Право. Библиотека: TXT
Уголовно-статистический учёт функциональные закономерности
Д. А. Ли












УГОЛОВНО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ УЧЕТ
СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ
ЗАКОНОМЕРНОСТИ








МОСКВА

Информационно-издательское агентство "Русский мир"
1998


Представляю вниманию читателей очередную книгу члена Союза криминалистов и криминологов Д.А. Ли "Уголовно-статистический учет: структурно-функциональные закономерности", выполненную, как и предыдущие книги этого молодого ученого, в русле долгосрочной программы исследований под эгидой Союза криминалистов и криминологов. Одна из главных задач Союза - ориентировать специалистов по борьбе с преступностью на интегративное отношение к проблемам научных достижений.
Монография представляет собой теоретико-прикладное исследование структурно-функциональных закономерностей уголовно-статистического учета. В анализе статистики автор широко использовал математические методы, в частности компьютерную экспертно-диагностическую систему МАКС-3.0. Нетрадиционный подход к решению проблемы борьбы с преступностью и использование оригинальной методики позволили автору осветить реальные перспективы применения результатов исследования в самых различных областях общественной жизни, например, в контроле за криминальной ситуацией в регионе, для повышения эффективности государственного управления обществом, прогноза кризисных состояний в обществе.
Думаю, что книга Д.А. Ли найдет своего читателя, а все кто уже знаком с его предыдущими работами смогут по достоинству оценить перспективы применения оригинальной методики и программного обеспечения МАКС-3.0 не только в теоретической, но и в практической деятельности.


 			Заведующий кафедрой криминологии,                 					заслуженный юрист России,
			Президент Союза криминалистов и 
			криминологов,
			доктор юридических наук, профессор
								В.Е. Эминов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие			6
Введение: цель и задачи исследования		8
Глава 1. 	Статистика и математика	10
	1.1.	Статистика и математическая статистика	10 
	1.2.	Статистика: возможности и ограничения	21
	1.3.	Анализ и прогноз	28
Глава 2.	Уголовно-статистический учет: структурно-
	функциональные закономерности	36
	2.1.	Криминология и математика	36
		2.1.1. Уголовно-статистический учет	36
		2.1.2. Модульный анализ и 
			конструирование социума - 
			МАКС-3.0: математический метод	39
	2.2.	Преступность как система: структурно-
		функциональные закономерности	46
		2.2.1.Сколько преступлений можно 
			зарегистрировать	46
		2.2.2. Признаки системы: дисгармония	62
		2.2.3. Функции элементов структуры 
			уголовно-статистического учета	63
Глава 3.	Структурно-функциональные закономерности 
	уголовно-статистического учета в регионах 
	мира..........	69
	3.1.	Европа	71
	3.2.	Африка	78
	3.3.	Азия		84
	3.4.	Америка	92
Глава 4.	Структурно-функциональные закономерности 
	уголовно-статистического учета в отдельных 
	группах стран	107
	4.1.	Слаборазвитые	108
	4.2.	Среднеразвитые	114
	4.3.	Высокоразвитые	120
Глава 5.	Структурно-функциональные закономерности 
	уголовно-статистического учета в конкретных 
	странах мира	127
	5.1.	Россия	127
	5.2.	Япония	136
Глава 6.	Развитие системы: методика прогноза	145
	6.1.	Система: устойчивые пропорции 
		функционирования	145
		6.1.1. Социум преступников	145
		6.1.2. Раскрытые и зарегистрированные 
			преступления	146
	6.2.	Целостность - одно из главных достоинств 
		системного анализа	149
		6.2.1. Моделирование системы	149
		6.2.2. МАКС-3.0 одна из возможностей 
			познания законов развития общества	151	Заключение....................	153
Приложение..............	160
	Таблица 1. Уровень преступности за 1996 г. 
			(по убыванию)	160
	Таблица 2. Перечень стран, не имеющих данных 
			по уровню преступности за 1996 г.	166
	Таблица 3. Страны мира, где уровень 
			преступности выше 6252 
			преступлений на 100 тысяч 
			населения (дисгармония) (1996 г.)	168
	Таблица 4. Страны мира, где уровень дохода 
			на душу населения ниже 
			среднеарифметического 
			(дисгармония) (1996 г.)	169
	Таблица 5. Страны мира, где уровень дохода 
			на душу населения выше 
			среднеарифметического 
			(дисгармония) (1996 г.)	170
	Таблицы 6-9. Годовые сводные таблицы 
			(1993-1996 гг.).	171
	Таблица 10. Сводная таблица за (1933-1996 гг.)	173
	Схема 1. 	Идеальная модель социума 
			преступников	173
	Схема 2. 	Осужденные и преступления	174
	Схема 3. 	Безопасность	174
	Схема 4. 	Лица, признанные преступниками 
			на 100 тысяч населения	175
	Схема 5. 	Соотношения преступников и 
			преступлений	175
Литература..............	176
ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая (третья по счету) работа Д. Ли посвящена развитию одной из существенных сторон научного познания преступности - математическим методам такого познания, закономерностям статистического учета преступности. Более того, существенной особенностью работ Д. Ли является успешное применение специально разработанной методики компьютерной обработки данных статистики. Автором предлагается также соответствующий инструментарий для анализа состояния преступности, закономерностей изменения этого явления во времени, пространстве, а также структурных характеристик преступности.
Исходной теоретической посылкой предлагаемого метода криминологического исследования стало утверждение автора об универсальном характере некоторых пропорциональных, численно выражаемых соотношений, и прежде всего так называемого золотого сечения. Д.А. Ли полагает, что цифровое выражение "золотого сечения" есть некоторая константа, постоянная величина, позволяющая (в числе прочего) вычислять соотношение между нормой и отклонением, в том числе - между общим количеством населения и количеством преступников, числом осужденных и числом зарегистрированных преступлений и т.д. Отклонения от такой константы, по мысли автора, характеризуют тенденции в развитии социальных систем (преступности, общества).
Проверив достоверность предложенной методики на материале общемировой уголовной статистики, автор предлагает количественные критерии оценки состояния правоохранительных систем.  Более того, он доказывает, что в свою очередь состояние такой системы - серьезный показатель состояния соответствующего общества.
Анализируя общемировую статистику преступности, классифицируя страны мира по уровню дохода на душу населения, автор соотносит этот уровень с уровнем преступности, а этот последний - с географическим расположением соответствующих стран. Указанные данные, разумеется, ждут дальнейшего анализа. Так, из приведенных данных усматривается явное увеличение количества зарегистрированных преступлений параллельно с ростом доходов на душу населения. Но это только в целом, подобная зависимость просматривается не всегда (например, Япония - страна с весьма высоким уровнем дохода на душу населения и в то же время - одна из стран, где уровень преступности очень невысок и т.д.). Так что если даже положительная корреляция между уровнем дохода и состоянием преступности и существует, это не снимает вопроса о серьезных различиях в уровне преступности внутри группы стран с приблизительно одинаковым уровнем дохода.
	Переходя к анализу коэффициента, показывающего соотношение количества зарегистрированных преступлений с количеством осужденных (на уровне общемировой статистики он равен 2,236), автор приходит к выводу о том, что отклонение от этого среднего уровня, наблюдавшееся в России с 1987 г., достигло пика в 1992 г. и после этого, в последующие годы, стабильно снижалось в сторону "нормы", т. е. указанного коэффициента. Такое совпадение отклонений от приведенного коэффициента с известным политическим и экономическим кризисом, пережитым в эти годы нашей страной, свидетельствует, что предлагаемая автором методика может найти применение и в анализе иных серьезных социальных процессов.
	Далее, выявив на уровне общемировой статистики пропорции между различными характеристиками преступности, автор указывает на возможность использования найденных пропорций для анализа и прогноза преступности в стране, регионе и т.д., рассматривая указанные пропорции как средние величины, а конкретные данные о состоянии преступности как отклонения от них. Уровень таких отклонений, по мысли автора, свидетельствует не только о состоянии преступности, но и об эффективности работы правоохранительной системы, о состоянии общества в целом.
	Достоинство данной работы Д. Ли не только в явном и успешном применении методологического арсенала криминологических исследований, стимулирующих творческую мысль, но и в серьезном объеме приводимых им конкретных данных общемировой уголовной статистики, что может послужить реальным подспорьем для дальнейших криминологических исследований.

				А.М. Яковлев
				Доктор юридических наук, профессор, 
				Действительный член Академии 
				социальных наук  



ВВЕДЕНИЕ: 
цель и задачи исследования

Исследование, предлагаемое вниманию читателей, является продолжением, составной частью предыдущих работ автора, где он использовал методологию модульного анализа и конструирования социума (МАКС), основанную на системном подходе к изучению социальных явлений, в частности преступности.
Автор ставит перед собой цель: объяснить при помощи методологии МАКС выявленные структурно-функциональные закономерности уголовно-статистического учета на различных уровнях обобщения (мир в целом как система, регионы мира, отдельно взятые страны за длительный период) для последующего прогнозирования тенденций изменений в состоянии преступности как системы; вычленить закономерности функционирования преступности для того, чтобы принимать оптимальные решения при осуществлении повседневной практической деятельности органов правопорядка.
Почему из года в год в каждом отдельно взятом обществе и во все мире наблюдается повторение такого статистически устойчивого показателя, как количество раскрытых и зарегистрированных преступлений? Каким образом соотносятся между собой количество лиц, зарегистрированных в качестве преступников, с количеством раскрытых и зарегистрированных преступлений? Каким смысловым содержанием наполняется функционирующая система, описанная при помощи статистических показателей (например, система правоохранительных органов конкретного государства)? Какое количество преступлений из всех реально совершенных за определенный промежуток времени можно зарегистрировать? Возможно ли зарегистрировать все реально совершенные преступления?
Цели исследования подчинено решение следующих задач:
1. Дать определение понятия "статистики". Что лежит в основе практически всех криминологических исследований: такое социальное явление, как преступность, или реальная "пропускная" способность правоохранительных органов?
2. Предположить типологию функционирующих социальных систем с точки зрения их реагирования на реально совершенные преступления на основании статистических показателей, их (эти системы) характеризующих.
3. На основании полученных нами результатов предложить методологию анализа преступности и показать перспективы ее применения в повседневной практической деятельности органов государственной власти и управления.
4. Раскрыть общее состояние системы (например, система государственного управления обществом) через анализ ее определенной части (уголовно-статистические показатели).


Глава 1. СТАТИСТИКА И МАТЕМАТИКА

					Если мы хотим в других науках 							прийти к несомненной достовер-   							ности и безошибочной истине, то 						необходимо положить основание 
					веского знания в математике.
								Бэкон Роджер

1.1. Статистика и математическая статистика

В своей предшествующей работе мы определили понятие "статистика" в узком смысле этого слова, а именно как "совокупность сводных, итоговых показателей, относящихся к какой-либо области общественных явлений, подлежащей изучению (в нашем случае - преступности. - Д.Л.)" [1, с. 9]. При этом статистическая информация воспринималась нами как объективная данность, требующая системного анализа, без каких-либо отклонений. Утверждалось, что при систематическом подсчете выявить эти отклонения проще, чем в статистических данных как основе анализа. Другими словами, подразумевалось, что статистика как таковая предполагает достаточно полное (в смысле полноты охвата) отражение объективной реальности и, соответственно, в ней можно отыскать структурно-функциональные закономерности того или иного социального процесса, который она описывает.
Среди криминологов бытуют различные мнения в понимании значения статистики как таковой, ее роли в криминологических исследованиях. В данной главе мы попытаемся определить понятия "статистика", "математика" и "математическая статистика". 
В науке существует широкий спектр определений понятия "статистика", приведем лишь некоторые из них.
Большая советская энциклопедия определяет понятие "статистика" (нем. statistik, от итал. stato, позднелат. status - государство) как: 
1) "вид общественной деятельности, направленный на получение, обработку и анализ информации, характеризующий количественные закономерности общества во всем ее многообразии (технико-экономические, социально-экономические, социально-политические явления, культура) в неразрывной связи с ее качественным содержанием. В этом смысле понятие статистики совпадает с понятием статистического учета. Вся информация собирается различными видами учета, в конечном счете обрабатывается и анализируется статистикой, при этом методологические принципы для построения основных показателей во всех видах учета являются едиными.
2) Отрасль общественных наук (и соответствующих ей учетных дисциплин), в которой изучаются общие вопросы измерения и анализа массовых количественных отношений и взаимосвязей" [2, с. 437].
В более узком смысле статистика рассматривается как совокупность данных о каком-либо явлении или процессе (именно в этом смысле мы употребляли это понятие в предшествующей работе) [1]. В естественных науках понятие "статистика" означает анализ массовых явлений, основанный на применении методов теории вероятности (например "статистическая физика").
Несколько по иному определяет понятие "статистика" Статистический словарь:
"1) отрасль знаний - наука, представляющая собой сложную и разветвленную систему научных дисциплин (разделов), обладающих определенной спецификой и изучающих количественную сторону массовых явлений в непрерывной связи с их качественной стороной. Основными ее разделами являются: общая теория статистики, где рассматриваются наиболее общие категории, принцип и метод статистической науки; экономическая статистика, изучающая явления и процессы, происходящие в экономике; социальная статистика, изучающая социальные явления и процессы;
2) отрасль практической деятельности - сбор, обработка, анализ и публикация массовых данных о явлениях и процессах общественной жизни;
3) совокупность цифровых сведений, характеризующих состояние массовых явлений и процессов общественной жизни или совокупность их;
4) отрасль, использующая методы математической статистики для изучения социально-экономических процессов и явлений" [3, с. 379].
Данное определение, на наш взгляд, более полно и точно отражает понимание статистики, сложившееся в современной науке.
Однако возникает вопрос: что есть статистика как совокупность цифровых сведений, характеризующих состояние массовых явлений и процессов общественной жизни в узкопрактическом плане? Статистика - это или отражение реально функционирующих в обществе явлений, например, явлений так называемой социальной патологии* , т. е. наркомания, алкоголизм, преступность и др., или отражение определенного исторического понимания того, что она отражает, или отражение результатов деятельности органов, регистрирующих n-количество случаев, попадающих под определенные критерии, общности, или все вместе, взятое в различных пропорциях, или нечто иное, недоступное для нашего понимания на данном этапе развития науки (более подробно данный вопрос будет рассмотрен ниже в свете полученных нами результатов).  
Статистическая информация об объектах и явлениях жизни общества группируется в статистические совокупности, характеризующиеся наличием общих признаков, вычлененных по одному или нескольким критериям общности. Такими критериями могут служить, например, тип поведения, поступки, привычки человека, которые общество расценивает как вредные, подрывающие правопорядок (хулиганство, преступность) и общественную мораль (наркомания, алкоголизм). Статистические совокупности могут различаться по степени общности, и при этом совокупность, содержащая статистическую информацию об объектах и явлениях в целом, называется генеральной.
Отметим, что статистическое описание совокупности объектов занимает промежуточное положение между индивидуальным описанием каждого из объектов совокупности, с одной стороны, и описанием совокупности по ее общим свойствам, совсем не требующим ее расчленения на отдельные объекты, - с другой. Каким же именно свойствам? Ценность статистических описаний совокупности объектов ограничена в случаях, когда существенны именно индивидуальные описания конкретного объекта преступления, например, какими мотивами руководствовался Иванов, убивший Петрова. Однако по сравнению с описанием совокупности объектов по ее общим (суммарным) свойствам, статистические данные позволяют глубже проникнуть в существо дела. Например, анализ уголовного законодательства, действующего в конкретный исторический период, позволяет глубже понять историческую изменчивость преступности как социального явления, а следовательно, и ее сущность.
Перейдем к рассмотрению понятий математики и математической статистики.
"Математика (греч. mathematike, от mathema - знание, наука) - наука о количественных отношениях и пространственных формах действительного мира" [4, с. 467].
"Математическая статистика - раздел математики, посвященный математическим методам систематизации, обработки и использования статистических данных для научных и практических выводов. При этом статистическими данными называются сведения о числе объектов в какой-либо более или менее обширной совокупности, обладающих теми или иными признаками" [4, с. 480].
Методы обработки исходных данных в математической статистике основываются на их вероятностной природе. 
Разделы математической статистики: а) проверка гипотез; б) оценивание вероятности и входящий в нее параметров; в) дисперсионный; г) регрессионный; д) корреляционный; е) ковариационный; ж) факторный; з) кластерный; и) методы анализа случайных процессов; к) другие многомерные методы анализа.
Таким образом, метод исследования, опирающийся на рассмотрение количественных данных о тех или иных совокупностях объектов, называется статистическим. Статистический метод применяется в самых различных областях знания.
Общие черты статистического метода сводятся к подсчету числа объектов, входящих в те или иные группы, распределению объектов по их количественным признакам, выборочному наблюдению (в случаях, когда детальное исследование всех объектов совокупности затруднительно, об этом подробнее см. в 1.2), использованию теории вероятности при оценке достаточности числа наблюдений для тех или иных выводов и т. п.. Эта формальная сторона статистических методов исследования объектов, безразличная к их специфике, и составляет предмет математической статистики.
Следует подчеркнуть, что "математика, исследуя количественные соотношения, не принимает во внимание качество. Статистика же исследует количественную сторону общественных явлений в непрерывной связи со стороной качественной и при этом применяет некоторые математические приемы. Эти приемы используются статистикой для решения специфических задач. Для статистики математика представляет собой лишь инструмент, с помощью которого она проводит свои исследования" [5, с. 17]. Другими словами, статистика служит промежуточным звеном между единичным в явлении и явлением как целым на более высокой ступени обобщения. 
При этом математическую статистику, можно представить как описание совокупности явлений, но через их только количественную сторону. Явление по сути дела одно и то же, оно не изменилось, но описать его можно по-разному:
а) качественно - это удел отдельных самостоятельных наук (область, где описываются индивидуальные случаи, относящиеся к определенной категории явлений);
б) количественно - абстракция, которая может описать любое качественно отличное от другого явление через числа (область, которая представляет собой то общее, что объединяет различные области научного знания).
В этом смысле О.А. Гаврилов точно заметил: "И право и математика представляют собой некоторые формальные языки для описания объективной реальности. Право описывает социальную реальность в терминах правовых понятий и категорий - таких, как поведение, поступок, действие, право, обязанность, запрет и т. д. Математика также описывает объективную реальность, но использует в этих целях математические понятия и абстракции" [6, с. 13]. Более того, О.А. Гаврилов утверждает, что: "Описание явлений на языке математики предполагает выделение тех сторон, которые в силу определенности и однозначности более доступны точному анализу. Для того чтобы такое выделение осуществить, необходима определенная методика качественного анализа объекта.... Нельзя недооценивать возможности математического аппарата для качественного развития теории той области знания, где он применяется. Перевод понятий и представлений соответствующей области знания на математический язык приводит к существенному уточнению, совершенствованию и развитию системы представлений и понятий этой области знания.
По существу математика как бы расширяет рамки чисто качественного подхода и чисто качественного описания. Это означает, что мышление любого специалиста, включая юриста, протекает прежде всего на качественно ином содержательном уровне. Оно осуществляется на уровне предметных понятий, конкретных образов и представлений с их реальными связями. На определенном этапе познавательного процесса научная истина облекается в математическую форму" [6, с. 17].
Таким образом, именно через статистику как набор чисел, описывающих то или иное явление в связи с его качественной стороной, мы можем установить структурно-функциональные закономерности изучаемой системы, что в свою очередь может послужить основанием для анализа и прогноза различных качественных характеристик системы.
Статистика в узкопрактическом смысле есть количественное описание изучаемого явления через систему абстракций. В этом смысле реализуется такая функция статистики, как отражение социальных процессов через систему абстрактных знаков.
Статистику можно также рассматривать как один из способов изучения социальных явлений, который дает возможность анализировать и прогнозировать их различные качественные характеристики. В результате мы выходим на новые уровни познания предмета, познания его сущности.
Непосредственно о самих статистических показателях как таковых заметим, что они суть логическое продолжение нашего субъективного понимания самого анализируемого явления. Например, мы регистрируем около 50 показателей, характеризующих преступность как социальное явление, но кто гарантирует, что именно они, эти 50 показателей, истинны и действительно отражают некую объективную реальность, подлежащую измерению? На наш взгляд, ответ кроется в самой постановке вопроса. Безусловно, статистические показатели в первую очередь несут на себе печать нашего субъективного понимания того, что именно важно в таком социальном явлении, как преступность; ведь сами показатели суть косвенное отражение нашего понимания преступности. При анализе большого количества чисел, мы можем найти структурно-функциональные закономерности (СФЗ) уголовно-статистического учета (УСУ) и, соответственно, объяснить функционирование преступности.
Поэтому, не углубляясь в дискуссию, отметим, что при проведении криминологических исследований необходимо помнить, что конкретные статистические показатели, как и сама статистика, суть субъективное понимание функционирующих социальных явлений, зависящее, в частности, и от мировоззрения, господствующего в данном обществе или даже в голове того или иного ученого.
Статистика как совокупность цифровых сведений, характеризующих состояние массовых явлений и процессов общественной жизни, была, остается и будет одним их общих оснований всех социальных наук (в дальнейшем мы будем употреблять понятие "статистика" именно в этом смысле).
Безусловно, нельзя отвергать качественный анализ отдельных совокупностей изучаемых социальных явлений и процессов, который позволяет делать определенные обобщения и давать соответствующие рекомендации. Но данный этап в познании окружающего мира - первый, позволяющий большей частью только наблюдать за протеканием процессов, но не вникать в суть их функционирования (именно он является основанием для выдвижения гипотез).
Второй этап - статистическое наблюдение.
Продолжительный временной ряд наблюдений позволит говорить об устойчивых тенденциях функционирования данного социального явления, а следовательно, об определенной структурно-функциональной связи этих явлений. Ведь именно отойдя от картины хаотично расположенных точек на плоскости как можно дальше, мы можем видеть определенную кривую, определенную линию (тенденцию), определенный рисунок. Здесь начинает работать закон больших чисел, общий принцип, в силу которого совокупное действие большого числа случайных факторов приводит - при некоторых весьма общих условиях - к результату, почти не зависящему от случая.
"Необходимость, как правило, складывается из случайностей, проявляется через них. Одно из проявлений диалектической связи между случайностью и необходимостью и выступает в виде закона больших чисел... ...Закон больших чисел есть форма обнаружения необходимости в массе случайных явлений" [5, с. 19]. 
Основная проблема при измерении социальных явлений, по мнению многих ученых, заключается в том, что единицей анализа здесь становится социально значимый факт. Станет ли он социально значимым или нет - это зависит от конкретно исторического момента жизни общества. Факт не может быть однозначно и навсегда интерпретирован как социально значимый, как, например, факт естественнонаучный. Данный вывод напрашивается сам собой, но только при одном условии - если мы не будем четко разграничивать изучаемое социальное явление на строго определенные периоды (например, 1 год), а попытаемся его представить как единый неразрывный процесс, что принципиально возможно, но не всегда целесообразно. 
Если же, наоборот, мы отвлечемся, абстрагируемся от конкретного содержания, например, понятия "преступление", и за исходные данные примем правило - анализировать не конкретно-исторический этап развития уголовного законодательства, а только само количество (n) нарушений уголовно-правовых запретов за рассматриваемый период, то проблема исчезнет сама собой. Ведь в этом случае анализу будут подвержены только случаи, которые были признаны преступлениями в определенный промежуток времени в соответствующем уголовно-процессуальном порядке. Если быть точнее, то даже не сами случаи как таковые, а их общее количество, т. е. общее количество данных случаев. Здесь важно отметить, что всегда были, остаются и будут люди, которые нарушали, нарушают и будут нарушать существующий закон, несмотря ни на грозящее наказание, ни на другие сопутствующие моменты (уголовно-процессуальная процедура, репутация в глазах общественного мнения и т.д.). Ведь по справедливому замечанию Э. Дюркгейма "......действия, квалифицируемые как преступления, не всегда одни и те же, но всегда и везде существовали люди, которые поступали таким образом, что навлекали на себя уголовное наказание" [7, с. 87].
Таким образом, анализу подвергнется число преступлений, число нарушений общеустановленных правил, закрепленных в законе, а не их социальная значимость или их содержание. Мы в конечном итоге, в результате соответствующего прогноза можем предположить - какое количество преступлений и, соответственно, преступников, должно существовать в данном обществе за соответствующий промежуток времени (количественный анализ), а не то, каким будет содержание преступного поведения (качественный анализ).
Мы полностью согласны с Ю.Е. Аврутиным и Я.И. Гилинским, утверждающими, что "вообще сложность глубинного, сущностного определения преступности как особого, четко отграниченного от других социальных процессов явления носит объективный характер и обусловлена ее исторической относительностью, изменчивостью, качественной неоднородностью деяний, признаваемых преступными в том или ином обществе, в то или иное время. Преступное поведение есть форма человеческой деятельности. Оно так же социально обусловлено, как все формы человеческой жизнедеятельности. Ни один вид человеческого поведения не является преступным (противоправным, аморальным) как таковой, в силу внутренне присущих поведенческому акту свойств. Один и тот же - по содержанию - поступок в различные времена, в различных обществах и в различном социальном контексте может расцениваться как антиобщественный, социально нейтральный или даже одобряемый. Достаточно вспомнить храмовую, ритуальную проституцию, альтруистические самоубийства, убийство на дуэли, "преступления" Сократа, Дж. Бруно, Галилея и т.п. Лишь социально опосредованное, рассмотренное в системе наличных общественных отношений и социальных норм данного общества действие приобретает социальную определенность и оценку (как "нормальное" или же "отклоняющееся", правомерное или преступное)" [8, с. 11-12].
Само по себе любое действие человека в обществе как таковое не может нести заранее определенной, заданной социальной нагрузки, не может быть социально заданным (положительным или отрицательным для существующей в данном обществе ситуации в определенный промежуток времени). Лишь определенная совокупность условий в данном обществе в данный период времени позволит нам говорить о характере данного действия конкретного человека. Например, лишение жизни одного человека другим в одной ситуации будет рассматриваться как умышленное убийство, иными словами, как преступление, которое необходимо будет доказать в соответствующем уголовно-процессуальном порядке, и конечно же признать его виновника преступником. В другой ситуации, при других условиях, данное действие может быть квалифицировано как действие, не выходящее за пределы необходимой обороны, и человек, хотя и совершивший поступок, формально попадающий под соответствующую норму уголовного права (в нашем случае - убийство), будет оправдан.
Отсюда следует, что любое действие человека не может быть рассмотрено с заранее заданных позиций, оно, на наш взгляд, по сути своей нейтрально, направлено в первую очередь на самосохранение человека как личности. И только затем, в результате рассмотрения конкретного действия с позиций формального права, мы оцениваем его как преступление или как действие, не подлежащее юрисдикции действующего уголовного права, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Таким образом, если мы предполагаем, что количество лиц, нарушающих уголовные запреты, в большинстве случаев составляет определенный процент от всего населения (города, страны или всего мира, например), то конечно, с позиции системного подхода к изучению явления, количество действий, признанных преступными, будет соответствовать числу преступников за определенный период. Другими словами, общество как система будет стремиться к признанию n-количества действий, совершенных за определенный промежуток времени, преступными, а n-количество лиц, их совершивших, - преступниками, и, конечно же, с учетом существующей в данном обществе уголовно-процессуальной процедуры.
На наш взгляд, должно существовать определенное понимание того, что статистика представляет преступление лишь как частный факт нарушения каких-либо социальных (уголовно-правовых) норм. И совершенно не имеет значения в данном случае содержание этих норм - это предмет частной науки, в нашем случае - уголовного права. Если же мы попытаемся соединить и то и другое, то ничего, кроме путаницы, у нас не получится. 
Поэтому мы уделяем пристальное внимание разъяснению таких понятий, как статистика, математика, математическая статистика. Все они многозначны, многогранны, но в нашем случае они приобретают четко обозначенный, определенный смысл, который не выходит за рамки общепринятых значений этих слов. Именно в этом случае наши выводы и положения могут быть правильно поняты и оценены практически всеми нашими коллегами, ведь по этой проблеме существует, как известно, широкое многообразие мнений и в российской и в зарубежной криминологии. И напротив, широкий спектр мнений об одном и том же понятии без предварительной договоренности всех дискутирующих сторон относительно его значения приводит к тому, что обсуждение становится аморфным, бессодержательным и, соответственно, бесполезным.
На наш взгляд, функционирующая система (общество) сама должна "отобрать" из всех совершаемых действий некое их число и признать их в конечном итоге преступлениями с вытекающими отсюда выводами. Само общество как система создает условия, в которых число лиц, совершивших реальные, конкретные преступления в определенный отрезок времени, гармонично уравновешивается числом лиц, их не совершающих за тот же временной период* .
Общество как система структурировано, и в этом смысле у преступников как определенной категории людей (подсистемы), являющейся наряду с другими категориями составной частью целого (системы более высокого уровня), есть свое место, своя численность, свои циклы развития, которые  определены системными моментами, в частности, и системами  еще более высокого уровня (отдельная страна, весь мир в целом).

