "принципы, определяющие разоружение и регулирование вооружений" к числу "общих принципов сотрудничества в деле поддержания мира и безопасности". Рассмотрение этих принципов входит в компетенцию Генеральной Ассамблеи, которая выносит по этим вопросам рекомендации Совету Безопасности и членам ООН. Совет Безопасности несет ответственность за формулирование "планов создания системы регулирования вооружений" (ст. 26); в решении этой задачи ему содействует Военно-штабной комитет, который дает советы и оказывает помощь по вопросам, относящимся к "регулированию вооружений и к возможному разоружению" (п. 1 ст. 47).
	Кажущееся непоследовательным употребление терминов "разоружение" и "регулирование вооружений" является результатом компромисса, достигнутого составителями Устава при создании ООН. Что касается термина "регулирование вооружений", редко встречающегося в официальных и доктринальных источниках, то по своему содержанию он приближается к широко употребляемому термину "контроль над вооружениями".
	В отечественной доктрине преобладает мнение о существовании в международном праве общепризнанного принципа разоружения, из которого вытекают двоякого рода обязательства: строго и неуклонно соблюдать действующие договоры о разоружении, участвовать в мероприятиях, предусмотренных договорами, направленными на ограничение гонки вооружений и разоружение; добиваться создания новых норм, заключения договоров, направленных на разоружение, вплоть до договора о всеобщем и полном разоружении под строгим международным контролем.
	Основным источником норм в рассматриваемой области являются международные договоры: универсальные (например, Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 г.), региональные (например, Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке 1967 г.), двусторонние (например, Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны 1972 г.). Договоры в этой области можно классифицировать и по их целям и объекту (договоры об ограничении вооружений или об ограничении деятельности, с ними связанной; договоры, касающиеся оружия массового уничтожения или относящиеся к обычным вооружениям) .
	Повышение роли универсальных международных организаций обусловливает возрастание значения их резолюций в качестве вспомогательного источника права в области разоружения. Отдельные резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам разоружения допустимо рассматривать как содержащие нормы права, находящиеся в процессе формирования. В некоторых случаях резолюции Генеральной Ассамблеи ООН являются дополнительным средством имплементации договорных норм. К их числу можно отнести, в частности, резолюции, направленные на обеспечение полного введения в действие Договора о безъядерной зоне в южной части Тихого океана 1985 года. Весьма примечательным стало создание Генеральной Ассамблеей в 1989 году ранее отсутствовавшего механизма проверки соблюдения договорной нормы (Женевского протокола о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств 1925 г.), который состоит из специальных процедур расследования сообщений о случаях применения химического оружия, проводимых экспертами, уполномоченными Генеральным секретарем ООН.
	Действующее международное право не содержит нормы, прямо обязывающей государства разоружаться. Суть основного обязательства в данной области заключается в том, чтобы "в духе доброй воли вести переговоры... о Договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем" (ст. VI Договора о нераспространении ядерного оружия). Ссылка на такую цель или на упомянутую статью Договора о нераспространении содержится почти во всех основных современных договорах об ограничении вооружений, как правило, в их преамбулах.
	К настоящему времени сложился и действует свод норм, определяющих частичные меры по разоружению. Суть частичных мер - запрещение и ликвидация отдельных видов оружия, запрещение их производства, накопления, развертывания и применения, ограничение некоторых видов вооружений в количественном и качественном отношении, сужение возможности качественного совершенствования оружия, сокращение сферы или районов размещения различных видов вооружений. К ним примыкают меры по укреплению доверия и безопасности, не предусматривающие ограничения вооружений, но создающие благоприятные условия для его осуществления.
	Наиболее развит комплекс норм, относящихся к оружию массового уничтожения. В соответствии с определением, выработанным ООН еще в 1948 году, такое оружие "должно быть определено таким образом, чтобы включать оружие, действующее атомным взрывом, оружие, действующее при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое и биологическое оружие и любое разработанное в будущем оружие, обладающее характеристиками, сравнимыми по разрушительному действию с атомной бомбой и другим упомянутым выше оружием".
	Действующее международное право запрещает испытывать ядерное оружие в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г.). Любые ядерные взрывы, а также размещение ядерного оружия запрещены в Антарктике (Договор об Антарктике 1959 г.), Латинской Америке (Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке 1967 г., известный как Договор Тлателолко), южной части Тихого океана (Договор о безъядерной зоне в южной части Тихого океана 1985 г., известный как Договор Раротонга), на морском дне и в его недрах (Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 г.), на Луне и других небесных телах (Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1984 г.).
	Существующие нормы направлены на то, чтобы предотвратить распространение ядерного оружия и не допустить приобретения его каким-либо государством, помимо пяти, признанных обладающими им (США, Россия, Великобритания, Франция и Китай). Сложности с соблюдением режима нераспространения ядерного оружия возникли в связи с прекращением существования СССР, в результате чего имевшееся у него ядерное оружие оказалось на территории четырех независимых государств - бывших союзных республик (Беларуси, Казахстана, России и Украины).
	Актуальной проблемой является регулирование ядерных стратегических вооружений. Термин "стратегические вооружения" условен и ныне охватывает межконтинентальные баллистические ракеты, тяжелые бомбардировщики как носители бомб, баллистических ракет и крылатых ракет, баллистические ракеты, запускаемые с подводных лодок, а также средства противоракетной обороны. Сопоставимые задачи способны решать крылатые ракеты морского базирования большой дальности.
	В соответствии с ныне действующими обязательствами в отношениях между Россией и США запрещается развертывание систем противоракетной обороны территории страны либо создание основы для такой системы, а для разрешенных систем действуют определенные количественные и качественные ограничения (Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны 1972 г.). Стратегические наступательные вооружения ограничены определенными суммарными уровнями и подуровнями по категориям вооружений, для достижения которых осуществляется их сокращение.
	Регулирование ядерных стратегических вооружений до недавнего времени осуществлялось только в советско-американских отношениях (Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г., Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений 1979 г., который так и не вступил в силу, хотя применялся на протяжении нескольких лет, Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 1991 г.), однако после прекращения существования СССР участниками этого процесса в той или иной степени стали указанные бывшие союзные республики (что нашло отражение в факте подписания ими и США в 1992 г. Протокола к Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 1991 г.), притом что полноправным участником переговоров должна оставаться только Россия (в 1993 г. Российская Федерация и США подписали Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений). Участие остальных обусловлено необходимостью завершения процесса ликвидации или удаления остающихся на их территориях регулируемых средств.
	Еще до прекращения существования СССР на основании его договора с США были ликвидированы их баллистические и крылатые ракеты средней и меньшей дальности, то есть имеющие дальность полета в диапазоне от 500 до 5500 км (Договор о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности 1987 г.).
	Помимо ядерного к оружию массового уничтожения принято относить химическое и бактериологическое оружие. Бактериологическое оружие находится под всеобъемлющим запретом: его нельзя не только применять на войне, но и разрабатывать, производить и накапливать, а запасы подлежат уничтожению или переключению на мирные цели [Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г.].
	Начиная с 1925 года химическое оружие противозаконно как средство ведения войны (Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или иных подобных газов и бактериологических средств 1925 г.). В 1995 году может начать действовать всеобъемлющий запрет, подобный тому, под которым находится бактериологическое оружие. Это произойдет в случае своевременного вступления в силу подписанной в 1993 году Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении. Для содействия скорейшему введению в действие такого запрета СССР (а в порядке правопреемства - Россия) и США согласились прекратить производство химического оружия, значительно сократить имеющиеся у них запасы этого оружия и принять другие меры для ускорения перехода к многосторонним шагам в этой области (Соглашение об уничтожении и непроизводстве химического оружия и о мерах по содействию многосторонней Конвенции о запрещении химического оружия 1990 г.).
	Универсальная норма запрещает военное или любое иное враждебное использование средств воздействия на природную среду, обладающих разрушительным потенциалом, сопоставимым с оружием массового уничтожения (Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г.).
	Европейские государства в рамках СБСЕ связаны обязательством сократить свои обычные вооружения и технику в пределах Европы до определенных согласованных уровней, не позволяющих осуществить внезапное нападение и начать крупномасштабные наступательные действия (Договор об обычных вооруженных силах в Европе 1990 г.). Ограниченными мерами охвачен и личный состав вооруженных сил (венский Итоговый акт по личному составу 1992 г.).
	Наряду с ограничением и сокращением вооруженных сил и вооружений цель разоружения может достигаться путем демилитаризации и/или нейтрализации территории.
	Демилитаризация - это договорно установленный международно-правовой режим определенной территории или пространственной сферы, запрещающий их использование в военных целях в мирное время. Эта мера предполагает ликвидацию в данном районе военных укреплений и сооружений и запрет содержать там вооруженные силы.
	Под нейтрализацией понимается договорно установленное запрещение ведения военных действий на определенной территории или в пространственной сфере и использования их в качестве базы для военных операций. Цель нейтрализации - предотвращение развязывания войны в данном районе или из него либо, если военные действия где-то поблизости не удалось предотвратить, изъятие такого района из театра военных действий.
	Одним из наиболее значительных примеров демилитаризации и нейтрализации обширного района Земли является Антарктика. Частичная ядерная демилитаризация достигнута применительно к морскому дну, где запрещено устанавливать и размещать ядерное оружие. Конкретные договорно-правовые меры направлены на полную или частичную ядерную демилитаризацию и нейтрализацию Латинской Америки и южной части Тихого океана, иначе говоря, на создание там безъядерных зон.
	К ограничению вооружений и разоружению примыкают меры по укреплению доверия и безопасности, которые в общем плане можно определить как специальные, договорным или иным образом обусловленные меры, принимаемые для обеспечения уверенности в том, что действия одной стороны не имеют целью нанесение ущерба безопасности Другой стороны, в особенности если эти действия могут быть поняты и оценены как подготовка к внезапному нападению или его начало, и действительно не наносят такого ущерба. Такие меры не являются мерами реального разоружения и не подменяют их, но, принимаемые сами по себе или в качестве сопутствующих мер, они создают благоприятные условия для открытия переговоров или способствуют прогрессу на уже ведущихся.
	Меры доверия и безопасности, первоначально сводившиеся к улучшению связи между сторонами (группа соглашений об установлении линий прямой связи), обеспечению морской навигационной безопасности (группа соглашений о предотвращении инцидентов в открытом море), со временем стали включать уведомления и иную информацию о военной деятельности (при этом сокращался срок заблаговременной подачи уведомлений и возрастал объем предоставляемой информации), обмен наблюдателями и инспекции на местах проведения военной деятельности (Документ по мерам укрепления доверия и некоторым аспектам безопасности и разоружения Заключительного акта СБСЕ 1975 г., Итоговый документ стокгольмской Конференции по мерам укрепления доверия и безопасности и разоружению в Европе 1986 г.), включая наблюдение с воздуха (Договор об открытом небе 1992 г.). Функциями по укреплению доверия стали наделяться органы, создаваемые в соответствии с договорами о мерах по ограничению и сокращению вооружений.
	Меры, согласованные в 1960 - 1970 годах, в основном были нацелены на уменьшение опасности вооруженного конфликта с применением ядерного оружия (см., например, советско-американское Соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны 1971 г.), последующие же меры предназначались также и для снижения риска столкновения обычных сил (Соглашение между СССР и США о предотвращении опасной военной деятельности 1989 г.). В последнее время меры доверия и безопасности трансформируются из военно-технических мер, ограниченных предоставлением информации об отсутствии подготовки к внезапному нападению, в комплексные меры, характеризуемые наличием такой степени доверия, которая позволяет партнерам разрабатывать и применять не только уведомительные, но и сдерживающие, а в перспективе и ограничивающие меры (Венские документы 1990 и 1992 гг., дополняющие, развивающие и расширяющие меры, предусмотренные Стокгольмским документом 1986 г.).


5. Международный контроль

	В самом общем виде международный контроль можно определить как методы наблюдения за осуществлением договорных обязательств и анализа полученных данных. Проверка может осуществляться путем предоставления каждому участнику договора сведений о выполнении обязательств другими участниками. Контроль содействует достижению целей договора, предупреждению и выявлению нарушений его положений и обеспечивает уверенность в соблюдении его положений.
	В  период после  второй  мировой  войны  на  протяжении длительного времени разногласия между государствами по вопросам контроля были препятствием на пути реального разоружения, а также использовались как предлог против принятия значимых мер в этой области.
	Частичное разрешение противоречия между необходимостью согласованного контроля над военным потенциалом и трудностью согласования мер проверки стало реальным с развитием национальных технических средств сбора данных об объектах, находящихся в пределах государственных территорий. Под этими средствами прежде всего понимались искусственные спутники Земли, хотя к ним относились также сейсмические станции и иное оборудование, позволяющее вести наблюдение за деятельностью государств извне (за данной территорией, вне ее пределов). Эти средства получили название "национальные технические средства контроля". Долгое время они являлись основным методом проверки соблюдения соглашений об ограничении вооружений. В дальнейшем нашли применение и другие средства контроля, в частности инспекции на месте, осуществляемые как национальными, так и международными по составу группами инспекторов.
	К настоящему времени накоплен опыт выработки, согласования, воплощения в договорную норму и функционирования различных механизмов проверки выполнения обязательств по соглашениям об ограничении и сокращении вооружений. По мере технического совершенствования повышается и надежность национальных средств контроля. Действующие соглашения запрещают создание помех этим средствам, применение преднамеренных мер маскировки, затрудняющих наблюдение за выполнением договорных обязательств.
	Хотя термин "национальные технические средства контроля" не получил договорного определения, положения, запрещающие активное и пассивное противодействие им, а также требование о соответствии их использования общепризнанным принципам международного права в значительной мере восполняют этот пробел.
	Одинаковые по содержанию статьи на этот счет содержатся в заключенных СССР и США Договоре об ограничении средств противоракетной обороны 1972 года, Временном соглашении о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 года, Договоре об ограничении стратегических наступательных вооружений 1979 года.
	В ряд договоров включены дополнительные меры, например оснащение военных объектов особыми опознавательными знаками (Договор между Россией и США о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 1993 г.). Предусматривается также активное содействие проверяемой стороной национальным средствам контроля другой стороны в определенных договором ситуациях (Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности 1987 г.).
	Успешному осуществлению контроля способствуют и другие дополнительные меры, например согласованные правила подсчета систем вооружений, охваченных соглашением, обмен количественными данными о вооружениях, местах их расположения и технических характеристиках, уведомления о предстоящих действиях, например об испытательных пусках ракет или об их ликвидации и т. д.
	Примеры Договора об Антарктике 1959 года, Итогового документа стокгольмской Конференции СБСЕ по мерам укрепления доверия и безопасности и разоружению в Европе 1986 года и последующих Венских документов 1990 и 1992 годов, Договора об обычных вооруженных силах в Европе 1990 года и ряда других договоренностей демонстрируют возможность разработки и применения таких мер контроля, как инспекции на месте, то есть посещение группами инспекторов одной стороны территории другой стороны или принадлежащих ей объектов на иной территории для проверки соблюдения согласованных обязательств. По мере развития процесса разоружения, охвата им новых систем, детализации обязательств при одновременном росте доверия между партнерами, их уверенности в целесообразности и реальности сокращения вооружений государства проявляют растущую готовность к принятию все более проникающих инспекций. Так, Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия 1993 года предусматривает, среди прочих видов инспекций, инспекции любого места объекта по запросу без права отказа.
	Имеется опыт применения многосторонних форм проверки выполнения договорных обязательств. Так, в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия 1968 года проверка его соблюдения государствами-участниками, не обладающими ядерным оружием, возложена на МАГАТЭ, предоставляющее гарантии и осуществляющее международные по составу инспекции. В других случаях участники договора создают специальный орган, который они наделяют функциями по проверке. Например, в дополнение к проверке соблюдения обязательств по Договору о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке 1967 года, осуществляемой МАГАТЭ, соответствующие функции, включая инспекции на месте, выполняет созданное на основании договора Агентство по запрещению ядерного оружия в Латинской Америке (ОПАНАЛ). Конвенцией о запрещении химического оружия 1993 года предусмотрено создание Организации по запрещению химического оружия, в функции которой входит осуществление положений о международной проверке соблюдения Конвенции.
	В ряде договоров предусмотрено сочетание национальных и международных средств проверки. Положения на этот счет содержатся, например, в Договоре о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года, в соответствии с которым система проверки состоит из нескольких ступеней и может осуществляться в одностороннем порядке, коллективно несколькими участниками или посредством международных процедур в рамках ООН и в соответствии с ее Уставом. Этим же Договором, так же как и Конвенцией о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 года, предусмотрено обращение для целей проверки к консультативным механизмам, в которых эксперты выступают в личном качестве.
	Благодаря крупным успехам последних лет в деле договорного ограничения вооружений проверка уже не является непреодолимым препятствием для принятия мер по ограничению и сокращению вооружений.



ГЛАВА XVI

ВООРУЖЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

1. Понятие, источники и предмет регулирования правоотношений в ходе вооруженных конфликтов

	Международно-правовое запрещение агрессивных войн само по себе еще не ведет к искоренению из общественной жизни причин, порождающих вооруженные конфликты. Несмотря на запрет обращаться к вооруженной силе в международных отношениях, государства нередко еще прибегают к ней для разрешения возникающих между ними споров и конфликтных ситуаций. Это обусловливает необходимость правового регулирования общественных отношений, возникающих в ходе вооруженного конфликта, в целях его максимально возможной гуманизации. Соответствующая группа норм международного права иногда условно именуется "право вооруженных конфликтов". Она включает ряд договорных и обычно-правовых принципов и норм, устанавливающих взаимные права и обязанности субъектов международного права относительно применения средств и методов ведения вооруженной борьбы, регулирующих отношения между воюющими и нейтральными сторонами и определяющих ответственность за нарушение соответствующих принципов и норм.
	По мнению ряда юристов, эту группу норм и принципов следует выделять в качестве отдельной отрасли международного права. Юридический фундамент такой отрасли составляют основополагающие принципы международного права. Они определяют направление дальнейшего совершенствования законов и обычаев войны с учетом изменений в военно-технической сфере. Специальные принципы, которыми участники вооруженной борьбы должны руководствоваться при всех обстоятельствах, можно объединить в следующие группы:
	- принципы, ограничивающие воюющих в выборе средств и методов ведения войны;
	- принципы защиты прав комбатантов и некомбатантов*;(*  От франц. combattant - боец, воин.)
	- принципы защиты прав гражданского населения, а также определяющие правовой режим гражданских объектов;
	- принципы нейтралитета и отношений между воюющими и нейтральными государствами.
	Эти принципы сложились в результате длительного процесса кодификации и прогрессивного развития международного права, применяемого в период вооруженных конфликтов. Принцип гуманности запрещает применение военного насилия, которое не является необходимым для целей войны.
	К числу наиболее важных источников права на ведение войны следует отнести Петербургскую декларацию об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль 1868 года, Гаагские конвенции 1899 и 1907 годов о законах и обычаях сухопутной войны, о бомбардировании морскими силами во время войны, о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны, о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны и некоторые другие. Всего в Гааге было принято 13 конвенций и Декларация о запрещении метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров.
	Недостатком большинства из принятых на этих конференциях документов явилось то, что они содержали clausula si omnes (оговорку всеобщности), согласно которой положения Конвенции были обязательны "лишь для договаривающихся держав и только в том случае", если воюющие в ней участвуют (ст. 2 IV Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.). В связи с этим, если в войну вступало государство, не являвшееся участником Конвенции, она переставала действовать даже в отношениях между ее участниками. Последующая нормотворческая практика государств пошла по пути отказа от этой оговорки.
	Положения Гаагских конвенций получили дальнейшее развитие в четырех Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 года (об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях; об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море; об обращении с военнопленными; о защите гражданского населения во время войны). Они распространяли действие правил ведения войны на "вооруженные конфликты, не носящие международного характера", признали за партизанами правовой статус комбатантов, запретили не обусловленное военной необходимостью уничтожение имущества, принадлежащего частным лицам, государственным и общественным организациям. Был сделан важный шаг в направлении установления правового режима гражданского населения в районах вооруженных конфликтов.
	Однако уже вскоре после принятия Женевских конвенций оказалось, что их нормы не всегда способны адекватно учитывать специфику вооруженных конфликтов в эпоху научно-технической революции. Стало очевидно, что они применимы скорее к последствиям военных действий, нежели к их непосредственному ведению. Указанный пробел в определенной мере восполнили принятые в 1977 году два Дополнительных протокола к Женевским конвенциям 1949 года, касающихся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Дополнительный протокол I) и вооруженных конфликтов немеждународного характера (Дополнительный протокол II).
	Принятие Протоколов имело целью устранить не соответствующий современным условиям разрыв между предписаниями норм, гарантирующих защиту жертв войны, и норм, касающихся средств и методов ведения войны. Так, Дополнительный протокол I значительно расширяет сферу применения правил ведения войны. Если действие Женевских конвенций распространяется на случаи "необъявленной войны или всякого другого вооруженного конфликта, возникающего между двумя или несколькими государствами", то положения Дополнительного протокола I распространяются и на войны, "в которых народы ведут борьбу против колониального господства и иностранной оккупации, против расистских режимов в осуществление своего права на самоопределение". Статья 48 Дополнительного протокола I устанавливает: "Для обеспечения уважения и защиты гражданского населения и гражданских объектов стороны, находящиеся в конфликте, должны всегда проводить различие между гражданским населением и комбатантами, а также между гражданскими объектами и военными объектами и соответственно направлять свои действия только против военных объектов".
	Дополнительный протокол II расширил круг лиц, пользующихся покровительством правил ведения войны, определив, что последние применяются ко всем вооруженным конфликтам, "происходящим на территории какой-либо Высокой Договаривающейся Стороны между ее вооруженными силами и антиправительственными вооруженными силами или другими организованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют такой контроль над частью ее территории, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные действия и применять настоящий Протокол" (ст. 1).
	К важнейшим международным соглашениям о средствах и методах ведения войны также относятся: Женевский протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств 1925 года; Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 года; Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 года; Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1981 года и три протокола к ней (Протокол о необнаруживаемых осколках; Протокол о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств; Протокол о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия).
	Кроме того, в современном международном праве имеется ряд документов, относящихся к вопросам уголовной ответственности отдельных лиц за агрессию и за серьезные нарушения норм в ходе ведения войны. К ним относятся: Уставы Международных военных трибуналов (Нюрнберг и Токио) 1945 года; Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года; резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о выдаче и наказании военных преступников [3(1) от 13 февраля 1946 г.] и о принципах международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях против человечества [3047 (XXVIII) от 3 декабря 1973 г.], и др.
	В процессе кодификации и прогрессивного развития международного права, применимого в период вооруженных конфликтов, наряду с государствами важную роль играли и продолжают играть ООН, а также такие неправительственные организации, как Международный комитет Красного Креста, Институт международного права и др.
	Значительный вклад в этот процесс внесли Россия, а затем СССР.
	Предметом регулирования правил ведения войны являются специфические общественные отношения, складывающиеся между его субъектами в ходе вооруженных конфликтов.
	Международный вооруженный конфликт представляет собой вооруженное столкновение между государствами либо между национально-освободительным движением и метрополией, то есть между восставшей (воюющей) стороной и войсками соответствующего государства. Вооруженный конфликт немеждународного характера - это вооруженное столкновение антиправительственных организованных вооруженных отрядов с вооруженными силами правительства, происходящее на территории какого-либо одного государства.
	На практике нередко наблюдается так называемая интернационализация конфликтов немеждународного характера.
	Как юридическое понятие "международный вооруженный конфликт" впервые упоминается в Женевских конвенциях 1949 года. Его появление наряду с понятием "война" породило немало вопросов теоретического и практического характера. Аналогичные вопросы возникают при квалификации вооруженного конфликта, в котором участвует национально-освободительное движение, а также в случае участия в той или иной форме в вооруженном конфликте немеждународного характера третьих государств. Споры вокруг этих вопросов на доктринальном уровне продолжаются до сих пор. Важность выработки единообразного подхода к их разрешению обусловлена проблемой квалификации действий вооруженных сил национально-освободительных движений, а также действий сторон в так называемом интернационализированном внутреннем вооруженном конфликте.
	Немалую сложность на практике вызывает поиск ответов на вопросы, связанные с немеждународными вооруженными конфликтами: какие ситуации охватываются этим понятием; каков круг лиц, защищаемых нормами права в данных конфликтах; где та грань, за которой немеждународный вооруженный конфликт переходит в международный; какими нормами права (международными или внутригосударственными) регламентируются действия воюющих сторон в таких конфликтах и др.



2. Правовые последствия начала войны

	III Гаагская конвенция об открытии военных действий 1907 года устанавливает, что военные действия между государствами не должны начинаться без предварительного и недвусмысленного предупреждения, которое может иметь форму либо мотивированного объявления войны, либо ультиматума с условным объявлением войны. Эта норма продолжает действовать и в современных условиях. Вместе с тем следует иметь в виду, что в соответствии с определением агрессии, принятым Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году, факт объявления войны, которая не является актом самообороны согласно ст. 51 Устава ООН, не превращает войну противоправную в войну законную, а представляет собой акт агрессии. Сам факт объявления войны становится международным преступлением. Однако соблюдение норм права вооруженных конфликтов обязательно независимо от того, объявлена война или нет.
	Объявление войны (или состояние войны) входит в компетенцию высших органов государственной власти каждой страны.
	Объявление войны, даже если оно не сопровождается боевыми действиями, влечет за собой начало юридического состояния войны. Вместе с тем фактическое начало военных действий между государствами не обязательно ведет к наступлению состояния войны.
	Начало войны означает конец мирных отношений между воюющими государствами, что влечет за собой разрыв дипломатических и, как правило, консульских отношений. Персонал дипломатического и консульского представительств вправе покинуть территорию неприятельского государства. При этом государство пребывания, согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года, обязано оказать содействие, необходимое для возможно скорейшего выезда пользующихся привилегиями и иммунитетами лиц, и предоставить в случае необходимости в их распоряжение средства передвижения. Представление интересов одного воюющего государства и его граждан в другом поручается третьему, обычно нейтральному, государству, которое поддерживает дипломатические отношения с обоими воюющими государствами. Так, во время второй мировой войны германские интересы в СССР представляла Швеция; она же представляла интересы СССР в Германии. Через нейтральное государство, как правило, поддерживается связь между воюющими сторонами.
	Начало войны влияет на действие международных договоров, связывающих воюющие государства. Политические, экономические и иные договоры, рассчитанные на мирное время, прекращают свое действие. С началом военных действий происходит фактическое осуществление предписаний правил ведения войны.
	В отношении граждан неприятельской стороны, находящихся на территории государства, применяются разного рода ограничения. Эти лица могут быть принуждены к проживанию на период войны в определенном районе либо интернированы.
	Имущество, принадлежащее непосредственно неприятельскому государству, конфискуется (за исключением имущества дипломатического и консульского представительств). Имущество граждан неприятельского государства в принципе считается неприкосновенным. Судам дается определенный срок, чтобы они покинули порты и воды неприятельского государства (этот срок называется "индульт"), по истечении которого суда подлежат конфискации.
	Военные действия развертываются в определенных пространственных пределах, именуемых театром войны, под которым понимается вся территория воюющих государств (сухопутная, морская и воздушная), на которой они потенциально могут вести военные операции. Театр военных действий - это территория, на которой вооруженные силы воюющих фактически ведут военные действия. Территория (сухопутная, морская, воздушная) нейтральных и других невоюющих государств не должна использоваться в качестве театра военных действий. В соответствии с международными договорами в театр военных действий не могут быть превращены: а) некоторые международные проливы (например, Магелланов пролив по Договору 1981 г. между Аргентиной и Чили); б) международные каналы (например, Суэцкий канал согласно Константинопольской конвенции 1888 г.); в) отдельные острова и архипелаги (например, Аландские острова в соответствии с Мирным договором между победителями во второй мировой войне и Финляндией 1947 г., архипелаг Шпицбергена в соответствии с Парижским договором о Шпицбергене 1920 г.); отдельные континенты (например, Антарктика в соответствии с Договором 1959 г.). Согласно Договору по космосу 1967 года, в театр военных действий нельзя включать Луну и другие небесные тела. Из театра военных действий может быть исключена часть государственной территории воюющей стороны в целях образования специальных зон, предусмотренных нормами права вооруженных конфликтов (например, санитарные зоны и местности). Что касается безъядерных зон, то они в целом не исключаются из сферы вооруженного конфликта, однако не могут быть театром ядерной войны.



3. Нейтралитет во время войны

	Под нейтралитетом во время войны понимается правовое положение государства, при котором оно не участвует в войне и не оказывает непосредственной помощи воюющим. Права и обязанности нейтральных государств во время войны, воюющих сторон в отношении нейтральных государств, а также физических лиц как нейтральных, так и воюющих государств регламентируются V Гаагской конвенцией о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны 1907 года, в соответствии с которой территория нейтрального государства является неприкосновенной и не может быть превращена в театр военных действий. Воюющим государствам запрещается проводить через территорию нейтрального государства войска и военные транспорты. Нейтральное государство не должно разрешать воюющим создавать, устанавливать или размещать на своей территории радиостанции и другие средства связи и технические приспособления. Однако оно может разрешать воюющим (на равных началах) пользоваться своими средствами связи.
	Нейтральное государство не должно снабжать воюющих оружием, военными и другими материалами. Вместе с тем оно не обязано препятствовать вывозу (или транзиту) из мест боевых действий за счет того или другого из воюющих оружия, боеприпасов на условиях взаимности и одинакового отношения к воюющим.
Нейтральное государство вправе отражать покушения на его нейтралитет с помощью своих вооруженных сил.
	Если войска одной из воюющих сторон окажутся на территории нейтрального государства, оно обязано интернировать их и разместить вдали от театра военных действий. Расходы по содержанию интернированных возмещаются после окончания войны в соответствии с соглашением между заинтересованными сторонами.
	Нейтральное государство вправе разрешить перевозку по своей территории раненых и больных воюющих сторон при условии отсутствия в транспортах оружия и боеприпасов.
Нейтральное государство обязано не допускать открытия вербовочных пунктов и формирования на своей территории военных отрядов для воюющих. Вместе с тем нейтральное государство не несет ответственности, если его граждане в одиночку переходят границу и вступают в армию воюющих.
	Нейтралитет в морской войне регулируется XIII Гаагской конвенцией о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны 1907 года, согласно которой в территориальных водах нейтрального государства запрещаются любые военные действия со стороны воюющих. Нейтральное государство обязано не допускать снаряжения или вооружения одной из сторон любого судна, а также его выхода из территориальных вод, если есть основания полагать, что оно примет участие в боевых действиях на стороне одного из воюющих. Что касается допуска и пребывания военных судов в территориальных водах нейтрального государства, то последнее решает эти вопросы на основе одинакового отношения ко всем воюющим. Оно устанавливает разумный срок их пребывания, по истечении которого может потребовать, чтобы они покинули территориальные воды. Находясь в территориальных водах нейтрального государства, военные суда могут пополнять свои запасы по лимитам мирного времени, брать столько топлива, сколько необходимо для достижения ближайшего порта своей страны.
	Специальных международных соглашений, определяющих правовой режим нейтралитета в условиях воздушной войны, не существует. На воздушную войну распространяются общие правила нейтралитета, изложенные в действующих конвенциях. В обобщенном виде их содержание можно сформулировать следующим образом.
	Воздушное пространство над территорией нейтрального государства неприкосновенно. Запрещаются пролет через него летательных аппаратов воюющих сторон, преследование противника или вступление с ним в бой. Приземлившиеся военные самолеты задерживаются, а экипаж интернируется до конца войны. Воюющим сторонам запрещается транспортировать через воздушное пространство нейтрального государства войска и военное имущество. Однако допускается транспортировка на самолетах больных и раненых воюющих сторон.


4. Правовое положение участников вооруженных конфликтов

	В вооруженном конфликте международного характера воюющие стороны представлены прежде всего своими вооруженными силами. Согласно Дополнительному протоколу I к Женевским конвенциям 1949 года, вооруженные силы воюющих сторон "состоят из всех организованных вооруженных сил, групп и подразделений, находящихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных, даже если эта сторона представлена правительством или властью, не признанными противной стороной. Такие вооруженные силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, среди прочего, обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов" (п. 1 ст. 43).
	Участников вооруженных конфликтов можно условно разделить на две группы: сражающиеся (комбатанты) и несражающиеся (некомбатанты). Согласно Дополнительному протоколу I, лица, входящие в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, и принимающие непосредственное участие в боевых действиях, являются комбатантами. Только за комбатантами признается право применять военную силу. К ним самим допустимо применение в ходе боевых действий высшей меры насилия, то есть физического уничтожения. Комбатанты, оказавшиеся во власти противника, вправе требовать обращения с ними как с военнопленными.
	К несражающимся относится личный состав, правомерно находящийся в структуре вооруженных сил воюющей стороны, оказывающий ей всестороннюю помощь в достижении успехов в боевых действиях, но не принимающий непосредственного участия в этих действиях. Некомбатанты не должны участвовать в боевых действиях. Это интендантский и медицинский персонал, корреспонденты и репортеры, духовенство и др. Несражающиеся не могут быть непосредственным объектом вооруженного нападения противника. В то же время оружие, имеющееся у них, они обязаны использовать исключительно в целях самообороны и защиты вверенного им имущества.
	Таким образом, деление вооруженных сил на сражающихся и несражающихся основывается на их непосредственном участии в боевых действиях с оружием в руках от имени и в интересах той воюющей стороны, в вооруженные силы которой они правомерно включены.
	Поскольку партизанская война квалифицируется современным международным правом как правомерная форма борьбы против агрессора, колониальной зависимости и иностранной оккупации, за партизанами, согласно Женевским конвенциям 1949 года, признается статус комбатанта, если они имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных, имеют отличительный знак, открыто носят оружие, соблюдают в ходе боевых действий законы и обычаи войны. Дополнительный протокол I конкретизирует некоторые из этих положений. Так, в целях усиления защиты гражданского населения уточняется положение об открытом ношении оружия. Согласно ст. 44 Дополнительного протокола I, комбатант, с тем чтобы отличаться от гражданского населения, должен открыто носить оружие: а) во время каждого военного столкновения; б) в то время, когда он находится на виду у противника в ходе развертывания в боевые порядки, предшествующего началу нападения, в котором он должен принять участие.
	В свете современного международного права статусом комбатанта обладают и бойцы национально-освободительных движений.
	На практике нередко возникает необходимость в разграничении таких категорий, как военный шпион и военный разведчик, доброволец и наемник.
	Военный шпион (лазутчик) - это, согласно ст. XXIX Приложения к IV Гаагской конвенции 1907 года, "такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложным предлогом, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих с намерением сообщить таковые противной стороне". Статья 46 Дополнительного протокола I, уточняя правовой статус военного шпиона, закрепляет норму, согласно которой лицо из состава вооруженных сил, "попадающее во власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного и с ним могут обращаться как со шпионом". Если лицо из состава вооруженных сил собирает сведения на территории, контролируемой противной стороной, и носит при этом "форменную одежду своих вооруженных сил" или "не действует обманным путем или преднамеренно не прибегает к тайным методам", то такое лицо не считается шпионом, а квалифицируется как военный разведчик. Другими словами, военный разведчик - это лицо, собирающее сведения в районе действия противника и носящее форму своей армии, то есть не скрывающее своего подлинного лица. В случае, если это лицо попадет в руки противника, на него должен распространяться режим военного плена.
	Доброволец - это лицо, добровольно поступающее в действующую армию одной из воюющих сторон. Согласно V Гаагской конвенции 1907 года, отдельные лица могут "переходить границу, чтобы поступить на службу одного из воюющих". В той же конвенции устанавливается, что если отдельное лицо добровольно вступает в армию одного из воюющих государств, то оно утрачивает статус лица нейтрального государства.
	С точки зрения современного международного права, осуждающего колониализм и агрессивные войны, действия добровольца будут правомерными, если он вступает в армию, ведущую войну в защиту своей страны от иностранного порабощения. Вступление в такую армию гражданина другого государства не означает нарушения норм права вооруженных конфликтов.
	Наемник - это лицо, добровольно вступающее в воинские формирования, ведущие вооруженную борьбу в защиту противоправных колониальных, расистских и иных подобных режимов, против национально-освободительных движений. Наемник не пользуется покровительством норм права вооруженных конфликтов. Он не имеет права на статус комбатанта, военнопленного.
	Содержание понятия "наемник" раскрывается в ст. 47 Дополнительного протокола I. В соответствии с этой статьей наемник - это лицо, которое специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте, и фактически принимает непосредственное участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и с такими же функциями из числа личного состава вооруженных сил данной стороны. Наемник не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте. Он не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, и не послан государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица из состава его вооруженных сил.
	Приведенное определение позволяет установить более четкое отличие наемника от добровольца, а также провести различие между наемниками и военными советниками, не принимающими непосредственного участия в военных действиях и направленными на службу в иностранную армию по соглашению между государствами.
	В декабре 1989 года в рамках ООН была принята Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников. В отличие от Дополнительного протокола I, Конвенция 1989 года к категории наемников относит не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и, что существенно важно, лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционного порядка или нарушение его территориальной целостности и неприкосновенности. Согласно Конвенции, государства не должны заниматься вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников, в том числе в целях, противоречащих праву народов на самоопределение, как оно толкуется международным правом, и обязаны запрещать и предотвращать подобные действия.
	Конвенция 1989 года вводит ряд новых составов преступлений, связанных с наемничеством. Преступными и подлежащими наказанию в соответствии с Конвенцией являются действия не только самих наемников, но и лиц, осуществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, а также попытки совершения указанных действий и соучастие в их совершении. Каждое государство - участник Конвенции обязано установить его юрисдикцию над любым из приведенных выше преступлений, если обвиняемый в преступлении находится на его территории и оно не выдает его другому государству, обращающемуся с требованием о выдаче преступника.



5. Военная оккупация

	От других видов пребывания войск на иностранной территории военная оккупация отличается совокупностью присущих ей признаков. Это такой вид временного пребывания значительных воинских формирований на территории иностранного государства в условиях состояния войны между этим государством и государством принадлежности таких формирований, при котором прекращается эффективное осуществление власти правительством того государства, которому принадлежит занятая территория, а административная власть осуществляется в пределах, определенных международным правом, высшими командными инстанциями воинских формирований.
	Военная оккупация не ведет к распространению суверенитета оккупирующего государства на занятую его войсками территорию.
	Согласно законам и обычаям сухопутной войны, воспрещается принуждать население занятой области давать сведения об армии другого воюющего государства или о его средствах обороны. Честь и семейные права, жизнь отдельных лиц и частная собственность, а также религиозные убеждения и отправление обрядов веры должны уважаться. Контрибуции могут взиматься лишь на основании письменного распоряжения начальствующего командира, и по каждой контрибуции плательщикам должна выдаваться расписка. Повинности не должны включать обязанности для населения принимать участие в военных действиях против своего отечества.
	Армия, занимающая ту или иную область, может завладеть движимой собственностью вражеского государства, способной служить для военных действий, включая деньги, фонды и долговые требования. Оккупирующее государство обязано сохранять основную ценность принадлежащих неприятельскому государству общественных зданий, недвижимости, лесов и сельскохозяйственных угодий.
	Преднамеренный захват, истребление или повреждение собственности общин, церковных, благотворительных, образовательных, художественных и научных учреждений, как частных, так и государственных, равно как и исторических памятников, художественных и научных произведений, воспрещаются и подлежат преследованию.
	Одним из важнейших положений Женевской конвенции о защите гражданских лиц во время войны 1949 года является запрет угона и депортирования гражданских лиц из оккупированной территории на территорию оккупирующей державы или на территорию третьего государства, равно как и перемещения части собственного гражданского населения на оккупированную территорию. Допускается, однако, полная или частичная эвакуация определенного района в силу особо веских соображений военного характера или для безопасности населения.
	Привлечение жителей оккупированной территории к принудительному труду допускается только для нужд оккупационной армии или местного населения. При этом оккупирующая армия не может использовать население на военных объектах и оборонительных работах. Если снабжение населения недостаточно, оккупирующая держава должна согласиться на мероприятия по оказанию гуманитарной помощи со стороны третьих государств, Международного комитета Красного Креста и других беспристрастных организаций.
	Уголовное законодательство должно в принципе оставаться таким, каким было до оккупации, кроме положений, которые представляют собой угрозу безопасности оккупирующей державы. Судебным органам оккупированной территории должно быть разрешено продолжение исполнения своих функций.


6. Запрещенные средства и методы ведения военных действий

	Средства ведения военных действий - это оружие и иная военная техника, применяемые вооруженными силами воюющих для уничтожения живой силы и материальных средств противника, подавления его сил и способности к сопротивлению. Методы ведения военных действий - это порядок, всевозможные способы использования средств ведения войны в указанных целях.
	Средства и методы ведения военных действий делятся на запрещенные (или частично запрещенные) и незапрещенные.
	Согласно ст. 35 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 года, право сторон, находящихся в конфликте, выбирать методы и средства ведения войны не является неограниченным. Запрещается применять оружие, снаряды, вещества и методы ведения военных действий, способные причинять излишние повреждения или излишние страдания либо делающие смерть сражающихся неизбежной, а также ведущие к массовому разрушению и бессмысленному уничтожению материальных ценностей.
	Эта статья Дополнительного протокола I подтвердила существование в современном международном праве принципа, ограничивающего воюющих в выборе средств и методов ведения вооруженной борьбы, который был сформулирован в Петербургской декларации 1868 года и IV Гаагской конвенции 1907 года.
	Современное международное право запрещает применение в вооруженных конфликтах таких видов оружия массового уничтожения, как химическое и бактериологическое. Еще в древности римские юристы провозгласили правило, согласно которому война ведется оружием, а неядом. Впервые вопрос о международно-правовом запрещении химического и бактериологического оружия был поставлен на Гаагской конференции 1899 года. В специально принятой декларации указывалось, что договаривающиеся державы обязуются не употреблять снаряды, имеющие единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы. Положения этой декларации впоследствии получили свое дальнейшее развитие и закрепление в IV Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года, а также в Женевском протоколе о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств 1925 года.
	Положения, запрещающие применение химического оружия в условиях войны, содержатся в ряде других международно-правовых актов.
	Запрещенным средством ведения войны является бактериологическое (биологическое) оружие, действие которого основано на использовании болезнетворных свойств микроорганизмов, способных вызывать эпидемии таких опасных болезней, как чума, холера, тиф и др.
	Юридической основой запрещения применения данного вида оружия массового уничтожения является Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 года. Эта конвенция обязывает государства не только не разрабатывать, не производить и не приобретать любые виды бактериологического оружия, но и уничтожить это оружие. Принятие этой конвенции явилось первой в истории международных отношений мерой реального разоружения, направленной на изъятие из арсеналов государств целой категории опаснейшего оружия.
	В международном праве нет общепризнанной нормы, которая запрещала бы применение ядерного оружия. Известен лишь ряд международно-правовых актов, направленных на ограничение его количества и дальнейшего качественного совершенствования, на сужение сферы его пространственного распространения.
	Не выработано и универсальных норм, исключающих возможность применения так называемых новых видов оружия массового уничтожения (радиологического, инфразвукового, лучевого и т. п.).
	В соответствии с Конвенцией о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1981 года и тремя протоколами к ней запрещается использование любого оружия, основное действие которого заключается в нанесении повреждений осколками, которые не обнаруживаются в теле человека с помощью рентгеновских лучей. Противоправным является использование против гражданского населения и невоенных объектов зажигательного оружия, мин, а также мин-ловушек и подобных устройств, по внешнему виду напоминающих детские игрушки, предметы медицинской помощи и др.
	Согласно Дополнительному протоколу I к Женевским конвенциям 1949 года, запрещается применять оружие, снаряды, вещества и методы ведения военных действий, способные причинить излишние повреждения или страдания, а также обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде. Кроме того, при изучении, разработке, принятии на вооружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны участник Дополнительного протокола I должен определить, подпадает ли их применение под запрещения, содержащиеся в Протоколе или в других нормах международного права, применимых к указанному участнику (ст. 36).
	Большое значение в праве вооруженных конфликтов придается защите гражданских объектов. Статья 25 IV Гаагской конвенции 1907 года запрещает "атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом" незащищенные города, селения, жилища или строения. Согласно Дополнительному протоколу I, "гражданские объекты не должны являться объектом нападения или репрессалий". К военным Протокол относит объекты, "которые в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которых при существующих в данный момент обстоятельствах дает явное военное преимущество" (ст. 52). Объекты, не подпадающие под вышеприведенное определение, должны рассматриваться как гражданские.
	Дополнительный протокол 1 запрещает подвергать нападению или уничтожению, вывозить или приводить в негодность объекты, необходимые для выживания гражданского населения, такие как запасы продуктов питания, производящие продовольствие сельскохозяйственные районы, посевы, скот, сооружения для снабжения питьевой водой и запасы последней, а также ирригационные сооружения, специально с целью не допустить их использования гражданским населением или противной стороной как средств поддержания существования, независимо от мотивов, будь то с целью вызвать голод среди гражданского населения, принудить его к выезду или по какой-либо иной причине.
	Особое внимание в Дополнительном протоколе I уделяется защите установок и сооружений, содержащих опасные силы, а именно плотин, дамб и атомных электростанций. Согласно ст. 56, такие установки и сооружения не должны подвергаться нападению даже в тех случаях, когда они являются военными объектами, "если такое нападение может вызвать высвобождение опасных сил и последующие тяжелые потери среди гражданского населения". Более того, в силу тех же причин не должны становиться объектом нападения или репрессалий все другие военные объекты, размещенные в этих установках или сооружениях или поблизости от них.
	В 1977 году была принята Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду. В соответствии с этой конвенцией каждое государство-участник, с одной стороны, обязуется не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому другому государству-участнику, а с другой - обязуются не помогать, не поощрять и не побуждать любое государство, группу государств или международную организацию к осуществлению указанной выше деятельности. Согласно конвенции, "средствами воздействия на природную среду" являются любые средства для изменения - путем преднамеренного управления природными процессами - динамики, состава или структуры Земли, включая ее биоту, литосферу, гидросферу и атмосферу, а также космическое пространство. Вместе с тем конвенция не препятствует использованию средств воздействия на природную среду в мирных целях.
	Среди общей массы гражданских объектов, нуждающихся в правовой защите во время вооруженных конфликтов, особое место принадлежит объектам, представляющим культурную ценность и играющим важную роль в духовной жизни людей. Статья 27 IV Гаагской конвенции 1907 года возлагала на нападающую сторону обязанность при осадах и бомбардировках принимать все необходимые меры для того, чтобы "щадить, насколько возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусства и благотворительности, исторические памятники... под условием, чтобы такие здания не служили одновременно военным целям". Статья 53 Дополнительного протокола I запрещает: а) совершать какие-либо враждебные акты, направленные против тех исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые составляют культурное или духовное наследие народов; б) использовать такие объекты для поддержания военных усилий; в) осуществлять репрессалии в отношении таких объектов.
	Важнейшим источником, определяющим правовой режим вышеназванных объектов во время вооруженных конфликтов, является Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 года. Согласно ст. 1 Конвенции, защите подлежат: "имеющие большое значение для культурного наследия каждого народа" памятники архитектуры, религиозные или светские; археологические расположения; здания, предназначенные для сохранения или экспонировании движимых культурных ценностей, такие как музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов и т. п., а также центры сосредоточения ценностей, в качестве которых может выступать часть города или даже целый город.
	Запрещаются такие методы ведения военных действий, как отдание приказа "не оставлять никого в живых", незаконное использование отличительных эмблем Красного Креста, Организации Объединенных Наций, а также флагов, эмблем, форменной одежды нейтральных стран или государств, не участвующих в конфликте. Запрещается убивать, наносить ранения или брать в плен противника, прибегая к вероломству, под которым понимаются действия, направленные на то, чтобы вызвать доверие противника и заставить его поверить, что он имеет право на защиту согласно нормам международного права. Вместе с тем международное право не запрещает использование военной хитрости с целью ввести противника в заблуждение, побудить его действовать опрометчиво, например, посредством маскировки, ложных операций и дезинформации.



7. Средства и методы ведения морской войны

	К числу международно-правовых актов, регламентирующих ведение морской войны, относятся Парижская декларация о морской войне 1856 года, Гаагские конвенции 1907 года, Лондонская декларация о праве морской войны 1909 года, Лондонский протокол 1936 года и ряд других соглашений. Содержащиеся в этих документах нормативные ограничения касаются методов (бомбардирование морскими силами, применение военно-морской блокады, осуществление захвата торговых судов), а также средств ведения военных действий на море (подводные лодки, морские мины и др.).
	Театр морской войны может включать в себя, за определенными изъятиями, территориальные и внутренние воды воюющих государств, открытое море и воздушное пространство над ним. Однако ведение войны в открытом море не должно нарушать свободы плавания судов государств, не участвующих в данной войне. Морские силы воюющих составляет военный флот, в который, в частности, входят военные корабли всех классов и типов (подводные и надводные), а также вспомогательные суда, военные самолеты и иные летательные аппараты авиации военного флота, торговые суда, переоборудованные в военные корабли и отвечающие требованиям об обращении торговых судов в суда военные, закрепленным в VII Гаагской конвенции 1907 года.
	От переоборудования торговых судов в военные корабли следует отличать вооружение торговых судов в военное время. Последнее делается в целях самозащиты и не влечет за собой превращения торгового судна в военное, что означает отсутствие у такого судна права вести военные действия.
	Одним из методов ведения войны на море является военно-морская блокада, под которой понимается система не запрещенных современным международным правом насильственных действий военно-морских сил воюющего государства, направленных на преграждение доступа с моря к берегу, находящемуся во власти противника или им занятому.
	Согласно общепринятым нормам международного права, блокада должна быть действительной и эффективной, то есть должна реально препятствовать доступу к неприятельскому побережью. Блокирующее государство или действующие от его имени морские власти должны сделать объявление о блокаде с указанием даты начала блокады, географических границ блокируемого побережья, срока, даваемого судам нейтральных и других невоюющих государств для выхода из блокируемого района. Власти блокируемого побережья или порта должны известить иностранных консулов о блокаде данного района. Блокада применяется в блокируемом районе одинаково к судам всех флагов. Морская блокада прекращается со снятием ее блокирующим государством, захватом блокируемого района противником или с разгромом блокирующих сил.
	Необходимо вместе с тем подчеркнуть, что соблюдение приведенных выше формальностей само по себе не делает блокаду правомерной. В современных условиях блокада считается правомерной, если она предпринимается в связи с реализацией права на индивидуальную и коллективную самооборону в соответствии с Уставом ООН. К морской блокаде, согласно Уставу, вправе прибегнуть Совет Безопасности ООН, если это необходимо для поддержания или восстановления международного мира и безопасности.
	Военно-морская блокада, осуществляемая агрессором, составляет как таковая акт агрессии.
	Преднамеренное нарушение блокады влечет за собой конфискацию судна и его груза. Захват судов может осуществляться по отношению не только к неприятельским, но и к судам нейтральных государств, если они нарушают блокаду или перевозят предметы и грузы, отнесенные воюющей стороной к военной контрабанде. Под военной контрабандой понимаются предметы и вещи, которые во время войны поставляются противнику морским путем нейтральной страной или ее гражданами вопреки ее нейтральному статусу. В начале войны воюющие государства опубликовывают списки предметов, относимые ими к военной контрабанде, которая делится на прямую (предметы, прямо предназначенные для военных целей:
вооружение, боеприпасы, снаряжение и т. п.) и косвенную (предметы, которые в равной мере могут служить как для военных, так и для мирных надобностей). Первая подлежит захвату в любом случае, вторая - только если установлено, что она предназначена вооруженным силам или военному управлению противника. Выявление контрабанды производится путем осмотра судовых документов офицерами военного корабля. Конфискация судна, уличенного в провозе контрабандного груза, может иметь место, если этот груз по стоимости, объему, весу и цене фрахта составляет более половины всего перевозимого груза.
	Согласно Лондонской декларации о праве морской войны 1909 года, возможность захвата нейтрального судна за нарушение блокады обусловливается действительной или предполагаемой осведомленностью его о блокаде. Захват нейтральных судов за нарушение блокады может быть осуществлен лишь в районе действия военных судов, на которые возложено обеспечение блокады. Судно, признанное виновным в нарушении блокады, конфискуется. Конфискуется и его груз, если только не доказано, что в момент его погрузки лицо, ее производившее, не знало и не могло знать о намерении нарушить блокаду.
	XI Гаагская конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне 1907 года предусматривает абсолютную неприкосновенность госпитальных судов, везущих больных и раненых и отмеченных определенной эмблемой, и судов-картелей, перевозящих парламентеров. Не подлежат также захвату, за исключением случаев нарушения ими установленной должным образом морской блокады, почтовые суда, прибрежные рыболовные суда, а также суда, выполняющие научные, религиозные и филантропические функции.
	Согласно Парижской декларации 1856 года, неприятельский груз не может быть захвачен, если он находится на нейтральном судне (за исключением военной контрабанды), а груз нейтрального государства не может быть предметом захвата (за исключением военной контрабанды), даже если он транспортируется неприятельским судном.
	Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 года предусматривает иммунитет от конфискации или взятия в ка
честве приза* [* В качестве приза могут выступать неприятельская государственная и частная собственность (торговые суда и грузы), захваченная в морской войне, а также нейтральная собственность, если она составляет военную контрабанду или если нейтральное государство нарушает правила нейтралитета.]культурных ценностей и транспортных средств, занятых исключительно перевозкой этих ценностей. Вместе с тем конвенция не ограничивает право на их осмотр и контроль над ними.
	Подводные лодки, признающиеся законным средством ведения войны, должны руководствоваться в своих действиях правилами, касающимися кораблей, а также специальными правилами о действиях подводных лодок по отношению к торговым судам в военное время, закрепленными в Приложении к Лондонскому протоколу 1936 года. Так, подводная лодка, как и любой военный корабль, может потопить торговое судно или лишить его возможности плавания лишь в случае, если она предварительно доставит пассажиров, экипаж и судовые бумаги в безопасное место (за исключением случая упорного отказа остановиться после надлежаще сделанного предложения об остановке или случая действенного сопротивления осмотру или обыску).
	Международное право не запрещает использования минного оружия. Вместе с тем, согласно Гаагской конвенции о постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения мин 1907 года, запрещается ставить мины, не закрепленные на якорях (за исключением тех, что становятся безопасными спустя час после того, как тот, кто их поставит, утратит над ними наблюдение), или закрепленные на якорях мины, которые не делаются безопасными, после того как сорвутся со своих минрепов. Запрещается также ставить мины у берегов и портов противника с единственной целью прервать торговое мореплавание. Конвенция обязывает все государства принимать меры для обеспечения безопасности мирного судоходства, а в случаях, когда наблюдение за минами прекращено, указывать в извещениях мореплавателям или в других общедоступных документах опасные районы и сообщать о них другим государствам дипломатическим путем.


8. Средства и методы ведения воздушной войны

	Положения Дополнительного протокола I направлены на защиту гражданского населения от нападений с воздуха. Нападения с воздуха могут быть направлены только против военных объектов. Запрещается нападение или угроза нападения, основная цель которого состоит в том, чтобы терроризировать гражданское население.
	Особый запрет установлен в отношении неизбирательного нападения, то есть такого, которое направлено как на военные, так и на невоенные объекты.
	При нанесении ударов с воздуха надлежит: удостовериться в военном характере целей; выбирать такие методы и средства, которые сводят к минимуму случайное поражение гражданских объектов и населения; воздерживаться от нападения, если конкретное и прямое военное преимущество от него будет несравнимо уступать случайным потерям гражданского характера.
	При ведении военных действий в воздухе надлежит принимать меры для минимизации ущерба гражданским лицам и объектам, в частности предупреждать о нападениях, могущих затронуть гражданское население.
	Дополнительный протокол I провозглашает принцип уважения и защиты санитарных летательных аппаратов и устанавливает условия такой защиты.
	Стороны в конфликте не имеют права использовать санитарную авиацию для получения военного преимущества над противником, в частности для сбора или передачи разведывательных сведений.




9. Защита прав личности во время вооруженного конфликта

	Правовой режим раненых и больных. Режим данной категории лиц регламентируется главным образом Женевской конвенцией об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях 1949 года и Женевской конвенцией об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море 1949 года. Ранеными и больными в целях предоставления защиты, предусмотренной нормами международного гуманитарного права, считаются гражданские лица и военнослужащие, находящиеся в районе вооруженного конфликта, которые вследствие травмы, болезни, другого физического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые воздерживаются от любых враждебных действий. К этой категории относятся также роженицы, новорожденные, немощные, беременные женщины. Гражданские лица и военнослужащие, которые подвергаются опасности на море или в других водах в результате несчастного случая с перевозившим их судном или летательным аппаратом и которые воздерживаются от любых враждебных действий, считаются потерпевшими кораблекрушение.
	Независимо от того, к какой воюющей стороне они принадлежат, эти лица пользуются покровительством и защитой и имеют право на гуманное обращение; им предоставляется в максимально возможной степени и в кратчайшие сроки медицинская помощь.
	Во всякое время, и в особенности после боя, стороны должны принять все возможные меры к тому, чтобы разыскать и подобрать раненых и больных и оградить их от ограбления и дурного обращения. Не допускается ограбление мертвых (мародерство).
	Стороны, находящиеся в конфликте, должны зарегистрировать все данные, способствующие установлению личности оказавшихся в их власти раненых, больных, потерпевших кораблекрушение и умерших неприятельской стороны. Эти сведения должны быть по возможности скорее доведены до сведения национального справочного бюро по делам военнопленных для передачи их державе, за которой числятся эти лица, через посредство центрального агентства по делам военнопленных, подлежащего учреждению в нейтральной стране.
	Запрещается добивать или истреблять раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, преднамеренно оставлять их без медицинской помощи или ухода, предумышленно создавать условия для их заражения, подвергать этих лиц, даже с их согласия, физическим увечьям, медицинским или научным экспериментам, удалению тканей или органов для пересадки, кроме случаев, когда это оправдано состоянием здоровья лица и соответствует общепринятым медицинским нормам. Упомянутые лица имеют право отказаться от любой хирургической операции.
	Сторона, принужденная оставить неприятелю раненых или больных, обязана оставить вместе с ними, насколько это позволят военные условия, часть своего санитарного персонала и снаряжения для содействия уходу за ними.
	Когда это позволяют обстоятельства, должны заключаться соглашения о перемирии или прекращении огня, чтобы подобрать раненых, оставшихся на поле боя, и произвести обмен ими.
Оказавшись во власти противника, раненые, больные и потерпевшие кораблекрушение считаются военнопленными, и к ним применяются нормы международного права, касающиеся военнопленных.

	Режим военного плена. Основным международно-правовым документом, определяющим режим военного плена, является Женевская конвенция об обращении с военнопленными 1949 года, согласно которой военнопленными являются следующие категории лиц, попавшие во власть неприятельской стороны во время войны или вооруженного конфликта: личный состав вооруженных сил воюющей стороны; партизаны, личный состав ополчений и добровольческих отрядов; личный состав организованных движений сопротивления; некомбатанты, то есть лица из состава вооруженных сил, не принимающие непосредственного участия в военных операциях, например врачи, юристы, корреспонденты, различный обслуживающий персонал; члены экипажей судов торгового флота и гражданской авиации; стихийно восставшее население, если оно открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны.
	Военнопленные находятся во власти неприятельской державы, а не отдельных лиц или воинских частей, взявших их в плен. С ними следует всегда обращаться гуманно. Ни один военнопленный не может быть подвергнут физическому калечению либо научному или медицинскому экспериментам. Запрещается дискриминация по признаку расы, цвета кожи, религии, социального происхождения. Эти положения действуют и в отношении участников гражданских и национально-освободительных войн.
Военнопленные должны размещаться в лагерях и в условиях не менее благоприятных, чем условия, которыми пользуется армия противника, расположенная в этой местности. Лагерь военнопленных находится под ответственностью офицера регулярных вооруженных сил держащей в плену державы.
	Военнопленных (за исключением офицеров) можно привлекать к работам, не связанным с военными действиями: сельское хозяйство, торговая деятельность, работы по домашнему хозяйству, погрузочно-разгрузочные работы на транспорте. Их нельзя лишать права переписки с семьей. Они имеют право получать посылки с продуктами питания, одеждой и т. д. Военнопленные могут обращаться с просьбами к военным властям, под контролем которых они находятся, направлять жалобы представителям державы-покровительницы. Военнопленные избирают из своей среды доверенных лиц, которые представляют их перед военными властями, представителями державы-покровительницы, Общества Красного Креста.
	Военнопленные подчиняются законам, уставам и приказам, действующим в вооруженных силах держащей в плену державы. За совершенные проступки военнопленного может судить только военный суд. Запрещаются всякие коллективные наказания за индивидуальные проступки.
	Если военнопленный предпринял неудавшуюся попытку к побегу, то он несет только дисциплинарное взыскание, равно как и те военнопленные, которые оказывали ему помощь. Военнопленный, совершивший удачный побег и вновь попавший в плен, может быть наказан за свой побег только в дисциплинарном порядке. Однако к нему могут быть применены более строгие меры охраны.
	Военнопленные освобождаются или репатриируются тотчас же после окончания военных действий. Однако это положение не распространяется на военнопленных, против которых возбуждено уголовное дело, а также на тех военнопленных, которые осуждены по законам держащей в плену державы.
	Конвенция предусматривает организацию справочных бюро и обществ помощи военнопленным. Для концентрации всех сведений о военнопленных предусматривается создание центрального справочного бюро в нейтральной стране.



10. Международно-правовая регламентация окончания военных действий и состояния войны

	Окончание военных действий и состояния войны - это акты, отличающиеся один от другого как по способамих юридического оформления, так и по тем правовым последствиям, которые они порождают для воюющих сторон.
	Наиболее распространенными формами прекращения военных действий являются перемирие и капитуляция. Перемирие представляет собой временное прекращение военных действий, осуществляемое на основе взаимного соглашения между участниками вооруженного конфликта. Различают два вида перемирия: местное и общее.
	Местное перемирие преследует цель приостановить военные действия между отдельными частями и подразделениями на ограниченном участке театра военных действий. Как правило, оно направлено на решение частных задач: подбор раненых и больных, погребение мертвых, эвакуация из осажденных районов лиц из числа гражданского населения, посылка парламентеров и т. д.
	Общее перемирие существенно отличается от местного. Во-первых, в случае общего перемирия военные действия приостанавливаются на всем театре военных действий. Во-вторых, общее перемирие при определенных обстоятельствах (например, если стороны в конфликте формально не заявили о наличии состояния войны между ними) способно не только приостановить военные действия, но и привести к их прекращению. В этом случае общее перемирие как акт не только военный, но имеющий и политическое значение оформляется воюющими сторонами в договорно-правовом порядке со всеми вытекающими из этого международно-правовыми последствиями. В качестве примеров можно назвать Соглашение о военном перемирии в Корее от 27 июля 1953 г., Соглашение о прекращении огня в Алжире от 18 марта 1962 г., Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме от 27 января 1973 г. Все эти соглашения содержали два общих для них положения: прекращение военных действий и взаимное возвращение всех военнопленных в установленные сроки.
	Специфической формой приостановления военных действий является выполнение участвующими в конфликте государствами решения Совета Безопасности, принятого на основании ст. 40 Устава ООН, о "временных мерах", которые могут включать, в частности, прекращение огня, отвод войск на заранее занятые позиции, освобождение определенной территории и т. д.
	Согласно IV Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года, всякое существенное нарушение перемирия одной из сторон дает право другой отказаться от него и даже в крайнем случае немедленно возобновить военные действия (ст. 40). Однако нарушение условий перемирия отдельными лицами, действующими по собственному почину, дает только право требовать наказания виновных и вознаграждения за понесенные потери, если таковые случились (ст. 41).
	Капитуляция - это прекращение сопротивления вооруженных сил или их части. Как правило, при капитуляции все вооружение, военное имущество, военные корабли, самолеты переходят к противнику. Сдающиеся войска подвергаются военному плену. Капитуляция отличается от перемирия тем, что капитулирующая сторона лишается даже формального равенства с победителем. Разновидностью капитуляции является безоговорочная капитуляция. Так, после разгрома фашистской Германии 8 мая 1945 г. в Берлине был подписан Акт о военной капитуляции германских вооруженных сил. После победы над империалистической Японией 2 сентября 1945 г. в Токийской бухте был подписан Акт о капитуляции Японии. Акты предусматривали безоговорочную капитуляцию всех германских и японских вооруженных сил, их полное разоружение и сдачу в плен командованию союзных армий.
	Согласно обычной норме международного права, нарушение условий капитуляции составляет международное правонарушение, если оно совершено по указанию правительства воюющей стороны, или военное преступление, если оно совершено без такого указания. Такое нарушение может повлечь либо адекватные ответные действия, либо наказание виновных как военных преступников.
	Основным международно-правовым средством прекращения состояния войны между воюющими сторонами является заключение ими мирного договора. Подобные договоры охватывают широкий круг вопросов, касающихся урегулирования политических, экономических, территориальных и других проблем (обмен военнопленными, ответственность военных преступников, возобновление действия договоров, реституции, репарации, восстановление дипломатических и консульских отношений и т. п.) в связи с прекращением состояния войны и восстановлением мира между воюющими.
	Так, окончание первой мировой войны получило свое международно-правовое оформление в виде ряда мирных договоров 1919 - 1920 годов, которые составили так называемую Версальскую систему мирных договоров. После второй мировой войны страны антигитлеровской коалиции подписали в 1947 году выработанные на Парижской мирной конференции мирные договоры с Италией, Финляндией, Румынией, Венгрией и Болгарией.
	Практике известны и другие способы прекращения состояния войны, например односторонняя декларация, когда восстановление мирных отношений является результатом инициативы одной стороны. Так, Советский Союз в свое время прекратил состояние войны с Германией путем издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 января 1955 г.
	Состояние войны может быть прекращено принятием двусторонней декларации. Например, 10 октября 1956 г. СССР и Япония подписали совместную Декларацию о прекращении состояния войны, согласно которой между Советским Союзом и Японией "прекращалось состояние войны" и восстанавливались "мир и добрососедские, дружественные отношения".
	Обращение к последним двум формам прекращения состояния войны объясняется, в частности, в случае с Германией - ее расколом на два государства, а с Японией - существованием неурегулированного территориального вопроса.



ГЛАВА XVII

МЕЖДУНАРОДНАЯ БОРЬБА С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

1. Понятие  международной  борьбы  с  преступностью, ее особенности и формы

	При подходе к этой теме сразу же возникает вопрос, правомерно ли говорить о международной борьбе с преступностью в то время, когда преступления совершаются на территории определенного государства и подпадают под юрисдикцию этого государства. В самом деле, борьба с преступностью в каком-либо государстве не является международной в буквальном смысле этого слова. Действует юрисдикция данного государства, компетенция его правоохранительных органов. Точно так же под юрисдикцию государства подпадают преступления, совершенные вне его территории, например в открытом море на морских судах, плавающих под флагом этого государства.
	С учетом того, что во всех случаях в отношении преступления действует принцип юрисдикции того или иного государства, под международной борьбой с преступностью подразумевается сотрудничество государств в борьбе с определенными видами преступлений, совершенных индивидами.
	Развитие сотрудничества государств в этой области прошло длительный путь. Вначале использовались самые простые формы, например достижение договоренности о выдаче лица, совершившего преступление, либо о каких-либо других действиях, связанных с тем или иным преступлением. Затем возникла необходимость обмениваться информацией, причем объем этой информации постоянно расширялся. Если раньше она касалась отдельных преступников и преступлений, то постепенно она наполняется новым содержанием, затрагивает практически все сферы борьбы с преступностью, включая статистику и научные данные о причинах, тенденциях, прогнозах преступности и т. п.
	На определенном этапе возникает необходимость обмениваться опытом. По мере развития научно-технического прогресса сотрудничество в этой сфере также видоизменяется и играет все более существенную роль в отношениях между государствами. То же самое происходит и с оказанием правовой помощи по уголовным делам, включая розыск преступников, вручение документов, допрос свидетелей, сбор вещественных доказательств и другие следственные действия.
	В последнее время заметное место в отношениях между государствами занимает вопрос об оказании профессионально-технической помощи. Многие государства испытывают острую нужду в оснащении своих правоохранительных органов новейшими техническими средствами, необходимыми для борьбы с преступностью. Например, для обнаружения взрывчатых веществ в багаже авиапассажиров требуется весьма сложная и дорогостоящая аппаратура, обзавестись которой в состоянии далеко не все государства.
	Особое значение имеют совместные действия или их координация, без чего правоохранительные органы различных государств не могут успешно бороться с отдельными видами преступлений и прежде всего с организованной преступностью. Хотя борьба с преступностью международного характера остается задачей первостепенной важности, все больше внимания уделяется проблеме предупреждения преступности, обращения с правонарушителями, функционирования пенитенциарной системы и т. п.
	Сотрудничество государств развивается на трех уровнях. Прежде всего это сотрудничество на двустороннем уровне, которое уходит своими корнями в далекое прошлое. В настоящее время оно не только не утратило своего значения, но играет постоянно возрастающую роль. Двусторонние соглашения позволяют более полно учесть характер отношений между двумя государствами, их интересы по каждой конкретной проблеме. Наибольшее распространение получили двусторонние соглашения по таким вопросам, как оказание правовой помощи по уголовным делам, выдача преступников, передача осужденных лиц для отбывания наказания в стране, гражданами которой они являются.
	В договорной практике России насчитывается несколько десятков таких соглашений. В основном это договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам. В части, касающейся уголовной сферы, в этих соглашениях регулируется порядок взаимодействия судебно-следственных органов двух стран при осуществлении уголовного преследования лиц, находящихся за пределами того государства, где ими совершены преступления. Большинство этих договоров было заключено Советским Союзом, и они перешли к России как государству - продолжателю СССР. Но ряд соглашений подписан уже Россией: с Китаем, Азербайджаном, Кыргызстаном, Литвой. Межгосударственные и межправительственные двусторонние договоры, как правило, сопровождаются межведомственными, в которых конкретизируется сотрудничество отдельных ведомств, например МВД, Таможенного комитета, более детально определяются их задачи, порядок решения вопросов, входящих в их компетенцию.
	Помимо двустороннего сотрудничество государств осуществляется также на региональном уровне, что обусловлено совпадением интересов и характером отношений стран определенного региона. В его осуществлении существенную роль играют такие региональные организации, как ОАГ, ЛАГ, ОАЕ и др. В 1971 году 14 государств - членов ОАГ подписали в Вашингтоне Конвенцию о предупреждении актов терроризма и наказании за их совершение.
	Большая работа в этом отношении проводится в Совете Европы. О высоком уровне сотрудничества в европейском регионе свидетельствуют конвенции: о выдаче преступников; о правовой помощи по уголовным делам; о признании приговоров по уголовным делам; о передаче судопроизводства по уголовным делам; о правонарушениях в отношении культурных ценностей; об "отмывании", выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности.
	Представляет интерес Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются. Она была подписана в 1978 году в Берлине в основном странами Центральной и Восточной Европы и является в настоящее время действующей.
	Быстро развивается сотрудничество в этой области и в рамках СНГ. Его актуальность особенно очевидна как в связи с ростом преступности в странах СНГ, так и по причине открытости границ, что лишает государства возможности успешно бороться с преступностью в одиночку. В августе 1992 года все государства - члены СНГ, а также Грузия подписали Соглашение о взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информацией. В январе 1993 года в Минске страны Содружества (кроме Азербайджана) подписали Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Многие статьи этой Конвенции посвящены оказанию правовой помощи по уголовным делам. Они регламентируют сотрудничество по таким вопросам, как выдача преступников, осуществление уголовного преследования, рассмотрение дел, подсудных судам двух или нескольких государств, передача предметов, использованных при совершении преступления, обмен информацией об обвинительных приговорах и о судимости и т. п.
	В ходе развития сотрудничества между государствами довольно быстро обнаружилось, что нельзя ограничиться двусторонними и региональными соглашениями. Стало ясно, что некоторые виды преступлений затрагивают интересы всего мирового сообщества, что создало предпосылки для выхода сотрудничества государств в данной области на универсальный уровень.
	Начался процесс заключения многосторонних договоров, и если во времена Лиги Наций в них участвовали десятки государств, то в период деятельности ООН их количество превысило сотню.



2. Борьба с преступностью на основе многосторонних соглашений

	По мере развития торговли, мореплавания, связей между государствами расширилась и сфера сотрудничества в борьбе с конкретными видами преступлений, затрагивающих общие интересы.
	Издавна широкое распространение получила борьба с морским пиратством, которое было признано государствами международным преступлением, а пираты объявлены врагами рода человеческого. Несмотря на то что пиратство в нашем представлении - далекое прошлое, известное по приключенческим романам, это явление не исчезло, и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, а также в ряде других многосторонних соглашений содержатся положения о борьбе с ним.
	На Венском конгрессе в 1815 году был принят первый акт об отмене торговли неграми-рабами, а в развитие этого акта в 1841 году пять держав подписали договор, запрещающий перевозку в Америку негров-рабов. Договор был дополнен документами, принятыми на Берлинской конференции,- о реке Конго в 1885 году и на Брюссельской конференции - о борьбе с работорговлей в 1890 году. В этих документах работорговля уже рассматривалась как преступление. Однако более четко это было закреплено в Конвенции о рабстве, подписанной в 1926 году под эгидой Лиги Наций, и в Протоколе 1953 года, который внес изменения в эту конвенцию. Вне закона была поставлена не только работорговля, но и само рабство.
	В ООН данная проблема стала вновь предметом рассмотрения в Специальном комитете по вопросам рабства, созданном ЭКОСОС. Было признано, что рабство, хотя и в скрытых формах, все еще существует. В этой связи в 1956 году была созвана Женевская конференция по борьбе с рабством. На конференции была принята Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством. В соответствии с конвенцией государства взяли на себя обязательство наказывать лиц, виновных в совершении таких преступлений, как перевозка рабов, обращение какого-либо лица в рабство или подневольное состояние, клеймение выжиганием или иным способом и т. п.
	Несколько позднее началось сотрудничество государств в борьбе с порнографией. В этом отношении представляют интерес Парижская конвенция о борьбе с распространением порнографических изданий 1910 года и Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими 1923 года. Согласно этим конвенциям, государства взяли на себя обязательство возбуждать уголовное преследование и наказывать лиц, виновных в сбыте, изготовлении, хранении, ввозе и вывозе порнографических изданий.
	В рамках Лиги Наций и еще до создания этой организации государства приступили к борьбе с таким явлением, как торговля женщинами и детьми. Важным документом явилась Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 года. В соответствии с этой Конвенцией, заменившей все ранее заключенные соглашения по данному вопросу, государства взяли на себя обязательство квалифицировать как преступление сводничество, склонение или совращение в целях проституции, эксплуатацию проституции, содержание домов терпимости, сдачу или снятие в аренду помещений в этих целях и т. п.
	Представляет интерес также Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков 1929 года. Ее заключение явилось результатом угрозы для государств в связи с распространением этого опасного явления. Согласно Конвенции, государства взяли на себя обязательство преследовать в уголовном порядке тех, кто подделывает или фальсифицирует денежные знаки, распространяет поддельные знаки, участвует в изготовлении приборов или других предметов, предназначенных для подделки или фальсификации. Конвенция обязывает участников привлекать к уголовной ответственности фальшивомонетчиков независимо от того, денежные знаки какой страны они изготовляют или подделывают.
	Названные многосторонние договоры дают общее представление о том, по каким направлениям развивалось сотрудничество государств в борьбе с преступностью. Это сотрудничество стало более разнообразным, содержательным и последовательным в рамках ООН. Устав ООН создал принципиально новую правовую основу для международного сотрудничества в данной области, провозгласив стремление народов Объединенных Наций вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности.
	Показательна в этом отношении Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года. Импульс для разработки этой Конвенции был дан Генеральной Ассамблеей ООН, которая еще в 1946 году в своей резолюции 96 (I) объявила, что геноцид является преступлением, нарушающим нормы международного права и противоречащим духу и целям ООН.
	В свете опыта второй мировой войны и в качестве реакции на преступления гитлеризма (политика и практика преднамеренного уничтожения целых народов) Конвенция квалифицирует как действия, составляющие геноцид: убийство членов национальной, этнической, расовой или религиозной группы; причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное ее физическое уничтожение; меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственную передачу детей из одной человеческой группы в другую.
	Согласно Конвенции, геноцид является международным преступлением. Государства - участники Конвенции 1948 года обязуются принимать необходимые меры для наказания лиц, виновных в совершении или в заговоре с целью совершения геноцида, в подстрекательстве к его совершению, в покушении или в соучастии в геноциде.
	В этом же ряду находится и Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года. Подготовке Конвенции предшествовало принятие ряда резолюций Генеральной Ассамблеей ООН, включая Декларацию о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1963 года.
	В соответствии с Конвенцией караемым по закону преступлением объявлены всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, всякое подстрекательство к расовой дискриминации, все акты насилия или подстрекательство к таким актам, направленным против любой расы или группы лиц другого цвета кожи или этнического происхождения, а также предоставление любой помощи для проведения расистской деятельности, включая ее финансирование.
	Непримиримая борьба в рамках ООН развернулась также против политики апартеида и привела к принятию в 1973 году Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него. Конвенция квалифицирует апартеид как преступление против человечества. Акты, являющиеся следствием политики и практики апартеида, рассматриваются в Конвенции как преступления, нарушающие принципы международного права, в частности цели и принципы Устава ООН. Лица, совершающие преступление апартеида, подлежат международной уголовной ответственности. Государства - участники Конвенции обязались принимать меры для уголовного преследования, привлечения к суду и наказания лиц, несущих ответственность или обвиняемых в совершении актов, которые в соответствии с Конвенцией квалифицируются как преступление апартеида.
	В качестве иллюстрации дальнейших усилий государств в этой области может служить Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1984 году. Конвенция дает четкое определение такого рода действий и рассматривает их как преступления, за которые государства-участники обязаны привлекать виновных к уголовной ответственности.
	Международная практика последних десятилетий свидетельствует о том, что появилось значительное количество новых видов преступлений. Они затрагивают интересы государств в самых различных сферах. Насколько разнообразны эти сферы, можно судить по следующим примерам. В 1973 году в Нью-Йорке была открыта для подписания Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов. В 1979 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о борьбе с захватом заложников. В 1980 году в Вене открыта для подписания Конвенция о физической защите ядерного материала. В 1988 году на конференции в Риме были приняты Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе. В 1989 году Генеральная Ассамблея приняла Конвенцию о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. Кроме того, заключен ряд многосторонних конвенций, имеющих целью обеспечить безопасность гражданской авиации. Во всех этих документах речь идет о недопустимости таких действий, которые представляют собой преступления, подлежащие уголовному преследованию и наказанию.
	Вместе с тем ни в коей мере не уменьшилось значение борьбы с теми видами преступлений, которые не отличаются новизной, но по своему характеру и главным образом по своим масштабам вышли на первый план с точки зрения усилий, прилагаемых государствами по их пресечению. К ним относится прежде всего борьба с незаконным оборотом наркотиков, с международным терроризмом и др.