1.2. Статистика: возможности и ограничения

Статистика не всегда может целиком охватить генеральную совокупность, например, если мы попытаемся подсчитать количество преступников, наркоманов, алкоголиков в стране, регионе и т. д., иными словами, выявить число лиц с отклоняющимся поведением, или аномичных*  личностей.
Однако и в социальной сфере, как и в сфере естественных и точных наук, получение достаточно точных и объективных статистических результатов вполне возможно. Действительно, совсем не трудно подсчитать, сколько на территории данной страны (города, государства, всей освоенной человеком территории Земли, наконец) находится культовых зданий (скажем соборов XVIII в.), электростанций, высших учебных заведений или любых других материальных объектов человеческой культуры так же, как это делается, например, в естествознании, где описаны и подсчитаны все известные виды животных и растений. Такого рода статистические результаты интерпретируются практически однозначно, никто не сомневается в их объективности. Иначе обстоит дело, когда мы обращаемся к такой неоднозначной, субъективной "материи", как человеческая деятельность, в частности, стремимся выявить выяснить число лиц с отклоняющимся поведением.
Возьмем, к примеру преступность.
В мире нет страны, где наряду с выявленной, или зарегистрированной, т. е. "охваченной" официальной статистикой, преступностью, не существовала бы невыявленная, или латентная, т. е. скрытая от учета правоохранительных органов, преступность. Масштабы же латентной преступности в каждой конкретной стране различны и сильно варьируются в зависимости от множества факторов. Различны и методики определения ее размеров [10, с. 34-61]. Ясно одно: латентная преступность существовала, существует и будет существовать. Никому и никогда не удавалось привлечь к ответственности, и тем самым "зарегистрировать", всех преступников. А незарегистрированные, латентные, преступники, естественно, не могут попасть в "статистические таблицы". Более того, как мы показали в предыдущей работе [1], существование латентной преступности в определенных пределах необходимо, так как она, наряду с другими факторами, обеспечивает нормальное функционирование социума преступников как системы, во-первых, а во-вторых, служит основой для его (этого социума) постоянного воспроизводства, выполняет функцию его сохранения и развития.  
Таким образом, в конкретном обществе как системе (регион мира, мир в целом) существует некая генеральная совокупность преступлений (все реально совершенные преступления за определенный промежуток времени), и уголовная статистика всегда отражает лишь часть этой генеральной совокупности, ведь никто не может утверждать, что правоохранительная система любого данного государства фиксирует все без исключения совершенные преступления. В подтверждение сошлемся как на специальные исследования [11, с. 72; 12, с. 45; 13, с. 8; 14, с. 88], так и на мнения специалистов [15; 16; 17, с. 95; 18, с. 42; 19, с. 56], а также на результаты проведенных социологическими службами опросов жертв преступлений [20].
Однако в связи с этим возникает ряд вопросов: Насколько полно УСУ отражает реальное состояние преступности? - на 20, 30, 40, 50%? Возможно ли использовать статистические данные в качестве основы анализа и прогноза такого социального явления, как преступность в полном объеме? (Ведь мы не знаем, какой процент всех реально совершенных преступлений был зафиксирован в УСУ.)
Чтобы ответить на поставленные вопросы обратимся к процедурам и методам, которые соответствуют различным этапам любого научного исследования, в частности и статистического. Их, как известно, три - наблюдение, измерение, наконец, теоретическая интерпретация, построение теоретической модели изучаемого объекта. 
Задача первого этапа статистического исследования - наблюдения - состоит в том, чтобы грамотно, профессионально провести выборку. Для этого из генеральной совокупности n (например, из n-числа преступлений, совершенных на данной территории за определенный период времени) отбирается их часть, скажем число n1, или выборочная совокупность n1. Такое наблюдение называется выборочным. Причем оно (выборочное наблюдение) должно быть организовано таким образом, чтобы статистическое изучение части совокупности (n1) - выборки - позволяло судить о свойствах совокупности генеральной или, иначе, чтобы свойства выборки соответствовали свойствам генеральной совокупности.  "Под выборкой понимается та часть единиц, которая отобрана для наблюдения (или выборочная совокупность)" [21, с. 18].
В связи с этим утверждением возникает ряд вопросов:
Каким требованиям должна отвечать выборка?
Для чего, в каких целях выдвигаются именно эти, а не иные требования?
По мнению Б.С. Ястремского: "Правильность организации выборочного наблюдения состоит в строгом соблюдении объективности при отборе отдельных единиц. Объективность - результат такого способа отбора отдельных единиц, когда каждая имеет такую же возможность быть отобранной, как и любая другая единица.
При обычном практическом использовании выборочного наблюдения вся исследуемая совокупность единиц, или генеральная совокупность, - разбивается на ряд частных, допустим, равновеликих. Каждая частная совокупность содержит в себе определенное число единиц. Признаки, характеризующие их, варьируют с переходом от одной единицы к другой. Таким образом, в пределах каждой части данный признак выражается в виде ряда вариантов, причем каждый вариант обладает здесь тем или иным удельным весом сообразно числу одинаковых вариантов. Совокупность вариантов и их удельных весов составляет фактическое распределение признака.
Таким образом, в каждой части генеральной совокупности (репрезентативность* . - Л.Д.) образуется свое частное распределение. Все части генеральной совокупности в целом составляют общее, суммарное распределение. Как частные распределения, так и общее их суммарное распределение характеризуются соответственными средними величинами вариантов.
Не будем останавливаться на доказательстве ясного само по себе положения, что средняя из частных средних должна совпадать с генеральной средней.
При использовании выборочного метода из каждой частной совокупности единиц отбирается по одной единице (репрезентативность. - Л.Д.). Поскольку при отборе каждой единицы соблюдается принцип объективности, постольку, следовательно, каждая единица обладает такой же возможностью быть отобранной, как и любая другая. Поэтому практическое использование выборочного метода представляет собой объект вероятностного исчисления, и суждение о результатах применения выборочного метода получает свое научное обоснование в математической теории закона средней (закона больших чисел)" [22, с. 55-56].
Ю.Н. Тюрин и А.А. Макаров определяют выборку как "последовательность независимых одинаково распределенных случайных величин" [23, с. 38].
Заметим, что в специальной литературе мы не нашли четкого и ясного разграничения тех требований, которым должна отвечать выборка, однако, как ясно из приведенных выше цитат, их как минимум два - репрезентативность и независимость отбора.
Рассмотрим эти требования к статистической выборке подробнее на примере УСУ Российской Федерации.
а) Репрезентативность. 
Российская Федерация состоит из 89 регионов. Подразделения Министерства внутренних дел (МВД) России каждого из регионов представляют в Главный информационный центр (ГИЦ) МВД России статистическую информацию в соответствии с утвержденными формами (форма 1, форма 2 и т. д.). Можно ли утверждать, что статистические данные о состоянии преступности соответствуют действительному положению дел в том или ином регионе? Да, причем с большой долей вероятности. Достаточно посмотреть на ежемесячную статистическую информацию по регионам, представленную ГИЦ МВД РФ, - количество зарегистрированных преступлений колеблется в очень широких границах, например, от 113 в Эвенкийском автономном округе до 23 тыс. 207 в г. Санкт-Петербурге (данные за март 1998г.). 
Для того чтобы выборка могла считаться репрезентативной необходимы статистические данные, характеризующие состояние исследуемого социального явления (в данном случае - преступности) во всех регионах России. При этом не имеют никакого значения размер региона, численность и уровень миграции его населения, географическое месторасположение и проч. 
б) Независимость отбора.
Только некоторые из множества реально совершенных преступлений попадают в УСУ.
Каков принцип отбора? Ответить на этот вопрос однозначно, вероятно, не сможет никто. Ведь здесь роль играют самые различные факторы: квалификация адвокатов, работников правоохранительных органов, огромное множество случайных условий и многое другое. Например, кража автомагнитолы из автомобиля в некоторых случаях не будет зафиксирована как преступление и, разумеется, не найдет отражения в УСУ в силу нежелания владельца автомобиля, или потерпевшего, подавать соответствующее заявление в правоохранительные органы. Каковы причины нежелания потерпевшего в этом и во многих других случаях фиксировать подобное действие как преступление - это совершенно другой вопрос, ответ на который не есть задача нашего исследования. 
УСУ представляет собой выборку, которой присуще свойство объективности, независимости отбора. Другими словами, отбор в УСУ не зависит от конкретной воли начальника Управления внутренних дел (УВД), прокурора области и т.д. Этот отбор в целом случаен, так как совершенно очевидно, что не существует какого-либо одного (или группы) показателя, который можно рассматривать как некий доминирующий критерий, для отбора n1-количества преступлений из общего числа n-реально совершенных преступлений.
Каковы возможности и ограничения статистики?
По точному замечанию Б.С. Ястремского: "Процесс выборки в целом, будучи применен ко всем частям генеральной совокупности, имеет своим результатом возникновение ряда независимых случайных величин...... Величина выборочной средней отражает размер математического ожидания, количественно совпадающего с генеральной средней. Относительно генеральной средней статистик, приступая к производству выборочного наблюдения, знает только то, что она существует, но ему неизвестен ее размер. Посредством правильно организованного выборочного метода статистик и достигает знания размера генеральной средней" [22, с. 57].
Во-первых, социальная статистика есть всегда отражение количественной, так сказать, внешней стороны общественного явления, объекта, не затрагивающее их содержания. Содержание их как таковое совершенно очевидно изменяется во времени (например, то, что ранее было преступно, перестало быть таковым сейчас, и наоборот), но историческая изменчивость преступности как социального явления - это предмет науки уголовного права. Статистику же в конечном итоге интересуют только два момента: факт совершения конкретным лицом преступления (как факт нарушения правил, норм, принятых в данном обществе) и совокупность преступлений (общее число) за соответствующий промежуток времени.
Во-вторых, статистика всегда оперирует результатами конкретной деятельности конкретных организаций, их фиксирующих и затем обрабатывающих (другими словами, статистика в большинстве случаев ведомственная наука). И в связи с этим закономерно встает вопрос: не есть ли статистика всего лишь  отражение результатов деятельности организаций, предприятий и т. д.? 
Что есть статистика? Какую именно часть общей генеральной совокупности всех реально совершенных преступлений представляет собой УСУ, нам еще предстоит выяснить в последующих главах, но ясно одно, УСУ практически на 100% отражает деятельность правоохранительных органов, фиксируя "достижения" правоохранительной системы. Итоговые показатели УСУ демонстрируют "пропускную способность" правоохранительной системы конкретного государства - сколько именно преступлений она способна зафиксировать и раскрыть из всей генеральной совокупности реально совершенных преступлений.
Таким образом, если мы заранее не знаем, какую именно часть преступности (генеральной совокупности) фиксирует УСУ (20, 30, 40% и т. д.), но очевидно, что эта часть, как правило, не превышает ту, которая остается за пределами досягаемости официальной статистики (латентная преступность), и следует признать: УСУ в первую очередь есть отражение результатов деятельности  правоохранительных органов конкретного государства и лишь во вторую очередь - преступности как социального явления.
Далее мы попытаемся доказать правильность этого заключения. 
Возможности статистики, на наш взгляд, вытекают из ее ограничений. С одной стороны, очевидно, что статистику можно использовать для анализа социальных объектов, явлений и последующего прогноза, а с другой - столь же очевидна ограниченность возможностей использования статистики в качестве основы теоретического анализа различных сторон жизни общества и человека, прежде всего в силу специфики их природы по сравнению с объектами изучения так называемых естественных и точных наук.
Ход общественного развития, как и человеческое поведение, невозможно наблюдать, измерять и прогнозировать на все 100%, история периодически преподносит нам сюрпризы. Однако человеческое познание не стоит на месте и уже сегодня мы способны с достаточной степенью точности прогнозировать направление развития некоторых тенденций жизни общества, вычленять закономерности функционирования социальных явлений, объектов, феноменов, опираясь в том числе и на теоретические модели, построенные на основе статистической информации и статистического анализа.

1.3. Анализ и прогноз

Статистическая картина социального явления есть первоначальный, выраженный через абстрактную систему знаков материал, обработав который мы получаем определенную числовую (объединенную признаком функциональной направленности) систему, подлежащую анализу. При этом отметим, что "закономерности общественных явлений устанавливаются только при массовом исследовании. Взаимное погашение случайностей позволяет проявиться необходимости" (курсив мой - Л.Д.). [5, с. 18].
На следующем этапе исследования - измерение - можно прогнозировать будущее развитие системы, ее стратегические перспективы, в том числе и структурные изменения в системе более высокого уровня, в рамках которой анализируемая система функционирует как подсистема. И в этом смысле прав Г.И. Забрянский, который утверждает: "Изменение преступности подчиняется двум группам законов: законам развития общества и собственным (криминологическим) законам саморазвития преступности. Они находятся во взаимодействии. Криминологические законы зависят от законов развития общества и одновременно сами оказывают обратное влияние на последние. В периоды стабилизации большое влияние на преступность оказывают ее собственные законы развития, в периоды дестабилизации - социальные закономерности.
Социальные причины криминогенной напряженности не могут быть объяснены и поняты вне связи с анализом основных источников противоречий в нашем обществе. Природа и характер источников противоречий переходного периода и особенности криминогенной ситуации тесно связаны с природой и характером источников противоречий в доперестроечной России и особенностями преступности того периода". [24, с. 58].
Проблема, на наш взгляд, заключается не в том, чтобы постоянно подчеркивать различия между естественнонаучными и общественными, социальными фактами (они очевидны), а в том, как применить математическую статистику, как ее интегрировать в практический процесс решения повседневных задач управления, какое содержание необходимо логически привнести, чтобы обеспечить продуктивное решение назревших задач анализа и прогнозирования, в частности и социальных явлений. Безусловно, математика, как мельница, "перемелет" все числа, которые будут ей предложены в качестве "сырья". И в этом смысле, задача исследователя заключается в том, чтобы: во-первых, четко определить все элементы "сырья", т. е. все основные понятия, которые предстоит анализировать; во-вторых, придать полученным на основе применения математической статистики результатам определенный смысл на основе теоретической модели (в нашем случае методологии модульного анализа и прогнозирования - МАКС). Это возможно только при наличии разработанной теории. Сам же процесс матемизации, по справедливому замечанию О.А. Гаврилова, "связан с выделением в объекте данной науки устойчивых структур и элементов, которые могут быть подвергнуты формализации. При этом осуществляется и процесс выделения элементарных единиц анализа, допускающих оперирование с ними на математическом уровне. В сфере социологии права такими элементарными единицами могут быть субъекты различных правоотношений, статистические ансамбли актов правомерного и неправомерного поведения, процессы распространения в данной социальной сфере информации о правовых нормах и т. д.
В качестве объективного основания применения математики в социально-правовом исследовании следует рассматривать и наличие в объектах социологии права различных структурных особенностей, измеримой социальной информации" [6, с.10].
На различных этапах социально-правового исследования встают вопросы, которым необходимо уделить первостепенное внимание.
Что может послужить теоретической основой нашего анализа статистических данных?
Какими критериями мы будем руководствоваться при предварительной обработке имеющихся в наличии статистических данных?
Какова роль анализа в нашем исследовании?
Какова роль полученных нами результатов в их взаимосвязи с информацией, характеризующей изучаемую систему с "внешней" стороны, и в осмыслении ее качественных, функциональных свойств?
Итак, за теоретическую основу при анализе статистических данных мы взяли модульную теорию социума (МТС), разработанную А.А. Давыдовым. Он утверждает: "Социальный модуль - конечное множество разнородных частей (групп элементов), выделенных по какому-либо одному основанию, количественное соотношение между которыми выполняет одну функцию в социуме.
Социальная система - множество модулей, соотношение частей которых обеспечивает системе смысловую и структурно-функциональную специфику в определенных пространственных и временных границах" [25, с. 23].
И далее: "Методология МАКС основана на числовых соотношениях элементов внутри социума как системы, которые выполняют здесь определенную функцию. Ничего случайного в мире нет. Все развивается циклично. Специфика ...  МТС состоит в том, что она расположена между общей теорией систем и конкретными общественными дисциплинами (экономика, политология, демография, социология и т.д.), однако не сводима и не выводима ни из одной из них в отдельности. МТС дает специфической видение социальной реальности.
Общая теория систем выступает в качестве "поставщика" системных принципов, методов исследования и правил объяснения полученных результатов. Например, МТС базируется на основных системных принципах: принципиальная несводимость свойств системы к сумме свойств составляющих ее элементов и невыводимость из последних свойств целого; зависимость каждого элемента, свойства и отношения системы от его места, функции и т.д. внутри целого; каждый элемент системы может быть рассмотрен как система, а любая система как один из элементов более общей системы (или подсистемы); поведение системы есть результат не только взаимодействия всех ее элементов, но и влияния других систем и окружающей среды, а также прошлого состояния системы и ожидаемого будущего; между элементами и внутри каждого элемента системы действуют фундаментальные законы сохранения и симметрии.
Модульная теория также опирается на одну из специализированных теорий общей теории систем, а именно на теорию гармонии систем, цель которой - познание числовой гармонии мира в русле общенаучного направления исследований различных природных, художественных и социальных систем, которое коренится в учении Пифагора и возрождается сегодня в различных отраслях науки, техники и культуры" [25, с. 7].
	Мы не утверждаем, что МТС - панацея от всех бед, она есть одно из средств познания действительности, одна из многочисленных методик, которая наряду с другими может использоваться при диагностике социальных систем. Тем более что "... одно из следствий современной науки состоит в том, что все изменяется, все относительно, что нет ничего абсолютного, но эта истина, так сказать - только половина науки, и ее нужно наполнить другим выводом той же опытной науки, а именно выводом, который гласит: все изменяется, но все устойчиво в своей взаимной связи; к закону эволюции и взаимного превращения нужно прибавить как нечто неотделимое закон солидарности, который содержит все, начиная от солнечной системы и кончая химическими комбинациями и явлениями физиологическими или общественными" [26, с. 7].
При предварительной обработке имеющихся статистических данных необходимо руководствоваться принципами системного анализа. Перечислим их:
1. Социум как система состоит из элементов, в качестве которых могут выступать люди, продукты их материальной и духовной деятельности, а также периоды времени.
2. Элементы социума как системы объединяются в некие подсистемы (части), различающиеся по качественным и количественным характеристикам.
3. Каждая подсистема оказывается частью (входит) нескольких функциональных подсистем более высокого уровня, охватывающих всю систему (социум) в целом по вертикали и горизонтали.
4. Между количественными характеристиками подсистем разных уровней существуют гармоничные отношения, выраженные в пропорциях.
5. Между качественными характеристиками подсистем разных уровней наблюдаются функциональные соответствия.
6. Между качественными и количественными характеристиками подсистем разных уровней в социальной системе в целом устанавливаются необходимые, существенные, повторяющиеся, устойчивые отношения (пропорционально-функциональные закономерности).
В структуре социума на разных иерархических уровнях действуют: небольшое число общесистемных пропорционально-функциональных закономерностей, регулирующих отношения его частей; глобальные и специфические пропорционально-функциональных закономерности для каждой фазы жизненного цикла конкретной подсистемы (демографической, экономической, политической и т.д.) [25, с. 12]. С этим согласен и Ю.Д. Блувштейн: "Если соединение некоторого множества объектов дает новый объект, то соединение количественных мер этих объектов должно дать количественную меру всего множества, понятого как единое целое. Только к количественным мерам этой шкалы применимы любые алгебраические действия" [27, с. 10].
Мы будем вести свой анализ на основе экспертно-диагностической системы МАКС-3.0. Она в свою очередь основана на гипотезе, согласно которой социальная реальность понимается как состоящая из элементарных унифицированных подсистем - "социальных модулей", которые описываются по взаимосвязанным параметрам - количество элементов, содержательные характеристики частей, их количество и порядок, пропорциональность частей и функций.
Данная версия (МАКС-3.0) была создана в начале             1998 г. при непосредственном участии автора. МАКС-3.0 - математическая модель, а, по точному замечанию Ю.Д. Блувштейна, "особенности современного этапа развития криминологии со всей очевидностью указывают на необходимость широкого использования логико-математических методов. Так, исследование региональных, контингентных, отраслевых аспектов преступности предполагает выявление и измерение неочевидных связей между преступностью и детерминирующими ее социальными процессами; решение этой задачи требует использования корреляционного анализа и иных математико-статистических приемов. Системный подход к предмету исследования приводит, как правило, к построению логических моделей, дающих формализованное описание связей между структурными элементами системы. Изучение преступности в динамике охватывает собой прогнозирование; "работающая" же прогностическая модель не может быть создана без использования математического аппарата. Наконец, оценка эффективности мер по борьбе с преступностью представляет собой в определенном смысле измерение тех или иных показателей (значений критериев), т.е. операцию математическую" [27, с. 7].
Один из основных этапов исследования - интерпретация полученных результатов.  Она возможна, если мы правильно ответим на поставленный выше вопрос, а именно вопрос о взаимосвязи наших результатов с "внешними" характеристиками изучаемого нами социального феномена как системы. Иными словами, глубокие внутренние процессы функционирования социальной системы (найденная числовая закономерность) и внешние (описательные) характеристики этой системы должны органично сочетаться друг с другом. Тогда и только тогда мы будем уверены в том, что ее интерпретация достаточно адекватна, соответствует реальности. Безусловно, прав Ю.Д. Блувштейн, утверждая, что "центральный вопрос, возникающий в связи с использованием количественных методов в криминологии (как и во всех других науках), состоит не в том, можно ли измерять объекты исследования, а в том, что именно следует измерять, как интерпретировать и обрабатывать результаты измерений" [27, с. 7-8].
Только на основе точной интерпретации полученных результатов возможен правильный прогноз. В случае ошибки, в случае несоответствия он не оправдается. Более того, таким образом, может быть доведена до абсурда любая самая замечательная идея. Правы Ю.В. Альтшуль, Н.Н. Кондрашков и Р.П. Соколова, когда утверждают: "...закон больших чисел, опираясь на который статистика устанавливает те или иные общие и частные статистические закономерности, сам по себе не определяет и не объясняет ни природы, ни уровня или динамики общественных явлений. Это устанавливается качественным анализом, который должен быть дан отраслевыми науками. Закон больших чисел дает лишь возможность обнаружить действия объективных законов, которые проявляются при массовом исследовании общественных явлений" [5, с. 23]. Мы согласны также с О.А. Гавриловым, который пишет: "Математическая форма социального знания не может считаться окончательным результатом исследования. Полученные путем количественного измерения данные, математические модели, статистические таблицы, коэффициенты корреляции и иные показатели статистической связи должны быть проанализированы с позиций юридической и социологической наук. Именно поэтому интерпретация результатов должна рассматриваться, по существу, как вполне самостоятельный план социологического исследования правовых проблем, проводимого с применением математических методов и ЭВМ. На этом этапе решающая роль вновь переходит к качественным, теоретическим методам юридической науки" [6, с. 18-19].
Кроме того, при интерпретации полученных результатов необходимо учитывать и многие другие факторы, а именно закономерности систем более высокого уровня, в рамках которых находится изучаемая система, закономерности подсистем, которые составляют изучаемую систему и так же имеют свой собственный цикл развития, свои колебания, свою "линию поведения". В противном случае, мы будем иметь простое качественное описание (область науки уголовного права) социального явления, которое необходимо для решения иного рода задач.
На основе интерпретации полученных нами результатов мы предложим теоретические выводы, которые, на наш взгляд, могут помочь практикам в повседневном принятии управленческий решений. Наши выводы могут помочь также в формировании позиции, позволяющей объяснить функционирование такого социального явления, как преступность, пределы функционирования правоохранительной системы и многое другое, имеющее практическое значение для деятельности правоохранительных органов, так как, по верному замечанию Ю.М. Антоняна и Ю.Д. Блувштейна, "полезность каждой модели зависит не только и, видимо, даже не столько от качества и сложности логического или математического аппарата, использованного для ее создания, сколько от умелого отбора вводимой в нее информации и теоретической четкости проверяемых на ней гипотез...... Если в ходе моделирования утрачено что-либо существенное или исследователь недостаточно четко определил цель, к которой он стремится, то никакая сложность математического аппарата не приведет к желаемому результату" [28, с. 9].

? ? ? 

1. Статистика, в частности - УСУ представляет собой репрезентативную и независимую (объективную) выборку (выборочную совокупность), анализируя которую мы получаем достаточно достоверные знания о размерах и свойствах генеральной совокупности.
2. УСУ в первую очередь отражает деятельность правоохранительных органов, фиксируя большую часть ее результатов, и лишь во вторую очередь - преступность как социальное явление (генеральную совокупность), т. е., точнее, ту ее часть, которая, так сказать, составляет видимую, и притом меньшую часть айсберга, оставляя "под водой" ее невидимую, латентную часть.
3. Анализ и прогноз статистических данных в первую очередь нуждаются в теоретическом основании. Иначе все математические расчеты останутся только количественными характеристиками отдельных сторон социального явления.



Глава 2. УГОЛОВНО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ УЧЕТ:
СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ

					Искать истину - и легко и трудно, 						ибо очевидно, что никто не может 						ни целиком ее постигнуть, ни 
					полностью ее заметить, но каждый 						добавляет понемногу к нашему 
					знанию природы и из совокупности 						всех этих фактов складывается 
					величественная картина.
								    Аристотель

2.1.  Криминология и математика

2.1.1.  Уголовно-статистический учет

Уголовно-статистический учет (УСУ) ведется правоохранительными органами в пределах своей компетенции в обязательном порядке. УСУ можно разделить на два больших сектора: первый характеризует личность преступника, например, пол, возраст, социальное положение, судимость и т. д.; второй - преступление, например, тяжкое (не тяжкое), умышленное (неосторожное) и т. д. Деление весьма условное, но необходимое. Очевидно, что, соединяясь, две части отражают целое, или преступность как социальную систему. Иными словами, УСУ есть, правда не полное, описание преступности как социального явления через набор абстракций, через числа.
В предыдущем нашем исследовании мы вычислили оптимальную структуру социума преступников в обществе, используя при этом данные УСУ, характеризующие, как правило, преступника (точнее, осужденного) [1].
В настоящем исследовании будет задействована другая база данных: характеризующих преступление (так называемый второй сектор). Среди множества показателей внутри данной базы самый распространенный - показатель, характеризующий состояние преступности, а именно ее индекс, или коэффициент* . Он "исчисляется из количества преступлений (или числа лиц) в расчете на 1 тыс., 10 тыс. или                      100 тыс. человек населения в целом или соответствующих возрастных групп. Без этого, в связи с движением (миграцией) населения, переменами в административно-территориальном делении, изменении возрастных групп и т. д. нельзя получить правильную сравнительную картину состояния преступности в различных местностях страны, не говоря уже о сопоставлении данных о преступности по различным критериям страны и периодам времени.
Необходимо подчеркнуть, что коэффициент преступности - наиболее объективный показатель состояния преступности. При сравнении, скажем положения дел в разных странах, высокая цифра преступности в одной стране может сопровождаться более низким коэффициентом преступности на 100 тысяч населения. И наоборот" [2, с. 52]. Добавим, что в силу своей объективности коэффициент преступности чаще всего используется в сравнительных исследованиях.
Коэффициент преступности, рассчитываемый как общее количество преступлений в расчете на 100 тыс. населения в целом, включается практически во все соответствующие национальные статистические сборники. Именно его мы находим в качестве доминирующего критерия для сравнения во всех обзорах ООН по преступности. Этот критерий был использован и в ежегодниках Энциклопедии "Британника"** , чья информация легла в основу нашего исследования.
Что такое коэффициент преступности? 
Коэффициент преступности служит базовым критерием при сравнении состояния преступности (ее численности в целом или по видам преступлений и др.) в различных странах мира. Он удобен, когда мы имеем дело с различными уголовно-правовыми системами, - ведь мы в первую очередь сравниваем положение дел в разных странах по числу преступлений на 100 тыс. населения и оставляем в стороне приоритеты и ценности, которые лежат в основе уголовно-правовой системы каждой страны. И только в силу этого количество преступлений может служить показателем, или критерием, для сравнения.
Следует подчеркнуть о принципиальных ограничениях, которые были преодолены специалистами при подготовке единых сравнительных таблиц в ежегодниках Энциклопедии "Британника", в том числе таблиц, включающих статистические данные о состоянии преступности. Например, отклонения в значениях по конкретной тематике за определенный период времени (х), которые возможны в следующих пределах: для 100 стран временной период может быть (х - 1), для 140 - (х - 2), для 180 - (х - 3), а также иные ограничения. 
Обратимся теперь к УСУ и отметим, что для объективного отражения такого социального явления, как преступность, надо рассмотреть два признака: а) необходимость;            б) достаточность.
Например, латентная преступность во всех странах, наряду с рядом иных факторов (например, структура системы более высокого уровня и т.д.), служит, как мы показали в предыдущих исследованиях [1], необходимым условием для функционирования преступности как социального явления, конкретная же величина, численность латентной преступности выступает достаточным условием для ее существования и функционирования как социального явления. Разумеется, и латентная преступность как часть (подсистема) преступности в целом, и сама преступность как система в рамках общества как более общей системы, должна развиваться в каких-то рамках, границах. Границы преступности в целом предположительно составляют 5,6% от общей численности населения. Данная цифра может восприниматься нами как средний показатель наличия достаточных условий для функционирования такого социального явления, как преступность.
Вопрос - почему существует преступность? - риторический, так как "если все функционирование общества представить в виде системы, то преступность - подсистема этой системы, подчиняющаяся, в конечном счете, законам функционирования системы" [3, с. 45], или иначе, преступность "необходима" (как некое "зло", без которого невозможно понять, что такое "добро") обществу как один из ее важных составных элементов.
На вопросы - почему необходима преступность как социальное явление обществу в целом, как сама структура общества направлена на самовоспроизводство и сохранение преступности и многие другие, связанные с ними вопросы автор подробно ответит в своих следующих исследованиях.
Но какова должна быть доля тех или иных элементов преступности как системы, достаточная для ее нормального функционирования и развития?
Например, сумма, получившаяся в результате сложения числа несовершеннолетних преступников и числа лиц, у которых наблюдается рецидив преступлений, должна оставаться в пределах от 7 до 83% от общей численности всех осужденных. Именно эти категории преступников составляют, как мы показали в предыдущей работе, ядро преступного социума как системы, которое сохраняет и передает молодым "коллегам" традиции преступной субкультуры и тем самым позволяет нормально функционировать, развиваться и сохраняться самой преступности как системе [1].
Все реально функционирующие социальные явления, на наш взгляд, должны рассматриваться с точки зрения необходимости своего существования и при наличии для этого достаточных условий. Например, если мы наблюдаем такое социальное явление, как преступность, постоянно (вне конкретного времени), везде (без ограничения на территории земного шара), то можно с достаточной степенью уверенности предположить наличие необходимых и достаточных условий, благодаря которым преступность существует и функционирует. Каковы они, эти условия, в каких границах они действуют? Попытаемся ответить, анализируя УСУ. 

2.1.2.  Модульный анализ и конструирование социума -МАКС-3.0: математический метод
 
Почему мы прибегаем к математическим методам, в частности к МАКС-3.0, при анализе и прогнозе статистических данных, характеризующих преступность? Потому что, по верному замечанию Ю.Д. Блувштейна: "Эмпирические данные, которыми оперирует криминология, - это материалы массовых наблюдений, обработка которых невозможна без применения математико-статистических методов. Одной из существенных предпосылок применения этих методов является количественная устойчивость моделируемых процессов, свойственная (в определенных рамках) и криминологически значимым явлениям. Нельзя противопоставлять при характеристике криминологических явлений количественные и качественные определенности объектов исследования. Такое противопоставление только затемняет единство этих двух сторон единого целого. Количественная мера интересует криминологию не сама по себе, а как отражение некоторого качества исследуемого объекта". Более того, "сложность изучаемых криминологией процессов, характерная для них неоднозначность функциональных и причинно-следственных зависимостей не может рассматриваться как аргумент против математизации изучения преступности и мер борьбы с нею хотя бы потому, что применяемый для этого математический аппарат (вероятностный, математико-статистический) предназначен именно для приложения к такого рода процессам; там, где идет речь о жестко детерминированных системах, линейных причинно-следственных цепочках, такой аппарат бесполезен" [4, с. 8].
Безусловно, "математическая модель некоторого реального явления (процесса) - это математический образ этого явления, математическое представление и математическая формулировка таких его сторон, свойств и качеств, которые могут быть выражены на математическом языке при помощи различных методов и средств современной математики. Математическая модель в особой, символической форме выражает структурные и количественные связи, присущие изучаемым объектам. С точки зрения своей формы математическая модель выступает как уравнение, система уравнений, неравенств, математическая функция, логико-математическая формула, матрица либо другое математическое средство моделирования реальных процессов и явлений" [5, с. 25-26]. Но при этом следует помнить, что: "При составлении задания для ЭВМ речь идет не об арифметических расчетах, а об определенной системе математического анализа, главная цель которого - установить взаимосвязь и взаимовлияние самых различных статистических показателей" [5, с. 42].
Основы модульной теории социума (МТС) были изложены в работе А.А. Давыдова [6].
На основе МТС в начале 1998 г. было создано программное обеспечение МАКС-3.0 (третья версия под Windows), его описание занимает целую брошюру, поэтому здесь мы отметим лишь главные его моменты.
Социальный модуль в модульной теории описывается следующими взаимосвязанными характеристиками. Назовем их.
Системные характеристики:
1) элементы (люди, продукты их материальной и духовной деятельности, отрезки времени);
2) количество частей;
3) общее количество элементов;
4) средняя пропорция;
5) функция;
6) структурная сложность модуля.
Статистические характеристики:
1) мода;
2) медиана;
3) среднее: а) арифметическое; б) гармоническая; в) квадратическая; г) кубическая; д) геометрическая; е) квадратичное отклонение;
4) дисперсия;
5) частотное распределение элементов: а) асимметрия;    б) эксцесс.
Информационные характеристики:
• энтропия;
• избыточность.
Формулы для расчета некоторых количественных характеристик модуля следующие.
Средняя величина количественного соотношения между ранжированными частями модуля.

где Pr - средняя пропорция; х - большая часть; у - меньшая часть; n - количество частей в модуле.
Пропорциональность количественного соотношения частей
a:b = b:c - пропорциональность
a:b ? b:c - диспропорциональность,
где a - большая часть, b - средняя часть, c - меньшая часть.
Структурная сложность модуля

где СС - структурная сложность; х - количество элементов; у - количество частей; Pr - средняя пропорция между частями.

Пример модуля.
Модуль: Зарегистрированные преступления в Северном социально-экономическом районе Российской Федерации в январе 1994 (случаев):

Республика Карелия	1286
Республика Коми                            	1271
Архангельская область	2399
Вологодская область 	1673
Мурманская область	1023

Значения коэффициентов данного модуля:

количество частей:	5;
общее количество 
элементов:	7652;
средняя пропорция:	1,247;
функция:	Функция развития новых элементов;
ошибка вычисления 
функции:	0,81%;
распределение:	Пуассона;
отличие от 
распределения:	16,92%;
структурная сложность 
модуля:	3068164;
мода	 Архангельская область;
медиана:	 Республика Карелия;
среднее:	1530,4;
дисперсия:	289 818,8;         
среднее квадратичное 
отклонение:	538,35;
асимметрия:	0,64;
эксцесс:	- 1,47;
средняя 
гармоническая:	1 405,89;
средняя квадратичная:	1 604,36;                     
средняя кубическая:	1 680,75;             
средняя 
геометрическая:	1 463,38;                    
энтропия:	2,25;
избыточность:	0,03.

Здесь мы не интерпретируем данные коэффициенты - все зависит от задачи, которую необходимо решить, от соответственно вводимых критериев и от многих других факторов. Интерпретация - это удел конкретного специалиста при решении четко поставленной задачи.
Для анализа социальной системы в определенный период времени используются следующие коэффициенты:
• количество модулей;
• общее количество частей;
• общее количество элементов;
• пропорция системы;
• функция;
• суммарная энтропия;
• суммарная избыточность;
• процент гармоничных модулей.
В модульном анализе под социальной системой в целом понимается матрица данных, в которой строки обозначают части модулей, а столбцы - временные периоды. Данную матрицу можно представить как поверхность, где числа в каждой ячейке соответствуют "высоте" поверхности в данной точке. Для анализа поверхности (социальной системы в целом) используются следующие коэффициенты:
• минимальная высота поверхности;
• максимальная высота поверхности;
• размах - разность между максимальной и минимальной высотами;
• средняя высота - среднее арифметическое высот;
• размер - произведение количества строк на количество столбцов;
• число пустых ячеек;
• полнота, % - число пустых ячеек, деленное на размер и умноженное на 100%.
Абсолютная кривизна вычисляется как разность между средними высотами.
Коэффициенты абсолютной кривизны по Давыдову:
• минимальная кривизна;
• максимальная кривизна;
• размах кривизны;
• средняя кривизна.
Нормированная кривизна вычисляется как деление соседних высот.
Коэффициенты нормированной кривизны по Чуракову:
• минимальная кривизна;
• максимальная кривизна;
• размах кривизны;
• средняя кривизна.
Данные коэффициенты модулей системы в определенный период времени, системы в целом, используются при анализе динамики и сравнении различных социальных систем.
В МАКС-3.0 предусмотрена возможность конструирования (моделирование). Оно предназначено для проектирования социальных модулей и систем с заданными свойствами. Конструирование осуществляется с помощью уменьшения или увеличения числа элементов и/или частей в каком-либо модуле или во многих модулях одновременно. Различают два вида конструирования: а) теоретическое, б) эмпирическое.
Теоретическое конструирование применяется в том случае, если по каким-либо модулям нет эмпирической информации. Полученные модели выступают как количественные гипотезы для последующей эмпирической верификации.
Эмпирическое конструирование используется для построения моделей различных социальных систем, по которым имеются эмпирические данные. 
На основании дополнительных аналитических средств, содержащихся в пакете МАКС-3.0, можно анализировать вторичные данные и вводить дополнительные коэффициенты проверки.
Конечно же, в целом "основная цель обработки информации на ЭВМ и задачи программы - получить максимум полезной вторичной информации из собранного материала, исследовать на статистическом уровне различные взаимосвязи социально-правовых явлений. С появлением быстродействующих ЭВМ возможности практического применения математики резко возросли. ЭВМ в короткое время может выполнить колоссальные объемы вычислительных и логико-информационных работ" [5, с. 57].
Мы полностью согласны с Ю.Д. Блувштейном, который утверждает, что: "Математический аппарат позволяет извлечь максимум достоверного знания из данного эмпирического материала... Нет никаких оснований полагать, что проводимые социологами исследования (обычно ограниченного масштаба и далеко не всегда базирующиеся на достаточно строгих определениях) обеспечивают более высокую точность наблюдений, чем разработанная во всех деталях уголовно-процессуальная процедура, являющаяся одним из главных источников криминологической информации" [4, с. 9]. При этом он подчеркивает, что: "Модель представляет собой орудие познания лишь при том условии, что между нею и прототипом наличествует отношение аналогии; перенос информации с модели на прототип есть частный случай вывода по аналогии. Но отношения аналогии неодинаковы, и вопрос в том, какой из видов аналогии - а) аналогия как сходство отношений, б) изоморфизм, или взаимно однозначное соответствие отношений элементов одной системы отношениям элементов другой, в) гомоморфизм, или соответствие между некоторыми отношениями элементов одной и другой систем, - необходим и достаточен для того, чтобы осуществить перенос информации с модели на прототип, еще не получил общепризнанного решения...... Гомоморфизм является необходимым и достаточным видом аналогии между криминологически значимым явлением и его моделью" [4, с. 13].
Эти и многие другие не менее важные моменты необходимо учитывать при применении конкретных математических методов.
В целом же о применении кибернетики в сфере борьбы с преступностью ученые заговорили практически уже у истоков формирования самой науки кибернетики, например, В.Н. Кудрявцев и А.А. Эйсман в монографии "Кибернетика в борьбе с преступностью", опубликованной в 1964 г. [7]. Напомним, что знаменитая книга Н. Виннера "Кибернетика" вышла в свет только в 1948 г.
На наш взгляд, применение математических методов в криминологии позволяет сформулировать "старые" понятия, "старое" содержание по-новому, в рамках новой, более широкой теории. И в результате мы должны получить нечто большее, чем просто новое повторение старого [7, с. 48].
И в этом смысле, безусловно, ошибаются те, кто делит науки на естественные (изучающие природу) и социальные (изучающие общество), и, соответственно, утверждают, что в первых применяется точный анализ и описание явлений, а вторые описывают явления субъективно, неопределенно, приблизительно. Но, по точному замечанию В.И. Кудрявцева и А.А. Эйсмана, такое деление отражает средневековые представления. Конечно, и во времена средневековья такое деление наук не полностью соответствовало действительности! "Какими были наука химия, астрономия, медицина в средневековье? Химия выросла из алхимии, в которой в точности было не больше, чем в медицине того времени. Даже астрономия стала подлинной наукой лишь тогда, когда астрологов и звездочетов сменили люди, владеющие логикой, математикой, пользующиеся оптическими приборами. Все науки развиваются "от познания - к знанию". Науки, названные точными, проделали большой путь от фантазий и догадок к обоснованным расчетам, логическим выводам, неопровержимым доказательствам" [7, с. 6]. 