3. Борьба с незаконным оборотом наркотиков

	Международная борьба с незаконным оборотом наркотиков - одна из наиболее злободневных транснациональных проблем. Масштабы незаконного оборота наркотиков в настоящее время столь обширны, а получаемые от такой деятельности финансовые средства столь велики, что создается угроза для экономики и безопасности многих стран Азии и Латинской Америки, правоохранительные органы которых бессильны что-либо сделать. Львиная доля в незаконном обороте наркотиков принадлежит международным преступным синдикатам, которые сконцентрировали в своих руках сотни миллиардов долларов. Годовой объем прибылей от незаконной торговли наркотиками вышел на второе место в мире после торговли оружием, опередив торговлю нефтью. Это позволяет наркомафии все активнее вмешиваться в политическую и экономическую жизнь многих стран. Ни одна отдельно взятая страна не может рассчитывать на успех в борьбе с наркомафией без широкого международного сотрудничества.
	Такое сотрудничество началось в начале века и развивалось довольно быстрыми темпами. Первая многосторонняя международная Конвенция по опиуму была подписана в Гааге 23 января 1912 г. Сотрудничество довольно активно продолжалось в рамках Лиги Наций. Однако наиболее широкий размах оно приобрело после создания Организации Объединенных Наций. Когда в марте 1961 года в Нью-Йорке была подписана Единая конвенция о наркотических средствах, она заменила девять ранее заключенных соглашений по различным вопросам борьбы с наркотиками. В Единой конвенции государства признали, что все операции с наркотическими средствами, совершенные в нарушение постановлений Конвенции, будут преследоваться в уголовном порядке с конфискацией как самих средств, так и предметов оборудования, использованных или предназначенных для их изготовления.
	Через 10 лет, в феврале 1971  года, была принята Венская конвенция о психотропных веществах, в соответствии с которой устанавливается контроль над психотропными веществами, способными оказывать сильное воздействие на центральную нервную систему. Согласно Конвенции, лица, виновные в ее нарушении, должны преследоваться государствами в уголовном порядке.
	Спустя год Экономический и Социальный Совет ООН созвал в Женеве новую конференцию, которая приняла 25 марта 1972 г. Протокол о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года. Протокол значительно расширил сферу действия конвенции, в том числе в части, касающейся преследования и наказания лиц, совершивших преступления.
	Прошло немного времени, и развитие сотрудничества государств показало, что принятые документы не отвечают возрастающим требованиям.
	Ухудшение положения в связи с незаконным оборотом наркотиков в последние годы потребовало повышенного внимания к данной проблеме в международном плане. Эта проблема постоянно находится в поле зрения ООН, ее специализированных учреждений - ВОЗ, ЮНЕСКО, МОТ, десятков других международных межправительственных и неправительственных организаций.
	В 1981 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Международную стратегию в области борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами (рез. 36/168), выполнение которой поручено Комиссии по наркотическим средствам.
	В 1983 году Генеральная Ассамблея призвала специализированные учреждения и другие организации и программы системы ООН определить специальные мероприятия по контролю над наркотическими средствами в своих соответствующих областях деятельности и уделять больше внимания подобным мероприятиям.
	На своей 39-й сессии в 1984 году Генеральная Ассамблея единогласно приняла три резолюции, касающиеся усиления международного контроля над наркотическими средствами. В одной из них подчеркивалась, в частности, важность комплексных согласованных региональных и универсальных действий.
	На 40-й сессии в 1985 году Генеральная Ассамблея единогласно постановила (рез. 40/122) созвать в 1987 году на уровне министров международную конференцию по вопросам борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом. Конференция, которая прошла в Вене в июне 1987 года, приняла программу сотрудничества государств по всему комплексу вопросов, касающихся борьбы с наркоманией, а также политическую декларацию по данному вопросу. Конференция 1987 года явилась своеобразной подготовкой к конференции для принятия новой конвенции, которая состоялась в Вене в ноябре - декабре 1988 года. Конференция приняла Конвенцию ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, которая вступила в силу 11 ноября 1990 г.
	В отличие от документов 1961 и 1972 годов, новая конвенция делает упор на принятие международно-правовых мер по пресечению незаконной торговли наркотиками и обеспечению неотвратимости наказания преступников. Она предусматривает возможность ареста и конфискации иностранной собственности, доходов, банковских счетов, если для этого имеются основания, и направлена на активизацию сотрудничества правоохранительных органов разных стран в этой области. Конвенция предусматривает ряд новых форм сотрудничества, например применение метода контролируемых поставок, который стал довольно широко и успешно применяться в международной практике. Смысл метода заключается в том, что соответствующие органы государства, обнаружив незаконную перевозку наркотиков, не задерживают перевозчика, а вступают в негласный контакт со своими коллегами в стране, куда следует груз. Таким образом, удается выявить не только перевозчика, но и получателей груза, а иногда и более полную цепь преступников, занимающихся наркобизнесом. В конвенции имеются также специальные положения, устанавливающие порядок сотрудничества государств в тех случаях, когда для незаконного оборота наркотиков используются морские суда, несущие флаг какого-либо государства или не несущие флага либо опознавательных знаков, указывающих на их регистрацию.
	Россия участвует в Конвенции 1988 года, Единой конвенции 1961 года, Протоколе к ней 1972 года, Конвенции о психотропных веществах 1971 года. Она неуклонно выступает за строгое выполнение всеми государствами обязательств в соответствии с этими конвенциями. В целом позиция России характеризуется неизменной и последовательной борьбой за укрепление и совершенствование международной системы контроля над производством и распространением наркотических средств и психотропных веществ.
	Представитель России принимает активное участие в работе Комиссии по наркотическим средствам, созданной в 1946 году. Ее состав избирается Экономическим и Социальным Советом. Комиссия определяет перечень наркотических средств, подлежащих контролю, дает рекомендации по научным исследованиям, содействует выполнению международных соглашений, разрабатывает проекты новых соглашений, дает заключения по вопросам контроля над наркотическими средствами и т. п. В настоящее время в комиссию входят представители 40 государств. Эксперт от России участвует также в Международном комитете по контролю над наркотиками, который был создан в соответствии с положениями Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года. Комитет состоит из 13 экспертов, которые избираются ЭКОСОС в личном качестве на пятилетний срок. Комитет осуществляет контроль за соблюдением странами договоров о наркотических средствах, запрашивает государства о ежегодном производстве, потреблении, ввозе и вывозе наркотиков, осуществляет наблюдение за торговлей наркотиками, информирует государства и получает от них разъяснения по различным вопросам торговли, оборота, распределения наркотических средств и т. п.
	Россия придает большое значение также и региональному сотрудничеству в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Так, в ноябре 1990 года в Москве состоялось первое совещание глав европейских национальных правоохранительных органов по борьбе с наркотиками. В других регионах такое сотрудничество началось раньше и хорошо себя зарекомендовало. Совещание прошло в обстановке делового обсуждения различных аспектов задач, стоящих перед правоохранительными органами в данной области, и положило хорошее начало для продолжения диалога и наращивания усилий в борьбе с наркотиками.
	Значительное место отводится также двустороннему сотрудничеству. Россия имеет двусторонние соглашения с Великобританией, США, Францией, ФРГ, Канадой, Италией, Турцией и рядом других стран. В соответствии со сложившейся практикой заключаются межправительственные рамочные договоры о сотрудничестве в борьбе с наркотиками, а на их основе - межведомственные соглашения, в которых конкретизируются задачи ведомств в осуществлении такого сотрудничества. Наиболее активно вовлечены в этот процесс такие ведомства, как МВД, Таможенный комитет, Федеральная служба контрразведки России.
	Озабоченность тенденцией неуклонного и довольно быстрого роста преступности в области наркобизнеса привела к созыву в феврале 1990 года специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по данному вопросу. На этой сессии Генеральная Ассамблея ООН приняла Политическую декларацию и Всемирную программу действий по международному сотрудничеству в борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.
	По линии ООН принимаются и другие меры. С целью создания более мощной финансовой базы для осуществления сотрудничества в данной области в 1971 году был создан Фонд ООН для борьбы со злоупотреблением наркотиками. Бюджет Фонда состоит из добровольных взносов государств. Основная задача Фонда - оказание технической помощи государствам, в первую очередь развивающимся, а также международным организациям в деле борьбы с незаконным оборотом наркотиков.
	Комиссия по наркотическим средствам неоднократно подчеркивала наличие связи между незаконным оборотом наркотиков и другими видами преступности, и прежде всего международным терроризмом.



4. Борьба с международным терроризмом

	Основные этапы борьбы с международным терроризмом. Терроризм, в том числе в его трансграничных формах,- одна из наиболее опасных форм преступности. На современном этапе это явление превратилось в фактор, серьезно дестабилизирующий нормальное развитие международных отношений. Особую опасность могут представлять террористические посягательства с использованием ядерных и иных средств массового поражения.
	Процесс становления международного сотрудничества в противодействии терроризму, формирования его основополагающих принципов и норм прошел через определенные исторические этапы. Первые многосторонние усилия государств на этом направлении восходят к концу 20-х - второй половине 30-х годов нашего столетия. В ходе международных конференций по унификации уголовного законодательства удалось сформулировать и принять (в форме рекомендаций государствам-участникам) определение терроризма, под которым понималось применение какого-либо средства, способного терроризировать население, в целях уничтожения всякой социальной организации. На конференциях шла также работа над созданием механизмов, которые позволяли бы осуществлять уголовное преследование террористов за пределами национальных границ. "Унификаторы" подошли вплотную к признанию объективной необходимости подкрепления мер, принимаемых на национальном уровне, разработкой соответствующих международно-правовых норм.
	Новым этапом международного сотрудничества государств в этой области стала завершенная в 1937 году разработка под эгидой Лиги Наций Конвенции о предупреждении терроризма и наказании за него, а также Конвенции о создании международного уголовного суда. Хотя обе конвенции так и не вступили в силу, многие их положения легли в основу становления таких действующих принципов и норм международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, как неотвратимость наказания преступников, универсальная юрисдикция, обязательство либо выдавать предполагаемого преступника, либо преследовать его в уголовно-процессуальном порядке, положения о взаимном обмене соответствующей информацией и др.

	Определение терроризма. Современные параметры международного сотрудничества государств по борьбе с терроризмом в основном сложились в послевоенный период. До сих пор международному сообществу не удалось (главным образом из-за доминировавшей до последнего времени чрезмерной идеологической отягощенности данной проблематики) выработать общепризнанное определение терроризма, хотя в целом и сложилось общее понимание в отношении основных составляющих этого явления. Прежде всего речь идет о противозаконном насилии, как правило, с применением оружия, стремлении запугать широкие слои населения, о невинных жертвах, а применительно к террористическим актам, затрагивающим интересы более чем одного государства, присутствует и международный элемент. Что касается политической направленности, то международное сообщество не рассматривает ее в качестве определяющей черты международного терроризма, акты которого могут совершаться и по иным мотивам. В последние годы в VI Комитете Генеральной Ассамблеи ООН предпринимаются шаги с целью придать новый импульс работе над определением международного терроризма*.[
	* Что касается терроризма голударственного, то есть действий, предпринимаемых на государственном уровне, с целью подрыва суверенитета и независимости других государств, а также воспрепятствования осуществлению права народов на самоопределение, то после принятия в 1984 году Генеральной Ассамблеей ООН резолюции 39/159, осудившей такую политику и практику в качестве метода ведения дел с другими государствами и народами, концепция государственного терроризма на универсальном уровне развития не получила.
	От терроризма государственного следует отличать проблему поддержки со стороны государств действий террористических групп и отдельных террористов. Такая поддержка осуждается в раде деклараций и резолюций ООН.]
	Ввиду отсутствия общепризнанного всеобъемлющего определения терроризма формирование правовых основ сотрудничества государств в борьбе с ним концентрируется на тех направлениях, где его проявления представляют наибольшую опасность интересам международного сообщества.
	К настоящему времени сформировалась система международного противодействия терроризму, которая включает в себя сотрудничество на глобальном и региональном уровнях, а также на двусторонней основе.

	Система международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. На глобальном уровне такое взаимодействие концентрируется в рамках ООН, ее специализированных учреждений, прежде всего ИКАО, ИМО, МАГАТЭ. Под их эгидой создана и действует международно-правовая база такого сотрудничества, включающая в себя целый ряд универсальных соглашений, таких как: Токийская конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 года; Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года; Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 года; Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 года; Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года; Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 года; дополняющий Монреальскую конвенцию Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 года; Римская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года и Римский протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 года. В 1991 году была принята Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения*.[
	* Что касается запрещения актов террористического характера во время вооруженных конфликтов, то оно предусматривается нормами международного гуманитарного права, в частности положениями Дополнительных протоколов 1977 года к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 года.]
	На региональном уровне вопросы сотрудничества в борьбе с терроризмом рассматриваются в рамках СБСЕ, ЕС, Совета Европы, Организации американских государств (ОАГ), Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК) и др. Разработан и действует ряд международных инструментов, регламентирующих сотрудничество на этом уровне: итоговые документы совещаний СБСЕ в Хельсинки, Мадриде, Вене, Париже; резолюции и решения, принятые органами ЕС; подготовленная ОАГ Конвенция о предупреждении и наказании за совершение актов терроризма, принимающих форму преступлений против лиц и связанного с этим вымогательства, когда такие акты носят международный характер, 1971 года; разработанная Советом Европы Европейская конвенция о пресечении терроризма 1977 года; Региональная конвенция СААРК о пресечении терроризма 1987 года.
	Сотрудничество на двусторонней основе протекает в форме диалога на различных уровнях, а также на базе двусторонних договоренностей. Так, обязательства о взаимодействии в борьбе с международным терроризмом содержатся в заключенных Россией в 1992 году межгосударственных договорах с Францией и Великобританией о принципах взаимоотношений, а также в заключенных бывшим СССР в 1990 году Договоре о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве с ФРГ, Договоре о дружбе и сотрудничестве с Италией. Россия является государством - продолжателем СССР по заключенным в 70-х годах двусторонним межправительственным соглашениям о сотрудничестве в предотвращении угона гражданских воздушных судов с Афганистаном, Ираном, Финляндией и Турцией (последнее в силу не вступило, поскольку не было одобрено турецкой стороной). В 1991 году заключен двусторонний Меморандум о взаимопонимании с правительством США о сотрудничестве в области гражданской авиации, который предусматривает модель российско-американского оперативного взаимодействия в кризисных ситуациях, вызванных акциями террористов на гражданских авиалиниях между двумя странами. Двусторонние соглашения в области борьбы с терроризмом, в том числе и на межведомственном уровне, заключены, например, между Италией и Турцией, Францией и Испанией, Францией и Венесуэлой, США и Италией.
	Одна из отличительных черт современного терроризма - динамика его проявлений и методов, к которым прибегают террористы для достижения своих целей. Соответственно не имеют застывших форм принципы и нормы, регулирующие сотрудничество по борьбе с актами международного терроризма; многие из них находятся в процессе становления.

	Принципы международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. Среди основополагающих принципов такого сотрудничества, составляющих костяк вышеупомянутых универсальных, а также ряда региональных и двусторонних соглашений, соответствующих резолюций ООН, решений других международных органов,- всеобщее осуждение и признание противоправности терроризма во всех его проявлениях, где бы и кем бы ни совершались террористические акты. Если первая часть этого принципа еще обретает свое утверждение в международных соглашениях, то признание противоправности терроризма без каких-либо изъятий уже закреплено практически во всех действующих в этой области универсальных соглашениях.
	Центральным положением всех договоров о борьбе с терроризмом, многочисленных резолюций ООН и других международных организаций является принцип международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, последовательное воплощение которого в жизнь открывает магистральный путь эффективного противодействия этому явлению.
	Важнейшее направление сотрудничества - активное содействие устранению причин, лежащих в основе международного терроризма. Особое значение в этой области приобретают скоординированные усилия государств по устранению очагов международной напряженности, региональных кризисов и конфликтов, являющихся питательной почвой террористических актов и других проявлений насилия. Долг каждого государства - вносить свой вклад в международные усилия по ликвидации коренных причин этого явления. К таким причинам Специальным комитетом ООН по международному терроризму отнесены, в частности, противоречащие Уставу ООН применение силы, агрессия, нарушение политической независимости, суверенитета и территориальной целостности государств, расизм, политика геноцида, фашизм и неофашизм, политическая, социальная и экономическая несправедливость, нарушение прав человека, бедность, голод, нищета, страдания и др. Приняв к сведению исследование, проведенное по этому вопросу Специальным комитетом, Генеральная Ассамблея ООН неоднократно (в частности, в своих резолюциях 42/159 от 7 декабря 1987 г., 44/29 от 4 декабря 1989 г., 46/51 от 9 декабря 1991 г.) обращалась с призывом к государствам и органам ООН содействовать постепенной ликвидации коренных причин международного терроризма, уделяя при этом "особое внимание всем ситуациям, включая колониализм, расизм и ситуации, связанные с массовыми и грубыми нарушениями прав человека и основных свобод, а также ситуации, сложившиеся в результате иностранного господства и оккупации, которые могут вызвать международный терроризм и поставить под угрозу международный мир и безопасность".
	Принцип сотрудничества охватывает также такие конкретные направления, как: взаимодействие государств в рамках международных соглашений и организаций; разработка новых договоренностей; принятие практических мер по предотвращению террористических пося гательств, включая обмен информацией и координацию необходимых мер; оказание государствами друг другу уголовно-процессуальной помощи; сотрудничество в целях мирного урегулирования споров, касающихся толкования и применения конвенций в области борьбы с терроризмом.
	Действенность сотрудничества в борьбе с терроризмом напрямую связана с обеспечением неотвратимости наказания лиц, совершивших преступление. Во всех действующих в этой области глобальных соглашениях (за исключением Токийской конвенции 1963 г.) закрепляется принцип универсальной юрисдикции, который позволяет установить юрисдикцию над преступлением, а следовательно, обеспечить неотвратимость наказания преступника независимо от места его нахождения и совершения преступления. Этот принцип основывается на действии механизма "либо выдай, либо суди", когда государство-участник, если оно не подвергло уголовному преследованию находящегося на его территории преступника, обязано выдать его другому участнику (разумеется, если последний обратится с соответствующей просьбой) для целей такого преследования. Эффективность функционирования данного принципа во многом зависит от уровня доверия между государствами, от их политической воли и готовности сотрудничать, с тем чтобы террористы понесли заслуженное наказание.
	Вести борьбу с терроризмом можно только "чистыми руками", опираясь на общие для человечества ценности. Требование о неуклонном следовании международному праву в борьбе с терроризмом нашло отражение в соответствующих резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в преамбуле Римской конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года.
	Россия последовательно выступает за устранение любых преград (будь то политические, идеологические, религиозные или иные) на пути объединения усилий всего международного сообщества в целях организации эффективного отпора терроризму. Россия как государство - продолжатель СССР - участник действующих универсальных соглашений по вопросам борьбы с терроризмом. Ее представители вносят конструктивный вклад в разработку новых договоренностей,
в развитие практических контактов по формированию общего международного антитеррористического фронта.
	Российское законодательство приводится в соответствие с международными обязательствами, ведется работа по его совершенствованию. В последние годы приняты законодательные акты, регламентирующие вопросы уголовной ответственности за захват заложников, незаконные действия с радиоактивными материалами, блокирование транспортных коммуникаций и иные незаконные действия, посягающие на нормальную и безопасную работу транспорта.



5. Международные органы по борьбе с преступностью

	Сотрудничество государств в борьбе с различными видами преступлений, как видно из предыдущих параграфов, осуществляется не только на основе соглашений, но и в рамках международных организаций, органов, конференций.
	В 1872 году состоялся Первый пенитенциарный конгресс, на котором была создана Международная уголовная и пенитенциарная комиссия (МУПК). Затем были проведены еще десять таких конгрессов, на которых обсуждались вопросы идентификации преступников, координации деятельности полицейских органов, подготовки уголовной статистики и т. п.
	В рамках Лиги Наций была предпринята попытка унифицировать уголовное законодательство. С этой целью был проведен ряд конференций, касающихся борьбы с терроризмом. Поскольку Лига Наций занималась борьбой с незаконным оборотом наркотиков, с торговлей женщинами и детьми, с работорговлей и с распространением порнографических изданий, она учредила ряд комитетов по этим вопросам, которые контролировали выполнение соответствующих договоров, собирали информацию, обрабатывали данные о преступности и т. п.
	Создание ООН положило начало новому этапу в борьбе с международной преступностью. В соответствии с Уставом ООН различные аспекты данной проблемы постоянно рассматриваются Генеральной Ассамблеей и Экономическим и Социальным Советом. В некоторых случаях к этой проблематике подключается и Совет Безопасности. В соответствии с его резолюцией 635 от 14 июня 1989 г. ИКАО подготовила Конвенцию о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения, которая была подписана в 1991 году 79 государствами. Помимо ИКАО борьбой с международной преступностью занимаются и другие специализированные учреждения ООН, равно как и многие межправительственные и неправительственные организации.
	Однако главная работа проходит в рамках ООН. В 1950 году решением Генеральной Ассамблеи был создан Комитет по предупреждению преступности и борьбе с ней, заменивший собой МУПК (первоначально назывался Специальный консультативный комитет экспертов по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями). Комитет состоял из 27 членов, действовавших в личном качестве (избирались на сессиях ЭКОСОС сроком на 4 года).
	Комитет оказывал помощь ЭКОСОС в координации деятельности органов ООН по вопросам борьбы с преступностью, подготавливал программы сотрудничества в данной области, содействовал обмену опытом между государствами и т. п.
	Решением Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1991 г. Комитет прекратил свое существование, и вместо него была создана Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию в качестве новой функциональной комиссии ЭКОСОС. Это было сделано в соответствии с рекомендациями, содержащимися в Декларации принципов и программе действий Программы ООН по предупреждению преступности (приняты на 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН). Комиссия состоит из представителей 40 государств-членов, избираемых ЭКОСОС на 3 года.
	Комиссия предназначена стать центральным звеном системы органов ООН, занимающихся вопросами сотрудничества по борьбе с преступностью. Среди ее функций - разработка руководящих принципов ООН в данной сфере, контроль и обзор хода осуществления программы ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия, содействие и помощь в координировании мероприятий региональных и межрегиональных институтов. На первой сессии (Вена, апрель 1992 г.) Комиссия определила приоритетные направления своей деятельности. Среди них - организованная и экономическая преступность, включая отмывание денег, защиту окружающей среды уголовно-правовыми средствами и др.
	В соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН, принятым в 1950 году, каждые пять лет проводятся Конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Конгрессы представляют собой универсальный форум, на котором подводятся итоги сотрудничества в данной области за истекшие пять лет и принимаются решения относительно конкретных действий и основных направлений.
	С 1955 года было проведено 8 таких конгрессов. Восьмой состоялся в Гаване с 27 августа по 7 сентября 1990 г. Его созыву предшествовали 5 региональных подготовительных совещаний (в Бангкоке, Хельсинки, Сан-Хосе, Каире и Аддис-Абебе). Кроме того, в Вене было проведено 5 межрегиональных совещаний по подготовке Конгресса. В его работе приняли участие представители 127 государств.
	Конгресс принял свыше 50 документов по следующим пяти темам его повестки дня: предупреждение преступности и уголовное правосудие в контексте развития; политика в области уголовного правосудия в связи с проблемами, касающимися тюремного заключения, других уголовно-правовых санкций и альтернативных мер; национальные и международные действия по борьбе с организованной преступностью и террористической деятельностью; предупреждение преступности несовершеннолетних, правосудие в отношении таких лиц; нормо-творчество и руководящие принципы ООН в области предупреждения преступности, а также уголовного правосудия.
	Значительное место в работе Конгресса заняло обсуждение таких вопросов, как борьба с организованной преступностью, отмена смертной казни, основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка, коррупция в сфере государственного управления, преступления, связанные с применением компьютеров, и т. п.
	Решением Генеральной Ассамблеи ООН от 1 декабря 1950 г. создан также институт национальных корреспондентов. Государствам было предложено назначить по одному или по несколько представителей, имеющих квалификацию или опыт профессионалов, либо научных экспертов в области предупреждения преступности и обращения с преступниками для работы в качестве индивидуальных корреспондентов при Социальном департаменте ООН. Замысел заключался в том, чтобы привлекать этих экспертов к подготовке Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, а также к участию в совещаниях экспертов консультативных групп по борьбе с преступностью.
	В последнее время в связи с проводимым Секретариатом ООН обновлением списка национальных корреспондентов были уточнены их функции. Среди них: информирование Секретариата ООН о событиях в их странах, касающихся предупреждения преступности и борьбы с ней, путем представления документации, в частности текстов законодательных актов, статистических данных, научных докладов и исследований; оказание Секретариату содействия в сборе такой информации, которая может потребоваться для исследований; содействие распространению информации ООН в данной области, которая может представить интерес для государств-членов и может быть использована ими.
	В деятельности ООН в данной области значительная роль отведена созданному в рамках Секретариата ООН Центру по социальному развитию и гуманитарным вопросам, при нем существует Отдел по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Благодаря его деятельности Центр является по существу головным подразделением системы ООН, обладающим профессиональным и техническим опытом в вопросах предупреждения преступности, уголовного правосудия, а также в области криминологии. Одновременно Отдел по предупреждению преступности выполняет функции секретариата конгрессов и Комиссии по предупреждению преступности.
	Широкую известность получили и многие другие органы, деятельность которых не связана непосредственно с ООН. Среди них - Международная организация уголовной полиции (Интерпол), созданная в 1923 году. Интерпол состоит из представителей национальных полицейских учреждений и имеет целью способствовать установлению взаимных деловых контактов между полицейскими органами и объединению усилий всех национальных правоохранительных органов, призванных вести борьбу с уголовными преступлениями. Интерпол ведет картотеку многих тысяч преступников и наиболее опасных преступлений и положительно себя зарекомендовал в раскрытии и обезвреживании многих преступлений.
	СССР стал членом Интерпола в 1990 году, и Россия продолжает сотрудничать с этой организацией.
	Система международных органов по борьбе с преступностью, равно как и с отдельными ее видами, созданная в рамках ООН, а также других межправительственных и неправительственных организаций универсального и регионального характера, является важным дополнением к обязательствам, взятым на себя государствами как по многосторонним, так и по двусторонним соглашениям, имеющим целью исключить преступность из жизни мирового сообщества.



6. Выдача преступников

	Институт выдачи преступников (экстрадиции) широко известен в практике международных отношений. Для иллюстрации древности этого института часто ссылаются на договор, заключенный царем хеттов Хатушилем III и египетским фараоном Рамсесом II в 1296 году до н. э. В этом договоре предусматривалось: "Если кто-нибудь убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать, а вернет в страну Рамсеса". Особенность этого договора состоит в том, что в нем речь идет не только о преступниках. В этот период институт выдачи часто применялся к беглым рабам.
	По мере развития отношений между государствами совершенствуется и институт выдачи. Растет количество договоров, в которых конкретизируется круг лиц, подлежащих выдаче, уточняются критерии и основания для выдачи. Получает определенное распространение принцип, согласно которому лица, преследуемые по политическим мотивам и в этой связи покинувшие родину, выдаче не подлежат.
	Современное международное право достаточно четко определило параметры применения института выдачи, дало ответ на вопросы, которые обычно возникают в этой связи в отношениях между государствами. В настоящее время институт выдачи однозначно применяется только к лицам, которые уже осуждены, или к предполагаемым преступникам, то есть к тем, кто обвиняется в совершении преступления. Вместе с тем даже сейчас нередки случаи, когда государство обращается к другому государству с требованием о выдаче на том основании, что лицо, находящееся на его территории, является гражданином государства, требующего выдачи. Но в отношениях между государствами действует общепризнанная норма, согласно которой полагается соблюдать право каждого лица покидать любую страну, включая свою собственную, и государства обычно с уважением относятся к этому праву. Они не принимают в отношении иностранных граждан никаких насильственных мер по их выдаче или высылке, если эти иностранцы законным образом находятся на их территории и не совершили каких-либо действий, влекущих за собой выдворение в соответствии с законодательством.
	Как правило, выдачи требуют государство, гражданином которого является предполагаемый преступник, государство, на территории которого совершено преступление, а также государство, потерпевшее от преступления.
	Вопросы выдачи регулируются как внутренним правом государств, так и международными договорами. В основном это двусторонние договоры. Иногда такие договоры заключает несколько государств. В 1984 году соглашение о выдаче преступников подписали Гана, Бенин, Нигерия и Того. Среди многосторонних договоров в этой области заслуживают внимания, в частности, Европейская (Парижская) конвенция о выдаче преступников 1957 года, подписанная государствами - членами Совета Европы (участвует более 20 государств), а также Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года (подписана 10 странами СНГ), раздел IV которой посвящен проблеме выдачи преступников.
	Положения этих конвенций, за небольшими исключениями, примерно одинаковы. Стороны обязуются выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение. Кроме того, в них более или менее подробно регламентируется порядок, которого договаривающиеся стороны намерены придерживаться при решении практических вопросов, связанных с выдачей.
	Выдача не производится, когда запрашиваемая сторона имеет серьезные основания считать, что требование о выдаче представлено с целью преследования или наказания какого-либо лица по признакам расы, религии, национальности или политических убеждений либо когда положение данного лица может быть усугублено одним из этих обстоятельств. В соответствии с Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года ни одно государство-участник не должно выдавать какое-либо лицо другому государству, если имеются серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток.
	Государство обычно не выдает своих граждан. Кроме того, во многих странах действует законодательство, согласно которому нельзя выдавать преступников, если в стране, которая требует выдачи, им грозит более строгое наказание, чем в стране, где они находятся. Те страны, которые не применяют смертную казнь, не выдают преступников тем странам, где им грозит такое наказание. Выдача не допускается также, если истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершенное преступление, и в ряде других случаев.
	Государство, получившее обращение о выдаче, должно удостовериться в том, что речь не идет о лице, которое преследуется по политическим мотивам; данное правонарушение преследуется в уголовном порядке не только в запрашивающем, но и в запрашиваемом государстве; нет никаких веских оснований считать, что просьба о выдаче направлена с целью подвергнуть лицо преследованию по признакам расы, религии, национальности, убеждений, пола или социального статуса; в результате выдачи не будет нарушен принцип недопустимости повторного осуждения лица за одно и то же преступление; в отношении данного лица не возникло какого-либо основания для непривлечения его к ответственности (например, срок давности, амнистия); лицу будет предъявлено обвинение только за то преступление, в связи с которым запрашивается его выдача (неизменность квалификации); в случае заочного осуждения обвиняемому было дано надлежащее уведомление о судебном разбирательстве и была предоставлена надлежащая возможность для защиты.
	За последние десятилетия принят ряд многосторонних конвенций, направленных на борьбу с преступлениями международного характера, в которых содержится обязательство о выдаче предполагаемых преступников. Согласно Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 года, предусмотренные в ней преступления рассматриваются как преступления, влекущие за собой выдачу, и на них распространяется любой договор о выдаче, который был или будет заключен между любыми сторонами этой Конвенции. В более поздних договорах о сотрудничестве в борьбе с различными видами преступлений положения о выдаче сформулированы подробнее, но суть их не изменилась. Ни в одном из договоров институт выдачи не носит безусловного характера. Смысл положений на этот счет сводится к тому, что преступники не должны оставаться безнаказанными. Рекомендуется идти по пути заключения договора о выдаче, если без наличия такого договора государство в соответствии со своим законодательством не может выдавать предполагаемых преступников. Например, Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года идет несколько дальше. Она предусматривает: если государство-участник, обусловливающее выдачу наличием договора, получает просьбу о выдаче от другого государства-участника, с которым оно не имеет договора о выдаче, государство, к которому обращена просьба, может рассматривать настоящую конвенцию в качестве юридического основания для выдачи. Такое же положение содержится в Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года и ряде других соглашений. Во многих конвенциях, особенно в тех, что предназначены для борьбы с террористическими актами, закреплено положение, суть которого сводится к принципу "накажи или выдай".
	В российской Конституции регламентируется порядок выдачи лиц, находящихся на территории России. Не могут, разумеется, выдаваться иностранные граждане, которым предоставлено на основании Конституции политическое убежище на территории Российской Федерации. В Конституции предусмотрено, что гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы РФ или выдан другому государству.
	Условия  и  порядок  выдачи  иностранцев  довольно подробно регулируются в двусторонних договорах России о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, где указанным вопросам, как правило, отведен специальный раздел. Такие договоры заключены с Албанией, Алжиром, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грецией, Ираком, Кипром, КНДР, Кубой, Монголией, Польшей, Румынией, Тунисом и рядом других государств. Идет процесс заключения подобных договоров со странами - бывшими республиками СССР.
	При отсутствии соглашений Россия, как и многие другие государства, рассматривает обращения о выдаче в зависимости от каждого конкретного случая с учетом полученной информации относительно лица, подлежащего выдаче, характера отношений с запрашивающим государством, а также других обстоятельств, включая степень тяжести преступления, за которое преследуется данное лицо.



7. Новые тенденции в борьбе с международной преступностью

	После второй мировой войны в международном праве получила развитие тенденция привлечения к уголовной ответственности индивидов, совершивших тяжкие преступления во время войны. Для суда над главными немецко-фашистскими военными преступниками был выработан Устав Международного военного трибунала, в соответствии с которым в 1945 - 1946 годах в Нюрнберге состоялся судебный процесс. Трибунал, состоявший из юристов стран антигитлеровской коалиции, приговорил 12 преступников к смертной казни, 7 - к длительному тюремному заключению.
	В Уставе содержится определение преступлений против мира, преступлений военных и преступлений против человечности, что дало соответствующий импульс закреплению этих формулировок в различных международно-правовых актах.
	На основании Потсдамской декларации и решения Московского совещания министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (1945 г.) был создан также Токийский военный трибунал для суда над главными японскими военными преступниками. В результате процесса, который проходил в Токио (1946 - 1948 гг.), 7 подсудимых были приговорены к смертной казни, а 21 - к различным срокам заключения.
	Необходимость судебного преследования лиц, совершивших чудовищные преступления во время второй мировой войны, побудила международное сообщество к тому, чтобы закрепить в международном праве норму о неприменении срока давности к такого рода преступлениям. В 1968 году была принята Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества. Некоторые государства присоединились к Конвенции без каких-либо оговорок. Другие же ограничили действие нормы о неприменимости срока давности лишь преступлениями против человечности, исключив военные.
	Уязвимость такой позиции проявилась, в частности, в связи с известным процессом над Клаусом Барбье. Кассационный суд Франции под давлением возмущенной общественности в своем решении от 20 декабря 1985 г. прибег к расширительному толкованию понятия "преступления против человечности", включив в него преступления, совершенные оккупационным режимом в отношении политических противников, независимо от формы их сопротивления.
	Новые тенденции в этой области международного права проявились при подготовке проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.
	В своей резолюции от 21 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН, исходя из принципов международного права, признанных в Уставе Нюрнбергского трибунала и в его приговоре, поручила Комиссии международного права составить проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Такой проект был принят Комиссией в 1954 году и представлен на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН. Однако Генеральная Ассамблея отложила его рассмотрение до тех пор, пока не будет разработано определение понятия агрессии. Определение агрессии было принято в 1974 году. Но работа над проектом Кодекса возобновилась лишь в 1982 году (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН по этому вопросу принята 10 декабря 1981 г.). С 1983 года Комиссия рассмотрела ряд докладов и на своей 43-й сессии в 1991 году в предварительном порядке приняла в первом чтении проекты статей Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.
	Проект ограничивается исключительно уголовной ответственностью индивидов. В его ст. 3 предусматривается: "Любое лицо, которое совершает преступление против мира и безопасности человечества, несет за это ответственность и подлежит наказанию". В проекте проводится четкое разграничение между ответственностью индивидов и государства. В нем признается, что то или иное лицо может совершить преступление против мира и безопасности человечества не только в качестве индивида, но также как "агент государства", "в интересах государства", "от имени государства". Поэтому обязанность наказывать персонально индивидов не снимает с повестки дня вопрос об ответственности государств. В этой связи в ст. 5 проекта предусмотрено: "Судебное преследование какого-либо лица за преступление против мира и безопасности человечества не освобождает государство от ответственности по международному праву за действие или бездействие, вменяемое этому государству".
	Одна из особенностей проекта Кодекса в том, что он предназначен сосредоточить внимание международного сообщества прежде всего на наиболее тяжких преступлениях, которые квалифицируются как преступления против мира и безопасности человечества. В проекте Кодекса нет концептуального определения таких преступлений. Не проводится также различие между преступлениями против мира, военными преступлениями и преступлениями против человечности. Такое различие было бы полезным при определении подхода к конкретным видам преступлений. Однако на данной стадии сотрудничества государств в этой области Комиссия предпочла пойти по другому пути, сделав акцент на особых признаках и критериях тяжести преступления. В проекте Кодекса под преступлениями против мира и безопасности человечества подразумеваются преступления, которые затрагивают сами основы существования человеческого общества. Тяжесть может вытекать либо из характера инкриминируемого деяния (жестокость, чудовищность, варварство и т. п.), либо из масштаба его последствий (массовость, когда жертвами являются народы, население или этнические группы), либо из мотива исполнителя (например, геноцид), либо из нескольких таких элементов.
	В соответствии с проектом Кодекса в качестве преступника рассматривается любое лицо, которое совершает или отдает приказ о совершении таких актов, как: агрессия, угроза агрессией; вмешательство во внутренние или внешние дела государства; геноцид; апартеид; исключительно серьезное военное преступление; вербовка, использование, финансирование и обучение наемников для деятельности, направленной против другого государства, или для цели противодействия законному осуществлению права народов на самоопределение, признанного международным правом; международный терроризм; совершение, организация, содействие осуществлению, финансирование или поощрение незаконного оборота наркотических средств в крупных масштабах, будь то трансграничный или в пределах одного государства; преднамеренное     причинение     широкомасштабного,     долгосрочного и серьезного ущерба окружающей среде; насильственное установление или сохранение колониального господства или любой другой формы иностранного господства в нарушение права народов на самоопределение, как оно закреплено в Уставе ООН. Кроме того, под действие Кодекса подпадает любое лицо, которое совершает или отдает    приказ о совершении любого из следующих нарушений прав человека: убийство; пытки; установление  или поддержание в отношении лиц положения рабства, подневольного состояния или принудительного труда; преследование по социальному,  политическому, расовому, религиозному или культурному признакам, осуществляемое на систематической основе или в массовом масштабе; депортация или принудительное перемещение населения.
	Некоторые из преступлений, определенных в кодексе, а именно агрессия, угроза агрессией, вмешательство, колониальное господство и апартеид, всегда совершаются людьми, занимающими руководящие позиции в политических или военных аппаратах государства либо в его финансовой или экономической сферах. В отношении этих преступлений Кодекс ограничивает круг возможных исполнителей преступлений руководителями и организаторами (эта формулировка заимствована из Устава Нюрнбергского военного трибунала и Устава Токийского военного трибунала).
	Вторая группа преступлений, а именно вербовка, использование, финансирование и обучение наемников и международный терроризм, подпадает под действие Кодекса в тех случаях, когда в их совершение вовлечены агенты или представители государства.
	Преступления третьей группы, а именно геноцид, систематические и массовые нарушения прав человека, исключительно серьезные военные преступления, незаконный оборот наркотиков и преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде, наказуемы в соответствии с Кодексом, кем бы они ни совершались.
	В ходе разработки проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества ряд членов Комиссии международного права подняли вопрос о создании международного органа уголовного правосудия. Постановка такого вопроса сама по себе не отличалась новизной. В доктрине международного права и раньше довольно часто высказывались идеи подобного рода. Более того, Генеральная Ассамблея ООН еще в 1948 году в своей резолюции предложила Комиссии международного права рассмотреть вопрос о желательности и возможности создания международного юридического органа, на который было бы возложено рассмотрение дел лиц, обвиняемых в совершении преступления геноцида и других преступлений, отнесенных к компетенции этого органа на основании международной конвенции. Имеются даже две многосторонние конвенции: о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года и о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года,- где соответственно в ст. VI и V наряду с национальной юрисдикцией предусматривается в качестве альтернативной юрисдикция международного уголовного суда в отношении преступлений, предусмотренных в этих конвенциях (для тех государств, которые признают такую юрисдикцию).
	В 1992 году Комиссия на своей 44-й сессии учредила Рабочую группу по вопросу о международной уголовной юстиции. Рабочей группе было поручено подготовить конкретные рекомендации, которые в основном свелись к следующему: международный уголовный суд должен быть учрежден статутом в форме многостороннего договора; его юрисдикция должна ограничиваться преступлениями международного характера, определяемыми в конкретно оговоренных и находящихся в силе договорах, включая, разумеется, преступления, предусмотренные в кодексе; суд будет являться главным образом инструментом государств - участников его статута и по крайней мере на первом этапе своего функционирования не будет обладать обязательной юрисдикцией (т. е. само по себе участие в статуте не будет означать признания обязательной юрисдикции); статут должен создавать доступный юридический механизм, который может быть задействован, если и как только в этом возникнет необходимость.
	Генеральная Ассамблея ООН в резолюции от 16 ноября 1992 г. предложила Комиссии на ее следующей сессии приступить к разработке в первоочередном порядке проекта статута международного уголовного суда на основе доклада Рабочей группы.




ГЛАВА XVIII

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

1. Понятие и субъекты международного экономического права

	Возникновение международного экономического права (МЭП). Международно-правовое регулирование экономических, прежде всего торговых, взаимоотношений между государствами возникло в глубокой древности. Торговые отношения с давних пор являются одним из предметов международных договоров, причем изначально моральным и правовым принципом признавалась свобода торговых отношений. Еще во II веке н. э. древнеримский историк Флор отмечал: "Если прерваны торговые сношения, нарушен союз человеческого рода". Гуго Гроций (XVII в.) указывал, что "никто не вправе препятствовать взаимным торговым отношениям любого народа с любым другим народом". Именно этот принцип jus commercii - право свободы торговли (торговля понимается в широком смысле) - становится основополагающим для международного экономического права.
	В XVII веке появляются первые специальные международные торговые договоры. К XX веку сложились некоторые специальные принципы, институты и международно-правовые доктрины, относящиеся к регулированию экономических взаимоотношений государств: "равных возможностей", "капитуляций", "открытых дверей", "консульской юрисдикции", "приобретенных прав", "наиболее благоприятствуемой нации", "национального режима", "недискриминации" и др. В них нашли отражение противоречия между интересами свободы торговли и стремлением к монополизации внешних рынков или к протекционистскому ограждению собственного рынка.
	Появление  новых  форм  международного  экономического и научно-технического сотрудничества в XIX-XX веках вызвало к жизни новые виды договоров (соглашения о товарообороте и платежах, клиринговые, по вопросам транспорта, связи, промышленной собственности и др.), а также создание многочисленных международных экономических и научно-технических организаций. Особенно бурно этот процесс развивался после окончания второй мировой войны. В Уставе ООН в качестве одной из ее целей указывается осуществление международного сотрудничества в решении международных проблем экономического характера (ст. 1).
	Во второй половине XX века в Европе возникают особые экономические интеграционные международные организации - Европейские Сообщества и Совет Экономической Взаимопомощи. В 1947 году был заключен первый в истории многосторонний торговый договор - Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), на базе которого образовалось особого рода международное учреждение, объединяющее ныне свыше ста государств.