2.2. Преступность как система: 
структурно-функциональные закономерности

2.2.1. Сколько преступлений можно зарегистрировать

За основу настоящего исследования нами была взята статистическая база данных, содержащаяся в ежегоднике Энциклопедии "Британника" за 4 года (1993-1996 гг.). К сожалению, на сегодня мы не располагаем другими источниками.
Мы будем оперировать следующими понятиями:
1. "Зарегистрированные преступники (осужденные) - это лица, признанные таковыми в том или ином государстве в соответствии с принятой там процедурой, обусловленной соответствующим уголовным законодательством. Отметим, что нам здесь важен сам факт нарушения существующих в конкретном обществе норм уголовного права, а не их содержание или, скажем, их соответствие нормам, принятым в странах с развитой демократией.
2. Предполагаемые преступники - это лица, совершившие преступления, но не понесшие наказания в уголовном порядке. Совокупность зарегистрированных преступников и лиц, нарушивших уголовно-правовые запреты, но не признанных преступниками, составляют вместе единую органичную систему, социум всех преступников, существующих в обществе, который частично, но тем не менее репрезентативно отражен в уголовно-статистических сведениях. Совершенно очевидно, что в данном случае понятие "преступник" гораздо шире, чем в строго уголовно-правовом смысле" [1, с. 33].
3. Зарегистрированные преступления - действия, признанные преступными в том или ином государстве в соответствии с принятой там уголовным процессом и попавшие в УСУ.
4. Предполагаемые преступления - реально совершенные, но не попавшие по различным причинам в УСУ преступления за соответствующий период времени.
Ранее мы уже показали, что количество лиц, признанных преступниками, составляют одну часть по сравнению с тремя частями тех, которые признаны ими не были, но реально совершили конкретные преступления, т.е. образуют отношение 1:3, разумеется, приблизительное. Другими словами, из 100 лиц, реально совершивших преступления, к уголовной ответственности привлекаются только 24, или 24% (в среднем по миру) [1] (см. Приложение, схема 3).
Статистические данные о количестве зарегистрированных преступлений, содержащиеся в ежегоднике "Британника", на наш взгляд, должны быть жестко связаны и прямо пропорциональны числу лиц, их совершивших. Необходимо было наглядно продемонстрировать указанную взаимосвязь.
Был избран один из предложенных нами системных методов - горизонтальный: непрерывный динамический ряд отдельно взятого элемента (в нашем случае - конкретная страна) анализировался по интересующим нас параметрам с последующей обработкой с целью получения средней величины (коэффициента) за соответствующий период времени.
Нами был построен непрерывный динамический ряд официальной уголовной статистики Японии за 47 лет (1941-1988 гг.) (табл. 52).
Путем простейших вычислений была построена сводная таблица (табл. 51), где нашли отражение такие показатели как: а) зарегистрированные преступления; б) раскрытые преступления; в) осужденные.
В результате мы выявили следующее:
а) Количество раскрытых преступлений по отношению к количеству осужденных тяготеет к коэффициенту 1,618. Это функция развития новых свойств (в соответствии с МТС).
Иными словами, количество раскрытых преступлений будет тяготеть к пропорции 161,8 (или приблизительно к 162 преступлениям на 100 осужденных (лица, чья преступная деятельность доказана в соответствующем уголовно-процессуальном порядке)).
При этом ошибка от идеального соотношения за изученный период (47 лет) составила всего 0,0204 (табл. 51-52).
Данное соотношение можно представить как 62/38, выполняющее функцию развития новых свойств, несводимых к свойствам частей модуля, т. е. возникает некая новая целостность.
Коэффициент 1,618 - так называемое золотое сечение. Несколько подробнее об этом мы будем говорить ниже. Здесь же отметим, что отношение числа юридически значимых действий, к числу лиц, их совершивших, стремится к коэффициенту, равному 1,618, т. е. к "золотому сечению". Очень важный теоретический вывод, который в недалеком будущем, на наш взгляд, найдет самое широкое применение в аналитических исследованиях.
б) Количество зарегистрированных преступлений по отношению к количеству осужденных тяготеет к коэффициенту 2,236, или на 100 осужденных в одной системе должно регистрироваться 223,6 преступлений в соответствии с существующей уголовно-процессуальной процедурой.
Данное соотношение можно представить как отношение 69/31, что выполняет функцию развития новых отношений между доминирующей и остальными частями в системе. 
По мнению А.А. Давыдова, "интервал между пропорциями 1,237-2,236 соответствует переходной зоне между порядком и хаосом" [6, с. 64]. Именно в этом интервале заключено большинство пропорций статичных и хрономодулей на уровне социума в целом. Например, мы можем наблюдать "состояние самоорганизованной критичности, которое проявляется в том, что малое событие в системе может вызвать цепную реакцию, способную повлиять на все элементы системы. Данное состояние является результатом близкого взаимодействия большого количества слабо связанных элементов в целостной системе, находящейся в зоне перехода между порядком и хаосом. Данное свойство социума мы назвали промежуточностью" [6, с. 65].
Наблюдая непрерывный ряд статистических данных, можно отметить, что в период с 1941 по 1950 г. соотношение между количеством осужденных и количеством зарегистрированных преступлений в Японии резко превышает границу 2,236. Именно в этот период разразилась вторая мировая война, затем было поражение Японии и ее капитуляция. Поражение Японии привело к принятию новой Конституции (октябрь 1946 г.). С начала 50-х годов в Японии бурно развивается экономика. Благодаря структурной перестройке системы управления в целом темпы роста экономики Японии превышали темпы роста экономики всех развитых стран. "С 1951 по 1973 г. среднегодовые темпы роста валового национального продукта (ВНП) (Японии. - Д.Л.) составили 10%. В 1969 году по объему ВНП и промышленного производства Япония вышла на второе место после США. Доля Японии в мировом производстве в 1976 году составила 9,5% (2 - в 1950 г., 5,5 - в 1965г.)" [8, с. 525-526].
Такую же тесную связь между состоянием преступности и социальными изменениями в обществе можно увидеть и на примере России (табл. 45). Ведь именно в декабре                 1991 г., после распада СССР, появилось новое независимое государство - Россия. В 1992 г. коэффициент кризиса (обычно равный 2,236) достигает 4,1740, а затем наблюдается его постепенное, уверенное снижение 1993 г. - 3,583, 1994 г. - 2,8469, 1995 г. - 2,6604, 1996 г. - 2,3626 (табл. 45).
Данный динамический ряд статистических показателей демонстрирует, что наблюдаемая система находится в состоянии перехода от неустойчивого к более устойчивому положению. Постепенно система задействует свои потенциальные возможности для внедрения более оптимального управления (происходят различные структурные перестройки правоохранительных органов, органов управления государства в целом). 
Таким образом, мы вычислим два отношения между числом: а) раскрытых преступлений и числом осужденных (тяготеет к коэффициенту, равному 1,618); б) зарегистрированных преступлений и числом осужденных (тяготеет к коэффициенту, равному 2,236).  
Полученные выше результаты можно связать с результатами, полученными нами в предыдущих работах, а именно теперь мы можем с уверенностью сказать, что среднее число реально совершенных преступлений в социуме преступников как системе должно быть равным: 
5,6Ѕ1,618 = 9,0608.
В абсолютном выражении это будет выглядеть как, что в стране со 100 млн. жителей будет приблизительно 5 млн                  600 тыс. лиц, реально совершивших какое-либо действие, попадающее под юрисдикцию уголовного закона; количество же самих действий (преступлений), соответственно:
5600000Ѕ1,618 = 9 060800.
Очевидно, что не все реально совершенные преступления попадут в УСУ. Как мы уже отмечали ранее, приблизительно лишь 24% от всех реально существующих преступников привлекаются к уголовной ответственности (в среднем по миру).
В более привычном варианте это будет выглядеть так:               1 тыс. 344 человек на 100 тыс. населения привлекается к уголовной ответственности (или 24% от всего предполагаемого числа преступников в обществе) (См. Приложение, схема 4). Соответственно, реальное число (на 100 тыс. населения) преступлений: 
- раскрытых: 1344Ѕ1,618 = 2174,6;
- зарегистрированных: 1344Ѕ2,236 = 3005,2.
Данные числа - верны для идеальной системной теоретической модели социума преступников (ошибка - 0). При ошибке в 5% (в рамках которых будет сохраняться функция баланса развития и сохранения 24/76) приблизительные числа (на 100 тыс. населения) раскрытых преступлений: 
минимальная граница - 1232Ѕ1,618 = 1993,4; 
максимальная граница - 1456Ѕ1,618 = 2355,8. 
Зарегистрированных преступлений: 
минимальная граница - 1232Ѕ2,236 = 2754,7, 
максимальная граница - 1456Ѕ2,236 = 3255,6 (см. Приложение, схема 5).
Так как во всех странах мира подавляющая часть информации о состоянии преступности фиксируется по числу зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения, то средний уровень преступности по миру в целом должен постоянно колебаться приблизительно от 2754,7 до 3255,6 преступлений на 100 тыс. населения (идеальный уровень преступности, вокруг которого и будут происходить колебания - 3 005,2 преступления на 100 тыс. населения), большая часть из которых - раскрытые преступления.
Рассмотрим реальные данные по преступности за 4 года (1993-1996 гг.), опубликованные в ежегодниках Энциклопедии "Британника".
1993 г. всего 216 стран с общей численностью населения 5511 млн 757 тыс. 200 человек. 
Выборка составляет 93,13% от общей численности мирового населения (160 стран).
Уровень преступности 2 тыс. 679 преступлений на                    100 тыс. мирового населения (отклонение*  2,748%).
1994 г. всего 216 стран с общей численностью населения 5 589 млн 189 тыс. 100 человек. 
Выборка составляет 93,73% от общей численности мирового населения (169 стран).
Уровень преступности 2 тыс. 759 преступлений на                       100 тыс. населения (отклонения нет).
1995 г. всего 216 стран с общей численностью населения 5670 млн 163 тыс. 100 человек.
Выборка составляет 94,95% от общей численности мирового населения (177 стран).
Уровень преступности 2 тыс. 654 преступления на                     100 тыс. населения (отклонение 3,6555%).
1996 г. всего 216 стран с общей численностью населения 5751 млн 749 тыс. 300 человек.
Выборка составляет 94,86% от общей численности мирового населения (177 стран).
Уровень преступности 2 тыс. 673 преступления на                    100 тыс. населения (отклонение 2,9658%).
В качестве идеального уровня преступности нами была взята нижняя граница - 2754,7 преступлений на 100 тыс. населения. Реальные данные подтверждают теоретические расчеты. Продолжим их.
Но при этом следует помнить: 
а) о многих примечаниях, введенных составителями таблиц, вызванных соединениями данных в единую таблицу; 
б) о том, что наши расчеты сделаны практически при идеальных условиях (критерий - уровень преступности фиксируется почти в 94 случаях из 100). Это практически максимальное число - вспомним о дисгармонии в системе)*.
По точному замечанию Ю.Д. Блувштейна: "Ни за один год не наблюдается роста или снижения преступности, скажем, в 2-3 раза, не говоря уже о колебаниях порядка 10-100 раз. Причем имеющиеся колебания носят довольно симметричный характер. Эти наблюдения в свою очередь наводят на мысль, что кривая все же отражает некоторую главную тенденцию, восприятие которой осложняется случайными флуктуациями" [9, с. 135].
Таким образом, реальный уровень преступности на            100 тыс. населения при средней выборке 94,17% не составляет даже более 1% в трех случаях из четырех. Что позволяет утверждать с большей долей уверенности, что произведенные нами на основе МТС расчеты - достоверны.
Установив, что число реально совершенных преступлений в обществе, как правило, в среднем должно составлять 9 млн 060 тыс. 800 на 100 тыс. населения, мы можем рассчитать предельную раскрываемость преступлений, которая теоретически может наблюдаться в большинстве стран.
Теоретически, как мы выяснили ранее [1], максимальное число раскрытых преступлений может составлять 69% от общего числа предполагаемых преступников, т. е. в относительном выражении 3 тыс. 864 человека на 100 тыс. населения (идеальное число правонарушителей 5 тыс. 600 человек на 100 тыс. населения). Соотношение 69/31 выполняет функцию развития новых отношений и может быть представлено как коэффициент, равный 2236. Соответственно, теоретически предельное количество раскрытых преступлений на 100 тыс. населения будет составлять 3864Ѕ1,618 = 6 тыс. 252 преступления на 100 тыс. населения. Напомним, что это предельное количество раскрытых преступлений на 100 тыс. населения, которое теоретически должно наблюдаться в большинстве стран. Иными словами, можно предположить, что данная верхняя граница и будет тем общим критерием, водоразделом, за которым все показатели по уровню преступности будут свидетельствовать о дисгармонии. Отсюда предположим, что показатели уровня преступности большинства стран не должны переходить определенных границ, а именно от 11 до 6 тыс. 252 преступлений на 100 тыс. населения.
Мы рассматриваем мировую преступность как систему, и напомним нашим читателям о том, что любая социальная система, в том числе, разумеется, и преступность, включает в себя необходимую долю дисгармонии, призванную поддерживать стабильность, устойчивость, гармонию ее структуры, во-первых, и служить одним из потенциальных источников социальных изменений, развития, во-вторых [1]. Функции гармонии и дисгармонии, однако, с противоположными знаками - "+", "-", - выполняют все социальные подсистемы, входящие в более общие системы. Одно невозможно без другого и наоборот, однако в определенных границах, так сказать, "рамках достаточности" (например, количественно преступность как подсистема не должна превышать 5,6% от своего целого, т. е. общества как системы). Поэтому в границах мировой преступности (система) группа стран, где уровень преступности превышает пределы от 6 тыс. 252 преступлений на 100 тыс. населения выполняет функцию дисгармонии (подсистема). Как видим, положение с состоянием преступности в одной конкретно взятой стране может показаться случайностью, но в рамках целого, мировой преступности как системе, случайность оборачивается необходимостью, подчиняющейся определенной закономерности. Необходимость пробивает себе дорогу сквозь массу случайностей!
Обратимся к статистическим данным. Расположим все страны в порядке убывания в них уровня преступности (см. Приложение, табл. 1). Найдем теоретический предел преступности в 6 тыс. 252 преступлений на 100 тыс. населения и выделим страны, где уровень преступности "перешагнул" эту границу, в отдельную группу  (см. Приложение, табл. 3). Количество стран, где уровень преступности превышает 6252, стабильно и по численности населения также дает устойчивую величину (константу).
Мы знаем, что преступности, как и любой социальной системе, свойственна так называемая промежуточность, или меньшая по сравнению с природными и искусственными системами упорядоченность, следовательно, если мы используем вертикальный (статистические данные, подобранные по одному критерию за определенный период времени) и горизонтальный (построение непрерывных статистических динамических рядов статистических данных по интересующим нас параметрам, с целью получения некой средней величины (константы) за соответствующий период времени) методы, то сможем вычленить структурно-функциональные закономерности (СФЗ) его функционирования [1, c. 25-30].
Отметим, что состав группы стран, выполняющих функцию дисгармонии в мировой преступности как системе, постоянен, т. е. практически неизменно в нее включаются одни и те же страны (см. Приложение, табл. 3-10). Причем доля этих стран, устойчивая константа, в общей картине преступности в мире составляет в среднем около 5% (при выборке в 94%). Следовательно, как мы показали в предыдущей работе [1, c. 72-73], обязательно найдется другая группа стран с противоположным географическим месторасположением (север-юг, восток-запад), которая "снимет" эту дисгармонию, послужит противовесом, пропорциональным дисгармоничной части системы, восстановит в ней гармонию и, стало быть, устойчивость. Здесь действует механизм, реализующий принцип так называемого противовеса в системной целостности. К сожалению, отсутствие необходимой информации не позволяет пока более детально представить деятельность этого механизма, это - дело будущего. Ясно одно - любая дисгармония в системе вызывает к жизни некий "противовес", показатели которого ровно во столько же раз меньше (больше) среднего показателя, чтобы суметь "снять" дисгармонию, и притом его ("противовеса") размер, например в числовом выражении, обязательно должен быть пропорционален размеру дисгармонии. И в результате социальная система обретает устойчивость, равновесие, функционирует оптимально. Интересно отметить, что в социальной системе любая дисгармония всегда доставляет много "хлопот", оказывается в центре всеобщего внимания. Например, число преступников равно всего лишь 5,6% от общей численности населения всей страны, однако известно, как много пишется книг, снимается кинофильмов на криминальные темы, сложено песен, т. е. как много внимания привлекают они к себе.
Приведем статистические данные, характеризующие дисгармонию в социальной системе.
Выше чем 6252 преступления на 100 тыс. населения было зафиксировано (в скобках указана общая численность населения, групп стран, по которым мы имеем статистические данные, характеризующие уровень преступности, абсолютное число, в том числе и в процентах от всего населения Земли):
в 1993 г. из 160 стран (5133 млн 347 тыс. 400 человек, или 93,13%) в 19 странах (225 млн 812 тыс. 300 человек, или 4,4%); 
в 1994 г. из 169 стран (5238 млн 823 тыс. 100 человек, или 93,73%) в 23 странах (231 млн 913 тыс. 800 человек, или 4,43%);
в 1995 г. из 177 стран (5383 млн 721 тыс. 200 человек, или 94,95%) в 24 странах (280 млн 962 тыс. 700 человек, или 5,22%);
в 1996 г. из 177 стран (5455 млн 827 тыс. 800 человек, или 94,86%) в 24 странах (281 млн 864 тыс. 900 человек, или 5,17%). 
Таким образом, при средней выборке в 94,17% дисгармония в системе мировой преступности составила 4,8 (5,6% - идеальное распределение). Иными словами, границы  цикла развития преступности в этой группе стран не вписываются в общие рамки существования и функционирования преступности как системы (табл. 3-10).
В свою очередь найденная дисгармония в системе (группе стран, где уровень преступности превышает 6252 преступления на 100 тыс. населения) может сама рассматриваться как система. Следовательно, в структуре этой системы должна присутствовать своя дисгармония. Очевидно, группа стран с высоким уровнем преступности должна отличаться от других по определенным критериям, например такому достаточно устойчивому критерию, как доход на душу населения.
Опираясь на этот критерий и вычислив среднюю арифметическую дохода на душу населения по всей группе стран, "вносящих дисгармонию" в систему мировой преступности, мы получили две резко различающиеся группы стран - с высоким (что закономерно* ) и достаточно низким уровнем дохода на душу населения (см. Приложение, табл. 5 и 4 соответственно).
Каждая из выделенных нами групп в свою очередь есть система и, следовательно, можно указать на какую-то ее часть, подсистему, выполняющую в ней функцию дисгармонии. Так, группу стран с высоким уровнем дохода на душу населения, вычислив его (дохода) среднюю арифметическую, можно разделить на две части - страны с высоким и относительно низким уровнем дохода на душу населения. Эти последние и будут выполнять функцию дисгармонии. То же можно показать и относительно группы стран с низким уровнем дохода на душу населения. Причем соотношения во всех этих системах - от самой общей до самой "малой", включены в нее как подсистемы - сохраняются, независимо от их абсолютной величины. Иными словами, построенная нами системная модель преступности ярко демонстрирует так называемый эффект подобия, или матрешек, - каждая матрешка - от огромной до крошечной - заключает в себе другую, меньшую матрешку и все они схожи, как сестры-близнецы.
Рассмотрим подробнее структуру "дисгармонии в дисгармонии" (да простит читатель эту вынужденную тавтологию):
1) списочный состав стран, входящих в соответствующие группы, устойчив: в каждый период статистического наблюдения мы находим здесь практически одни и те же страны;
2) численность населения этих стран составляет 4,8% численности населения стран, имеющих данные по уровню преступности (см. Приложение, табл. 10);
3) названные в п. 1, 2 характеристики действительны для преступности как системы любого уровня, независимо от ее абсолютных размеров.
Результаты нашего исследования по существу совпадают с результатами, полученными Г.И. Забрянским, который вскрыл три закономерности территориального распределения преступности: неравномерность, устойчивость, криминогенную дифференциацию регионов [11, с. 42-51, 12, с. 52-58].
Неравномерность сопоставляется нами со свойством промежуточности социума, с его меньшей упорядоченностью по отношению к природным и искусственным системам (широкий спектр значений в наблюдаемой системе).
Устойчивость проявляется в пропорциональности отношения систем друг к другу (в частности, эффект матрешек). В нашем случае устойчивость мы можем наблюдать и в группе стран, где уровень преступности превышает 6252 преступления на 100 тыс. населения, и в группе стран, которые служат по отношению к ней "дисгармонией".
Более того, Г.И. Забрянский подчеркивает, что вскрытые им закономерности "зависят не только от социальных факторов развития регионов. На их возникновение, существование и судьбу оказывают влияние криминологические законы, прежде всего законы "криминального равновесия" и "нормы предела криминального насыщения". Сущность закона "криминального равновесия" заключается в том, что в каждую криминогенную нишу (класс, зону) входит определенное число регионов. Основное свойство расположения - стабильность ниши. Если какая-нибудь группа покидает свою нишу, то с высокой степенью вероятности освободившееся место занимают регионы из других ниш, сохраняя тем самым устойчивость классификации" [11, с. 50].
И в этом смысле мы согласны с Э.М. Сороко, который утверждает: "Изменения в структуре систем при заданности пространственно-временных границ последних, согласно закону сохранения, протекают так, что уменьшение (увеличение) любого из компонентов происходит только за счет увеличения (уменьшения) остальных компонентов, т. е. через перераспределение их индивидуального достояния, возможностей, ресурса" [13, с. 174].
Безусловно, "ниши" в нашем случае суть устойчивые пропорции в системе, в частности, дисгармония как ее подсистема, в которой мы с завидным постоянством наблюдаем четкую пропорциональность по отношению к системе, к общесистемным закономерностям. И стабильность "дисгармоничной ниши" поддерживается по принципу противовеса, который сохраняет баланс в системе.
Рассмотрим подробнее коэффициент кризиса - соотношение между зарегистрированными преступлениями и осужденными за тот же период времени. Составляющие этого коэффициента суть а) зарегистрированные преступления; б) осужденные.
Действия людей, признанные правоохранительными органами в соответствующем уголовно-процессуальном порядке преступлениями, регистрируются и попадают в УСУ - графа "зарегистрированные преступления". Иными словами, далеко не каждое действие может быть признано преступлением. Правоохранительная система оценивает с позиций действующего уголовного права определенный круг деяний. И только некоторые из них признает таковыми. Во многих случаях неизвестно, кто совершил преступление, но данное деяние уже регистрируется как преступление. Существующая в обществе система противовесов не позволяет правоохранительным органам государства подходить к регистрации преступлений произвольно (прокуратура, адвокатура, общественные институты, средства массовой информации (СМИ) и т. д.). В результате система обречена на n-количество зарегистрированных преступлений, конкретная число которых зависит в первую очередь от "пропускной способности" правоохранительных органов, зависящей в свою очередь от многих факторов (например, финансовых возможностей, технической "оснащенности", квалификации работников и др.). Зарегистрированные преступления - первый этап уголовного судопроизводства. Это число как бы вбирает в себя самые разнообразные составляющие, характеризующие вектор общественного развития. Здесь можно отметить и общую правовую культуру граждан, роль СМИ и многие другие параметры, влияющие как непосредственно на саму правоохранительную систему, так и на все общество в целом. Зарегистрированные преступления суть фиксированный результат, с одной стороны, возможных реакций общества на противоправное поведение отдельных его членов, а с другой - всех реализованных возможностей данного общества.
Далее, осужденные - люди, признанные виновными в совершении преступлений в результате соответствующей уголовно-процессуальной процедуры, или фактически так называемые выходные данные. Подчеркнем, что осужденные - люди, которые прошли все этапы уголовного судопроизводства, в результате которого какая-то часть зарегистрированных преступлений осталась без исполнителей. Осужденные практически оказываются своего рода конечным продуктом, этапом уголовного судопроизводства. 
Количество зарегистрированных преступлений, как и количество осужденных, мы можем представить как величины, в которых зафиксирована практическая деятельность, во-первых, правоохранительных органов в целом (прокуратура, все подразделения Министерства внутренних дел (МВД), суд и т. д.) и, во-вторых, различных демократических институтов (общественные организации, СМИ - "четвертая власть" и др.). Иными словами, мы получим результирующие величины, которые вбирают в себя все реальные силы, влияющие на деятельность правоохранительных органов в обществе.   
Таким образом, в целом коэффициент кризиса правоохранительной системы условно есть результат отношения первого ее этапа к последнему. И если данный коэффициент будет выходить за рамки функции развития новых свойств (ФРНС - 2,236), то в подавляющем большинстве случаев это будет означать кризис правоохранительной системы.
Правоохранительная система является подсистемой общей системы управления обществом. Более того, она одна из важнейших ее подсистем, потому что преступность волнует всех и всегда (в любой стране, по результатам социологических опросов, преступность рассматривается в числе трех ведущих проблем). И если между начальным и конечным этапом функционирования правоохранительной системы нет гармоничной согласованности (коэффициент в границах от 1,237 до 2,236), то с большой долей уверенности можно констатировать: правоохранительная система находится в кризисе. Более того, кризис переживает не только правоохранительная система, но и вся система государственного управления в целом, органической частью которой она является.
Именно этот процесс мы наблюдали на конкретных исторических примерах (СССР, Япония), а именно правоохранительная система не может контролировать сложившуюся криминогенную ситуацию, следовательно, государство не способно оптимально функционировать, а значит необходимо менять управление обществом (системой).
Под контролем сложившейся криминальной ситуацией мы понимаем ситуацию, когда правоохранительные органы "реагируют" на противоправную деятельность граждан общества таким образом, что у большинства членов данного общества создается субъективное ощущение безопасности проживания в данном обществе. В качестве примера можно рассмотреть, как правило, страны с высоким уровнем дохода, где в качестве осужденных привлекаются приблизительно до 60% из реально 100% лиц, совершивших преступления за отчетный период времени (см. Приложение, схема 3).
Таким образом, под контролем понимается возможность реагирования правоохранительных органов общества на криминальное поведение ее отдельных членов. Безусловно, "контролировать" преступность, ее реальные размеры правоохранительные органы не в состоянии, потому что она является объективным явлением, структура и размеры которой в своем большинстве никогда не будут точно вычислены. СФЗ преступности как социального явления присуще обществу как системе изначально без влияния конкретной субъективной воли какого-либо человека, они существуют и функционируют независимо от оптимальности функционирования конкретной правоохранительной системы. На наш взгляд, мы можем только оценить с качественной стороны, реализовавшиеся возможности правоохранительной системы по контролю сложившейся криминальной ситуации, когда большинство населения данной страны будет иметь субъективное ощущение безопасности проживания на данной территории.
Из сказанного выше следует: контроль над криминогенной ситуацией - это прежде всего эффективное обеспечение общественной безопасности, рост числа раскрытых преступлений, а отнюдь не уменьшение доли потенциальной преступности (она постоянна). Население может чувствовать себя в безопасности, быть уверенным в силе правоохранительных органов, когда из 100 реально совершенных преступлений будет раскрываться 40-50, а не 17, как сегодня в России (данные за 1966 г.).
Преступность - постоянная величина, ее не может быть больше или меньше, она как подсистема общества (как системы) взаимодействует со всеми другими его подсистемами и элементами разной степени общности пропорционально и взаимосогласовано по количественным и качественным параметрам. И все они подчинены общим СФЗ, которые есть некая универсальная средняя: не выходя в конечном итоге за пределы ее русла, даже не вопреки, а благодаря пропорциональным отклонениям и колебаниям, социум преступников [1] остается самим собой, сохраняя свою качественную определенность и способность к развитию. По точному замечанию А.М. Яковлева: "Организация общества есть социальный факт и в этом смысле является особого рода объективной реальностью, неизбежной для существования человека и человечества. Нет и не может быть общества без элементов социальной организованности, поэтому факт социальной организованности существует объективно, т. е. вне зависимости от сознания людей. Общество - самоорганизующая система в том смысле, что организация возникающих общественных отношений, их упорядочение - неизбежный, самопроизвольный в принципе стихийный процесс. Однако тип социальной, в особенности социально-культурной организации общества, конкретные черты, характеризующие "порядок жизни" в конкретном обществе есть продукт конкретного социально-исторического развития" [14, с. 18]. 
Как мы уже подчеркивали, УСУ - есть, прежде всего, характеристика результатов деятельности правоохранительных органов, а не самого преступного сообщества (в данном случае УСУ служит репрезентативной и независимой выборкой генеральной совокупности). И именно в силу этого в УСУ должны содержаться данные, сигнализирующие о том или ином поведении системы (в частности, о наступающем кризисе). Статистическое наблюдение позволяет сказать, что есть границы общественного кризиса, нарушение которых влечет за собой смену структуры государственного управления, принимаются новые конституции и т. п. (что, собственно, и является, по сути, выходом общественной системы из состояния кризиса).
Таким образом, коэффициент кризиса можно рассматривать в качестве одного из признаков, характеризующих состояние правоохранительной системы, которая в свою очередь характеризует поведение системы в целом (государство как орган управления обществом). И через отдельный элемент, через его состояние можно предсказать развитие системы в целом. Через частное можно предвидеть тенденцию в развитии общего. Например, резкий абсолютный рост числа зарегистрированных преступлений при относительно стабильном количестве осужденных за тот же период можно рассматривать как один из симптомов, показателей кризиса общества.
И, конечно же, наряду с ростом преступности в указанном аспекте, разумеется, есть много других симптомов приближающегося кризиса - экономические, социальные и т. д., которые в совокупности могут достаточно точно сигнализировать о наступающем кризисе общества.
 
2.2.2.	 Признаки системы: дисгармония

Наличие дисгармонии в системе свидетельствует о том, что: 
а) найдено общее правило, установлены границы, в которых функционирует большинство элементов и система в целом (принцип достаточности); 
б) в системе существует "невидимая" дисгармония, которая в соответствующее количество раз меньше общеустановленной границы той дисгармонии, которая, соответственно, выше установленной планки (принцип противовеса в системе). Или, другими словами, всегда на выявленную дисгармонию есть другая дисгармония - антипод первой, которая своим существованием и функционированием уравновешивает отклонения в норме, в оптимуме. Об этом свидетельствует ряд чисел, характеризующих систему по тому же качественному признаку, - удивительно низкий уровень зарегистрированной преступности на 100 тыс. населения. Подчас кажется, что он невероятно низок по отношению к видимой, наблюдаемой дисгармонии. Рассчитать конкретные размеры "невидимой" дисгармонии можно лишь приблизительно. Но согласно принципу противовеса такая дисгармония (антипод существующей и с ярко выраженным количественным описанием) обязательно должна функционировать. Не говорить об этом нельзя, хотя рассчитать ее очень непросто;
в) в каждой изучаемой системе должна присутствовать дисгармония (отклонение от общеустановленной границы, нормы), иными словами, структура целостной системы независимо от ее уровня функционирует согласно общесистемным закономерностям; 
г) размер дисгармонии по отношению ко всей системе в целом предопределен и имеет свои границы. Отсюда ее можно рассматривать в качестве индикатора функционирования системы в целом (например, при прогнозировании наступления кризиса в системе); 
д) целое не может существовать без своей части - дисгармонии - и наоборот; 
е) дисгармония рассматривается нами, с одной стороны, как элемент, признанный поддерживать стабильность, а с другой - как один из потенциальных источников изменений в развитии социальной системы [15]; 
ж) дисгармония может рассматриваться как один из основных признаков целостной системы. При ее обнаружении становится очевидно, что перед нами целостная система, наделенная смысловой и структурно-функциональной спецификой в определенных временных границах.

2.2.3.	 Функции элементов структуры уголовно-статистического учета

Здесь будут рассмотрены функции как найденных СФЗ УСУ, так и всей системы в целом. Начнем с анализа системы в целом.
Возьмем данные по уровню мировой преступности за 1996 г. Для удобства анализа всю совокупность можно разделить, например в соответствии с уровнем дохода на душу населения, на четыре группы, а именно страны с уровнем дохода на душу населения: а) с низким; б) средненизким; в) средневысоким; г) высоким.
Общей функцией системы будет функция динамического равновесия. Иными словами, части в изучаемой системе конкурируют в модуле за право доминирования, но ни одной из них "опередить" другие не удается. Но следует подчеркнуть, что перед нами не статичное равновесие пропорции, которая выражается как 1,000, а динамическое равновесие, пропорция, которая равна 1,062. Уже из названия самой функции становится понятным ее содержание, динамичное, или постоянно развивающееся, равновесие в определенных границах. При этом пропорция реальных данных составила 1,02 (идеальная 1,062), а ошибка 3,95%, гармоничных модулей - 25%.
Результаты анализа других периодов (1993, 1994, 1995 гг.) также установили ту же общую функцию изучаемой системы - функцию динамического равновесия. При этом:
1993 г. - ошибка 2,82%, гармоничных модулей - 75%;
1994 г. - ошибка 3,3%, гармоничных модулей - 50%;
1995 г. - ошибка 4,24%, гармоничных модулей - 50%.
О чем говорит функция динамического равновесия? Она говорит о том, что мир в целом стабилен, относительно спокоен. Существуют определенные ниши (критерии здесь могут быть самые различные - от уровня дохода на душу населения до криминогенной дифференциации районов). Страны, регионы, районы в указанных нишах стабильны. Конечно, возможен переход некоторых элементов из одной ниши в другую, но тут же пропорция будет восполнена структурной перестройкой других элементов изучаемой системы на основании общесистемных закономерностей. Именно в этом, на наш взгляд, и проявляется динамичное равновесие. При помощи принципа противовеса создается строгая пропорциональность между элементами в единой системе.
Приступим к анализу группы стран, которая рассматривается нами в качестве дисгармонии по отношению к группе стран, где уровень преступности не выше 6252 преступлений на 100 тыс. населения. 
Итак, 1993 г. Разбив данную группу стран на 2 подгруппы в соответствии с уровнем дохода на душу населения, проанализируем ее на МАКС-3.0 (см. Приложение, табл. 4-5).
Анализ системы показывает, что общая функция системы функция динамического равновесия (ФДР), при ошибке 2,64%, гармоничных модулей - 50%.
Анализ всех периодов представлен в табл. 6-10. Сначала определим используемые нами термины:
1. Мир - все страны мира, имеющие показатель уровня преступности за определенный период (для удобства все страны были разделены на 4 модуля, а именно с уровнем дохода а) низким, б) средненизким, в) средневысоким, г) высоким.
2. Дисгармония первого уровня - группа стран, где уровень преступности превышает 6252 преступлений на 100 тыс. населения. 
3. Дисгармония второго уровня - группа стран, у которых уровень дохода на душу населения резко отличается от подавляющего большинства стран.
Таким образом, будут анализироваться системы разного уровня (мир в целом, дисгармония по отношению ко всему миру, дисгармония по отношению к предыдущей дисгармонии, принятой за единую систему).
Из табл. 2 можно сделать следующие выводы:
1. Наблюдаемые пропорции стабильны, устойчивы в функциональном плане, несмотря на то что за определенный период анализировались разные страны и разное их количество (табл. 1).
 	Таблица 1
Страны мира по уровню дисгармонии




                               



2. Изменения в функциях не наблюдаются. Изменения в некоторых параметрах, приведенные в таблице, незначительны или несущественны, в частности, ошибки не выходят за границу 5%.
Таким образом, наблюдаемые пропорции устойчивы не только в структурном, но и в функциональном плане, а это, на наш взгляд, очень важно (подчеркнем, независимо от абсолютного размера). Величина абсолютного количества населения была всегда разная (процент выборки варьировался, с одной стороны, а с другой - абсолютная численность населения Земли постоянно растет).
Ранее было установлено, что отношение числа лиц, совершающих практически значимые для общества действия, к числу самих этих действий оказывается равным 1,618 (или так называемое золотое сечение).
Что представляет собой это "золотое сечение"? Как оно возникло?
"Из дошедших до нас источников античности следует, что золотое сечение было известно уже в Древнем Египте и использовалось для построения пирамид. Однако широкое распространение оно получило только в Древней Греции благодаря работам Пифагора. В символической записи золотое сечение в школе Пифагора имело следующий вид:
АС : СВ = АВ : АС,
где АВ - отрезок прямой; АС - большая часть отрезка; СВ - меньшая часть отрезка.
Это равенство пифагорейцы использовали для построения правильных симметричных многогранников: тетраэдра, куба, додекаэдра, а также для обозначения музыкальной гармонии. Термин "золотое сечение" ввел Клавдий Птолемей, который дал это название числу 1,618, установивший, что рост человека правильного телосложения делится именно в таком отношении. Закрепился же данный термин благодаря Леонардо де Винчи. В Древней Греции золотое сечение выступает не только как архитектурная основа построения храмов, театров, стадионов или эстетический канон произведения искусства, но и как общий принцип гармонии мира.
В средние века идея золотого сечения в основном сохраняет античный смысл. Так, в 1509 году вышла книга Фра Л. Пачоли ди Борго "О божественной пропорции", в которой автор рассматривает данную пропорцию в качестве универсального отношения, выражающего и в природе, и в искусстве совершенство красоты, называя ее "божественной", "орудием мышления", "эстетическим началом", "принципом мира и природы".
Подобно тому, как Л. Пачоли, ориентируясь на сферу искусства, привлек внимание современников к эстетической привлекательности золотого сечения, И. Кеплер в своей "Гармонии мира" установил связь золотого сечения с так называемым рядом Фиббоначи. Его ввел в математику итальянский купец Леонардо из Пизы по прозвищу Фиббоначи, который в 1202 году написал "Книгу абака" ("абак" - счетная доска), где приводится описание данного ряда. Начиная с первого числа, их ряд такой: 0, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55. Легко заметить, что каждое последующее число равно сумме двух предыдущих чисел, а отношение большего числа к меньшему равно 1,618.
Если сложить расположенные через одно числа Фиббоначи, то получим новый ряд чисел: 1, 3, 4, 7, 11, 18, 29,... и т.д., который носит название "ряда Люка". Отношение соседних чисел здесь также стремится к золотой пропорции. Сложив положенные через одно числа ряда Люка, получим новый ряд: 15, 25, 40, 65,... и т.д., который в пределе стремится к числу 1,618" [6, с. 54-55].
Благодаря найденному соотношению 1,618 ("золотое сечение") мы можем достаточно верно рассчитать количество не только преступлений, но и иных юридически значимых действий, которые, так сказать, "ожидаются" в стране с определенным количеством населения. И если официальные данные свидетельствуют о неполноте статистики юридически значимых действий, то можно рассчитать "нелегальный" сектор криминального поведения, не попавший в официальную статистику, но безусловно влияющий на формирование тенденций общественного развития, ситуацию в данном обществе в целом.  
Мы произвели лишь предварительный анализ изучаемых систем по одной характеристике за относительно небольшой период, и, разумеется, оставили широкий простор для теоретической мысли и практической работы исследователей.

? ? ?

1. Нет никаких оснований для отрицания значимости математических методов в анализе социальных явлений. Во всех случаях они равно пригодны как для естественных, так и для социальных наук.
2. Вычислены СФЗ УСУ, которые отражают некоторые общесистемные состояния, в частности, "золотое сечение" (1,618). Например, результат отношения между количеством юридически значимых действий и количеством лиц, их совершающих, стремится к "золотому сечению".
3. Вычислен коэффициент кризиса правоохранительной системы общества, который рассчитывается как отношение числа зарегистрированных преступлений к числу осужденных за то же период времени и выражается в том, что правоохранительная система конкретного общества не контролирует криминогенную ситуацию (в случае превышения значения 2,236).
4. В любой системе (как природной, так и социальной) мы можем обнаружить признаки дисгармонии - часть целого, не вписывающаяся по каким-либо качественным характеристикам в общие границы. При этом она (эта часть) имеет строго определенные размеры по отношению к целому.
5. Дисгармония может рассматриваться, с одной стороны, как элемент стабильности всей системы, а с другой - как потенциальный источник изменений в ней, в частности, социальных.



Глава 3. СТРУКТУНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ УГОЛОВНО-СТАТИСТИЧЕСКОГО  УЧЕТА В РЕГИОНАХ МИРА

					Никто не отыщет удачно природу 						вещи в самой вещи - изысканное 							должно быть расширено до более 							общего.
								Бэкон Френсис
 
Все страны мира можно распределить по регионам в соответствии с их географическим расположением - Европа, Азия, Африка, Америка. Данное распределение общепризнанно и, что важно для нашего исследования, устойчиво. Иными словами, мы можем рассматривать, например, Европу как единую систему с границами, признанными всем мировым сообществом. Территориальное деление выступает в качестве устойчивого критерия классификации, не подлежащего каким-либо резким трансформациям. Каждый регион мира можно представить как отдельно функционирующую систему, которая в свою очередь является подсистемой мира в целом как социальной системы самой высокой степени общности.
Все регионы мы будем рассматривать по следующей схеме:
а) общая характеристика региона через описание конкретного количества стран по следующим статистическим показателям: общая численность населения, доход на душу населения и уровень преступности (данные за 1996 г.);
б) сводная таблица всех перечисленных показателей (1993-1996 гг.);
в) таблица величин выборки (%) как показателя надежности полученных результатов. 
Ввиду большого количества статистических данных мы не видим необходимости в их публикации, отсюда и соответствующая структура: полные данные (1996 г.) и сводная таблица с соответствующими показателями за весь изученный период (1993-1996 гг.). 
Данные о численности населения, о доходах на душу населения и о количестве зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения взяты нами из соответствующего ежегодника энциклопедии Британники [1, 2, 3, 4]. Отметим, что в каждом номере ежегодника имеются около 50 примечаний, в которых указаны критерии объединения статистических данных. При этом сотрудниками энциклопедии сделано все возможное, для того чтобы свести их (эти данные) в единую сравнительную таблицу. 
Величина, численность преступного социума в той или иной стране исторически обусловлена и занимает "отведенное" ей место, "нишу" в системе мировой преступности, в которой существует жесткая, структурированная, иерархическая, взаимообусловленная дифференциация всех подсистем и элементов. В системе мировой преступности действует закон противовеса, закон "криминального равновесия"                  (Г.И. Забрянский): если какой-либо элемент переходит из своей в иную "нишу", то обязательны два условия, а именно: а) свободное место в другой "нише"; б) освобожденная "ниша" незамедлительно занимается другим элементов единой системы. 
Происходит своеобразная ротация. Но если у реального социума преступников есть "желание", но нет необходимых условий, то, безусловно, все останется на своих местах.  Именно в этом смысле весь мировой преступный социум есть жестко структурированная социальная система, подсистемы и элементы которой взаимозависимы.
Каждая региональная преступная система занимает свое место в общей иерархии подсистем мировой преступности как системы и утверждать, что данная "ниша" хуже или лучше другой - пустая трата времени. Утверждать, что элемент, подсистема лучше или хуже другого - значит не понимать единства функционирования системы в целом на более высоком уровне. Иерархия, жесткая взаимосвязь между подсистемами и элементами в единой системе сохраняются в силу закона противовеса, а их циклы развития, "границы существования" - согласно условию достаточности. Наличие же самих элементов как таковых в социальной системе в целом можно рассматривать как необходимое условие для ее существования и функционирования. Одни элементы, системы немыслимы без других, только в их единстве и многообразии функциональная направленность системы в целом обретает целевую направленность. И в этом смысле каждый отдельно взятый ее элемент (подсистема) играет свою роль, занимает свое место в сложном механизме ее функционирования. 
Представим ситуацию, когда конкретный элемент удален из системы. Что произойдет? Структура системы видоизменится, отношения между элементами внутри системы перестроятся, но общая функциональная направленность системы останется прежней.
Таким образом, рассматривая социальные системы различного уровня сами по себе, вне их взаимосвязи между собой, - мы заранее обречены на "тупиковую" ситуацию - безвыходное положение. Только в их взаимосвязи, только в их единстве можно выявить тенденции, закономерности развития системы в целом, в нашем случае - мирового социума преступников, так и отдельных ее элементов.

3.1. Европа

Европа разделена нами на 4 региона: Восточная, Северная, Южная, Западная (см. справочник ООН) [5]. Всего 48 стран с общей численностью населения 729 млн 494 тыс. 900 человек, или 12,6830% от численности мирового населения. Средний уровень преступности за 4 года: 4141,2 преступлений на 100 тыс. населения (табл. 3-8).
Перед непосредственным изучением приводимых ниже таблиц отметим следующее:
а) Европа в целом характеризуется высоким процентом выборки (среднее за 4 года 98,41);
б) наблюдается зависимость между доходом на душу населения и уровнем преступности, как в отдельных странах Европы (например, Дания - 28110 и 10399, Латвия - 2290 и 1606 соответственно и т.д.); для частей Европы (например, Восточная Европа 2139 и  1935,3; Северная - 16547 и 5609,9; Западная - 27492 и 6433,6 и Южная - 7961 и 3503,2 соответственно), так и для всей Европы в целом - 13093,3 и 4315,9 (данные за 1996 г.).
в) наблюдается зависимость между определенными частями внутри Европы. 
Она выражается в том, что относительно высокий показатель (в частности, уровень преступности) одной части системы уравновешивается относительно низким показателем другой, которая расположена, как правило, в противоположном направлении (север - юг, запад - восток). Таким образом, мы можем наблюдать "баланс" показателей относительно средней величины в данной системе (например, Европа), где каждая часть системы своим существованием и функционированием уравновешивает происходящие колебания в пределах достаточности. 
Или, с другой стороны, каждая часть системы (Западная Европа, Северная и т.д.) выполняет определенную функцию в системе, занимает определенное место в иерархии системы (всей Европы). Данное место в системе устойчиво, что характеризуется средними показателями, с одной стороны, а с другой - пропорционально, ведь список стран практически не изменяется, а если и происходят изменения в абсолютном размере, то они пропорциональны всей системе. Соответственно в целом система (Европа) со своими обобщенными показателями также занимает определенное место, но уже в системе более высокого уровня (весь мир).

3.2. Африка

Африка разделена нами на 5 регионов: Восточная, Центральная, Северная, Южная, Западная (см. справочник ООН) [5]. Всего 55 стран с общей численностью населения 720 млн 13 тыс. 100 человек, или 12,5182% от численности мирового населения. Средний уровень преступности за 4 года: 1149,9 преступлений на 100 тыс. населения (табл. 9-13).
Рассматривая статистику по Африке необходимо отметить следующее:
а) Африка в целом как единая система характеризуется относительно низким процентом выборки (80,1625). Такой процент выборки объясняется тем, что некоторые страны не имеют данных по уровню преступности (например, Западная Сахара, Намибия, Экваториальная Гвинея);
б) наблюдается зависимость между доходом на душу населения и уровнем преступности как в отдельных странах Африки (например, Сейшельские о-ва - 6210 и 5267, Руанда - 80 и 346 соответственно), для частей Африки (например, Западная Африка - 420 и 179,4; Южная - 1940 и 5199,4; Северная - 1849 и 1392,5; Центральная - 739 и 199,5 соответственно), так и для всей Африки в целом - 986 и 1108 (данные за 1996 г.); 
в) наблюдается  взаимозависимость между определенными частями Африки.
Она выражается в том, что относительно высокий показатель (в частности, уровень преступности) одной части системы уравновешивается относительно низким показателем другой, которая расположена, как правило, в противоположном направлении (север - юг, запад - восток). Таким образом, мы можем наблюдать "баланс" показателей относительно средней величины в данной системе (например, Африка), где каждая часть системы своим существованием и функционированием уравновешивает происходящие колебания в пределах достаточности. 
Или, с другой стороны, каждая часть системы (Южная Африка, Центральная и т.д.) выполняет определенную функцию в системе, занимает определенное место в иерархии системы (всей Африки). Данное место в системе устойчиво, что характеризуется средними показателями, с одной стороны, а с другой - пропорционально, ведь список стран практически не изменяется, а если и происходят изменения в абсолютном размере, то они пропорциональны всей системе. Соответственно в целом система (Африка) со своими обобщенными показателями также занимает определенное место, но уже в системе более высокого уровня (весь мир).

3.3. Азия

Азия разделена на 4 региона: Восточная, Юго-Центральная, Юго-Восточная, Западная (см. справочник ООН) [5]. Всего 51 страна с общей численностью населения 3 млрд. 499 млн. 217 тыс. человек, или 60,8374% от численности мирового населения. Средний уровень преступности за 4 года: 927,0 преступлений на 100 тыс. населения (табл. 16-21).
	Анализируя статистику по Азии, отметим, что:
	а) Азия в целом как система характеризуется относительно высоким процентом выборки (95,7379);
	б) наблюдается зависимость между доходом на душу населения и уровнем преступности как в отдельных странах Азии (например, Бангладеш - 230 и 64, Япония - 34630 и 1466 соответственно), для частей Азии (например, Центральная Азия - 10506 и 1288,9; Юго-Центральная - 829 и 558,2; Западная - 6416 и 1221,8 соответственно), так и для всей Азии в целом - 5192 и 946,3 (данные за 1996 г.); 
в) наблюдается зависимость между определенными частями внутри Азии. Она выражается в том, что относительно высокий показатель (в частности, уровень преступности) одной части системы уравновешивается относительно низким показателем другой, которая расположена, как правило, в противоположном направлении (север-юг, запад- восток). Таким образом, мы можем наблюдать "баланс" показателей относительно средней величины в данной системе (например, Азия), где каждая часть системы своим существованием и функционированием уравновешивает происходящие колебания в пределах достаточности.
Или, с другой стороны, каждая часть системы (Восточная Азия, Западная и т.д.) выполняет определенную функцию в системе, занимает определенное место в иерархии системы (всей Азии). Данное место в системе устойчиво, что характеризуется средними показателями, с одной стороны, а с другой - пропорционально, ведь список стран практически не изменяется, а если и происходят изменения в абсолютном размере, то они пропорциональны всей системе. Соответственно в целом система (Азия) со своими обобщенными показателями также занимает определенное место, но уже в системе более высокого уровня (весь мир).