	Определение МЭП. Международное экономическое право можно определить как отрасль международного публичного права, которая представляет собой совокупность принципов и норм, регулирующих экономические отношения между государствами и другими субъектами международного права.
	Предмет МЭП - международные экономические многосторонние и двусторонние отношения между государствами, а также другими субъектами международного публичного права. К экономическим можно отнести торговые, коммерческие отношения, а также отношения в сферах производственной, научно-технической, валютно-финансовой, транспорта, связи, энергетики, интеллектуальной собственности, туризма и т. п.
	В современной правовой литературе западных стран были выдвинуты две основные концепции МЭП. Согласно одной из них, МЭП - отрасль международного публичного права и предметом ее являются экономические отношения субъектов международного права (Г. Швар-ценбергер и Я. Броунли - Великобритания; П. Верлорен ван Темаат - Нидерланды; В. Леви - США; П. Вейль - Франция; П. Пиконе- Италия и др.). Господствующей же в настоящее время в западной литературе можно считать концепцию, по которой источником норм МЭП является как международное право, так и внутригосударственное, а МЭП распространяет свое действие на все субъекты права, участвующие в коммерческих отношениях, выходящих за пределы одного государства (А. Левенфельд - США; П. Фишер, Г. Эрлер, В. Фикент-шер - ФРГ; В. Фридман, Е. Питерсман - Великобритания; П. Рейтер - Франция и др.). Эта вторая концепция смыкается и с выдвигаемыми на Западе теориями транснационального права, направленными на то, чтобы уравнять в качестве субъектов международного права государства и так называемые транснациональные корпорации (В. Фридман и др.).
	В правовой литературе развивающихся стран получила распространение концепция "международного права развития", которая делает акцент на особых правах развития наиболее бедных стран.
	В отечественной науке В. М. Корецкий еще в 1928 году выдвинул теорию международного хозяйственного права как межотраслевого права, включающего регулирование международно-правовых (публичных) и гражданско-правовых отношений. И. С. Перетерский, с другой стороны, выступил в 1946 году с идеей международного имущественного права как отрасли международного публичного права. По пути развития этой идеи пошли дальнейшие разработки многих отечественных ученых.
	СССР внес солидный вклад в разработку и утверждение многих нормативных актов, лежащих в основе современной концепции МЭП. СССР был также одним из инициаторов созыва в 1964 году в Женеве Конференции ООН по торговле и развитию, переросшей в международную организацию (ЮНКТАД).

	Субъекты МЭП. Исходя из понимания МЭП как отрасли международного публичного права, логично считать, что субъекты МЭП те же, что и вообще субъекты в международном праве. Государства, разумеется, вправе непосредственно участвовать во внешнеэкономической гражданско-правовой, коммерческой деятельности. "Торгующее государство", оставаясь субъектом международного права, может выступать также как субъект национального права другого государства, например, заключив с иностранным контрагентом сделку с подчинением ее иностранной юрисдикции. Это, однако, само по себе не лишает государство присущих ему иммунитетов. Для отказа от иммунитетов (в том числе юрисдикционного, судебно-исполнительного) необходимо явно выраженное волеизъявление самого государства.



2. Источники международного экономического права

	Источники МЭП те же, что вообще в международном публичном праве.
	Характерным для МЭП, еще находящегося в стадии становления в виде особой отрасли права, является обилие рекомендательных норм, имеющих своим источником решения международных организаций и конференций. Особенностью таких норм является то, что они не императивны. Они не только "рекомендуют", но и сообщают правомерность, в частности, таким действиям (бездействию), которые были бы неправомерны при отсутствии рекомендательной нормы. Например, Конференция ООН по торговле и развитию 1964 года приняла известные Женевские принципы, в которых, в частности, содержалась рекомендация о предоставлении развивающимся странам в изъятие из принципа наиболее благоприятствуемой нации преференциальных таможенных льгот (скидок с таможенного тарифа). Такие льготы были бы неправомерны при отсутствии соответствующей рекомендательной нормы.

	Международные договоры. В современном мире центр тяжести постепенно смещается в сторону многостороннего экономического сотрудничества. С точки зрения выработки норм МЭП особо важное значение имеет заключение многосторонних договоров. Именно многосторонние договоры составляют сердцевину МЭП.
	Примерами универсальных международных экономических договоров являются Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1947 года, а также получившие широкое распространение многосторонние соглашения по сырьевым товарам.
	Однако, несмотря на значение многосторонних связей, в своей подавляющей части сотрудничество в экономической сфере осуществляется на основе двусторонних договоров.
	Среди   международных   договоров,    регулирующих двусторонние экономические отношения, следует выделить договоры общего, рамочного политического характера, в частности договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Наряду с основными политическими обязательствами сторон в них закрепляются обязательства по расширению экономического сотрудничества, по содействию заключению коммерческих сделок и т. п.
	Но наиболее существенное значение для формирования норм международного экономического права имеют некоторые специальные виды международных договоров.
	К ним относятся торговые договоры, которые могут именоваться также договорами о торговле и мореплавании и т. д. Главное в них - закрепление, как правило, определенного вида торгово-экономического режима во взаимных отношениях государств и их физических и юридических лиц. Это - режим наибольшего благоприятствования, национальный режим, преференциальный, недискриминации, взаимной выгоды.
	Долгосрочные соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве определяют конкретные области и формы сотрудничества: строительство и реконструкция промышленных объектов; производство и поставки оборудования и иных товаров; покупка и продажа патентов и лицензий; совместное предпринимательство и т. п. Для целей содействия и наблюдения за реализацией соглашений обычно создаются смешанные комиссии из представителей сторон.
	На базе и в развитие таких соглашений принимаются долгосрочные программы экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества. В программах содержатся перечни конкретных областей и объектов сотрудничества. Они носят рекомендательный характер для национальных субъектов договаривающихся сторон, а правительства обязуются поощрять их участие в осуществлении согласованных проектов.
	Практикуется заключение соглашений более узкого содержания - о производственном сотрудничестве, включая специализацию и кооперирование производства и кооперационные поставки.
	Особую категорию составляют соглашения об оказании технического содействия в строительстве промышленных объектов, включающие условия о взаимных поставках товаров, о содействии в проектировании, монтаже, наладке и пуске в эксплуатацию соответствующих объектов. Такие соглашения могут носить генеральный, рамочный характер или быть привязаны лишь к конкретным, часто крупномасштабным проектам. Обычными являются условия об оплате предоставляемого технического содействия поставками будущей продукции.
	С торговлей и другими видами экономического сотрудничества тесно связано их валютно-платежное и финансовое обеспечение на основе соглашений о международных валютных расчетах и кредитах. Обычной является практика объединения торговых и валютно-финансовых условий в соглашениях, именуемых соглашениями либо о товарообороте, либо о товарообороте и платежах. Но могут заключаться и специальные платежные соглашения, обусловливающие расчеты в определенных национальных свободно конвертируемых, ограниченно конвертируемых или неконвертируемых валютах.
	В клиринговых соглашениях предусматривается взаимный зачет поступлений и расходов во встречных торговых, экономических операциях, причем либо без перевода сальдо в валюте (погашение поставками товаров и услуг), либо с переводом на определенных условиях сальдо в свободно конвертируемой валюте. Клиринговые соглашения используются обычно государствами, применяющими неконвертируемую валюту.
	Кредитные соглашения могут существовать в чистом виде - предоставление одним государством другому займа в денежной, товарной или смешанной форме с обязательством погашения займа. Но в настоящее время более широкое применение получили целевые или условные кредиты, предоставляемые для закупок у государства-кредитора конкретных товаров - сырьевых, продовольственных, индустриальных, а также вооружений и т. п. При этом кредиты могут увязываться с предоставлением государством-должником государству-кредитору определенных льгот (таможенных, контингентных и др.), прав контроля (допуск инспекторов, предоставление статистической и иной информации и т. п.).
	Когда у государства возникает необходимость прибегнуть к количественным экспортным и импортным ограничениям, используются так называемые соглашения о товарообороте, иначе говоря - о взаимных поставках товаров. В таких соглашениях стороны договариваются об определенных встречных контингентах (квотах)    экспортных   и   импортных   поставок   товаров   в физических или стоимостных показателях.
	Разумеется, перечисленные выше виды двусторонних соглашений не исчерпывают всех их возможных разновидностей, тем более в условиях непрерывного усложнения, диверсификации и возникновения все новых способов осуществления экономического сотрудничества.

	Решения (рекомендации, постановления) международных организаций. Немалое число рекомендаций по вопросам экономического сотрудничества принимается органами ООН, а также организациями, входящими в систему ООН (ЮНКТАД, ЮНИДО и др.). Решения этих организаций и их органов не носят юридически обязательного характера, но имеют рекомендательную силу.
Генеральная Ассамблея ООН приняла такие основополагающие акты, как Хартия экономических прав и обязанностей государств, Декларация о Новом международном экономическом порядке и Программа действий по установлению Нового международного экономического порядка (1974 г.). В этих документах провозглашаются недискриминационные, взаимовыгодные основы экономического сотрудничества.
	Важными документами Генеральной Ассамблеи ООН являются также резолюции "О мерах укрепления доверия в международных экономических отношениях" (1984 г.) и "О международной экономической безопасности" (1985 г.).
	Постановления ряда региональных экономических учреждений, прежде всего Европейских Сообществ, могут иметь не только рекомендательную, но и обязательную юридическую силу.

	Решения межгосударственных экономических конференций. Данные решения, особенно основные, оформленные в виде заключительных актов конференций, рассматриваются в теории как особая разновидность многосторонних договоров и соответственно могут обладать и рекомендательной, и обязательной юридической силой. Среди документов международных конференций, имеющих существенное значение для формирования международного экономического права, особо важными являются содержащиеся в Заключительном акте Женевской конференции ООН по торговле и развитию 1964 года Принципы, определяющие международные торговые отношения и торговую политику, способствующие развитию, раздел "Сотрудничество в области экономики, науки и техники и окружающей среды" Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, а также раздел "Экономическое сотрудничество" в Парижской хартии для новой Европы, принятой на встрече в верхах в рамках СБСЕ в 1990 году.

	Международный обычай. Исторически обычай в качестве источника играл важную роль как вообще в международном праве, так и в МЭП.
	С другой стороны, нельзя не согласиться с точкой зрения об ограниченной роли обычая в области регулирования международных экономических отношений, так как поддержание стандартов, которых государства придерживаются в своих взаимоотношениях,- это не та проблема, к которой можно просто подойти через обычное право.
	Показательно, что даже такие, казалось бы, давно укоренившиеся основные принципы международного права, как уважение государственного суверенитета, равноправие государств, обязательное соблюдение международных договоров и др., государства до сего времени снова и снова стремятся закреплять в своих как двусторонних, так и многосторонних документах.



3.   Принципы  международного  экономического  права

	К международным экономическим отношениям безусловно применимы соответствующие общепризнанные принципы международного права.
	Наряду с основными принципами международного публичного права в международных экономических отношениях применяются и специальные принципы, обусловливающие, в частности, использование определенных торгово-политических режимов.
	При этом необходимо подчеркнуть, что специальные принципы МЭП носят конвенционный характер, их действенность зависит от включения их в каждом случае в соответствующие международные договоры.

	Принцип недискриминации. В правовом понимании этот принцип означает право государства на предоставление ему (а также его гражданам и иным субъектам его национального права) со стороны государства-партнера общих условий, которые не хуже предоставляемых этим государством всем прочим государствам. Данное право не затрагивает предоставление правомерно применяемых особых льготных, более благоприятных условий. Иными словами, режим недискриминации означает обязательство не ухудшать для другой страны своих нормально действующих, общих для всех стран условий.

	Принцип (режим) наиболее благоприятствуемой нации (наибольшего благоприятствования). Данный принцип означает юридическое обязательство государства предоставлять государству-партнеру льготные (наиболее благоприятные) условия, которые действуют или могут быть введены для любой третьей страны. Область применения режима наибольшего благоприятствования определяется обычно в конкретной оговорке о наибольшем благоприятствовании в том или ином международном договоре. Эта оговорка может распространяться в общей форме на всю область торговли и судоходства или на отдельные виды отношений: таможенные пошлины (их льготные ставки), транзит, количественные и другие ограничения и запрещения; транспортный режим; налоговые, судебные (и т. п.) права физических и юридических лиц и т. д. Как правило, из режима наибольшего благоприятствования, однако, по соглашению сторон допускаются отдельные исторически сложившиеся исключения: особые льготы для соседних государств, для каботажного судоходства, для "защиты общественного порядка" и т. п. Исключения из этого режима обычно применяются и в отношении так называемых преференциальных таможенных систем (для развивающихся стран, в рамках таможенных союзов, зон свободной торговли и др.).

	Национальный режим. Он предусматривается в некоторых торговых соглашениях и означает, что, как правило, на основе взаимности физические и юридические лица иностранного государства полностью приравниваются в своих правах к национальным физическим и юридическим лицам по отдельным видам правовых отношений. Обычно это касается гражданской правоспособности иностранных лиц, включая судопроизводство.

	Принцип взаимной выгоды. Предполагает, что отношения между государствами, не являющиеся взаимно выгодными, а тем более кабальные, прямо или косвенно принудительные, не должны иметь места, но должно быть справедливое распределение выгод и обязательств сравнимого объема. В сложных межгосударственных, в том числе экономических, взаимоотношениях справедливое распределение выгод и обязательств, разумеется, не может служить простым эталоном для каждой конкретной сделки, но должно рассматриваться именно как сбалансированный общий международно-правовой принцип.

	Преференциальный режим. Обычно это - торговые льготы, прежде всего в отношении таможенных пошлин, действующие между тем или иным государством или среди группы государств. Актуальным примером является система преференций, которая в силу рекомендаций Конференции ООН по торговле и развитию применяется развитыми странами в отношении развивающихся, а также между самими развивающимися странами. Причем предоставляемые преференции не считаются нарушением принципа наибольшего благоприятствования.
	В прежние времена довольно распространенным, особенно в отношениях развитых стран с колониальными и полуколониальными, было использование в договорной практике правовых режимов "равных возможностей", "открытых дверей", капитуляций и т. п. Такого рода условия, противоречащие общепризнанным принципам международного права, на современном этапе не могут рассматриваться как правомерные.



4. Международно-правовое регулирование сотрудничетва в отдельных областях международных экономических отношений.

	Урегулирование проблем международных экономических отношений на глобальном уровне осуществляется прежде всего в рамках ООН.
	Координация экономической и социальной деятельности специализированных учреждений и органов ООН, в частности, по проблемам экономического развития, мировой торговли, индустриализации, освоения природных ресурсов и т. д. осуществляется через Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС).

	Межгосударственное сотрудничество в области торговли. В целях урегулирования торговых взаимоотношений государств в 1947 году было заключено многостороннее Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), участниками которого на 1993 год являлись свыше 100 государств. В его основе лежат принципы наибольшего благоприятствования и недискриминации. На базе этого соглашения постепенно образовалось de facto международное учреждение с постоянным Секретариатом. По соглашению всякая таможенно-тарифная льгота, предоставляемая одной из стран-участниц другой стране-участнице, автоматически в силу принципа наибольшего благоприятствования распространяется на все другие страны - участницы ГАТТ. Россия и другие бывшие республики СССР получили в ГАТТ статус наблюдателя. Полноправными членами ГАТТ они смогут стать после укоренения в них рыночной системы экономики и прохождения длительной процедуры приема.
	Решения, принимаемые в рамках ГАТТ, оформляются в договорном порядке и юридически обязательны для государств-участников. Особыми льготными условиями пользуются в ГАТТ развивающиеся страны.
	В конце 1993 года были приняты новые "ГАТТ-1994" и Соглашение о торговле услугами (ГАТС). Сфера применения системы ГАТТ сильно расширилась, и решено преобразовать ее к 1995 году во Всемирную торговую организацию (ВТО).
	В 1964 году была учреждена Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), представляющая собой автономный орган ООН. Основная цель ЮНКТАД - содействие международной торговле, в частности торговле сырьевыми, промышленными товарами и так называемыми "невидимыми статьями" (транспорт, передача технологии, туризм и т. п.), а также в области финансирования, связанного с торговлей. Особое внимание уделяется проблемам торговых преференций и иных льгот для развивающихся стран.
	Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) - вспомогательный орган Генеральной Ассамблеи ООН - была создана в 1966 году в целях содействия развитию права международной торговли путем, в частности, подготовки проектов международных конвенций и других документов. ЮНСИТРАЛ подготовила, среди прочих актов, Конвенцию об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 года и Протокол о поправках к ней 1980 года, Конвенцию о морской перевозке грузов 1978 года, Конвенцию ОСИ о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года.
	Для регулирования международной торговли отдельными сырьевыми товарами были заключены многосторонние соглашения и создан ряд международных организаций с участием государств - импортеров и экспортеров (по олову, пшенице, какао, сахару, натуральному каучуку, кофе, оливковому маслу, хлопку, джуту, свинцу и цш-ку) либо только экспортеров (по нефти). Целями таких организаций являются смягчение резких колебаний цен, установление сбалансированных соотношений спроса и предложения при помощи закрепления за странами-экспортерами квот и обязательств импортеров по закупкам товаров, установления максимальных и минимальных цен и создания системы "буферных" запасов товаров.
	Наиболее значительным примером организации стран-экспортеров (в основном развивающихся) является Организация стран - экспортеров нефти (ОПЕК), имеющая задачей защиту интересов нефтедобывающих стран посредством согласования допустимых цен на нефть и ограничения в этих целях нефтедобычи установленными для каждой страны квотами.
	Из числа международных организаций, образованных в целях содействия международной торговле и имеющих значение для развития МЭП, можно назвать Международную торговую палату, Международное бюро публикации таможенных тарифов, Международный институт по унификации частного права (ЮНИДРУА).
	Международное сотрудничество может иметь своей целью и, к сожалению, ограничение торговли. В 1949 году в рамках НАТО был образован по инициативе США Координационный комитет по экспортному контролю (КОКОМ) в качестве органа по ограничению экспортной торговли стран Запада с социалистическими государствами. В КОКОМ вошли не только страны НАТО (кроме Исландии), но также Япония и Австралия. КОКОМ и после распада СССР продолжал практику списков стратегических товаров, экспорт которых запрещается или ограничивается в "потенциально опасные" для НАТО страны. В 1994 году КОКОМ формально ликвидирован, но должно быть создано учреждение-преемник для контроля экспорта технологий "двойного" назначения, список которых будет сокращен.

	Межгосударственное промышленное сотрудничество. В последние десятилетия приобретает все возрастающую роль примыкающее к торговому межгосударственное промышленное сотрудничество, под которым понимаются прямые кооперационные связи в области производства, совместная промышленная деятельность, а также иностранные инвестиции в промышленной сфере, техническая помощь и т. п. В целях содействия процессу индустриализации и оказания технической помощи развивающимся странам, а также координации всей деятельности ООН в области промышленного развития в 1966 году была создана Организация ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), ставшая с 1985 года специализированным учреждением ООН.

	Межгосударственное сотрудничество в валютно-финансовой сфере. Исключительно важное значение для развития международных экономических связей имеет сотрудничество в валютно-финансовой области в целях обеспечения необходимых условий для взаимных валютных расчетов, платежей, кредитования и т. п., что дает основания для выделения в науке особого международного валютно-финансового права.
	В 1945 году были созданы как специализированные учреждения ООН Международный банк реконструкции и развития (МБРР) и Международный валютный фонд (МВФ), в рамках которых сосредоточено практически все сотрудничество в валютно-финансовой сфере на глобальном уровне.
	МБРР, или иначе Мировой банк, имеет целями содействие реконструкции и развитию экономики государств - членов Банка, поощрение частных иностранных капиталовложений, предоставление займов для развития производства, а также содействие росту международной торговли и поддержанию равновесия платежных балансов. Членами МБРР могут быть лишь государства - члены МВФ.
Целью МВФ, в котором участвует свыше 170 стран, является содействие международному сотрудничеству по вопросам, касающимся валюты и международной торговли, а также по созданию многосторонней системы расчетов по текущим сделкам между государствами-членами и устранению ограничений в обмене валюты, препятствующих мировой торговле.
	Выдача займов и кредитов МБРР и МВФ обусловливается выполнением рекомендаций финансово-экономического и социального характера, представлением странами отчетов об использовании займов и другой необходимой информации. В процессе принятия имеющих обязывающий характер решений руководящих органов Банка и Фонда долгое время применялось "взвешенное голосование", при котором количество голосов государств-членов зависит от размеров капитала, вложенного тем или иным государством. На практике члены так называемой "группы десяти" (США и другие развитые страны) располагали необходимым большинством голосов для принятия отвечающих их интересам решений. По мотивам неприемлемости таких условий СССР изначально не участвовал в МБРР и МВФ. После распада СССР Россия и ряд других бывших республик вступили в 1992 году в МВФ, рассчитывая, в частности, получить от Фонда остро необходимые валютные займы и содействие в отсрочках выплаты долгов бывшего СССР.

	Межгосударственное сотрудничество в области транспорта. В области железнодорожного транспорта можно упомянуть Европейскую конференцию по пассажирским тарифам, действующую с 1975 года и имеющую целью проведение единой тарифной политики для содействия развитию международных пассажирских перевозок, а также Международную ассоциацию железнодорожных конгрессов, основанную еще в 1884 году, в функции которой входят подготовка и проведение международных конгрессов для обсуждения научно-технических, экономических и административных проблем.
	В 1948 году был образован Международный союз автомобильного транспорта для создействия развитию международного автомобильного транспорта в интересах перевозчиков и экономики автотранспорта в целом. Союз участвовал в подготовке Таможенной конвенции о перевозках грузов автотранспортом 1975 года, Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 года, Протокола к ней 1978 года, а также ряда других конвенций по автодорожному транспорту.
О сотрудничестве в области морского и речного транспорта, гражданской авиации говорится в других главах учебника. Особое место занимает также международное сотрудничество в охране интеллектуальной собственности и в научно-технической сфере.

	Транснациональные корпорации. Выше упоминалось, что так называемые транснациональные корпорации (ТНК) - гигантские, обычно многоотраслевые концерны с местонахождением предприятий и филиалов во многих странах мира - не являются субъектами МЭП. В то же время их мощное воздействие и роль в современной мировой экономике требуют правового регулирования их деятельности в качестве объектов применения МЭП.
	По требованию развивающихся стран, испытывающих особо сильное давление со стороны ТНК, в рамках ООН еще в 1974 году были созданы Межправительственная комиссия по ТНК и Центр по ТНК, в задачи которых входила, в частности, разработка особого кодекса поведения ТНК как попытка формализованного подчинения деятельности ТНК определенным правилам. На это же были направлены подготовленный в ЮНКТАД и принятый Генеральной Ассамблеей ООН в 1980 году Комплекс согласованных на многосторонней основе справедливых принципов и правил для контроля за ограничительной деловой практикой, а также резолюция Генеральной Ассамблеи 3514 (XXX) "Меры против коррупции, практикуемой ТНК и другими корпорациями, их посредниками и другими причастными к делу сторонами". Однако все эти документы юридически обладают лишь рекомендательной силой, и проблема подчинения ТНК действенной юридической регламентации остается нерешенной.


5. Международно-правовое регулирование регионального экономического сотрудничества

	Экономическое сотрудничество в рамках ООН.  На региональном уровне такое сотрудничество ведется прежде всего в рамках экономических комиссий, образованных Экономическим и Социальным Советом:
	- в Европейскую экономическую комиссию ООН (ЕЭК) входят европейские государства - члены ООН, а также США и Канада; штаб-квартира - в Женеве;
	- членами Экономической и Социальной комиссии ООН для Азии и Тихого Океана (ЭСКАТО) являются государства Азии (кроме арабских стран Западной Азии), Океании, а также Великобритания, США и Франция; штаб-квартира - в Бангкоке;
	- Экономическая комиссия ООН для Африки (ЭКА) состоит из африканских государств; штаб-квартира - в Аддис-Абебе;
	- Экономическая комиссия ООН для Западной Азии (ЭКЗА) объединяет арабские государства Западной Азии, Египет, в нее также входит Организация освобождения Палестины; штаб-квартира - в Багдаде;
	- членами Экономической комиссии ООН для Латинской Америки (ЭКЛА) являются латиноамериканские государства, а также Великобритания, Нидерланды, Испания, Канада, США и Франция; штаб-квартира - в Сантьяго.
	В названных комиссиях в качестве ассоциированных членов, наблюдателей или консультантов могут сотрудничать и другие страны, а также международные организации. Цели деятельности и функции перечисленных комиссий аналогичны: содействие экономическому развитию стран соответствующих регионов, повышение уровня жизни их населения, поощрение экономических отношений как между странами-членами, так и между ними и остальным миром. Аналогична и организационная структура комиссий. Высшим органом является пленарная сессия представителей государств-членов. Имеются также постоянные и временные вспомогательные органы. Исполнительным органом служит секретариат во главе с исполнительным секретарем. Комиссии проводят международные конференции, совещания и т. п.

	Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. С начала 70-х годов важное значение приобрело общеевропейское экономическое сотрудничество в рамках СБСЕ. Это сотрудничество основывается на положениях Заключительного акта хельсинкского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, итоговых документах состоявшихся впоследствии в рамках процесса СБСЕ встреч представителей государств в Белграде, Мадриде и Вене, Парижской хартии для новой Европы 1990 года и Хельсинкского документа 1992 года, озаглавленного "Вызов времени перемен".
	Вопросы экономического сотрудничества являются одной из главных тем, обсуждаемых в таких органах СБСЕ, как встречи глав государств и правительств, Совет СБСЕ (состоящий из министров иностранных дел), Комитет старших должностных лиц, Экономический форум, Парламентская ассамблея СБСЕ и др.

	Европейский банк реконструкции и развития. Одним из институтов экономического сотрудничества в Европе является Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), образованный в 1990 году (местонахождение банка - Лондон). Учредителями Банка стала 41 страна, в том числе страны - члены Европейских Сообществ, восточноевропейские государства, включая СССР, а также США, Япония, несколько арабских государств, Израиль, Южная Корея. Уставный капитал Банка - 10 млрд. ЭКЮ (12 млрд. долл. США). Странам ЕС принадлежит 51% капитала. В Уставе Банка отмечается приверженность стран-членов рыночной экономике. Кредиты для частного сектора должны составлять 60%, а для государственного - 40% всех предоставляемых Банком займов. Средства выделяются преимущественно для создания важнейших объектов инфраструктуры - дорог, транспортных сетей, телекоммуникаций.

	Европейская энергетическая хартия. Суть Хартии, подписанной в 1991 году,- в обмене западных капиталов и технологий на доступ к нефтяным и газовым ресурсам бывшего СССР. Хартия представляет собой рамочный акт, которому сопутствуют протоколы по сотрудничеству в области ядерной энергетики, защиты окружающей среды, поиска новых энергоносителей, модернизации нефтеперерабатывающих заводов и нефтеразведки.

	Совет Экономической Взаимопомощи. Опыт экономического сотрудничества в рамках созданного в 1949 году Совета уже считается вошедшим в историю: СЭВ прекратил свое существование 28 июня 1991 г. В него входили Болгария, Венгрия, Вьетнам, Германская Демократическая Республика, Куба, Монголия, Польша, Румыния, СССР и Чехословакия. Базой объединения стран - членов СЭВ были не только их взаимные экономические интересы, но прежде всего их политико-идеологическая связь и основанное на ней единообразие социально-экономических систем на базе плановой, централизованно регулируемой экономики. Целями СЭВ являлись организация экономического сотрудничества и интеграция стран-членов.
	В СЭВ сформировалась особая локальная система юридического обеспечения сотрудничества. Был разработан целый комплекс специфических видов международных экономических договоров (о долгосрочных поставках товаров, о специализации и кооперировании производства, о научно-техническом сотрудничестве и т. д.).
	Кроме самого СЭВ было создано несколько десятков отраслевых экономических организаций бывших социалистических стран, в том числе Международный инвестиционный банк (МИБ), продолжающий и ныне свою деятельность.

	Содружество Независимых Государств. В подписанном 8 декабря 1991 г. Беларусью, Россией и Украиной Соглашении о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) провозглашалось отнесение к сфере совместной деятельности сторон, в частности, формирования и развития общего экономического пространства, таможенной и миграционной политики, развития системы транспорта и связи. Россия заключила развернутые двусторонние соглашения с рядом стран СНГ о снятии ограничений в хозяйственной деятельности, включая установление между Россией и этими странами единого экономического пространства, свободы предпринимательства, перемещения товаров и услуг, транзита. Заключено также было многостороннее соглашение Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана о таможенном союзе, предусматривающее беспошлинный режим обмена товарами и услугами и общий тариф для третьих стран.
	24 октября 1993 г. был подписан рамочного характера Договор о создании Экономического союза ряда стран СНГ с целями образования единого рынка капиталов, товаров, услуг, согласования валютно-финансовой политики.
	Важной инициативой в области энергетического сотрудничества явилось подписание в Сургуте в марте 1993 года Соглашения о создании Межправительственного совета по нефти и газу между почти всеми бывшими республиками СССР (кроме Эстонии, Латвии и Туркменистана). Главной целью Совета является сотрудничество стран-членов в области добычи, транспортирования, переработки и использования нефти и газа, предусматриваются общие инвестиции в топливный комплекс России. Предполагается в дальнейшем согласование цен, тарифов и квот поставок на эти продукты.
	20 марта 1992 г. были заключены два соглашения с участием Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Таджикистана и Украины: "Об общих условиях поставок товаров", а также "О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности". А в июле 1992 года ряд стран подписали Соглашение о статусе Экономического суда СНГ. Важнейшее значение для экономического сотрудничества имеет создание Координационно-консультативного комитета (ККК) и Исполнительного секретариата СНГ.
	Процесс формирования правового режима экономического сотрудничества в СНГ продолжается и не может считаться вполне институированным.

	Организация экономического сотрудничества и развития. Экономическое сотрудничество западных стран зародилось на многосторонней основе в условиях серьезных экономических и социальных трудностей в Европе после окончания второй мировой войны как выражение стремления вдохнуть новую жизнь в рыночную модель хозяйства не только на национальном, но и на международном уровне. Крупномасштабным мероприятием в этом направлении был так называемый план Маршалла (по имени бывшего государственного секретаря США), основными целями которого были преодоление с помощью американских капиталов послевоенной разрухи в Европе и предохранение ее от нежелательных социальных потрясений. Осуществление этого плана в 1948 году потребовало создания организационно-правового механизма, в США - специальной Администрации экономического сотрудничества, а на международном уровне - Организации европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС) для выработки заявок западноевропейских стран на американскую помощь. СССР и восточноевропейские страны, называвшиеся в то время "народными демократиями", по политическим причинам в плане Маршалла не участвовали.
	Выполнив свои задачи, ОЕЭС в 1960 году была преобразована в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Целями ее признавались согласование общей экономической и торговой политики стран-членов, координация их политики по предоставлению помощи развивающимся странам, содействие развитию мирового экономического обмена на многосторонней недискриминационной основе. Членами ОЭСР являются западноевропейские страны, Австралия, Канада, Новая Зеландия, США, Япония. Местонахождение - Париж. Руководящий орган ОЭСР - постоянно действующий Совет с участием представителей от каждой страны-члена. Решения его принимаются с согласия всех членов. Совету подчинен Исполнительный комитет. Административно-оперативным органом является Секретариат во главе с генеральным секретарем. Кроме того, существует свыше 100 специализированных и рабочих органов. В ОЭСР ведется большая исследовательская работа. Решения органов ОЭСР носят в основном консультативный и рекомендательный характер.
	На практике, однако, в последние годы выработка западными странами стратегических политических решений, включая экономическую сферу международного сотрудничества, осуществляется в рамках неформальных, но стабильных совещаний стран "большой семерки" (Великобритания, Италия, Канада, США, Франция, ФРГ и Япония). Встречи "большой семерки" проводятся ежегодно на уровне руководителей государств. При необходимости в определенном порядке встречаются также руководители правительств, министры и эксперты стран.

	Европейские Сообщества (ЕС). Принципиально новой правовой формой экономического сотрудничества стали Европейские Сообщества, состоящие из трех формально самостоятельных, но взаимосвязанных организаций: Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), созданного в 1951 году, Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом) и Европейского экономического сообщества (ЕЭС), созданных в 1957 году. В ЕС сочетаются черты как международной организации, так и федерации государств. Членами ЕС на 1993 год являлись Бельгия, Великобритания, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Франция и ФРГ. В ЕС применяются 9 официальных языков.
	Основные документы учредительного и институционного характера:
	- учредительный договор о создании ЕОУС 1951 года;
	- учредительный договор о создании Евратома 1957 года:
	- Римский договор об учреждении ЕЭС 1957 года;
	- Брюссельский договор 1965 года (созданы единые органы трех сообществ);
	- Люксембургский договор 1971 года (достигнута договоренность о принятии решений по жизненно важным вопросам на основе общего согласия);
	- Единый Европейский Акт 1986 года (поставлены цели создания единого внутреннего рынка до 1993 г. и продвижения к политическому сотрудничеству; Европейскому парламенту предоставлено право отлагательного вето на решения Совета Сообществ);
	- Шёнгенское соглашение 1990 года о беспрепятственном перемещении с 1993 года через границы большинства стран ЕС грузов, капиталов и людей;
	- Маастрихтские соглашения 1992 года о создании к концу XX века политического союза, включая общую оборону, и валютно-экономического союза. Маастрихтские соглашения, представляющие собой развернутые правовые программы действий, вступили в силу в 1993 году. В связи с чем Европейские Сообщества стали именоваться Европейским Союзом.
	На указанных правовых актах зиждется в основном организационно-правовая структура ЕС. Эти соглашения вместе с огромной массой нормативных актов, принимаемых органами ЕС, образуют массив особой правовой системы, квалифицируемой как право ЕС.
	Целью ЕС (нередко в прессе именовавшихся Общим рынком) является последовательное развитие интеграционных процессов для образования таможенного, экономического, а также и политического союза. На этих направлениях странам-членам удалось достичь полной отмены пошлин во взаимной торговле, установления единого внешнего таможенного тарифа, отмены количественных ограничений в торговле друг с другом и с подавляющим большинством развитых стран (кроме торговли некоторыми видами сельскохозяйственной продукции), свободного передвижения людей, товаров и капиталов через границы, осуществления единой торговой политики, единой политики субсидируемого и протекционируемого сельского хозяйства, координируемой валютно-финансовой системы с созданием общей расчетной единицы (ЭКЮ) и планируемым переходом к единой денежной единице, унификации социальных прав и гарантий для населения, единой патентной системы и т. д. Создан общий рынок без внутренних границ со свободным движением товаров, лиц, услуг и капиталов, а к концу XX века намечено образование по сути федерации государств ЕС.
	Главными органами ЕС являются Совет, Комиссия, Европейский парламент, Европейский суд.
	Совет - высший исполнительный орган ЕС. Заседания его в зависимости от характера обсуждаемых вопросов проводятся на уровне глав государств и правительств (в этом случае говорится о Европейском совете) или на уровне соответствующих министров (Совет министров). Акты Совета принимаются либо единогласно (в случаях, затрагивающих "жизненно важные интересы государств-членов"), либо большинством голосов (в соответствии со следующими квотами: Великобритания, Италия, Франция и ФРГ - по 10 голосов; Испания - 8; Бельгия, Греция, Нидерланды и Португалия - по 5; Дания и Ирландия - по 3; Люксембург - 2 голоса). При этом основная часть нормативных актов принимается квалифицированным большинством (54 из 76 голосов). При Совете образован Комитет постоянных представителей стран-членов на уровне послов в качестве консультативного органа для оперативного предварительного согласования подготавливаемых на рассмотрение Совета вопросов.
	Комиссия ЕС (КЕС) - основной исполнительный, постоянно действующий орган с правом принятия обязывающих актов - состоит из 17 комиссаров (по два от пяти крупных стран и по одному от остальных стран), включая председателя и трех вице-председателей, назначенных с общего согласия правительствами стран. Комиссия рассматривается как орган, не зависимый от стран-членов. Комиссии подчинены 23 директората и большое количество других вспомогательных рабочих органов. Персонал ее составляет свыше 23 тыс. служащих. Местопребывание - Брюссель.
	Совет и Комиссия принимают в рамках своей компетенции следующие виды правовых актов:
	- постановления (регламенты): имеют обязательную силу как для государств-членов, так и для их отдельных физических и юридических лиц, причем подлежат непосредственному, прямому применению в любом государстве-члене;
	- директивы: имеют обязательную силу только для государств-членов; формы и средства их выполнения находятся в компетенции самих государств;
	- решения: обязательны во всех своих частях для тех, кого они касаются; носят индивидуальный характер и имеют непосредственное применение в государствах-членах;
	- рекомендации и заключения: не являются обязательными, имеют рекомендательную силу для их адресатов.
	Европейский парламент (местопребывание - Страсбург) - однопалатный орган, формируемый посредством прямых выборов гражданами стран-членов; при этом установлены квоты для депутатов (всего их 518) от стран. Депутаты группируются не по национальному признаку, а по партийной принадлежности. 81 европейская партия всех стран объединена в 10 фракций. Парламент обладает консультативными, контрольными и бюджетными полномочиями в отношении органов ЕС. Сессии Евро-парламента проводятся ежемесячно. Парламент наделен отлагательным вето в отношении актов Совета - они могут быть приостановлены по решению абсолютного большинства голосов депутатов. В этом случае Совет может принять свой акт во втором чтении только единогласно. Общей тенденцией является расширение прерогатив Парламента.
	Европейский суд (местопребывание - г. Люксембург) состоит из 13 назначаемых правительствами государств-членов на 6-летний срок судей и генеральных адвокатов. Основной задачей Суда является обеспечение правомерности действий органов Сообществ и правительств государств-членов. Суд является верховной судебной властью в области юрисдикции ЕС. Суд может выносить решения лишь по конкретным делам, представленным на его рассмотрение как органами стран и Сообществ, так и индивидами. Решения его окончательны. Суд обладает функциями международного, конституционного и административного судов. Его практика способствует формированию особого права ЕС.
	Основные органы ЕС по идее должны уравновешивать друг друга, причем предполагается, что Совет обеспечивает национальные интересы, Комиссия - общерегиональные, Парламент - контроль со стороны общественности, а Суд - соблюдение прав ЕС и защиту прав индивидов.
	Наряду с основными органами в рамках ЕС создано большое число различных вспомогательных органов, а также ряд специальных фондов. ЕС поддерживают обширные внешние связи с государствами и международными организациями, участвуют в международных многосторонних конвенциях. ЕС заключено свыше 200 двусторонних и многосторонних соглашений о сотрудничестве, в основном с развивающимися странами. Особое значение имеют периодически возобновляемые многосторонние Ломейские конвенции с участием свыше 60 развивающихся стран Африки, Карибского бассейна и Океании о торгово-экономических отношениях, по которым развивающимся странам предоставляются определенные льготы и финансовое содействие. В соответствии с Ломейскими конвенциями функционируют особые органы: Совет министров, Комитет послов, Консультативная ассамблея и др., имеющие задачей обеспечение выполнения этих конвенций.
	Соглашения об ассоциации с ЕЭС имеют Болгария, Венгрия, Польша, Словакия и Чехия. Известно, что Австрия, Финляндия, Норвегия и Швеция имеют намерение вступить в ЕС*.[* Заявление о вступлении в ЕС подали также Кипр, Мальта, Марокко и Турция.]
	В 1989 году было заключено Соглашение между СССР и ЕЭС и Евратомом о торговле и коммерческом и экономическом сотрудничестве, включающее предоставление сторонами друг другу режима наибольшего благоприятствования. Ведутся переговоры о заключении соглашения России с ЕС.

	Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ) создана в 1960 году семью европейскими странами по инициативе Великобритании с целью обеспечения свободной торговли между странами-членами, но без далеко идущих планов ЕЭС в направлении создания экономического союза. В настоящее время в ЕАСТ участвуют Австрия, Исландия, Лихтенштейн, Норвегия, Швейцария и Финляндия (Великобритания, Дания и Португалия после их вступления в ЕЭС вышли из ЕАСТ). Уже в 1966 году между странами - членами ЕАСТ была создана зона свободной торговли промышленными товарами, без пошлин и количественных ограничений. Что касается сельскохозяйственных товаров и продуктов морского промысла, то взаимная торговля регулируется на основе особых соглашений. Сохраняются национальные таможенные тарифы для торговли с третьими странами. После заключения соглашения между ЕАСТ и ЕЭС с 1977 года создана зона свободной беспошлинной торговли 19 европейских стран (для промышленных товаров). Руководящим органом ЕАСТ является постоянно действующий Совет из представителей стран-членов. Дважды в год его заседания проводятся на уровне министров. Создан также ряд отраслевых и функциональных постоянных комитетов, а также Комитет парламентариев. Секретариат ЕАСТ находится в Женеве.

	Европейское экономическое пространство (ЕЭП). Было учреждено на основе заключенного в 1992 году в Порту соглашения между 12 государствами ЕС и 6 странами ЕАСТ (кроме Швейцарии) о создании европейского экономического пространства, предусматривающего с 1993 года свободное перемещение людей, товаров и капиталов. Предусмотрено образование Совета и Сената (суд) ЕЭП в качестве его органов.

	Североамериканская зона свободной торговли. Создается на основе подписанного в 1992 году договора между США, Канадой и Мексикой. Договор предусматривает постепенную ликвидацию существующих барьеров для торговли между тремя странами континента.

	Региональные организации экономического сотрудничества развивающихся стран. Стремясь использовать в интересах своего экономического развития выгоды от образования крупных и емких рынков, развивающиеся страны (наряду с сотрудничеством со своими бывшими метрополиями и их интеграционными организациями) стремятся к экономическому единению со своими соседями. Такое единение между примерно одинаковыми по уровню экономического развития странами сулит соответствующие интеграционные выгоды. Цели и формы объединений имеют самый широкий диапазон: от построения глубоко интегрированных сообществ до создания организаций лишь с координационно-информационными задачами.
	Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) с участием Брунея, Индонезии, Малайзии, Сингапура, Таиланда, Филиппин осуществляет компетенцию в области политического и экономического сотрудничества. В течение 15 ближайших лет предусматриваются постепенное взаимное снижение таможенных тарифов и создание зоны свободной торговли.
	В Афро-Азиатской организации экономического сотрудничества (АФРАСЕК) участвует около 50 стран Азии и Африки.
	В Карибском сообществе (КАРИКОМ) участвуют страны Карибского бассейна, ставящие перед собой цели создания зоны свободной торговли.
	Латиноамериканская ассоциация интеграции (ЛАЙ) также имеет целью создание зоны свободной торговли.
	"Андская группа" в составе Боливии, Колумбии, Перу, Эквадора и Венесуэлы планирует к 1995 году создать зону свободной торговли.
	Общая Афро-Маврикийская организация (ОКАМ) учреждена с целью создания общего рынка.
	В Организацию экономического сотрудничества (ОЭС) входят Азербайджан, Афганистан, Иран, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан, Турция и Узбекистан.
	В рамках Лиги арабских государств в 1964 году был образован общий рынок арабских стран с целями достижения свободного перемещения товаров, капиталов и рабочей силы.
	Все эти объединения имеют статус межгосударственных организаций с соответствующими руководящими и вспомогательными органами.
	Особым неформальным объединением является так называемая "Группа 77", практически объединяющая все развивающиеся страны и координирующая их позиции на важнейших международных экономических форумах.



ГЛАВА XIX

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

1. Понятие международного научно-технического сотрудничества

	Развитие производительных сил в обществе сопровождается углублением и расширением международного разделения труда, а следовательно, развитием не только политических, экономических и правовых, но и научно-технических связей между государствами, в том числе технологических и промышленных. Это объективно повышает роль международного права в сфере научно-технического сотрудничества.
	В процессе обменов научно-техническими достижениями между государствами совершенствуется механизм правового регулирования международного разделения труда, появляются новые формы научно-технических связей, новые типы международных договоров, позволяющих сотрудничающим сторонам получить максимальную выгоду. К таким договорам относятся соглашения о научно-техническом сотрудничестве и международные программы научно-технического сотрудничества.
	Складывается система универсального международного сотрудничества в области науки, техники и технологии. Ее субъектами являются как государства, так и международные организации. Эта система охватывает: международные научные связи, направленные на решение теоретических и экспериментальных задач фундаментальной и прикладной науки, и международные технические и технологические связи, подготовку кадров; международное содействие выполнению отдельных работ и созданию технологических процессов; обеспечение безопасного использования достижений научно-технического прогресса; предотвращение ущерба окружающей среде.
	Система норм международно-правового регулирования сотрудничества государств в области науки и техники составляет фундамент международного научно-технического сотрудничества.
	Правовые нормы научно-технического сотрудничества формируются в соответствии с общими принципами международного права на базе специальных принципов, складывающихся применительно к области науки и техники.


2. Источники норм и принципов международного научно-технического сотрудничества

	Международный договор в области научно-технического сотрудничества помимо прав и обязанностей сторон включает обычно перечень форм и видов этого сотрудничества.
	Программы научно-технического сотрудничества представляют собой международные договоры особого рода. Это - относительно новая форма взаимодействия и партнерства в области науки и техники.
	Нормы, сформулированные в этих программах, обращены в будущее и устанавливают параметры поведения в области использования достижений науки и техники, выполняя тем самым роль международно согласованного планирования отношений в области науки и техники.
	На основе общих принципов международного права в практике международного научно-технического сотрудничества сложились специфические международно-правовые принципы, отражающие процессы интернационализации научно-технических связей: принцип свободы научных исследований; принцип сотрудничества в применении достижений научно-технического прогресса; принцип научно-технического содействия; принцип разделения сфер научных исследований между отдельными государствами с учетом географических, социальных, экономических и исторических факторов; принцип равноправия в научно-технических связях; принцип эквивалентности при обмене научно-техническими достижениями, включая международный книгообмен; принцип взаимности и др.
	Эти  принципы нашли  отражение  в международных договорах и резолюциях международных организаций. Они отражают тесное взаимодействие международного права и научно-технического развития.
	Критерием правомерности или противоправности применения достижений науки и техники служат как основные принципы и нормы международного права, так и специальные принципы, регулирующие международные научные и технические связи.



3. Международно-правовые формы организации сотрудничества в области науки и техники

	Объективные тенденции к расширению и углублению международного разделения труда в области науки и техники проявляются в различных новых формах международного научно-технического сотрудничества на двусторонней и многосторонней основе. Проводятся многочисленные международные конгрессы, семинары, симпозиумы по всевозможным проблемам фундаментальной и прикладной науки и технологии, осуществляются совместные разработки учеными и научными организациями многих стран.
	Бурно развивается международный рынок научно-технических знаний (купля-продажа патентов, лицензий, технологий, научно-исследовательских, конструкторских работ, "ноу-хау" и др.).
	Влияние научно-технического прогресса на жизнь людей привело к объективной координации национальных систем науки и техники в интересах решения глобальных проблем современности и социального развития. В 1963 году в Женеве состоялась международная Конференция ООН по науке и технике в целях развития. В 1979 году в Вене была проведена вторая Конференция ООН по науке и технике в целях развития. На этих конференциях был выработан Всемирный план действий в области науки и техники, который является программой стратегии ООН в области науки и техники до 2000 года. Этот план рекомендовал учредить на высшем уровне межправительственный комитет по науке и технике в целях развития и создать фонд добровольных взносов, управляемый Программой развития ООН (ПРООН). Всемирный план действий состоит из 65 рекомендаций, разделенных на три группы: рекомендации, относящиеся к укреплению научно-технического потенциала развивающихся стран; рекомендации, касающиеся перестройки существующей структуры международных отношений в области науки и техники; рекомендации по усилению роли системы Организации Объединенных Наций в области науки и техники.
	В соответствии с рекомендациями Венской конференции Генеральная Ассамблея ООН учредила Межправительственный комитет по науке и технике в целях развития и образовала в рамках Секретариата ООН Центр по науке и технике. В 1981 году ООН были приняты меры по созданию Системы финансирования науки и техники в целях развития.
	В 1992 году Экономический и Социальный Совет в соответствии с рекомендациями Генеральной Ассамблеи ООН о перестройке и активизации деятельности Организации Объединенных Наций в экономической, социальной и смежных областях учредил функциональную комиссию по науке и технике в целях развития вместо Межправительственного комитета по науке и технике в целях развития и его вспомогательного органа - Консультативного комитета по науке и технике в целях развития и Центра по науке и технике.
	На региональном уровне под эгидой ООН проводятся международные конференции по отдельным научно-техническим проблемам (по народонаселению в 1974 г. в Дели, по водным ресурсам в 1977 г. в Аргентине, по новым источникам энергии в 1981 г. в Найроби и др.).
	Осуществление комплексных программ научных исследований проводится специализированными учреждениями ООН и другими международными организациями. Таковы программа "Человек и биосфера" в рамках Международного гидрологического года в ЮНЕСКО, "Программа оценки мировых рыбных ресурсов" ФАО и ООН, ряд программ по изучению климата Всемирной метеорологической организации, "Программа Чернобыль" МАГАТЭ и ООН и др.
	В рамках ЮНЕСКО создана Международная система научно-технической информации (ЮНИСИСТ). Исследованиями ряда глобальных проблем науки и техники (в области биологии, химии, электроники, коммуникаций) занимаются МАГАТЭ, ЮНИТАР, Международное агентство по изучению рака и др.
	Научно-техническая помощь развивающимся странам осуществляется ПРООН и специализированными учреждениями ООН, региональными экономическими комиссиями и другими органами и организациями ООН.
	ПРООН осуществляет свою деятельность в трех формах: направление в развивающиеся страны экспертов-консультантов; содействие в передаче технологии в рамках государственного и частного секторов; содействие в подготовке научно-технических кадров путем создания учебных центров, проведения курсов, семинаров и предоставления возможностей обучения в учебных заведениях ООН (Университет ООН, Университет Мира ООН, ЮНИТАР и др.).
	Использование государствами достижений научно-технического развития, углубление международной специализации в этой сфере вытесняют традиционные формы торговли, способствуют утверждению в международном праве новых направлений научно-технического сотрудничества. К ним относятся международные научные связи и сотрудничество в области подготовки кадров как одна из специфических форм содействия развитию науки и техники.
	В практике международного сотрудничества государств и международных организаций в области науки и техники сложились такие его виды, как: координация научно-технических исследований; совместные научно-исследовательские работы; научно-техническое кооперирование; заказные научно-исследовательские работы; обмен технической документацией; обмен образцами и материалами; взаимное командирование специалистов; консультации и экспертиза; аренда научно-технического оборудования; испытание образцов промышленного производства; закупка и продажа лицензий; обмен технологическими процессами; координация купли-продажи лицензий на рынках третьих стран; "ноу-хау"; международный книгообмен; содействие научно-техническим программам международных региональных организаций.
	Различают следующие формы научно-технического сотрудничества: координация, кооперация, ассоциация, гармонизация, региональная интеграция.
	Координация в области науки и техники представляет собой способ выработки государствами общей политики. Результатом координации являются международные программы в сфере совместной научно-технической деятельности.
	Кооперация - это международно-правовая форма организации научных исследований, при которой государства осуществляют научно-исследовательские разработки, связанные общей темой или программой исследований, на основе международного договора или совместной программы.
Ассоциация представляет собой объединение с широкими внешними связями в научно-технической области. Примером таких ассоциаций являются научные объединения в рамках Британского Содружества наций, Движения неприсоединения и Контадорской группы.
	Гармонизация представляет собой более глубокое согласование научно-технической деятельности государств. Международно-правовой акт, преследующий цель гармонизации, устанавливает принципы деятельности, осуществляемой под эгидой соответствующей международной организации. Примером могут служить договоры, действующие в рамках Совета Европы, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Технологическая программа ЕЭС "Эврика" и др.
	Региональная интеграция позволяет обеспечить более тесное сотрудничество на всех уровнях, в том числе непосредственно между коллективами ученых. Такой степени интеграции достигли Скандинавские страны: Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция. В области науки и высшего образования в этих странах установлены единообразные требования к учебным программам; стипендии, гранты и пособия, назначаемые студенту в одной стране, могут быть использованы в высших учебных заведениях другой. В сфере научных исследований возник целый ряд общескандинавских институтов.

	Протоколы, программы и соглашения в области науки и техники. Взаимовыгодное международное сотрудничество в области науки и техники, осуществляемое на двусторонней основе, обеспечивает охрану прав на изобретение и интеллектуальную собственность.
	В последние годы это сотрудничество отражает договоренности, зафиксированные в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года и в Парижской хартии для новой Европы 1990 года. В двусторонних соглашениях о научно-техническом сотрудничестве определяются области сотрудничества, формы, виды и объем научных связей между научными учреждениями договаривающихся сторон. Основной частью таких соглашений являются положения о создании совместных комиссий по научно-техническому сотрудничеству.
	Широкомасштабное сотрудничество государств в области промышленности, науки и техники привело к возрастанию объема обязательств договаривающихся сторон по международным договорам.

	Региональные программы и договоры в области научно-технического развития. Совершенствование интеграционного процесса развития мирового хозяйства, ускорение научно-технического прогресса диктуют использование новых международно-правовых форм.
	Стремление развивающихся стран к организации интеграционных процессов по так называемому принципу "Юг - Юг" объясняет специфику регионального сотрудничества в области науки и техники.
	В 1991 году около двух третей африканских государств создали крупные институционные механизмы для разработки научно-технической политики, многие страны организовали в высших учебных заведениях новые факультеты научных исследований и проектно-конструкторских работ. В рамках Все африканского научного и технического союза подготовлена Программа по использованию достижений науки и техники в целях развития, которая является международным многосторонним региональным договором в этой области.
	В Юго-Восточной Азии и Тихоокеанском регионе достигнут значительный прогресс в создании материально-технической базы, подготовке кадров и в создании научно-технической информационной инфраструктуры. Сложились благоприятные условия для научно-технической деятельности в целях развития. Разработан и подписан всеобъемлющий свод нормативных актов, направленных на развитие науки и техники стран - членов АСЕАН и других интеграционных экономических объединений этого региона. Характерной чертой политики стран этого региона в области науки и техники является отражение программ национального развития в совместных программах.
	В Западной Азии и на Арабском Востоке возрос потенциал научно-исследовательских объектов и конструкторских работ, создано более 150 исследовательских центров, образован региональный информационный центр в области науки и техники, связанный с национальными и международными банками данных. Государства региона предприняли ряд инициатив по разработке региональной программы развития науки и техники для обоснования совместной политики и содействия коллективному самообеспечению в социальном и экономическом развитии.
	В рамках латиноамериканского и карибского экономического интеграционного процесса все страны региона создали на национальном, субрегиональном и региональном уровнях механизмы правового регулирования деятельности в области науки и техники. Например, в Декларации Антигуа 1990 года сформулирован Экономический план действий по Центральной Америке, в котором определяются региональная политика и программа в области развития науки и техники.
	В середине 80-х годов страны - члены ЕЭС предприняли шаги по выработке единой научно-исследовательской политики, определению приоритетных направлений и критериев совместной исследовательской деятельности. В 1984 году была принята специальная программа "Брайт", рассчитанная на стимулирование фундаментальных исследований, ориентированных на создание технических и технологических новшеств для традиционных отраслей промышленности: энергетической, химической, металлообрабатывающей, автомобильной и др. В 1985 году в ЕЭС была принята Программа технологического возрождения Европы "Эврика", которая в будущем будет олицетворять Европейское технологическое сообщество. Основные направления деятельности программы, такие как информационная техника, технология, биотехника, откроют перед человечеством ворота в третье тысячелетие. В программе принимают участие 19 государств. В 1990-1992 годах были заключены рамочные соглашения с рядом восточноевропейских стран о научно-техническом сотрудничестве в рамках программы "Эврика".
	Для координации взаимодействия стран - членов Содружества Независимых Государств (СНГ) по Соглашению о межгосударственном научно-техническом сотрудничестве от 15 мая 1992 г. был создан Межгосударственный научно-технический совет, состоящий из полномочных представителей государств-членов. На него возлагается выполнение следующих функций: согласование предложений по направлениям межгосударственного научно-технического сотрудничества; выбор форм совместной научно-технической деятельности; представление на утверждение государствам - членам Содружества, а при наличии полномочий - утверждение документов по научно-техническому сотрудничеству; принятие решений о формировании рабочих органов Совета; утверждение регламента работы органов и сметы расходов на их содержание. Местопребыванием рабочих органов Совета является г. Киев (Республика Украина).

	Универсальные международные договоры и программы в области науки и техники. Значительный объем научно-технического и технологического сотрудничества и координации деятельности государств в этой области осуществляется в рамках всемирных программ ООН, направленных на использование достижений науки и техники в целях развития. Согласно Заключительным документам Конференции ООН по науке и технике в целях развития 1963 года, осуществление научно-технических программ возложено на Программу развития ООН (ПРООН).
	В рамках реализации Буэнос-Айресского плана действий ООН по развитию и осуществлению технического сотрудничества между развивающимися странами была принята Программа ООН по техническому сотрудничеству развивающихся стран. В 1984 году Центром по науке и технике ООН была принята Система оповещения о новых технологических достижениях (АТАС).
	В уставах многих международных организаций и специализированных учреждений ООН прямо указывается на их научно-технические функции. Почти все международные организации и органы ООН в той или иной степени занимаются обсуждением вопросов науки и техники в качестве одного из аспектов социально-экономического развития.
	В системе ООН в области науки и техники осуществляются следующие функции:
	- разработка политики в области науки и техники (финансируется ПРООН и реализуется ФАО, ЮНЕСКО, ВОИС и Департаментом по экономическому и социальному развитию Секретариата ООН - ДЭСР);
	- прогнозирование направлений научно-технического прогресса (финансируется Фондом ООН для науки и техники в целях развития и реализуется ДЭСР и ЮНИДО);
	- осуществление программ научных исследований (финансируется ПРООН и реализуется ВОЗ, ЮНЕСКО и ЮНИДО);
	- использование результатов научных исследований и разработок на практике (финансируется ПРООН, Фондом ООН по народонаселению - ЮНФПА - и реализуется ЮНИДО, ОАО и ВОЗ);
	- организация региональных и международных связей (финансируется ПРООН, ЮНЕСКО, ЮНИДО, ФАО, ВОЗ и Международным фондом сельскохозяйственного развития - МФСР - и реализуется ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, ФАО, ВОЗ и ЮНИДО);
	- развитие образования и подготовка кадров в области науки и техники финансируются ПРООН. ВОИС. ЮНИСЕФ и МФСР. и реализуются ЮНЕСКО, ВОЗ, МОТ, ФАО, ЮНИДО, ВМО и ВОИС);
	- оценка и приобретение технологий (финансируются ПРООН, ЮНИСЕФ и ЮНФПА и реализуются ДЭСР, ЮНИСЕФ, ВОИС и МФСР);
	- обеспечение деятельности научно-технических работников (финансируется ПРООН и ЮНЕСКО и реализуется ЮНЕСКО);
	- оказание технических услуг (финансируется ПРООН и ЮНИСЕФ и реализуется ЮНИДО, ЮНЕСКО, ВОЗ и ФАО);
	- охрана интеллектуальной собственности (финансируется ПРООН и реализуется ВОИС и ЮНКТАД);
	- информационная деятельность (финансируется ЮНЕСКО и реализуется ЮНЕСКО и ВОИС).



4. Международное сотрудничество в области мирного использования атомной энергии

	XX столетие нередко характеризуется как "атомный век", что связано не только с появлением атомного оружия, но и с развитием атомной энергетики.
	Универсальным центром международного сотрудничества в области мирного использования атомной энергии является Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), Устав которого вступил в силу 29 июля 1957 г. Цель МАГАТЭ - содействовать использованию атомной энергии в мирных целях во всем мире. Методы достижения этой цели охватывают обмен информацией, передачу ядерных материалов, предоставление Агентству услуг, оборудования и приборов, подготовку проектов Агентства, разработку мер безопасности.
	Под эгидой МАГАТЭ была выработана Конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб, принятая на конференции в Вене 21 мая 1963 г. Конвенция исходит из целесообразности эксплуатации ядерных установок (ядерных реакторов, заводов по производству ядерного материала, складов ядерных материалов), но устанавливает абсолютную (т. е. не зависящую от вины) ответственность оператора установки за ущерб, выразившийся в смерти, любом телесном повреждении, в потере имущества или причиненном ему ущербе в результате радиоактивного воздействия.
	МАГАТЭ разрабатывает и принимает стандарты безопасности обращения с ядерными материалами, которые обязательны для всех операций, осуществляемых самим Агентством, а также служат основой для принятия национальных стандартов и правил безопасности. Для государств, получающих от Агентства помощь при создании ядерных объектов, стандарты МАГАТЭ обязательны.
	Агентство имеет программу технической помощи государствам-членам в форме направления на места своих экспертов и предоставления оборудования. Техническая помощь предоставляется на основе двусторонних соглашений между МАГАТЭ и заинтересованными государствами.
Разработанные МАГАТЭ правила по безопасной транспортировке ядерных материалов были включены в ряд международных договоров (например, в Международные правила, касающиеся перевозки опасных грузов по железной дороге, 1967 г.).
	Другим важным органом является функционирующий в рамках ООН Научный комитет по действию атомной радиации. Таким образом, международное право служит делу обеспечения безопасной эксплуатации ядерных источников энергии.
	Другим аспектом международно-правового регулирования является ответственность за ущерб, причиненный "мирным атомом".
	25 мая 1962 г. в Брюсселе была подписана Конвенция об ответственности операторов ядерных судов. Оператором по этой конвенции признается лицо, уполномоченное выдающим лицензию на эксплуатацию судна государством, или само государство, если оно само является эксплуатантом судна с ядерной энергетической установкой. Конвенция также устанавливает объективную ответственность оператора за ущерб, которая ограничена по массе (сумме возмещения). Если оператор не является государством, он обязан застраховать свою ответственность или осуществить иное ее финансовое обеспечение. Это объясняется тем, что верхний предел ответственности составляет весьма значительную сумму - 1,5 млрд. золотых франков (1 золотой франк содержит 65,5 мг золота пробы 900).
	После аварии на Чернобыльской АЭС под эгидой МАГАТЭ в 1986 году были выработаны и заключены Конвенция об оперативном оповещении о ядерной аварии и Конвенция о помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации. Первая конвенция призвана действовать в случае ядерной аварии с трансграничными последствиями. Вторая конвенция определяет условия оказания помощи по ликвидации последствий ядерных аварий или аварийных выбросов радиоактивных материалов.
	В 1988 году вступила в силу разработанная под эгидой МАГАТЭ в 1979 году Международная конвенция о физической защите ядерного материала, участницей которой является и Россия. Конвенция напрашгена на предотвращение несанкционированного использования ядерных материалов в результате их хищения.
На региональном уровне сотрудничество в области мирного использования ядерной энергии наиболее активно осуществляется европейскими странами. В 1960 году 16 западноевропейских стран заключили Парижскую конвенцию об ответственности перед третьей стороной в области ядерной энергии. Конвенция была разработана в рамках Европейского агентства по ядерной энергии. Она устанавливает объективную (не зависящую от противоправности или правомерности действий) ответственность оператора ядерной установки. Оператором считается лицо, назначенное или признанное в этом качестве компетентным государственным органом. Основанием для возмещения ущерба являются сам факт наличия ущерба и доказательство того, что этот ущерб вызван ядерным инцидентом. Конвенция устанавливает максимальный предел суммы ущерба, подлежащей возмещению.
	С 1958 года существует Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом), которое объединяет усилия 14 стран Западной Европы по производству и использованию атомной энергии (Договор о Евратоме был подписан в Риме в 1957 г.). Евратом вошел вместе с Европейским экономическим сообществом и Европейским объединением угля и стали в Европейские Сообщества (ЕС).
	С 1956 года в Дубне (Московская область) работает Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ), созданный в свое время социалистическими странами как международное научно-исследовательское объединение. ОИЯИ действует в соответствии с Соглашением и Уставом института.
	Соглашением 1992 года, подписанным представителями Российской Федерации, США, Японии и Европейских Сообществ, был учрежден Международный научно-технический центр в качестве международной межправительственной организации, которая призвана финансировать и контролировать научно-технические проекты в мирных целях на территории России, а также других заинтересованных государств СНГ и Грузии. Центр планирует содействовать фундаментальным и прикладным исследованиям и техническим разработкам в области разоружения, ликвидации ядерного оружия, охраны окружающей среды, производства энергии и обеспечения безопасности в атомной энергетике.
	Специфика деятельности с использованием ядерных материалов и большое число нормативных актов, регулирующих международное сотрудничество в этой области, позволили ученым-юристам сделать вывод о становлении особой отрасли - международного атомного права (иногда именуется международным ядерным правом).



5. Международное сотрудничество в области использования средств массовой информации

	Так называемый "информационный взрыв", который характерен для XX века, заставил юристов задуматься над тем, не следует ли выделить группу международ-


ГЛАВА XX

МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО

1. Понятие международного морского права

	Издавна пространства морей и океанов служат человечеству в качестве поприща разнообразной деятельности (мореплавания, добычи живых и неживых ресурсов моря, научных исследований и др.). В процессе этой деятельности государства и международные организации вступают в отношения друг с другом, которые регулируются юридическими нормами, взаимосвязанными и составляющими в целом область международно-правового регулирования, называемую международным морским правом.
	Ввиду своеобразия морской деятельности подавляющее большинство норм международного морского права не встречается в других областях международно-правового регулирования. Таковы свобода судоходства в открытом море, право мирного прохода морских судов через территориальные воды иностранных государств, право беспрепятственного транзитного прохода судов и пролета летательных аппаратов через проливы, используемые для международного судоходства, и др.
	Некоторые из норм международного морского права рассматриваются в качестве его принципов ввиду их большого значения для регулирования морской деятельности. Укажем, в частности, на принцип свободы судоходства для всех судов всех государств в открытом море. Этот принцип оказывает определенное воздействие на содержание правового режима территориальных вод, исключительных экономических зон, международных проливов и некоторых других морских пространств. Целесообразно отметить также установленное Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года принципиальное положение о том, что все морские районы и зоны за пределами территориальных вод резервируются конвенцией для использования в мирных целях.
	Международное морское право является органической частью общего международного права: оно руководствуется предписаниями последнего о субъектах, источниках, принципах, праве международных договоров, ответственности и др., а также взаимосвязано и взаимодействует с другими его отраслями (международное воздушное право, космическое право и т. д.). Разумеется, субъекты международного права при осуществлении своей деятельности в Мировом океане, затрагивающей права и обязанности других субъектов международного права, должны действовать не только в соответствии с нормами и принципами международного морского права, но также с нормами и принципами международного права в целом, включая Устав Организации Объединенных Наций, в интересах поддержания международного мира и безопасности, развития международного сотрудничества и взаимопонимания.
	Международное морское право является одной из наиболее древних частей международного права, уходящей своими корнями в эпоху античного мира. Но его кодификация впервые была осуществлена лишь в 1958 году в Женеве I Конференцией ООН по морскому праву, которая одобрила четыре конвенции: о территориальном море и прилежащей зоне; об открытом море; о континентальном шельфе; о рыболовстве и охране живых ресурсов моря. Эти конвенции и в настоящее время имеют силу для участвующих в них государств. Положения этих конвенций в той степени, в которой они декларируют общепризнанные нормы международного права, в частности международные обычаи, должны уважаться и другими государствами. Но при этом надо иметь в виду, что вскоре после принятия Женевских конвенций по морскому праву 1958 года новые факторы исторического развития, в частности появление в начале 60-х годов большого числа независимых развивающихся государств, потребовавших создания нового морского права, отвечающего интересам этих государств, равно как возникновение в результате научно-технической революции новых возможностей освоения Мирового океана и его ресурсов, привели к глубоким изменениям международного морского права. Эти изменения и нашли отражение в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года; которую подписали 157 государств, а также ЕЭС и от имени Намибии Совет ООН по Намибии. Эта конвенция набрала 60 ратификаций, необходимых для ее вступления в силу, и с 16 ноября 1994 г. станет обязательной для ее участников. Многие другие государства соблюдают ее на практике. Помимо указанных выше конвенций международное морское право включает значительное число других международных соглашений и международных обычаев.



2. Классификация морских пространств

	Пространства морей и океанов на нашей планете с международно-правовой точки зрения подразделяются на: 1) пространства, находящиеся под суверенитетом различных государств и составляющие территорию каждого из них; 2) пространства, на которые не распространяется суверенитет ни одного из них.
	Принадлежность части Мирового океана к одному из указанных видов морских пространств определяет, таким образом, правовое положение, или правовой статус, этой части моря. Правовой же статус какого-либо морского пространства оказывает большое воздействие на порядок установления и содержания правового режима, регулирующего деятельность в данном пространстве. При этом, естественно, учитываются и иные обстоятельства, в частности значение соответствующего морского пространства для коммуникаций и различных видов сотрудничества между государствами.
	В состав территории страны, имеющей морское побережье, входят части моря, расположенные вдоль его берегов и именуемые внутренними морскими водами и территориальным морем (или территориальными водами - оба термина равнозначны). В состав территории государств, состоящих полностью из одного и более архипелагов, входят архипелажные воды, расположенные между островами внутри архипелага.
	Внутренние морские воды, территориальное море и архипелажные воды - лишь небольшая часть Мирового океана. Огромные пространства морей и океанов за их пределами не входят в состав территории и не подчинены суверенитету ни одного из государств, то есть имеютиной правовой статус. Однако классификация морских пространств только на основании их правового статуса не носит исчерпывающего характера. Как показывает практика, два, а иногда и более, морских пространства, имеющих одинаковый правовой статус, тем не менее имеют различные правовые режимы, которые регулируют в каждом из них соответствующую деятельность. Правовой режим внутренних морских вод в некоторых важных аспектах отличается от правового режима территориального моря, а правовой режим архипелажных вод не совпадает с правовым режимом ни внутренних вод, ни территориального моря, хотя все эти три части морских вод считаются соответственно водами прибрежного государства, то есть имеют единообразный правовой статус. Еще более пеструю картину можно наблюдать в рамках морских пространств, не подпадающих под суверенитет ни одного из государств и находящихся за пределами территориальных вод. Они состоят из районов, отличающихся друг от друга специфическим правовым режимом (прилежащая зона, исключительная экономическая зона, континентальный шельф и т. д.).
	Указанные обстоятельства учитываются при классификации морских пространств.
	Отдельный вид морских пространств составляют проливы, используемые для международного судоходства. В их пределах находятся воды, имеющие не только различные правовые режимы, но и различный правовой статус. Поэтому сами эти проливы делятся на ряд категорий.
	Своеобразна ситуация с некоторыми важнейшими морскими каналами. Они, будучи искусственными сооружениями прибрежного государства и его внутренними водами, ввиду большого значения для международного судоходства подчинены специфическому международно-правовому режиму.
	Таким образом, правовая классификация морских пространств должна осуществляться с учетом правового статуса и особенностей правового режима конкретного морского пространства. Этот подход соответствует исторически сложившейся традиции и в своей основе опирается также на Конвенцию по морскому праву 1982 года.




3. Внутренние морские воды

	Понятие внутренних морских вод. В состав территории каждого государства, имеющего морское побережье, входят внутренние морские воды. Международные соглашения и национальные законы различных государств относят к ним воды, находящиеся между берегом государства и прямыми исходными линиями, принятыми для отсчета ширины территориального моря.
	Внутренними морскими водами прибрежного государства считаются также: 1) акватории портов, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других сооружений портов; 2) море, полностью окруженное сушей одного и того же государства, а также море, все побережье которого и оба берега естественного входа в него принадлежат одному и тому же государству (например, Белое море); 3) морские бухты, губы, лиманы и заливы, берега которых принадлежат одному и тому же государству и ширина входа в которые не превышает 24 морских миль.
	В том случае, когда ширина входа в залив (бухту, губу, лиман) больше 24 морских миль, для отсчета внутренних морских вод внутри залива (бухты, губы, лимана) проводится от берега к берегу прямая исходная линия в 24 морские мили таким образом, чтобы этой линией было ограничено возможно большее водное пространство.
	Указанные выше правила отсчета внутренних вод в заливах (бухтах, губах и лиманах) не применяются к "историческим заливам", которые, независимо от ширины входа в них, считаются внутренними водами прибрежного государства в силу исторической традиции К таким "историческим заливам" относится, в частности, на Дальнем Востоке залив Петра Великого до линии, соединяющей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотный (ширина входа 102 морские мили). Статус залива Петра Великого как "исторического залива" был определен Россией в 1901 году в правилах морского рыбного промысла в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства, а также в соглашениях России и СССР с Японией по вопросам рыболовства 1907, 1928 и
1944 годов.
	Канада считает своими историческими водами Гудзонов залив (ширина входа около 50 морских миль). Норвегия - Варангер-фьорд (ширина входа 30 морских миль), Тунис - Габесский залив (ширина входа около 50 морских миль).
	В нашей доктрине было высказано мнение о том, что сибирские моря типа Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского могут быть отнесены к историческим морским пространствам, поскольку эти ледовые заливы освоены для мореплавания и поддерживаются в судоходном состоянии на протяжении длительного исторического периода усилиями российских моряков и имеют несравнимое значение для экономики, обороны и защиты природной среды российского побережья. Судоходство по Северному морскому пути, который пролегает по указанным выше сибирским морям и обустроен большими усилиями нашей страны и наших мореплавателей, регулируется как судоходство по национальному морскому пути на недискриминационной основе. Постановлением Совета Министров СССР от 1 июля 1990 г. Северный морской путь открыт для судов всех флагов при соблюдении некоторых правил, в частности касающихся обязательной ледокольно-лоцманской проводки судов ввиду сложной навигационной обстановки и в целях обеспечения безопасности мореплавания в некоторых арктических районах, расположенных в пределах трассы Севморпути.
	Правовой режим внутренних морских вод устанавливается прибрежным государством по его усмотрению. В частности, судоходство и рыболовство во внутренних морских водах, а также научная и изыскательская деятельность регулируются исключительно законами и правилами прибрежного государства. В этих водах иностранцам обычно запрещено заниматься любыми промыслами и исследовательской деятельностью без специального разрешения. Как правило, любые иностранные суда могут заходить во внутренние воды другого государства с разрешения последнего. Исключением являются случаи вынужденного захода судов ввиду стихийного бедствия, а также воды открытых портов.

	Правовой режим морских портов. Акватории морских портов являются частью внутренних морских вод. Поэтому прибрежное государство вправе само определять порядок доступа в свои порты судов других стран, а также порядок их пребывания там. Оно вправе как суверен решать вопрос о том, открывать или нет те или иные свои порты для захода иностранных судов. Этот международный обычай был подтвержден Конвенцией о режиме морских портов, заключенной в Женеве в 1923 году. Ее участниками являются около 40 прибрежных государств.
	Тем не менее в интересах развития международных отношений прибрежные государства открывают многие из своих торговых портов для свободного захода иностранных судов без их дискриминации.
	Согласно Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года, для захода в морские порты иностранных ядерных судов требуется предоставление соответствующему прибрежному государству заблаговременной информации о том, что такой заход не будет угрожать ядерной безопасности.
	Для захода в морские порты иностранных военных кораблей необходимо приглашение прибрежного государства или получение предварительного разрешения, а в некоторых странах требуется уведомить прибрежное государство.
	Все суда во время пребывания в иностранных портах обязаны соблюдать законы и правила, а также распоряжения властей прибрежного государства, в том числе по вопросам пограничного, таможенного, санитарного режимов, взыскания портовых сборов и т. д. Обычно государства заключают между собой договоры о торговле и мореплавании, которые определяют порядок захода и правовой режим пребывания в портах торговых судов договаривающихся государств. При обслуживании иностранных судов и оказании им услуг в портах применяется один из двух принципов: национального режима (предоставление режима, которым пользуются отечественные суда) либо наибольшего благоприятствования (предоставление условий не худших, чем те, которыми пользуются суда какого-либо наиболее благоприятствуемого третьего государства).
	Разрешение уголовных дел, касающихся моряков и других лиц, находящихся на борту иностранных судов при пребывании их в портах, и гражданских дел, связанных с самими указанными судами, их экипажами и пассажирами, относится к компетенции судебных учреждений прибрежного государства. Обычно власти прибрежного государства воздерживаются от осуществления уголовной юрисдикции в отношении моряков иностранных торговых судов в тех случаях, когда это не вызывается интересами прибрежного государства, то есть когда правонарушения, совершенные на борту иностранного торгового судна, не носят тяжкого характера, не затрагивают интересов граждан прибрежного государства, не нарушают общественного спокойствия или общественного порядка в нем или его безопасности, не затрагивают интересов лиц, не принадлежащих к составу экипажа данного судна.
	Согласно международному обычаю и практике государств, во внутренних водах на иностранных судах внутренний распорядок (в частности, отношения между капитаном и экипажем судна) регулируется законами и правилами страны, флаг которой несет судно.
	В 1965 году была заключена Конвенция по облегчению международного судоходства, которая содержит рекомендованные стандарты и практику для упрощения и уменьшения формальностей и документов, касающихся захода судов в иностранные порты, пребывания в них и выхода из них.
	Военные корабли, законно находящиеся в иностранном порту, пользуются иммунитетом от юрисдикции прибрежного государства. Но они обязаны соблюдать законы и правила прибрежного государства, а также соответствующие нормы международного права (запрещение угрозы силой или ее применения, невмешательство и др.).
	Государственные морские невоенные суда, в том числе и торговые, на основе исторически сложившегося давнего обычая также пользовались иммунитетом от иностранной юрисдикции на море. Однако Женевские конвенции 1958 года о территориальном море и прилежащей зоне, а также об открытом море, равно как и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, в отличие от указанного обычая, признают иммунитет лишь за государственными судами, эксплуатируемыми в некоммерческих целях.
	Законодательство ряда государств, в частности США, также включает существенные ограничения иммунитета иностранных государственных торговых судов. В то же время в ряде заключенных СССР двусторонних договоров по вопросам торгового судоходства (с Ганой, Анголой и некоторыми другими странами) имелись положения о признании иммунитета за всеми государственными судами.



4. Территориальное море

	Понятие территориального моря. Морской пояс, расположенный вдоль берега, а также за пределами внутренних морских вод (у государства-архипелага - за архипелажными водами), называется территориальным морем, или территориальными водами. На этот морской пояс определенной ширины распространяется суверенитет прибрежного государства. Внешняя граница территориального моря является морской государственной границей прибрежного государства.
	Основанием для признания за прибрежным государством права на включение территориального моря в состав его государственной территории послужили очевидные интересы этого государства в отношении как защиты своих береговых владений от нападений со стороны моря, так и обеспечения существования и благополучия своего населения за счет эксплуатации морских ресурсов прилегающих районов.
	Суверенитет прибрежного государства распространяется на поверхность и недра дна территориального моря, а также на воздушное пространство над ним. Положения о распространении суверенитета прибрежного государства над территориальным морем содержатся в ст. 1 и 2 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года и ст. 2 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Естественно, что в территориальном море действуют законы и правила, установленные прибрежным государством.
	В территориальном море суверенитет прибрежного государства осуществляется, однако, с соблюдением права иностранных морских судов пользоваться мирным проходом через территориальное море других стран.
	Признание права мирного прохода иностранных судов через территориальное море отличает последнее от внутренних морских вод.

	Ширина территориального моря. Нормальной исходной линией для измерения ширины территориального моря является линия наибольшего отлива вдоль берега. В местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости к нему цепь островов, для проведения исходной линии может применяться метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки.
	При проведении исходных линий не допускается сколько-нибудь заметных отклонений от общего направления берега. Кроме того, система прямых исходных линий не может применяться государством таким образом, чтобы территориальное море другого государства оказалось отрезанным от открытого моря или исключительной экономической зоны.
	На протяжении XIX и до середины XX столетия сложился международный обычай, согласно которому линия внешней границы территориального моря может находиться в пределах от 3 до 12 морских миль от исходных линий для измерения территориального моря. Комиссия международного права отметила в 1956 году, что "международное право не допускает расширения территориального моря за пределы 12 миль". Однако I Конференции ООН по морскому праву из-за разногласий между государствами не удалось зафиксировать это положение в принятой ею Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне. Лишь Конвенция ООН по морскому праву 1982 года впервые в договорном порядке декларировала в качестве универсальной нормы международного права положение о том, что "каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль", отмеряемых от установленных ею исходных линий.
	В настоящее время свыше 110 государств установили ширину территориального моря в пределах до 12 морских миль. Однако около 20 государств имеют ширину, превышающую лимит, установленный международным правом. А более 10 из них (Бразилия, Коста-Рика, Панама, Перу, Сальвадор, Сомали и некоторые другие) односторонними законодательными актами, принятыми до Конвенции ООН по морскому праву, расширили свои территориальные воды до 200 морских миль. По-видимому, решению возникшей таким образом проблемы сможет содействовать вступление в силу Конвенции по морскому праву или ее фактическое осуществление подавляющей частью государств.
	Разграничение территориального моря между противоположными или смежными государствами в соответствующих случаях осуществляется по соглашениям между ними, учитывающим особенности каждого случая. При отсутствии такого соглашения прибрежные государства не могут распространять свое территориальное море за срединную линию.

	Мирный проход иностранных судов через территориальное море. Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года предусматривают право мирного прохода через территориальное море для иностранных судов. Под проходом через территориальное море понимается плавание судов с целью: а) пересечь это море без захода во внутренние воды, а также не вставая на рейде или в портовом сооружении за пределами внутренних вод; б) пройти во внутренние воды или выйти из них либо встать на рейде или в портовом сооружении за пределами внутренних вод. Проход иностранного судна через территориальное море считается мирным, если только им не нарушаются мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства.
	Конвенция ООН по морскому праву указывает, в частности, что проход не является мирным, если проходящее судно допускает угрозу силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства либо любым другим образом в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН, осуществляет маневры или учения с оружием любого вида, любой акт, имеющий целью затронуть оборону или безопасность прибрежного государства, равно как и любой другой акт, не имеющий прямого отношения к проходу (подъем и посадка летательных аппаратов, выгрузка и погрузка товаров, валют, лиц, загрязнение моря, рыбная ловля и т. д.).
	Прибрежное государство вправе принимать в своем территориальном море необходимые меры для недопущения прохода, который не является мирным. Оно может также без дискриминации между иностранными судами временно приостановить в определенных районах своего территориального моря осуществление права мирного прохода иностранных судов, если такое приостановление существенно важно для охраны его безопасности, включая проведение учений с использованием оружия. Такое приостановление вступает в силу только после должного оповещения о нем (дипломатическим путем или через "Извещения мореплавателям", или иным образом).
	По Конвенции при осуществлении права мирного прохода через территориальное море иностранные суда обязаны соблюдать законы и правила, принимаемые прибрежным государством в соответствии с положениями Конвенции и другими нормами международного права. Эти правила могут касаться: безопасности судоходства и регулирования движения судов; сохранения ресурсов и предотвращения нарушения рыболовных правил прибрежного государства; защиты окружающей среды; морских научных исследований и гидрографических съемок; таможенного, санитарного, фискального и иммиграционного режимов.
	Правила прибрежного государства не должны, однако, относиться к проектированию, конструкции, комплектованию экипажа или оборудованию иностранных судов, если они не вводят в действие общепринятые международные нормы и стандарты. Следовательно, прибрежное государство не может по своему усмотрению определять технические характеристики судов, проходящих через его территориальное море, или порядок комплектования их экипажей и на этом основании регламентировать право мирного прохода.
	Но иностранные суда при проходе должны соблюдать все законы и правила, а также общепринятые международные правила, касающиеся предотвращения столкновения в море.
	Прибрежное государство в случае необходимости и с учетом безопасности судоходства может потребовать от иностранных судов, осуществляющих право мирного прохода через его территориальное море, пользоваться морскими коридорами и схемами разделения движения, которое оно может установить или предписать (с учетом рекомендаций компетентных международных организаций). Требование строго следовать по таким морским коридорам может быть выдвинуто в отношении танкеров или судов с ядерными двигателями или судов, провозящих ядовитые или опасные вещества и материалы.
	Иностранные суда не могут облагаться никакими сборами лишь за их проход через территориальное море.

	Уголовная и гражданская юрисдикция в отношении торговых судов и государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях. Уголовная юрисдикция прибрежного государства не осуществляется на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода, за исключением следующих случаев:
	а) если последствия преступления распространяются на прибрежное государство;
	б) если совершенное преступление нарушает спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море;
	в) если капитан судна, дипломатический агент или консульский чиновник государства флага обратится к местным властям с просьбой об оказании помощи;
	г) если такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами.
	Изложенные выше положения не затрагивают права прибрежного государства принимать любые меры, разрешаемые его законами, для ареста или расследования на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод.
	Прибрежное государство не должно останавливать проходящее через территориальное море иностранное судно или изменять его курс с целью осуществления гражданской юрисдикции в отношении лица, находящегося на его борту. Оно может применять в отношении такого судна взыскания или арест по любому гражданскому делу только по обязательствам или в силу ответственности, принятой или навлеченной на себя этим судном во время или для прохода его через воды прибрежного государства. Прибрежное государство может осуществлять гражданскую юрисдикцию в отношении иностранного судна, находящегося на стоянке в территориальном море или проходящего через территориальное   море   после выхода из внутренних вод.
	Государственные суда, используемые для некоммерческих целей, пользуются иммунитетом от уголовной и гражданской юрисдикции прибрежного государства.
	Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне, а также Конвенция ООН по морскому праву предусматривают право мирного прохода иностранных военных кораблей через территориальное море. Однако первая предоставила ее участникам право делать оговорки, в том числе в отношении мирного прохода военных кораблей, вторая же не допускает такого рода оговорок, но содержит четкую регламентацию мирного прохода, о чем говорилось выше.
	Военные корабли в территориальном море, как и в других районах Мирового океана, пользуются иммунитетом  от действия  властей  прибрежного  государства. Но, если иностранный военный корабль не соблюдает законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, и игнорирует любое обращенное к нему требование об их соблюдении, прибрежное государство может потребовать от него немедленно покинуть территориальное море. Это конвенционное требование, разумеется, должно быть немедленно выполнено, а любые возникающие в связи с этим вопросы должны быть урегулированы дипломатическим путем.   Такие вопросы возникли,  в  частности,  в   1986 и   1988   годах   в  связи   с   заходом   военных   кораблей ВМС   США   в   тогдашние   советские   территориальные воды в Черном море. В результате стороны в 1989 году договорились о "едином толковании норм международного права", регулирующих мирный проход.
	В соответствии с указанным документом они, наряду с другими положениями, согласились считать, что в районах территориального моря, где не предписаны морские коридоры или схемы разделения движения, суда пользуются тем не менее правом мирного прохода. В одновременно состоявшемся обмене письмами США заявили о том, что они без ущерба для их общей позиции по вопросу о мирном проходе "не имеют намерения осуществлять мирный проход американских военных кораблей через территориальное море Советского Союза в Черном море".



5. Морские пространства за пределами территориального моря

	Понятие открытого моря в историческом развитии.
Пространства морей и океанов, которые находятся за пределами территориального моря и не входят, следовательно, в состав территории ни одного из государств, традиционно именовались открытым морем. И хотя отдельные части этих пространств (прилежащая зона, континентальный шельф, исключительная экономическая зона и т. д.) имеют различный правовой режим, все они имеют одинаковый правовой статус: они не подчинены суверенитету какого-либо государства. Исключение открытого моря из-под действия суверенитета государства или группы государств было составной частью единого исторического процесса, сопровождавшегося одновременно признанием за каждым из государств права свободно пользоваться открытым морем.
	Этот процесс оказался длительным и сложным, а возник он в результате потребностей государств в осуществлении свободы морских сношений для обмена производимыми товарами и доступа к заморским источникам сырья.
	Идеи о свободном пользовании морем и недопустимости распространения на моря и океаны власти отдельных государств высказывались достаточно широко еще в XVI-XVII столетиях. Наиболее глубокое по тем временам обоснование эта точка зрения получила в книге выдающегося голландского юриста Гуго Греция "Свободное море" (1609 г.). Но всеобщее признание принцип свободы открытого моря получил только в начале XIX века. Его повсеместному утверждению долго препятствовала Великобритания, претендовавшая, часто не без успеха, на роль "владычицы морей".
	В течение нескольких столетий под свободой открытого моря понималась прежде всего свобода мореплавания и морского рыболовства. Но с течением времени содержание понятия свободы открытого моря уточнялось и изменялось, хотя само открытое море оставалось при этом не подвластным ни одному из государств.
	В связи с достижениями науки и техники и появлением новых видов деятельности государств в Мировом океане традиционные свободы открытого моря во второй половине XIX и в начале XX века значительно расширились и пополнились. Они стали включать свободу прокладки по дну морей подводных телеграфно-телефонных кабелей, а также трубопроводов, свободу полетов в воздушном пространстве над открытым морем.
	Сложившиеся к середине XX столетия понятия, а также положения, составляющие правовой режим открытого моря, были декларированы в Конвенции об открытом море 1958 года. В ней было указано: "Слова "открытое море" означают все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства" (ст. 1). Далее говорилось, что "никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету" и "открытое море открыто для всех наций", то есть находится в свободном пользовании всех государств. Раскрывая содержание последнего положения, Конвенция определила, что свобода открытого моря включает, в частности: 1) свободу судоходства; 2) свободу рыболовства; 3) свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы и 4) свободу полетов над открытым морем (ст. 2). Свобода открытого моря включала также свободу морских научных исследований. Однако новые факторы исторического развития привели к принятию в 1982 году всеобъемлющей Конвенции ООН по морскому праву. Новая Конвенция внесла в правовой режим открытого моря ряд крупных изменений. Она предоставила прибрежным государствам право устанавливать за пределами территориального моря в прилегающем к нему районе открытого моря исключительную экономическую зону шириной до 200 морских миль, в которой признаются суверенные права прибрежного государства на разведку и разработку естественных ресурсов зоны. Свобода рыболовства и свобода научных исследований в исключительной экономической зоне были упразднены и заменены новыми положениями. За прибрежным государством была признана юрисдикция в отношении сохранения морской среды и создания искусственных островов и установок.
	Конвенция ООН по морскому праву, кроме того, по-новому определила понятие континентального шельфа, ввела понятие "район морского дна за пределами континентального шельфа", а также установила порядок разведки и разработки естественных ресурсов в пределах этих пространств.

	Правовой режим морских пространств за пределами территориального моря. Предоставив прибрежным государствам ряд весьма существенных прав на ресурсы, защиту морской среды и регулирование научных исследований в пределах исключительной экономической зоны, Конвенция ООН по морскому праву вместе с тем не изменила правового статуса морских пространств за пределами территориального моря, подтвердив, что никакое государство не вправе претендовать на подчинение этих пространств своему суверенитету. Она сохранила в них, кроме того, за всеми государствами право пользования свободами судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и другими узаконенными в международном порядке правами и видами использования открытого моря (ст. 58, 78, 89, 92, 135 и др.).
	В морских пространствах за внешней границей территориальных вод суда, как и раньше, подчиняются исключительной юрисдикции государства, под флагом которого они плавают. Никакой иностранный военный, пограничный или полицейский корабль или любое другое иностранное судно не вправе препятствовать судам других государств пользоваться на законных основаниях свободами открытого моря или применять к ним принудительные меры. Из данного принципа допускаются строго ограниченные изъятия, применяемые в конкретных, четко определенных международным правом случаях.
	Эти исключения, принятые всеми государствами, имеют целью обеспечить соблюдение в этих частях Мирового океана норм международного права и безопасность мореплавания в общих интересах. Так, за пределами территориальных вод военный корабль или военный летательный аппарат любого государства, равно как и другое судно и летательный аппарат, уполномоченные для этой цели своим государством, могут захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, арестовать находящихся на них лиц для последующего преследования в судебном порядке виновных в совершении актов пиратства в открытом море - насилия, задержания или грабежа, осуществленных экипажем в личных целях.
	Помимо указанных выше случаев досмотр или задержание иностранного судна здесь могут иметь место на основе конкретного соглашения между государствами. В качестве примера назовем действующую Международную конвенцию об охране подводных кабелей 1984 года, которая предоставляет военным и патрульным судам государств, участвующих в Конвенции, останавливать невоенные суда под флагом государств - участников Конвенции по подозрению в повреждении подводного кабеля, а также составлять протоколы о нарушении Конвенции. Такие протоколы передаются государству, под флагом которого плавает судно-нарушитель, для его привлечения к ответственности. Конвенция ООН по морскому праву предусматривает также обязанность государств сотрудничать в дресечении перевозки рабов на морских судах, незаконной торговли наркотиками и психотропными веществами, осуществляемых судами в открытом море в нарушение международных конвенций, а также несанкционированного вещания из открытого моря в нарушение международных обязательств.
	Однако если задержание или досмотр судна или летательного аппарата по подозрению в незаконных действиях окажутся необоснованными, то задержанному судну должны быть возмещены любые убытки или ущерб. Это положение применяется и в отношении права преследования.
	Международное право традиционно признавало за прибрежным государством право преследовать или арестовывать в открытом море иностранное судно, нарушившее его законы и правила во время пребывания этого судна во внутренних водах, территориальном море или прилегающей зоне этого государства. Это право Конвенцией ООН по морскому праву распространено и на нарушения законов и правил прибрежного государства, касающихся континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Преследование должно вестись по "горячим следам", то есть оно может начаться в момент, когда судно-нарушитель соответственно находится во внутренних водах, территориальном море, прилежащей зоне, в водах, покрывающих континентальный шельф, или в исключительной экономической зоне прибрежного государства, и должно осуществляться непрерывно. При этом преследование "по горячим следам" прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своей страны или третьего государства. Продолжение преследования в чужом территориальном море было бы несовместимо с суверенитетом государства, которому принадлежит это море.
	Военные корабли, а также суда, принадлежащие государству (или эксплуатируемые им) и состоящие на государственной службе, пользуются за внешней границей территориального моря полным иммунитетом от принудительных действий и юрисдикции какого-либо иностранного государства.

	Использование морских пространств в мирных целях и обеспечение безопасности мореплавания. Конвенция ООН по морскому праву установила, что морские воды за пределами территориального моря и международный район морского дна резервируются для использования в мирных целях. Это по меньшей мере означает, что в указанных морских районах государствами не должны допускаться какие-либо агрессивные, враждебные или провокационные действия друг против друга.
	Обеспечению мирной деятельности и мирных отношений на морях и океанах содействует и ряд других международных соглашений, которые частично или целиком направлены на решение этой проблемы. К ним относятся, в частности, Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 года, Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года, Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного воздействия на природную среду 1977 года, а также Договор о создании безъядерной зоны в южной части Тихого океана 1985 года (Договор Раротонга).
	Здесь действуют заключенные еще Советским Союзом двусторонние соглашения с США, Великобританией, ФРГ, Италией, Францией, Канадой и Грецией о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод. Эти соглашения предписывают военным кораблям участников соглашений во всех случаях находиться на достаточном удалении друг от друга, чтобы избегать риска столкновений, они обязывают военные корабли и воздушные суда не предпринимать имитаций атак или имитаций применения оружия, не проводить маневров в районах интенсивного судоходства, а также не допускать некоторых других действий, могущих повести к возникновению инцидентов на море и в воздушном пространстве над ним. Запрещенные соглашениями действия не должны применяться также и в отношении невоенных морских и воздушных судов.
	Помимо военной стороны безопасность мореплавания включает и иные аспекты, касающиеся охраны человеческой жизни на море, предупреждения столкновений судов, спасания, конструкции и оборудования судов, комплектования экипажей, пользования сигналами и связью. В частности, морские государства неоднократно заключали с учетом развития и изменения условий мореплавания соглашения об охране человеческой жизни на море. Последний вариант Конвенции об охране человеческой жизни на море был одобрен на конференции, созванной Межправительственной морской организацией (с 1982 г.- Международная морская организация) в Лондоне в 1974 году. В Конвенции и Протоколе к ней 1978 года установлены обязательные положения, касающиеся конструкции судов, противопожарной безопасности, спасательных средств, достаточных для обеспечения всех пассажиров и членов судовой команды в случае аварии или возникшей опасности, состава экипажа, правил плавания ядерных судов и др. В Конвенцию 1974 года и Протокол 1978 года в последующем были внесены поправки, учитывающие технические достижения в этой области.
	Действующие в настоящее время Международные правила предупреждения столкновения судов были приняты в 1972 году. В них определен порядок пользования сигналами (флажными, звуковыми или световыми), применения радиолокаторов, расхождения и скорости судов при их сближении и др. Вопросы спасания на море регулируются Конвенцией по поиску и спасанию на море 1979 года и Конвенцией о спасании 1989 года.
	Общие положения, относящиеся к обязанностям государства в отношении обеспечения безопасности плавания судов, плавающих под его флагом, оказания помощи и ответственности в случае столкновения, содержатся в Конвенции об открытом море 1958 года и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.
	Начиная с середины 80-х годов текущего столетия участились случаи совершения преступных актов, направленных против безопасности морского судоходства, которые квалифицируются как терроризм на море (захват судна силой или путем угрозы силой, убийства или взятие заложников на захваченных судах, разрушение оборудования на судах или их уничтожение). Такие акты совершаются во внутренних водах, в территориальном море и за его пределами. Эти обстоятельства побудили международное сообщество заключить в 1988 году Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против стационарных платформ на континентальном шельфе. Указанные соглашения предусматривают меры борьбы с терроризмом на море, возлагая на их участников осуществление этих мер.

	Охрана морской среды. Принципиально важные положения, формулирующие обязанности государств по защите и сохранению морской среды, содержатся в Конвенции ООН по морскому праву. Они касаются предотвращения и сокращения загрязнения морской среды из источников, находящихся на суше, в результате деятельности на морском дне, загрязнения с морских судов, а также путем захоронения токсичных, вредных и ядовитых веществ или загрязнения из атмосферы или через нее.
	Государствами были заключены специальные конвенции по борьбе с загрязнением моря нефтью. Это, в частности, Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 года, Конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения моря нефтью 1969 года, Международная конвенция о вмешательстве в открытом море в случаях аварий, приводящих к загрязнению моря нефтью 1969 года, которая в 1973 году была дополнена Протоколом о вмешательстве в открытом море в случаях загрязнения веществами иными, чем нефть.
	В 1973 году вместо упомянутой выше Конвенции 1954 года с учетом интенсивности судоходства и появления новых источников загрязнений была заключена новая Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью и другими жидкими веществами. Она ввела "особые районы", в которых полностью запрещен сброс нефти и ее отходов (Балтийское море с проливной зоной, Черное и Средиземное моря и некоторые другие). В 1982 году новая конвенция вступила в силу.
	В 1972 году была заключена Конвенция по предотвращению загрязнения моря с судов (имеется в виду сброс отходов и материалов, содержащих ртуть, радиоактивные вещества, отравляющие газы и подобные опасные вещества). Конвенция приравнивает к сбросу преднамеренное затопление судов, самолетов, платформ и других сооружений.
	Предотвращению загрязнения морской среды радиоактивными отходами содействуют также Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах и Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения.




6. Прилежащая зона

	Начиная с середины XIX века некоторые страны, у которых ширина территориального моря составляла 3-4-6 морских миль, стали устанавливать дополнительную морскую зону за пределами своего территориального моря для осуществления в ней контроля с целью обеспечения выполнения иностранными судами иммиграционных, таможенных, фискальных и санитарных правил. Такие зоны, прилегающие к морской территории прибрежного государства, получили название прилежащих зон.
	Суверенитет прибрежного государства на эти зоны не распространяется, и они сохранили статус открытого моря. Поскольку такие зоны создавались для конкретных и четко поименованных целей, а также не выходили за пределы 12 морских миль, то их установление не вызывало возражений.
Право прибрежного государства устанавливать прилежащую зону в таком виде и в пределах до 12 морских миль получило закрепление в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года (ст. 24).
	Конвенция ООН по морскому праву 1982 года тоже признает право прибрежного государства на прилежащую зону, в которой оно может осуществлять контроль, необходимый для: а) предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря; б) наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря   (п.   1 ст. 33).
	Однако Конвенция ООН по морскому праву, в отличие от Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, указывает, что прилежащая зона не может распространяться за пределы 24 морских миль, отсчитываемых от исходных линий для измерения ширины территориального моря. Это означает, что прилежащую зону могут устанавливать также и те государства, у которых ширина территориального моря достигает 12 морских миль.



7. Континентальный шельф

	Под континентальным шельфом с геологической точки зрения понимается подводное продолжение материка (континента) в сторону моря до его резкого обрыва или перехода в материковый склон.
	С международно-правовой точки зрения под континентальным шельфом понимается морское дно, включая его недра, простирающееся от внешней границы территориального моря прибрежного государства до установленных международным правом пределов.
	Вопрос о континентальном шельфе в международно-правовом плане возник, когда выяснилось, что в недрах шельфа находятся залежи минерального сырья, ставшие доступными для добычи.
	На I Конференции ООН по морскому праву в 1958 году была принята специальная Конвенция о континентальном шельфе, признавшая суверенные права прибрежного государства над континентальным шельфом в целях разведки и разработки его естественных богатств, в том числе минеральных и других неживых ресурсов поверхности и недр морского дна, живых организмов "сидячих видов" (жемчуг, губки, кораллы и др.), прикрепленных к морскому дну или передвигающихся по нему или под ним в надлежащий период своего развития. К последним видам были отнесены также крабы и другие ракообразные.
	Конвенция предусмотрела право прибрежного государства при осуществлении разведки и разработки естественных богатств континентального шельфа возводить необходимые сооружения и установки, а также создавать вокруг них 500-метровые зоны безопасности. Эти сооружения, установки и зоны безопасности не должны устанавливаться, если это может создать препятствия для использования признанных морских путей, имеющих существенное значение для международного судоходства.
	В Конвенции сказано, что под континентальным шельфом понимаются поверхность и недра морского дна подводных районов вне зоны территориального моря до глубины 200 м или за этим пределом до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов. Такое определение континентального шельфа могло дать прибрежному государству основание распространять по мере роста его технических возможностей по добыче ресурсов шельфа свои суверенные права на неопределенно широкие морские районы. В этом состоял существенный недостаток данного определения.
	На III Конференции по морскому праву были приняты цифровые пределы для установления внешней границы континентального шельфа. Конвенция ООН по морскому праву определила континентальный шельф прибрежного государства как "морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние" (п. 1 ст. 76).
	В тех случаях, когда подводная окраина материка шельфа прибрежного государства простирается более чем на 200 морских миль, прибрежное государство может относить внешнюю границу своего шельфа за пределы 200 морских миль с учетом местонахождения и реальной протяженности шельфа, но при всех обстоятельствах внешняя граница континентального шельфа должна находиться не далее 350 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины 2500 м (п. 5 ст. 76).
	В соответствии с Конвенцией создается Комиссия по границам континентального шельфа. Границы, установленные прибрежным государством на основе рекомендаций указанной Комиссии, являются окончательными и для всех обязательны.
	Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над ними. Следовательно, осуществление этих прав не должно вести к ущемлению свободы судоходства и свободы полетов над континентальным шельфом.
	Кроме того, все государства вправе прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе. При этом определение трассы для их прокладки осуществляется с согласия прибрежного государства.
	Научные исследования на континентальном шельфе в пределах 200 морских миль могут производиться с согласия прибрежного государства. Однако оно не может по своему усмотрению отказать другим странам в согласии на проведение морских исследований на континентальном шельфе за пределами 200 морских миль, за исключением тех районов, в которых им ведутся или будут проводиться операции по детальной разведке природных ресурсов.
	Как правило, прибрежные государства регламентируют разведку и разработку природных ресурсов и научную деятельность на прилежащих шельфах своими национальными законами и правилами.



8. Исключительная экономическая зона

	Вопрос о создании за пределами территориального моря в прилегающем непосредственно к нему районе исключительной экономической зоны возник на рубеже 60-70-х годов нашего столетия. Инициатива постановки его исходила от развивающихся стран, которые считали, что в сложившихся условиях огромного технического и экономического превосходства развитых государств принцип свободы рыболовства и добычи минеральных ресурсов в открытом море не отвечает интересам стран "третьего мира" и выгоден только морским державам, имеющим необходимые экономические и технические возможности, а также крупный и современный рыболовный флот. По их мнению, сохранение свободы рыболовства и других промыслов было бы несовместимо с идеей создания нового, справедливого и равноправного экономического порядка в международных
отношениях.
	После определенного периода возражений и колебаний, длившегося около трех лет, крупные морские державы приняли в 1974 году концепцию исключительной экономической зоны при условии решения вопросов морского права, рассматривавшихся III Конференцией ООН по морскому праву, на взаимоприемлемой основе. Такие взаимоприемлемые решения в результате многолетних усилий были найдены Конференцией и включены ею в Конвенцию ООН по морскому праву.
	В соответствии с Конвенцией экономическая зона представляет собой район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему, шириной до 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. В этом районе установлен специфический правовой режим. Конвенция предоставила прибрежному государству в исключительной экономической зоне суверенные права в целях разведки и разработки естественных ресурсов, как живых, так и неживых, а также права в отношении других видов деятельности в целях экономической разведки и разработки указанной зоны, таких как производство энергии путем использования воды, течений и ветра.
	Конвенция предусматривает право других государств при определенных условиях участвовать в промысле живых ресурсов исключительной экономической зоны. Однако это право может быть осуществлено только по соглашению с прибрежным государством.
	За прибрежным государством признана также юрисдикция в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований и сохранения морской среды. Морские научные исследования, создание искусственных островов, установок и сооружений для экономических целей могут осуществляться в исключительной экономической зоне другими странами с согласия прибрежного государства.
	В то же время другие государства, как морские, так и не имеющие выхода к морю, пользуются в исключительной экономической зоне свободами судоходства, полетов над ней, прокладки кабелей и трубопроводов и другими узаконенными видами использования моря, относящимися к этим свободам. Указанные свободы осуществляются в зоне как в открытом море. На зону распространяются также другие правила и нормы, регулирующие правопорядок в открытом море (исключительная юрисдикция государства флага над своим судном, допустимые изъятия из нее, право преследования, положения о безопасности мореплавания и т. д.). Никакое государство не вправе претендовать на подчинение экономической зоны своему суверенитету. Это важное положение применяется без ущерба для соблюдения других положений правового режима исключительной экономической зоны.
	В связи с этим следует обратить внимание на то обстоятельство, что Конвенция предписывает, чтобы прибрежное государство и другие государства при осуществлении своих прав и обязанностей в зоне должным образом учитывали права и обязанности друг друга и действовали соответственно положениям Конвенции.
	Еще в разгар работы III Конференции ООН по морскому праву значительное число государств, опережая ход событий и пытаясь направить их по нужному руслу, приняли законы об установлении вдоль своих берегов рыболовных или экономических зон шириной до 200 морских миль. В конце 1976 года, почти за шесть лет до окончания Конференции, США, Великобритания, Франция, Норвегия, Канада, Австралия и ряд других стран, включая развивающиеся, приняли такого рода законы.
	В этих условиях районы морей и океанов, открытые для свободного рыболовства, в том числе у советских берегов, могли бы стать зонами опустошительного промысла. Такое очевидное и нежелательное развитие событий заставило законодательные органы СССР принять в 1976 году Указ "О временных мерах по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства в морских районах, прилегающих к побережью СССР". Эти меры были приведены в соответствие с новой конвенцией Указом "Об экономической зоне СССР" в 1984 году.
	В настоящее время свыше 80 государств имеют исключительные экономические или рыболовные зоны шириной до 200 морских миль. Правда, законы некоторых из этих государств пока не полностью соответствуют положениям Конвенции ООН по морскому праву. Но эта ситуация будет изменяться по мере дальнейшего укрепления режима, предусмотренного Конвенцией.
	Конвенционные положения об исключительной экономической зоне являются компромиссными. Они иногда подвергаются неоднозначному толкованию. Так, некоторые зарубежные авторы, в частности из развивающихся государств, высказывают точку зрения о том, что исключительная экономическая зона ввиду присущего ей специфического правового режима, включающего значительные права прибрежного государства, не является ни территориальным морем, ни открытым морем. Справедливо отмечая специфичность правового режима исключительной экономической зоны, который включает важные функциональные или целевые права прибрежного государства и значительные элементы правового режима открытого моря, авторы этой точки зрения не дают ясного ответа на вопрос о пространственном статусе исключительной экономической зоны и не принимают во внимание положений ст. 58 и 89, указывающих на применимость к исключительной экономической зоне важных свобод и правового статуса открытого моря.



9. Части открытого моря за пределами исключительной экономической зоны

	На части моря, расположенные за пределами исключительной экономической зоны в сторону моря от берега, Конвенция ООН по морскому праву распространяет действие правового режима, который традиционно применялся к открытому морю. В этих морских пространствах все государства на основе равенства пользуются с учетом других положений Конвенции такими свободами открытого моря, как свобода судоходства, прокладки подводных кабелей и трубопроводов, рыболовства, научных исследований.
	В отношении свободы научных исследований и прокладки кабелей и трубопроводов предусмотрены небольшие исключения, относящиеся только к районам континентального шельфа прибрежных государств, выходящим за пределы 200 морских миль. Эти исключения предусматривают, что определение трасс для прокладки подводных кабелей и трубопроводов на континентальном шельфе прибрежного государства, равно как и проведение научных исследований в тех районах шельфа, где ведутся или будут проводиться прибрежным государством операции по разработке или детальной разведке природных ресурсов, могут иметь место с согласия прибрежного государства.
	За пределами исключительной экономической зоны и за внешней границей континентального шельфа в тех случаях, когда его ширина более 200 морских миль, Конвенцией вводится новая свобода - возводить искусственные острова и другие установки, допускаемые международным правом (п. 1 d ст. 87). Слова "допускаемые международным правом" означают, в частности, запрещение возводить искусственные острова и установки для размещения на них ядерного оружия и другого оружия массового уничтожения, поскольку такие действия несовместимы с Договором о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения от 11 февраля 1971 г.
	Конвенция содержит и некоторые другие новеллы, дополняющие традиционно существующий в открытом море правопорядок. Так, она запрещает вещание в нарушение международных правил радио или телевизионных программ с судна или установки, предназначенных для приема населением. Лица и суда, занимающиеся несанкционированным вещанием, могут быть арестованы и привлечены к ответственности в суде: государства флага судна; государства регистрации установки; государства, гражданином которого является обвиняемое лицо; любого государства, где могут приниматься передачи. Указанный запрет включает также исключительную экономическую зону.
	Существенное внимание Конвенция уделила вопросам сохранения живых ресурсов в водах открытого моря, в которых сохранен принцип свободы рыболовства, осуществляемой здесь с учетом договорных обязательств государств, а также предусмотренных Конвенцией прав, обязанностей и интересов прибрежных государств. В соответствии с Конвенцией все государства должны принимать в отношении своих граждан такие меры, какие окажутся необходимыми для сохранения ресурсов открытого моря. Государства должны также в этих же целях сотрудничать друг с другом непосредственно или в рамках субрегиональных или региональных организаций по рыболовству.
	Еще в ходе работы III Конференции ООН по морскому праву стали возникать такого рода организации, уставы которых учитывали новую правовую ситуацию в области рыболовства. Так, с 1979 года действует Организация по рыболовству в Северо-Западной Атлантике, а в 1980 году была создана аналогичная организация для Северо-Восточной Атлантики. Продолжает действовать с 1969 года, но с учетом введения экономических зон, Международная комиссия по рыболовству в Юго-Восточной Атлантике.
	Районы деятельности этих организаций охватывают как исключительные экономические зоны, так и воды открытого моря за их пределами. Но принимаемые ими рекомендации по регулированию рыболовства и сохранению рыбных ресурсов в исключительных экономических зонах могут осуществляться только с согласия соответствующих прибрежных государств.
	Государствами приняты также меры по урегулированию промысла отдельных ценных видов рыб. Конвенция 1982 года содержит, в частности, специальные правила о промысле и сохранении лососевых (анадромных) видов. Промысел лососевых разрешается только в исключительных экономических зонах, а за их внешней границей - лишь в исключительных случаях и по достижении соглашения с государством происхождения лососевых рыб, то есть с государством, в реках которого нерестятся эти рыбы. В дальневосточных реках России нерестятся, как известно, многие виды лососевых. С учетом принципа взаимности Россия разрешает на основе ежегодных договоренностей, зафиксированных в протоколах, японским рыбакам вести промысел лососевых, нерестящихся в российских реках, в северо-западной части Тихого океана, но в границах определенных участков моря и при соблюдении установленных квот.



10. Международный район морского дна

	В результате научно-технического прогресса оказались досягаемыми для эксплуатации не только природные ресурсы континентального шельфа, но и глубоководные залежи минералов, находящихся на морском дне и в его недрах за пределами континентального шельфа. Реальная перспектива их добычи породила проблему правового регулирования эксплуатации природных ресурсов района Мирового океана, который получил название международного района морского дна, за пределами действия национальной юрисдикции или, говоря точнее, за пределами континентального шельфа.
	Конвенция ООН по морскому праву 1982 года провозгласила международный район морского дна и его ресурсы "общим наследием человечества". Естественно, что правовой режим этого района и эксплуатации его ресурсов в соответствии с указанным положением может определяться только всеми государствами совместно.
	В Конвенции указано, что финансовые и экономические выгоды, получаемые от деятельности в международном районе, должны распределяться на основе принципа справедливости, с особым учетом интересов и нужд развивающихся государств и народов, которые еще не достигли полной независимости или иного статуса самоуправления. Такое распределение доходов, получаемых от деятельности в международном районе, не потребует прямого или обязательного участия в этой деятельности неготовых к ней развивающихся государств.
	Деятельность в районе осуществляется, как сказано в ст. 140 Конвенции, на благо всего человечества.
	Определяя правовое положение международного района, Конвенция устанавливает, что "ни одно государство не может претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части района или его ресурсов и ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может присваивать какую бы то ни было их часть" (ст. 137).
	Все права на ресурсы района принадлежат всему человечеству, от имени которого будет действовать Международный орган по морскому дну. Деятельность в международном районе организуется, осуществляется и контролируется этим Органом (ст. 153).
	Добыча ресурсов в районе будет осуществляться самим Международным органом через свое предприятие, а также "в ассоциации с Международным органом" государствами - участниками Конвенции, либо государственными предприятиями, либо физическими или юридическими лицами, имеющими гражданство государств-участников или находящимися под эффективным контролем этих государств, если последние поручились за указанных лиц.
	Такая система разработки ресурсов района, в которой наряду с предприятием Международного органа могут участвовать государства-участники и иные субъекты внутреннего права этих государств, получила название параллельной.
	Политика в отношении деятельности в районе должна проводиться Международным органом таким образом, чтобы содействовать расширению участия в освоении ресурсов со стороны всех государств, независимо от их социально-экономических систем или географического положения, и предотвращать монополизацию деятельности на морском дне.
	Общее поведение государств и их деятельность в международном районе морского дна наряду с положениями Конвенции регулируются принципами Устава ООН и другими нормами международного права в интересах поддержания мира и безопасности, содействия международному сотрудничеству и взаимопониманию (ст. 138).
	Район открыт для использования исключительно в мирных целях (ст. 141).
	Согласно Конвенции, главными органами Международного органа по морскому дну являются Ассамблея, состоящая из членов Органа, Совет, включающий 36 членов Органа, избираемых Ассамблеей, а также Секретариат.
	Совет обладает полномочиями устанавливать и проводить конкретную политику по любому вопросу или проблеме деятельности Международного органа. Половина его членов избирается в соответствии с принципами справедливого географического представительства, другая половина - по иным основаниям: от развивающихся стран, имеющих особые интересы; от стран-импортеров; от стран, добывающих аналогичные ресурсы на суше, и т. д.
	Положения Конвенции о международном районе морского дна были выработаны при активном участии США и других западных стран. Тем не менее США, Великобритания и ФРГ не подписали ее, а в августе 1984 года эти страны совместно с пятью другими западными государствами заключили сепаратные соглашения, которые имеют целью обеспечить разработку ими вне конвенции минеральных ресурсов в перспективных районах глубоководной части Мирового океана. Тем не менее подготовительная Комиссия, состоящая из представителей государств, подписавших Конвенцию, осуществляет работу по практическому созданию Международного органа по морскому дну и его функционированию в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву.



11. Закрытое или полузакрытое море

	Под закрытым морем понимается море, которое омывает берега нескольких государств и по своему географическому положению не может быть использовано для транзитного прохода через него в другое море. Доступ из открытого моря в закрытое море осуществляется по узким морским путям, ведущим только к берегам государств, расположенных вокруг закрытого моря.
	Концепция закрытого моря была сформулирована и получила отражение в договорной практике в конце XVIII и в течение первой половины XIX века. Согласно этой концепции, принцип свободы открытого моря не применялся в полном объеме к закрытому морю: в закрытое море был ограничен доступ военно-морских кораблей неприбрежных к нему государств.
	Поскольку эта идея отвечает интересам безопасности прибрежных стран и сохранению мира в таких морях, она получила в свое время признание в доктрине международного права и сохраняет свое значение и в наши дни.
	К закрытым морям, в частности, относят Черное и Балтийское моря. Эти моря иногда называют полузакрытыми и региональными. Правовой режим указанных морей нельзя отделить от правового режима Черноморских и Балтийских проливов.
	На протяжении XVIII и XIX столетий прибрежные государства в договорном порядке неоднократно заключали соглашения с целью закрыть Черное и Балтийское моря для военных кораблей неприбрежных стран. Однако в последующие периоды главным образом из-за противодействия стран, не имеющих здесь своих владений, для Черного и Балтийскою морей не были установлены правовые режимы, соответствующие значению и положению этих морских акваторий.
	Во второй половине XX века концепция закрытого моря получила дальнейшее развитие и стала предусматривать положения о специальной правовой защите морской среды и региональном правовом регулировании рыболовства в закрытых или полузакрытых морях.
	Конвенция ООН по морскому праву расширила понятие закрытых или полузакрытых морей, которые в русском тексте Конвенции именуются "замкнутыми или полузамкнутыми морями" (ст. 122). Конвенция, не определяя содержания правового режима этих морей, устанавливает приоритетные права прибрежных государств на управление живыми ресурсами, защиту и сохранение морской среды и координацию научных исследований в закрытых и полузакрытых морях (ст. 123).



12. Права государств, не имеющих морского побережья

	Внутриконтинентальные или, как их часто называют, государства, не имеющие морского побережья, имеют право на доступ к морю, в том числе право на то, чтобы морские суда плавали под их флагом.
	Это существовавшее и ранее право получило закрепление в Конвенции ООН по морскому праву, которая предусматривает порядок решения вопроса о доступе внутриконтинентального государства к морю через территорию тех стран, которые расположены между морем и данным внутриконтинентальным государством.
	Практически этот вопрос решается таким образом, что заинтересованное государство, не имеющее выхода к морю, договаривается с соответствующей страной, расположенной на берегу моря, о предоставлении ему возможности пользоваться тем или иным морским портом прибрежной страны. Например, на основании подобной договоренности морские суда, плавающие под флагом Чехии, пользуются польским портом Щецин. Такого рода соглашениями одновременно решается вопрос и о транзитном сообщении между заинтересованным неприбрежным государством и морским портом, который этому государству предоставляется.
	Государства, не имеющие выхода к морю, имеют право в соответствии с Конвенцией по морскому праву участвовать на справедливой основе в эксплуатации той части живых ресурсов экономических зон, которая по тем или иным причинам не может быть использована прибрежным государством. Это право осуществляется в экономических зонах прибрежных государств того же региона или субрегиона по соглашению с данным прибрежным государством. При определенных условиях и по соглашению с прибрежным государством развивающееся государство, не имеющее выхода к морю, может получить доступ не только к неиспользуемой части, но также ко всем живым ресурсам зоны.
	Конвенция предоставляет государствам, не имеющим выхода к морю, право на доступ к "общему наследию человечества" и на получение выгод от эксплуатации ресурсов международного района морского дна в рамках, предусмотренных Конвенцией.