3.4 Америка

Америка разделена нами на 4 региона: Северная, Южная, Центральная, Карибы (см.  справочник ООН) [5]. Всего 44 страны с общей численностью населения 774 млн 128 тыс. 800 человек, или 13,4590% от численности мирового населения. Средний уровень преступности за 4 года: 6375,2 преступлений на 100 тыс. населения (табл. 22-27).
Рассматривая статистику по Америке, отметим:
а) Америка в целом как единая система характеризуется относительно высоким процентом выборки (96,7162). При этом процент выборки по Северной Америке (100%), а по Латинской Америке и Карибским о-вам (93,4325%).
б) наблюдается зависимость между доходом на душу населения и уровнем преступности как в отдельных странах Америки (например, Гаити - 220 и 701, Гренландия - 16650 и 9360 соответственно), для частей Америки (например, Центральная Америка - 1899 и 957; Карибские о-ва - 5942 и 4726,3; Южная Америка - 2843 и 3416,7; Северная - 22090 и 9225,4 соответственно), данные за 1996 г.; 
в) наблюдается зависимость между определенными частями внутри Америки. Она выражается в том, что относительно высокий показатель (в частности, уровень преступности) одной части системы уравновешивается относительно низким показателем другой, которая расположена, как правило, в противоположном направлении (север-юг, запад-восток). Таким образом, мы можем наблюдать "баланс" показателей относительно средней величины в данной системе (например, Америка), где каждая часть системы своим существованием и функционированием уравновешивает происходящие колебания в пределах достаточности.
Или, с другой стороны, каждая часть системы (Северная Америка, Южная и т.д.) выполняет определенную функцию в системе, занимает определенное место в иерархии системы (всей Америки). Данное место в системе устойчиво, что характеризуется средними показателями, с одной стороны, а с другой - пропорционально, ведь список стран практически не изменяется, а если и происходят изменения в абсолютном размере, то они пропорциональны всей системе. Соответственно в целом система (Америка) со своими обобщенными показателями также занимает определенное место, но уже в системе более высокого уровня (весь мир).

? ? ? 

Анализ таблиц (с 3 по 31) позволяет утверждать:
1. Точность полученных результатов близка к 100%, потому что выборка, на основании которой они (эти результаты) были получены, близка к идеальной (к 100%).
2. Разнообразие подсистем, элементов в системе есть одна из ее качественных характеристик. Каждая подсистема, элемент системы, каждый со своей "индивидуальностью", образуют вместе с другими подсистемами и элементами некое целое (систему), подчиняющееся общим закономерностям функционирования и развития. Полученные результаты подтверждают правильность модульной теории социума (МТС), в частности, наличие достаточных условий для существования такого социального явления, как преступность. 
3. Статистические данные свидетельствуют: а) о неравномерности (широте границ); б) об устойчивости (отсутствии резких скачков); в) о стабильности преступности как социального явления, а также о том, что г) в результате сведения статистических данных в единую таблицу, мы наблюдаем "разнополюсность" колебаний численности преступности - если в целом по Африке за 1996 г. она зарегистрирована на отметке 1108,0 на 100 тыс. населения, то в Северной Америке за тот же период - 9225,4, а в Латинской Америке и Карибах - 3661,6. Если в Европе численность преступности 4315,9 на 100 тыс. населения, то в Азии - 946,3. То же самое мы можем наблюдать и в 1993, 1994, 1996 гг.
Происходит взаимное "погашение", выравнивание уровня преступности в регионах, которые, как можно заметить, находятся в противоположных сторонах, частях света (север -юг, запад-восток). И усредненное значение уровня преступности, полученное в результате вычислений, указывает нам на приблизительную численность лиц, которые были признаны преступниками по законам своей страны, и их соотношение с количеством лиц, совершивших преступления, но не признанных преступниками.
Безусловно, здесь не имеется в виду "жесткая механическая" связь между различными частями системы. Нами подразумевается средняя величина всей системы и изменение пропорций внутри нее, т. е. нам важен не абсолютный размер, а пропорции внутри целостной системы. И в этом смысле нет высокого и низкого уровня преступности, он относителен, поэтому точнее было бы говорить о пропорциональности.




Глава 4. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ  УГОЛОВНО-СТАТИСТИЧЕСКОГО УЧЕТА В ОТДЕЛЬНЫХ 
ГРУППАХ СТРАН

					Все нуждается в противовесе, 
					чтобы достичь меры и середины, ибо 						в этом заключается сущность и 
					правильное соотношение...
								    Аристотель

На основе базы статистических данных [1, 2, 3, 4] выделили четыре группы стран с уровнем дохода на душу населения: 
а) низким; 
б) средненизким; 
в) средневысоким; 
г) высоким.
Почему был выбран такой экономический критерий, как доход на душу населения?
Во-первых, он достаточно точно отражает социально-экономическое положение страны в общей иерархии стран мира, и притом достаточно просто вычисляется математически (из номинальной валовой величины национального дохода). И поэтому так же как и в 3-й главе мы можем предложить структурную типологию стран, каждая из которых будет в свою очередь представлять собой систему, подлежащую анализу.
Во-вторых, выбранный нами критерий общепризнан и широко применяется в самых различных областях (здравоохранение, образование, социальная, военная политика и т.д.).
В-третьих, не наблюдается резких и неожиданных "скачков", переходов стран из "низшей" группы в группу на несколько порядков выше (по уровню доходов на душу населения), т. е. данный критерий устойчив.
Все страны мира были ранжированы по возрастанию дохода на душу населения. Затем был вычислен средний арифметический доход на душу населения в мире за соответствующий период. И в соответствии с ним все страны были условно разделены на четыре подгруппы, название каждой из которых говорит о месте ("нише"), которое занимает данная группа в их общей иерархии.
Безусловно, указанное деление условно, не точно, но в целом оно ясно отражает факт, который мы хотели бы подчеркнуть, - существуют страны с низким и страны с высоким уровнем дохода на душу населения. Отметим, что в настоящее время наблюдается тенденция к росту уровня дохода на душу населения в мире, однако очевидно, что высокоразвитые страны также увеличивают этот показатель и, таким образом, соотношение сохраняется - страны с низким уровнем дохода на душу населения всегда останутся таковыми по отношению к странам с высоким уровнем дохода на душу населения, и наоборот. Другими словами, абсолютный показатель размера среднего дохода на душу мирового населения не играет практически никакой роли в распределении стран по группам - состав групп стабилен и устойчив независимо от абсолютных чисел, характеризующих их уровень дохода на душу населения.
Все группы стран будут рассмотрены нами по следующей схеме:
а) общий список стран мира, входящих в данную группу (данные за 1996 г.);
б) сводная таблица каждой группы стран за 1993-            1996 гг.;
в) сводные таблицы всех групп стран за период 1993-1996 гг.

4.1. Слаборазвитые

Ниже приведен список так называемых слаборазвитых стран. Отметим, что они в своей совокупности составляют большую часть  изучаемой нами системы (около 68%). При этом в большинстве стран фиксируется очень низкий уровень преступности, это такие страны, как Китай соответственно 211885 и 201, Индия, численность населения которой составляет 16,5683% от общей численности мирового населения, имеет всего 594 преступления на 100 тыс. населения, Индонезия - 30445 и 113.
	Многие страны даже не имеют такой характеристики, как уровень преступности (Заир, Чад, Вьетнам и т.д.).
	Слабостью статистического учета обусловлен и относительно низкий процент выборки (средний за изучаемый период 92,63%).
При объединении таких данных, как доход на душу населения и уровень преступности в рассматриваемых странах, напрашивается вывод о взаимозависимости между финансовыми возможностями страны и возможностями их правоохранительных органов  реагировать на криминальное поведение людей. Данный тезис, разумеется, не бесспорен, но на большом эмпирическом материале прослеживается достаточно ясно. 

4.2 Среднеразвитые

Мы условно разделили эту группу на две подгруппы: страны а) со средненизким и б) со средневысоким уровнем дохода (см. табл. 34-37). 
В этих подгруппах по сравнению с предшествующей группой стран (слаборазвитые страны) можно отметить:
а) более высокий уровень преступности (причем, чем выше уровень дохода на душу населения, тем выше уровень преступности);
б) более полный процент выборки (97,29 против 92,63).
Также следует подчеркнуть, что зависимость между доходом на душу населения и возможностью реагирования правоохранительными органами на криминальное поведение отдельных членов общества, выражающаяся в относительно высоком уровне преступности здесь также имеет место.
	Состав указанных групп стран относительно стабилен и устойчив, иными словами, в процентном отношении данные группы стран составляют стабильную долю в общемировой системе по отношению к слаборазвитым и высокоразвитым странам (страны со средненизким уровнем дохода - 14,7012 и страны со средневысоким - 4,1707 соответственно).
4.3 Высокоразвитые

Так называемые высокоразвитые страны немногочисленны, но как и другие группы стран, относительно стабильны в занимаемой ими "нише" в общемировой системе, где в относительном выражении они составляют около 12,8212% от численности мирового населения.
Отметим следующие моменты:
1. Процент выборки близок к идеальному и составляет 99,98% (практически отсутствуют страны в которых нет показателей по уровню преступности).
2. Закономерность, проявляющаяся между доходом на душу населения и уровнем преступности, имеет место и в данной группе стран, ярко выражена и не нуждается в каких-либо дополнительных комментариях.
В итоговых и сводной таблицах (табл. 40 -44), которые предлагаются вниманию читателей ниже, можно отметить следующий казус: в графе "Население", (процент от общей численности мирового населения) и строчке "Весь мир" наблюдается явное несоответствие - вместо 100% иногда встречаются десятичные числа (например, 1993 г. - 99,7475; 1994 - 99,9627; 1995 - 99,9999). Это объясняется большим массивом чисел, составляющих единую систему, и их десятичным выражением, имеющим определенную погрешность, что, соответственно, при суммировании дает допустимое отклонение.
	Отметим, что данная погрешность не может влиять и не влияет на результаты исследования сколько-нибудь принципиальным образом. Для соблюдения точности вычислений в графе "Население" результат процентного выражения округлялся до тысячных долей.
	
? ? ?

Анализ таблиц (с 32 по 44) позволяет утверждать:
1. Точность полученных результатов близка к 100%, потому что выборка, на основе которой они (эти результаты) были получены (94,1675), близка к идеальной (к 100%).
2. "Ниша", которую в своей группе занимает каждая страна, достаточно постоянна по отношению как ко всей системе в целом (имеется в виду группа стран в мире как общей системе), так и к группе стран как таковой (соответственно, сама группа стран воспринимается как единая система). Переход из одной "ниши" в другую происходит по принципу противовеса: освободившаяся "ниша" немедленно заполняется, т. е. ее занимает другая страна, в свою очередь оставившая свою "нишу", которую немедленно занимает третья страна.... Процесс этот не останавливается и идет параллельно, одновременно, обеспечивая сохранение устойчивости функционирования системы в целом. Мы говорим о странах, однако то же можно и нужно говорить о социумах преступников как подсистемах, функционирующих внутри систем более высокого уровня (т. е. стран).
3. Все диспропорции, различия (например, в уровне преступности) подсистем (модулей) и элементы формально функционирующей системы сглаживаются на уровне целого, так как в нем (этом целом, общей системе, пока она сохраняется как таковая) все они не должны переходить качественных границ достаточности необходимого, действовать в диапазоне, который вполне определен.
4. Функциональные связи между подсистемами (модулями), элементами общей системы устойчивы и пропорциональны.
5. Как правило, в странах с высоким уровнем дохода на душу населения регистрируется относительно высокий уровень преступности. Каким образом эти два показателя связаны между собой - мы пока не знаем, но можно предположить, что в странах с высоким уровнем дохода правоохранительные органы функционируют более оптимально по сравнению с другими.






Глава 5. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ УГОЛОВНО-СТАТИСТИЧЕСКОГО УЧЕТА В КОНКРЕТНЫХ СТРАНАХ МИРА

			Мир - не что иное, как постоянное 				колебание... Сама устойчивость 					есть ничто иное, как более 
			медленное колебание.
						       Монтень

5.1. Россия

Табл. 45 включает статистические данные уголовно-статистического учета (УСУ), характеризующие состояние преступности в России за 1977-1996 гг., в частности, количество зарегистрированных преступлений (первое) и количество осужденных (второе). Составив из первого и второго отношение, мы вычислили некий коэффициент (табл. 45), который постоянно увеличивается с 1977 г. и с 1988 г. устойчиво находился выше границы 2,236.
Напомним читателю, о чем говорит этот коэффициент.
С точки зрения теории соответствия пропорций и функций в модуле (социальной подсистеме) в рамках модульной теории социума (МТС), разработанной А.А. Давыдовым [1, c. 21-33], коэффициент 2,236 соответствует функции развития новых отношений в социальной системе* .
Какой же функции соответствует возросший, как в нашем случае, коэффициент?  Оказывается - кризису.
Интересно отметить, что максимальной величины он достиг в 1992 г. (табл. 45). Случайно ли это совпадение? Разумеется, отнюдь не случайно. Уточним, что мы говорим здесь об эффективности работы правоохранительных органов, ведь именно ее (эту работу), как мы уже знаем, характеризуют статистические данные уголовно-статистического учета (УСУ), на основании которых составлена табл. 45. Ранее мы отмечали, что нарушение пропорций между составляющими системы и, соответственно, - ее функций, сигнализирует о кризисе и необходимости слома, перестройки ее структуры с тем, чтобы сохранить ее качественную определенность. Колебания коэффициента от 1,237 до 2,236 - функция развития новых элементов, свойств, отношений - свидетельствуют, что система функционирует оптимально. Чтобы вернуть ее в это состояние, позволяющее эффективно контролировать криминогенную обстановку в стране, необходима структурная перестройка ее работы, прежде всего органов управления. И вот, возвращаясь к 1992 г. (напомним - максимально высокий коэффициент), мы видим начало этой перестройки: когда вместо союзного образовалось российское Министерство внутренних дел (МВД), это была отнюдь не только простая смена вывески! И притом правоохранительная система перестроилась вместе со всей системой государственного управления, управления экономикой, политикой. Все мы живые тому свидетели.
Другие примеры (СССР в период распада, Япония во время второй мировой войны, послевоенный период и до 1988 г.) подтверждают: пропорциональное соотношение между составляющими наблюдаемой системы в ситуации нестабильности выражается именно выявленным коэффициентом, и притом уверенно, постоянно. С точки зрения МТС этот коэффициент означает общее правило функционирования социума (напомним, что подавляющее большинство модулей, характеризующих социум (общество), расположено в границах от 1,237 до 2,236, или от функции развития новых элементов до функции развития новых отношений, или, иными словами, общество постоянно развивается).
Обратимся, например, к статистическим данным, характеризующим состояние преступности в союзных республиках и СССР в целом с 1986 по 1990 гг. (см. табл. 46). На табл. 46 отчетливо видно значительное превышение значения коэффициента 2,236.
Отсутствие данных по категории осужденных в период с 1991 г. не позволило нам составить таблицу до 1996 г.
Разумеется, мы можем частично компенсировать этот "пробел", обратившись к другим источникам, например [2]. Однако в работе В.В. Лунеева [2] фигурирует только число зарегистрированных преступлений, а этого явно недостаточно для анализа. Но в нашем распоряжении находится информация о выявленных лицах, совершивших преступлениях за соответствующий период (1991-1996 гг.). Очевидно, что указанная категория не совпадает с категорией осужденных. 
Для вычисления коэффициента кризиса мы можем связать количество выявленных лиц с категорией осужденных через дополнительные вычисления. А именно: для вычисления поправки коэффициента применим горизонтальный метод (чем длиннее ряд статистических данных, т. е. временной отрезок, данные за который мы анализируем, тем точнее результат).
Не трудно заметить, что полученный  в табл. 47 коэффициент тяготеет к 1,618 (так называемому золотому сечению), что говорит о стремлении системы к гармонии, оптимальному функционированию. Безусловно, до полной гармонии еще очень и очень далеко. Ведь речь идет о работе правоохранительных органов, а все мы знаем из средств массовой информации (СМИ) об уголовно-процессуальных нарушениях, должностных преступлениях, не всегда должной квалификации их сотрудников и многом другом (дисгармония). И все же система не стоит на месте, она развивается, совершенствуется, постепенно происходит отбор, отсев кадров (опять дисгармония!), приходят новые квалифицированные люди, словом, повторим - система правоохранительных органов России на пути к оптимальному функционированию, а вместе с ней как своей подсистемой (модулем) совершенствуется весь общественный организм, российское общество как система более высокого уровня.
Обратимся теперь к статистическим данным, характеризующим состояние преступности в странах СНГ за 1991-1996 гг. Известное нам количество лиц, совершивших преступление, разделим на 1,618 (коэффициент "золотого сечения") и в результате получим предполагаемое количество осужденных. Затем сведем полученные данные в новую таблицу, которая, по-видимому, должна позволить нам проследить тенденции, закономерности развития борьбы с преступностью во вновь образованных государствах СНГ. Оказалось, что в самом деле табл. 48 служит примером, ярко иллюстрирующим устойчивую тенденцию: превышение идеального значения коэффициента 2,236 обязательно приводит к структурной перестройке системы (у нас - правоохранительных органов, а после 1991 г. и всей системы органов государственного управления: достаточно сказать, что после развала СССР все независимые государства СНГ приняли новые конституции).
Статистические данные, характеризующие состояние преступности в России, более полные; и на основе выявленных нами соотношений мы дополнительно получили два коэффициента (см. табл. 49).
Коэффициент а фиксирует результат отношения количества осужденных к количеству раскрытых преступлений. Как видим из табл. 49 коэффициент а тяготеет к 1,618, т. е. к "золотому сечению": на 100 осужденных должно приходиться 161,8 преступлений, или 100 человек должны совершить 161,8 действий, которые впоследствии будут квалифицированы как юридически значимые, т. е. как преступления. Коэффициент "золотого сечения" говорит о взаимосвязи "всего со всем". Если при первом приближении кажется, что человеческие действия хаотичны, беспорядочны, зависят от желания, воли конкретного человека, то при более внимательном изучении оказывается, что рисуется картина мировой гармонии.
Наблюдая за колебаниями значений коэффициента а, можно сделать вывод о том, насколько эффективно функционирует правоохранительная система и даже где, в какой ее части, происходят "сбои".
Коэффициент б фиксирует результат отношения количества зарегистрированных преступлений к количеству осужденных. На табл. 45 можно видеть, что, начиная с 1992 г., значение коэффициента б стабильно и уверенно снижается. И действительно, правоохранительная система решительно берет ситуацию с преступностью в стране под свой контроль: мы наблюдали постепенное ослабление влияния на россиян элементов преступной субкультуры: медленно, но все же уходит мода на блатной жаргон, одновременно растет, как показывают, например, периодические опросы Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), доверие населения России к работе правоохранительных органов.

5.2. Япония

Статистические данные по Японии в период с 1941 по 1988 г. были взяты нами из Crime and criminal policy in Japan from 1926 to 1988 [3].
В результате наблюдения и измерения мы составили три таблицы (табл. 50-52).
В табл. 50 в соответствии с полученными ранее выводами о доле неосторожных преступников в построенной нами идеальной модели преступного социума [4], мы рассчитали "потребное" (здесь: среднее арифметическое) количество неосторожных преступников в Японии с 1941 по 1988 г. следующим образом:
а) предполагалось, что количество преступников в стране составляет 5,6% от общей численности населения (см. колонку 3 табл. 50-52);
б) в свою очередь число неосторожных преступников должно составлять 5,6 от общей численности преступников (см. колонки 2, 3 табл. 50-52);
в) реальное число преступлений в связи с дорожно-транспортными происшествиями (ДТП) показано в 5 колонке и должно составлять 76% от общего числа неосторожных преступлений.
Нами было получено число 87,63%. Как это можно объяснить?
Во-первых, мы оперировали средними числами, без учета индивидуальных особенностей конкретной системы, т.е. реальные показатели могут быть или выше, или ниже средних. 
Во-вторых, 47 лет далеко не предел для наблюдения динамики статистических показателей, и полученная средняя величина может не совпадать со средним значением. Что, собственно, и произошло, однако порядок чисел, их достаточно близкие значения, безусловно, говорят об их устойчивости, стабильности во времени и пространстве.
В табл. 51 мы рассчитали три коэффициента: а - отношение количества раскрытых преступлений к количеству осужденных; б - результат отношения количества зарегистрированных преступлений к количеству осужденных (коэффициент кризиса правоохранительной системы); в - отношение (в %) коэффициентов а и б.
В связи с полученными данными отметим следующие моменты:
1. Погрешность коэффициента а от идеального соотношения составила 0,0104 (практически минимальная) за 47 лет.
2. Коэффициент б:
		1) с 1941 г. уверенно, стабильно повышается, достигая "пика" в 1946 г. (капитуляция Японии во второй мировой войне 2 сентября 1945 г.; в октябре 1946 г. принята Парламентом и 3 мая 1947 вступила в силу новая Конституция);
		2) начиная с 1946 г. и до 1965 г. устойчиво снижается, после чего система (правоохранительные органы) "входит" в состояние оптимального функционирования (значение 1965 г. - 2,2671, идеальное - 2,236);
		3) начиная с 1966 и до 1988 г. вся система правоохранительных органов Японии функционирует оптимально, как и более общая система органов государственного управления, другие статистические данные ярко это подтверждают, например, в 1969 г. по объему ВНП и промышленного производства Япония вышла на 2 место в мире (после США). Доля Японии в мировом производстве развитых стран в 1976 г. составила 9,5% (2 - в 1950 г., 5,5% - в 1965 г.) [4, с. 523].
В 1977-1978 гг. можно отметить тенденцию к кризису правоохранительной системы Японии. Именно в этот период происходит смена партий в Палате представителей, объем промышленной продукции страны в 1975 г. сократился на 10,9% по сравнению с предыдущим и на 13,8% по сравнению с 1973 г. 
Таким образом, на основе наблюдения статистических данных, характеризующих состояние преступности в Японии, с помощью горизонтального метода (1941-1988 гг.), можно отметить, что коэффициент б может быть принят в качестве критерия, сигнализирующего о кризисном состоянии системы.
Более того, отметим, что если в России на фоне состояния кризиса правоохранительной системы налицо была низкая раскрываемость преступлений, то в Японии в той же ситуации средняя раскрываемость преступлений составила 68,23%. Иными словами, сам по себе процент раскрываемости преступлений не может быть прямо скоррелирован с коэффициентом, сигнализирующем о кризисе системы, - в первом из наблюдаемых случаев он был низок (Россия - 46,89%), во втором - достаточно высок (Япония - 68,23%). Этот факт объясняется тем обстоятельством, что фактически число зарегистрированных преступников - величина подвижная (в одном случае их можно зафиксировать на уровне 1% от общей численности населения, а в другом - 3%). И если в первом случае возможность показать высокую раскрываемость преступлений реальна, то во втором - она окажется достаточно низкой или возникнет другая ситуация. Так или иначе, взятый сам по себе, вне связи с другими показателями, процент раскрываемости преступлений ни о чем не говорит.


? ? ?

1. Найден коэффициент, сигнализирующий о наступлении кризиса в системе, как результат отношения числа зарегистрированных преступлений к числу осужденных, причем примеры подтвердили достаточную эффективность его применения для констатации состояния кризиса в конкретных стран (Японии, России, государствах СНГ).
2. Поведение коэффициента кризиса системы жестко коррелирует с качественным ее состоянием. Кризис разрешается через структурную перестройку как системы в целом, так и ее подсистемы (у нас - правоохранительных органов).
3. Низкий процент раскрываемости преступлений не может, на наш взгляд, служить показателем кризиса системы в целом и лишь в некоторых случаях свидетельствует о "сбоях" в работе правоохранительных органов. 
Подчеркнем, что выводы о кризисе системы делаются на основе оценки деятельности правоохранительных органов (которая и отражается УСУ), в то время, как преступность как система продолжает стабильно и устойчиво функционировать в тех границах, которые ей предопределены структурой системы более высокого уровня.
 