13. Международные проливы

	Проливы - это естественные морские проходы, соединяющие между собой части одного и того же моря или отдельные моря и океаны. Они обычно являются необходимыми путями, иногда даже единственными, для морских и воздушных связей государств, что свидетельствует об их большом значении в международных отношениях.
	При установлении правового режима морских проливов государствами учитываются, как правило, два связанных между собой фактора: географическое положение того или иного пролива и его значение для международного судоходства.
	Проливы, являющиеся проходами, ведущими во внутренние воды государства (например, Керченский или Ирбенский), или проливы, которые не используются для международного судоходства и в силу исторической традиции составляют внутренние морские пути (например, Лаптева или Лонг-Айленд), не относятся к международным. Их правовой режим определяется законами и правилами прибрежного государства.
	Международными считаются все проливы, используемые для международного судоходства и соединяющие между собой: 1) части открытого моря (или экономических зон); 2) части открытого моря (экономической зоны) с территориальным морем другого или нескольких других государств.
	Конкретные проливы могут иметь свои особенности. Тем не менее считается, что, например, Ла-Манш, Па-де-Кале, Гибралтарский, Сингапурский, Малаккский, Баб-эль-Мандебский, Ормузский и другие проливы являются мировыми морскими путями, открытыми для свободного или беспрепятственного мореплавания и воздушной навигации всех стран. Такой режим действует в этих проливах на протяжении длительного исторического периода в силу международных обычаев или международных соглашений.
	Разумное сочетание интересов стран, пользующихся проливами, и прибрежных к ним стран нашло отражение в положениях Конвенции ООН по морскому праву. В ее части III, озаглавленной "Проливы, используемые для международного судоходства", оговорено, что она не применяется к проливу, используемому для международного судоходства, если через этот пролив проходит столь же удобный с точки зрения навигационных и гидрографических условий путь в открытом море или в исключительной экономической зоне. Использование такого пути осуществляется на основе принципа свободы судоходства и полетов. Что же касается проливов, используемых для международного судоходства между одним районом открытого моря (или исключительной экономической зоны) и другим районом открытого моря (или исключительной экономической зоны) и перекрываемых территориальным морем прибрежного или прибрежных государств, то в них "все суда и летательные аппараты пользуются правом транзитного прохода, которому не должно чиниться препятствий". Транзитный проход в данном случае "представляет собой осуществление свободы судоходства и пролета исключительно с целью непрерывного быстрого транзита через пролив".
	В Конвенции содержатся также положения, учитывающие специфические интересы государств, граничащих с проливами, в области безопасности, рыболовства, борьбы с загрязнением, соблюдением таможенных, фискальных, иммиграционных и санитарных законов и правил. Суда и летательные аппараты при осуществлении права транзитного прохода воздерживаются от любой деятельности в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН, а также от любой деятельности, кроме той, которая свойственна обычному порядку непрерывного и быстрого транзита.
	Согласно Конвенции, режим транзитного прохода не применяется к проливам, используемым для международного судоходства между частью открытого моря (исключительной экономической зоны) и территориальным морем другого государства (например, пролив Тирана), а также к проливам, образуемым островом государства, граничащего с проливом и его континентальной частью, если в сторону моря от острова имеется столь же удобный с точки зрения навигационных и гидрографических условий путь в открытом море или исключительной экономической зоне (например, Мессинский пролив). В таких проливах применяется режим мирного прохода. При этом, однако, не должно быть никакого приостановления прохода через них в отличие от территориального моря, где допускается временное приостановление.
	Конвенция не затрагивает правового режима проливов, проход в которых регулируется в целом или частично действующими международными конвенциями, находящимися в силе, которые специально относятся к таким проливам. Такого рода конвенции, как правило, заключались в прошлом применительно к проливам, ведущим в закрытые или полузакрытые моря, в частности в отношении Черноморских проливов (Босфор - Мраморное море - Дарданеллы) и Балтийских проливов (Большой и Малый Бельты, Зунд).
	Черноморские проливы открыты для торгового судоходства всех стран, что было провозглашено в XIX столетии в ряде договоров Турции и России, а затем подтверждено в многосторонней конвенции, заключенной в 1936 году в Монтрё. Эта действующая в настоящее время Конвенция о Черноморских проливах предусматривает ограничения для прохода в мирное время военных кораблей нечерноморских держав. Они могут проводить через зону проливов легкие надводные корабли и вспомогательные суда. Общий тоннаж военных кораблей всех нечерноморских государств, находящихся в транзите через проливы, не должен превышать 15 тыс. т, а их общее число не должно превышать девяти. Общий тоннаж военных кораблей всех нечерноморских государств, находящихся в Черном море, не должен превышать 30 тыс. г. Этот тоннаж может быть увеличен до 45 тыс. т в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран. Военные корабли нечерноморских стран проходят через проливы с уведомлением за 15 суток и могут находиться в Черном море не более 21 суток.
	Черноморские державы могут проводить через проливы не только легкие военные суда, но также свои линейные корабли, если они следуют в одиночку при эскорте не более двух миноносцев, а также свои подводные лодки в надводном состоянии; уведомление о таких проходах делается за 8 суток.
	В случае участия Турции в войне или нахождения ее под угрозой непосредственной военной опасности ей предоставлено право по своему усмотрению разрешать или запрещать проход через проливы любых военных кораблей.
	Режим Балтийских проливов в настоящее время регулируется как договорными положениями, так и нормами обычного международного права, а также национальными законами: Дании - в отношении Малого и Большого Бельтов и датской части Зунда и Швеции - в отношении шведской части Зунда.
	В прошлом по инициативе России были заключены Конвенции о вооруженном нейтралитете 1780 и 1800 годов при участии тогдашних Прибалтийских государств. По этим соглашениям Балтийское море должно было оставаться на вечные времена "закрытым морем", однако в мирное время свобода торгового судоходства в нем предоставлялась всем странам. Балтийские государства сохраняли за собой право принимать необходимые меры для того, чтобы ни на море, ни на берегах его не имели места военные действия или насилие. В равной мере закрытыми для военных кораблей небалтийских стран оставались и Балтийские проливы.
	Особый правовой режим Балтийских проливов получил в XIX веке признание и в доктрине. О приверженности ему было заявлено советским представителем на Римской конференции по ограничению морских вооружений 1924 года. Однако Англия, Франция и другие страны Запада воспротивились этой идее. Она была отвергнута.
	Важнейшим актом, действующим в настоящее время и регулирующим режим Балтийских проливов, является Копенгагенский трактат об отмене зундских пошлин при проходе через проливы 1857 года. По этому соглашению Дания в связи с выплатой ей участниками соглашения 100 млн. французских франков отказалась от взимания каких бы то ни было сборов с судов или их грузов при проходе через проливы и от права их задержки под предлогом неуплаты сборов. Поскольку с военных кораблей эти сборы не взимались и ранее, а для свободы торгового судоходства было таким образом отменено единственное существовавшее ограничение, то трактатом был установлен принцип, провозгласивший, что "никакое судно не может отныне, под каким бы то ни было предлогом, при проходе через Зунд или Бельты быть подвергаемо задержанию или какой-либо остановке".
	Пролет военных воздушных судов над датской частью Балтийских проливов требует получения предварительного разрешения согласно декрету "О допуске иностранных военных судов и военных воздушных судов в пределы датской территории в мирное время" от 27 декабря 1976 г.
	Пролет иностранных военных воздушных судов над шведскими территориальными водами в Зунде разрешается без выполнения формальностей согласно § 2 Постановления о правилах доступа иностранных государственных судов и государственных воздушных судов на территорию Швеции от 17 июня 1982 г.



14. Международные морские каналы

	Международные морские каналы - искусственно созданные морские пути. Они строились обычно для сокращения протяженности морских дорог и уменьшения рисков и опасностей мореплавания. В частности, с введением в эксплуатацию Суэцкого канала расстояние между портами Европы и Азии сократилось более чем вдвое.
	Существующие морские каналы построены на территориях определенных государств под их суверенитетом.
	Однако для некоторых морских каналов в силу их большого значения для международного мореплавания или по историческим основаниям были установлены международные правовые режимы. Такие режимы были установлены для Суэцкого, Панамского и Кильского каналов.
	Суэцкий канал был сооружен на территории Египта акционерным обществом, созданным французом Ф. Лессепсом. Для постройки канала египетский хедив предоставил этому обществу концессию сроком на 99 лет с момента открытия канала. Канал был открыт в 1869 году и стал собственностью Акционерного англо-французского общества Суэцкого канала. На состоявшейся в 1888 году конференции в Константинополе была заключена Конвенция о Суэцком канале, которую подписали Великобритания, Франция, Россия, Австро-Венгрия, Германия, Испания, Италия, Голландия и Турция, представлявшая одновременно Египет. К Конвенции впоследствии присоединились Греция, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция, Китай и Япония. В соответствии со ст. 1 Конвенции Суэцкий канал должен всегда оставаться свободным и открытым как в мирное, так и в военное время для всех торговых и военных судов без различия флага. Право свободного прохода через канал имеют во время войны также и военные корабли воюющих держав. В канале, в его выходных портах и в водах, прилегающих к этим портам на протяжении 3 миль, запрещаются всякие действия, могущие создать затруднения для свободного судоходства. Блокада канала признается недопустимой. На дипломатических представителей держав в Египте, подписавших Конвенцию, "возлагается обязанность наблюдать за ее исполнением" (ст. 8).
	26 июля 1956 г. декретом президента Египта Акционерное общество Суэцкого канала было национализировано. Совет Безопасности ООН в резолюции от 13 октября 1956 г. подтвердил суверенитет Египта над каналом и его право эксплуатировать канал "на основе прохода судов всех флагов".
	После национализации канала правительство Египта подтвердило, что постановления Международной конвенции 1888 года о Суэцком канале будут им уважаться и соблюдаться. В Декларации от 25 апреля 1957 г. правительство Египта, подтвердив свое обязательство "обеспечить свободное и непрерывное судоходство для всех стран" по Суэцкому каналу, торжественно заявило о своей решимости "соблюдать условия и дух Константинопольской конвенции 1888 года".
	В результате израильского вооруженного нападения на арабские страны в 1967 году судоходство по Суэцкому каналу на протяжении ряда лет было парализовано. В настоящее время канал открыт для международного судоходства. Для управления эксплуатацией Суэцкого канала египетское правительство создало Администрацию Суэцкого канала. Им были также одобрены специальные правила плавания по Суэцкому каналу.
	Панамский канал, расположенный на узком перешейке между Северной и Южной Америкой, был объектом многолетнего американо-английского соперничества. Еще до сооружения канала, в 1850 году, между США и Великобританией был подписан договор, по которому обе стороны обязались не подчинять канал в случае его сооружения своему исключительному влиянию и контролю.
	Однако в 1901 году США удалось добиться от Великобритании отмены договора 1850 года и признания за США прав на сооружение канала, управление, эксплуатацию и обеспечение безопасности. В новом соглашении предусматривалось также, что канал должен быть открытым на основе равенства для торговых и военных судов всех флагов по примеру Суэцкого канала.
	По соглашению, заключенному в 1903 году с Республикой Панама, образовавшейся на части территории Колумбии, США получили право на сооружение и эксплуатацию канала. Они приобрели права, "как если бы они были сувереном территории", в пределах 10-мильной сухопутной зоны по берегам канала и оккупировали ее "на вечные времена". США декларировали постоянный нейтралитет канала с обязательством держать его открытым для судов всех флагов в соответствии с англо-американским соглашением 1901 года, предусматривавшим по существу применение к каналу положений Конвенции о режиме судоходства на Суэцком канале 1888 года.
	Открытие канала состоялось в августе 1914 года, но для международного судоходства он был открыт лишь в 1920 году. С тех пор и до 1979 года Панамский канал оставался под господством США.
В результате широкого и многолетнего движения панамского народа за возвращение канала Панаме США вынуждены были пойти навстречу требованию об отмене соглашения 1903 года.
	В 1977 году были подписаны и с 1 октября 1979 г. вступили в силу два новых договора, заключенных между Панамой и США: Договор о Панамском канале и Договор о нейтралитете и функционировании Панамского канала.
	В соответствии с Договором о Панамском канале все прежние соглашения между США и Панамой о канале утратили свою силу. Над Панамским каналом восстановлен суверенитет Панамы. "Зона канала", созданная соглашением 1903 года, упраздняется, и из нее выводятся войска США. Однако до 31 декабря 1999 г. за США сохраняются функции по управлению каналом и по его эксплуатации и обслуживанию (ст. 3). Лишь по истечении этого срока Панама "возьмет на себя полную ответственность за управление, эксплуатацию и обслуживание Панамского канала". 31 декабря 1999 г. прекратится действие Договора о Панамском канале. На срок действия договора США сохраняют "право" на размещение в зоне канала своих вооруженных сил (ст. 4).
	Договор о нейтралитете и функционировании Панамского канала провозгласил этот морской путь "постоянно нейтральным международным водным путем", открытым для судоходства всех стран (ст. 1 и 2). В договоре сказано, что Панамский канал будет "открыт для мирного транзита судов всех государств на условиях полного равенства и недискриминации". За проход и обслуживание при проходе взимается плата. Договор включает положение о том, что "гарантом" нейтралитета Панамского канала являются США.
	Килъский канал, соединяющий Балтийское море с Северным, был построен Германией и открыт для судоходства в 1896 году. До первой мировой войны Германия относила Кильский канал к своим внутренним водам с распространением на него соответствующего режима. По Версальскому мирному договору был установлен международно-правовой режим канала. Согласно ст. 380 Версальского договора, Кильский канал объявлялся постоянно свободным и открытым с соблюдением полного равенства для военных и торговых судов всех государств, находящихся в мире с Германией.
	После окончания второй мировой войны правовой режим Кильского канала не был урегулирован какими-либо договорами или соглашениями между заинтересованными государствами.
	В настоящее время режим Кильского канала регулируется в одностороннем порядке правительством ФРГ, издавшим Правила плавания в Кильском канале, которые предусматривают свободу торгового мореплавания для всех стран.



15. Воды государств-архипелагов (архипелажные воды)

	В результате краха колониализма появилось большое число стран, которые состоят полностью из одного или даже более архипелагов. В связи с этим возник вопрос о правовом статусе вод, находящихся внутри государства-архипелага или между его островными владениями. На III Конференции ООН по морскому праву государства-архипелаги внесли предложения о распространении на архипелажные воды суверенитета соответствующего государства-архипелага. Но эти предложения не всегда учитывали интересы международного судоходства через проливы, находящиеся в пределах архипелажных вод.
	В Конвенции по морскому праву вопрос об архипелажных водах получил следующее решение. Архипелажные воды состоят из вод, расположенных между островами, входящими в состав государства-архипелага, которые отграничиваются от других частей моря вокруг государства-архипелага прямыми исходными линиями, соединяющими наиболее выдающиеся в море точки наиболее отдаленных островов и обсыхающих рифов архипелага. Длина таких линий не должна превышать 100 морских миль, и лишь 3% их общего числа могут иметь максимальную длину 125 морских миль. При их проведении не допускается сколько-нибудь заметного отклонения от берега. От этих линий в сторону моря отсчитываются территориальные воды государства-архипелага.
	Соотношение между площадью воды и площадью суши внутри этих линий должно составлять от 1:1 до 9:1. Следовательно, не каждое государство, состоящее из островов, может иметь архипелажные воды. Их не имеют, например, Великобритания и Япония.
	На архипелажные воды, а также на их дно и недра, равно как и на их ресурсы, распространяется суверенитет государства-архипелага (ст. 49).
	Суда всех государств пользуются правом мирного прохода через архипелажные воды, как он установлен применительно к территориальному морю.
	Однако иной правовой режим устанавливается для находящихся в пределах архипелажных вод морских путей, обычно используемых для международного судоходства. В этом случае осуществляется право архипелажного прохода. Архипелажный проход представляет собой осуществление права нормального судоходства и пролета единственно с целью непрерывного, быстрого и беспрепятственного транзита из одной части открытого моря или экономической зоны в другую часть открытого моря или экономической зоны. Для осуществления архипелажного прохода и пролета государство-архипелаг может устанавливать морские и воздушные коридоры шириной 50 морских миль. Эти коридоры пересекают его архипелажные воды и включают все обычные пути прохода, используемые для международного судоходства и пролета над ними, и на таких путях они включают все обычные судоходные фарватеры.
	Если государство-архипелаг не устанавливает морских или воздушных коридоров, право архипелажного прохода может осуществляться по путям, обычно используемым для международного судоходства.
	К архипелажному проходу mutatis mutandis (с учетом необходимых различий) применяются постановления, относящиеся к транзитному проходу через проливы, используемые для международного судоходства, и определяющие обязанности судов, осуществляющих проход, а также обязанности государств, граничащих с проливами, включая обязанность не препятствовать транзитному проходу и не допускать никакого приостановления транзитного прохода.
	Конвенция по морскому праву не предоставляет право устанавливать архипелажные воды между островами архипелагов, разобщенных с основной частью какого-либо государства.



16. Международные организации в области освоения Мирового океана

	Расширение и интенсификация деятельности государств по использованию морей и океанов привели к возникновению и значительному росту в последние годы международных организаций, призванных способствовать развитию сотрудничества государств в различных областях освоения Мирового океана.
	Выше уже говорилось о международных организациях по эксплуатации живых ресурсов моря и их сохранению. Конвенция ООН по морскому праву предусмотрела создание Международного органа по морскому дну, который наделен большими полномочиями в области добычи ресурсов морского дна за пределами континентального шельфа.
	Уже в течение нескольких лет работает подготовительная комиссия по практическому осуществлению положений Конвенции, относящихся к созданию и функционированию Международного органа по морскому дну.
	Крупный вклад в развитие международного морского права и сотрудничества государств в области использования Мирового океана вносит Международная морская организация (ИМО), созданная в 1958 году (до 1982 г.- Международная морская консультативная организация - ИМКО).
	Основные цели ИМО состоят в том, чтобы способствовать сотрудничеству между правительствами и проведению мероприятий, относящихся к техническим вопросам международного торгового судоходства, а также в том, чтобы содействовать устранению дискриминационных мер и излишних ограничений, затрагивающих международное торговое судоходство. Организация занимается, в частности, и разработкой проектов конвенций по таким вопросам, как охрана человеческой жизни на море, предотвращение загрязнения моря с судов, безопасность рыболовных судов, и многим другим.
	Разработкой правовых норм, относящихся к морским вопросам, занимается также Международный морской комитет, учрежденный в 1897 году в Бельгии и имеющий своей целью унификацию морского права путем заключения международных договоров и соглашений, а также посредством установления единообразия в законодательстве различных стран.
	Большое значение для развития международного сотрудничества в изучении океанов и морей имеют Межправительственная океанографическая комиссия, существующая при ЮНЕСКО, и Международный совет по исследованию моря.
	В 1976 году учреждена Международная организация морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ). Ее цель - круглосуточно и быстро осуществлять связь морских судов через искусственные спутники Земли с судовладельцами и административными органами соответствующих государств - участников конвенции, учредившей ИНМАРСАТ, а также друг с другом.
	Россия является членом всех указанных выше международных организаций.



ГЛАВА XXI

МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО

1. Понятие международного воздушного права

	Международное воздушное право - часть международного права, представляющая собой совокупность специальных принципов и норм, регулирующих отношения между субъектами международного права в связи с использованием воздушного пространства и определяющих его правовой режим.
	Считается общепризнанным, что международное воздушное право регулирует аэронавигационные аспекты использования воздушного пространства и не распространяется на природоохранительные отношения, использование солнечной энергии, воздействие на атмосферные процессы и т. п. Использование военной авиации также остается за рамками международного воздушного права.
	Вместе с тем в последние десятилетия появляются региональные международные организации по регулированию всей аэронавигации, в ряде стран вводятся единые системы управления движением в воздушном пространстве двух и более государств как гражданских, так и военных летательных аппаратов. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года содержит нормы, в соответствии с которыми государственные летательные аппараты (по определению Конвенции о международной гражданской авиации 1944 г. к государственным относятся воздушные суда, состоящие на военной, таможенной и полицейской службе) должны обычно соблюдать правила полетов ИКАО (Международной организации гражданской авиации) при транзитном пролете через проливы и при архипелажном пролете.
	В рамках ИКАО активно разрабатывается глобальная система управления воздушным движением, которая обеспечивала бы полеты как гражданских, так и военных воздушных судов. Документ Стокгольмской конференции по мерам доверия (1986 г.), проходившей в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, предусматривает комплекс мер "воздушного доверия" в военной области, в том числе проведение воздушного контроля (инспекции). В 1992 году был подписан Договор по открытому небу, регламентирующий проведение таких инспекций. Воздушный контроль с помощью военных воздушных судов допускается Договором об Антарктике 1959 года.
	Сложилась устойчивая практика уведомления об испытаниях ракетоносителей в Мировом океане в пределах объявляемых зон морского и воздушного пространств, а также уведомлений о запуске ракет с бортов научно-исследовательских судов. Советским Союзом были заключены с рядом стран (в 1972 г.- с США, 1986 г.- с Великобританией, в 1988 г.- с ФРГ и Францией) однотипные соглашения, где речь идет о военных самолетах, о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод и в воздушном пространстве над ним.



2. Источники международного воздушного права

	Основным документом в области международного воздушного права является Конвенция о международной гражданской авиации, заключенная в Чикаго в 1944 году, участниками которой являются свыше 160 государств, в том числе - с 1970 года - СССР (ныне - республики бывшего СССР). Чикагская конвенция устанавливает общие принципы межгосударственного сотрудничества в области международных полетов, регулирования деятельности воздушного транспорта и обеспечения его безопасности, а также включает уставные положения Международной организации гражданской авиации (ИКАО).
	Нормативная система международного воздушного права включает также ряд других договоров, как то:
	- Конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, подписанная в Варшаве в 1929 году; дополняющие Варшавскую конвенцию Гаагский протокол 1955 года, Гвадалахарская конвенция 1961 года, Гватемальский протокол 1971 года, Монреальские протоколы (№ 1-4) 1975 года;
	- Римская конвенция о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности, 1952 года (действует взамен Римской конвенции 1933 г. и Брюссельского протокола к ней 1938 г.); в 1978 году к ней принят Монреальский протокол;
	- Токийская конвенция о правонарушениях и некоторых других актах на борту воздушного судна 1963 года;
	- Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года;
	- Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 года;
	- Монреальский протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международные полеты, 1988 года (Дополнительный к Монреальской конвенции 1971 г.);
	- Женевская конвенция о признании прав на воздушное судно 1948 года;
	- Соглашение о транзите 1944 года;
	- Соглашение о международном воздушном транспорте 1944 года.
Большую роль в международном воздушном праве играют принимаемые или одобряемые Советом ИКАО стандарты, рекомендуемая практика, процедуры и т. п., которые известны под общим названием "международные авиационные регламенты".
	Стандарты и рекомендации ИКАО закреплены в 18 приложениях к Чикагской конвенции, процедурах аэронавигационного обслуживания, дополнительных аэронавигационных процедурах и других документах, содержащих рекомендательные нормы. За исключением обязательных правил полетов, содержащихся в Приложении 2 к Чикагской конвенции (только применительно к полетам над открытым морем), требований к бортовым журналам и признания свидетельств экипажа и удостоверений летной годности, указанные регламенты соблюдаются государствами по собственному усмотрению.
	В юридической литературе встречается точка зрения о якобы договорной (особого рода) природе всех технических регламентов ИКАО. Однако в соответствии со ст. 37 Чикагской конвенции государства - члены ИКАО вправе представлять Совету ИКАО любые отклонения от авиационных регламентов (стандартов и рекомендаций), то есть исходить из своей национальной практики, воспринимая стандарты и рекомендации ИКАО лишь как желательный ориентир в унификации весьма разнообразных правил полетов, управления воздушным движением, выдачи свидетельств членам экипажа, связи, маркировки и т. д. Вместе с тем, как показывает международная практика, в сущности все государства стремятся учитывать важнейшие рекомендации ИКАО в интересах дальнейшего развития международных воздушных коммуникаций.



3. Основные принципы международного воздушного права

	Принцип исключительного и полного суверенитета государств над их воздушным пространством. Этот принцип получил закрепление как в международных соглашениях (ст. 1 Чикагской конвенции 1944 г.), так и в законодательстве различных стран.
	Основное содержание принципа суверенитета над воздушным пространством состоит в том, что государства самостоятельно устанавливают правовой режим использования своего воздушного пространства.
	Воздушное пространство государства может использоваться для полетов иностранных летательных аппаратов только в соответствии с разрешительным порядком (разрешение в форме договора о воздушных сообщениях или разовое разрешение на полет, выдаваемое компетентным государственным органом). Разумеется, государство обязано обеспечить осуществление прав других государств в пределах своей территории в соответствии с международными договорами (предоставление маршрутов и аэропортов для международных полетов, содействие в реализации коммерческих прав, предоставленных иностранным авиакомпаниям, и пр.). Государство также должно использовать свое воздушное пространство таким образом, чтобы при этом не наносился ущерб правомерным интересам других государств. Например, недопустимы полеты в приграничной полосе с прохождением сверхзвукового барьера, если последствия звукового удара (лавины, акустические воздействия на строения, памятники архитектуры и т. п.) носят вредоносный характер на территории соседнего государства.
	Каждое воздушное судно во время полета и пребывания в пределах территории какого-либо другого государства обязано строго соблюдать действующие в этом государстве законы и правила, касающиеся воздушных сообщений.
	В соответствии с принципом суверенитета над своим воздушным пространством государства обычно устанавливают маршруты или трассы полетов и, если необходимо, запретные зоны для полетов, а также определяют правила радиосвязи и обеспечения безопасности полетов. При прибытии иностранного воздушного судна в аэропорт компетентные органы каждого государства вправе производить его досмотр и проверку документов (свидетельство о регистрации, удостоверение о пригодности к полетам, свидетельства о квалификации членов экипажа, списки пассажиров и т. п.). По российскому законодательству на иностранные воздушные суда, их экипажи и пассажиров, прибывающих в Россию или отбывающих из нее, распространяются паспортные, таможенные, санитарные и другие правила, а также правила ввоза и вывоза имущества.
	Таким образом, иностранное воздушное судно, осуществляющее международные воздушные сообщения, во время своего пребывания в пределах территории какого-либо государства подчиняется его юрисдикции.
	Определенное исключение из этого правила имеет место при транзитном пролете через международные проливы, перекрываемые территориальными водами, и при архипелажном пролете, а также в случае наличия специальных соглашений по проливам (например, по Черноморским). В таких случаях действуют специальные правила.

	Принцип свободы полетов в открытом воздушном пространстве. К открытому или международному воздушному пространству относится воздушное пространство за пределами территориальных вод прибрежных государств.
	Все воздушные суда во время своего пребывания в международном воздушном пространстве подчиняются юрисдикции только государства своей регистрации. Однако свобода полетов в международном воздушном пространстве не означает, что государства и их воздушные суда свободны от соблюдения определенных правил и требований, закрепленных в международных соглашениях или в регламентах ИКАО.
	Согласно Чикагской конвенции 1944 года, правила полетов, которые устанавливаются ИКАО в соответствии с Конвенцией, действуют над открытым морем без каких-либо исключений. Все государства должны придерживаться этих правил и принимать меры к тому, чтобы они строго соблюдались их воздушными судами во время полетов над открытым морем.
	Так, в силу свободы открытого воздушного пространства эксплуатанты и командиры воздушных судов, а также органы, запускающие другие летательные аппараты, формально не связаны обязательством придерживаться здесь каких-либо маршрутов. Тем не менее в интересах безопасности полетов, обеспечение которой значительно сложнее, чем в суверенном воздушном пространстве, сложилась устойчивая обычно-правовая практика выполнения международных полетов над открытым морем по согласованным на международной основе маршрутам ОВД (обслуживания воздушного движения), основные из которых устанавливаются и пересматриваются на региональных аэронавигационных совещаниях, созываемых в рамках ИКАО. Вместе с тем значительная и все более возрастающая масса полетов имеет место за пределами маршрутов ОВД. В таком случае конкретный маршрут указывается в плане полета, который сообщается органу, обслуживающему конкретный район воздушного пространства.
	Система правил полетов, действующих в открытом воздушном пространстве, складывается на основе обобщенных, основных правил, содержащихся в Приложении 2 к Чикагской конвенции, а также в "Процедурах аэронавигационного обслуживания - Правилах полетов и обслуживания воздушного движения" и "Дополнительных региональных процедурах".
	Чикагская конвенция и соответственно регламенты, содержащиеся в приложениях к ней и других документах ИКАО, не распространяются на государственные летательные аппараты. В Чикагскую конвенцию лишь включена норма, обязывающая государства при установлении правил для своих государственных воздушных судов "обращать должное внимание" на безопасность навигации гражданских воздушных судов (ст. 3 а). В дополнение и развитие этих положений Ассамблея ИКАО в Сводном заявлении о постоянной политике ИКАО в области аэронавигации рекомендовала, чтобы полеты государственных воздушных судов выполнялись, "насколько практически возможно", с учетом правил, содержащихся в Приложении 2, согласовывая данный вопрос "со всеми государствами, ответственными за обеспечение обслуживания воздушного движения над открытым морем в данном районе".
	В большинстве случаев подобное согласование и соблюдение правил полетов ИКАО государственными воздушными судами стали обычно-правовой практикой.
	Конвенция ООН по морскому праву 1982 года подтвердила традиционную свободу полетов над открытым морем. Не повлияла на эту свободу и созданная по Конвенции 200-мильная экономическая зона. В воздушном пространстве над зоной по-прежнему существует свобода полетов.

	Принцип обеспечения безопасности международной гражданской авиации. В соответствии с этим принципом государства обязаны: а) принимать меры по обеспечению технической надежности авиационной техники, аэропортов, вспомогательных служб и воздушных трасс; б) вести борьбу с актами незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации.
	Одна из основных задач Чикагской конвенции 1944 года и создания ИКАО состояла в том, чтобы "международная гражданская авиация могла развиваться безопасным и упорядоченным образом" (преамбула). На это направлены прежде всего те единые требования к технике безопасности аэронавигации, которые содержатся в самой Конвенции и в 18 приложениях к ней. Эти требования нуждаются в постоянном уточнении и обновлении с учетом научно-технического прогресса в области авиации. Выполнение данной задачи возложено на ИКАО. С этой целью государства в рамках ИКАО периодически, по мере необходимости, разрабатывают международные регламенты (правила, стандарты, рекомендации и т. д.), которые касаются: годности воздушных судов к полетам и квалификации летного и технического персонала; регистрации воздушных судов и бортовой документации; систем связи и аэронавигационных карт; характеристик аэропортов и посадочных площадок; правил полетов и практики управления воздушным движением, а также всех других вопросов, касающихся безопасности и эффективности аэронавигации.
	В целом регламенты ИКАО способствуют повышению безопасности и эффективности международной гражданской авиации, поскольку они содействуют практическому внедрению различными государствами единых или сходных летно-технических норм и правил полетов гражданских самолетов, основанных на новейших достижениях в области международной аэронавигации.
	В связи со случаями захвата и угона гражданских воздушных судов, которые подрывали безопасность воздушных сообщений, в ИКАО было разработано специальное Приложение 17 к Чикагской конвенции - "Безопасность. Защита гражданской авиации от актов незаконного вмешательства". В приложении подчеркивается, что во всех вопросах, связанных с защитой международной гражданской авиации от актов незаконного вмешательства, первостепенное значение имеет безопасность пассажиров, экипажа, наземного персонала и общества в целом.
	По инициативе и под эгидой ИКАО в 70-х годах были разработаны международные конвенции, направленные на организацию и развитие сотрудничества государств по борьбе с незаконным вмешательством в деятельность гражданской авиации: Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года и Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 года. В этих конвенциях захват находящегося в полете воздушного судна с помощью силы или угрозы ее применения либо другой формы запугивания признается тяжким уголовным преступлением.
	В Монреальской конвенции уточнен и расширен (по сравнению с Гаагской конвенцией) перечень преступных актов, угрожающих безопасности гражданской авиации: насилие в отношение лиц, находящихся на борту воздушного судна в полете; разрушение или повреждение воздушного судна, находящегося в эксплуатации; разрушение, повреждение или вмешательство в эксплуатацию наземного аэронавигационного оборудования; сообщение заведомо ложных сведений, создающих угрозу безопасности полета воздушного судна.
	Государства - участники этих конвенций обязаны применять в отношении всех таких преступлений суровые меры наказания. Как отмечено выше, в 1988 году принят Протокол к Монреальской конвенции 1971 года, который направлен на борьбу с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международные полеты.
	Неуклонное соблюдение всеми государствами принципа обеспечения безопасности - важное условие дальнейшего развития международных воздушных сообщений, которые в наше время играют существенную роль в укреплении политических, экономических, культурных и других связей между странами и народами.




4. Полеты на государственной территории

	Исходя из принципа суверенитета, государства устанавливают в пределах своей территории правила осуществления полетов воздушных судов и других летательных аппаратов.
	Согласно ст. 6 Чикагской конвенции, "никакие регулярные международные воздушные сообщения не могут осуществляться над территорией или на территории договаривающегося государства, кроме как по специальному разрешению или с иной санкции этого государства и в соответствии с условиями такого разрешения или санкции".
	На практике право на регулярные полеты в пределах территории иностранных государств (осуществляемые по определенным линиям, с определенной частотой и по заранее устанавливаемому расписанию) государства получают в соответствии с соглашениями о воздушном сообщении. Некоторые государства (в частности, США) дополнительно выдают авиапредприятиям так называемые эксплуатационные разрешения, содержащие перечень требований, которым должны отвечать воздушные суда, совершающие полеты на их территорию.
	В 1952 году Совет ИКАО принял официальное определение регулярных международных воздушных сообщений. Под таким сообщением следует понимать серию полетов, которые осуществляются через воздушное пространство более чем одного государства с целью выполнения за вознаграждение перевозок пассажиров, почты и грузов при условии, что все рейсы открыты для общего пользования либо в соответствии с опубликованным расписанием, либо с такой частотой и регулярностью, которые составляют систематическую серию рейсов.
	Полеты, которые не отвечают этим условиям, следует рассматривать как нерегулярные. В соответствии со ст. 5 Чикагской конвенции воздушные суда государств-участников, не являющиеся воздушными судами, занятыми в регулярных международных воздушных сообщениях, имеют право, при условии соблюдения положений Чикагской конвенции, осуществлять полеты на территорию другого государства-участника или транзитные беспосадочные полеты через его территорию и совершать посадки с некоммерческими целями без необходимости получения предварительного разрешения и при условии, что государство, над территорией которого осуществляется полет, имеет право требовать совершения посадки. Вместе с тем каждое государство по соображениям безопасности полетов сохраняет за собой право требовать от воздушных судов, которые намереваются пролетать над районами, являющимися недоступными или не имеющими надлежащих аэронавигационных средств, следовать по предписанным маршрутам или получать специальные разрешения на такие полеты.
Полеты могут осуществляться с различными целями: для перевозки пассажиров, багажа, грузов и почты, в целях научных исследований, поиска и спасания, разведки природных ресурсов, производства сельскохозяйственных работ и т. д. Однако основная цель полетов - перевозки.
	Начиная с 60-х годов объемы авиаперевозок, выполняемых посредством нерегулярных полетов (прежде всего так называемых "чартерных"), настолько возросли, что эти полеты, носившие первоначально только вспомогательный, дополнительный к регулярным, эпизодический характер, приобретают самостоятельное значение.
	Практика применения ст. 5 Чикагской конвенции в части транзитных нерегулярных полетов без осуществления на данной территории коммерческих прав противоречива. Чаще всего для выполнения таких полетов требуется получить разрешение. Хотя, как правило, в упрощенной форме, по сравнению с регулярными полетами, отдельные страны допускают на свою территорию нерегулярные полеты по уведомлению (диспетчерскому разрешению). Что касается нерегулярных полетов с осуществлением на данной территории коммерческих прав, то разрешения на такие полеты требуются в обязательном порядке.
	Особой формой применения разрешительного порядка в данном вопросе является соответствующий международный договор. Так, 30 апреля 1956 г. в Париже было подписано многостороннее Соглашение о коммерческих правах при нерегулярных воздушных сообщениях в Европе, участниками которого стали члены Европейской конференции гражданской авиации.
	По Соглашению не занятым в регулярных воздушных сообщениях гражданским воздушным судам договаривающихся государств предоставляется право осуществлять погрузку и выгрузку на их соответствующих территориях без применения каких-либо правил, условий и ограничений, о которых говорится в ст. 5 Чикагской конвенции.
	Этот пример особого режима для нерегулярных полетов характеризуется более простым, облегченным, по сравнению с регулярными полетами, порядком получения разрешений на полеты. Данный подход в известной мере объясним для того периода, когда авиаперевозки, выполняемые на нерегулярных рейсах, играли второстепенную, подчиненную регулярным авиаперевозкам роль. Сегодня же, когда чартерные перевозки составляют почти треть общего объема перевозок, действующий в отношении них режим, по мнению многих государств и авиакомпаний, должен быть не менее строг, чем по отношению к регулярным полетам.
	Российская практика предусматривает получение для разовых полетов специальных разрешений, выдаваемых в установленном порядке.
	Если соглашение России о воздушном сообщении предусматривает возможность выполнения полетов по конкретной договорной линии с использованием соответствующих коммерческих прав, то такие полеты могут выполняться как регулярно, так и нерегулярно. Аналогичной практики придерживаются и другие страны, если иное прямо не оговорено в соглашении. Но соглашения о воздушном сообщении направлены преждевсего на установление регулярных воздушных сообщений, и выполнение в соответствии с ними нерегулярных полетов носит эпизодический характер; они могут также выполняться в качестве дополнительных к регулярным.
	Между многими странами нет какого-либо специального соглашения о нерегулярных воздушных сообщениях. Нерегулярные воздушные сообщения между этими странами осуществляются на основе двусторонних межправительственных соглашений, определяющих порядок выполнения как регулярных, так и нерегулярных полетов.
	Влет на иностранную территорию без разрешения является правонарушением и, за исключением случаев действия "непреодолимой силы", влечет уголовную, административную или дисциплинарную ответственность экипажа (командира воздушного судна), а также международную ответственность государства регистрации судна. Любые полеты должны производиться с соблюдением законов и правил, действующих на территории конкретного государства. По условиям ст. 12 Чикагской конвенции государства обязаны принимать меры для того, чтобы каждое воздушное судно, совершающее полет или маневрирующее в пределах его территории, а также каждое воздушное судно, несущее его национальный знак, где бы оно ни находилось, соблюдало действующие на этой территории правила и регламенты, касающиеся полетов и маневрирования воздушных судов. Каждое государство - член ИКАО должно также поддерживать максимально возможное соответствие своих правил в этой области правилам, устанавливаемым на основании Чикагской конвенции, то есть стандартам, рекомендациям и процедурам ИКАО.
	Полеты иностранных воздушных судов должны проходить по предписанным маршрутам (договорным линиям) с использованием тех аэропортов, которые устанавливаются самими государствами (ст. 68 Чикагской конвенции).
	За исключением разрешенного транзитного пролета, каждое воздушное судно должно, если это требуется в соответствии с правилами конкретного государства, совершать посадку в назначенном аэропорту с целью прохождения таможенного и иного контроля (ст. 10 Чикагской конвенции).
	Право на производство досмотра при прибытии и убытии устанавливается ст. 16 Чикагской конвенции. Могут быть проверены также удостоверения членов экипажа и другие документы, наличие которых предусмотрено Чикагской конвенцией. К примеру, ст. 29, носящая название "Документация, имеющаяся на воздушном судне", предусматривает наличие свидетельства о регистрации, удостоверения о годности воздушного судна к полетам, свидетельства на каждого члена экипажа, бортового журнала, разрешения на бортовую радиостанцию, при наличии пассажиров - списка их фамилий с указанием пунктов отправления и назначения, при наличии груза - грузового манифеста и грузовых накладных.
	Национальным законодательством могут быть предусмотрены и другие обязательные в таких случаях документы.
	В соответствии с Чикагской конвенцией каждое государство может в одностороннем порядке запрещать перевозку на иностранных воздушных судах через свою территорию военного снаряжения и военных материалов. В интересах соблюдения "общественного порядка и безопасности" может быть запрещена перевозка и других материалов, но при условии, что в этом отношении не будет проводиться различий между своими воздушными судами, занятыми в международных сообщениях, и воздушными судами других государств, а также при условии, что не будут устанавливаться никакие ограничения, которые могут препятствовать перевозке и использованию на воздушных судах аппаратуры, необходимой для эксплуатации воздушных судов или навигации либо для обеспечения безопасности членов экипажа или пассажиров (ст. 35).
	Каждое государство может запрещать или регламентировать использование фотографической аппаратуры на борту воздушных судов на своей территории (ст. 36).
	Чикагская конвенция (ст. 9) закрепляет право каждого государства "по соображениям военной необходимости или общественной безопасности" ограничить или полностью запретить полеты иностранных воздушных судов над определенными зонами своей территории при условии, что в этом отношении не будет проводиться никакого различия между своими воздушными судами, занятыми в регулярных полетах, и воздушными судами иностранных государств, выполняющими подобные полеты. Размеры и расположение таких запретных зон должны быть достаточно разумными, с тем чтобы без необходимости не создавать препятствий для аэронавигации. Описания таких запретных зон на территории государства и любые последующие изменения в возможно кратчайшие сроки должны направляться другим государствам - членам ИКАО и в ИКАО.
	Каждое государство сохраняет за собой право "при исключительных обстоятельствах или в период чрезвычайного положения, или в интересах общественной безопасности" немедленно вводить временные ограничения или запрещения полетов над всей своей территорией или какой-либо ее частью при условии, что такие ограничения или запрещения будут применяться к воздушным судам всех иностранных государств, независимо от их национальной принадлежности.
	Если иностранное воздушное судно входит в запретную зону, государство, в лице своих компетентных органов, может потребовать от него произвести посадку в возможно кратчайший срок в одном из указанных аэропортов в пределах своей территории.
	Подробно правила полетов изложены в Приложении 2 к Чикагской конвенции, распространяющемся на полеты как над государственной территорией, так и над открытым морем. В отношении применимости этих правил в пределах своей территории государства в соответствии с Чикагской конвенцией располагают определенной свободой действий и могут информировать ИКАО об отклонении от тех или иных стандартов и рекомендаций, содержащихся в Приложении 2.



5. Полеты над открытым морем, международными проливами и архипелажными водами

	Над открытым морем действует принцип свободы полетов, являющийся реализацией принципа свободы открытого моря, который закреплен в Женевской конвенции об открытом море 1958 года, а также в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Однако эта "свобода" не является безграничной. Воздушные суда при полетах над открытым морем обязаны соблюдать ряд требований международного права.
	Прежде всего воздушное судно, как и при полетах над государственной территорией, должно иметь национальные и регистрационные знаки. Им должен управлять экипаж, имеющий соответствующую подготовку и квалификацию. Воздушное судно не должно совершать преднамеренных маневров и действий, угрожающих безопасности морских и воздушных судов, установок и сооружений в открытом море, а также находящимся на них лицам и имуществу, загрязнять открытое море.
	Над открытым морем положения Приложения 2 действуют без каких-либо исключений. Это объясняется необходимостью поддержания в интересах безопасности воздушного движения единого режима полетов над открытым морем. В пределах государственной территории такой единый режим устанавливает само государство. В отношении открытого моря эту роль взяла на себя ИКАО. Однако в отдельных его районах применяется и ряд национальных правил прибрежных государств, поскольку Приложение 2 устанавливает только основные, наиболее общие требования к полетам.
	В целях обеспечения безопасности влета на государственную территорию со стороны открытого моря и регулирования безопасной аэронавигации в отдельных его районах государствам разрешается (в лице, как правило, органов УВД) контролировать определенные участки воздушного пространства над открытым морем. Это, однако, не означает распространения суверенитета прибрежных государств на эти районы или их юрисдикции на иностранные воздушные суда.
	Некоторые государства установили так называемые "зоны безопасности" или "зоны опознания", при полете в которых воздушные суда иностранных государств вынуждены соблюдать особые требования.
	Такие зоны установили, например, США над прибрежными водами открытого моря в Атлантическом и Тихом океанах. Воздушное судно, направляющееся в США со стороны открытого моря, должно сообщить свое местонахождение, направление и план полета при вхождении в такую зону. Подобные зоны установлены Канадой, Грецией и Южной Кореей. По правилам, установленным Южной Кореей, самолеты, не сообщившие время, маршрут и высоту полета при входе в такую зону, могут быть признаны нарушителями воздушного пространства Южной Кореи. В определенной степени это противоречит общепризнанному принципу, согласно которому на воздушное судно в открытом море распространяется юрисдикция государства его регистрации.
	Регулирование полетов над международными проливами обладает некоторым своеобразием. Существует несколько видов проливов. К одним из них относятся проливы, соединяющие различные районы открытого моря или исключительной экономической зоны и имеющие значение мировых водных путей: Балтийские, Гибралтарский, Ла-Манш (Английский канал), Мозамбикский, Корейский, Дрейка, Па-де-Кале (Дуврский), Сингапурский, Магелланов, Баб-эль-Мандебский и др. Пролет над такими проливами подчиняется всем нормам и правилам, действующим в отношении открытого моря вообще, если эти проливы не перекрываются территориальными водами прибрежного государства. В последнем случае действует правило "транзитного пролета", который должен производиться быстро и непрерывно и единственно с целью перелета из одной части открытого моря (или исключительной экономической зоны) в другую его часть (или исключительную экономическую зону).
	Еще одну категорию составляют проливы, соединяющие открытое море с морями типа Черного и являющиеся единственным выходом из последних. В этом случае режим проливов, в смысле правил прохода через них морских судов, пролета воздушных судов, регулируется особыми международными соглашениями. Так, режим проливов Босфор и Дарданеллы определен Конвенцией о режиме Черноморских проливов, подписанной в Монтрё в 1936 году.
	В соответствии с положениями ст. 23 Конвенции гражданские воздушные суда, осуществляющие регулярные полеты, могут пересекать зону указанных проливов по маршрутам, установленным турецким правительством, при обязательном уведомлении об утвержденной в расписании полета дате. При нерегулярных полетах такое уведомление должно направляться за три дня до полета.
Полеты воздушных судов над проливами Балтийского моря (Большой и Малый Бельты и Эресунн, он же Зунд) регламентируются международными конвенциями  и  специальными  правилами,  издаваемыми  Данией.
	Сходным с "транзитным пролетом" является пролет над водами архипелажного государства. Правом на архипелажный пролет обладают все воздушные суда либо над традиционными международными морскими путями, либо в пределах специальных воздушных коридоров, устанавливаемых архипелажным государством.
	Для установления четких критериев в обслуживании международных полетов над открытым морем (аэронавигационный контроль и обеспечение полетной информации) ИКАО установила четыре основные категории воздушного пространства над открытым морем: консультативное, контролируемое, опасные зоны, зоны ограниченного режима полетов.
	Консультативное воздушное пространство - район над открытым морем, в пределах которого воздушным судам предоставляются полетная информация и ограниченное обслуживание диспетчерской службой лишь в целях оптимального рассредоточения воздушных судов в данном районе. Как правило, такое воздушное пространство включает районы и маршруты над открытым морем, где диспетчерская служба по каким-либо причинам (к примеру, в силу удаленности от береговой линии) не может управлять воздушным движением, а соответствующее государство не может нести ответственность за безопасность международных полетов.
	Контролируемое воздушное пространство - район открытого моря, в пределах которого диспетчерская служба обеспечивает управление воздушным движением, а соответствующее (прибрежное) государство несет ответственность за обеспечение безопасности полетов. В пределах такого пространства следует выделить контролируемые воздушные трассы и контролируемые аэродромные зоны.
	Международные воздушные трассы представляют собой часть контролируемого воздушного пространства в виде коридора шириной 10-15 миль. Контролируемые аэродромные зоны над открытым морем устанавливаются прибрежным государством для обеспечения взлета и посадки воздушных судов.
	Такие зоны могут иметь протяженность вокруг аэродромов в радиусе до 50-60 миль, то есть выходить за пределы территориальных вод в случаях, когда аэродром расположен на бepeгy или вблизи от берега. Расширение аэродромной зоны за пределы территориальных вод прибрежное государство вправе производить в одностороннем порядке, однако это не влечет за собой распространения действия государственного суверенитета на эти зоны.
	Опасная зона - район открытого моря, в пределах которого может возникать опасность для полетов воздушных судов.
	Зона ограниченного режима полетов - воздушное пространство над открытым морем, в пределах которого производство полетов временно ограничено. В качестве примера можно привести ограничения, устанавливаемые различными государствами для плавания и полетов в определенных районах открытого моря во время испытания межконтинентальных ракет.
	Большое значение для регулирования международных полетов вообще и над открытым морем в частности имеют документы региональных конференций ИКАО, в которых определяются наиболее экономичные международные трассы над открытым морем, промежуточные пункты посадки (международные аэропорты), даны рекомендации по организации управления воздушным движением по установленным трассам, обеспечению связи, метеоинформации и др.
	В соответствии с решениями региональных конференций установлены следующие районы, для которых разрабатываются специальные аэронавигационные планы: Африка - Индийский океан, Средиземное море - Восточная Азия, Северная Атлантика - Северная Америка - Тихий океан, Карибское море - Северная Америка, Европа - Средиземное море.



6. Правовое регулирование международных воздушных сообщений

	Понятие международных воздушных сообщений (перевозок) обычно раскрывается через следующие коммерческие права (или "свободы воздуха"):
	1. Право на транзитный полет без посадки на территории государства, предоставляющего это право.
	2. Право транзитного полета с посадкой, но не в коммерческих целях, то есть без выгрузки или погрузки пассажиров, грузов и почты (в основном для заправки топливом).
	3. Право привозить в иностранное государство пассажиров, грузы и почту, которые были взяты на борт в государстве регистрации (национальности) воздушного судна.
	4. Право увозить из иностранного государства пассажиров, грузы и почту, которые летят в государство регистрации (национальности) воздушного судна.
	5. Право высаживать на территории иностранного государства пассажиров, выгружать грузы и почту, а равно брать их на борт на территории такого государства для перевозки из любых третьих стран или в любые третьи страны.
	Кроме этих основных "свобод воздуха" существуют также:
	6. Право осуществлять перевозку между третьими странами через свою территорию.
	7. Право осуществлять перевозки между третьими странами, минуя свою территорию.
	До заключения Чикагской конвенции авиакомпании развитых западных стран использовали также восьмую "свободу воздуха" - право осуществлять так называемые каботажные перевозки, начало и окончание которых полностью находятся в пределах иностранного государства. В соответствии со ст. 7 Чикагской конвенции такие перевозки запрещены на исключительной основе.
	В настоящее время все указанные виды "свобод воздуха" применяются к воздушным судам не только государства регистрации, но и государства-эксплуатанта (арендующего воздушные суда), поскольку последнее самостоятельно договаривается о коммерческих правах при выполнении воздушных перевозок на арендованных воздушных судах.
	В Заключительный акт Чикагской конвенции 1944 года включена стандартная форма двусторонних соглашений об обмене коммерческими правами в регулярном международном воздушном сообщении (Чикагская стандартная форма), предусматривающая взаимное предоставление всех пяти "свобод воздуха".
	Одним из наиболее популярных, послуживших образцом для большого числа двусторонних соглашений явилось соглашение между США и Великобританией 1946 года ("Бермуды-I").
	Основные принципы чикагско-бермудского типа двусторонних соглашений о воздушных сообщениях с некоторыми изъятиями были восприняты в практике заключения таких соглашений многими странами.
	С середины 70-х годов резко обостряется конкуренция на рынке авиаперевозок.
	В очередном заявлении президента США о политике в области международного воздушного транспорта на 1976 год были заложены основные черты будущей концепции "дерегулирования": либерализация чартерных перевозок; свободный доступ к рынкам; гибкость тарифов (свободные цены на чартеры и отказ от субсидирования тарифов на регулярные перевозки); курс на "эффективную конкуренцию" между авиакомпаниями в двусторонних отношениях. Тем самым США пошли на фактическое нарушение принципов, заложенных в "Бермудах-I". Денонсация Великобританией 21 июня 1976 г. Бермудского соглашения 1946 года была вынужденной реакцией на эти шаги.
	В октябре 1978 года президент США подписал Закон о дерегулировании деятельности авиапредприятий на внутренних авиалиниях, а в конце 1979 года конгресс США принял Закон о конкуренции на международном воздушном транспорте, который фактически распространил положение Закона 1978 года на международные воздушные перевозки. Положения Закона 1979 года предусматривают применение к тем государствам, которые не согласятся на методы "свободной конкуренции", "санкций", доходящих до "прекращения, приостановления или изменения разрешения иностранному перевозчику выполнять полеты в США".
	В русле "политики дерегулирования" США заключили соответствующие договоры с Нидерландами, Перу, ФРГ, Бельгией, Южной Кореей, Сингапуром, Таиландом, Ямайкой, Чили и другими странами. Но только в одном случае (соглашение с ФРГ) США пошли на то, чтобы "открыть небо" США без ограничений для всех видов авиаперевозок и на всех маршрутах (в ответ ФРГ пришлось подписаться под семью "пунктами Картера" о дерегулировании). Бельгии была предоставлена "свобода" только по грузам. В остальных соглашениях США стремятся не перейти ту грань, за которой "либерализация" давала бы возможность всем иностранным перевозчикам действительно конкурировать с перевозчиками США.
	Заключение Соединенными Штатами двусторонних соглашений о дерегулировании с отдельными странами ipso facto создало новую ситуацию на рынке воздушных перевозок. Она заключается в том, что различные страны конкретного региона оказываются в неравных условиях: авиакомпании одних выполняют перевозки без ограничений или с минимальными ограничениями в отношении коммерческих прав и условий их реализации; авиакомпании других ориентируются на строгие рамки традиционных (чикагско-бермудских) условий, содержащихся в соглашениях о воздушном сообщении. Это вынуждает вторую группу стран каким-либо образом вносить коррективы в традиционные формы регламентации международных воздушных сообщений.
	Директивой от 25 июля 1983 г. частичный "либеральный" режим санкционирован Европейским советом в отношении внутрирегиональных воздушных сообщений между странами Западной Европы. Указанный режим распространяется только на полеты воздушных судов емкостью не более 70 мест или с максимальным взлетным весом 30 г.
	Новой тенденцией в регулировании коммерческих прав в западноевропейском регионе является закрепление в двусторонних соглашениях о воздушном сообщении (в частности, в соглашениях Великобритании, заключенных в 1984 г. с Нидерландами, ФРГ и Люксембургом) принципа "открытых регулярных маршрутов", в соответствии с которым правами по пятой "свободе" договаривающиеся стороны пользуются по соглашению между компетентными авиационными органами (а не правительствами). Это, безусловно, не означает изменения субъектов, обладающих правом на международные воздушные сообщения. Такими субъектами остаются государства, делегирующие реализацию своих прав национальным компетентным органам. Одновременно применение данного принципа предполагает взаимное предоставление государствами привилегий на полеты в любые пункты территории друг друга. Требование назначать для выполнения полетов только одну авиакомпанию сохраняется на маршрутах с низким объемом перевозок, где условия для конкуренции весьма ограничены.
	Двусторонние межправительственные соглашения о воздушном сообщении России являются основной формой разрешений, выдаваемых правительством России на полеты иностранных воздушных судов в ее воздушном пространстве. В этих соглашениях содержатся также положения об условиях эксплуатации авиалиний с учетом российского законодательства, об открытии на основе взаимности представительств авиапредприятий обеих стран для выполнения задач, связанных с обслуживанием воздушных судов и пассажиров, для решения конкретных вопросов авиационных перевозок.
	Коммерческие права авиапредприятий конкретизируются в заключаемых между-ними коммерческих соглашениях. В них определяются расписания полетов, порядок продажи авиабилетов, тарифы, предоставление различного рода услуг, включая техническое обслуживание самолетов. Коммерческие соглашения тесно связаны с практической реализацией межправительственных двусторонних соглашений о воздушных сообщениях, и поэтому их разработка и заключение происходят под контролем ведомств гражданской авиации и с учетом положений многосторонних соглашений в области международной гражданской авиации.



7. Правовой статус воздушного судна и экипажа

	Правовой статус воздушного судна. Воздушное судно обладает национальной принадлежностью, определяемой по факту регистрации его в том или ином государстве. Принцип национальной принадлежности создает непосредственную (публично-правовую) связь между государством регистрации и воздушным судном, которое таким образом пользуется защитой этого государства. Зарегистрированное воздушное судно заносится в государственный реестр.
	От указанного принципа следует отличать гражданско-правовые вопросы собственности, владения и пользования воздушным судном. Гражданские воздушные суда могут находиться в собственности государства, кооперативных и общественных организаций.
Во многих странах гражданское воздушное судно является объектом гражданского права, права частной собственности. Оно может быть продано, куплено, заложено, арендовано, подарено, входить в состав наследственного имущества и т. п.
	В международных воздушных сообщениях принципиальное значение имеет деление воздушных судов на гражданские и государственные. К последним, согласно ст. 3 Чикагской конвенции, относятся воздушные суда, используемые на военной, таможенной и полицейской службе.

	Правовой статус экипажа. Действуя в пределах своих служебных полномочий, члены экипажа являются представителями эксплуатанта (владельца) судна, который отвечает за их действия.
	Каждый член экипажа выполняет строго определенные функции. Командир воздушного судна несет в целом ответственность за воздушное судно, других членов экипажа, пассажиров и грузы в пределах определенного периода времени.
	В международном воздушном праве не существует документа, который бы в целом определял правовое положение экипажа. Отдельные права экипажа и командира в отношении принятия мер по предотвращению и пресечению преступных действий на борту во время полета содержатся в гл. III Токийской конвенции 1963 года.
	Некоторые общие требования к свидетельствам членов экипажа зафиксированы в ст. 32 и 33 Чикагской конвенции, а также в Приложении 1 к ней.
	В целом же правовое положение экипажа определяется национальным законодательством государства регистрации воздушного судна. Во многих странах в состав экипажа не могут входить иностранные граждане. Однако ряд стран, не располагающих достаточными авиационными кадрами, прибегают к услугам иностранного авиационного персонала.



8. Борьба с актами незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации

	Понятие актов незаконного вмешательства. Женевская конвенция об открытом море 1958 года определяет пиратство как любые неправомерные акты насилия, задержания или грабежа, совершаемые в личных целях экипажем или пассажирами одного частновладельческого судна или летательного аппарата в отношении другого судна или летательного аппарата и находящихся на борту лиц и имущества. Речь идет о действиях экипажа или пассажиров пиратских морских или воздушных судов. При этом такие акты, по смыслу Женевской конвенции, могут квалифицироваться как "пиратство" только в случае их совершения в открытом море или в воздушном пространстве над ним. Поэтому неверно называть "воздушным пиратством" акты незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации.
	Впервые определение одного из видов незаконного вмешательства, совершаемого непосредственно на борту воздушного судна (незаконного захвата воздушного судна), было дано в Токийской конвенции 1963 года, которая определяет незаконный захват следующим образом: "...когда лицо, находящееся на борту воздушного судна, незаконно, с помощью силы или угрозы применения силы совершило акт вмешательства, захвата или иным образом неправомерно осуществляет контроль над воздушным судном в полете или когда намечается совершение такого акта". Однако конвенция не квалифицирует подобные действия как преступление, а лишь ограничивается определением самого акта незаконного захвата.
	В 1970 году в Гааге была подписана Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. Гаагская конвенция 1970 года кроме определения акта незаконного захвата, по существу совпадающего с определением, содержащимся в Токийской конвенции, квалифицирует такие действия как преступление (ст. 1) и обязывает государства принимать в их отношении суровые меры наказания (ст. 2).
	В соответствии со ст. 1 Монреальской конвенции 1971 года "любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно:
	a) совершает акт насилия в отношении лица, находящегося на борту воздушного судна в полете, если такой акт может угрожать безопасности воздушного судна; или
	b) разрушает воздушное судно, находящееся в эксплуатации, или причиняет этому воздушному судну повреждение, которое выводит его из строя; или
	c)  помещает или совершает действия, приводящие к помещению на воздушное судно, находящееся в эксплуатации, каким бы то ни было способом устройство или вещество, которое может разрушить такое воздушное судно или причинить ему повреждение, которое выводит его из строя, или причинить ему повреждение, которое Может угрожать его безопасности в полете; или
	d) разрушает или повреждает аэронавигационное оборудование или вмешивается в его эксплуатацию, если любой такой акт может угрожать безопасности воздушных судов в полете; или
	e) сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасности воздушного судна в полете".

	Условия применения международных соглашений по борьбе с актами незаконного вмешательства. Токийская, Гаагская и Монреальская конвенции применяются во всех случаях, когда воздушное судно находится в полете над территорией иной, чем территория государства регистрации воздушного судна.
	Токийская конвенция в целях применения ее положений определяет время полета - "с момента включения двигателя с целью взлета до момента окончания пробега при посадке" (п. 3 ст. 1).
Гаагская и Монреальская конвенции определяют начало полета - "с момента закрытия всех внешних дверей после погрузки" и окончание - "с момента открытия любой из таких дверей для выгрузки".
	В случае вынужденной посадки, согласно Гаагской и Монреальской конвенциям, считается, что полет происходит до тех пор, пока компетентные власти не примут на себя ответственность за воздушное судно и за лиц, находящихся на борту.
	В соответствии с Токийской конвенцией командир воздушного судна может применить "разумные меры, включая меры принуждения", если он имеет достаточные основания полагать, что лицо совершило или готовится совершить правонарушение на борту воздушного судна или действия, угрожающие его безопасности. Кроме того, любой член экипажа или пассажир, по просьбе командира воздушного судна или без такой просьбы или разрешения, может принять такие превентивные меры самостоятельно и немедленно для обеспечения безопасности воздушного судна или находящихся на нем лиц или имущества (ст. 6). Командир обладает даже правом высадить такое лицо и передать компетентным органам того государства - участника Токийской конвенции, на территории которого совершена посадка.
	Монреальская конвенция 1971 года применяется также в период нахождения воздушного судна "в эксплуатации". Этот период определяется с начала предполетной подготовки и продолжается в течение 24 часов после совершения воздушным судном посадки. Все три конвенции не применяются в отношении воздушных судов, занятых на военной, таможенной и полицейской службе.

	Вопрос выдачи и наказания преступников. Токийская конвенция (ст. 4) предусматривает, что осуществлять юрисдикцию во всех случаях может государство регистрации воздушного судна. Однако она позволяет любому государству вмешиваться в полет, если действия на борту самолета направлены против гражданина такого государства, если преступление создает последствия на его территории или угрожает его безопасности либо если вмешательство государства в полет необходимо для выполнения им обязательств по многостороннему международному соглашению.
	Согласно Гаагской и Монреальской конвенциям, устанавливать юрисдикцию в отношении преступления могут: государство регистрации воздушного судна; государство основного места деятельности или постоянного места пребывания арендатора воздушного судна, которое сдано в аренду без экипажа; государство, на чьей территории совершает посадку воздушное судно, на борту которого совершено преступление и еще находится преступник; либо иное государство, на чьей территории находится преступник или предполагаемый преступник.
	Здесь установлен принцип конкурирующей юрисдикции. Конвенции не содержат каких-либо положений о "предпочтительной юрисдикции" наиболее заинтересованного государства (таковым, как правило, является государство регистрации воздушного судна).
	Положения Токийской конвенции оказались малоэффективными в борьбе с незаконным захватом воздушных судов, диверсиями против авиатранспорта на земле и аналогичными преступлениями, принявшими к концу 60-70-х годов угрожающие размеры. В соот ветствии с Гаагской и Монреальской конвенциями лица, совершившие такие акты, признаны подлежащими либо выдаче, либо суровому наказанию.
	Центральными статьями Гаагской и Монреальской конвенций являются ст. 7, в соответствии с которыми "договаривающееся государство, на территории которого оказывается предполагаемый преступник, если оно не выдает его, обязано, без каких-либо исключений и независимо от того, совершено ли преступление на его территории, передать дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования. Эти органы принимают решение таким же образом, как и в случае любого обычного преступления серьезного характера, в соответствии с законодательством этого государства".
	Практика последних лет знает немало случаев выдачи лиц, совершивших угон самолетов. Так, в 1976 году Иран, в 1977 году Финляндия выдали СССР лиц, угнавших советские самолеты в эти страны. В случае невыдачи таких лиц они предстают перед судом (например, в Пакистане отбывает наказание группа лиц, угнавших самолет из СССР).
	В рамках ИКАО не раз выдвигались предложения о принятии протокола к Гаагской конвенции с целью установления принципа "предпочтительной юрисдикции" государства регистрации.



9. Оказание помощи посредством воздушных судов

	Статья 25 Чикагской конвенции гласит: "Каждое договаривающееся государство обязуется принимать такие меры по оказанию помощи воздушным судам, терпящим бедствие на его территории, какие оно сочтет возможными, и при условии осуществления контроля со стороны своих властей, разрешать собственникам воздушных судов или властям государства, в котором эти воздушные суда зарегистрированы, оказывать такие меры помощи, какие могут диктоваться данными обстоятельствами. Каждое договаривающееся государство при организации поиска пропавшего воздушного судна будет сотрудничать в осуществлении согласованных мер, которые время от времени могут рекомендоваться в соответствии с настоящей Конвенцией".
	Международная конвенция для унификации некоторых правил относительно оказания помощи воздушным судам и их спасания на море или помощи и спасания на море посредством воздушных судов 1938 года (не вступила в силу) устанавливала обязанность помощи лицам, подвергающимся опасности в море, "а также аварийным воздушным судам" (ст. 2).
	Во время нахождения воздушных судов в воздухе вообще невозможно извне помочь лицам, находящимся внутри самолета или вертолета, за исключением дачи рекомендаций, направляемых по каналам радиосвязи. Вполне естественно поэтому, что "внешним" объектом спасания выступает как бы только воздушное судно, и с этих позиций объяснимы такие формулы, как "договаривающиеся государства оказывают помощь воздушным судам и оставшимся в живых после авиационных происшествий" (п. 2.1.2 Приложения 13 к Чикагской конвенции). Оказание помощи лицам поставлено здесь на второе место по указанной выше причине, их жизнь и здоровье становятся непосредственным объектом спасания лишь на поверхности суши или акватории, когда стадия бедствия переросла в авиационное происшествие.
	В современной международно-правовой практике в рассматриваемой области относительно стабилизировалась и довольно четко определилась тенденция регулирования общих вопросов помощи воздушным судам, терпящим бедствие в открытом море, на основании источников международного морского права (Брюссельская конвенция 1910 г., Лондонская конвенция 1960 г., Женевская конвенция об открытом море 1958 г., Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.). Некоторые положения по данному вопросу содержатся в Женевской конвенции об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение из состава вооруженных сил на море, 1949 года, ст. 12 которой включает в понятие "кораблекрушение" вынужденную посадку самолетов на море или падение в море. Существует также ряд специальных многосторонних и двусторонних соглашений о помощи морским и воздушным судам, а также о спасании человеческих жизней в отдельных морских районах.
	Хотя вопросы вознаграждения за спасание по своему содержанию носят гражданско-правовой характер, они тесно связаны с соответствующими обязанностями государств. Это взаимодействие особенно очевидно в тех случаях, когда практическое выполнение операций по поиску и спасанию передано частновладельческим фирмам, добровольным организациям и даже частным лицам.
	Что касается поиска и спасания воздушных судов на государственной территории, то, как правило, государства, исходя из полного и исключительного суверенитета на своей территории, осуществляют данную деятельность самостоятельно. Практически только те государства, которые не располагают в этих целях эффективными техническими средствами, прибегают к помощи или разрешают допуск иностранных поисково-спасательных служб.



10. Международные авиационные организации

	Международная организация гражданской авиации (ИКАО). Учреждена на основании ч. II Конвенции о международной гражданской авиации 1944 года. Уставными целями ИКАО, существующей с 1947 года, являются обеспечение безопасного и упорядоченного развития международной гражданской авиации во всем мире и другие аспекты организации и координации международного сотрудничества по всем вопросам деятельности гражданской авиации, в том числе международных авиаперевозок.
	Высшим органом является Ассамблея, в которой представлены все государства-члены. Собирается Ассамблея не реже одного раза в три года.
	Постоянным органом ИКАО является Совет, ответственный за свою деятельность перед Ассамблеей. В Совете представлены 33 государства, избираемые Ассамблеей. СССР был членом Совета с 1971 года. В настоящее время Россия входит в состав Совета. Советом руководит президент, избираемый на три года. Сессии Совета обычно проводятся три раза в год.
	Другими органами ИКАО являются Аэронавигационная комиссия, Авиатранспортный комитет, Юридический комитет, Комитет по совместной поддержке аэронавигационного обеспечения, Финансовый комитет, Комитет по незаконному вмешательству в дела гражданской авиации.
	Юридический комитет играет большую роль в разработке проектов многосторонних договоров по воздушному праву, которые затем рассматриваются на дипломатических конференциях, созываемых под эгидой ИКАО.
	В структуре ИКАО предусмотрены региональные бюро: Европейское (Париж), Африканское (Дакар) Ближневосточное (Каир), Южно-Американское (Лима), Азиатско-Тихоокеанское (Бангкок), Северной Америки и Карибского бассейна (Мехико), Восточно-Африканское (Найроби).
	Постоянным обслуживающим органом ИКАО является секретариат во главе с генеральным секретарем - главным исполнительным должностным лицом. Штаб-квартира ИКАО находится в Монреале (Канада).

	Европейская конференция гражданской авиации (ЕКАК). Учреждена в 1954 году. Уставные цели - изучение проблем европейского воздушного транспорта, содействие его координации и развитию в регионе, взаимодействие с ИКАО. Функции - консультативные.
	Членами ЕКАК являются западноевропейские страны, а также Турция.
	Высший орган ЕКАК - Пленарная комиссия. Исполнительный орган - Координационный комитет. ЕКАК тесно сотрудничает с ИКАО, штаб-квартира Регионального бюро которой, как и штаб-квартира ЕКАК, находится в Париже. Более того, подавляющее число функций административного и технического характера для ЕКАК выполняет Региональное бюро ИКАО, оплачивая также косвенные расходы ЕКАК.

	Европейская организация по обеспечению безопасности аэронавигации (Евроконтроль). Учреждена в 1960 году. Уставные цели - обеспечение безопасности полетов гражданских и военных воздушных судов.
	Высший орган - Постоянная комиссия по обеспечению безопасности аэронавигации. Исполнительный орган - Агентство по безопасности аэронавигации. Штаб-квартира организации находится в Брюсселе (Бельгия).

	Африканская комиссия гражданской авиации (АФКАК). Учреждена в 1969 году по образцу ЕКАК, с консультативными функциями. Уставные цели: подготовка региональных планов аэронавигационного обслуживания, содействие интеграции политики государств-членов в области воздушного транспорта, реализации исследований по использованию аэронавигационных средств, содействие применению стандартов и рекомендаций в регионе и др.
	Высший орган - Пленарная сессия. Исполнительный орган - Бюро АФКАК. Штаб-квартира находится в Аддис-Абебе (Эфиопия). АФКАК активно пользуется услугами Африканского бюро ИКАО в Дакаре (Сенегал).

	Агентство по обеспечению безопасности в Африке и на Мадагаскаре (АСЕКНА). Учреждено в 1959 году. Уставная цель - обеспечение регулярности и безопасности полетов над территориями государств-членов (кроме Франции). Агентство предоставляет полетную, техническую и перевозочную информацию, контролирует воздушное движение, управляет полетами и т. п. В этих целях АСЕКНА может заключать соглашения с любыми государствами, которые согласны пользоваться ее услугами.
	Высший орган - Административный совет, принимающий обязательные решения. Исполнительный механизм представлен четырьмя управлениями, счетным бюро и генеральным директором.
	Штаб-квартира находится в Дакаре.

	Латиноамериканская комиссия гражданской авиации (ЛАКАК). Учреждена в 1973 году. Основная цель - координация деятельности воздушного транспорта государств-членов.
Высший орган - Ассамблея. Исполнительный орган - Исполнительный комитет. Штаб-квартира находится в Мехико (Мексика).

	Центральноамериканская корпорация по обслуживанию аэронавигации (КОКЕСНА). Учреждена в 1960 году. Цель организации - непосредственное обслуживание управления воздушным движением. В этих целях организация предоставляет обслуживание как юридическим, так и физическим лицам по специально заключаемым контрактам или по международным соглашениям.
	Высший орган - Административный совет, решения которого исполняются непосредственно.

	Межгосударственный совет по авиации и использованию воздушного пространства. Учрежден в декабре 1991 года уполномоченными глав правительств 12 государств, ранее входивших в состав СССР, на основании Соглашения о гражданской авиации и об использовании воздушного пространства.
	Соглашением предусмотрено, что воздушное пространство договаривающихся государств, над которым они обладают полным и исключительным суверенитетом, а также районов открытого воздушного пространства, где, согласно международным договорам, обслуживание воздушного движения возложено на бывший СССР в целях организации выполнения полетов и управления движением воздушных судов, рассматривается как единое воздушное пространство.
	Согласно этому документу, в сферу совместного ведения и регулирования государств-членов входят: разработка межгосударственных нормативных актов и стандартов с учетом требований ИКАО; сертификация международных эксплуатантов воздушных судов, международных воздушных трасс, аэродромов, воздушных судов, систем управления воздушным движением, навигации и связи, летного и диспетчерского составов; расследование авиапроисшествий; организация разработки и осуществления межгосударственных научных программ; разработка и координация согласованной политики в области международных воздушных сообщений, участие в работе ИКАО; развитие единых систем аэронавигации, связи, аэронавигационной информации, регулирования потоков воздушного движения; координация межгосударственного расписания воздушного движения; координация общей политики в области авиационных тарифов и сборов.
	В соответствии с Соглашением и решением Совета глав правительств Содружества Независимых Государств, принятым в Минске 30 декабря 1991 г., исполнительным органом Межгосударственного совета является Межгосударственный авиационный комитет (МАК).
	Государства, входившие в состав СССР, но не подписавшие Соглашение, могут сотрудничать с участниками Соглашения, взаимодействовать с Советом и МАК на основе специальных соглашений.
	Соглашение открыто для присоединения к нему других государств.
	Штаб-квартира организации находится в Москве (Россия).


11. Ответственность в международном воздушном праве

	Ответственность государств. Государства несут политическую ответственность за нарушения принципов и норм международного воздушного права. Она может выражаться, в частности, в форме приостановления права голосования в Ассамблее ИКАО (ст. 88 Чикагской конвенции).
	Государства несут международную ответственность за нарушение суверенитета иностранных государств на воздушное пространство.

	Ответственность авиаперевозчика. Авиаперевозчик (авиапредприятие) несет гражданско-правовую ответственность за ущерб, причиненный пассажиру или владельцу груза. Международные воздушные сообщения требуют единообразного подхода к вопросам материальной ответственности авиаперевозчика в интересах пользователей воздушным транспортом, а также в целях избежания использования авиакомпаниями различных условий ответственности в конкурентной борьбе.
	Сотрудничество государств в данной области выразилось в принятии серии договоров, получивших название "Варшавская система". Поскольку субъектами ответственности по условиям этих договоров являются стороны сделки (контракта на продажу услуги), эти вопросы относятся к области международного частного права.
	Согласно Варшавской конвенции 1929 года, перевозчик несет ответственность за вред, выразившийся в смерти и любом телесном повреждении пассажира, в уничтожении, утере или повреждении багажа и груза, а также в опоздании при перевозке.
	По договорам Варшавской системы установлены максимальные пределы ответственности авиаперевозчика (ограничение ответственности по сумме), что отражает политику своеобразного протекционизма государств в отношении своих национальных авиапредприятий. Ответственность основана на принципе вины (ограниченная ответственность). Регламентирована также процедура возмещения ущерба.
	Гвадалахарская конвенция 1961 года, дополнительная к Варшавской, относительно унификации некоторых правил, касающихся международной воздушной перевозки, выполняемой лицом иным, чем договорный перевозчик, распространила основные принципы Варшавской конвенции на перевозки на арендованных воздушных судах.
	В настоящее время наблюдается тенденция со стороны наиболее мощных капиталистических авиакомпаний, прежде всего американских, к увеличению максимальных пределов ответственности. В этом находит выражение их конкурентная борьба с молодыми неокрепшими авиапредприятиями развивающихся государств. С этих позиций следует оценивать Монреальское соглашение ряда авиакомпаний 1966 года, увеличившее предел ответственности перевозчика до 75 тыс. долл. США допускают к перевозкам на свою территорию лишь те авиакомпании, которые согласились принять этот предел.
	Гватемальский протокол 1971 года увеличил предел ответственности до 100 тыс. долл. за пассажира и принял систему абсолютной ответственности перевозчика (вне зависимости от его вины).
	Монреальский протокол № 4, принятый в 1975 году, также исходит из принципа абсолютной ответственности перевозчика. Этот протокол, как и Гватемальский, в силу не вступил.
	В последние годы стала актуальной проблема предъявления исков непосредственно к изготовителям воздушных судов в случаях авиапроисшествий по техническим причинам. Равным образом возникают вопросы об ответственности органов управления воздушным движением. В международном праве эти проблемы не урегулиррваны.

	Ответственность за ущерб, причиненный третьим лицам. В 1952 году в Риме была заключена Конвенция о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности. Она ограничивает размер возмещения за такой вред в зависимости от веса воздушного судна. Субъектом ответственности является эксплуатант воздушного судна (лицо, использующее судно в момент причинения вреда). Под вредом понимаются смерть, телесное повреждение и вред, причиненный имуществу в результате физического воздействия корпуса судна или выпавшего из него предмета.
	Россия - участница Римской конвенции (СССР присоединился в 1982 г.).
	В 1978 году в Монреале был принят протокол об изменении Римской конвенции, который в силу не вступил.
	В настоящее время остаются нерешенными актуаль-
ные вопросы об ответственности за вред, причиненный шумом авиадвигателей и в результате звукового удара при эксплуатации сверхзвуковых самолетов.




ГЛАВА XXII

МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО

1. Объективная необходимость в международно-правовом регулировании международных отношений в процессе космической деятельности

	Возникновение международного космического права во второй половине XX века отражает особенности деятельности по исследованию и использованию космического пространства.
Надземное пространство делится на воздушное и космическое. Такое деление предопределяется различием технических принципов передвижения летательных аппаратов: для авиации - это подъемная сила крыла и двигательная тяга; для космонавтики - это в основном инерционное движение под воздействием притяжения Земли и других планет.
	Практически любой вид космической деятельности затрагивает интересы всего человечества. Поэтому космос невозможно разделить по аналогии с воздушным пространством на национальное пространство и пространство общего пользования.
	Помимо этого осуществление большинства видов космической деятельности немыслимо без международного сотрудничества. Это и обусловило формирование особого правового режима космического пространства.


2. Понятие, источники и предмет международного космического права

	Международное космическое право - это совокупность международных принципов и норм, устанавливающих правовой режим космического пространства, включая небесные тела, и регулирующих права и обязанности участников космической деятельности.
	Эти права и обязанности вытекают как из общих принципов и норм международного права, регулирующих все области международных отношений, так и из специальных принципов и норм, отражающих особенности космического пространства и космической деятельности.
	Международное космическое право формируется в основном как договорное.
	Основными договорными источниками являются: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года (Договор по космосу); Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, 1968 года (Соглашение о спасании космонавтов); Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 года; Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, 1974 года; Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года (Соглашение о Луне).
	Отдельные нормы международного космического права содержатся также в других международных договорах, регулирующих правоотношения в военной сфере, в области использования радиосвязи и др.
	В случае, если государство не является участником указанных договоров или какой-либо вопрос договорами не урегулирован, действуют обычно-правовые нормы. Их содержание раскрывается в серии резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, отражающих всеобщую практику (например, право на осуществление телевизионного вещания с помощью спутников, разграничение воздушного и космического пространств на высоте около 100 км над уровнем моря и др.).
	Предметом международного космического права является регулирование международных отношений в процессе космической деятельности (правоотношения субъектов при запуске космических объектов, в процессе использования космической техники для практических целей и т. д.).



3. Объект и субъекты международного космического права

	Объектом международного космического права являются космическое пространство (надземное пространство, начиная с высоты около 100 км над уровнем моря), планеты Солнечной системы, Луна, искусственные космические объекты и их составные части, космические экипажи, деятельность по исследованию и использованию космического пространства и небесных тел, результаты космической деятельности (например, данные дистанционного зондирования Земли из космоса, материалы, доставленные с небесных тел на Землю, и др.).
	Субъектами международного космического права являются субъекты международного публичного права, то есть главным образом это государства и международные межправительственные организации, в том числе, разумеется, и те, которые сами непосредственно космической деятельности не осуществляют.



4. Основные принципы международного космического права

	Принципы международного космического права закреплены в Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года.
	Выделяют следующие принципы международного космического права: исследование и использование космоса на благо всего человечества; равное право всех государств на исследование и использование космоса; запрещение национального присвоения космоса; соответствие космической деятельности международному праву; свобода космоса для научных исследований; использование Луны и других небесных тел исключительно в мирных целях; международная ответственность государств за всю национальную космическую деятельность; международная ответственность государств за ущерб, причиненный космическими объектами; сотрудничество и взаимная помощь государств при исследовании и использовании космоса; сохранение государствами юрисдикции и контроля над космическими
объектами,  занесенными  в их  регистры; обязанность государств избегать вредного загрязнения космоса.
	По договору за государствами признаются следующие права:
	- осуществлять исследование и использование космического пространства и небесных тел без какой бы то ни было дискриминации на основе равенства, при свободном доступе во все районы небесных тел;
	- свободно осуществлять в космическом пространстве и на небесных телах научные исследования;
	- использовать любое оборудование или средства и военный персонал для научных исследований небесных тел или каких-либо иных мирных целей;
	- сохранять юрисдикцию и контроль над запущенными космическими объектами и их экипажами, а также право собственности в отношении космических объектов вне зависимости от их местонахождения;
	- запрашивать проведение консультаций с государством, планирующим деятельность или эксперимент в космосе, когда есть основание полагать, что они создадут потенциально вредные помехи деятельности других государств по мирному исследованию и использованию космоса;
	- обращаться с просьбами о предоставлении возможности для наблюдения за полетом своих космических объектов (с целью заключения соглашений о размещении на территориях других государств станций слежения);
	- право посещать (на основе взаимности и после заблаговременного уведомления) все станции, установки и космические корабли на небесных телах.
Договор налагает на государства ряд обязательств:
	- содействовать международному сотрудничеству в научных исследованиях космоса;
	- осуществлять деят