Глава 6. РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ: 
МЕТОДИКА ПРОГНОЗА

			Вероятностные знания - вот
			предел человеческого разумения.
						Бэкон Роджер

6.1. Система: устойчивые пропорции функционирования

6.1.1. Социум преступников

Для того чтобы понять механизмы функционирования общества как системы, недостаточно анализа данных уголовно-статистического учета (УСУ), взятых изолированно. Однако поскольку УСУ фактически является, как мы показали, репрезентативной и независимой выборкой, несущей в себе информацию о социуме преступников как подсистема общества более общей системы, то, разумеется, привлекая дополнительные статистические данные (например, об общей численности населения, региона, города, страны), мы можем представить достаточно полную картину функционирования системы в целом (общества), сделав определенные выводы о соотношении частей целого.
Говоря о системе, мы каждый раз обязаны уточнить о системе какого уровня идет речь, помнить, что любая система, подсистемы (модули) и элементы связаны, взаимодействуют между собой, а также и с другими системами разных уровней по принципу иерархии. Эта внутренняя согласованность элементов внутри целого (иерархической структуры) как раз и позволяет вычислять соотношения, сравнивать их между собой и, наконец, делать выводы и прогнозы о будущих состояниях системы, эффективности ее функционирования, закономерностях и тенденциях ее развития. Структурно-функциональные закономерности (СФЗ) соединяют невидимыми нитями наш многообразный и беспорядочный, на первый взгляд, человеческий мир.
Поэтому предупредим читателя: когда речь заходит о СФЗ УСУ*  - это значит, что мы подвергаем анализу и прогнозу в первую очередь "известные" числа, на основе которых и были вычислены СФЗ.
Рассмотрим еще раз устойчивые отношения системы (в нашем случае за систему принят мировой УСУ). На нынешнем этапе все отношения можно разделить на два больших сектора: а) преступник, б) преступление.
Отношения, характеризующие преступника, - это соотношения между числами:
1) мужчин и женщин: 89/11 - функция сохранения сложившихся свойств;
2) лиц, имеющих рецидив преступлений, и лиц, впервые совершивших преступление: 24/76 - функция баланса развития и сохранения;
3) совершеннолетних и несовершеннолетних преступников: 81/19 - функция сохранения сложившихся отношений;
4) лиц, совершивших а) умышленные и б) неосторожные преступления: 94,4/5,6 - функция сохранения сложившихся элементов;
5) лиц, совершивших а) тяжкие и б) нетяжкие преступления: 24/76 - функция баланса развития и сохранения (см. Приложение, схема 1).

6.1.2. Раскрытые и зарегистрированные преступления 

Отношения, характеризующие преступления, - это соотношения между числами:
1) осужденных и раскрытых преступлений: 62/38 - функция развития новых свойств;
2) осужденных и зарегистрированных преступлений: 69/31 - функция развития новых отношений (см. Приложение, схема 2).
Возникают вопросы: что означают эти соотношения? Какую роль они могут играть в методике прогноза развития системы? Зачем нам нужна эта усредненная картина идеальной структуры преступников и преступлений в обществе? Многие сравнивают ее (эту картину) со средней температурой в больничной палате.
Во-первых, совокупный средний показатель численности той или иной категории преступников, вычисленный по данным мирового УСУ, на основе которого и выведены предложенные соотношения, есть не что иное, как "золотая середина", оптимум, вокруг которого и происходят все количественные колебания частей целого. Географическое положение страны, количество ее населения и отклонение от среднего показателя численности той или иной категории преступников - взаимосвязаны. Возьмем к примеру женскую преступность. В Африке она составляет около 5% от общей численности преступности, в других регионах мира (Америке, Европе) - около 17-18%, в среднем по миру - 11%. Для чего нужна эта средняя величина? Дело в том, что, обнаружив отклонение от этой средней величины в одной части света /регионе/ стране и т. д., можно смело искать соответствующее ему, однако противоположное, отклонение - в другой /других (юг-север, запад-восток) относительно "золотой середины"* . И это относится к любой категории преступников. Широкая амплитуда колебаний их (категорий преступников) численности - рассматривается как достаточное условие для существования преступности (социального явления).
Во-вторых, зная устойчивое соотношение между частями целого, можно при отсутствии статистических данных достаточно точно и полно восстановить картину всего целого при наличии его казалось бы внешне не связанных характеристик (например, зная, какое количество женщин совершили преступление по неосторожности, вычислить их число в числе других категорий осужденных).
В-третьих, СФЗ УСУ позволят нам с высокой степенью надежности говорить о реальных размерах преступности и ее характеристиках.
В-четвертых, только на основании уже известных устойчивых отношений возможно моделирование целого. Например, в ситуации, когда мы знаем общий результат, но не знаем, скажем численных характеристик, каких-то частностей. Или, если по каким-то аспектам целого статистические данные есть, а по другим - нет. Построения идеальной модели целого позволяет достаточно точно восстановить общую картину. 
В-пятых, идеальная модель целого, которую невозможно построить, не опираясь на устойчивые отношения между его частями, позволяет давать достаточно точные прогнозы о состоянии и будущем развитии /крахе/ стагнации и проч. системы. Подчеркнем еще раз, что соотношение пропорциональных частей (подсистем, элементов) внутри нормально функционирующего целого (системы), закономерны и стабильны, иначе построение ее (системы) мысленной, идеальной модели невозможно.
Чаще всего нам известен результат "работы" системы (всегда можно описать систему, так сказать, качественно, а именно каково нынешнее ее состояние, находится ли система - в кризисе или в расцвете), но, отнюдь, не всегда - конкретные особенности, в частности величина тех или иных ее составляющих.
Задав известные параметры системы (ее отдельные   части) и общий результат, методология модульного анализа и конструирования социума (МАКС) может позволить, опираясь на жесткую взаимосвязь, закономерности взаимодействия между различными элементами системы, вывести значения постоянных отношений между ними и построить модуль с соответствующей функцией, который должен существовать в системе.
Иными словами, наблюдается жесткая взаимосвязь между модулями в системе, жесткое соотношение между всеми ее элементами. Это отношение служит некой результирующей функцией при анализе системы на основе МАКС-3.0. Здесь мы также можем говорить об устойчивости отношений, но уже внутри системы как целого. Без такой результирующей функции, которая может служить нам точкой отсчета, без устойчивых отношений между составляющими целого моделирование его невозможно, не стоит и пытаться. И конечно же, при этом, по точному замечания Ю.Д. Блувштейна, "... труднейшей задачей корреляционного анализа является содержательная интерпретация найденного на модели коэффициента" [1, c. 17].

6.2. Целостность - одно из главных достоинств системного анализа

6.2.1. Моделирование системы

Под моделированием (конструированием) мы будем понимать проектирование социальных модулей и систем с заданными свойствами. Этот процесс осуществляется посредством уменьшения или увеличения числа элементов и/или подсистем в модуле, или  многих модулей одновременно.
Различают два вида конструирования: а) теоретическое; б) эмпирическое.
Теоретическое конструирование "применяется в том случае, если по каким-либо модулям нет эмпирической информации. Полученные модели выступают как количественные гипотезы для последующей эмпирической верификации" [2].
"Эмпирическое конструирование используется для построения моделей различных социальных систем, по которым имеются эмпирические данные" [2]. При этом следует помнить: "Моделирование нельзя отождествлять со статистическим наблюдением и экспериментом. Например, тот или иной вариант правовой нормы может быть проверен по объему на статистическом материале. Но это не моделирование, а статистическое наблюдение" [3, с. 26].
И конечно же, мы согласны с В.В. Панкратовым, который утверждает: "Никакое определение, изображение или символизация не могут отобразить предмета во всей его конкретности, а выделяют лишь некоторый комплекс черт этого объекта. Модель должна быть изоморфна объекту, т.е. в чем-то верно отображать его качества или количества. Модель - это метод отображения или воспроизведения действительности способом абстрагирования от несущественных или по необходимости элиминируемых свойств объекта и одновременно средство экспериментирования, средство постижения сущности изучаемого объекта" [4, с. 118].
Процесс моделирования по существу есть ответ на вопрос: а что будет, если? 
Использование математического аппарата позволяет решать практически любые количественные задачи моделирования (конструирования). Качественное содержание привносит в "математический скелет" будущей модели сам исследователь. В самом деле, цифры "безлики", они с одинаковым успехом могут обозначать и, скажем, число средних школ в Москве и число преступлений, зарегистрированных за сутки в том или ином районе этого города.
При моделировании системы следует учесть тот факт, что все расчеты строятся на принципах модульной теории социума (МТС), которая предполагает, что систему можно представить как множество взаимосогласованных социальных модулей, соотношение частей которых обеспечивает ему (множеству) смысловую и структурно-функциональную специфику в определенных пространственных и временных границах.
В целом для МТС характерны:
• представление о мире как живой взаимосогласованной гармоничной системе, в которой человек, общество и природа как равноправные части образуют неделимое целое;
• взаимодействие частей целого (мира) и элементов внутри частей определяется его (целого) функциональной направленностью;
• мир един и неделим, поэтому в его изучении должна преобладать диалектика, основанная не на борьбе противоположностей, а на их единстве, т. е. на переходе "одно в другое", а "всего на все", широкое использование синтеза и логической категории "и";
• установка на открытый и активный междисциплинарный диалог науки со всеми остальными сферами человеческой культуры: искусством, эстетикой, этикой и т.д.
Мы воспринимаем анализируемую систему как единое целое, что позволяет выявить ее латентную часть и рассчитать структурно-функциональные закономерности (СФЗ) ее функционирования, в том числе и как подсистемы в системе более высокого уровня.
Целостность, на наш взгляд, один из главных принципов системного подхода, МТС.
Процесс моделирования предполагает две стороны изучаемого явления:
а) качественную - СФЗ, наличие или отсутствие качественно определенного момента (модуля) в системе;
б) количественную - непосредственный числовой прогноз того или иного модуля или всей системы в целом.
При этом под прогнозом понимается "высказывание (или высказывания), полученное в рамках некоторой научной теории и относящееся к еще неизвестным (не наступившим) обстоятельствам" [5, c. 14].
И конечно же, мы согласны с Г.А. Аванесовым, что "главное не в том, чтобы определить, например, точный уровень преступности на какой-то конкретный срок, а в том, чтобы научно предсказать тенденции и закономерности изучаемого явления относительно того или иного перспективного периода" [5, c. 7].
  
6.2.2. МАКС-3.0 одна из возможностей познания законов развития общества

МАКС-3.0 - экспертно-диагностическая система для анализа и моделирования различных видов социальных систем. Программное обеспечение МАКС -3.0 предназначено для анализа и моделирования любых социальных систем, а именно: а) людей, коллективов; б) форм и продуктов их жизнедеятельности. Например, преступность как социальное явление в целом, преступность несовершеннолетних и т.д. 
	При анализе того или иного социального явления следует помнить, что его необходимо рассматривать как самоорганизованную, самодостаточную систему, с определенными закономерностями существования и функционирования. Анализ социальной системы позволяет сказать, в каком состоянии находится система, каковы последующие этапы ее развития, а также осветить многие другие вопросы, связанные с функционированием системы.
	Моделирование социальной системы, помимо соответствующего прогноза ее будущих состояний, раскрывает перспективы целенаправленного влияния на те или иные общественные процессы.
Модель социальной реальности как система модулей, как, впрочем, и любая другая модель, не претендует на истину в последней инстанции. Ее назначение - быть основой для теоретических разработок. Поэтому представление о субстанциональной сущности социального модуля следует рассматривать только как теоретическую гипотезу, опираясь на которую можно вывести следствия, доступные эмпирической проверке.
По мнению одного из разработчиков МАКС-3.0 А.Н. Чуракова: "Ее (МАКС-3.0. - Д.Л.) отличительные особенности: в основу системы положена методология OLAP, реализована идеология автоматической системы анализа и моделирования данных в статике и динамике" [6, с. 43].
На наш взгляд, МАКС-3.0 является в конечном итоге одной из многих существующих возможностей познания законов развития общества. И конечно же, никакой самый совершенный математический аппарат не сможет точно отразить все разнообразие форм и состояний реального мира, но приблизить человеческое познание к сущностному пониманию механизма функционирования общества как единой системы - задача решаемая.
Безусловно, уровень, количество и качество информации возрастают с каждым днем, и ориентироваться в этом, на первый взгляд, хаосе и безбрежном океане чисел поможет созданное российскими учеными программное обеспечение МАКС-3.0. 

? ? ?

1. СФЗ УСУ позволяют прогнозировать тенденции развития преступности как социального явления с разных сторон (качественная и количественная).
2. Появляется принципиальная возможность попытаться реально влиять на криминогенную ситуацию в стране, в отдельно взятом регионе.
3. Благодаря выявлению результатов, отношений и результирующей, которая рассчитывается в УСУ, можно предложить властям практические рекомендации  по структурной перестройке и системы управления правоохранительных органов, и органов государственного управления, тем самым, быть может, вовремя разрешая, а еще лучше, предотвращая конфликтные ситуации в обществе.
Постановка конкретной задачи и цель исследования определяются насущными потребностями как общественного развития, так и государственного управления на разных уровнях.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На наш взгляд, в обществе и в мире в целом существует пока еще необъяснимая на сегодня, невидимая, но прочная связь в последовательности всех реальных явлений и событий. Науке еще предстоят многочисленные попытки познания объективных законов в виде исследований с целью установления механизма функционирования, как окружающего нас мира, так и общества. Но одно представляется несомненным: через отдельное, частное возможно диагностировать функционирование и развитие целого, которое, на первый взгляд, не связано прямо и непосредственно с каким-либо одним своим элементом. В частности, в качестве примера мы предлагаем рассмотреть взаимосвязь целого и единичного на реальных исторических фактах. Отметим при этом широту использования общесистемных закономерностей, на основании которых и построено программное обеспечение МАКС-3.0. 
Приведем конкретный пример. 17 мая 1998 г. состоялись выборы на пост губернатора в Красноярске, а также в Смоленске и  Карелии. Выборы можно представить по существу как структурную перестройку органов управления данной системы. На первый взгляд выборы - это борьба, например за кресло губернатора Красноярского края между конкретными лицами - В.М. Зубовым и А.И. Лебедем. Однако конкретные лица всегда суть форма проявления назревшей необходимости. И в этом случае, если таковая необходимость в изменении структуры системы управления присутствует (по показателям репрезентативной и независимой выборки), то происходят перевыборы политических лидеров с последующей перестройкой органов управления (говорить об оптимальности функционирования новых органов управления рано, но можно утверждать, что структурная перестройка органов управления необходима).
Обратимся к уголовно-статистическому учету (УСУ) правоохранительной системы регионов России.
(Напомним, что точка кризиса 2,236 рассчитывается как соотношение между числом зарегистрированных преступлений и числом осужденных за определенный временной период.) Рассмотрим табл. 53, где зафиксированы реальные данные Главного информационного центра (ГИЦ) МВД за соответствующий период. Видно, что коэффициент кризиса возрастает линейно (при этом, поскольку число осужденных нам неизвестно, мы заменили его числом лиц, совершивших преступления). Составим другую таблицу, где вместо зарегистрированных лиц, совершивших преступления, применим коэффициент 1,618 и рассчитаем приблизительное число осужденных за указанный период (учет данных по осужденным за каждый месяц не ведется, есть только число лиц, совершивших преступления). Тенденции станут отчетливее. Видно, что темпы роста коэффициента кризиса очень динамичны. В частности, правомерно утверждать, что коэффициент кризиса может проявляться не только на достаточно высоких уровнях (мир в целом, страна), но и даже в подсистемах отдельных систем (эффект подобия) - регион определенной страны (табл. 54). Приблизительные данные, полученные нами, достаточно хорошо согласуются с результатами выборов, прошедших и в Смоленске, и в Карелии, и в Красноярске. Везде выиграла оппозиция!
Наблюдаемый высокий уровень коэффициента кризиса во многих регионах России в 1998 г. за 4 месяца также ярко свидетельствует о неэффективности управления системой. Ее качественное описание на указанный период есть бесспорное тому свидетельство: смена правительства, забастовки шахтеров и многое, многое другое.
Полученные нами результаты позволяют надеяться, что программное обеспечение МАКС-3.0 послужит практическим инструментом для различных уровней обобщения статистических данных. На наш взгляд, это очень важно, ибо создание теоретической базы (модульная теория социума - МТС), на основе которой и возникает программное обеспечение МАКС-3.0, с помощью которого можно достаточно точно и верно прогнозировать социальные процессы окажется отправной точкой для дальнейших шагов по пути познания окружающего нас мира. 
Однако вернемся к ситуации выборов в России. С одной стороны, при учете результатов выборов нельзя отрицать роль конкретной личности, избирательных технологий, финансовой поддержки кандидатов и т. д. (субъективные условия), а с другой стороны, можно говорить о необходимости смены структуры управления (объективные условия).
Или, другими словами, для уверенной победы на выборах оппозиции необходимы не только субъективные условия, но и объективная потенциальная возможность для изменения структуры системы государственного управления. Она (т. е. эта возможность) в свою очередь может быть найдена при анализе УСУ, если, например, статистические данные свидетельствуют, что правоохранительные органы не контролируют ситуацию в регионе, что, конечно же, говорит о потере оптимальности в функционировании системы (в частности, государственного управления).
Таким образом, для победы на выборах в конкретном регионе нужны две группы условий:
а) объективные (неоптимальное функционирование существующей структуры управления, в частности, правоохранительной  системы);
б) субъективные (конкретная личность, финансовая поддержка, избирательные технологии и т. п.).
Только при наличии этих условий, подчеркнем в их совокупности, возможна реальная победа на выборах. По точному замечанию Елены Шаповал (доктор философских наук, профессор МГУ, вице-президент Международной ассоциации политической психологии, консультант многих ведущих российских политиков), в ходе избирательной кампании можно реально увеличить или уменьшить количество голосов поданных за того или иного кандидата, на 10-12%. 
Иными словами, без назревших объективных предпосылок для смены структуры системы управления невозможно выиграть выборы, потому что даже высоко организованная команда профессионалов не в состоянии перейти определенных границ в своем воздействии на голосующих.
В целом же мы полностью согласны с утверждением             Ю.Е. Аврутина и Я.И. Гилинского: "...... есть вещи непреходящие и одна из них - это сама логика аналитической работы, умение находить взаимосвязи между явлениями и процессами общественной жизни. А это, на наш взгляд, не может подвергаться влиянию политических конъюнктур" [1, c. 224].
ЛИТЕРАТУРА

К главе 1
1. Ли Д.А. Преступность как социальное явление. М.: Русский мир, 1997.
2. Большая советская энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1977. Т. 24. ч. 1.
3. Статистический словарь. М.: Финстатинформ, 1996. 
4. Большая советская энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1977. Т. 15.
5. Альтшуль Ю.В., Кондрашков Н.Н., Соколова Р.П. Основы статистики. М.: 1975.
6. Гаврилов О.А. Математические методы и модели в социально-правовом исследовании. М.: Наука, 1980.
7. Дюркгейм Э. Социология. М.: Канон, 1995.
8. Аврутин Ю.Е., Гилинский Я.И. Криминологический анализ преступности в регионе. Л., 1991, с. 224.
9. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. М.: Норма, 1997.
10.  Ли Д.А. Преступность в России: системный анализ. М., 1997.
11. Уэда К. Преступность и криминология в современной Японии. М.: Прогресс, 1989.
12. Холыст Б. Криминология. Основные проблемы.  М.: Прогресс, 1980.
13. Криминология в ФРГ. Минск: Наука и техника, 1969.
14. Основы криминологии в Народной Республике Болгарии.  М.: Прогресс, 1987.
15. Конев А.А. Основные криминологические характеристики латентной преступности. Омск, 1980.
16. Лунеев В.В. Объективизация криминологических показателей в системе контроля над преступностью //Криминологические и уголовно-правовые идеи борьбы с преступностью. М., 1996.
17. Свенсон Бу. Экономическая преступность. М.: Прогресс, 1987.
18. Эдвин М. Шур. Наше преступное общество. М.: Прогресс, 1977.
19. Кларк Р. Преступность в США. М.: Прогресс, 1975.
20. Criminal victimization in the United States: 1973-1990 trends. Washington: Bureau of Justice Statistics, 1992.
21. Статистика: курс лекций. М.: Инфра-М, 1997.
22. Ястремский Б.С. Некоторые вопросы математической статистики. М.: Госстатиздат, 1961.
23. Тюрин Ю.Н., Макаров А.А. Статистический анализ данных на компьютере /Под ред. В.Э. Фигурнова М.: Инфра-М, 1998.
24. Забрянский Г.И. Социология преступности несовершеннолетних. Минск: Минсктиппроект, 1997.
25. Давыдов А.А. Модульный анализ и конструирование социума. М.: ИСАН, 1994.
26. Фэрри Э. Эволюция экономическая и эволюция социальная. СПб., 1906.
27. Блувштейн Ю.Д. Методологические проблемы изучения преступности и личности преступника. М.: Акад. МВД СССР, 1975.
28.  Антонян Ю.М., Блувштейн Ю.Д. Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения. М.: Акад. МВД СССР, 1974.
К главе 2
1. Ли Д.А. Преступность как социальное явление. М.: Русский мир, 1997.
2. Криминология. М.: Юрист, 1997.
3. Г.И.Забрянский. Преступность как отражение социальной действительности. Вестн. Моск. университета. 1990. № 3. Сер. 11: Право.
4. Блувштейн Ю.Д. Методологические проблемы изучения преступности и личности преступника (логико-математический аспект) //Автореф. дисс. ...д-ра. юрид. наук. М., 1975.
5. Гаврилов О.А. Математические методы и модели в социально-правовом исследовании. М.: Наука, 1980.
6. Давыдов А.А. Модульный анализ и конструирование социальных систем. М., 1994.
7. Кудрявцев В.Н., Эйсман А.А. Кибернетика в борьбе с преступностью. М., 1964. Более подробно о развитии кибернетики в 50-60-е годы. См.: Вопросы кибернетики и права /Под ред. В.Н. Кудрявцева. М.: Наука, 1967.
8. Большая советская энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1978. Т. 30.
9. Блувштейн Ю.Д. Криминология и математика. М.: Юрид. лит., 1974.
10. Сороко Э. М. Концепция уровней, отношения, структура (к методологии социального исследования). Минск: Наука и техника, 1973.
11. Забрянский Г.И. Криминологическая классификация регионов Российской Федерации //Вестн. Моск. университета. 1993.            № 2. Сер. 11: Право. 
12. Забрянский Г.И. Методика криминологической классификации регионов //Вестн. Моск. университета. 1989. № 5. Сер: 11. Право.
13. Сороко Э.М. Структурная гармония систем. Минск: Наука и техника, 1984. 
14. Яковлев А.М. Криминология (социология преступности).  М., 1998.
15. Мертон Р.К. Явные и латентные функции. //Американская социологическая мысль. /Под ред. В.И. Добренькова. М.: Междунар. Университет Бизнеса и Управления, 1996; см. также: Merton R.K. On theoretical sociology. L., 1967. P. 94.
К главе 3
1. Britannica book of the year. Chicago: Encyclopedia Britannica, 1994.
2. Britannica book of the year. Chicago: Encyclopedia Britannica, 1995.
3. Britannica book of the year. Chicago: Encyclopedia Britannica, 1996.
4. Britannica book of the year. Chicago: Encyclopedia Britannica, 1997.
5. World population, 1996, United Nations; Department for Economic and Social Information and Policy Analysis, Population Division. Washington, 1997.
К главе 4
6. Britannica book of the year. Chicago: Encyclopedia Britannica, 1994.
7. Britannica book of the year. Chicago: Encyclopedia Britannica, 1995.
8. Britannica book of the year. Chicago: Encyclopedia Britannica, 1996.
9. Britannica book of the year. Chicago: Encyclopedia Britannica, 1997.
10. World population, 1996, United Nations; Department for Economic and Social Information and Policy Analysis, Population Division. Washington, 1997.
К главе 5
1. Давыдов А.А. Модульный анализ и конструирование социальных систем.  М.: ИСАН, 1994.
2. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. М.: Норма, 1997.
3. Ли Д.А. Преступность как социальное явление. М.: Русский мир, 1997.
4. Большая советская энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1978. Т. 30. 
К главе 6.
1. Блувштейн Ю.Д. Методологические проблемы изучения преступности и личности преступника.  М., 1975.
2. Давыдов А.А. Модульный анализ и конструирование социальных систем. М.: ИСАН, 1994.
3. Гаврилов О.А. Математические методы и модели в социально-правовом исследовании. М.: Наука, 1980.
4. Панкратов В.В. Методология и методика криминологических исследований. М.: Юридическая литература, 1972.
5. Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. М.: Юрид. лит., 1972.
6. Чураков А.Н. Информационное общество и эмпирическая социология //Социол. исслед. 1998. № 1.
Заключение
1. Аврутин Ю.Е., Гилинский Я.И. Криминологический анализ преступности в регионе. Л., 1991.
Статистическая литература
1. Преступность и правонарушения в СССР. Статист. сб. М., 1990.
2. Преступность и правонарушения (1991-1995 гг.). Статист. сб.  М., 1996.
3. Преступность и правонарушения 1996 г.: Статист. сб. М., 1997.
4. Состояние преступности в России за январь-май 1998 г.  М., 1998.
Автор будет благодарен всем читателям своей книги "Уголовно-статистический учет: структурно-функциональные закономерности", приславшим свои пожелания, замечания и предложения по адресу:

123286, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9,
Московская государственная юридическая академия,
кафедра криминологии.

 Готовится к выпуску монография, в которой будут проанализированы структурно-функциональные закономерности существования и функционирования общества как системы. Преступность будет представлена в качестве одного из элементов (подсистемы) системы, подчиняющегося общим структурно-функциональным закономерностям и соответственно имеющего определенные циклы развития, обусловленные на макроуровне в первую очередь общесистемными моментами.


Ли Дмитрий Алексеевич

Уголовно-статистический учет: структурно-функциональные закономерности

Редактор В.С. Егорова

Лицензия ЛР № 064924 от 14.01.97.

Сдано в набор 22.08.97. подписано в печать 25.08.97.
Формат 60х88/16. Бумага офсетная. Гарнитура Times.
Усл. печ. 11. Уч. изд. 12. Тираж 1000 экз. Заказ №

Информационно-издательское агентство "Русский мир"
105023, Москва, ул. Суворовская, 20

Отпечатано в Производственно-издательском
комбинате ВИНИТИ
140010, г. Люберцы-10, Октябрьский пр-т, 403
Тел. 554-21-86 



ГК РФ части первой, комментарии (Садиков)
Криминологические особенности и юридический анализ легализации денежных средств (Михайлов)
Государство в системе международного правового регулирования (Ушаков)
Юридический форс-мажор_миф или реальность (Кайгородова)
Проблемы законодательного регулирования административной ответственности в субъекте РФ (Савин)
Законодательное регулирование иностранных инвестиций в экономику России (Платонова)
Прокурорский надзор (Басков, Коробейников)
Кратология, наука о власти
ГК РФ части второй, комментарии
Правовое регулирование расторжения трудового договора по трудовому праву Великобритании (Климов)
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
American Black Walnut 8" Gavel Brand New

$12.99
End Date: Friday Jan-12-2018 17:42:27 PST
Buy It Now for only: $12.99
|
Wooden Handcrafted Wood Gavel Sound Block for Lawyer Judge Auction Sale US

$12.99
End Date: Sunday Jan-7-2018 19:30:27 PST
Buy It Now for only: $12.99
|
Wooden Handcrafted Wood Hammer Gavel Sound Block for Lawyer Court Judge Auction

$30.98
End Date: Monday Dec-18-2017 12:50:00 PST
Buy It Now for only: $30.98
|
Crisnel Gavel & Sound Block Handcrafted Walnut Wood for Judge Lawyer Student NEW

$14.99
End Date: Thursday Jan-4-2018 8:58:17 PST
Buy It Now for only: $14.99
|
Search Results from «Озон» Право в сфере бизнеса
 
Айн Рэнд Возвращение примитива. Антииндустриальная революция Return of the Primitive: The Anti-Industrial Revolution
Возвращение примитива. Антииндустриальная революция
Цитата
"Каждый, кому больше 30 лет сегодня, должен вознести молчаливую благодарность ближайшей, самой мрачной и коптящей заводской трубе, которую увидит".
Айн Рэнд

О чем книга
Кого выпускает современная средняя и высшая школа - независимых, творческих, сильных профессионалов или слабых, безликих невротиков-невежд? Что такое мультикультурность: попытка сделать мир более справедливым, разнообразным и ярким или уступка дикости нецивилизованных народов и шаг назад на пути к прогрессу? Чего на самом деле добиваются зеленые движения, маскируя под лозунгами о защите природы желание вновь загнать человека в прокрустово ложе страха и беспомощности?

Почему книга достойна прочтения
  • В ней представлен независимый, часто идущий вразрез с мейнстримом, взгляд культовой писательницы ХХ века на острые проблемы современности.
  • Книга способна не только расширить мировоззрение, но и изменить его.
  • Мысли, высказанные в книге, побуждают к развитию и воплощению своих cамых смелых желаний и стремлений в жизнь.

  • Для кого эта книга
    Айн Рэнд адресовала всем тем, "кому действительно нужен голос разума, к которому можно прислушаться".

    Кто автор
    Айн Рэнд - наша бывшая соотечественница, крупнейшая американская писательница, автор художественных бестселлеров - "Атлант расправил плечи", "Источник" - книг, оказавших мощнейшее влияние на мировоззрение людей во всем мире. Яростный пропагандист идей капитализма, свободы личности, ограничения роли государства. Создатель философии объективизма - мировоззренческой системы, снискавшей последователей и горячих приверженцев во всем мире.

    Ключевые понятия
    Разум, капитализм, прогресс, технологии, образование.

    Особенности оформления книги
    Закладка-ленточка (ляссе)

    ...

    Цена:
    509 руб

    Андре Кукла Ментальные ловушки. Глупости, которые делают разумные люди, чтобы испортить себе жизнь (аудиокнига MP3)
    Ментальные ловушки. Глупости, которые делают разумные люди, чтобы испортить себе жизнь (аудиокнига MP3)
    Цитата
    "В одну и ту же ментальную ловушку можно попасть на минуту-другую, а можно и на всю жизнь". (Андре Кукла)

    О чем книга
    О ментальных ловушках - накатанных и привычных путях, по которым мучительно и безрезультатно движется наша мысль, сжигая невероятные объемы нашего времени, высасывая энергию и не создавая никаких ценностей ни для нас самих, ни для кого бы то ни было. О том, почему мы преждевременно тревожимся или медлим в нерешительности, строим планы, которые вскоре опрокинет жизнь, или оттягиваем дело, которое давно пора начать.

    Почему книга достойна прочтения
  • Это настоящий антидот против извращенной логики, нечетких мыслей и саморазрушительного поведения, которые отравляют жизнь.
  • Книга рассказывает не только о вредоносном влиянии одиннадцати наиболее распространенных ментальных ловушек, но и о способах их выявления и устранения.
  • Она учит тому, как жить более полной жизнью и наслаждаться каждым ее моментом.

  • Для кого эта книга
    Для тех, кто хочет освободиться от изнурительных ситуаций и потери времени и каждый день добиваться все новых успехов.

    Кто автор
    Андре Кукла - доктор философии, профессор Торонтского университета, читает курсы по психологии и философии, автор более шестидесяти статей и шести книг.

    Ключевые понятия
    Психология, ментальные ловушки, качество жизни.

    ...

    Цена:
    409 руб

    Джеймс Фройнд Переговоры каждый день. Как добиваться своего в любой ситуации Smart Negotiating. How to Make Good Deals in the Real World
    Переговоры каждый день. Как добиваться своего в любой ситуации
    Цитата
    "Из каждых переговоров можно выжать максимум выгоды, применив несколько нехитрых правил".

    О чем книга
    Мы постоянно ведем переговоры, торгуемся и пытаемся получить больше, чем отдать. Эта книга написана юристом, для которого переговоры - хлеб насущный. В ней минимум теоретических рассуждений, зато плоды 25 лет профессионального опыта. Фройнд проводит читателей через множество ситуаций, указывает потенциальные ловушки и подсказывает, как не упустить свой шанс в любых переговорах, в которых вы участвуете каждый день и каждую минуту.
    Книга адресована не только профессионалам-переговорщикам и бизнесменам, но также всем тем, кто хотел бы научиться правильно покупать и продавать, добиваться повышения оплаты труда и выигрывать любые переговоры.

    Почему книга достойна прочтения
  • Эта книга впервые появилась в начале 1990-х годов, когда ее автор входил в правление крупнейшей юридической фирмы. Но и спустя 20 лет базовые принципы ведения переговоров не изменились.
  • Разбирая забавные вымышленные дела - "случай с разорванной двадцаткой", "случай осмотрительного ресторатора" и т.д. - и приводя вполне конкретные примеры из своей практики, когда за столом переговоров созидались и рушились корпорации, - Джеймс Фройнд учит читателей важнейшему искусству: договариваться.

    "Эта книга - кладезь советов по ведению ежедневных переговоров. Вы не найдете в ней высокопарной теории, Фройнд сосредоточился на практических навыках переговоров, таких как умение понимать чужие мотивы и скрывать свои. Вместо велеречивых откровений о "стратегиях" переговоров читатель получит живой и глубокий анализ нарочито тривиальных ситуаций, например, узнает, как правильно торговаться. Но кроме хитрых тактических ходов для эффективных переговоров необходимо умение рассуждать здраво. Блестящая книга Фройнда - результат десятилетий опыта - научит и тому и другому. Без сомнений, она поможет читателям стать по-настоящему "умными" переговорщиками."
    Ингемар Дирикс,
    профессор INSEAD, профессиональный фасилитатор и переговорщик,
    партнер консалтинговой компании D&AC - Negotiation Advisors

    "Джеймс Фройнд детально разобрал основные переговорные нюансы. Чтобы повысить шансы на успех, даже опытному переговорщику необходимо уметь правильно работать с информацией, своевременно привлекать агентов, использовать рычаги, "читать" другую сторону, быть готовым к сопротивлению, проявлять гибкость, быть убедительным и "включать" здравый смысл. Практичная и добротная книга от настоящего профессионала. Будет полезна как новичкам, вставшим на путь умного разрешения разногласий, так и профессионалам переговорного фронта."
    Илья Блинов,
    генеральный директор компании Milford, преподаватель НИУ ВШЭ

    Кто автор
    На счету Джеймса Фройнда, старшего партнера нью-йоркской юридической фирмы Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom, множество переговоров ценой в миллионы и миллиарды. С его участием разворачивались корпоративные битвы, сливались компании, улаживались деловые споры. Навыки переговорщика Джеймс Фройнд передавал студентам юридической школы Фордхэма и изложил свой опыт в нескольких книгах, среди которых "Переговоры по-умному" стала канонической. На пенсии Джеймс живет в своем любимом Нью-Йорке, играет в теннис и на пианино, пишет романы и продолжает вести переговоры - даже с официантами и таксистами.

    Ключевые понятия
    Переговоры, убеждение, продажа идей, победа в переговорах.

    ...

  • Цена:
    599 руб

    Масленников Роман Михайлович Наконец-то знаменит! Как стать известным в своем деле
    Наконец-то знаменит! Как стать известным в своем деле

    Советы в мире пронизанном искусством манипуляции т. н. массовым сознанием, говоря цитатой из Ильфа и Петрова: «Больше цинизма, господа, людям это нравится!» – не повредят вашему представлению о технологической монтируемости персонажей населяющих сцену театра современной жизни!

    Вадим Демчог

    Сильный личный бренд позволяет человеку: работать на своих условиях, диктовать правила клиенту, придает уверенность задавать тренды, держать какие угодно высокие цены.

    Сильный личный бренд позволяет не работать ни на кого, но – и брать ответственность за свою жизнь, проекты.

    Алексей Ситников

    Если в двух словах: нереально крутая книга.

    Если же развернуто, то лучшей книги по личному пиару я еще не встречал. Чеклисты, советы, примеры и фишки – просто бери, делай план и внедряй одну за другой. Даже конспектировать не надо – все уже законспектировано за нас.

    Андрей Парабеллум

    Искренне рекомендую всем, кто не хочет жить скучной и серой жизнью, срочно прочитать этот труд и самое главное начать его внедрять.

    Александр Белановский

    Если Вы примените опыт и находки Романа Масленникова в PR, Вам откроется главное конкурентное преимущество Вашего бизнеса на пару ближайших пятилеток, потому что личный брендинг позволит Вам феноменально снизить почти все косты.

    Бари Алибасов JR

    Итак, если Вы хотите знать и понимать:

    – Как развить личный бренд и стать известной личностью, чтобы привлекать клиентов больше и лучше?

    – Как стать известной через личный пиар, чтобы о вас говорили просто везде: в интернете, соцсетях, на ТВ, в прессе, на радио?

    – Как раскрутить бизнес через личный бренд, чтобы не тратить дополнительных денег на рекламу?

    – Как научиться самопиару, чтобы быстро начинать новое направление в бизнесе?

    – Как конвертировать личный пиар в материальную выгоду, чтобы получать клиентов уже в самом начале раскрутки персонального бренда?

    – Как «продать себя» в уже устоявшемся коллективе на привычной работе, что вас слушало начальство и коллеги относились с уважением к вам и вашим идеям?

    – Как устроиться на новую работу, имея серьезное конкурентное преимущество в виде личного бренда, чтобы не тратить лишнее время на убеждение, какой вы высококлассный специалист?

    – Как сформировать работающий личный бренд, чтобы пока вы спите, ваше имя приносило вам деньги?

    – Как повысить свою стоимость как специалиста, чтобы максимально избегать влияния экономических кризисов?

    – Какие есть инструменты продвижения личного бренда в Интернете и соцсетях, чтобы пользоваться ими эффективно?

    – Как начать «мелькать» на ТВ и в глянце, чтобы добиться узнаваемости?

    – Как выйти на новый уровень известности, чтобы вас воспринимали как достойного игрока?

    – Как «пробить» стеклянный потолок в вашей области, чтобы уже, наконец-таки «перейти в другую реку»?

    – Как стать признанным экспертом в своей области, чтобы к вам обращались за советом и платили за советы деньги?

    – Как сделать так, чтобы о вас знали только те, кому нужно о вас знать?

    – Как давать комментарии в СМИ, даже если вы очень заняты?

    – Как правильно и эффективно общаться с журналистами, даже если вы никогда этого не делали?

    – Как войти в новые тусовки и высокие сферы, как будто вы там всегда были своим человеком?

    – Сколько стоят услуги личного пиарщика, чтобы иметь право выбирать лучших специалистов и подходящих именно вам?

    – Как долго нужно раскручивать себя до уровня Звезды, чтобы спланировать свою жизнь?

    – Сколько, наконец, стоит раскрутиться личности, чтобы просчитать бюджет?

    Тогда третье издание книги «Наконец-то знаменит. Как стать известным в своем деле» – для вас.

    ...

    Цена:
    500 руб

    Коносуке Мацусита Философия менеджмента
    Философия менеджмента
    Цитата
    "Двадцатый век многое изменил в наших представлениях о менеджменте, о том, как управлять людьми для достижения устойчивых долговременных результатов. Мацусита, несомненно, был одним из лучших менеджеров этого века. Его наследие — это фундамент, опираясь на который нам предстоит построить новый менеджмент, уже двадцать первого века. "Философия менеджмента" - наша путеводная нить."
    Юрий Адлер, профессор МИСиС

    О чем книга
    Коносуке Мацусита - признанный гуру бизнеса XX века, основатель Matsushita Electric, создатель и вдохновитель брендов Panasonic, Technics и National. Однако и в XXI веке его принципы лидерства остаются примером для многих предпринимателей со всего мира. Философия менеджмента по Коносуке Мацусита — это прежде всего ответственность перед обществом, добросовестность и честность, неустанное стремление к совершенству.

    Почему книга достойна прочтения
    - Книга Коносуке Мацусита - это кладезь знаний. Из книги вы узнаете о развитии продукта, об управлении персоналом, о маркетинге, о конкуренции, о распределении ответственности и о других важных аспектах бизнеса, которые позволили Мацусите вывести свои бренды в лидеры мирового рынка.
    - В современном деловом мире, где честность, благородство и доверие — скорее исключение, чем правило, философия Коносуке Мацусита станет вашей путеводной звездой, ориентиром в ситуации нестабильности.

    Кто автор
    Когда Коносуке Мацусита было 9 лет, он поехал в город Осака на учебу. В 1910 г. поступил в Osaka Electric Light Company (ныне Kansai Electric Power) на должность техника по монтажу в отделение внутренней проводки.
    В 1918 г. основал компанию Matsushita Electric, которая в 1935 г. была преобразована в Matsushita Electric Industrial Со, Ltd, где Коносуке Мацусита занял пост президента компании. В 1961 г. Коносуке стал председателем совета директоров, а в 1973-м принял пост консультанта высшего руководства.
    В 1946 г. он основал PHP Institute для исследования и распространения идей мира и процветания общества как в духовной, так и в материальной сфере. Коносуке Мацусита умер 27 апреля 1989 г. в возрасте 94 лет.

    Отзывы:
    "Философия управления Мацуситы - это не просто набор принципов и утверждений. Это Путь, который должен "прожить" каждый руководитель. Прожить, впитать, понять и сформулировать свой."

    Байрам Аннаков, генеральный директор App in the Air



    "Уважаемый читатель, как же вам повезло - вам еще предстоит прочесть замечательную книгу "Философия менеджмента" невероятного Коносуке Мацусита. Перед вами не сборник прямолинейных нумерованных советов, а стройная философия ответственного бизнеса."

    Олег Брагинский, основатель "Школы траблшутеров" и директор "Бюро Брагинского"



    "Японское экономическое чудо показало, что кризис - время возможностей для тех, кто готов их видеть. Уникальные методы управления, созданные в этот период, помогли стране создать одну из лидирующих мировых экономик. В чем секрет? В основу всего ставятся ответственность перед обществом и умелое руководство. Убежден, что перевод этой книги на русский очень своевременен! Когда, как не сейчас?"

    Александр Бречалов, секретарь Общественной палаты РФ, Ironman



    "Удивительно интересная книга о том, как быть сильным, быстрым и эффективным, оставаясь при этом в гармонии с обществом, природой и самим собой. Отличная возможность заглянуть за кулисы японского менеджмента, чтобы понять, как, совершая простые и понятные действия, добиться впечатляющего результата. Научиться действовать косвенно, достигая при этом больше, чем напрямую. И становиться успешным, помогая развиваться и достигать успеха другим. Настоящий пример баланса целей бизнеса и собственного развития, показанный на реальных примерах."

    Евгений Дёмин, генеральный директор "СПЛАТ-КОСМЕТИКА"

    ...

    Цена:
    429 руб

    Иван Севостьянов Поисковая оптимизация. Практическое руководство по продвижению сайта в Интернете
    Поисковая оптимизация. Практическое руководство по продвижению сайта в Интернете
    Перед вами обновленное и актуализированное издание, которое поможет сориентироваться в сложном и противоречивом мире поисковой оптимизации.
    Автор приводит способы привлечения большего количества клиентов на сайт без дополнительных инвестиций в рекламу за счет создания проекта в соответствии с требованиями поисковых систем ("Яндекс", Google и др.). В книге также обобщен практический опыт ведущих российских компаний по разработке интернет-решений.
    Вы узнаете, как создать эффективную систему поисковой оптимизации с учетом новейших разработок SEO, получите конкретные рекомендации по оптимизации сайтов различной тематики, созданию с нуля проекта сайта, оптимизации структуры и средств существующего интернет-ресурса компании, увеличению коммерческой эффективности сайта компании.

    Книга адресована всем, кто начинает постигать основы поисковой оптимизации, а также будет полезна специалистам, отвечающим за поддержку веб-проектов организаций, интернет-маркетологам и руководителям IT-компаний, желающим повысить свой профессиональный уровень....

    Цена:
    403 руб

    А. В. Петроченков Business English Basic Words. Базовая лексика делового английского языка
    Business English Basic Words. Базовая лексика делового английского языка
    Учебный словарь "Business English Basic Words" продолжает серию учебных пособий "Английский с Александром Петроченковым – быстро и эффективно", выпускаемую издательством "Добрая книга". Здесь содержатся только самые универсальные, самые необходимые слова, наиболее часто употребляемые в деловом английском языке. Их необходимо знать наизусть и уметь использовать. Применение каждого слова проиллюстрировано предложениями, и таким образом будущие бизнесмены получат возможность не только создать прочную основу своего словарного запаса, но и усовершенствовать языковые познания. Еще одна привлекательная особенность словаря в том, что на его страницах предлагается с помощью юмористических рисунков проверить чувство юмора, столь важное для любого бизнесмена. Если смысл подписи к рисунку понятен, это значит, что вы владеете языком достаточно глубоко, чтобы постичь чужую культуру и воспринять тонкие оттенки мысли на английском языке....

    Цена:
    244 руб

     Корпоративная социальная ответственность / Corporate Social Responsibility
    Корпоративная социальная ответственность / Corporate Social Responsibility
    В книге представлен глобальный и национальный опыт корпоративной социальной ответственности. Какова экономическая целесообразность КСО? Существует ли противоречие между социальными задачами и стремлением к прибыли? Какие модели КСО применяются в разных странах и в разных компаниях? Какие из них наиболее эффективны? Эти и другие проблемы рассматриваются в перспективе современных экономических систем и вопросов экономической этики. Авторы, признанные эксперты и ученые из Берлина, Вены, Москвы, Санкт-Петербурга, Бонна, Санкт-Галлен и др., представляют результаты исследований ведущих университетов Европы....

    Цена:
    364 руб

    Хиз Дэн, Хиз Чип Ловушки мышления. Как принимать решения, о которых вы не пожалеете
    Ловушки мышления. Как принимать решения, о которых вы не пожалеете

    Принимать решения сложно. Еще сложнее принимать правильные решения. Когда дело доходит до выбора, наш мозг оказывается несовершенным инструментом: ему мешают предубеждения, иррациональные соображения, сомнения и даже интуиция. Как не растеряться и научиться выбирать лучший вариант развития событий – без стресса и без уступок своим страхам? Авторы этой книги предлагают четыре простых шага, которые помогут не только в бизнесе, но во всей жизни.

    Если вы стремитесь сделать лучший выбор, приготовьтесь к знакомству с четырьмя врагами, влияющими на ваши решения, и с инструментами, с помощью которых можно им противостоять.

    На русском языке публикуется впервые.

    2?е издание, переработанное.

    ...

    Цена:
    349 руб

    Станислав Воробьев Самозапуск. Возьми жизнь в свои руки
    Самозапуск. Возьми жизнь в свои руки

    Цитата В своей книге я собрал наиболее распространенные установки, которые мешают поверить в себя, взять ответственность за собственную жизнь в свои руки, стать счастливым, заниматься любимым делом, отдыхать так, как нравится, зарабатывать столько, сколько хочется, мечтать, планировать, добиваться, осознавать и реализовать свое предназначение. О чем книга Эта книга для тех, кто хочет реально изменить свою жизнь, стать счастливым, заниматься любимым делом и зарабатывать столько, сколько хочется. Для этого нужно не так много. Во-первых, надо перестать ныть и обвинять в ваших проблемах других. Во-вторых, нужно встать и что-то сделать, причем не "когда-нибудь", а прямо сейчас. В-третьих, надо усвоить реалистичный взгляд на жизнь, которая бывает весьма жестока и несправедлива. В этой книге вы найдете инструменты, которые помогут понять, почему вам пока не удается изменить свою жизнь. Увидеть это глубоко и ясно - и научиться управлять своими проблемами. Автор призывает жить "не зря", не скучно, весело, богато, красиво, со страстью, желанием, любовью, эмоциями, драйвом и кайфом. Но самое главное - со смыслом. Почему книга достойна прочтения: - Станислав Воробьев на тренингах и консультациях, а теперь и в книге, учит тому, что делает сам, каждый день на своей фабрике, в семье и жизни. - Книгу отличает глубокое содержание, легкая подача, множество баек и историй. - Если вы хотите получить инструкции, которые невозможно не понять, эта книга - идеальный вариант. Отзывы о книге: Эта книга - самородок на рынке бизнес-литературы. С первых страниц чувствуешь основной посыл Станислава - улучшить своего читателя. Не деньги заработать, не славу всемирную завоевать, не моде поддаться, а улучшить мир через развитие тебя самого. В общем, "Самозапуск" теперь входит в мой топ рейтинг книг, которые должен прочитать каждый менеджер. Максим Батырев (Комбат), автор книги "45 татуировок менеджера" В книге чувствуется понимание лидерства и успеха. В ней охватываются все сферы жизни: здоровье, отношения в семье, деньги, правила игры в системе и другие. Если у читателя есть запрос на изменения, то в книге "Самозапуск" он найдет много про себя и для себя. Борис Дьяконов, директор по управлению сервисом для предпринимателей "Точка" Стас Воробьев, спасибо тебе за книги, за тренинги и за общение, которое помогает найти в себе силы и веру в себя. Идти против общества с девизом "Я всё правильно делаю!" Александр Анашкин, чемпион мира и Европы, вице-чемпион Европы среди профессионалов по бодибилдингу и фитнесу...


    Цена:
    303 руб

    2013 Copyright © PravoBooks.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования